Меню

Аудиокниги озеро горных духов

К леднику Менсу и озеру Горных духов

Нестандартный трекинг к Белухе по редко посещаемым местам Алтая. В этом

уникальном путешествии вы сможете увидеть степь Самаху, Карагемский

прорыв, древние петроглифы в долине реки Карагем, водопады Менсу и

Куркуре, озеро Горных духов, которое описано в одноименном рассказе

Ефремова. Конечно же, не оставим без внимания главную цель путешествия –

гора Белуха. Наш маршрут построен по самым диким и нетронутым местам

Горного Алтая, где практически не встретишь людей. Перед нами предстанет

все многообразие Алтая: сухая степь, разнотравные луга речных долин,

кедрово-таежные леса, горы, покрытые ледниками. В долине Куркуре и

Иедыгема можно увидеть диких зверей. У самого ледника Менсу вы увидите,

как река Иедыгем бешеным потоком вырывается из-под ледника и далее

падает мощным водопадом. Мы посетим долину Куркуре. Именно в нее,

известный писатель Иван Ефремов поместил действие рассказа «Озеро Горных

Духов». Ввиду отсутствия конных троп, удаленности и труднопроходимости в

этой долине очень редко бывают люди. Здесь не увидишь никаких следов

пребывания человека, зато много диких животных и их следов. Если горные

духи и существую, то именно в таких местах как это. Чтобы ваш трекинг

был максимально комфортным, маршрут будет проходить в сопровождении

вьючных коней. Небольшой участок до ледника и обратно, а также в долине

Куркуре все свои вещи и часть общественного снаряжения участники несут

  • вы проедете по одной из самых красивых дорог мира
  • увидите 3 высокогорных степи
  • увидите множество водопадов
  • посетите мистическое озеро Горных духов
  • полюбуетесь величественной Белухой
  • пройдетесь по звериным тропам
  • посетите нетронутые места
  • насладитесь окружающей красотой

Источник

Иван Ефремов «Озеро горных духов»

Озеро горных духов

Другие названия: Тайна горного озера, Дены-Дерь; Озеро Горных Духов

Рассказ, 1944 год

Язык написания: русский

Перевод на чешский: В. Становский (Jezero horských duchú) , 1956 — 1 изд. Перевод на украинский: Р. Яковенко (Озеро Гірських Духів) , 1954 — 1 изд. Перевод на польский: М. Ковалевская (Jezioro Górskich Duchów) , 1952 — 2 изд. Т. Госк (Jezioro Ducha Gór) , 1980 — 1 изд. В. Яблоньский (Jezioro Ducha Gór) , 2017 — 1 изд.

  • Жанры/поджанры: Реализм
  • Общие характеристики: Психологическое | Философское
  • Место действия: Наш мир (Земля)( Россия/СССР/Русь )
  • Время действия: 20 век
  • Линейность сюжета: Линейный
  • Возраст читателя: Любой

Художник запечатлел на картине всю красоту Дены-Дерь, что спрятался в глубине Алтая.

Вскоре он умер: по поверью, духи этого места лишили его сил.

На самом ли деле там обитают призраки прошлого? Или за красивой легендой о Озере Горных Духов кроется разгадка чудес природы?

Основой для произведения послужила картина алтайского художника Г.И. Гуркина «Озеро горных духов», 1910 («Дены-Дерь»), о чем, кроме всего прочего, признается и сам Ефремов в предисловии к одному из собраний своих рассказов. Кроме «Дены-Дерь» в рассказе упоминаются также картины Гуркина «Корона Катуни» и «Хан-Алтай». Любопытно также, что художник происходит из рода чоросов, название которых, Ефремов использовал в качестве основы фамилии художника в своем рассказе. На данный момент картина хранится в Красноярском художественном музее. (интересный факт прислал Oreon)

Впервые рассказ был опубликован в журнале «Техника-молодежи», 1944, № 1, под названием «Тайна горного озера».

Рассказ был опубликован в журнале «Советская литература» №9 1946 г.(на английском языке).

Похожие произведения:

Издания на иностранных языках:

Доступность в электронном виде:

Ank, 27 августа 2006 г.

Знаете, я был на Алтае и вижу, что Ефремов добавляет от себя совсем не много.

Фамилия художника изменена. Настоящая его фамилия — Чорос-Гуркин, а жил он в селе Амос, недалеко от Чемала. Село на другом берегу реки. В рассказе все описано верно, на въезде в это село, на пригорке стоит дом художника, с той лишь разницей, что сейчас это дом-музей. В доме осталось все так, как и при жизни художника, а на стенах висят его картины. За границей он известен намного больше, чем у нас в стране, и картины его стоят недешево, особенно в Японии.

Когда заходишь в этот дом и понимаешь, что здесь до тебя бывал Ефремов, и рассматривал вот эту картину, ощущение удивительное, будто прошло много лет, а все равно с писателем лично познакомился.

И еще одно наблюдение, в тему рассказа. На Урале есть небольшой красивый город. Так вот, однажды в советские времена простой работяга обратил внимание, что на одной стороне горы картошка растет и дает хороший урожай, а на другой — ни в какую. И написал об этом в Академию наук. Приехали ученые-геологи, заинтересовались, взяли пробы грунта и открыли крупнейшее месторождение не буду говорить чего, руду стратегическую.

Работяга, наверно, тоже любил читать Ефремова.

Красивая, почти детективная история поисков месторождения ртути по легенде и картине художника. Особенно интересно, что такая картина существует и даже помещена в книге о жизни и творчестве Ефремова «Через горы времени». Таким образом рассказ переходит из фантастики в реальную жизнь. Фантастика «ближнего прицела», но написана с мастерством настоящего писателя.

AlexR, 21 января 2012 г.

Рассказ с самого начала приятно удивил меня – своим языком. Первые три страницы, содержащие в основном пейзажные описания, в достаточной мере свидетельствуют о художественном мастерстве автора (хотя и не лишены логических неувязок). Это было тем более неожиданно, что прочитанный перед этим рассказ Ефремова – «Эллинский секрет» – был написан в сухой, маловыразительной манере. Видимо, то была сознательная стилизация под речь рассказчика-учёного.

Никогда не был на Алтае, и теперь с этим краем у меня всегда будут ассоциироваться созданные автором образы его природы.

Суть рассказа – как в результате строгого научного исследования (рассказчик – геолог) получает рациональное объяснение загадочное явление, дававшее повод к сверхъестественным толкованиям.

Однако, читая, как геологическая экспедиция приближается к своей цели, я почувствовал сильное желание, чтобы путешествие закончилось без ожидаемого результата. Нетрудно представить, как будет изуродована долина пяти озёр после начала промышленной эксплуатации месторождения… Но рассказчик не испытывает никакого сожаления по этому поводу.

И завершается рассказ совсем не в том стиле, в каком начался, – рапортом об «обеспечении всех потребностей нашей многосторонней промышленности». В душе героя-рассказчика совместились две противоположности – способность увидеть и оценить красоту природы и потребительское отношение к ней, причём второе явно играет главенствующую роль.

kkk72, 18 сентября 2007 г.

Старинная легенда, которая привела к крупному открытию. Достаточно типично для советской фантастики того времени, но уж очень хорошо написано.

Хороший рассказ, и очень реалистично написано.

Давно-давно где-то слышал, что нечто подобное было в действительности, правда, речь шла о туристах и пещере. А возможно, это и был пересказ именно этого рассказа, с отсебятиной рассказчика.

Идея изящна и глубока: легенды рождаются не на пустом месте. Как правило, за ними скрывается вполне материалистическая основа.

Плюс художник с его сюжетообразующими злоключениями и верным служением искусству.

Несколько смазанная концовка с метанием главного героя, можно было расписать это поподробнее, ну да ладно: на общем впечатлении сказалось незначительно.

Не зря все разведки мира держат в своем штате специалистов, которые читают все подряд, даже такую вроде-бы ерунду как местные слухи и легенды с преданиями. Если на сто тысяч пустышек вытащить одно такое жемчужное зерно — все оправдалось. А обычно именно так и бывает. Многие открытия делаются только потому, что нужная информация попала к тому, кому надо. Рассказ лишь это подтверждает. И рассказ хороший, легко читается, и, главное, не забудешь — слишком примета необычная.

elfy, 13 февраля 2008 г.

Интересно написано, до сих пор помню ожидание чего-то страшного и ужасного. Объяснение в итоге вполне реалистическое, но дорога к нему в тумане таинственности и страха.

2480, 2 августа 2010 г.

Легенды дают пищу для размышлений. Легенды объясняют какие-либо явления через мифологию, а учёные даже мысли о мистическом объяснении тех же фактов не допускают. И как результат не просто их объясняют, но и это объяснение приносит ощутимую пользу в материальном плане.

Читайте также:  Малый семячик озера озеро

Ruddy, 18 августа 2006 г.

Красивый рассказ. Порой стоит прислушиваться к тому, о чем могут поведать коренные жители того или иного края. :shuffle:

красивая легенда, красивый язык, красивые описания. но сюжетно не впечатлило. уже зная манеру писателя, понимаешь, что никакого чуда, никаких горных духов нет, а есть рациональное объяснение.

не понравилось — что в девственные нетронутые священные места придут экскаваторы, бульдозеры и другие машины чтобы добывать ртуть. и ещё один очаровательные уголок земли навсегда изменит свой облик в угоду человеческой ненасытности. а автор к этому очень спокойно относиться. вроде «родина сказала — значит надо».

«Озеро Горных Духов» среди многочисленных рассказов И. А. Ефремова был прочитан мной далеко не первым, и поэтому я заранее знал, что вся жуть и чертовщина, творящаяся на берегу таинственного озера, получит в конце концов вполне материальное и рациональное объяснение. Однако должен признать, что именно при чтении «Озера Горных Духов» мне вдруг захотелось – и такого больше не было ни с одним из «Рассказов о необыкновенном», – чтобы тайна озера хотя бы отчасти так и осталась тайной, а не была бы сведена к

О реальной основе рассказа – художнике и его картине – писать не буду, это все уже отлично разобрано в предыдущих отзывах. Добавлю только,

В общем, среди ранних произведений Ефремова «Озеро Горных Духов» стоит прочитать непременно, но только не самым первым, а после знакомства с тремя-четырьмя другими рассказами. Тогда, как я уже написал выше, вы заранее будете знать, что в конце все разъяснится, и не будете слишком сильно разочарованы, что объяснение это окажется таким простым.

В этом рассказе Ефремов показал себя настоящим мастером стиля, воплотив здесь всю свою любовь к горному Алтаю. Возможно, если бы Ефремов оставил в неприкосновенности тайну озера горных духов, но. законы жанра, что делать.

Вполне неплохой рассказ, который учит человека быть внимательным к мелочам. Но странная особенность присуща множеству людей — видят все, но понять и разобраться, обратить внимание на факт почему-то дано лишь единицам. Поэтому, главное развивать в себе способность не доверять очевидному и всегда искать возможность увидеть в обычном необычное.

Совершенно реалистичный и правдивый рассказ. Я не знаю, и вправду ли существует такое озеро и месторождение, но вполне вероятно, что именно так и могло быть. А рассказ автора представляет обычную историю типа — очевидец описал всё правдиво, но те, кто слушал (а здесь — и смотрел) оказались не в состоянии разобраться. Ну, а когда за дело взялся специалист всё получило своё разумное объяснение. И где же тут сказка или фантастика?

Написано хорошо, убедительно, неплохой приключенческий рассказ.

Наш учитель по химии приводил в пример этот рассказ когда мы проходили ртутные соединения

Источник

Озеро горных духов

Озеро горных духов

Автор: Иван Антонович Ефремов
Жанр: Научная фантастика
Серия: Библиотека научной фантастики и приключений
Год: 1956

Художник запечатлил на картине всю красоту Дены-Дерь, что спрятался в глубине Алтая.

Вскоре он умер: по поверью, духи этого места лишили его сил.

На самом ли деле там обитают призраки прошлого? Или за красивой легендой о Озере Горных Духов кроется разгадка чудес природы?

Несколько лет назад я прошёл с маршрутным исследованием часть Центрального Алтая, хребет Листвягу, в области левобережья верховьев Катуни. Золото было тогда моей целью. Хотя я и не нашёл стоящих россыпей, однако был в полном восторге от чудесной природы Алтая.

В местах моих работ не было ничего особо примечательного. Листвяга — хребет сравнительно низкий, вечных снегов — «белков» — на нём не имеется, значит, нет и сверкающего разнообразия ледников, горных озёр, грозных пиков и всей той высокогорной красоты, которая поражает и пленяет вас в более высоких хребтах. Однако суровая привлекательность массивных гольцов, поднимающих свои скалистые спины над мохнатой тайгой, горы, толпящиеся под гольцами, как морские волны, вознаграждали меня за довольно скучное существование в широких болотистых долинах речек, где и проходила главным образом моя работа.

Озеро горных духов скачать fb2, epub, pdf, txt бесплатно

Дело «Пёстрых»

«Дело „пестрых“» — первая повесть Аркадия Адамова, она получила широкий читательский отклик, выдержала много изданий в нашей стране, переводилась на другие языки. В увлекательной, остросюжетной форме в повести рассказывается о работе уголовного розыска.

Встреча над Тускаророй

Немало лет тому назад я плавал старпомом на довольно большом пароходе «Коминтерн» — в пять тысяч тонн, добротной английской постройки. Ходили между Владивостоком и Камчаткой, изредка на юг — в Шанхай или поближе — в Гензан и Хакодате.

В июле 1926 года мы шли очередным рейсом в Петропавловск, с заходом в Хакодате, — следовательно, через Цугарский пролив. Вышли из Хакодате к вечеру, а через сутки привалил бешеный шторм, настоящий тайфун от зюйд-веста. Поднялось такое волнение, что, когда мы проходили траверз Немуро, волны стали закрывать судно. Мы имели ценный груз на палубе, а кроме того, разные хрупкие машины в трюме. Наш капитан Бегунов, очень славный, хотя и суровый старик, после короткого совещания со мной на мостике решил повернуть полнее бакштага, почти на фордевинд. Судно сразу перестало брать на себя воду и, невзирая на адскую волну, пошло спокойнее. Пришлось мне проложить новый курс вместо обычного: я оставил остров Сикотан к норду и пошел восточнее Курильских островов…

Разведчики Зеленой страны

Георгий Тушкан — русский советский прозаик, ученый-натуралист и путешественник. Его жизненный опыт путешественника и натуралиста особенно ярко проявился в романе «Разведчики Зеленой Страны», посвященном проблемам биологии и экологии. Роман является характерным примером фантастики «ближнего прицела» и повествует об успехах советских селекционеров, которые во время войны в обстановке строжайшей секретности создали сады тропических и субтропических культур на Памире. Не обошлось и без традиционных для того периода погонь за шпионами, впрочем, оказавшихся мнимыми.

Рисунки: В. Цигаль

Недостающее звено

Крупный ученый и замечательный писатель Николай Николаевич Плавильщиков долгие годы работал в Зоологическом музее МГУ. Монголия, Корея, Япония, Индия, Иран, Мадагаскар, конечно, Россия — не было на планете уголка, бабочки из которого не попали бы в руки Н.Н. Плавильщикова. В уникальной коллекции ученого одних жуков-дровосеков было собрано более 50 000 экземпляров!

Но ничуть не меньше, чем в науке, сделал Николай Николаевич и в литературе, оставив после себя множество совершенно замечательных научно-популярных и художественных книг. «Недостающее звено», «Бронтозавр», «Сказки крокодила», «Очерки по истории зоологии», «Гомункулус» до сих пор являются настольными книгами для всех активных любителей природы, а на точных и невероятно занимательных переработках Ж. Фабра и А. Брэма выросло не одно поколение.

После первого издания (1946) книга профессора Н.Н. Плавильщикова ни разу не издавалась. Поэтому для современного читателя научно-фантастическая повесть о далеких предках человека представляет собой уникальное издание. Она интересна и научными взглядами крупного ученого, и художественным выражением его идей. Великолепный язык — сжатый, яркий и точный. Есть особенная радость в книгах, которые не умирают со временем.

Источник

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Озеро горных духов

НАСТРОЙКИ.

Необходима регистрация

Необходима регистрация

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 5

Озеро горных духов [»Тайна горного озера»; »Дены-Дерь»]

Несколько лет назад я прошел с маршрутным исследованием часть Центрального Алтая, хребет Листвягу, в области левобережья верховьев Катуни. Золото было тогда моей целью. Хотя я и не нашел стоящих россыпей, однако был в полном восторге от чудесной природы Алтая.

В местах моих работ не было ничего особо примечательного. Листвяга – хребет сравнительно низкий, вечных снегов – «белков» – на нем не имеется, значит, нет и сверкающего разнообразия ледников, горных озер, грозных пиков и всей той высокогорной красоты, которая поражает и пленяет вас в более высоких хребтах. Однако суровая привлекательность массивных гольцов, поднимающих свои скалистые спины над мохнатой тайгой, горы, толпящиеся под гольцами, как морские волны, вознаграждали меня за довольно скучное существование в широких болотистых долинах речек, где и проходила главным образом моя работа.

Читайте также:  Площадь аральское моря это озера да или нет

Я люблю северную природу с ее молчаливой хмуростью, однообразием небогатых красок, люблю, должно быть, за первобытное одиночество и дикость, свойственные ей, и не променяю на картинную яркость юга, назойливо лезущую вам в душу. В минуты тоски по воле, по природе, которые бывают у всякого экспедиционного работника, когда приедается жизнь в большом городе, перед моими глазами встают серые скалы, свинцовое море, лишенные вершин могучие лиственницы и хмурые глубины сырых еловых лесов.

Короче говоря, я был доволен окружающей меня однообразной картиной и с удовольствием выполнял свою задачу. Однако у меня было еще одно поручение – осмотреть месторождения превосходного асбеста в среднем течении Катуни, близ большого села Чемал. Кратчайший путь тогда лежал мимо самого высокого на Алтае Катунского хребта по долинам Верхней Катуни. Дойдя до села Уймон, я должен был перевалить Теректинские белки – тоже высокий хребет – и через Ондугай снова выйти в долину Катуни. Несмотря на необходимость спешить, вынуждавшую к длинным ежедневным переходам, только на этом пути я испытал настоящее очарование природы Алтая.

Очень хорошо помню момент, когда я со своим небольшим караваном после долгого пути по урману – густому лесу из пихты, кедра и лиственницы – спустился в долину Катуни. В этом месте гладь займища сильно задержала нас: кони проваливались по брюхо в чмокающую бурую грязь, скрытую под растительным слоем. Каждый десяток метров давался с большим трудом. Но я не остановил караван на ночевку, решив сегодня же перебраться на правый берег Катуни.

Луна рано поднялась над горами, и можно было без труда двигаться дальше. Ровный шум быстрой реки приветствовал наш выход на берег Катуни. В свете луны Катунь казалась очень широкой. Однако, когда проводник въехал на своем чалом коне в шумящую тусклую воду и за ним устремились остальные, воды оказалось не выше колен, и мы легко перебрались на другой берег. Миновав пойму, засыпанную крупным галечником, мы попали опять в болото, называемое сибиряками карагайником. На мягком ковре мха были разбросаны тощие ели, и повсюду торчали высокие кочки, на которых вздымалась и шелестела жесткая осока. В таком месте лошади вынуждены были бы всю ночь «читать газету», то есть оставаться без корма, а потому я решил двигаться дальше.

Начавшийся подъем давал надежду выбраться на сухое место. Тропа тонула в мрачной черноте елового леса, ноги лошадей – в мягком моховом ковре. Так мы шли часа полтора, пока лес не поредел; появились пихты и кедры, мох почти исчез, но подъем не кончался, а, наоборот, стал еще круче. Как мы ни бодрились, но после всех дневных передряг еще два часа подъема показались очень тяжелыми. Поэтому все обрадовались, когда подковы лошадей зазвякали, высекая искры из камней, и показалась почти плоская вершина отрога. Здесь были и трава для коней, и годное для палаток сухое место. Мигом развьючили лошадей, поставили палатки под громадными кедрами, и после обычной процедуры поглощения ведра чаю и раскуривания трубок мы погрузились в глубокий сон.

Я проснулся от яркого света и быстро выбрался из палатки. Свежий ветер колыхал темно-зеленые ветви кедров, высившихся прямо перед входом в палатку. Между двумя деревьями, левее, был широкий просвет. В нем, как в черной раме, висели в розоватом чистом свете легкие контуры четырех острых белых вершин. Воздух был удивительно прозрачен. По крутым склонам белков струились все мыслимые сочетания светлых оттенков красного цвета. Немного ниже, на выпуклой поверхности голубого ледника, лежали огромные косые синие полосы теней. Этот голубой фундамент еще более усиливал воздушную легкость горных громад, казалось, излучавших свой собственный свет, в то время как видневшееся между ними небо представляло собой море чистого золота.

Прошло несколько минут. Солнце поднялось выше, золото приобрело пурпурный оттенок, с вершин сбежала их розовая окраска и сменилась чисто голубой, ледник засверкал серебром. Звенели ботала, перекликавшиеся под деревьями рабочие сгоняли коней для вьючки, заворачивали и обвязывали вьюки, а я все любовался победой светового волшебства. После замкнутого кругозора таежных троп, после дикой суровости гольцовых тундр это был новый мир прозрачного сияния и легкой, изменчивой солнечной игры.

Как видите, моя первая любовь к высокогорьям алтайских белков вспыхнула неожиданно и сильно. Любовь эта не несла в дальнейшем разочарования, а дарила меня все новыми впечатлениями. Не берусь описывать ощущение, возникающее при виде необычайной прозрачности голубой или изумрудной воды горных озер, сияющего блеска синего льда. Мне хотелось бы только сказать, что вид снеговых гор вызывал во мне обостренное понимание красоты природы. Эти почти музыкальные переходы света, теней и цветов сообщали миру блаженство гармонии. И я, весьма земной человек, по-иному настроился в горном мире, и, без сомнения, моим открытием, о котором я сейчас расскажу, я обязан в какой-то мере именно этой высокой настроенности.

Миновав высокогорную часть маршрута, я спустился опять в долину Катуни, потом в Уймонскую степь – плоскую котловину с превосходным кормом для лошадей. В дальнейшем Теректинские белки не дали мне интересных геологических наблюдений. Добравшись до Ондугая, я отправил в Бийск своего помощника с коллекциями и снаряжением. Посещение Чемальских асбестовых месторождений я мог выполнить налегке. Вдвоем с проводником на свежих конях мы скоро добрались до Катуни и остановились на отдых в селении Каянча.

Чай с душистым медом был особенно вкусен, и мы долго просидели у чисто выструганного белого стола в садике. Мой проводник, угрюмоватый и молчаливый ойрот, посасывал окованную медью трубку. Я расспрашивал хозяина о достопримечательностях дальнейшего пути до Чемала. Хозяин, молодой учитель с открытым загорелым лицом, охотно удовлетворял мое любопытство.

– Вот что еще, товарищ инженер, – сказал он. – Недалеко от Чемала попадется вам деревенька. Там живет художник наш знаменитый, Чоросов, – слыхали, наверно. Однако, старикан сердитый, но, ежели ему по сердцу придетесь, все покажет, а картин у него красивых – гибель.

Я вспомнил виденные мною в Томске и Бийске картины Чоросова, особенно «Корону Катуни» и «Хан- Алтай». Посмотреть многочисленные работы Чоросова в его мастерской, приобрести какой-нибудь эскиз было бы недурным завершением моего знакомства с Алтаем.

В середине следующего дня я увидел направо указанную мне широкую падь. Несколько новых домов, блестя светло-желтой древесиной, расположилось на взгорье, у подножия лиственниц. Все в точности соответствовало описанию каянчинского учителя, и я уверенно направил коня к дому художника Чоросова.

Я ожидал увидеть брюзгливого старика и был удивлен, когда на крыльце появился подвижный, суховатый бритый человек с быстрыми и точными движениями. Только всмотревшись в его желтоватое монгольское лицо, я заметил сильную проседь в торчащих ежиком волосах и жестких усах. Резкие морщины залегли на запавших щеках, под выступающими скулами, и на выпуклом высоком лбу. Я был принят любезно, но не скажу чтобы радушно, и, несколько смущенный, последовал за ним.

Вероятно, под влиянием искренности моего восхищения красотой Алтая Чоросов стал приветливее. Его немногословные рассказы о некоторых особенно замечательных местах Алтая ясно запомнились мне – так остра была его наблюдательность.

Мастерская – просторная неоклеенная комната с большими окнами – занимала половину дома. Среди множества эскизов и небольших картин выделялась одна, к которой меня как-то сразу потянуло. По

Источник



Озеро горных духов (сборник) — Ефремов Иван Антонович

Озеро горных духов (сборник) - Ефремов Иван Антонович

Озеро горных духов (сборник) — Ефремов Иван Антонович краткое содержание

В книгу вошли ранние повести и рассказы знаменитого российского писателя Ивана Ефремова, посвященные загадкам прошлого нашей планеты, ее будущему, таинственным явлениям природы, и Человеку — самому удивительному ее созданию.

Читайте также:  Картины сибирской природы в рассказе васюткино озеро

Озеро горных духов (сборник) читать онлайн бесплатно

Озеро горных духов (сборник) - pic_1.jpg

Иван Антонович Ефремов

Озеро горных духов

Озеро горных духов (сборник) - pic_2.jpg

Озеро горных духов (сборник) - pic_3.jpg

В тормозах громко зашипел воздух, размеренный стук колес перешел в непрерывный гул. Облако снежной пыли поднялось за окном вагона.

Разговор оборвался, и подполковник выглянул в окно, порозовевшее в лучах низкого закатного солнца. Но поезд набирал скорость и безостановочно мчался, неся пассажиров навстречу новым боевым судьбам нового, 1943 года.

Один из собеседников, военный моряк, вышел в коридор и сел на откидную скамеечку, думая о неизгладимой суровости войны, на все налагавшей свой отпечаток. Обветшалые деревни мелькали за окном изношенного вагона.

Около него остановился сосед по купе, молодой высокий майор-артиллерист. Еще при первой с ним встрече моряка поразила сдержанная энергия, исходившая от всей ловкой и стройной фигуры майора. Глаза, казавшиеся особенно светлыми на сильно загорелом лице, были удивительно спокойными, но в глубине их светилась какая-то сила, которую моряк с самого начала определил как проявление упорной радости жизни, надежно прикрытой привычной выдержкой.

Майор протянул моряку руку.

— Лебедев, — сказал он. — Я слышал ваш разговор с соседями и их нападки на вас. Мне понравилось, что вы утверждаете право человека на радость. Я думаю, ваши противники правы. Но правы, разумеется, и вы. Такова жизненная диалектика. Чувство радости сейчас реже других чувств приходит к людям… Тем более что человеческая радость иной раз зависит от совершенно необъяснимых на первый взгляд причин.

Поколебавшись, он добавил:

— Я расскажу вам любопытное происшествие, одним из действующих лиц которого довелось быть мне самому, и совсем недавно.

Стемнело. Они вошли в купе и заняли свои места на верхних полках. Наглухо закрытые шторы придавали купе, едва освещенному единственной лампочкой, особенно уютный вид. Моряк лежал на верхней полке против майора и слушал рассказ, до того не подходящий к окружающей обстановке, что временами сознание как бы раздваивалось, улетая в далекую солнечную и просторную страну…

— Я был призван на третьем месяце войны, — рассказывал майор Лебедев. — Прошел тяжелый путь отступления в непрерывных боях. Семь месяцев пули и осколки снарядов врага щадили меня. Не стоит рассказывать обо всем пережитом… До войны я был геологом, поклонником непокорной нашей природы, мечтателем. Трудная для тихой души военная страда, разрушения и зверства, чинимые на моей родной земле полчищами захватчиков, едва не сломили меня. Но все же я справился и скоро стал закаленным, подобно сотням моих боевых товарищей. И моя мечтательность, казалось, навсегда покинула меня. Я сделался жестким, мрачным. В душе осталась какая-то тяжкая пустота — пустота, которая заполнялась только в боевых схватках с врагом, только удачными налетами моих батарей.

В марте я был серьезно ранен и на несколько месяцев вышел из строя. После лечения в госпитале я получил отпуск и был направлен на отдых, на курорт в Среднюю Азию. Я протестовал, доказывал необходимость немедленной отправки меня на фронт, говорил о том, что совершенно одинок, — ничто не помогло.

Словом, в конце июля тысяча девятьсот сорок второго года я оказался в поезде, мчавшем меня по просторным казахстанским степям навстречу жаркому солнцу.

Я часто стоял по ночам у открытого окна. Ветер, пахнущий полынью, сухой и свежий, приветливо обвевал меня. Легкая степная темнота подчеркивала древнее безлюдье равнины. Но я, я был весь там — далеко на западе.

Все же извечная безмятежность природы сделала свое дело, и к концу недели своей поездки я как-то внутренне немного смягчился, а главное — стал с большим вниманием смотреть на окружающий мир.

После Арыси дневная духота в раскаленном вагоне сделалась мучительной, и я с удовольствием высадился поздней ночью на небольшой станции. Автобус из санатория должен был прийти только утром. Мягкую прохладу южной ночи не хотелось менять на ночлег в станционном зале. Я уселся на чемодане у фонарного столба и, вдыхая ночную свежесть, оглядывался кругом. Поезд задерживался. Пассажиры прогуливались по хрустящему гравию в свете фонарей. Закурив папиросу, я разглядывал пассажиров.

Девушка, прошедшая несколько раз по перрону, привлекла мое внимание красивым сочетанием зеленого платья, красноватой бронзы загара и пепельных светлых волос.

В ней было что-то выделявшее ее из толпы. Я и сейчас помню свое первое впечатление: пожалуй, это была радостная свежесть, переполнявшая все ее существо.

Она, несомненно, кого-то искала. Вот она остановилась, встряхнула короткими волосами и, подняв к фонарю круглое лицо, забавно надула губы. Почувствовав мой пристальный взгляд, девушка открыто взглянула на меня, отвернулась и пошла обратно.

Поезд ушел. Красный огонь хвостового вагона затерялся среди темных бугров; фонари, за исключением двух, погасли. Я еще некоторое время посидел на своем чемодане в сумраке затихшей станции. На душе впервые после долгого времени было как-то спокойно то ли от прохладной темноты вокруг, то ли от ощущения простора ночной степи.

Мне стало холодно, и я неохотно направился к станции. Крошечный зал был едва освещен. За низкой деревянной перегородкой, в отделении для раненых, никого не было. В открытое окно свободно врывался ветер. Я прилег на скамейку, но спать не хотелось. В полутемном зале прозвучали легкие шаги. Я обернулся и узнал встреченную на перроне девушку. Она посмотрела на занятые спящими узбеками скамьи и нерешительно подошла к перегородке моего отделения. Я поднялся ей навстречу и пригласил устроиться на свободной скамье. Девушка поблагодарила и уселась на скамью, откинув назад голову и плотно сжав колени. С ее появлением мне показалось, что эта затерявшаяся в степи станция стала менее пустой. Девушка как будто не собиралась спать. Я решился задать ей несколько обычных дорожных вопросов, на которые она ответила коротко и с неохотой. И все же постепенно мы разговорились. Татьяна Николаевна, или просто Таня, была аспиранткой Института восточных языков в Ташкенте и сопровождала в экспедиции знаменитого профессора-археолога. Профессор исследовал развалины древней астрономической обсерватории, построенной около тысячи лет назад в предгорьях хребта, в двухстах километрах от станции. В обязанности Тани входило восстанавливать и переводить арабские надписи, попадавшиеся на стенах и камнях развалин.

— Вам не кажется смешным после фронта, после этого, — она легонько притронулась к моей руке, висевшей на перевязи, — что люди занимаются сейчас такими делами? — Она смущенно взглянула на меня.

— Нет, Таня, — возразил я. — Я бывший геолог и верю в высокое значение науки. А еще: значит, мы с товарищами хорошо защищаем нашу страну, раз вы имеете возможность заниматься своим делом, далеким от войны…

— Вот как вы думаете! — улыбнулась Таня и замолчала, погрузившись в задумчивость.

— Вы говорили, что обсерватория далеко в степи. Как же вы сюда попали? — возобновил я разговор.

Таня довольно подробно рассказала мне об экспедиции на древнюю обсерваторию. Состав экспедиции был немногочислен: профессор, Таня и ее пятнадцатилетний брат, работавший в качестве съемщика планов. Рабочих достать, конечно, было очень трудно. Несмотря на желание помочь экспедиции, ближайший колхоз дал только двух стариков. Но после двух недель работы старики вернулись в свой колхоз. Другие отказались идти, и, таким образом, работа по расчистке развалин прервалась. Профессор послал письмо в свой институт с просьбой выслать одного научного работника, оставшегося в Ташкенте для подготовки диссертации, чтобы произвести несколько несложных расчисток и завершить работу. Вот Таня и выехала встречать нового товарища. Прошли уже два поезда, но никто не приехал. Таня послала телеграмму в Ташкент с запросом и ждет утром ответа.

Источник

Adblock
detector