Меню

Бои у озера хасан полководец

Хасанская боль полковника Берзарина

«На Хасане произошло столкновение с японцами, в котором мы не отступили. Тогда ходили слухи, что там поначалу все было не так хорошо, как об этом писали, но тем не менее мы там не отступили», — вспоминал Константин Симонов. В июльском номере мы рассказали о трагедии маршала Василия Блюхера, арестованного сразу после хасанских боев («Падение с Безымянной высоты», «Родина» N7, 2018 год). Сегодня продолжение темы.

Хроника

29 июля 1938 года, оттеснив советских пограничников, японцы захватили высоту Безымянная у озера Хасан.

30-го в бой вступила Особая Краснознаменная Дальневосточная армия (ОКДВА): две роты 40-й стрелковой дивизии отбили высоту.

Но 31 июля 75-й пехотный полк японцев, отбросив два батальона 40-й дивизии, занял и Безымянную, и Заозерную, и высоту Пулеметная горка.

2 августа высоты атаковала вся 40-я дивизия. Но безуспешно.

6-го, при поддержке авиации и танков 2-й механизированной бригады, на высоты двинулся уже 39-й стрелковый корпус комкора Г.М. Штерна — 32-я Саратовская Краснознаменная стрелковая дивизия (полковник Н.Э. Берзарин), 40-я стрелковая имени С. Орджоникидзе (полковник В.К. Базаров) и батальон 39-й Тихоокеанской дивизии.

К 10 августа корпус потеснил сосредоточившуюся на высотах 19-ю пехотную дивизию японцев. Но полностью территорию СССР враг очистил лишь после того, как 11го было достигнуто соглашение о прекращении огня 1 .

То есть поставленную им задачу войска ОКДВА выполнили лишь частично.

Командиры и бойцы

Ни Берзарин, ни Базаров не маневрировали, атаковали укрепленную позицию в лоб. Хотя 5 августа Москва разрешила даже — если нужно выйти японцам в тыл — пересекать границу Маньчжурии.

Оба комдива неправильно использовали танки — бросая их в атаку массами на неподходящей местности. Не дали времени провести разведку. 3-й батальон 2-й мехбригады «сунулся в воду, не зная броду», застрял в болотистой пойме ручья, превратился в малоподвижную мишень, остался с десятью танками из 43 и помочь 32-й дивизии не смог 3 .

Главное же — отсутствовало взаимодействие родов войск. «Нужно, наконец, добиться, — негодовали составители отчета о работе артиллерии на Хасане, — чтобы пехотный командир умел использовать артиллерию . А то он «забывает» ставить задачи даже своим собственным пушкам — полковым и батальонным»! 4

Впрочем, артиллерия вряд ли чем могла помочь. Потому что и у Базарова, и у Берзарина не организовывали разведку. Совсем! 5 Не имея сведений о противнике, пехотинцы и танкисты и не могли поставить артиллерии конкретные задачи. А сама артиллерия инициативу проявлять не привыкла.

Да и как добиться взаимодействия без быстродействующей связи? У командиров батальонов и полков были и телефон, и радиостанция, но они пренебрегали ими. И уходили в боевые порядки — управлять «личным общением и личным примером» 6 .

Отделения, взводы и роты наступали под огнем безостановочно. (А не так, как положено — подготовляя перебежки пулеметным и винтовочным огнем).

Гранаты сплошь и рядом метали, не выдернув чеку, — и те не разрывались.

Вплоть до 10 августа бойцы пренебрегали самоокапыванием.

Не умели маскироваться. Куски дерна, которыми обкладывали бруствер окопов, вырезали рядом — и тем самым демаскировали окопы.

Танкисты были не натренированы в наблюдении из танка, в действиях в ближнем бою. » . Танки действовали плохо, — подытоживал Г.М. Штерн, — артиллерия работала посредственно» 7 .

Да неужто этими неумехами командовал тот самый Николай Эрастович Берзарин, что в 1944-1945 годах успешно руководил 5-й ударной армией?! Отличившийся в самых блестящих операциях Великой Отечественной — Ясско-Кишиневской (август 44-го) и Висло-Одерской (январь 45-го)? Наконец, ставший 24 апреля 1945 года первым советским комендантом Берлина?

Комдив

Погибший в автокатастрофе в июне 45-го, он не оставил мемуаров. Не сохранилось от него дневников и писем. И многое мы можем лишь предполагать.

Но малоудачный хасанский дебют полковника Николая Берзарина был логичен.

Он не имел не то что академического — необходимого командиру дивизии! — но и просто нормального военного образования, окончив лишь 4месячные командные курсы и курсы усовершенствования комсостава (КУКС). Да, на последних должны были учить организации взаимодействия родов войск — основе победы в современном бою. Но не учили.

Да и мало было военного образования командиру 30-х годов прошлого века. Он обязан был постоянно думать. Учитывать, принимая решение, множество факторов; быстро реагировать на изменения обстановки.

Привычку думать дает общее образование.

А у Берзарина — сына питерского рабочего — оно было начальным. Другого получить не удалось. Как и комдиву 40-й полковнику Владимиру Кузьмичу Базарову. Как и многим их подчиненным.

В 1936 году основная масса командного и начальствующего состава ОКДВА имела за плечами 4-6 классов 8 ; в 1938м — не больше. В 40-й дивизии к весне 1937 года нормальную военную школу не заканчивали 40% комначсостава 9 .

Подчиненные не слишком привыкли к дисциплине. В РККА слишком долго пытались воспитывать не солдата, а «революционного бойца» — настолько сознательного, что ему не нужны меры принуждения. На дисциплину, сетовал еще в августе 1932 года начальник боевой подготовки сухопутных сил РККА А.И. Седякин — комначсостав смотрит как «на какой-то досадный придаток, отрыжку старого режима» 10 .

«Принцип делать «как легче», а не как требуют уставы, наставления, инструкции, приказы, — признавалось в отчете штаба ОКДВА от 18 мая 1937 года, — к сожалению, имеет очень большое распространение» 11 . Отсюда — «отсутствие кропотливой и углубленной работы с каждым бойцом» 12 .

К тому же в крае без развитой инфраструктуры войскам приходилось самим строить казармы, танковые парки, учебные классы, стрельбища, полигоны, склады. Самим обеспечивать себя лесом, кирпичом, дровами, сеном, овощами, хлебом, мясом. Так, с 15 июня по 15 июля 1936 года в 26-й и 40-й стрелковых дивизиях строительством и прочими хозработами занимались 54% личного состава, в 32й — 47,4% 13 .

А бойцы их (и не только их) пехотных подразделений в 1936-м вообще «почти не обучались» 14 .

Жестокие уроки

Ведя 32-ю дивизию к Хасану, Берзарин наверняка переживал сильный стресс.

Командуя в 1935-1937 годах 77-м Новгородским Краснознаменным стрелковым полком 26й стрелковой Сталинской 15 Краснознаменной дивизии, он не мог не знать, как подготовлена ОКДВА. Где взаимодействие частей пулемета объясняют, зачитывая соответствующее наставление. Где действиям в поле зачастую обучают без выхода в поле. Где бойцов выводят на стрельбище, не ознакомив с теорией стрельбы, не отработав технику заряжания, прикладки, прицеливания, спуска.

Берзарин не мог не читать и приказов командующего Приморской группой ОКДВА, оценивающих боевую выучку 77-го.

Пытался ли он переломить эту ситуацию? Увы. «Инструкцию по глубокому бою» (учившую побеждать за счет взаимодействия родов войск) и Берзарин, и его начштаба, и комбаты еще в конце 1935 года знали поверхностно. На мартовских маневрах 1936 года они водили войска «в большинстве прямолинейно в открытую, без всяких замыслов и попыток обмануть, ввести противника в заблуждение. » 16 . В апреле 1937 года на партконференции 26-й дивизии Берзарин не мог не услышать слова комдива: организация разведки и наступления отработана «слабо» 17 . Не мог не знать, что комсостав то и дело срывает занятия. (Это, подчеркивал 17 мая 1937 года штаб ОКДВА, «не исключение, а наблюдается повсеместно» 18 . )

Полковник Берзарин не мог не знать, что его комбаты махнули рукой на боевую подготовку батальонной артиллерии. Хотя бы потому, что сам точно так же «забывал» про подготовку артиллерии полковой.

Дитя своего времени, он служил как учили и воевал как умел.

Но ничего не забыл, когда через три года на страну навалилась огромная беда.

1106 — наши убитые и умершие от ран

526 — японцы, убитые и умершие от ран

2752 — наши раненые

914 — раненые японцы

Советские потери приведены по советским данным, японские — по японским.

1. Катунцев В., Коц И. Инцидент. Подоплека хасанских событий // Родина. 1991. N 6-7. С. 16.
2. Подсчитано по: Буриков П.Д. Безвозвратные и санитарные потери советских войск в боях у озера Хасан // На границе тучи ходят хмуро. (К 65летию событий у озера Хасан). М.; Жуковский, 2005. С. 64; Нагаев И.М. К уточнению потерь советских войск в период боевых действий в районе озера Хасан в 1938 г. // На границе тучи ходят хмуро. С. 130; Соколов Б.В. Цена войны. Людские потери России/СССР в ХХ — XXI вв. М., 2017. С. 160.
3. См.: Желтов И., Павлов И., Павлов М. Танки БТ. Ч. 2. Колесно-гусеничный танк БТ-5. М., 1999. С. 40-41.
4. События у озера Хасан в итоговых документах // На границе тучи ходят хмуро. С. 198, 199, 202, 217 — 219; Нагаева Е.И. «Бог войны» у озера Хасан (боевая деятельность артиллерии в период боевых действий в районе озера Хасан в 1938 г.) // На границе тучи ходят хмуро. С. 141.
5. События у озера Хасан в итоговых документах. С. 325.
6. Там же. С. 227.
7. Военный совет при Народном комиссаре обороны СССР. 1938, 1940 гг. М., 2006. С. 215.
8. РГВА. Ф. 9. Оп. 36. Д. 4227. Л. 102; Ф. 33879. Оп. 1. Д. 179. Л. 22.
9. Мильбах В.С. Особая Краснознаменная Дальневосточная армия (Краснознаменный Дальневосточный фронт). Политические репрессии командно-начальствующего состава, 1937 — 1938 гг. СПб., 2007. С. 183.
10. РГВА. Ф. 31983. Оп. 2. Д. 13. Л. 80 (230).
11. Там же. Ф. 33879. Оп. 1. Д. 584. Л. 33.
12. Там же. Д. 614. Л. 80 (второй из двух листов с номером 80).
13. См.: Там же. Д. 583. Л. 27-28.
14. Там же. Д. 579. Л. 402.
15. По городу Сталинск (так в 1932 — 1961 гг. назывался Новокузнецк).
16. РГВА. Ф. 36393. Оп. 1. Д. 12. Л. 61 об.
17. Там же. Д. 3. Л. 151 об.; Д. 49. Л. 36.
18. Там же. Ф. 33879. Оп. 1. Д. 620. Л. 4.

Источник

75 лет назад начались бои у озера Хасан: война за 3 метра

75 лет назад начались Хасанские бои — серия столкновений в 1938 году между Японской императорской армией и РККА из-за оспаривания Японией принадлежности территории у озера Хасан и реки Туманная. В Японии эти события именуются «инцидент у высоты Чжангуфэн» (яп. 張鼓峰事件).

Этот вооруженный конфликт и все драматические события, происходившие вокруг него, стоили карьеры и жизни видному герою Гражданской войны Василию Блюхеру. С учетом последних исследований и архивных источников возникает возможность по-новому взглянуть на то, что происходило на советском Дальнем Востоке в конце 30-х годов прошлого столетия.

Далее: почему маршалу Блюхеру выбили глаз и приговорили к расстрелу посмертно, а также уничтожили его родственников? Кто на самом деле нарушил границу? Трагедия 1941 года начиналась у озера Хасан?

Один из первых пяти советских маршалов, первый кавалер почетных боевых орденов Красного Знамени и Красной Звезды Василий Константинович Блюхер скончался от жестоких пыток (по заключению судмедэксперта, смерть наступила от закупорки легочной артерии тромбом, образовавшимся в венах таза; был вырван глаз. — Авт.) в Лефортовской тюрьме НКВД 9 ноября 1938 года. По приказу Сталина его тело отвезли для медосвидетельствования в печально известную Бутырку и сожгли в крематории. И только через 4 месяца, 10 марта 1939 года, судебные инстанции приговорили мертвого маршала к высшей мере наказания за «шпионаж в пользу Японии», «участие в антисоветской организации правых и в военном заговоре».

Этим же решением к расстрелу были приговорены первая жена Блюхера Галина Покровская и жена брата Лидия Богуцкая. Еще через четыре дня расстреляли вторую жену бывшего командующего Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии (ОКДВА) Галину Кольчугину. Третью — Глафиру Безверхову — еще ровно через два месяца Особое совещание при НКВД СССР приговорило к восьми годам исправительно-трудовых лагерей. Чуть раньше, в феврале, был расстрелян и брат Василия Константиновича капитан Павел Блюхер — командир авиазвена при штабе ВВС ОКДВА (по другим данным, умер в заключении в одном из лагерей на Урале 26 мая 1943 г. — Авт.). До ареста Василия Блюхера были брошены в казематы НКВД его порученец Павлов и шофер Жданов. Из пяти детей маршала от трех браков старшую — Зою Белову в апреле 1951 года осудили на 5 лет ссылки, судьба самого младшего — Василина (на момент ареста Блюхера 24 октября 1938 г. ему было всего 8 месяцев), со слов матери Глафиры Лукиничны, отбывшей срок и полностью реабилитированной (как и все остальные члены семьи, включая Василия Константиновича) в 1956 году, так и осталась неизвестна.

Так что же послужило поводом к расправе над столь известной и уважаемой в народе и в армии фигурой?

Как выясняется, если Гражданская война (1918-1922 гг.) и события на КВЖД (октябрь-ноябрь 1929 г.) были взлетом и триумфом Василия Блюхера, то настоящей его трагедией и точкой отсчета падения стал первый вооруженный конфликт на территории СССР — бои у озера Хасан (июль-август 1938 г.).

Озеро Хасан расположено в горной части Приморского края и имеет размеры около 800 м в ширину и протяженность с юга-востока на северо-запад в 4 км. Западнее его находятся сопки Заозерная (Чжангу) и Безымянная (Шацао). Их высоты сравнительно невелики (до 150 м), но с их вершин открывается вид на Посьетскую долину, а в ясную погоду видны окрестности Владивостока. Всего в 20 с лишним километрах на запад от Заозерной протекает пограничная река Тумень-Ула (Тумэньцзян, или Туманная). В ее нижнем течении проходил стык маньчжуро-корейско-советской границы. В советское довоенное время государственную границу с этими странами не обозначали. Все решалось на основании Хунчуньского протокола, подписанного с Китаем еще царским правительством в 1886 году. Граница была зафиксирована на картах, но на местности стояли только номерные знаки. Многие высоты в этой погранзоне никем не контролировались.

Читайте также:  Озера в подмосковье запад

Москва полагала, что граница с Маньчжурией «проходит по горам, расположенным к западу от озера Хасан», считая сопки Заозерную и Безымянную, имевшие в этом районе стратегическое значение, советскими. Иного мнения были японцы, контролировавшие правительство Маньчжоу-Го и оспаривавшие эти высоты.

Поводами к началу Хасанского конфликта, по нашему мнению, послужили по крайней мере три обстоятельства.

Во-первых, 13 июня в 5 час. 30 мин. утра именно в этом районе (восточнее Хунчуня), контролировавшемся пограничниками 59-го Посьетского погранотряда (начальник Гребенник), перебежал на сопредельную территорию с секретными документами, «чтобы передать себя под защиту властей Маньчжоу-Го», начальник Управления НКВД по Дальневосточному краю комиссар госбезопасности 3-го ранга Генрих Люшков (ранее начальник УНКВД по Азово-Черноморскому краю).

Как заявил японским властям и газетчикам перебежчик (впоследствии до августа 1945 г. советник командования Квантунской армии и генштаба Японии), истинными причинами его побега было то, что он якобы «пришел к убеждению, что ленинизм не является больше основополагающим законом Коммунистической партии в СССР», что «Советы находятся под персональной диктатурой Сталина», ведущего «Советский Союз к самоуничтожению и войне с Японией, чтобы с ее помощью «отвлечь внимание народа от внутриполитической ситуации» в стране. Зная о массовых арестах и казнях в СССР, в которых он сам принимал непосредственное участие (по оценкам этого «видного чекиста», был арестован 1 млн. человек, в том числе в правительстве и в армии — 10 тыс. человек. — Авт.), Люшков вовремя понял, что и над ним «нависла опасность расправы», после чего он и совершил побег.

Сдавшись маньчжурским патрульным пограничным войскам, Люшков, по свидетельствам японских разведчиков Коиторо и Онуки, передал им «ценные сведения о советской Дальневосточной армии». 5-й отдел генштаба Японии сразу же пришел в замешательство, так как явно недооценивал истинную численность советских войск на Дальнем Востоке, обладавших «подавляющим превосходством» над их собственными войсками, дислоцированными в Корее и Маньчжурии. Японцы пришли к выводу, что «это делало фактически невозможным осуществление ранее составленного плана военных операций против СССР». Проверить же сведения перебежчика можно было только на практике — путем локальных столкновений.

Во-вторых, учитывая явный «прокол» с переходом границы в полосе 59-го отряда, его командование трижды — 1,5 и 7 июля запрашивало штаб Дальневосточного погранокруга дать разрешение на занятие высоты Заозерной, чтобы оборудовать на ней свои наблюдательные позиции. 8 июля наконец такое разрешение из Хабаровска было получено. Путем радиоперехвата это стало известно японской стороне. 11 июля на сопку Заозерная прибыл советский пограничный наряд, который ночью и оборудовал на ней окоп с проволочными заграждениями, выдвинув его на сопредельную сторону за 4-метровую погранполосу.

Японцы тут же обнаружили «нарушение границы». В результате временный поверенный в делах Японии в Москве Ниси передал заместителю наркома иностранных дел СССР Стомонякову ноту своего правительства с требованиями «покинуть захваченную маньчжурскую землю» и восстановить на Заозерной «границу, существовавшую там до появления окопов». В ответ советский представитель заявил, что «ни один советский пограничник и на вершок не заступил на сопредельную землю». Японцы негодовали.

И, в-третьих, 15 июля вечером на гребне высоты Заозерной в трех метрах от линии границы начальник инженерной службы Посьетского погранотряда Виневитин выстрелом из винтовки убил «нарушителя» — японского жандарма Мацусиму. В тот же день посол Японии в СССР Сигемицу посетил советский Наркомат иностранных дел и вновь в категоричной форме потребовал отвести советские войска с высоты. Ссылаясь на Хуньчуньское соглашение, Москва и во второй раз отвергла требования Токио.

Через пять дней японцы повторили свои претензии на высоты. При этом посол Сигемицу заявил наркому иностранных дел СССР Литвинову, что «его страна имеет права и обязательства перед Маньчжоу-Го» и в противном случае «Япония должна будет прийти к выводу о необходимости применения силы». В ответ японский дипломат услышал, что «успешного применения этому средству он в Москве не найдет» и что «японский жандарм убит на советской территории, куда ему не следовало приходить».

Узел противоречий затянулся.

В связи с подготовкой японцев к вооруженным провокациям еще 23 апреля 1938 года в пограничных и внутренних войсках Дальневосточного края была повышена боевая готовность. Беря во внимание сложную военно-политическую обстановку, складывающуюся на Дальнем Востоке, 28-31 мая 1938 года состоялось заседание Главного военного совета РККА. На нем был заслушан доклад командующего ОКДВА маршала Василия Блюхера о состоянии боеготовности войск армии. Итогами Совета стало преобразование с 1 июля ОКДВА в Дальневосточный фронт (ДКФ). Решением Комитета обороны в июне-июле численность дальневосточных войск была увеличена почти на 102 тыс. человек.

16 июля командование 59-го Посьетского погранотряда обратилось в штаб 1-й Краснознаменной армии с просьбой усилить гарнизон высоты Заозерная одним стрелковым взводом из роты поддержки 119-го стрелкового полка, прибывшей в район оз. Хасан еще 11 мая по приказу Блюхера. Взвод был выделен, но 20 июля командующий ДКФ приказал отвести его к месту постоянной дислокации. Как видно, уже тогда прозорливый и опытный маршал явно не хотел эскалации конфликта.

Ввиду обострения ситуации 6 июля Сталин направляет в Хабаровск своих эмиссаров: первого заместителя наркома внутренних дел (8 июля 1938 г. другим «боевым» замом наркома Ежова стал Берия. — Авт.) — начальника ГУГБ Фриновского (в недавнем прошлом начальника Главного управления пограничной и внутренней охраны) и заместителя наркома обороны — начальника политуправления РККА (с 6 января 1938 г. — Авт.) Мехлиса с задачей навести в войсках ДКФ «революционный порядок, повысить их боевую готовность и «в семидневный срок провести массовые оперативные мероприятия по изъятию противников Советской власти», а заодно церковников, сектантов, подозреваемых в шпионаже, проживавших на территории региона немцев, поляков, корейцев, финнов, эстонцев и т.д.

Всю страну захлестнули волны «борьбы с врагами народа» и «шпионами». Найти таких эмиссарам предстояло и в штабах Дальневосточного фронта и Тихоокеанского флота (только среди руководящего состава ТОФ за 20 июльских дней в их списки «вражеских агентов и пособников» попали 66 человек). Не случайно Василий Блюхер после того, как 29 июля Фриновский, Мехлис и начальник политуправления ДКФ Мазепов побывали у него дома, в сердцах признался жене: «. приехали акулы, которые хотят меня сожрать, они меня сожрут или я их — не знаю. Второе маловероятно» . Как мы теперь знаем, маршал был прав на все сто.

22 июля в войска был направлен его приказ о приведении соединений и частей фронта в полную боевую готовность. Нападение японцев на Заозерную ожидалось на рассвете 23-го. Оснований для принятия подобного решения было достаточно.

Для проведения этой операции японское командование попыталось скрытно сосредоточить 19-ю пехотную дивизию численностью до 20 тыс. человек, бригаду 20-й пехотной дивизии, кавалерийскую бригаду, 3 отдельных пулеметных батальона и танковые подразделения. К границе были подтянуты тяжелая артиллерия и зенитные орудия — всего до 100 единиц. На ближайших аэродромах в готовности сосредоточились до 70 боевых самолетов. В районе песчаных островов на р. Тумень-Ула ими были оборудованы огневые позиции артиллерии. Легкую артиллерию и пулеметы разместили на высоте Богомольной в 1 км от Заозерной. В заливе Петра Великого у территориальных вод СССР сосредоточился отряд эсминцев ВМС Японии.

25 июля в районе погранзнака # 7 японцы обстреляли советский пограничный наряд, а на следующий день усиленная японская рота захватила пограничную высоту Чертова Гора. Обстановка накалялась день ото дня. Чтобы разобраться в ней и в причинах ее обострения, маршал Блюхер 24 июля направил на Хасан для расследования комиссию штаба фронта. Причем о ее существовании знал только узкий круг лиц. Доклад комиссии командующему в Хабаровск был ошеломляющим: «. наши пограничники нарушили маньчжурскую границу в районе сопки Заозерная на 3 метра, что повлекло за собой возникновение конфликта на озере Хасан».

26 июля по приказу Блюхера с сопки Безымянной был снят взвод поддержки и поставлен лишь пограннаряд в составе 11 человек во главе с лейтенантом Алексеем Махалиным. На Заозерной же размещалась рота красноармейцев. В Москву на имя наркома обороны Ворошилова ушла телеграмма командующего ДКФ «о нарушении маньчжурской границы» с предложением «немедленного ареста начальника погранучастка и других виновников в провоцировании конфликта с японцами». Ответ «красного конника» Блюхеру был кратким и категоричным: «Прекратить возню со всякими комиссиями и точно выполнять решения Советского Правительства и приказы Наркома». На тот момент, как представляется, открытого конфликта еще можно было избежать политическими средствами, но его механизм был уже запущен с обеих сторон.

29 июля в 16 часов 40 минут японские войска двумя отрядами численностью до роты атаковали высоту Безымянную. 11 советских пограничников приняли неравный бой. Пятеро из них были убиты, смертельное ранение получил и лейтенант Махалин. Подоспевший резерв пограничников и стрелковая рота лейтенанта Левченко к 18 часам выбили японцев с высоты и окопались. На следующий день между сопками Безымянная и Заозерная на высотах занял оборону батальон 118-го стрелкового полка 40-й стрелковой дивизии. Японцы же при поддержке артиллерии предприняли ряд безуспешных атак на Безымянную. Советские бойцы стояли насмерть. Уже первые бои 29-30 июля показали, что завязался необычный инцидент.

В 3 часа утра 31 июля вслед за сильной артподготовкой два батальона японской пехоты атаковали высоту Заозерная и один батальон высоту Безымянная. После ожесточенного неравного четырехчасового боя противнику удалось-таки занять указанные высоты. Неся потери, стрелковые подразделения и пограничники отошли в глубь советской территории, к озеру Хасан.

С 31 июля в течение более недели японские войска удерживали эти сопки. Атаки частей Красной Армии и пограничников были безуспешными. 31-го же числа на Хасан от командования фронта прибыли начштаба Штерн (до этого под псевдонимом «Григорович» год воевал Главным военным советником в Испании) и Мехлис. В тот же день последний доложил Сталину следующее: » В районе боев нужен настоящий диктатор, которому все было бы подчинено» . Следствием этого 1 августа стал телефонный разговор вождя с маршалом Блюхером, в котором тот категорично «рекомендовал» комфронта «выехать на место немедля», чтобы «по-настоящему воевать с японцами».

Блюхер выполнил приказ только на следующий день, вылетев во Владивосток вместе с Мазеповым. Оттуда на эсминце в сопровождении командующего ТОФ Кузнецова они были доставлены в Посьет. Но сам маршал практически не очень стремился участвовать в операции. Возможно, на его поведение повлияло и известное сообщение ТАСС от 2 августа, где была дана недостоверная информация о том, что японцы захватили советскую территорию до 4 километров. Антияпонская пропаганда делала свое дело. И вот уже вся страна, введенная в заблуждение официальным заявлением, с яростью стала требовать обуздать зарвавшихся агрессоров.

1 августа был получен приказ наркома обороны, который требовал: «В пределах нашей границы смести и уничтожить интервентов, занявших высоты Заозерная и Безымянная, применив в дело боевую авиацию и артиллерию». Эту задачу было поручено решить 39-му стрелковому корпусу в составе 40-й и 32-й стрелковых дивизий и 2-й механизированной бригады под командованием комбрига Сергеева. Общее руководство операцией Климент Ворошилов возложил при действующем командующем ДКФ на его начальника штаба комкора Григория Штерна.

В тот же день японцы в районе озера Хасан применили свою авиацию. Огнем зенитных средств противника были сбиты 3 советских самолета. Вместе с тем, овладев высотами Заозерная и Безымянная, самураи совсем не стремились продолжать захватывать «целые куски советской территории», как утверждали в Москве. Зорге докладывал из Токио, что «японцы обнаружили желание разрешить все неясные пограничные вопросы дипломатическими средствами» , хотя и с 1 августа начали укрепление всех оборонительных позиций в Маньчжурии, в том числе сосредоточив «на случай контрмероприятий с советской стороны вокруг района столкновения фронтовые части и резервы, объединенные командованием корейского гарнизона».

В этой обстановке наступление советских войск из-за противодействия противника, проявившихся недостатков в организации взаимодействия артиллерии с пехотой, без авиационной поддержки из-за нелетных погодных условий, а также плохой выучки личного состава и слабой материально-технической обеспеченности, всякий раз проваливалось. Кроме того, на успех боевых действий Красной Армии существенно влиял запрет на подавление огневых средств противника, действовавших с маньчжурской и корейской территорий, и на любые пересечения госграницы нашими войсками. Москва все же опасалась перерастания пограничного конфликта в полномасштабную войну с Токио. И, наконец, на месте стал все время вмешиваться в руководство соединениями и частями, внося неразбериху и путаницу, Мехлис. Однажды, когда тот попытался направить 40-ю стрелковую дивизию наступать, несмотря ни на что, в лоб японцам, по лощине между двумя сопками, дабы противник «не оскальпировал бы» это соединение, маршал Блюхер был вынужден вмешаться и отменить приказ «партийного эмиссара». Все это зачлось комфронта уже в скором будущем.

Читайте также:  Балет лебединое озеро рисунок для 3 класса

3 августа 39-й корпус был усилен еще одной — 39-й стрелковой дивизией. Командиром корпуса был назначен Штерн. На следующий день Ворошилов в новом оперативном приказе # 71сс «для готовности к отражению провокационных нападений японо-маньчжур» и «в любой момент нанести мощный удар зарывающимся наглым японским агрессорам по всему фронту» приказал привести в полную боевую готовность все войска Дальневосточного Краснознаменного фронта и Забайкальского военного округа. В приказе также было подчеркнуто: «Ни одной пяди чужой земли, в том числе и маньчжурской, и корейской, мы не хотим, но и своей Советской земли никому, японским захватчикам в том числе, никогда не отдадим ни вершка!» Реальная война как никогда близко стояла у порога советского Дальнего Востока.

К 4 августа в составе 39-го стрелкового корпуса в районе Хасана насчитывалось около 23 тыс. человек личного состава, на вооружении имелись 237 орудий, 285 танков, 6 бронемашин и 1 тыс. 14 пулеметов. Корпус должна была прикрывать авиация 1-й Краснознаменной армии в составе 70 истребителей и 180 бомбардировщиков.

Новое наступление советских войск на высоты началось во второй половине дня 6 августа. Неся большие потери, к вечеру им удалось захватить только юго-восточные скаты высоты Заозерной. Гребень же северной ее части и северо-западные командные точки высоты оставались в руках противника по 13 августа, до завершение мирных переговоров сторон. Соседние же высоты Черная и Безымянная также были заняты советскими войсками только после достижения перемирия, в течение 11 и 12 августа. Тем не менее в Москву с поля боя еще 6 августа ушел победный рапорт о том, что «наша территория очищена от останков японских войск и все пограничные пункты прочно заняты частями Красной Армии». 8 августа очередная «деза» для советского народа попала на страницы центральной прессы. А в это время только на Заозерной красноармейцы с 8 по 10 августа отразили до 20 контратак упорно не сдававшейся японской пехоты.

В 10 часов утра 11 августа в советские войска поступил приказ о прекращении огня с 12.00. В 11 час. 15 мин. орудия были разряжены. Но японцы до 12. час. 30 мин. еще продолжали обстреливать высоты. Тогда командование корпусом приказало произвести мощный огневой налет из 70 орудий разных калибров по вражеским позициям в течение 5 минут. Только после этого самураи полностью прекратили огонь.

Факт дезинформации по поводу овладения советскими войсками Хасанскими высотами стал известен в Кремле из доклада органов НКВД только 14 августа. В течение последующих дней состоялись советско-японские переговоры военных представителей двух стран по демаркации спорного участка границы. Открытая фаза конфликта пошла на убыль.

Но в Москве стали быстро анализировать итоги боев на Хасане. В духе времени необходимо было найти крайнего за столь неутешительные результаты боевых действий. По воспоминаниям жены маршала Блюхера Глафиры Лукиничны, он вернулся с Хасана в крайне возбужденном состоянии. В салоне вагона находились Мехлис и Фриновский, но муж, зайдя в купе, несколько раз повторил: «Все, предали, все предали». Уже дома он добавил: «Но Мехлис был прав в одном: в белой гимнастерке я не должен был появляться на линии боевых действий, тем более на передовой, но мне было уже все равно. «.

Предчувствия маршала не обманули. 31 августа в Москве состоялось заседание Главного военного совета РККА. На повестке дня стоял главный вопрос «О событиях в районе озера Хасан». Заслушав объяснения командующего ДКФ маршала Блюхера и заместителя члена военного совета фронта дивизионного комиссара Мазепова, Главный военный совет пришел к следующим основным выводам:

«1. Боевые операции у озера Хасан явились всесторонней проверкой мобилизационной и боевой готовности не только частей, которые непосредственно принимали в них участие, но и всех без исключения войск ДКФронта.

2. События этих немногих дней обнаружили огромные недочеты в состоянии ДКФронта. Обнаружено, что Дальневосточный театр к войне плохо подготовлен. В результате такого недопустимого состояния войск фронта мы в этом сравнительно небольшом столкновении понесли значительные потери 408 человек убитыми и 2807 человек ранеными (по новым, уточненным данным, 960 чел. убитыми и 3 тыс. 279 человек ранеными; общее соотношение потерь СССР и Японии 3:1. — Авт.). «

Основными итогами обсуждения повестки дня стало расформирование Управления ДКФ и отстранение от должности командующего Маршала Советского Союза Блюхера.
Главным виновником этих «крупнейших недочетов» в первую очередь был назван командующий ДКФ маршал Василий Блюхер, по мнению наркома обороны, окруживший себя «врагами народа». Прославленный герой был обвинен в «пораженчестве, двуличии, недисциплинированности и саботировании вооруженного отпора японским войскам». Оставив Василия Константиновича в распоряжении Главного военного совета РККА, его вместе с семьей отправили в отпуск на Ворошиловскую дачу «Бочаров ручей» в Сочи. Там его с женой и братом и арестовали. Спустя три недели после своего ареста Василий Блюхер умер.
( отсюда )

Итоги :
Силы СССР у озера Хасан составляли:
22,950 чел.
1014 пулемётов
237 орудий
285 танков
250 самолётов

Силы японецев:
7,000–7,300 чел.
200 орудий
3 бронепоезда
70 самолетов

Потери с советской стороны
960 погибших
2752 раненых
4 танка Т-26
4 самолёта

Потери с японской стороны (по советским данным):
650 убитых
2500 раненых
1 бронепоезд
2 эшелона

Как видим, явное преимущество в живой силе и технике было у советской стороны. При этом потери превосходят японские. Блюхера и ряд других лиц репрессировали. До 1941 г. оставалось еще 3 года. В боях за Халхин-Гол РККА удалось одержать победу над японцами. Удалось победить маленькую Финляндию, навалившись на неё чудовищно превосходящей мощью, однако так и не сумев добиться её полной оккупации. Но 22 июня 1941 года «очищенная» от «врагов народа» Красная армия, несмотря на значительное преимущество в авиации, танках, артиллерии и живой силе, с позором бежала до Москвы. Уроки Хасана так и не пошли впрок.

Источник

«С этих высот могли обстреливать Владивосток»

«В эту ночь решили самураи перейти границу у реки» — эти строки из некогда популярной песни известны всем, но мало кто помнит подоплеку ее сюжета. 80 лет назад, в августе 1938 года, завершились бои на озере Хасан — кратковременный, но кровопролитный и ожесточенный военный конфликт между сталинским СССР и императорской Японией. Он стал результатом приграничного недоразумения, а не свидетельством агрессивной политики Токио. Красная армия в нем проявила себя не лучшим образом, а военное столкновение было урегулировано дипломатическим путем. В отличие от белых эмигрантов в Маньчжурии, Япония не хотела воевать с Советским Союзом, но в следующем году попыталась взять реванш на Халхин-Голе. Так считает исследователь тех событий Кота Касахара (笠原孝太). «Лента.ру» выслушала и записала доводы японского историка.

Приграничный инцидент

У нас в стране принято считать вооруженный конфликт на озере Хасан ничем не спровоцированной агрессией Японии. Насколько можно понять, у вас другая версия тех событий, опирающаяся на источники в японских архивах.

Кота Касахара: Да, я думаю по-другому. Уверен, что действия японских военных не были заранее спланированы. В том месте, где произошло вооруженное столкновение, существовала серьезная проблема — разное понимание линии прохождения границы. СССР был уверен, что граница идет по вершинам (водоразделу) высот, в том числе Заозерной и Безымянной. А Япония считала, что граница проходит по западному берегу озера Хасан. Поэтому, по мнению Японии, спорные высоты находились на территории Маньчжурии, границы которой японская сторона обязывалась охранять по договору о совместной обороне.

Поэтому для СССР, конечно, это была японская агрессия, а в Японии появление советских пограничников на спорных высотах восприняли как покушение советских войск на территорию Маньчжурии, союзника Японии.

Вы говорите о государстве Маньчжоу-го, созданном в 1932 году японской оккупационной администрацией на территории китайской Маньчжурии?

Да, о нем. И хотя в советской историографии это государство принято называть «марионеточным», не будем забывать, что СССР де-юре признал Маньчжоу-го еще в 1935 году, заключив с ним сделку по продаже Китайско-Восточной железной дороги. Консульства Маньчжоу-го находились не только в Москве, но и в Чите и Благовещенске.

Возвращаясь к причинам конфликта, для меня важно отметить следующее. Сосредоточенным вдоль границы японским войскам никакого приказа из Токио о нападении на СССР не поступало. Все действия в отношении советских пограничников были результатом самовольных решений местных японских военных.

То есть это был эксцесс исполнителей?

Да, и когда в Токио об этом узнали, то пришли в негодование и тут же приказали ни в коем случае не усугублять вооруженный конфликт. Японское правительство надеялось прекратить его дипломатическим путем. Но даже японские военные, находящиеся на линии соприкосновения сторон, не планировали широкомасштабной агрессии в отношении Советского Союза. Они искренне полагали, что защищают вверенную им территорию дружественного Японии государства. Именно поэтому они не углублялись дальше спорных высот, контроль над которыми им было приказано установить.

Неспокойное соседство

Получается, у Японии вообще не было планов нападения на Советский Союз?

В Японии имелся документ под названием «План восьми операций» (Хатиго: сакусэн кэйкаку). Но он был принят не для захвата территории СССР или любого иного проявления агрессии, а только в качестве ответных действий в случае нападения Советского Союза. Хочу особо подчеркнуть, что план этот не был реализован во время боев около озера Хасан, поскольку это был оборонительный план, а не план нападения. У каждой страны есть подобный стратегический план по защите своей территории.

К тому же во второй половине 1930-х годов Япония была поглощена участием в японо-китайской войне 1937-1945 годов. Как раз во время Хасанских боев основные силы японской армии планировалось задействовать в сражении при Ухани в Китае. Поэтому когда министр сухопутных военных сил на совещании в Токио предложил атаковать СССР в ответ на движение советских пограничников в районе озера Хасан, император Хирохито пришел в негодование. Министр иностранных дел и военно-морской министр тоже выступили против этой идеи. Так что правительство Японии действительно не хотело разрастания даже небольшого пограничного конфликта в полноценную войну, что уж говорить о якобы планах нападения на СССР.

Но у нас до сих пор некоторые историки связывают бои возле озера Хасан с так называемым «меморандумом Танака» 1927 года. Но разве этот документ не фальшивка наподобие пресловутого «плана Даллеса»?

Конечно. «Меморандум Танака» признан фальшивкой не только в Японии, но и в США, Великобритании и других странах Запада. И в России есть историки-востоковеды, которые тоже так думают. К сожалению, в России пока не так известен список вопиющих ошибок «меморандума», доказывающих его подложность.

Вышедший якобы в 1927 году документ содержит в себе ссылки и упоминания на факты будущего. Например, в «меморандуме» упомянута энергетическая конференция в Токио в 1929 году, но как такое возможно, если он появился в 1927 году? Железная дорога, построенная в 1929-м, значится как уже созданная. А Ямагата Аритомо приписывают участие в событиях, во время проведения которых он был уже мертв, — и таких нестыковок там множество. Не говоря уже о том, что оригинала «меморандума» на японском языке вообще никто не видел.

Как вы относитесь к версии, что для обеих сторон Хасанские бои были разведкой боем и пробой сил?

Никак не отношусь, потому что я в это не верю. Япония, как я уже говорил, не собиралась развязывать войну с СССР. Ей хватало проблем с Китаем, и Токио незачем было еще устраивать пробу сил на советской границе. О том, что таких планов нет, в Москву докладывал и Зорге. А СССР в июле 1938 года просто поставил пограничников на высоты, которые считал своими. Этих пограничников тоже изначально не хватило бы ни для каких крупномасштабных операций.

Хотя существует субъективное мнение одного из японских полковников Главного штаба о том, что Япония провела разведку боем в конфликте у Хасана, чтобы проверить, точно ли СССР не станет участвовать в японо-китайской войне. Но это ничем не обоснованное и ничем не подтвержденное личное мнение человека, высказанное им в одной публикации.

А для СССР? Некоторые исследователи утверждают (хотя ничем это не обосновывают), что эскалацией конфликта Сталин якобы хотел прощупать военный потенциал Японии.

Я так не думаю. Ни Сталин, ни Япония и император не планировали такого масштабного конфликта. К сожалению, он вспыхнул в конце июля 1938 года совершенно случайно.

Но надо иметь в виду следующее. Япония была идеологическим врагом СССР, и Советский Союз не мог позволить уступить ей, особенно в приграничном споре. Неслучайно после победы во Второй мировой войне 2 сентября 1945 года Сталин в своей речи сказал, что нападением на Японию Советский Союз отомстил Японии за поражение в русско-японской войне 1904-1905 годов. Возможно, и во время событий на Хасане у Сталина было подобное настроение и схожие мысли.

Беглый чекист и белые эмигранты

Почему контроль над двумя сопками (Заозерная и Безымянная) между озером Хасан и рекой Туманной, не имеющими никакого стратегического значения, летом 1938 года стал принципиально важен как для Японии, так и для СССР?

Читайте также:  Гостиница в степном озере алтайский край

На самом деле эти сопки были стратегически важными пунктами для окрестной территории. С этих высот хорошо просматривался и в случае войны мог бы обстреливаться Владивосток, а в сторону Кореи были видны железная дорога и корейский порт. Но конфликт разразился из-за того, что для Советского Союза было делом чести отстоять собственную территорию, а японские военные выполняли приказ держать свою часть границы. Просто обе стороны по-разному представляли, где именно проходит граница.

Какую роль в эскалации конфликта сыграло бегство к японцам начальника Дальневосточного управления НКВД Генриха Люшкова, случившееся в июне 1938 года?

Одна из версий как раз и говорит, что дополнительные наряды советских пограничников были выставлены на сопках Заозерной и Безымянной для предотвращения подобных случаев в будущем. Ведь именно приход пограничников на спорные высоты послужил спусковым крючком для начала вооруженного конфликта. Другая версия гласит, что после побега начальника Дальневосточного управления НКВД местное начальство послало пограничников на эти злосчастные сопки, чтобы продемонстрировать Сталину свою преданность и решительность.

Но если вы имеете в виду, что Япония использовала предоставленную Люшковым информацию, то нет. Сведения от Люшкова сначала посчитали сомнительными — были подозрения, что это дезинформация советской стороны. Однако после Хасанских боев многое из рассказанного Люшковым подтвердилось.

Правда ли, что в Хасанских боях на стороне японцев участвовали бойцы так называемого «отряда Асано» — воинского формирования государства Маньчжоу-го, укомплектованного русскими белоэмигрантами?

На Хасане «отряд Асано» не участвовал, в отличие от боев на реке Халхин-Гол. Но многие из живущих в Маньчжоу-го белоэмигрантов поддерживали японцев в этом конфликте.

Поначалу они не очень интересовались назревающим территориальным спором, однако увидев серьезность нарождающегося конфликта, белоэмигранты стали надеяться на его перерастание в советско-японскую войну. При участии одного из основателей Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи небезызвестного атамана Григория Семенова более двухсот белоэмигрантов подали прошение о принятии на службу в японскую армию. После этого японское правительство сделало вывод о популярности среди русских эмигрантов идеи о свержении советской власти.

Насколько успешно действовали советские войска в этом конфликте?

В российской историографии принято считать действия советских войск как не очень успешные. И Япония их оценила схожим образом. Например, от ударов советской авиации был не столько физический урон, сколько моральный — японские военные страшились звука налетов, их присыпало землей, но не убивало.

Почему вы считаете, что нельзя сделать вывод о безоговорочной победе СССР в боях у озера Хасан?

Потому что в этом пограничном конфликте СССР пустил в ход в три раза больше сил, чем Япония. Советские войска использовали танки и авиацию, а Япония — нет. При этом потери СССР тоже были втрое выше японских, то есть это была очень тяжелая победа, купленная высокой ценой. К тому же японские войска к моменту заключения мирного соглашения не были выбиты со спорных сопок, о чем до сих пор пишут некоторые российские историки.

То есть, по вашему мнению, этот конфликт завершился не столько вытеснением японцев со спорной территории войсками Красной армии, сколько его урегулированием исключительно дипломатическими методами?

10 августа 1938 года японский посол в Москве Сигэмицу Мамору предложил наркому иностранных дел СССР Максиму Литвинову завершить конфликт с условием одностороннего отведения японских сил на один километр от занимаемых позиций. Но я думаю, что причиной этого стало не тяжелое положение японской армии во время конфликта, а нежелание официального Токио дальнейшей эскалации конфликта. Сигэмицу в своих воспоминаниях пишет, что во время разговора с Литвиновым был уверен, что японская армия на тот момент занимала выгодные позиции. Получается, что информация о плачевном состоянии японских войск в районе озера Хасан еще до него не дошла.

Прелюдия Халхин-Гола

Как вы думаете, была ли потенциальная угроза перерастания этого локального конфликта в полномасштабную войну между двумя государствами?

Мне кажется, нет.

Почему вы так считаете?

По тем же причинам, о которых я уже говорил. Япония не могла себе позволить распыление сил и средств одновременно на два фронта — против Китая и Советского Союза. Что касается СССР, то в нем тогда был разгул сталинских репрессий, поэтому офицерско-командного состава катастрофически не хватало. Это не та ситуация, в которой страна станет развязывать войну с непонятными целями.

К тому же между Японией и Германией существовал антикоминтерновский пакт, по которому Германия могла поддержать Японию. А для СССР в 1938 году было совершенно нежелательно воевать на два фронта.

Как оценивают причины и последствия этого конфликта в современной Японии?

В Японии более популярной темой исторических исследований является Халхин-Гол. Поэтому Хасанские бои 1938 года для японских историков выглядят как прелюдия к конфликту при Халхин-Голе в 1939 году. Наверно, звучит нескромно, но это правда — я сейчас в Японии основной исследователь боев у озера Хасан. Еще раз скажу, что причиной этого конфликта я считаю разницу в понимании линии границы в районе озера Хасан между СССР и Японией.

Теперь что касается последствий Хасанских боев для Японии. Ее войска неплохо зарекомендовали себя в этом конфликте, поэтому Япония рассчитывала легко победить и в конфликте при Халхин-Голе и была уверена в своих силах. Но это была огромная ошибка.

В чем, на ваш взгляд, разница между боями у озера Хасан и конфликтом на реке Халхин-Гол?

На Хасане воевала японская Корейская армия, а на Халхин-Голе — Квантунская армия. Командование Квантунской армии было недовольно результатами Хасанских боев, и поэтому во время вооруженного столкновения на границе Монголии и Маньчжоу-го собиралось взять реванш. Однако не получилось, а бои на Халхин-Голе из локального конфликта чуть было не переросли в настоящую войну между Советским Союзом и Японией.

Источник



Бои у озера Хасан в 1938 году

С 1936 по 1938 годы на советско-японской границе было отмечено более 300 инцидентов, самый известный из которых произошел на стыке границ СССР, Маньчжурии и Кореи у озера Хасан в июле-августе 1938 года.
У истоков конфликта Конфликт в районе озера Хасан был обусловлен целым рядом как внешнеполитических факторов, так и весьма непростыми отношениями внутри правящей элиты Японии. Немаловажной деталью было и соперничество внутри самой японской военно-политической машины, когда распределялись средства на усиление армии, а наличие даже мнимой военной угрозы могло давать командованию Корейской армии Японии неплохую возможность напомнить о себе, учитывая, что первоочередными на тот момент были операции японских войск в Китае, так и не приносившие желанного результата. Еще одной головной болью Токио являлась военная помощь, шедшая из СССР в Китай. Оказать в этом случае военное и политическое давление было возможно, организовав масштабную военную провокацию с видимым внешним эффектом. Оставалось найти слабое место советской границы, где можно было бы успешно осуществить вторжение и проверить боеспособность советских войск. И такой район был найден в 35 км от Владивостока. И если с японской стороны к границе подходила железная дорога и несколько шоссейных, то с советской стороны существовала одна грунтовая дорога. . Примечательно, что до 1938 года этот район, где действительно не было четкой разметки границы, никого не интересовал, и вдруг в июле 1938 года японский МИД активно занялся этой проблемой.
После отказа советской стороны отвести войска и инцидента с гибелью японского жандарма, застреленного советским пограничником на спорном участке, напряженность стала возрастать день ото дня. 29 июля японцы предприняли атаку на советский пограничный пост, но после жаркого боя были отброшены. Вечером 31 июля нападение повторилось, и тут японским войскам уже удалось вклиниться на 4 километра вглубь советской территории. Первые попытки выбить японцев силами 40-ой стрелковой дивизии успеха не имели. Однако и у японцев все шло не блестяще — с каждым днем конфликт разрастался, грозя перерасти в большую войну, к которой Япония, завязшая в Китае, была не готова. Рихард Зорге сообщил в Москву: «Японский генеральный штаб заинтересован в войне с СССР не сейчас, а позднее. Активные действия на границе предприняты японцами, чтобы показать Советскому Союзу, что Япония все еще способна проявить свою мощь». Тем временем, в тяжелых условиях бездорожья, слабой готовности отдельных частей, продолжалось сосредоточение сил 39-го стрелкового корпуса. С большим трудом в районе боевых действий удалось собрать 15 тыс. человек, 1014 пулеметов, 237 орудий, 285 танков. Всего же в составе 39-го стрелкового корпуса насчитывалось до 32 тыс. человек, 609 орудий и 345 танков. Для поддержки с воздуха направлялись 250 самолетов.
Заложники провокации Если в первые дни конфликта из-за плохой видимости и, видимо, надежды, что конфликт все же удастся уладить дипломатическим путем, советская авиация не применялась, то начиная с 5 августа японские позиции подверглись массированным авиаударам. Для разрушения японских укреплений была привлечена авиация, в том числе тяжелые бомбардировщики ТБ-3. Истребители же нанесли серию штурмовых ударов по японским войскам. Причем цели советской авиации находились не только на захваченных сопках, но и в глубине корейской территории. Позднее отмечалось: «Для поражения японской пехоты в окопах и артиллерии противника в основном применяли фугасные бомбы— 50, 82 и 100 кг всего их было сброшено 3651 бомба. 6 штук фугасных бомб 1000 кг на поле боя 06.08.38. были применены исключительно с целью морального воздействия на пехоту противника, причем эти бомбы были сброшены в районы пехоты противника после того, как эти районы основательно были поражены группами СБ-бомбами ФАБ-50 и 100. Пехота противника металась в оборонительной полосе, не находя укрытия, так как почти вся основная полоса их обороны покрывалась сильным огнем от разрывов бомб нашей авиации. 6 бомб 1000 кг, сброшенные в этот период в районе высоты Заозерная, потрясли воздух сильными взрывами, грохот разрыва этих бомб по долинам и горам Кореи был слышан за десятки километров. Высота Заозерная после разрыва 1000 кг бомб несколько минут находилась закрытой дымом и пылью. Нужно полагать, что в тех районах, где были сброшены эти бомбы, японская пехота от контузии и камней, выбрасываемых из воронок разрывом бомб, была выведена на 100% из строя».
Совершив 1003 вылета советская авиация потеряла два самолета — один СБ и один И-15. Японцы же, имея на участке конфликта не более 18-20 зенитных стволов, не могли оказать серьезного противодействия. А бросить в бой собственную авиацию значило начать широкомасштабную войну, к которой ни командование Корейской армии, ни Токио не были готовы. С этого момента японская сторона начинает судорожно искать выход из сложившейся ситуации, требовавшей как сохранить лицо, так и прекратить боевые действия, уже не сулившие японской пехоте ничего хорошего.
Развязка.
Развязка наступила, когда 8 августа советские войска начали новое наступление, имея подавляющее военно-техническое превосходство. Атака танков и пехоты велась уже исходя из военной целесообразности и без учета соблюдения границы. В итоге советским войскам удалось овладеть Безымянной и еще рядом высот, а также закрепиться вблизи вершины Заозерной, где был водружен советский флаг. 10 августа начальник штаба 19-й телеграфировал начальнику штаба Корейской армии: «С каждым днем боеспособность дивизии сокращается. Противнику нанесен большой урон. Он применяет все новые способы ведения боя, усиливает артиллерийский обстрел. Если так будет продолжаться и далее, существует опасность перерастания боев в еще более ожесточенные сражения. В течение одних— трех суток необходимо определиться по поводу дальнейших действий дивизии. До настоящего момента японские войска уже продемонстрировали противнику свою мощь, а потому, пока еще возможно, необходимо принять меры по разрешению конфликта дипломатическим путем.
В тот же день в Москве начались переговоры о перемирии и в полдень 11 августа военные действия были прекращены В стратегическом и политическом плане японская проба сил, а по большому счету военная авантюра закончилась провалом. Не будучи готовым к большой войне с СССР, японские части в районе Хасана оказались заложниками создавшейся ситуации, когда дальнейшее расширение конфликта было невозможно, а отступать, сохранив престиж армии, тоже нельзя. Хасанский конфликт не привел и к сокращению военной помощи СССР Китаю. В тоже время бои на Хасане выявили ряд слабых мест как войск как Дальневосточного военного округа, так и Красной Армии в целом. Советские войска понесли видимо даже большие, чем противник, потери, слабым на первоначальном этапе боев оказалось взаимодействие между пехотой, танковыми частями и артиллерией. Не на высоком уровне оказалась разведка, не сумевшая вскрыть позиции противника. Потери Красной Армии составили 759 человек убитыми, 100 чел умершими в госпиталях, 95 чел пропавшими без вести и 6 чел, погибшими в результате несчастных случаев. 2752 чел. было ранено или заболело (дизентерия и простудные заболевания). Японцы признали потерю 650 убитыми и 2500 чел ранеными. В то же время бои на Хасане стали далеко не последним военным столкновением СССР и Японии на Дальнем Востоке. Менее чем через год началась необъявленная война в Монголии на Халхин-Голе, где, правда, будут задействованы силы уже не Корейской, а Квантунской армии Японии.

Источник

Adblock
detector