Меню

Актер в роли прошки в угрюм реке

Краткий сюжет, актёры и роли: «Угрюм-река» — советская экранизация романа Вячеслава Шишкова

В 1968 г. Ярополк Лапшин выпустил экранизацию романа В. Шишкова «Угрюм-река». Зрителей покорил не только увлекательный сюжет картины, но также актёры и роли. «Угрюм река» входит в Золотую коллекцию советского кино. О чём повествует эта лента? И кто сыграл в ней главные роли?

Создатели картины

В картине Ярополка Лапшина примечательны не только актёры и роли. «Угрюм-река» — это настоящая панорама жизни сибирского народа, созданная в 1932 г. романистом Вячеславом Шишковым.

Ярополк Лапшин выбрал произведение Шишкова неслучайно: режиссёр большую часть своей жизни провёл в Сибири, в Свердловской области, поэтому произведение показалось ему родным и понятным.

Превращением сюжета романа в увлекательный сценарий Лапшин занимался вместе со своим товарищем Валентином Селивановым. Помимо этого, Селиванов трудился над сценариями к фильмам «Петля Ориона» и «Дневник Карлоса Эспинолы».

За камерой во время съёмок стоял Василий Кирбижеков, также снимавший фильмы «Самый сильный» и «Алло, Варшава!».

В 1969 г. за многосерийную экранизацию романа В. Шишкова «Угрюм-река» Ярополк Лапшин получил специальный диплом ВТФ.

Краткий сюжет

Фильм «Угрюм-река» (1968 г.) повествует о жизни нескольких поколений сибирской семьи Громовых. История рода освещается начиная с описания жизни деда Данилы. В начале XX в. он слыл отъявленным мошенником: в периоды гражданской смуты путём грабежа сколотил завидное состояние на золотых приисках.

Все деньги и имущество Данила после кончины завещал своему сыну Петру и внуку Прохору. Однако перед смертью Громов-старший в письме сознался, откуда у него всё это добро.

Пётр оказался пропоицей, деловой хваткой не отличался. Поэтому все заботы о семейном предприятии легли на Прохора. На глазах у своих друзей и родных мечтательный юноша в один миг превратился в такого же жёсткого и беспринципного человека, как его дед. И хотя Прохор достиг статуса самого влиятельного человека в Сибири, «разбойничьи» гены Данилы Громова всё равно вышли ему боком.

На протяжении всего фильма на семейство Громовых сыплются отовсюду несчастья. Богатство и власть не помогают решить целую вереницу личных и семейных проблем. В конечном итоге Прохор не выдерживает напряжения и сходит с ума. Главный герой бросается со скалы в бурлящую сибирскую реку. На этом фильм заканчивается.

Актёры и роли: «Угрюм река». Г. Епифанцев в роли Прохора Громова

Согласно сюжету, Прохор Громов – это внук разбойника Данилы Громова и его прямой наследник. Прохор — сильный и трудолюбивый человек. Он отличается твёрдыми принципами и моральными устоями. И всё же внуку пришлось расплатиться с лихвой за злодеяния своих предков.

В фильме Ярополка Лапшина роль Громова-младшего сыграл Георгий Епифанцев. Актёр является уроженцем города Керчи. В 1960 г. он окончил престижную Школу-студию МХАТ.

Впервые на экранах Георгий Епифанцев появился в фильме «Фома Гордеев» Марка Донского. В образе богатого купца Гордеева исполнитель выглядел настолько убедительно, что, пожалуй, это и предопределило его участие в проекте «Угрюм-река» Лапшина.

Артиста можно увидеть в образе революционера Марка Елизарова в картине «Сердце матери», а также в фильмах «Приваловские миллионы» и «С любимыми не расставайтесь».

Георгий Епифанцев стал основателем актёрской династии: его трое детей тоже стали актёрами.

В. Чекмарёв в роли Петра Громова

Виктор Чекмарёв в экранизации романа В. Шишкова получил роль Петра Данилыча, отца главного героя.

В делах семьи Пётр Громов не играет ощутимой роли. Он, скорее, похож на иждивенца, чем на главу семьи. Все заботы после смерти Данилы Громова легли на плечи его внука. И это сломило Прохора Громова. Отцу-пропойце оставалось только со стороны наблюдать, как власть и богатство постепенно разрушают неокрепший ум его сына.

Чекмарёв Виктор Константинович — актёр киностудии «Ленфильм», мастер отрицательных ролей. В известном советском фильме «Дело Румянцева» Чекмарёву довелось сыграть опасного рецидивиста. В драме «Во власти золота» исполнитель появился в образе алчного Засыпкина. А в фильме «Поднятая целина» сыграл скрытого врага коллективизации Якова Островнова.

Другие исполнители ролей

Какие ещё впечатлили зрителя в экранизации Лапшина актёры и роли? «Угрюм-река», к примеру, вошёл в фильмографию неподражаемой Людмилы Чурсиной. Актриса редкостной красоты сыграла роль Анфисы – первой возлюбленной Прохора, которую он затем убил.

Роль Нины Куприяновой, жены Прохора, досталась Валентине Ивановой. Согласно сюжету, Прохор женился на Нине раде денег её отца (богатого купца). Анфиса, будучи не в силах простить предательство, пообещала опозорить Прохора перед всеми. За это Громов-младший убил свою любовницу.

Образ деда Данилы на экранах воплотил Афанасий Кочетков – артист Малого театра. Валентина Владимирова сыграла мать Прохора, Марью Кирилловну.

Также в фильме можно увидеть Павла Махотина, Владимира Емельянова и Гиви Тохадзе.

Источник

10 фактов из жизни актера Александра Горбатова, сыгравшего Прохора Громова в сериале «Угрюм-река»

Сегодня на нашем канале мы продолжаем знакомство с актерами сериала «Угрюм-река» . На этот раз мы расскажем 10 интересных фактов из жизни актера исполняющего главную мужскую роль — Александре Горбатове .

1. Актеру 25 марта 2021 года исполнится 33 года. Родился в Запорожье, Украинская ССР, СССР.

2. Жену актера зовут Виктория. Пара поженилась в 2018 году. А в 2019 году родилась их дочка, которую назвали красивым и редким именем — Мира.

3. Фильмография актера насчитывает 24 работы. Наибольший успех ему принесла роль Степана Астахова в экранизации романа Шолохова «Тихий дон».

4. В свободное время любит рыбачить на Дону, в Карелии, на Днепре.

5. Ради роли Прохора Громова («Угрюм-река») похудел больше, чем на 20 кг.

открытый источник

6. В подростковом возрасте серьезно занимался боксом.

7. В 23 поступил в театральный институт им. Б.Щукина. До этого учился в ПТУ, получил профессию электросварщика.

8. Умеет работать за швейной машинкой, вязать на спицах.

открытый источник

10. Ведет свою страничку в instagram, на аккаунт актера подписано больше 10 тысяч человек.

Источник

Актеры сериала Угрюм-река (2021) — Первый канал

Актеры и роли сериала «Угрюм-река» (2021)

Список актеров сериала Югрюм-река

Премьера Первого канала 2021 года – драматическая сага «Угрюм-река» по одноименному произведению Вячеслава Шишкова. Шестнадцатисерийная драма продолжает список сериалов Первого канала 2021 года. В статье: актеры и роли сериала «Угрюм-река» 2021 года, краткая информация о новом сериале и расписание показа на Первом канале.

Примечание: официально сериал снят в 2020 году, здесь отмечен как сериал 2021 года, по году премьеры на Первом канале.

Сериал рассказывает историю трех поколений семьи Громовых. Главный герой — Прохор Громов: его дед Данила нажил состояние грабежом и разбоем, отец Петр вложил деньги в бизнес и передал все Прохору по наследству. Тот обладает предпринимательской жилкой: обустраивает леса Сибири, строит сталелитейный завод, но чем больше богатеет, тем больше превращается в монстра ► содержание серий сериала «Угрюм-река»

Содержание статьи

Информация о сериале «Угрюм-река»

Режиссер: Юрий Мороз

Оператор: Александр Кузнецов

Композитор: Юрий Потеенко

Художник: Сергей Коковкин

Продюсеры: Денис Евстигнеев, Константин Эрнст

Актеры: Александр Балуев, Александр Горбатов, Юлия Пересильд, Софья Эрнст, Александр Яценко, Никита Тезин, Борис Каморзин, Дарья Мороз, Юрий Чурсин, Роман Мадянов, Николай Стоцкий, Евгения Манджиева, Ногон Шумаров, Леонид Окунев, Наталья Суркова, Виталий Кищенко, Виталий Коваленко, Анастасия Попова, Алексей Кирсанов, Юрий Миронцев, Виктор Раков, Павел Ворожцов, Сергей Степанченко, Станислав Дужников, Александр Клюквин, Юлия Хлынина

Читайте также:  Сброс в реку поля

Производство: Русский проект

Cерий: 16

Жанр: экранизация, драма, семейная сага

Возрастной рейтинг: 16+

Актерский состав сериала Югрюм-река

Краткий список актеров сериала «Угрюм-река»

Кастинг сериала занял около двух месяцев. Актеры на роли в сериале «Угрюм-река» подбирались особо тщательно, дольше всего происходил отбор исполнителей на роли Анфисы. Для роли Анфисы актрисе Юлии Пересильд пришлось кардинально сменить имидж – в сериале у героини курчавые волосы значительно более темного оттенка, чем у естественных более светлых и прямых волос Юлии. А вот актеров на роли Прохора и Петра Громовых утвердили достаточно быстро – во главе мужского актерского состава Александр Горбатов и Александр Балуев.

Актеры сериала «Угрюм-река», задействованные в главных ролях, хорошо известны зрителю. В каких еще сериалах и фильмах можно было увидеть актеров главных ролей:

  • Александр Балуев – фильмы «Благословите женщину», «Изгнание», «Олигарх», «Мусульманин», «Кушать подано!», сериалы «Жизнь и судьба», «Гибель Империи», «Преступление и наказание», «Турецкий гамбит», «Спецназ»
  • Александр Горбатов – сериалы Ненастье, «Тихий Дон», «Молодая гвардия», «Беловодье. Тайна затерянной страны», Годунов
  • Юлия Пересильд – фильмы «Невеста», «Битва за Севастополь», «Подсадной», «Пять невест», сериалы «Палач», «Есенин», «Дело гастронома №1», «Нежность», «Лето волков»

Список актеров сериала «Угрюм-река» продолжают Софья Эрнст, Александр Яценко, Никита Тезин, Борис Каморзин, Дарья Мороз, Юрий Чурсин, Роман Мадянов, Николай Стоцкий. Полный актерский кастинг с фото представлен ниже.

Источник



Александр Горбатов: «Ради роли в «Угрюм-реке» я похудел на 23 килограмма»

«В центре стола сидит Олег Павлович Табаков. «Откуда?» — «Я из города Запорожья». — «Сколько тебе?».

«В центре стола сидит Олег Павлович Табаков. «Откуда?» — «Я из города Запорожья». — «Сколько тебе?» — «Двадцать три». — «Чем ты занимался?» — «Я электросварщик, контролер ОТК, наладчик электродуговой печи, неоконченный инженер черной металлургии по совместительству». Тут Табаков как начал хохотать», — вспоминает актер Александр Горбатов.

— Все долго ждали выхода сериала «Угрюм-река». И вот 3 марта — премьера в «Пионере», а потом фильм увидят зрители Первого канала. У вас там главная роль — Прохора Громова. Как вы попали в этот многообещающий проект?

— Я снимался в проекте «Варгазея». На третий или четвертый день приехал на площадку, вышел из машины, а рядом выходит из авто продюсер Денис Евгеньевич Евстигнеев. Разговорились, и он сказал: «О, послушай, мы пять лет пишем сценарий, хотим снять «Угрюм-реку». Снимешься?» — «А я там кто буду?» — «Прохор Громов. Интересно?» — «Интересно». И мы ударили по рукам, это было за год до начала съемок.

— Вы же наверняка видели первый фильм с Людмилой Чурсиной и Георгием Епифанцевым. С такими опасно соревноваться…

— Видел, но в глубоком детстве, лет в двенадцать. Слушайте, волков бояться — в лес не ходить. Мы никак не пытались переплюнуть тот старый фильм, ни с кем не соревновались. Снимали фильм, который очень актуален для нашей страны в связи с тем, что сейчас происходит. И главный герой там строит город Солнца, город мечты. А то, что он на пути к мечте становится монстром, — это уже другая история. Дело второе.

— Сложно было его играть?

— Самое сложное было похудеть. Я же не мог себе позволить играть Прохора в молодости с весом 110 килограммов. А до этого я снимался у Сергея Урсуляка в «Ненастье» в роли «афганца» Сереги Лихолетова, и Сергей Владимирович просил, чтобы я был мощным, крупным, это был такой ход. И вот мне пришлось срочно худеть, я отменил полностью продукты фодмап (содержащие короткоцепочечные углеводы. — Прим. ред.) и два раза в день занимался спортом. Скинул вес до 87 килограммов.

— Почему все-таки на роль Про­хора выбрали именно вас? Есть у вас что-то общее с ним?

— Думаю, да. В детстве я жил в Запорожье, это территория Украины. Когда развалился Советский Союз, страны стали нищими, кто-то наживался, кто-то бедствовал. Я рос в простой семье и боялся, что никогда не получу образование, потому что за него надо платить, а денег таких нет. Боялся, что никогда не стану Александром Владимировичем Горбатовым, а буду всегда Сашкой, газоэлектросварщиком, контролером ОТК, наладчиком электродуговых печей — на этих должностях я в молодости и работал. Боялся, что так и останусь на заводе, что у меня будет алкоголизм, непонятная жена и непонятные дети, обреченные на такую же жуткую и беспросветную жизнь, как у меня. И эту реальность я щупал, о чем не жалею ни капли, я многое из своего прошлого принес в профессию. Но не представляю, что было бы со мной, если бы я остался в Запорожье. Мне в боксерском зале мой тренер, человек мудрый и многое в жизни повидавший, говорил: «Старик, у тебя другого склада характер. Ты романтик. Все, что ты мог здесь понять, выучить, усвоить, ты уже получил. Пора найти свой путь». Я ему абсолютно доверял, но не знал, куда мне идти. Вокруг была безысходность…

Я устроился на ферросплавный завод. Плавил металл, шесть тысяч пятьсот температура плавления, четыре пятьсот на выпуске. Первая сетка вредности. На горне должно работать семь человек, мы работали вчетвером, чтобы получать больше денег. И эти деньги я семье отдавал — бабушке с мамой — и любимую свою содержал. Она была на тринадцать лет меня старше. Шикарная женщина. Это она дала понять, что если ты мужчина, то должен зарабатывать. И я для нее старался. Очень ее любил, но понимал: сколько я ни зарабатываю, сколько для нее ни стараюсь — чувств там нет. Я ощущал, что мной пренебрегают. Это было больно, но дало большую пищу для размышлений. Мне вообще не для кого было в Запорожье оставаться. Помню, я как раз подъезжал к проходной завода, когда пришло решение: увольняюсь. Шагнул в неизвестность, без разницы — куда. Знал только, что в городе не останусь. И вот параллель с Прохором в «Угрюм-реке»: он тоже говорил в начале романа: «Тошно мне тут, тошно». И я это его состояние понимаю, мне самому было тошно в моем городке. Прохор рассуждает: мол, ты растешь и хочешь увидеть краюшечку земли, о которой написано где-то там, увидеть лично, своими глазами. И ты даже не знаешь, а есть ли на самом деле эта Япония, есть ли эта Америка… Может быть, нас обманывают, может быть, этого нет? Может, вот он мир, и все, и дальше ничего. Прошка Громов неугомонный, он мечтатель, фантазер, он выскочил из своей прежней жизни и хочет идти дальше.

— А не страшно было уезжать?

— Страшно было, что я уеду, и мамы с бабушкой не станет. Я чувствовал, что так и случится. И не ошибся. Моя мама всегда говорила: «Не дрейфь, даже если будет казаться, что сейчас все потеряешь, иди за правдой, за мечтой». Она меня воспитывала как мужчину. А бабушка была шебутная. Она и сама мне как мама, очень меня любила, и я ее… Мои родители расстались, когда я был маленьким. И я всегда ощущал, что моя семья — это только мама и бабушка. Я рано понял, что я мужчина и глава. Наверное, началось это, когда меня на базаре поставили, как смазливого мальчугана, продавать чеснок. Мы с бабушкой Катей и до этого торговали на рынке курями, редисом и чесноком. А тут выяснилось, что я один могу распродать все что хочешь. Я даже валюту на базаре в 12 лет продавал. Был у меня товарищ — Гарик, гораздо старше, он дал первые познания в валютном рынке. Когда мне было 16—17 лет, с моей мамы на улице внаглую сняли дубленку. И знакомый сказал: я знаю кто, пойдем. Мы зашли в заведение, я увидел этого человека, подошел, взял за ухо и пригрозил, что если еще раз — оторву. Дубленку я забрал. И мне было совсем не страшно. В свои 16 лет я понимал этот мир и его главный закон: кто сильный, тот и прав.

Читайте также:  Обрушение берегов в реках

— Ну, то есть у вас было свое «ненастье», как в фильме по роману Иванова, в котором вы значительно позже снялись.

— По сути, «Ненастье» — город Запорожье, город Екатеринбург, практически любой провинциальный город. Везде на периферии — «ненастье». И везде есть талантливые ребята, которые там гибнут: одни сидят на игле, других закрыли. Нам в Запорожье говорили: «В 19 ты еще не сидел? Будешь». За что? Не важно, пусть за лоток яиц. Меня бокс от этого спас. Я в 13 лет им заниматься стал — после того, как меня побили. Любой мальчишка хочет поквитаться. Я был способным, быстро рос. Стычки становились все серьезней. А это усугублялось тем, что скучно стало жить, неинтересно, бессмысленно, как будто закончился вокруг кислород. Очень вовремя я уехал, считаю…

— И куда же вы отправились?

— В Ступино, где жил мой дядька. Он меня с горем пополам принял, потом устроил на работу, чтобы я на его шее не сидел. Я строил какой-то цех сутками с ребятами из Волгограда, с ними же жил. Готовился в институт прямо во время работы. Под краном стоял, стропил плиту перекрытия и в этот момент читал стихи, или пел песню, или басню рассказывал сам себе. Они на меня смотрели как на идиота, на умственно отсталого. Они не понимали. Я же не мог им сказать — ребята, поступаю в театральный.

— А почему именно в театральный? Здесь же огромное количество разных институтов. Или вам сказали: ты такой красивый, два метра ростом, косая сажень в плечах, роскошно на гитаре играешь…

— Родня любит вспоминать, мол, троюродная сестра сказала, что надо пойти в театральный, у тебя есть задатки. Но не думаю, что это было решающим. Мне было 23 года, за плечами вечерняя школа, ПТУ и профессия газоэлектросварщика. Я могу рассказывать про зов сердца и прочее, что тоже присутствовало, но важнее было понимание: театральный — единственное место, куда я мог поступить, не имея ни денег, ни крепкого базового образования, но имея какие-то способности. Это был шанс выскочить из «ненастья».

Я поступал в три вуза — в «Щуку», Школу-студию МХАТ и ГИТИС. Пришел в «Щуку», смотрю — мальчики-девочки с мамами-папами, все дрожат. А я этого волнения не понимал, пер напролом. Заволновался, только когда меня с первого же тура «скинул» один педагог. И я сейчас понимаю почему — из-за внешнего вида. Выглядел я странно. Не представлял, как лучше себя подать, и надел все самое красивое. У меня были супермодные джинсы, кроссовки, футболка в стразах, на шее модный, по моим понятиям, шарфик. Я выглядел как симферопольская проводница. Она из Симферополя выезжает — на ней только серебряное колечко и тонкая цепочка, а когда подъезжает к Москве — серебро, золото, бижутерия, цепочки, брошки. А почему? Чтобы знали все, что живет она хорошо и все у нее есть. Вот у меня та же история. Я не хотел выглядеть жалко, а в итоге выглядел как идиот. Я же не знал, как в Москве все устроено.

Когда в Щукинском не получилось, я побежал в Школу-студию МХАТ. Прибегаю: девять девок — я один. Буквально. И девки пафосные — из «ВИА Гры» какой-то новой поступают прямо толпой… Брусникинцы сидят, экзамены принимают. Просят представиться, прочитать отрывок. Читаю Хармса. Слышу равнодушное «спасибо», выхожу. И вдруг передо мной материализуется кот Матроскин с голубыми глазами: «Постойте здесь!» — и я замираю, потому что это сам Табаков! Стою, у меня улыбка от уха до уха. Открывается дверь, и меня снова просят зайти. Захожу и не узнаю брусникинцев — они поменялись в лице, более добрыми стали. В центре стола сидит Олег Павлович. «Откуда?» — «Из города Запорожья». — «Сколько тебе?» — «Двадцать три». — «А что армия?» — «Какая армия? Нет, армии нет. Я гражданин России, а вырос на Украине, не могли призвать ни те, ни другие, так получилось». — «Чем занимался?» — «Я электросварщик, контролер ОТК, наладчик электродуговой печи, неоконченный инженер черной металлургии по совместительству». Тут Табаков начал хохотать. Говорит: «А что ты читал?» — «Хармса». — «Ну ладно. Ну-ка расскажи, что в городе-то твоем было?» Я давай ему рассказывать про город. «Ты про Крым сказал, что у тебя бабушка оттуда». Я говорю: «Да, слушайте, вот у нас в Крыму…» И стал рассказывать про крымскую жизнь. Он долго слушал, потом говорит: «Не надо ничего читать. Спасибо. Подожди». Я жду. Выходит девочка: «Вы на конкурсе». То есть я перепрыгнул через несколько ступеней и мне не нужно было ходить на вто рой и третий туры. Я вышел, счастливый, и вдруг вижу — девчонка, с которой я поступал и которую тоже скинули с первого тура в «Щуке», радостная скачет, как в «Приключениях Шурика. ». Я удивился, а она говорит: «А я на второй тур в «Щуке» прошла. Нашла лазейку — можно договориться еще раз». И я туда прибежал, меня записали на прослушивание недели через две. И стал лихорадочно искать педагога по актерскому мастерству в Ступино.

Нашел мужика, который раньше учился в «Щуке», а потом в Ступино вел кружок. Он сказал: «Найди материал мужской, убери пафос, оденься как человек: строгие брюки, рубаха, ботинки». Мы поехали с теткой, купили брюки, туфли, а рубашку и жилет я одолжил у брата. В общем, пре­образился. Экзамены принимала Нина Дворжецкая. Начинаю читать — и вдруг вижу эти ее фантастические зеленые глаза… Тут я понял, что она — мой учитель, хочу только сюда и только к этой женщине. А другое как отрезало. И Табаков с МХАТом, и ГИТИС, куда преподающий там Геннадий Назаров меня тащил буквально за руку и говорил: «Какой у тебя рост? Метр девяносто восемь? Такая фактура, там обалдеют!» Курс в ГИТИСе набирал Каменькович, я что-то читал, потом он попросил спеть, а у меня, как назло, вылетели из головы все песни. Единственная, которую я вспомнил, была «Ядрена вошь» «Сектора Газа». Стал петь ее. От текста этой песни у Каменьковича съехали очки. Он говорит: «Подождите! Это ваше творчество?» — «Нет, это «Сектор Газа». Он на Назарова смотрит, мол, кого ты привел? Потом говорит: «Покажите, пожалуйста, предмет». А я, так как я на стройке работал, стал показывать дрель: «Тра-та-та-та-та». Он спрашивает: «Это пулемет?» — «Нет, это дрель». — «Почему ее у вас так колбасит?» — «Так она китайская». — «А почему вы прекратили?» — «Так она испортилась». Мы хохотали, я ему понравился.

Читайте также:  Краткое содержание рассказа главные реки драгунский для читательского дневника

— То есть на самом деле вы проходили во все три института?

— Да. Но я выбрал «Щуку» и курс Нины Игоревны Дворжецкой. Две недели после поступления ходил обалдевший. Я оптимист, но жил трудно, привык — везде одни проблемы. А тут раз — и счастье огромное. Попал на другую планету. Рядом вдруг люди, которых я в кино видел: Нина Михайловна До­рошина, Люд­мила Васильевна Мак­са­кова, Ва­силий Семенович Лановой. Мне казалось, что я как Гарри Поттер, который попал в Хогвартс. А потом меня охватил страх, что могут отчислить. Я схватился за учебу намертво и пахал не останавливаясь. В конце первого курса не справился с напряжением, гульнул, а утром мне было так плохо, что я не смог прийти на экзамен. Среди однокурсников поднялась паника: они не верили, что такое возможно, думали, что со мной случилась беда. Но ничего, обошлось…

— Мама что сказала, когда увидела вас на сцене Вахтанговского театра?

— Мамы не стало в 2013-м, я еще был студентом. А потом началась эта история с Украиной. Я снимался в Крыму, и мне был запрещен въезд на родину. У меня бабушка умирала по телефону… Спасибо тем людям, которые находились в тот момент с ней рядом.

— Вы начали сниматься студентом, и ваша первая большая роль — сразу в «Тихом Доне» у Сергея Урсу­ляка. Как он вас заметил?

— Это случайность. Меня не на роль брали, а на эпизод. Я пришел на пробы, сидит Урсуляк. А на стене сзади него приклеенная скотчем бумажка: «Не рассказывайте мне про своих предков-казаков, я знаю». Ну потому что все, кто к нему приходили пробоваться на «Тихий Дон», заводили одну и ту же песню, чтобы понравиться: мол, предки — казаки.

— А у вас, кстати, есть предки казаки?

— Казаки — вся порода дедовская, маминого отца. Недаром фамилия-то мамина девичья Ведмиденко. В общем, Урсуляк сразу к делу приступил: «Роман читал? Кого хотел бы сыграть?» — «Мужа Аксиньи, Степана Астахова». — «А почему?» — «Вы знаете, мне кажется, эта роль более затратная, более сильная, я ее вижу не так, как в старом фильме сделал Герасимов». — «Да, интересно, давай поговорим…» И мы душевно поговорили. Но он сразу сказал: «Понимаешь, роль большая, а ты еще маленький как артист. Не как человек, а как артист». Я говорю: «Дайте мне возможность повзрослеть».

— Какой вы, однако, дипломат.

— Слушайте, я на базаре вырос! Поэтому не растерялся… На этом мы разошлись. А потом меня опять вызвали — я думал, снова на эпизод. Но Урсуляк спросил: «Сыграешь Астахова?» Отвечаю: «Не вопрос».

— После «Тихого Дона» Сергей Урсуляк вас не забыл, и вы у него сыграли одну из своих главных ролей — Сергея Лихолетова в «Ненастье». Не захотел с вами расставаться и режиссер «Угрюм-реки» Юрий Мороз и снял вас в «Содержанках-3», которые мы скоро увидим в онлайн-кинотеатре START. За довольно короткий срок у вас сформировалась блестящая фильмография: «Годунов», «Тайна печати дракона», «Анна Каренина», «Ржев», «Мурка», «Полет» и другие картины. На стадии съемок много­обещающие проекты, где вы играете исключительно главные роли. Чтобы так развивалась карьера, нужно заниматься только ей?

— Нет. Карьера, съемки — это не главное. Я знаю, откуда я вышел и к чему иду.

— К семье иду. Все остальное — ничто по сравнению с ценностью семьи. У меня прекрасная жена и прекрасная дочка. И я хочу еще детей. Минимум четверых. Мир не ограничивается театром и кино. Если у меня не будет получаться в этой профессии — не страшно. Я найду свое и буду заниматься тем, что нравится. Вот мне не дали развернуться и состояться в родном городе — и я ­уехал. Если мне не дадут развернуться в этой профессии или в этом городе, я развернусь и уеду туда, где смогу делать то, что хочу. Я урок усвоил.

— Как вы познакомились с женой Викторией?

— Я ее зову Вики, Ика, Викос. Много интерпретаций… Это было 24 декабря 2017 года. В общей компании на дне рождения нашего общего знакомого. Мы с Викой просто оказались рядом, болтали… Главное — я перед собой увидел женщину с породой. А я хулиган, дворняга. Меня к этому тянет, потому что благородство не приобрести, с ним рождаются. И понеслось.

— Любовь с первого взгляда?

— Я бы не сказал, что это любовь с первого взгляда. Я уже был тогда не таким наивным безумцем. Но меня как магнитом потянуло к тому, что я увидел: воспитание, цельность, на­дежность, перспектива, преданность. Я знаю: что бы ни случилось, она возьмет ребенка в охапку и хоть в одних трусах, хоть голая побежит за мной на край света, на эшафот. И я это очень ценю, люблю и дорожу этим.

— Наверное, грузинская жена — это бонус особенный. Ну, кроме того, что она очень красивая.

— Это как чача. Ты пьешь, и вроде все хорошо, а потом встать не можешь.

— Вы с Викой венчались в главном кафедральном соборе Батуми. Это очень красиво, но очень ответственно. Многие такого шага опасаются, рассуждают — это слишком серьезно, вдруг не получится.

— Послушайте, я не собираюсь прыгать из постели в постель. И не собираюсь больше ни на ком жениться. Потому что я прекрасно знаю, что такое, когда расходятся люди. Какая это драма и для них, и для детей. Я знал, что хочу детей именно от этой женщины. И на свет появилась Мира. Когда Вику положили в роддом, чтобы себя не есть, я поехал к парням, мы посидели и собирались по домам разъезжаться. Я вышел на улицу, а это было за городом, в частном доме, и тут мне приходит сообщение. Я открываю, а там уже все — завернутая шаурма, лавашик, ну, то есть младенец. И я от чувств буквально поехал по стенке и стал тихо пускать мужские слезы, чтобы никто не видел. Я даже не знал, что это такое — плакать от счастья. Потом к этим чувствам прибавилась грусть и обида, даже отчаяние какое-то… Я плакал оттого, что мама и бабушка этого не увидели и я не могу им показать фото моей дочки. Но при этом радовался, что я это сделал! Что у меня ребенок — их продолжение, мое продолжение. И что у меня будет большая семья. Несмотря ни на что, она будет. Потому что главное в жизни — семья и дети. Без семьи ты пустышка.

Источник

Adblock
detector