Меню

Битва при реке халхин

Поражение японских войск в сражении с советскими на реке Халхин-Гол (Монголия)

УРОК ДЛЯ САМУРАЕВ

Командир взвода разведки Николай Богданов писал в мемуарах: «Это был отличный урок для самураев. И они его усвоили. Когда фрицы стояли под Москвой, Япония так и не рискнула выдвинуться на помощь союзнику. Очевидно, свежи были воспоминания о разгроме».

В мае 1939 г. японские войска вторглись на территорию союзной СССР Монгольской Народной Республики в районе реки Халхин-Гол. Это вторжение явилось составной частью японских планов захвата советского Дальнего Востока и Сибири, Китая и владений западных стран в районе Тихого океана. Императорская ставка готовила два варианта ведения войны: северный — против СССР и южный — против США, Великобритании и их союзников.
Несмотря на предупреждение советского правительства, что СССР будет защищать МНР как свою собственную территорию, японские войска, имея трехкратное превосходство в силах (около 40 тыс. человек, 130 танков, более 200 самолетов) 2 июля форсировали р. Халхин-Гол и вторглись на территорию МНР, но после кровопролитных боев вынуждены были временно отступить. Наступление уже силами целой армии японцы готовились возобновить 24 августа, но советские войска упредили противника и сами 20 августа перешли в наступление силами созданной к тому времени 1-й армейской группы под командованием комкора Г. Жукова.

Уступая в численности войск, 1-я армейская группа превосходила противника примерно вдвое по числу танков и самолетов. Монгольские войска возглавлял Маршал МНР Х. Чойбалсан. Координация действий советских и монгольских войск возлагалась на фронтовую группу во главе с командармом 2-го ранга Г. Штерном.

Наступление было хорошо подготовлено и явилось неожиданным для противника. В результате шестидневных боев 6-я японская армия была окружена и фактически уничтожена. Ее потери составили более 60 тыс. человек убитыми, ранеными и плененными, советских войск — 18 тыс. убитыми и ранеными. Особенно напряженными были воздушные бои, самые крупные к тому времени, в которых с обеих сторон участвовало до 800 самолетов. В итоге японские командование обратилось с просьбой о прекращении военных действий, и 16 сентября 1939 г. они были приостановлены.

События на Халхин-Голе имени важные международные последствия. Приоритет в японских планах получил южный вариант войны — против Великобритании и США. Советская дипломатия, умело действуя в сложившейся обстановке, добилась заключения на взаимовыгодных условиях пакта о нейтралитете с Японией. Пакт был подписан в Москве 13 апреля 1941 г., что позволило нашей стране избежать войны на два фронта.

ПУ И О СОБЫТИЯХ В КИТАЕ В КОНЦЕ 1930-Х

Командующий Квантунской армией расхваливал мне могущество японской армии и ее потрясающие военные успехи… 7 июля 1937 года началась война между Японией и Китаем и японская армия захватила Пекин.

Квантунская армия была подобна сильному источнику тока высокого напряжения. Я был точным и послушным электродвигателем, а Ёсиока Ясунори — электропроводом с прекрасной проводимостью.

Это был небольшого роста японец из Кагосимы, с выступающими скулами и усиками. С 1935 года и вплоть до капитуляции Японии в 1945 году он находился рядом со мной и вместе со мной был взят в плен Красной Армией. В течение последних десяти лет он от подполковника сухопутных войск постепенно поднялся до генерал-лейтенанта. Ёсиока занимал две должности: он был старшим советником Квантунской армии и атташе при императорском доме Маньчжоу-Го. Последнее было японским названием. Собственно говоря, как переводится это название, не так уж важно, так как оно все равно не отражало самой деятельности Ёсиока. Фактически он был как бы одушевленным электропроводом. Каждая мысль Квантунской армии передавалась мне через него. Куда ехать на прием, кому отдавать честь, каких принимать гостей, как инструктировать чиновников и народ, когда поднять рюмку и предложить тост, даже как улыбаться и кивать головой — все это я делал по указанию Ёсиока. С какими людьми я мог встречаться и с какими нет, на каких собраниях присутствовать и что говорить — во всем я слушался его. Текст моего выступления он заранее писал мне на бумаге на своем японизированном китайском языке. Когда Япония начала агрессивную войну в Китае и потребовала у марионеточного правительства продовольствие, рабочую силу и материальные ресурсы, я велел премьер-министру Чжан Цзинхуэю на совещании губернаторов провинций зачитать призыв к губернаторам, написанный Ёсиока. В нем он призывал губернаторов приложить все свои усилия для поддержания священной войны…

Всякий раз, когда японская армия оккупировала в Центральном Китае какой-нибудь относительно крупный город, Ёсиока рассказывал о результатах боев, а затем велел встать вместе с ним и сделать поклон в сторону фронта, выражая тем самым соболезнование погибшим. После нескольких таких «уроков», когда пал город Ухань, я уже сам, без чьего-либо напоминания, выслушав до конца сообщение, встал, сделал поклон и почтил погибших японцев минутой молчания.

Пу И. Первая половина моей жизни: Воспоминания Пу И — последнего императора Китая. М., 1968.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ЖУКОВА

20 августа 1939 года советско-монгольские войска начали генеральную наступательную операцию по окружению и уничтожению японских войск.
Был воскресный день. Стояла теплая, тихая погода. Японское командование, уверенное в том, что советско-монгольские войска не думают о наступлении и не готовятся к нему, разрешило генералам и старшим офицерам воскресные отпуска. Многие из них были в этот день далеко от своих войск: кто в Хайларе, кто в Ханчжуре, кто в Джанджин-Сумэ. Мы учли это немаловажное обстоятельство, принимая решение о начале операции именно в воскресенье.
В 6 ч. 15 м. наша артиллерия открыла внезапный и мощный огонь по зенитной артиллерии и зенитным пулеметам противника. Отдельные орудия дымовыми снарядами обстреляли цели, которые должна была бомбить наша бомбардировочная авиация.

В районе реки Халхин-Гол все больше и больше нарастал гул моторов подходившей авиации. В воздух поднялись 153 бомбардировщика и около 100 истребителей. Их удары были весьма мощными и вызвали подъем у бойцов и командиров.

В 8 ч. 45 м. артиллерия и минометы всех калибров начали огневой налет по целям противника, доведя его до пределов своих технических возможностей. В это же время наша авиация нанесла удар по тылам противника. По всем телефонным проводам и радиостанциям была передана установленным кодом команда — через 15 минут начать общую атаку.

В 9 ч. 00 м., когда наша авиация штурмовала противника, бомбила его артиллерию, в воздух взвились красные ракеты, означавшие начало движения войск в атаку. Атакующие части, прикрываемые артиллерийским огнем, стремительно ринулись вперед.

Удар нашей авиации и артиллерии был настолько мощным и удачным, что противник был морально и физически подавлен и не мог в течение первых полутора часов открыть ответный артиллерийский огонь. Наблюдательные пункты, связь и огневые позиции японской артиллерии были разбиты.
Атака проходила в точном соответствии с планом операции и планами боя, и лишь 6-я танковая бригада, не сумев полностью переправиться через реку Халхин-Гол, приняла участие в боях 20 августа только частью своих сил. Переправа и сосредоточение бригады были полностью закончены к исходу дня.
21-го и 22-го шли упорные бои, особенно в районе Больших Песков, где противник оказал более серьезное сопротивление, чем мы предполагали. Чтобы исправить допущенную ошибку, пришлось дополнительно ввести в дело из резерва 9-ю мотоброневую бригаду и усилить артиллерию.

Разгромив фланговые группировки противника, наши бронетанковые и механизированные части к исходу 26 августа завершили окружение всей 6-й японской армии, и с этого дня началось дробление на части и уничтожение окруженной группировки врага.

Борьба осложнялась из-за сыпучих песков, глубоких котлованов и барханов.
Японские части дрались до последнего человека. Однако постепенно солдатам становилась ясна несостоятельность официальной пропаганды о непобедимости императорской армии, поскольку она понесла исключительно большие потери и не выиграла за 4 месяца войны ни одного сражения».

ИТОГИ БОЕВ У РЕКИ ХАЛХИН-ГОЛ

(Из сообщения В. Ставского о переговорах, проводившихся между советскими и японскими военными представителями в сентябре 1939 г. — после окончания боев у реки Халхин-Гол)

ВОРОНЕЖУ. Докладываем очередную запись тов. В.Ставского о встрече делегаций 20 сентября. Особых добавлений не имеем. Считаем, что переговоры, в общем, идут нормально.
Передана в Читу для передачи в Москву по аппарату «Бодо»

НАШИ ПЕРЕГОВОРЫ С ЯПОНЦАМИ
18.09.…Группа представителей советско-монгольских войск поднимается на взгорок. У японской палатки выстроились японские офицеры. Впереди на два шага перед строем — низенький, кругленький генерал. Поодаль в ложбинке — ряд японских легковых машин, два грузовика, таращат глаза больше полсотни японских солдат. У нашей палатки — автомобили, блистающий «ЗИС-101» и три телефониста.
Мечутся японские фото-кино репортеры. Наши товарищи тоже не теряют времени даром. Один из них заметил, как немного погодя в глубь к японцам отправились два грузовика вооруженной охраны и пулемет, стоявший на треноге и направленный в сторону советско-монгольской группы. Предусмотрительно ходят на переговоры господа японские офицеры.
С этого взгорка на неровной широкой долине хорошо видны песчаные бугры, словно берега травяной реки. Там по этим буграм проходят передовые позиции сторон. Перед нашей линией еще валяются в траве зловонные трупы японцев, разбитые колеса японских противотанковых пушек, всяческое японское военное барахло. Советско-монгольскую группу провожали веселые взгляды стрелков, танкистов, артиллеристов.
Председатель советско-монгольской делегации комбриг Потапов здоровается с генералом за руку. Они заходят в палатку. За ними следом проходят все остальные. И вот, по обе стороны стола, прикрытого зелеными одеялами, расположились два мира.
Японский генерал Фудзимото возглавляет ту сторону. Широкое, упитанное, холеное лицо. Тусклые, черные глаза, мешки под ними. Изредка обязательная улыбка, — словно кто-то надевает мертвую маску. На мундире три ряда орденских нашитых ленточек. За столом полковник Кусанаки и Хамада, подполковник Танака — вчера, на первой предварительной встрече бывший старшим. Кстати вчера он просил передать привет его знакомому по Хасану — командующему Штерну.
Среди японцев еще — майоры Накамура, Симамура, Оогоси, Каимото и др. офицеры.
С нашей стороны комбриг Потапов, рослый, японцы против него просто замухрышки; бригадный комиссар Горохов и комдив монгольской народно-революционной армии, сосредоточенный и молчаливый Церен.
Переговоры начинает японская сторона.
ГЕНЕРАЛ ФУДЗИМОТО: — Мы члены комиссии японской армии, назначены главным командованием. Мы обращаем внимание, что нам будет очень неприятно, если мы не договоримся.
ПОТАПОВ: — Мы члены комиссии советско-монгольских войск. Наш список мы Вам вручим. Мы хотим достигнуть хороших результатов в переговорах на основании соглашения наркоминдела тов. Молотова и г. Того в Москве.
ФУДЗИМОТО: — Мы далеко от правительства, и очень боимся, как бы не допустить ошибок. Мы хотим действовать строго по приказу, вытекающему из соглашения.
И генерал, и его офицеры долго еще выражают пожелание, чтобы результаты работ оказались хорошими, чтобы пункты соглашения были выполнены. В их торопливой этой настойчивости, выражении их лиц — угрюмых и злобных — мне ясно видны и удрученность, и внутренняя пустота, и даже опасение, просто боязнь.
От центральной переправы через реку Халхин-Гол, недалеко от устья Хайластин-Гол, до места переговоров с японцами — около 15 километров.
Было время — это вначале июля — когда японцы нависали мрачной угрозой и над этой переправой. Сюда с лихвою хватало дальности их пушек. Да как не хватать: вон та господствующая над всей этой округой высота в двух километрах от реки была в руках японцев. Здесь вся земля исклевана снарядами, взрыта японскими авиабомбами. Машина, покачиваясь на выбоинах, идет с бугра на бугор. Чахлая растительность. Низкорослые кусты. Песчаные обрывы, ямы. Вот это и есть здешние монгольские манханы.
Уже позади веселая долина Халхин-Гола. В берегах, окаймленных кустами, стремится могучий поток, очень напоминающий Кубань или Лабу в верховьях. Сколько раз говорили мне красноармейцы: «А какие огороды здесь выйдут!»
Круче и выше гребни, обширнее высоты. Все они стали родными. На той вон высоте был штаб полка Ремизова и высота теперь носит имя славного Героя Советского Союза Ремизова. А вон высота «Сапог», «Яйцо», «Два яйца», «Песчаная». Все эти названия даны в период боев. На этих высотах и были созданы японцами отличные укрепленные районы. Эти ямы, манханы и оказались японскими могилами.
Здесь в этой округе были охвачены смертельным кольцом наших войск одиннадцать японских полков. Охвачены и уничтожены.
Здесь был осуществлен смелый и очень тонкий план разгрома японцев.
Когда утром 20 июля полторы сотни наших бомбовозов сбросили на японские головы свой груз, — над манханами, прикрытыми пеленой тумана, выросли фантастические цветы разрывов, дрогнула земля, от гула ахнула вся округа. И тотчас заработала артиллерия.
Десять суток непрерывного нашего наступления и истребления японцев! Пресловутый генерал-лейтенант Камацубара даже не понимал, что происходит, где наносится главный удар, судя по его приказам.
А вот красноречивое признание бывшего командующего 6-й японской армией Оогоси Риппу. В его обращении от 5 сентября сказано:
«. Благодаря смелым и решительным действиям всех частей, руководимых генералом-лейтенантом Камацубарой, хаос в ходе боя принял меньшие размеры». Подумать только. За такой строкой фельетонисты годами охотятся — «хаос в ходе боя принял меньшие размеры». День ото дня он принимал меньшие размеры (японский хаос), пока все они, окруженные здесь, не были уничтожены.
И вот, мы вновь в японской палатке, в нейтральной зоне. Это уже четвертый день переговоров, 20 сентября. Японцы сегодня еще более угрюмы и удрученны, чем вчера. Это видно по их лицам.
Генерал-майор Фудзимото сидит мрачный, как истукан. Зато изысканно любезен комбриг Потапов.
В дни наступления он командовал южной группой, которая нанесла главный удар японцам. И он то хорошо знает, что трупов японцев здесь не 5 тыс., как они заявили, а по самой крайней мере — вдвое больше. И сам Потапов — горячий танкист — врывался в расположение японцев на грохочущем смертоносном танке. Но откуда только у этого человека сейчас такая округлось жеста, плавность и четкость речи!
Комбриг ПОТАПОВ говорит: — Вчера я еще раз доложил главному командованию о вашем желании самим убрать и вывезти трупы. Главное командование, желая идти вам на встречу, не задевать ваших религиозных чувств и не нарушать ваши обряды, решило удовлетворить вашу просьбу — допустить японских солдат к выкапыванию и сбору трупов, на следующих условиях.
Потапов зачитывает целую инструкцию, по которой воинские команды по 20 солдат, без оружия, должны будут собирать трупы. Их будут сопровождать наши командиры.
Генерал нервно записывает в свою книжку. У остальных офицеров совершенно ошеломленные лица. Никак, видно, не ожидали японцы этого.
Наконец генерал приходит в себя. Он говорит: — Я от души, искренно благодарю Вас. Я доложу своему высокому командованию. Сейчас мы между собой посоветуемся.
Беседа дальше идет гладко. Японцы просят дать схему с указаниями могил японских солдат — они ее получат завтра. Они просят ввести десять команд — хорошо, пусть вводят десять команд. Они просят считать личными вещами — амуницию, фляжки, штыки, бинокли, офицерские револьверы. В этом им отказано. Они не настаивают, но просят разрешения: — не снимать с трупов штыков, сумок, если они находятся прямо на них, — чтобы не было плохого впечатления у солдат.

Читайте также:  Город где ока впадает в москву реку

Комбриг Потапов отвечает: — С убитых снимать этих вещей не будем (. )

Вл. Ставский
РГВА. Ф.34725. Оп.1. Д.11. Л.37-48 (Ставский В.П. — автор военных очерков и рассказов. В годы Великой Отечественной войны – военкор «Правды». Погиб в боях под Невелем).

Источник

Сражение на реке Халхин-Гол: 80-лет судьбоносной битве

16:28 20.08.2019 • Аъзам Мурадов, стажер журнала «Международная жизнь»

В августе 1939 года советские войска под командованием пока еще неизвестного на тот момент комкора Георгия Жукова нанесли сокрушительное поражение силам Квантунской армии Японии в монгольских степях в битве при реке Халхин-Гол, изменив траекторию японского экспансионизма в сторону Перл-Харбора и азиатских колоний Европы. Бои на Халхин-Голе, начавшиеся за два года до вторжения фашистской Германии в СССР, справедливо называют одной из предпосылок военных успехов Советского Союза в Европе во время Второй мировой войны. Потерпев серьезную неудачу, милитаристская Япония потеряла всякую надежду на захват Сибири и Дальнего Востока в краткосрочной перспективе и сосредоточила свое внимание на Азиатско-Тихоокеанском театре военных действий.

К 80-летию сражения на реке Халхин-Гол в Москве был организован круглый стол, участниками которого выступили начальник научного отдела Российского военно-исторического общества Юрий Никифоров и старший научный сотрудник Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН, сотрудник Музея Победы Дмитрий Суржик. В ходе мероприятия спикеры рассказали о значении сражения при Халхин-Голе и обсудили особенности советской наступательной операции.

Сражения на Халхин-Голе стали решающими событиями необъявленных советско-японских пограничных конфликтов, которые велись между Советским Союзом и Монголией, с одной стороны, и, с другой – Японией и созданным ею марионеточным государством Маньчжоу-Го с весны по осень 1939 года.

После японской оккупации Маньчжурии в 1931 году Япония обратила свои военные интересы к советским территориям, граничащим с этими районами. Первый крупный советско-японский пограничный инцидент, битва у озера Хасан, произошел в 1938 году в Приморье. Столкновения между советскими и японскими войсками часто происходили вдоль границы Маньчжурии.

20 августа 1939 года Красная Армия при поддержке монгольских соединений начала наступательную операцию по оцеплению и ликвидации японских группировок на реке Халхин-Гол. К 31 августа территория Монгольской Народной Республики была полностью очищена от японских войск, хотя это еще не было полным окончанием военных действий. Лишь 15 сентября было подписано соглашение между Советским Союзом, МНР и Японией о прекращении военного конфликта, которое вступило в силу на следующий день.

По мнению Юрия Никифорова, сражение при Халхин-Голе следует рассматривать в глобальном масштабе в качестве интегральной части всего предвоенного периода, ведь данная битва смогла оказать существенное влияние на дальнейший ход истории. Это событие представляется важным и актуальным в связи с 80-летием Второй мировой войны и Советско-германского договора о ненападении 23 августа 1939 года. «Важно рассматривать бои при Халхин-Голе в более широком контексте, чтобы лучше понять причинно-следственную связь и всю сложность данных событий. Решения, принятые тогда в Кремле – заключение договора о ненападении с Германией и наступление Красной Армии на Халхин-Гол – были действительно судьбоносными, ведь оба события происходили почти одновременно в отнюдь непростых условиях», – заявил Никифоров.

Штабная палатка передового командного пункта ВВС 1-й армейской группы РККА на Халхин-Голе / Источник: http://waralbum.ru/category/war/pacific/khalkhin_gol/

Для Советского Союза на тот момент ключевую важность представляло недопущение войны на два фронта, поскольку советское руководство отдавало себе полный отчет в том, что Япония готова вступить в войну против СССР на стороне Гитлера. Именно на этом фоне Япония совершила своего рода попытку реванша в связи с поражение годом ранее у озера Хасан и вторглась в мае 1939 года на территорию Монгольской Народной Республики (МНР), подчеркнул спикер.

Япония, считает Никифоров, преследовала две главные цели, когда решила пойти на конфликт и вторгнуться на территорию Монголии. Во-первых, она стремилась вынудить Советский Союз отказаться от помощи Китаю в его освободительной войне против японской агрессии. Поскольку Япония потратила довольно много сил на оккупацию Китая, которому СССР оказывал поддержку в рамках Советско-китайского договора о ненападении 1937 года, японцы стремились как можно быстрее покорить Китай и установить там прочный оккупационный режим.

Во-вторых, провоцируя советско-японские конфликты, Япония оказывала давление на ряд западных стран, в частности, Великобританию и Соединенные Штаты. Таким образом, японская сторона неоднократно заявляла о существовании «красной угрозы» и о том, что СССР якобы планирует экспансию на Дальнем Востоке и непосредственный захват «обороняющейся от коммунизма» Японии. «Подобное воздействие на настроения в США и Великобритании позволяло японцам на некоторое время уйти от экономических санкций со стороны западных стран», – считает Никифоров.

Подтверждением тому может служить тот факт, что принятое в июле 1939 года решение администрации президента США Франклина Рузвельта о приостановке действия торгового договора с Японией переносилось на шесть месяцев. «Откладывание этого решения как раз было связано с тем, что на Западе считали, что японцы в этот период «доблестно сражались с коммунизмом». Как же их можно было лишить возможности покупать военные материалы в США в этот отчаянный период?», – отметил спикер.

В то же время, по мнению Ю.Никифорова, японцы на том этапе еще не определились с направлением своей дальнейшей экспансии. Первый вариант предполагал продвижение на Север и планирование одновременного наступления на СССР совместно с Германией с целью захвата Дальнего Востока, то есть развязывания в регионе крупномасштабной войны, требующей в первую очередь качественное развитие сухопутных сил.

Альтернативу этому представлял «южный вариант», согласно которому планировалось активное финансирование программы развития военно-морского флота для экспансии в направлении Юго-Восточной Азии с тем, чтобы осуществить захват колоний западных держав. Хотя внутри японского руководства было еще много разногласий, его подавляющая часть все еще рассчитывала на успех в «большой войне».

В этой сложнейшей обстановке, с одной стороны, советскому генералу Георгию Жукову удается провести решительную операцию по окружению и ликвидации японских войск и продемонстрировать Японии силу и мощь Красной Армии. Главная задача, возлагавшаяся на Жукова, заключалась в быстром подавлении возникшего очага, с тем чтобы не позволить втянуть СССР в длительный вооруженный конфликт на восточном фронте. Проявив свой полководческий талант, Георгий Жуков блестяще справился с поставленной ему задачей. Спикер заявил: «Эксперт Алексей Исаев как-то замечательно сравнил: Халхин-Гол для Жукова был как Тулон для Наполеона. Если бы не было решения направить в Халхин-Гол Жукова, то он вряд ли бы поймал другой шанс отличиться столь выдающимся образом».

С другой стороны, Сталин и Молотов подписывают с гитлеровской Германией договор о ненападении, который в сочетании с военным разгромом японских сил привел к внутриполитическому кризису в самой Японии.

Кабинету министров пришлось немедленно уйти в отставку. Японское руководство было крайне разочаровано действиями Германии, восприняв данный шаг как некое вероломство Гитлера и откровенный «удар ножом в спину». Никифоров считает, что отчасти именно поэтому Япония так и не решилась вступить в войну против СССР в 1941-1942 годах, когда Советский Союз находился в критическом состоянии. В 1941 году Япония подписала Советско-японский пакт о нейтралитете, который в конечном итоге решила не нарушать напрямую, надеясь на окончательный крах Советского Союза.

Старший научный сотрудник Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН Дмитрий Суржик напомнил, как развивались отношения Берлина и Токио непосредственно в межвоенный период. Он заявил, что по окончании Первой мировой войны Япония, так же как и Германия и Италия, чувствовала себя «проигравшим среди победителей».

Япония была вынуждена отказаться от своих экономических преференций в Китае и не получила бывших колоний Германии в Тихом Океане, что способствовало росту реваншистских настроений в ее высших кругах. Она была недовольна как своим положением в целом, так и условиями Версальского мирного договора. Еще больше японскую сторону не устраивало то, что по Вашингтонскому морскому соглашению 1922 года ограничивался ее военно-морской флот.

На этом фоне стало активно развиваться сотрудничество между Германией и Японией. Оно продвигалось настолько успешно, что уже в 1927 году был открыт первый Германо-японский университет. В принципе, обе страны, которые чувствовали себя изгоями, пострадавшими от Антанты, были намерены укреплять свое взаимодействие, которое еще более усилилось после того, как к власти пришел Адольф Гитлер.

В этот период диалог между Японией и нацистской Германией развивался преимущественно «за кулисами», поскольку официальный МИД Германии по-прежнему продолжал поддерживать режим Чана Кайши. Германия не прекращала поставки вооружений китайскому демократическому режиму, который боролся против японской агрессии. Однако вместе с тем существовал своего рода «теневой кабинет», в который входили один из наиболее влиятельных членов и идеологов НСДАП Альфред Розенберг и будущий рейхсканцлер Иоахим фон Риббентроп.

Оба политических деятеля начали активно сотрудничать с послом Японии в Германии – Асимо Хирото. Посол был введен в приближенный круг Гитлера, его знакомят с главой Абвера Вильгельмом Канарисом, с Германом Герингом, третьим лицом в гитлеровской иерархии. Наконец, на квартире Хаусхофера он ведет длительную и оживленную беседу с Рудольфом Гессом, заместителем фюрера по партии. Таким образом, все верхи нацистского руководства были настроены на поддержку Японии. И когда наступает удобный случай – министром иностранных дел становится непосредственно Риббентроп, и все эти завесы секретности в одночасье срываются.

Германия, с одной стороны, поддерживала японскую агрессию, а с другой, Гитлер также поверхностно, с чувством расового превосходства относился к своим союзникам на Дальнем Востоке, отметил Сурик. Спикер процитировал отрывок из речи Гитлера о японских союзниках накануне подписания Договора о ненападении с СССР: «Нам следует видеть в себе хозяев и относиться к этим людям в лучшем случае как к лакированным полуобезьянам, которые должны знать кнут».

Соответственно, исходя из этого, Гитлер ставил во главу угла не общесоюзнические обязательства, а сугубо свои европейские интересы. По этой причине 23 августа в разгар ожесточенных боев на Халхин-Голе в Москве было подписано соглашение о ненападении между гитлеровской Германией и Советским Союзом. Японское руководство убедилось, что остается с СССР один на один. Через месяц после подписания документа, в октябре 1939 года, японский кабинет сменился на более умеренный и осторожный. «Следует помнить одну важную вещь – 14 мая 1941 года Япония подписала советско-японский пакт о нейтралитете, то есть ответила Германии той же монетой, что последняя в 1939 году», – подчеркнул спикер.

По мнению Сурика, тот факт, что Япония так и не напала на Советский Союз в период 1941-1945 связан с тем, что, во-первых, победила военно-морская группировка, которая была нацелена на агрессию против Юго-Восточной Азии и против США в АТР. А во-вторых, экспансия в направлении ЮВА и борьба с США занимали все больше внимания и ресурсов Японии. Более того, в Японии не могли так быстро забыть о пакте Молотова-Риббентропа, который японцы расценили как акт настоящего предательства со стороны Германии. Разрываться на два фронта при ограниченных ресурсах было бы крайне затруднительно, убежден эксперт.

В заключение мероприятия участники круглого стола отметили крайне высокую значимость сражения при реке Халхин-Гол, состоявшегося ровно 80 лет назад, и призвали рассматривать данное событие как неотъемлемую часть всего военного и предшествующего ему периодов. Эксперты выразили мнение о том, что, несмотря на кажущийся на первый взгляд локальный характер конфликта при Халхин-Голе, это событие имело далеко идущие и крайне важные последствия с точки зрения достижения победы в войне.

Источник

Кровавая река. Что Красная армия сделала с японцами на Халхин-Голе

МОСКВА, 20 авг — РИА Новости, Николай Протопопов. Десятки тысяч солдат и офицеров, сотни самолетов и танков, массированные артиллерийские обстрелы и воздушные бомбардировки — ровно 80 лет назад, 20 августа 1939-го, на реке Халхин-Гол начался заключительный этап короткого, но кровопролитного столкновения СССР и Японии. Квантунская армия потерпела сокрушительное поражение и отказалась от попыток перенести границу вглубь Монголии. О том, как это было, — в материале РИА Новости.

Спорная граница

О напряженной обстановке на монгольско-китайской границе заговорили еще в начале 1930-х. В 1932-м под на оккупированной японцами китайской территории образовалось марионеточное государство Маньчжоу-го. Там постоянно присутствовал японский многотысячный военный контингент, политическое руководство полностью контролировал император Японии.

Вскоре Монголии предъявили территориальные претензии, потребовав перенести границу на 25 километров. Вооруженный конфликт был неизбежен, в Улан-Баторе это хорошо понимали. Однако в одиночку противостоять обученной и оснащенной регулярной армии страна не могла.

Ожидая военного вторжения, Улан-Батор обратился к Москве. В 1936-м СССР и Монголия подписали протокол о взаимопомощи, в соответствии с которым на территории Монголии в приграничных с Китаем районах развернули части Красной армии — порядка 30 тысяч военнослужащих, более 500 танков и бронемашин, порядка сотни боевых самолетов.

Японцы предприняли несколько попыток отодвинуть границу, но всякий раз советские войска их отбрасывали назад. Провокации на приграничной территории временно прекратились.

Однако в 1939-м японские генералы подготовили вторжение на территорию Монголии на 70-километровом участке вдоль реки Халхин-Гол. Этот район выбрали потому, что на западном берегу реки планировали построить железную дорогу для снабжения войск в случае войны с СССР. Чтобы с началом боевых действий дорога не оказалась в зоне обстрела, японцам было необходимо отодвинуть границу вглубь Монголии примерно на 20 километров.

К 11 мая японцы сосредоточили в районе Халхин-Гола более двух с половиной тысяч военнослужащих, несколько десятков бронемашин, орудий и пулеметов. Активно применялась конница. Монгольские пограничники не смогли отбить атаку, и через два дня японцы уже полностью контролировали оба берега реки. Советское правительство протестовало и требовало от Японии немедленно отвести войска. Однако нота, врученная послу Японии в Москве, осталась без ответа. СССР пришлось ввязаться в конфликт.

Господство в воздухе

В Монголии в 300 километрах от места боевых действий в это время базировался 57-й особый корпус. В его состав входила 100-я смешанная авиабригада — порядка 80 истребителей, штурмовиков и бомбардировщиков. Подавляющее большинство машин устарело, было слабо вооружено и плохо защищено.

Читайте также:  Дом дача первая линия от реки

Например, истребители И-15 значительно уступали японским. Техническое состояние машин тоже оставляло желать лучшего. К тому же только менее половины личного состава занимались боевой подготовкой и обучением, многие не имели навыков воздушного боя, не умели воевать в группе. Квалифицированных кадров не хватало, в частях сильно хромала дисциплина.

В итоге в первый же день боев советские войска потеряли почти 20 самолетов, а японцы — всего одну машину. Большие потери были и на земле. Требовалось срочно исправлять ситуацию. Из Москвы пришел приказ не применять авиацию до особого распоряжения. Наземные части советских и монгольских войск остались без прикрытия, японские летчики господствовали в воздухе.

В конце мая в Монголию прибыло подкрепление — сюда командировали лучших военных летчиков СССР. В группе числились 48 опытных инструкторов, воевавших в Испании и Китае, многие — Герои Советского Союза. Они взяли на себя обучение пилотов, возглавили полки и эскадрильи, лично принимали участие в воздушных боях.

Всего за несколько недель им удалось разработать новую тактику боя, улучшить систему наблюдения и связи, организовать оборудование новых взлетно-посадочных полос недалеко от линии фронта. Авиачасти получили новую технику, модернизированные самолеты.

Июльское пекло

В июне активные боевые действия в воздухе возобновились. Двадцать второго июня в небе над Халхин-Голом состоялось крупнейшее воздушное сражение: более 200 самолетов с обеих сторон. Советские войска потеряли тогда 17 истребителей, японцы — порядка 30. Ситуация выправлялась.

На земле на первых порах тоже были проблемы. Руководство 57-го особого корпуса потеряло контроль над ситуацией в первые же дни конфликта. Москва назначила командующим советской группировкой Георгия Жукова. Пользуясь июньским затишьем, его штаб организовал подготовку личного состава к предстоящим боям. Особое внимание уделяли технике ближнего боя, которым до этого подавляющее большинство бойцов не владело. Это, в частности, послужило причиной больших потерь.

Второго июля японцы приступили ко второй фазе операции. Они планировали обогнуть советско-монгольскую группировку с правого фланга, отрезать ее от снабжения и уничтожить. Япония перебросила на Халхин-Гол две дополнительные пехотные дивизии, два танковых полка и один артиллерийский. Таким образом, сформировалась серьезная группировка — около 40 тысяч военнослужащих, 130 танков и более 200 самолетов. Утром Квантунская армия двинулась в наступление. Японцы прорвали оборону советско-монгольских войск и переправились через реку.

Под угрозой окружения Георгий Жуков был вынужден бросить в бой танковую бригаду без поддержки пехоты. Наступление японцев остановили ценой высоких потерь. Плацдарм на западном берегу они не удержали.

Сокрушительный разгром

Реванш за июльское поражение японцы попытались взять в августе 1939-го. На Халхин-Гол стянули около 70 тысяч солдат и офицеров, 500 орудий, почти 200 танков и 700 самолетов. Им противостояли 57 тысяч красноармейцев, около тысячи танков и бронемашин, 500 орудий и минометов и столько же самолетов.

Однако советское командование опередило японских генералов, разработав к 20 августа план наступления, решившего исход войны. В рамках операции создали три крупных группы войск — Центральную, Южную и Северную. Центральная ударила сразу по всему фронту, две другие прорывали оборону по флангам противника. В этот раз командование советской группировки тщательно подготовилось к боевым действиям — была проведена рекогносцировка, воздушная разведка, японцам скармливали дезинформацию якобы о подготовке обороны, а не атаки.

Наступление Красной армии оказалось полной неожиданностью для противника. Сто пятьдесят бомбардировщиков под прикрытием истребителей обрушили на позиции японцев десятки тонн бомб. Следом — массированный трехчасовой артиллерийский обстрел оборонительных укреплений. Японскую группировку окружили и разгромили за шесть дней. Благодаря грамотной подготовке и отработанной тактике боя, советские летчики практически полностью уничтожили воздушный флот японцев. Пресекались все их попытки отбомбиться по наступающим войскам и аэродромам базирования. Наземные войска японцев угодили в котел без всяких шансов оттуда вырваться.

Зачистка территории Монголии от японцев продолжалась до конца августа, хотя эпизодические стычки на земле и воздушные бои случались до середины сентября. Стоит отметить, что японцы сражались до последнего и предприняли несколько отчаянных и безуспешных ответных атак. Пятнадцатого сентября 1939-го им все же пришлось подписать договор о прекращении огня.

Согласно советским данным, в ходе войны на реке Халхин-Гол потери японцев превысили 60 тысяч убитыми, ранеными, пленными и пропавшими без вести. У Красной армии — около десяти тысяч убитых и пропавших без вести, 15 тысяч раненых.

Источник

Битва при реке халхин

Победа СССР на Халхин-Голе. Забытая война

Международная обстановка в предвоенное время характеризовалась, с одной стороны, острыми империалистическими противоречиями внутри стран капиталистического мира, а с другой — их общей враждебностью к Стране Советов, первому в мире социалистическому государству. Империализм стремился разрешить эти противоречия военными, насильственными средствами.

Причем главной тенденцией в политике наиболее агрессивных государств — Германии и Японии — было стремление объединить усилия для нападения на СССР с двух сторон, и навязать Советскому Союзу войну на два фронта. Эта тенденция еще больше усиливалась и приобретала определенную направленность в связи с заключением в 1936 г. «антикоминтерновского пакта» и образованием военно-политического блока фашистских государств, в который вошли Германия, Италии и Япония. Создание такой военно-политической коалиции с распределением сфер действия ее участников преследовало цель разжечь очаги войны в Европе и Азии. В 1938 г. немецко-фашистская армия захватила Австрию, оккупировала Чехословакию, а в апреле 1939 г. Гитлер утвердил план «Вайс», предусматривавший нападение на Польшу до 1 сентября 1939 г.

Знаменитая Сталинская Индустриализация фактически была актом холодной войны тех лет для экстренного создания современных вооружений в ответ на открытые военные приготовления соседей. Сейчас демонстративно игнорируется то, что Советская Россия считалась слабым противником и лакомым куском для агрессора. Планы раздела территории СССР открыто строила даже Финляндия, проводя соответствующие обсуждения в парламенте.

Но это была далеко не только холодная война, Советская Россия практически все 30-е годы вела самую настоящую «горячую» оборонительную войну, реальная война началась задолго до 1941 г. Крупный японский историк И.Хата утверждает, что на советско-китайской границе только за 1933-34 гг. произошло 152 боестолкновения японских и советских войск, в 1935 г. — 136 и в 1936 г. — 2031. Нападающей стороной всегда были японцы.

На Востоке японская армия вторглась в Китай, оккупировала всю территорию Маньчжурии, создав здесь марионеточное государство Маньчжоу-Го, во главе которого был поставлен последний император пинской династии Генри Пу И. Японские захватчики установили в нем военно-полицейский режим. Маньчжурия была превращена в плацдарм агрессии против СССР, Монголии и Китая.

Первым шагом агрессии явилось вторжение японцев в июле 1938 г. на советскую территорию у оз. Хасан. Эта ничем особенным не примечательная приграничная полоса земли, изрезанная холмами, долинами рек, стала местом жарких схваток. Советские войска в упорных боях одержали здесь важную победу. Однако японские агрессоры не успокоились. Они стали готовиться к более масштабной военной акции, и не только с целью реванша.

Осенью 1938 г. в генеральном штабе японской армии был разработан план войны против МНР и СССР, предусматривавший захват Монгольской Народной Республики и овладение Советским Приморьем. Японский генштаб планировал перерезать транссибирскую магистраль, отторгнуть Дальний Восток от остальной части Советского Союза. По свидетельству одного из офицеров японского генерального штаба, основной стратегический замысел японского командования по этому плану заключался в том, чтобы сосредоточить в Восточной Маньчжурии главные военные силы и направить их против советского Дальнего Востока. Квантунская армия должна была захватить Уссурийск, Владивосток, а затем Хабаровск и Благовещенск.

В мае 1939 года началась битва японских и советских войск на реке Халхин-Гол. Вооружённый конфликт проходил в апреле-сентябре 1939 года у реки Халхин-Гол на территории Монголии, недалеко от границы с Маньчжурией.

Победа в этой битве предопределила невмешательство Японии в агрессию Германии против СССР, что избавило Россию от необходимости во Второй Мировой войне сражаться на два фронта. Командовал войсками будущий маршал Победы Георгий Константинович Жуков.

Западная историография замалчивает и искажает военные события на Халхин-Голе в 1939 г. Названия Халхин-Гол нет в западной литературе, вместо него используется термин инцидент у Номон-хан (по названию приграничной горы), якобы спровоцированный советской стороной, чтобы показать свою военную силу. Западные историографы утверждают, что это была изолированная военная акция, устрашающая операция, будто бы навязанная японцам Советским Союзом.

1 июня 1939 года заместителя командующего войсками Белорусского военного округа Жукова срочно вызвали к наркому обороны Ворошилову. Накануне у Ворошилова состоялось совещание. Начальник Генштаба Б.М. Шапошников доложил обстановку на Халкин-Голе. Ворошилов заметил, что для руководства боевыми действиями там больше бы подошел хороший кавалерийский начальник. Тут же всплыла кандидатура Жукова. Ворошилов принял авторитетное предложение Начальника Генерального штаба Шапошникова.

5 июня Г.К. Жуков прибыл в штаб советского 57-го отдельного корпуса, находившегося в Монголии. Несколько дней машина комдива колесила по степи, Жуков лично хотел осмотреть все. Опытным глазом командира он оценивал слабые и сильные стороны немногочисленных советско-монгольских войск, вышедших в район Халкин-Гола. Он отправляет в Москву срочное донесение: необходимо немедленно усилить советскую авиацию, направить в Монголию не менее трех стрелковых дивизий и танковую бригаду. Цель: готовить контрудар. Предложения Жукова были приняты. Жуков торопился укрепить оборону у Халкин-Гола, особенно на плацдарме за рекой, затем как можно быстрее было необходимо подтягивать резервы из Советского Союза.

Источник



Битва при Халкин-Голе

Бои на Халхин-Голе [сн 3] (монг. Халхын голын байлдаан , яп. ノモンハン事件 Номон-хан дзикэн) — вооружённый конфликт (необъявленная война), продолжавшийся с весны по осень 1939 года у реки Халхин-Гол [сн 4] на территории Монголии недалеко от границы с Маньчжурией (Маньчжоу-го), между СССР и Японией. Заключительное сражение произошло в последних числах августа и завершилось полным разгромом 6-й отдельной армии Японии. Перемирие между СССР и Японией было заключено 15 сентября.

Содержание

Предыстория конфликта

В 1932 году завершилась оккупация Маньчжурии японскими войсками. На оккупированной территории было создано «марионеточное» государство Маньчжоу-го, которое планировалось использовать как плацдарм для дальнейшей агрессии против Монголии, Китая и СССР.

Начало конфликту положили требования японской стороны о признании реки Халхин-Гол границей между Маньчжоу-го и Монголией (старая граница проходила на 20-25 км восточнее). Одной из причин такого требования являлось желание обеспечить безопасность строящейся японцами в этом районе железной дороги Халун-Аршан — Ганьчжур.

В 1935 году начались столкновения на монголо-маньчжурской границе. Летом того же года начались переговоры между представителями Монголии и Маньчжоу-го о демаркации границы. К осени переговоры зашли в тупик.

12 марта 1936 году между СССР и МНР был подписан «Протокол о взаимопомощи». С 1937 года в соответствии с этим протоколом на территории Монголии были развёрнуты части Красной Армии.

В 1938 году между советскими и японскими войсками у озера Хасан уже произошёл двухнедельный конфликт, закончившийся победой СССР.

Май 1939 г. Первые сражения

В 1939 г. напряжённость на границе усилилась.

11 мая 1939 г. отрядом японской кавалерии численностью до 300 человек была атакована монгольская пограничная застава на высоте Номон-Хан-Бурд-Обо. 14 мая в результате аналогичной атаки при поддержке авиации была занята высота Дунгур-Обо.

17 мая командир 57-го особого стрелкового корпуса комдив Н. В. Фекленко послал к Халхин-Голу группу советских войск в составе трех мотострелковых рот, роты бронемашин, сапёрной роты и артиллерийской батареи. 22 мая советские войска перешли Халхин-Гол и отбросили японцев к границе.

В период с 22 по 28 мая в районе конфликта сосредотачиваются значительные силы. В составе советско-монгольских войск было 668 штыков, 260 сабель, 58 пулемётов, 20 орудий и 39 бронемашин. Японские силы составляли 1680 штыков, 900 сабель, 75 пулемётов, 18 орудий, 6 бронемашин и 1 танк.

28 мая японские войска, обладая численным превосходством, перешли в наступление, имея целью окружить противника и отрезать его от переправы на западный берег Халхин-Гола. Советско-монгольские войска отступили, но план окружения сорвался, во многом благодаря действиям батареи под командованием старшего лейтенанта Бахтина.

На следующий день советско-монгольские войска провели контрнаступление, оттеснив японцев на исходные позиции.

Июнь. Борьба за господство в воздухе

Хотя на земле в июне не произошло ни одного столкновения, в небе развернулась воздушная война. Уже первые столкновения в конце мая показали преимущество японских авиаторов. Так, за два дня боев советский истребительный полк потерял 15 истребителей, в то время как японская сторона потеряла всего одну машину [3] .

Советскому командованию пришлось пойти на радикальные меры: 29 мая из Москвы в район боевых действий вылетела группа лётчиков-асов во главе с заместителем начальника ВВС РККА Яковом Смушкевичем. Многие из них были Героями Советского Союза, а также имевшими боевой опыт в небе Испании и Китая. После этого силы сторон в воздухе стали примерно равными.

В начале июня Н. В. Фекленко был отозван в Москву, а на его место по предложению начальника оперативного отделения Генерального штаба М. В. Захарова был назначен Г. К. Жуков. Вскоре после прибытия в июне 1939 года в район военного конфликта Г. К. Жукова, он предложил свой план боевых действий: ведение активной обороны на плацдарме за Халхин-Голом и подготовка сильного контрудара по противостоящей группировке японской Квантунской армии. Наркомат обороны и Генеральный штаб РККА согласился с предложениями, выдвинутыми Г. К. Жуковым. К району конфликта стали стягиваться необходимые силы [сн 5] . Начальником штаба корпуса стал прибывший вместе с Жуковым комбриг М. А. Богданов. Помощником Жукова по командованию монгольской кавалерией стал корпусной комиссар Ж. Лхагвасурэн.

Для координации действий советских войск на Дальнем Востоке и частей Монгольской народно-революционной армии, из Читы в район реки Халхин-Гол прибыл командарм Г. М. Штерн.

Воздушные бои возобновились с новой силой в двадцатых числах июня. В результате сражений 22, 24 и 26 июня японцы потеряли более 50 самолетов.

Ранним утром 27 июня японской авиации удалось нанести внезапный удар по советским аэродромам, что привело к уничтожению 19 машин.

Весь июнь советская сторона занималась обустройством обороны на восточном берегу Халхин-Гола и планированием решающего контрнаступления. Для обеспечения господства в воздухе сюда были переброшены новые советские модернизированные истребители И-16 и «Чайка». Так в результате боя 22 июня, который получил широкую известность в Японии [сн 6] было обеспечено превосходство советской авиации над японской и удалось захватить господство в воздухе [сн 7] .

В это же время — 26 июня 1939 года было сделано первое официальное заявление советского правительства по поводу событий на Халхин-Голе [сн 8] .

Июль. Наступление японской группировки

К концу июня 1939 года штабом Квантунской армии был разработан план новой пограничной операции под наименованием «Второй период номонханского инцидента». В общих чертах он был идентичен майской операции японских войск, но на этот раз помимо задачи окружения и уничтожения советских войск на восточном берегу реки Халхин-Гол перед японскими войсками ставилась задача форсировать реку Халхин-Гол и прорвать оборону Красной Армии на оперативном участке фронта.

Читайте также:  Спрятанный лес близко река

2 июля японская группировка перешла в наступление. В ночь со 2-го на 3-е июля войска генерал-майора Кобаяси форсировали реку Халхин-Гол и после ожесточенного боя захватили на её западном берегу гору Баян-Цаган, находящуюся в 40 километрах от маньчжурской границы. Сразу же после этого японцы сосредоточили здесь свои главные силы и стали чрезвычайно интенсивно строить фортификационные сооружения и возводить эшелонированную оборону. В дальнейшем планировалось, опираясь на господствовавшую над местностью гору Баян-Цаган, ударить в тыл оборонявшихся на восточном берегу реки Халхин-Гол советских войск, отрезать и в дальнейшем уничтожить их.

На восточном берегу Халхин-Гола также начались ожесточённые бои. Японцы, наступая силами двух пехотных и двух танковых полков (130 танков) против полутора тысяч красноармейцев и двух монгольских кавалерийских дивизий, численностью в 3,5 тысячи конников первоначально добились успеха. Из сложного положения обороняющиеся советские войска выручил заранее созданный Г. К. Жуковым подвижный резерв, который был оперативно введен в действие. [сн 9] .

Вокруг горы Баян-Цаган развернулись ожесточенные бои. С обеих сторон в них участвовало до 400 танков и бронемашин, более 800 артиллерийских орудий и сотни самолетов. Советские артиллеристы вели огонь по противнику прямой наводкой, а в небе над горой в отдельные моменты находилось до 300 самолетов с обеих сторон. Особенно отличились в этих боях 149-й стрелковый полк майора И. М. Ремизова и 24-й мотострелковый полк И. И. Федюнинского.

На восточном берегу Халхин-Гола к ночи 3 июля советские войска ввиду численного превосходства противника отошли к реке, сократив размер своего восточного плацдарма на её берегу, однако ударная группировка японцев под командованием генерал-лейтенанта Ясуоки не выполнила поставленной перед нею задачи.

Группировка же японских войск на горе Баян-Цаган оказалось в полуокружении. К вечеру 4 июля японские войска удерживали только вершину Баян-Цагана — узкую полоску местности в пять километров длиной и два километра шириной. 5 июля японские войска начали отступление в сторону реки. Для того, чтобы заставить своих солдат драться до последнего, по приказу японского командования был взорван единственный понтонный мост через Халхин-Гол, имеющийся в их распоряжении. В конце концов, японские войска у горы Баян-Цаган начали повальное отступление с занимаемых позиций к утру 5 июля. На склонах горы Баян-Цаган погибло более 10 тысяч японских солдат и офицеров. Были потеряны почти все танки и большая часть артиллерии [3] .

Результатом этих боев явилось то, что в дальнейшем, как позже Г. К. Жуков отмечал в своих мемуарах, японские войска «больше не рискнули переправляться на западный берег реки Халхин-Гол». Все дальнейшие события происходили на восточном берегу реки.

Однако японские войска продолжали оставаться на территории Монголии и военное руководство Японии планировало новые наступательные операции. Таким образом, очаг конфликта в районе Халхин-Гола сохранялся. Обстановка диктовала необходимость восстановить государственную границу Монголии и кардинально разрешить этот пограничный конфликт. Поэтому Г. К. Жуков стал планировать наступательную операцию с целью полного разгрома всей японской группировки, находившейся на территории Монголии.

Июль — август. Подготовка контрнаступления советских войск

57-й особый корпус был развернут в 1-ю армейскую (фронтовую) группу под командованием Г. К. Жукова. В соответствии с постановлением Главного военного совета РККА для руководства войсками был учреждён Военный совет армейской группы в составе командующего — комкора Г. К. Жукова, дивизионного комиссара М. С. Никишева и начальника штаба комбрига М. А. Богданова.

К месту конфликта срочно стали перебрасываться новые войска, в том числе 82-я стрелковая дивизия [сн 10] , [сн 11] . Из Московского военного округа была переброшена 37-я танковая бригада, имевшая на вооружении танки БТ-7 и БТ-5 на территории Забайкальского военного округа была проведена частичная мобилизация и сформирована 114-я и 93-я стрелковые дивизии.

8 июля японская сторона вновь начала активные боевые действия. Ночью они повели наступление крупными силами на восточном берегу Халхин-Гола против позиции 149-го стрелкового полка и батальона стрелково-пулеметной бригады, которые были совершенно не готовы к этой атаке японцев. В результате этой атаки японцев 149-му полку пришлось отойти к реке, сохраняя плацдарм всего в 3-4 километра. При этом были брошены одна артиллерийская батарея, взвод противотанковых орудий и несколько пулеметов.

Несмотря на то, что такого рода внезапные ночные атаки японцы в дальнейшем проводили ещё несколько раз, а 11 июля им удалось захватить высоту, они в результате контратаки советских танков и пехоты, которую возглавил командир 11-й танковой бригады комбриг М. П. Яковлев [сн 12] , были выбиты с высоты и отброшены на исходные позиции. Линия обороны на восточном берегу Халхин-Гола была полностью восстановлена.

С 13 по 22 июля в боевых действиях наступило затишье, которое обе стороны использовали для наращивания своих сил. Советская сторона принимала энергичные меры по укреплению плацдарма на восточном берегу реки, который требовался для проведения планируемой Г. К. Жуковым наступательной операции против японской группировки. На этот плацдарм были переброшены 24-й мотострелковый полк И. И. Федюнинского и 5-я стрелково-пулеметная бригада.

23 июля японцы после артиллерийской подготовки начали наступление на правобережный плацдарм советско-монгольских войск. Однако после двухдневных боев, понеся значительные потери, японцам пришлось отойти на исходные позиции. В это же время происходили интенсивные воздушные бои, так с 21 по 26 июля японская сторона потеряла 67 самолетов, советская только 20.

Значительные усилия легли на плечи пограничников. Для прикрытия границы Монголии и охраны переправ через Халхин-Гол из Забайкальского военного округа был переброшен сводный батальон советских пограничников под командованием майора А. Булыги [сн 13] . Только за вторую половину июля пограничники задержали 160 подозрительных лиц, среди которых были выявлены десятки японских разведчиков.

Во время разработки наступательной операции против японских войск выдвигались предложения как в штабе армейской группы, так и в Генеральном штабе РККА о переносе боевых действий с территории Монголии на маньчжурскую территорию, однако эти предложения были категорически отвергнуты политическим руководством страны [сн 14] .

В результате проведенной обеими сторонами конфликта работы к началу советского контрнаступления 1-я армейская группировка Жукова имела в своем составе около 57 тысяч человек, 542 орудия и миномета, 498 танков, 385 бронемашин и 515 боевых самолетов [3] , противостоящая ей японская группировка — специально сформированная императорским декретом японская 6-я отдельная армия под командованием генерала Огису Риппо, имела в своем составе 7-ю и 23-ю пехотные дивизии, отдельную пехотную бригаду, семь артиллерийских полков, два танковых полка, маньчжурской бригады, три полка баргутской кавалерии, два инженерных полка и другие части, что в общей сложности составляло более 75 тысяч человек, 500 артиллерийских орудий, 182 танка, 700 самолетов [3] . Следует также отметить, что в составе японской группировки было немало солдат, получивших боевой опыт во время войны в Китае.

Генерал Риппо и его штаб также планировали наступление, которое было назначено на 24 августа. При этом с учетом печального для японцев опыта боев на горе Баян-Цагане в этот раз охватывающий удар планировался на правом фланге советской группировки. Форсирование реки не планировалось.

Во время подготовки Г. К. Жуковым наступательной операции советских и монгольских войск был тщательно разработан и неукоснительно соблюдался план оперативно-тактического обмана противника [сн 15] . Для введения противника в заблуждение в ранний период подготовки к наступлению советская сторона по ночам с помощью звуковых установок имитировала шум движения танков и бронемашин, самолётов и инженерных работ. Вскоре японцам надоело реагировать на источники шумов [сн 16] , поэтому во время реальной перегруппировки советских войск их противодействие было минимальным. Также всё время подготовки к наступлению советской стороной велась активная радиоэлектронная борьба с противником [сн 17] . Несмотря на общее превосходстве в силах японской стороны, к началу наступления Жукову удалось достичь почти трехкратного превосходства в танках и в 1,7 раза — в самолетах. Для проведения наступательной операции были созданы двухнедельные запасы боеприпасов, продовольствия и горюче-смазочных материалов [сн 18] .

В ходе наступательной операции Г. К. Жуков планировал, используя маневренные механизированные и танковые части, неожиданными сильными фланговыми ударами окружить и уничтожить противника [сн 19] в районе между государственной границей МНР и рекой Халхин-Гол.

Наступающие войска были разделены на три группы — Южную, Северную и Центральную. Главный удар наносился Южной группой под командованием полковника М. И. Потапова, вспомогательный удар — Северной группой, которой командовал полковник И. П. Алексеенко. Центральная группа под командованием комбрига Д. Е. Петрова должна была сковать силы противника в центре, на линии фронта, тем самым лишить их возможности маневра. В резерве, сосредоточенном в центре, находились 212-я авиадесантная и 9-я мотоброневая бригады и танковый батальон. Также в операции участвовали монгольские войска — 6-я и 8-я кавалерийские дивизии под общим командованием маршала X. Чойбалсана.

Наступление советско-монгольских войск началось 20 августа, тем самым упреждая наступление японских войск, назначенное на 24 августа.

Август. Нанесение удара советскими войсками. Разгром противника

Наступление советско-монгольских войск, начавшееся 20 августа, оказалось полной неожиданностью для японского командования [сн 20] . В 6 часов 15 минут началась мощная артиллерийская подготовка и авиационный налет на позиции противника. В 9 часов началось наступление сухопутных войск. В первый день наступления атакующие войска действовали в полном соответствии с планами, за исключением заминки, случившейся при переправе танков 6-й танковой бригады, так как при переправе через Халхин-Гол не выдержал тяжести танков наведенный саперами понтонный мост.

Наиболее упорное сопротивление противник оказывал на центральном участке фронта, где у японцев имелись хорошо оборудованные инженерные укрепления — здесь наступавшим удалось за день продвинуться всего на 500—1000 метров. Уже 21-го и 22-го августа японские войска, придя в себя, повели упорные оборонительные бои, поэтому Г. К. Жукову пришлось ввести в сражение резервную 9-ю мотоброневую бригаду.

Хорошо действовала в это время и советская авиация. Только за 24 и 25 августа бомбардировщики СБ совершили 218 боевых групповых вылетов и сбросили на противника около 96 тонн бомб. Истребителями за эти два дня в воздушных боях было сбито около 70 японских самолетов [3] .

В целом же, следует отметить, что командование 6-й японской армии в первый день наступления не смогло определить направление главного удара наступающих войск и не предприняло попытки оказать поддержки своим войскам, оборонявшимся на флангах. Бронетанковые и механизированные войска Южной и Северной групп советско-монгольских войск к исходу 26 августа соединились и завершили полное окружение 6-й армии японской. После этого началось её дробление отсекающими ударами и уничтожение по частям.

В целом японские солдаты, в основном пехотинцы, как отмечал позднее Г. К. Жуков в своих мемуарах, дрались крайне ожесточенно и исключительно упорно, до последнего человека. Часто японские блиндажи и дзоты захватывались только тогда, когда там уже не было ни одного живого японского солдата. В результате упорного сопротивления японцев 23 августа на Центральном участке фронта Г. К. Жукову пришлось даже ввести в бой свой последний резерв: 212-ю авиадесантную бригаду и две роты пограничников, хотя при этом он и шёл на немалый риск [сн 21] .

Неоднократные попытки японского командования провести контратаки и деблокировать окруженную в районе Халхин-Гола группировку [сн 22] закончились неудачей. После боев 24-26 августа командование Квантунской армии до самого конца операции на Халхин-Голе не пыталось больше деблокировать свои окруженные войска, смирившись с неизбежностью их гибели.

Последние бои ещё продолжались 29 и 30 августа на участке севернее реки Хайластын-Гол. К утру 31 августа территория Монгольской Народной Республики была полностью очищена от японских войск. Однако это ещё не было полным окончанием пограничного конфликта (фактически необъявленной войны Японии против СССР и союзной ему Монголии). Так 4 и 8 сентября японские войска предприняли новые попытки проникновения на территорию Монголии, однако они сильными контрударами отброшены за линию государственной границы. Продолжались и воздушные бои [сн 23] , которые прекратились только с заключением официального перемирия [сн 24] .

15 сентября 1939 года было подписано соглашение между Советским Союзом, МНР и Японией о прекращении военных действий в районе реки Халхин-Гол, которое вступило в силу на следующий день [сн 25] .

Итоги

Победа СССР на Халхин-Голе сыграла решающую роль в ненападении Японии на СССР. Примечательным фактом является то, что когда в декабре 1941 года войска Германии стояли под Москвой, Гитлер яростно требовал от Японии напасть на СССР на Дальнем Востоке. Именно поражение на Халхин-Голе, как считают многие историки, сыграло главную роль в отказе от планов нападения на СССР в пользу нападения на США.

7 декабря 1941 года Япония совершила нападение на Пёрл-Харбор, что послужило поводом вступления США во Вторую мировую войну. Целью нападения на Пёрл-Харбор являлась нейтрализация тихоокеанского флота США для того, чтобы обеспечить свободу действий японской армии и флота в юго-восточной Азии.

Осенью 1941 года руководство СССР получило сообщение разведчика Зорге о том, что Япония не собирается нападать на СССР. Эта информация позволила в самые критические дни обороны Москвы в конце октября — начале ноября 1941 года перебросить с дальнего Востока до двадцати свежих, полностью укомплектованных и хорошо экипированных стрелковых дивизий и несколько танковых соединений [сн 26] , которые сыграли одну из ключевых ролей в обороне Москвы, а также позволили в дальнейшем советским войскам перейти в контрнаступление под Москвой в декабре 1941 года.

Литература

  • Жуков Г. К.Воспоминания и размышления. Глава седьмая. Необъявленная война на Халхин-Голе. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002.
  • Шишов А. В.Россия и Япония. История военных конфликтов. — М.: Вече, 2001.
  • Федюнинский И.И.На Востоке. — М.: Воениздат, 1985.
  • Новиков М.В.Победа на Халхин-Голе. — М.: Политиздат, 1971.
  • Кондратьев В.Халхин-Гол: Война в воздухе. — М.: Техники — Молодежи, 2002.
  • Кондратьев В. Битва над степью. Авиация в советско-японском вооруженном конфликте на реке Халхин-Гол. — М.: Фонд содействия авиации «Русские витязи», 2008. — 144 с. — (Серия: Воздушные войны XX века). — 2000 экз. — ISBN 978-5-903389-11-7

Кинематограф

Боям на реке Халхин-Гол посвящен советско-монгольский художественный фильм «Слушайте на той стороне» режиссёров Бориса Ермолаева и Бадрахына Сумху (1971).

65-летию окончания боёв на реке Халхин-Гол и советско-монгольской экспедиции по местам боевой славы посвящён телевизионный фильм «Дорогами отцов» иркутской тележурналистки Натальи Волиной (2004).

Источник

Adblock
detector