Меню

Чусовая одна из самых капризных горных реках

Бойцы (Мамин-Сибиряк)/VIII

Точность Выборочно проверено
← VII Бойцы : Очерки весеннего сплава по реке Чусовой — VIII
автор Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
IX →
См. Бойцы . Из цикла « Уральские рассказы ». Дата создания: 1874—75, опубл.: «Отечественные записки», 1883, № 7, 8. Источник: Библиотека Максима Мошкова (приводится по: Мамин-Сибиряк Д. Н. Повести, Рассказы, Очерки. — М: Моск. рабочий, 1983. )

Чусовая — одна из самых капризных горных рек. Самые заурядные явления, повторяющиеся периодически, не поддаются наблюдению и каждый раз создают новые подробности, какие в таком рискованном деле, как сплав барок, имеют решающее значение. Это зависит от тех физических условий, какими обставлено течение Чусовой на всем ее протяжении. Начать с того, что падение Чусовой превосходит все сплавные русские реки: в своей горной части, на расстоянии четырехсот верст до того пункта, где ее пересекает Уральская железная дорога, она падает на восемьдесят сажен, что составит на каждую версту реки двадцать сотых сажени, а в самом гористом месте течения Чусовой это падение достигает двадцати двух сотых сажени на версту. Для сравнения этой величины достаточно указать на падение Камы, Волги и Северной Двины, которое равняется всего двум-трем сотым сажени. Затем, коренная вода на перекатах и переборах в межень стоит четыре вершка, а весной здесь же сплавной вал иногда достигает страшной высоты в семь аршин.

Для сплава, конечно, самое важное, когда лед вскроется на реке. Но и здесь примениться к Чусовой очень трудно, может выйти даже так, что при малых снегах река сама не в состоянии взломать лед, и главный запас весенней воды, при помощи которого сплавляются караваны, уйдет подо льдом. Поэтому вопрос о вскрытии Чусовой для всех расположенных на ней пристаней в течение нескольких недель составляет самую горячую злобу дня, от него зависит все. Чтобы предупредить неожиданные сюрпризы капризной реки, обыкновенно взламывают лед на Чусовой, выпуская воду из Ревдинского пруда. А так как вода в каждом заводском пруде составляет живую двигающую силу, капитал, то такой выпуск из Ревдинского пруда обставлен множеством недоразумений и препятствий, самое главное из которых заключается в том, что судоотправители не могут никак прийти к соглашению, чтобы действовать заодно. Одним нужно раньше выпустить воду, другим позже, идут бесконечные препирательства, пока ревдинское заводоуправление в видах отправления собственного каравана не сделает так, как ему угодно. Остальным пристаням приходится уже только ловить золотые минуты, потому что пропустил какой-нибудь час — и все дело можно испортить. Поэтому ожидание, когда Ревдинский пруд спустит воду, чтобы взломать на Чусовой лед, принимает самую напряженную форму; все разговоры ведутся на эту тему, одна мысль вертится у всех в голове.

Понятно то оживление, какое охватило всю Каменку, когда на улице пронесся крик:

— Вода пришла. Вода… Лед тронулся.

Это был глубоко-торжественный момент.

Все, что было живо и не потеряло способности двигаться, высыпало на берег. В серой, однообразной толпе бурлаков, как мак, запестрели женские платки, яркие сарафаны, цветные шугаи. Ребятишкам был настоящий праздник, и они метались по берегу, как стаи воробьев.

Выползли старые-старые старики и самые древние старушки, чтобы хоть одним глазом взглянуть, как нынче взыграла матушка Чусовая. Некоторые старики плохо видели, были даже совсем слепые, но им было дорого хоть послушать, как идет лед по Чусовой и как галдит народ на берегу. Вероятно, многие из этих ветеранов чусовского сплава, вдоволь поработавших на своем веку на Чусовой, и пришли на берег с печальным предчувствием, что они, может быть, в последний раз любуются своей поилицей-кормилицей. Сюда же на берег выползли, приковыляли и были вытащены на руках до десятка разных калек, пострадавших на весенних сплавах: у одного ногу отдавило поносным, другому руку оторвало порвавшейся снастью, третий корчится и ползает от застарелых ревматизмов. Эти печальные диссонансы как-то совсем исчезали в общем веселье, какое охватило разом всю пристань. Это был настоящий праздник, нагонявший на все лица веселые улыбки.

— Вам, может быть, идет пенсия? — спросил я одного такого калеку.

— Кака пенсия? — переспросил он с удивлением.

— Из караванной конторы пенсия… пособие.

— Нет, у нас никаких пособиев не полагается, барин.

— Да ведь тебе руку-то оторвало во время сплава, на караванной работе?

— Снастью отрезало… Я у огнива стоял, а снасть-то и оборвись.

— Ну, так караванная контора и должна была тебе назначить денежное пособие, рубля хоть три в месяц. Какой ты работник без руки?

— Уж это што говорить: калека — калека и есть, куды меня повернуть. Пока около сродственников прокармливаюсь, а там и по миру доведется идти. Так контора-то обязана, говоришь, насчет пособия?

Мужик задумался: перспектива получить пособие смутила его, хотя он и не доверял моим словам. После минутного раздумья он махнул оставшейся рукой и проговорил:

— Нет, барин, это никак невозможно…

— А ты посчитай-ка, сколь у нас на одной Каменке калек, а тут мы все и приползем в контору насчет пособиев… Да это и денег недостанет! Которым сплавщикам увечным — это точно, пособие бывает, а штобы нашему брату, бурлаку… Вон он, Осип-то Иваныч, стоит, сунься-ко к нему, он те задаст такое пособие! Ишь как глазищами ворочает, вроде как осетёр…

Вид на реку с балкона караванной конторы был особенно хорош и даже заслужил одобрение самого Егора Фомича, который в числе других в течение нескольких минут любовался игравшей рекой.

— Немного диковато… — нерешительно заметил кто-то из собравшейся на балконе публики.

Нахлынувший вал поднял лед, как яичную скорлупу; громадные льдины с треском и шумом ломались на каждом шагу, громоздились одна на другую, образуя заторы, и, как живые, лезли на всякий мысок и отлогость, куда их прибивало сильной водяной струей. Недавно мертвая и неподвижная река теперь шевелилась на всем протяжении, как громадная змея, с шипением и свистом собирая свои ледяные кольца. Взломанный лед тянулся без конца, оставляя за собой холодную струю воздуха; вода продолжала прибывать, с пеной катилась на берег и жадно сосала остатки лежавшего там и сям снега. Вместе с льдинами несло оторванные от берега молодые деревья, старые пни, какие-то доски и разный другой хлам; на одной льдине с жалобным визгом проплыла собачонка. Поджавши хвост, она долго смотрела на собравшийся на берегу народ, пробовала перескочить на проходившую недалеко льдину, но оступилась и черной точкой потерялась в бушевавшей воде. Вся картина как-то разом ожила, точно невидимая рука подняла занавес громадной сцены, и теперь дело остановилось только за актерами.

— Сплавщики пришли проздравлять! — доложило «среднее» в сюртуке.

В передней набралось человек пятнадцать сплавщиков; остальные толпились на лестнице и на крыльце. Осип Иваныч, конечно, был здесь же и с кем-то вполголоса ругался. Впереди других стояли меженные [1] сплавщики. Вот степенный высокий старик Лупан, с окладистой большой бородой и строгими глазами; он походит на раскольничьего начетчика, говорит не торопясь, с весом. Из-за него выставляется на диво сколоченная фигура Кряжова, который, как говорится, сделан из цельного дерева; балагур и весельчак Окиня выставляет вперед свою бородку клином, причмокивает и подмигивает. Прижался в уголок в своем рваном азяме Пашка, тоже хороший сплавщик, который, к сожалению, только никак не может справиться с самим собой на сухом берегу. Мелькают бородатые и молодые лица, почтенная седина матерого сплавщика с безусой юностью «выученика». Общее впечатление от сплавщиков самое благоприятное, точно они явились откуда-то с того света, чтобы своими смышлеными лицами, приличным костюмом мужицкого покроя и общим довольным видом еще более оттенить ту рваную бедность, которая, как выкинутый водой сор, набралась теперь на берегу.

— Пришли проздравить Егора Фомича… — заявляет Лупан, когда в дверях показывается Семен Семеныч.

— Сейчас, сейчас выйдут! — торопливо шепчет караванный, оглядывая сплавщиков, точно в их фигурах или платье могло затаиться что-нибудь обидное для величия Егора Фомича.

— Ох, старый — не молоденький… А у меня, Осип Иваныч, еще ночесь брюхо болело: слышало вашу водку! — смеется Окиня, потряхивая своими русыми волосами. — У меня это завсегда… В том роде как часы…

— Ну, ну, будет тебе молоть-то!

Окиня показывает два ряда мелких белых зубов, какие бывают только у таких богатырей, и продолжает свою неудержимую болтовню.

— Шш. — шипит караванный, опять вбегая в переднюю. — Входите по одному… да не стучите ножищами. Кряжов! Пожалуйста, того… не изломай чего-нибудь… Лупан, ступай вперед!

Сплавщики одернули кафтаны, пригладили ладонями волосы на голове и гуськом потянулись в залу, где их ждал сам Егор Фомич.

— С вешней водой… со сплавом! — говорил Лупан, отвешивая степенный поклон.

— Спасибо, спасибо, братцы! — ласково ответил Егор Фомич, подавая Лупану стакан водки. — Уж постарайтесь, братцы. Теперь время горячее, в три дня надо поспеть…

— Как завсегды… Егор Фомич, — говорит Лупан, вытирая после водки рот полой кафтана. — Переможемся… Вот как вода…

— Надо полагать, что кабы над меженью-то больно высоко не подняла. Снега ноне глубоки, да и весна выпала дружная: так солнышко варом и варит…

— Ну, бог не без милости, казак не без счастья!

— Обнаковенно, даст господь-батюшко, и сбежим, как ни на есть. Разве народ што…

— Это уж наше дело, Лупан; не ваша забота… А! Окиня! здравствуй! Ну-ко, попробуй, какова водка?

— Водка первый сорт, Егор Фомич, — не запинаясь, отвечает Окиня, — да стаканчик-то у тебя изъянный: глонул раз и шабаш — точно мимо на тройке проехали…

— С большого стаканчика у тебя голова заболит, а теперь нужно работать вплотную, — милостиво шутил Егор Фомич. — Как привалим в Пермь, тогда будет тебе и большой стаканчик.

У Егора Фомича для всякого было наготове ласковое словцо; он половину сплавщиков знал в лицо и теперь балагурил с ними с барским добродушием. Глядя на эту патриархальную картину, завзятый скептик пролил бы слезы невольного умиления: делец и носитель великих промышленных планов братался с наивными детьми народа — чего же больше?

— Господская водка хороша, да мужицкая рука коротка, — говорил Окиня, проталкиваясь к выходу. — Видно, добавить придется из своих денежек. Старый — не молоденький.

— А когда караван отвалит? — спрашивал я Лупана.

— Да дня этак три сождем, барин. Паводка будем ревдинского дожидать. Вишь, ноне кака весна-то ударила, то-то гляди не подняло бы Чусовую-то…

Около конторы в собравшейся артели сплавщиков мелькали красные рубахи и шляпы с лентами франтов-косных. При каждой казенке, то есть барке, на которой плывет караванный, полагается десятка два самых отборных бурлаков, которые помогают снимать обмелевшие барки, служат вестовыми и так далее. Это и есть косные; самое название произошло от «косной» лодки, в которой они разъезжают. На всех пристанях они одеваются в цветные рубахи и щеголяют в шляпах с лентами. Собственно, косные не исправляют никакой особенной должности, а существуют по исстари заведенному порядку, как необходимая декоративная принадлежность каждого сплава.

Чусовские сплавщики — одно из самых интересных и в высшей степени типичных явлений своеобразной жизни чусовского побережья. Достаточно указать на то, что совсем безграмотные мужики дорабатываются до высших соображений математики и решают на практике такие вопросы техники плавания, какие неизвестны даже в теории. Чтобы быть заправским, настоящим сплавщиком, необходимо иметь колоссальную память, быстроту и энергию мысли и, что всего важнее, нужно обладать известными душевными качествами. Прежде всего сплавщик должен до малейших подробностей изучить все течение Чусовой на расстоянии четырехсот — пятисот верст, где река на каждом шагу создает и громоздит тысячи новых препятствий; затем он должен основательно усвоить в высшей степени сложные представления о движении воды в реке при всевозможных уровнях, об образовании суводей, струй и водоворотов, а главное — досконально изучить законы движения барки по реке и те исключительные условия сочетания скоростей движения воды и барки, какие встречаются только на Чусовой. Нужно заметить еще то, что каждый вершок лишней воды в реке вносит с собой коренные изменения в условиях: при одной воде существуют такие-то опасности, при другой — другие. При малой воде выступают огрудки [2] и таши [3] , а при высокой с баркой под бойцами невозможно никак справиться. Но одного знания, одной науки здесь мало: необходимо уметь практически приложить их в каждом данном случае, особенно в тех страшных боевых местах, где от одного движения руки зависит участь всего дела. Хладнокровие, выдержка, смелость — самые необходимые качества для сплавщика: бывают такие случаи, что сплавщики, обладающие всеми необходимыми качествами, добровольно отказываются от своего ремесла, потому что в критические моменты у них «не хватает духу», то есть они теряются в случае опасности. Кроме всего этого, сплавщик с одного взгляда должен понять свою барку и внушить бурлакам полное доверие и уважение к себе. Но все сказанное вполне можно понять только тогда, когда видишь сплавщика в деле на утлом, сшитом на живую нитку суденышке, которое не только должно бороться с разбушевавшейся стихийной силой, но и выйти победителем из неравной борьбы.

Понятно, что тип чусовского сплавщика вырабатывался в течение многих поколений, путем самой упорной борьбы с бешеной горной рекой, причем ремесло сплавщика переходило вместе с кровью от отца к сыну. Обыкновенно выучка начинается с детства, так что будущий сплавщик органически срастается со всеми подробностями тех опасностей, с какими ему придется впоследствии бороться. Таким образом, бурная река, барка и сплавщик являются только отдельными моментами одного живого целого, одной комбинации.

  1. ↑ Из сплавщиков на пристанях особенно ценятся меженные, то есть те, которые плавают по Чусовой летом, — по межени, когда река стоит крайне мелко и нужно знать до мельчайших подробностей каждый вершок ее течения. (Прим. Д.Н.Мамина-Сибиряка.)
  2. ↑ Огрудки — мели в середине реки, где сгруживается речной хрящ. (Прим. Д.Н.Мамина-Сибиряка.)
  3. ↑ Таши — подводные камни. (Прим. Д.Н.Мамина-Сибиряка.)

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.

Общественное достояние Общественное достояние false false

Источник

Чусовая одна из самых капризных горных реках

Автор: А. Шейдлин

Издание Центрального Совета ОПТЭ, Москва, 1936

  1. Чусовая
  2. В истоках
  3. Горная Чусовая
  4. От Коуровки до Чусовского завода
  5. Чусовской сплав
  6. В низовьях Чусовой
  7. Чусовская нефть
  8. Туристы о Чусовой
  9. Литература

Из всех рек, густой сетью избороздивших необъятные пространства нашей родины, одной из самых интересных и наиболее посещаемых туристами является река Чусовая.
Еще задолго до революции лодочные путешествия по Чусовой были излюбленным видом отдыха интеллигенции и студенческой молодежи Урала. На берегах ее, ни с чем не сравнимых по своей суровой красоте, находил живые волнующие образы уральский писатель Мамин-Сибиряк. В своих скитаниях он часто приезжал на Чусовую, в одиночестве бродил в прибрежных лесах, карабкался на крутые скалы, совершал с бурлаками полные опасностей и неожиданностей путешествия на барке.

История Чусовой крайне интересна и своеобразна. Каждое селение на ней тесно связано с памятью о происходивших здесь кровавых событиях, каждая пядь ее берегов — свидетель героической народной борьбы с самодержавием.

Много легенд и песен сложили о реке безвестные певцы — чусовские бурлаки. Эти песни слагались столетиями и исчезли вместе с бурлачеством, но народная память все еще хранит воспоминания о старой Чусовой. Рассказы чусовских жителей в дополнение к пожелтевшим страницам истории смогут многое поведать пытливому уму туриста. В своем стремительном беге река проложила глубокое русло в каменных массивах Уральского хребта. Обрывистые берега горной части Чусовой — это раскрытая книга природы. Здесь отчетливо видны древние напластования, запечатлевшие в себе весь процесс образования земной коры. Сланцевые наслоения и песчаники чередуются с доломитами и каменноугольными пластами. Кое-где вкраплены гнезда медных и железных руд, куски кремня, гипса.

В сокровенных местах можно отыскать еще неразведанные россыпи золота, платины, драгоценных камней, месторождения нефти, меди, железа, каменного угля.
Бассейн Чусовой — подлинная сокровищница, которая еще ждет своих исследователей. Несомненно, что те громадные богатства, которые здесь найдены, представляют лишь часть всех сокровищ, скрытых от глаз человека.

Путешествие по Чусовой на лодке, на плотах может быть использовано как прекрасный вид отдыха на чистом воздухе.

Читайте также:  Сражение русско турецкой войны 1768 1774 при реке

Немало счастливых минут доставит Чусовая страстным охотникам и рыболовам. Река и ее притоки богаты рыбой и разным зверьем. В прозрачных холодных глубинах Чусовой водятся щуки, окуни, голавли, на переборах серебристые хариусы, в омутах — налимы. На песчаном дне и под прибрежными камнями лениво шевелят клешнями неуклюжие раки.

В лесах можно встретить лисицу, барсука, горного козла, рысь, изредка — медведя и лося, и особенно много дичи: тетеревов, вальдшнепов, диких уток.

Десятью километрами севернее станции Уфалей высится Шарапова гора (540 метров над уровнем моря). У ее подножья расстилаются сочные заливные луга, заросли кустарников, среди которых поблескивает серебристая гладь озер, зеленеют трясины болот. Наиболее обширные и полноводныые озера: Сурны, Малое и Большое Чусовское.

Из Большого Чусовского озера вытекает речка Полдневая Чусовая. Извиваясь между низкими болотистыми берегами, она устремляется на север. На пути река вбирает в себя множество ручьев и речушек и на 45-м километре от истоков сливается с Западной Чусовой. Обе речки бегут по общему руслу. Так рождается быстрая, неукротимая Чусовая.

Невдалеке от слияния Полдневой и Западной Чусовых расположено село и станция Полдневая (дорога им. товарища Кагановича). С давних времен село известно своими золотыми приисками и главным образом добычей хризолитов. Здесь находится богатое месторождение этих драгоценных желто-зеленых камней, обладающих чудесной игрой.

Безлюдные болотистые берега местами поросли лесом. Чусовая течет плавно и спокойно. Изредка к ее тихому плеску примешивается шум впадающей в нее речушки или ручья. Селения встречаются редко, но вот вдали показываются строения Гумешовского рудника, одного из интереснейших рудников Урала. Здесь находят крупные самородки медного колчедана и красной руды. Здесь же добываются малахит и кварц. Особенно много добывают малахита, который встречается здесь в виде громадных глыб.

Чусовая течет в этих местах на высоте 333 метров над уровнем моря, ширина ее колеблется от 10 до 13 метров. Километром ниже, в деревне Косой Брод, Чусовую пересекает высоковольтная линия электропередачи Челябинской электростанции. Пробежав по проводам 250 километров, ток приводит в действие станки и блюминги Уралмашстроя, электропечи Верхне-Исетского завода и обслуживает десятки других предприятий Свердловской области.

В своих верховьях Чусовая принимает множество больших и малых притоков. Характерно, что левые притоки верхней Чусовой малы и мелководны, зато правые велики и шумливы.
Ниже деревни Макаровой в густом сосновом бору лежит Чусовское озеро, берега которого застроены дачами свердловских жителей. Озеро питается водами небольшой речки Топки. Извиваясь среди лугов и низин, в своих верховьях она протекает недалеко от реки Исеть, входящей в систему сибирских рек.

Еще в 18-м столетии ученый Паллас предложил соединить каналом Чусовую с Исетью. В 1815 году за осуществление этого проекта взялся некий купец Зотов, но, испугавшись больших затрат, вскоре прекратил работы. 100 лет спустя о заброшенном проекте вспомнил царский министр путей сообщения. Были составлены новый проект и смета работ, но и они остались неосуществленными. Только теперь, когда у власти стал пролетариат, когда к жизни вызваны громадные богатства страны, проект будет реализован. В плане строительства Камско-Тобольского водного пути намечено соединение Чусовой с Исетью.

Верховья Чусовой наименее исследованы и, к сожалению, меньше всего посещаются туристами. Обычно лодочный маршрут туристы начинают в горной части Чусовой. Сюда же редко кто заглядывает. Только первая экспедиция ОПТЭ 1931 года прошла по маршруту от истоков Чусовой до впадения ее в Каму.

Лодочное путешествие даже в самую мелкую воду можно начать в 30 километрах от истоков Чусовой. Для этой цели лучше всего пригодны разборные лодки.

В верховьях маршрут можно начать от деревни Макаровой (27 километров юго-западнее Свердловска). Можно исходным пунктом выбрать также Ревдинский завод (станция Капралово Каз. ж. д.) или Белимбеевский завод (станция Белимбей Пермской дороги). Но маршруты эти выполнимы лишь в том случае, если заранее будет заготовлена лодка. Обычно туристы начинают путешествие от станции Коуровки, где искусные мастера изготовляют удобные, приспособленные для плавания по Чусовой лодки. Здесь же находится база ОПТЭ.

ГОРНАЯ ЧУСОВАЯ

Горная Чусовая заслуженно пользуется славой наиболее живописной и интересной части чусовского маршрута. По величине и по характеру своему она придает всей Чусовой типичный облик горной реки, бурной и стремительной, шумно несущей свои воды между скалистыми берегами.

Чусовая берет свое начало среди увалов и топких низин Среднего Урала. Она принимает в себя около 150 рек, речек и ручьев. Из них наиболее значительны левые притоки Ревда (80 километров) и Сылва (400 километров), правые — Серебрянка, Койва, Усьва, Сулем.
Многочисленные реки приносят с собой много песка и мелких камешков, образующих на Чусовой острова и меняющих ее фарватер.

На Чусовой насчитывается около 90 островов и 70 значительных переборов. Переборы обычно заканчиваются грозными прибрежными скалами-бойцами. Некоторые из них на 100 метров высятся над водой.

Извиваясь и петляя, Чусовая пересекает горные цепи Уральского хребта. Бассейн реки охватывает 7 районов Уральской области: Полевский, Первоуральекий, Староуткинский, Кыновский, Чусовской, Верхнегородский и Калининский. Девятнадцатью километрами выше Перми Чусовая впадает в полноводную красавицу Каму.

Длина Чусовой от верховьев до устья равна 777 километрам, из них пригодных для судоходства и лесосплава 616 километров. Средняя глубина реки в горной части 45 см, весной в половодье достигает 2, а в низовьях даже 4 метров.

Редкая река в Союзе имеет такое быстрое течение, как Чусовая. В горной части скорость течения держится около 8 километров, на переборах и быстринах достигает 25 километров в час, т. е. в 10 раз быстрее течения Волги или Камы. Самое название реки «Чус-ва» no-пермятски означает «быстрая вода». Уклон русла реки в горной части равен 1,25 метров.

На склонах гор и вдоль берега длинного заводского пруда, образованного плотиной через приток Чусовой Ревда, высятся корпуса большого завода и рабочего поселка. Ревдинский железоделательный и чугунолитейный завод основан в 1734 г. известным уральским заводчиком Акинфием Демидовым. На заводе работали демидовские крепостные, бежавшие от помещиков крестьяне и старообрядцы.
Всеми правдами и неправдами заманивали заводчики рабочих, а то и просто пригоняли их закованными в цепях. В невыносимых условиях рабского труда, в жесточайшей нужде жили и умирали демидовские рабочие.

Непрестанные народные мятежи и восстания сопутствовали приходу капитализма на Урал. Особенно часто восставали рабочие демидовских заводов.

В 1841 г. Демидовы, не довольствуясь существовавшей эксплоатацией крестьян, поставлявших на завод уголь, снизили оплату рабочих и увеличили объем угольных коробов, по мерке которых производился расчет.

В начале апреля угольщики не вышли на работу. Забастовка затягивалась. Завод терпел убытки. Но восстановить прежнюю оплату заводчик не соглашался.

Из Екатеринбурга приехал сам начальник уральских горных заводов Пояров. С ним явился отряд солдат, вооруженных ружьями и пушкой. Рано утром 15 апреля угольщики с женами и детьми собрались на площади против заводской конторы. Безоружная толпа стояла против хорошо вооруженных карателей. На приказ Поярова разойтись — никто не тронулся с места. Тогда солдаты, повинуясь приказу, стали отгонять от толпы женщин и детей. Но те с криком цеплялись за своих мужей и отцов.

Раздалась команда, и залп заглушил стон толпы. Через несколько минут вся площадь была усеяна телами убитых и раненых.

В тот черный день одна из улиц Ревдинского поселка получила наименование Красной. Она была красна от потоков крови, лившей с телег, на которых каратели увозили тела расстрелянных.

В память кровавых событий 1841 года рабочие поставили на площади Ревдинского поселка памятник погибшим. Это, пожалуй, единственное, что осталось от старой Демидовской Ревды
Скала на Чусовой.

Теперь это большой благоустроенный поселок, реконструированный металлургический завод. В 1931 г. здесь началось строительство крупнейшего на Урале медеплавильного завода.

В окрестностях Ревды разведаны богатейшие месторождения медных, никелевых, марганцевых и железных руд. Все это сулит еще более прекрасную будущность бассейну Чусовой и Ревды.

Десятью километрами ниже Ревдинского завода в устье реки Пахотки расположен единственный в СССР завод хромпика. Этот редкий продукт, употребляемый на выделку высококачественных хромовых кож, в химической промышленности, в металлургии и в огнеупорных материалах, добывается из хромистого железняка Гологорского месторождения.

Гологорский рудник не только единственный в Союзе по добыче хромистого железняка, но и крупнейший в мире. Еще недавно он уступал первенство только хромпиковым разработкам Родезии (Африка). Теперь и Родезия осталась далеко позади.

Возле разработок находится железнодорожная станция Хромпик и поселок Первомайский, основанный в 1929 г.

Чусовая бежит мимо обширных зеленых лугов, огибает кварцитовые скалы Караульной горы, на склоне которой расположен новый завод динасового кирпича. Неожиданно река ныряет под железнодорожный мост Пермской дороги, и здесь уже шумят первые переборы, течение становится быстрым и неспокойным.

На расстоянии 18 километров от Ревдинского завода виднеются новые цеха Первоуральского металлургического завода, здания города Первоуральска. Завод — один из гигантов социалистической промышленности, выпускает 50 тысяч тонн цельнотянутых труб. Один лишь мартеновский цех ежегодно дает стране свыше 30 тысяч тонн металла.

До революции Первоуральский завод назывался Васильево-Шайтанским по имени реки Шайтанки, возле устья которой он построен. Завод основан в 1731 году Никитой Демидовым. Подобно десяткам других уральских заводов того времени, он пользовался трудом крепостных, согнанных сюда со всех концов России.

Мужчины, женщины и даже дети работали на тяжелой изнуряющей работе по 16-20 часов в сутки. За малейший проступок людей засекали розгами и плетьми.

В 1773 г. уральские города и заводы были наводнены пугачевскими прокламациями — «манифестами». Эти прокламации действовали на рабочих подобно горящей спичке, брошенной в пороховницу.

Пугачев обещал рабочим, казакам, крепостным и государевым людям:

«Когда вы исполните мое имянное повеление и за то будете жалованы крестом и бородою, рекою и землею, травами и морями, и денежным жалованием, и хлебным провиантом, и свинцом, и порохом, и вечною вольностью».

Рабочие уральских заводов присоединялись к Пугачеву.

19-го января 1774 года пугачевские войска заняли Шайтанский завод.

Более месяца завод находился в руках восставших. Под Каслинским заводом пугачевцы понесли жестокое поражение. Остатки их отряда разбежались в горы, часть из них ушла на соединение с основными силами Пугачева.

Память о пугачевском восстании и мечта о «вечной вольности» никогда не угасали в сердцах уральских рабочих.

В районе Первоуральского завода открыты многие полезные ископаемые — серебро, свинец, медь, никель, титан, магнетитовые руды, кобальт, огнеупорные глины и т. д.

Возле Первоуральска проходит знаменитый сибирский тракт. У самого тракта возле холма стоит небольшой гранитный памятник. Здесь, на рубеже между Европой и Азией, партии ссыльных обычно останавливались и, сняв шапки, несколько минут стояли в молчании с опущенными головами, прощаясь, быть может навсегда, с матушкой Россией.

От камня к камню, от перебора к перебору мечется Чусовая. Причудливо извиваясь и петляя, стремительно несется к бойцу Дюженку. Здесь в Чусовую впадает речка Белимбеевка.
На речке расположен старый железоделательный завод — Белимбеевский, заложенный Строгановым в 1730 г.

ОТ КОУРОВКИ ДО ЧУСОВСКОГО ЗАВОДА

От устья Шишимы Чусовая сравнительно спокойно течет до Уткинской слободы, возле которой находится станция Коуровка. Отсюда большинство туристов начинает маршрут по Чусовой.

Уткинская слобода, как форпост колонизации, возникла здесь в давние времена. Упоминается о ней еще в летописях 1651 года. До этого здесь стояли юрты древних обитателей края — остяков и вогулов. Отстаивая свою свободу, остяки и татары с верховьев Сылвы не раз нападали на слободу, сжигали ее и уводили в плен жителей.

Возле Уткинской слободы Чусовая делает почти замкнутую 5-километровую петлю, заканчивающуюся отрогами Камня Георгиевского. Этот камень высится почти отвесной стеной. В его известковых отложениях вода и ветер проложили много пещер. С вершины Камня Георгиевского видны ярко-зеленые сочные луга, пастбища, окаймленные темными сосновыми лесами. В дымке тумана прозрачно маячат горы, внизу серебряной, небрежно брошенной ленточкой вьется Чусовая. Заметна легкая рябь переборов, — словно белые лебеди, взлетают над волнами гребешки пены.

На одном из крутых поворотов Чусовой, на высоком левом берегу, расположена деревня Каменка — крайний пункт русской колонизации. В XVI веке строгановские отряды дальше Каменки не осмеливались проникать в глубь страны.

Какой чудовищной силой обладает Чусовая! Своим течением она не только пробила себе дорогу в сплошных каменных массивах, но и придала своим берегам самую причудливую и живописную форму. Она проточила в них множество пещер, гротов.

Вот Камень Сенькин. У самой воды в нем имеется пещера, в которой туристы не раз находили себе убежище от дождя. Вот Камень Боярин с большим чудесным гротом. В этот грот можно проехать на лодке. Из Камня Пещерного вырывается речушка.

Боец Шайтан сменяется Камнем Могильным. Тот в свою очередь уступает место высоким черным скалам с причудливо разорванными краями, — Камни Черные. У Камня Палатка река отпрянула в сторону и, кажется, намерена повернуть вспять. Снова 5-километровая петля, завершающаяся Камнем Перевалочным. От Камня Палатка туристы обычно пересекают пешком небольшое расстояние (всего 60 метров) до Камня Перевалочного, лодку же с одним гребцом отправляют вплавь.

Камень Перевалочный состоит из известняков и содержит в себе много отложений, ракушек и окаменевших морских животных. Немые свидетели ранней молодости нашей планеты, они многое могут рассказать туристам, вооруженным геологическим молотком и лупой.

Бассейны Межевой и Висимы богаты месторождениями благородных металлов, платины, золота и т. д.

На реке Межевой Утке и ее притоках находили крупные самородки платины. Вес некоторых из них достигает 6 и даже 8 с лишним килограммов. Прииски почти полностью механизированы и электрифицированы. Они связаны с Тагилом железнодорожной веткой.

Добыча платины производится с помощью электродраг. Драги перемешивают песок, мутят воду притока, поэтому, впадая в Чусовую, Межевая Утка еще долго течет грязнобурым потоком, не смешиваясь с прозрачными водами Чусовой.

Река несется в узком коридоре. С обеих сторон ее сжали высокие берега. Быстрота течения нарастает, и даже с лодки заметен крутой уклон русла.

Но вот неожиданно вас охватывает мертвая тишина Камня Омутного. Как бы для минутной передышки, Чусовая прекращает свой бег. Затем, круто повернув влево, снова бросается на переборы в борьбу с бойцами и ташами.

80-метровая громада Камня Дыроватого изобилует пещерами. Одна из них находится в отвесной скале почти у самой вершины. Попасть в нее можно только по веревке. В пещерах находили наконечники стрел и предметы утвари древних чудских племен, населявших эти места.

На Чусовой есть немало красивых прибрежных скал. Они словно вырезаны из гранита искусной рукой скульптора. Наиболее живописен и величествен Камень Олений. Возвышаясь над рекой, он словно смотрится в зеркало. Течение здесь тихое, река отражает в себе каждую каменную складку, каждое деревцо, прилепившееся к расщелине Камня Оленьего.

За Камнем Оленьим, двумя километрами ниже деревни Пермяковой, высится Камень Писаный. На нем еле заметная, почти уничтоженная временем, вязь старинных славянских букв. На противоположном луговом берегу стоит каменный крест. На нем высечено:

«1724 года. Сентября, 8-го дня, на сем месте родился статского действительного советника Акинфия Никитича Демидова сын Никита, Статский советник и кавалер святого Станислава. Поставлен оный крест на сем месте по желанию его 1779 года Майа 31-го числа».

Кичливый самодур, российский колонизатор Демидов решил оставить память о себе для потомков тех крепостных, которых он истязал плетьми и каторж работой. Потомки по достоинству оценили «заслуги» Никиты Акинфиевича Демидова. Краткая надпись, высеченная на обратной стороне креста, гласит:

«Здесь родился эксплоататор трудового народа».

От Камня Писаного потянулись, утопая в густой зелени, серые скалы самой разнообразной формы. Одни имеют вид вертикальных столбов, другие похожи на развалины готического храма или дворца, третьи напоминают фигуру диковинного животного или человека. Здесь находится знаменитый Камень Старушка, своими очертаниями напоминающий женщину, сидящую за книгой.

За деревней Кайгородовой в Чусовую впадает один из самых значительных ее притоков — река Серебрянка (70 км), которая начинается в северных массивах Уральского хребта. Серебрянка в свое время сыграла крупную историческую роль.

В 16-м веке сильный и могущественный татарский хан Кучум, носивший имя царя Сибирского, своими частыми набегами разорял строгановские вотчины и уводил в плен многих его людей.
Желая обезопасить свои владения и втайне мечтая прибрать к своим рукам богатые сибирские земли, лежащие по ту сторону Уральского хребта, Строгановы, вопреки указу московского царя, обратились за помощью к казацкой вольнице, промышлявшей на Волге войнами и грабежами купеческих караванов.

Казацкий атаман Ермак Тимофеевич, вынужденный к тому времени бежать от гнева Ивана Грозного, охотно принял предложение Строганова и вместе со своими войсками приплыл по Чусовой в Строгановскую вотчину. Здесь он пополнил свои отряды, хорошо вооружил их и на легких стругах тронулся вверх по Серебрянке. Поднявшись до ее левого притока Кокуя, казаки зазимовали, а с наступлением весны, оставив свои струги, пешком прошли 25 км до реки Жаравлик. Там у селения Буренчи построили плоты и суда и по реке Тагил двинулись в глубь страны завоевывать Сибирское царство.

Читайте также:  Сом в маленьких речках

В октябре 1582 года Ермак разбил войско Кучума и захватил столицу Сибирского царства Искер (Тобольск).

Сибирь была завоевана и отдана под власть московского царя и его приспешников, русских купцов и заводчиков.

В память о походе Ермака один из прибрежных камней и притоков Чусовой носят его имя.
На Чусовой встречается много громадных камней, имеющих необычное геологическое строение. Так например, Камень Романов или же боец Мултык: здесь более древние девонские известняки надвинуты на молодые каменноугольные напластования. Эта удивительная игра природы уже давно привлекает к себе внимание геологов и исследователей Урала.

Тремя километрами ниже бойца Высокого, на левом берегу Чусовой расположен Кыновский завод (230 километров от станции Коуровки). Он лежит в глубокой суровой и в то же время живописной долине, в устье реки Кын (по-пермяцки: «мерзлый», «студеный»). От мрачных утесов, острых стометровых скал и черных ущелий даже летом веет леденящим холодом.

Кыновский завод построен Строгановым в 1760 г. В годы гражданской войны кыновский пролетариат вписал немало славных страниц в историю освобождения Урала от белых банд. В 1918 году рабочие Кына послали эшелоны на борьбу с Дутовым. Когда чехословаки знаяли Уфу и Челябинск, кыновские рабочие организовались в дружины и двинулись на помощь Красной армии. Завод превратился в арену жестоких боев. Шесть раз он переходил из рук в руки, пока, наконец, в 1919 г. окончательно не был взят Красной армией.

В 13 километрах от Кыновского завода проходит Западно-Уральская железная дорога, имеющая немалое значение в жизни завода. Между Кыном и Лысьвенским заводом (в устье реки Ломовки) открыты каменно угольные месторождения одного из ответвлений Кизиловского каменноугольного бассейна.

Ниже устья реки Сылвицы на правом берегу Чусовой высится утес Ермак.

Утес Ермак интересен тем, что на каждый крик и на всплеск весла отвечает ясным многократным эхо.

Имя Ермака носит также небольшая речка Ермаковка. У ее берегов дружина Ермака разделилась на две части. Одна поплыла к устью Серебрянки, другая, исследуя Чусовую,- до Межевой Утки. В окрестностях Ермаковки имеются старые рудники бурого железняка.

Далее Чусовая принимает в себя подземную речку Кумыш. На протяжении 6 километров она бежит глубоко под землей.

ЧУСОВСКОЙ СПЛАВ

От Кумыша до бойца Разбойник Чусовая течет по узкому руслу с крутым уклоном. На протяжении 7 километров падение русла равно 2,5 метра. Встречается много резких поворотов и изгибов. На больших переборах нельзя расслышать человеческого голоса. Все заполнено ревом волн, шумом переворачиваемых камней, воздух напоен грозной музыкой разбушевавшейся стихии.

Лучшие страницы своих очерков Мамин-Сибиряк посвятил Чусовскому сплаву. Простые, но страшные по своей выразительности рассказы уральского писателя дополняются воспоминаниями стариков, живых свидетелей чусовских трагедий.

Еще с зимы начиналась подготовка к сплаву. К заводским пристаням подвозились товары. Здесь же заготовлялись барки, так называемые коломенки. На живую нитку из досок сколачивались большие суда.

Полая вода, как щепку, мечет эти суда из стороны в сторону. Все зависит от уверенности и находчивости сплавщиков, но часто бывает и так, что никакая человеческая сила и умение не могут предотвратить гибели судна.

Ни один сплав не проходил благополучно. На Чусовой тонуло в среднем семь барок в год, т. е. одна барка на каждые 30.

Были годы, когда на сплаве в один день и даже в один час находили свою гибель 10-15 барок и сотни бурлаков.

Иногда от одного удара о скалу барка перевертывалась и погребала под собой всех сплавщиков. Но чаще всего она разлеталась в щепы; тяжелые слитки металла падали на людей, убивали и калечили их. Редко кто мог спастись вплавь.

При приближении опасности мужички-сплавщики в слепом страхе лезли в трюм за своими котомками, здесь их и настигала смерть. Другие, очутившись в ледяной воде, пускались вплавь к берегу. Они не выпускали из зубов свою котомку, в которой, кроме двух пар лаптей и краюхи хлеба, ничего и не было. Ноша мешала им плыть, и они тонули.

С постройкой Пермской железной дороги, соединяющей Пермь с Тагилом и Свердловском, Чусовая потеряла свое значение торгового водного пути. Барки по ней уже давно не ходят, и только в низовьях курсируют пассажирские и грузовые пароходы.

Чусовая используется, как мощная водная артерия, для сплава леса. Заготовка дров для металлургических заводов производится в лесных хозяйствах, главным образом по притокам Чусовой. До Чусовой лес идет молевым сплавом, дальше к заводским запоням — однорядными плотами.

Никому не страшны теперь грозные чусовские бойцы. Уже давно не слышно здесь треска ломающихся судов и криков утопающих. Шумят моторы, стучат отбойные молотки, раздаются веселые молодые голоса. У бойцов производится разработка известняка, алебастра, необходимого для строительства новых жилых домов, клубов, пионерских дворцов и т. д.

Камни Молоков, Разбойник — последние бойцы Чусовой. Старый седой Урал, стараясь задержать своенравную красавицу-реку, своими каменными ручищами преградил ей путь, но тщетны усилия. Река преодолевает все преграды и дальше свободно и легко бежит по чистому руслу.

Потянулись поемные луга, низменности и леса.

У Камня Корова чувствуется острый запах горящей серы. Прибрежные камни покрыты белым налетом. В воздухе висит легкая дымка. Здесь бьют из земли сернистые источники. Местное население использует их лечебные свойства.

Большой приток Чусовой, река Койва (по-пермятски «брызжущая вода») имеет в длину 200 километров. На ней расположены железные рудники, Кусье-Александровский и Бисерский чугунолитейные заводы. Река Койва является одним из главнейших водных путей. Чусовского бассейна. По ней производится лесосплав. Весной и осенью река несет плоты и одинокие оторвавшиеся бревна. Повсюду слышны перекликающиеся голоса сплавщиков.

За Койвой извивается другая замечательная река.

Полуденка, знаменитая своими золотоносными приисками и алмазными месторождениями. В 1825 г. здесь было найдено первое в России месторождение алмазов — Адольфинское.

Добыча золота и драгоценных камней ведется на протяжении почти всей Чусовой и ее притоков.

Советское правительство поддерживает и развивает старательские промыслы. Золотоискательские артели получают от государства ссуду, необходимое оборудование, пользуются различными льготами.

У Чусовского металлургического завода (362 км от Коуровки) кончается самая интересная горная часть реки. Многие туристы заканчивают здесь свой маршрут, другие продолжают путешествие до Перми.

Чусовской завод — одни из гигантов уральской металлургии. Он основан в 1880 году. История его типична для отсталой помещичьей России 19-го века, бессильной что-либо предпринять без помощи иностранных капиталовложений.

Строительство Чусовского завода предприняло франко-русско-уральское общество, возглавлявшееся известным французским банкиром Бонту (один из героев романа Эмиль Золя «Деньги»).

На втором году строительства лопнул Лионский банк, Бонту разорился. Достраивало Чусовской завод новое Общество камских стальных и железоделательных заводов, получившее от правительства крупную субсидию.

Завод быстро начал развиваться, чему немало способствовало удобное местоположение среди нетронутых лесов вблизи трех сплавных рек.

Особенно большое значение приобрел Чусовской завод в наши дни. Находясь по соседству с уральской нефтью (Верхние Чусовские Городки) и кизиловским углем, пользуясь энергией Губахинской электростанции, Чусовской завод занял одно из первых мест в плане строительства Большого Урала.

Завод дает нашей промышленности высококачественный древесно-угольный чугун, мартеновскую сталь, железнодорожные мостовые конструкции, балки, рельсы, проволоку.
Невдалеке от завода раскинулся город Чусовой (42 000 жителей), железнодорожная станция Чусовая. Чусовской железнодорожный узел — передовой на Пермской дороге. Он один из первых включился в стахановско-кривоносовское движение на транспорте.

Районный центр, город Чусовой имеет культурный, благоустроенный вид. Много больших каменных и шлако-бетонных жилых домов, универмагов, школ. Имеются прекрасная поликлиника, клуб, кино. Улицы города заасфальтированы и озеленены.

Путешествие по маршруту Коуровка — Чусовской завод занимает 10 дней. Но для того, чтобы внимательнее ознакомиться с Чусовой, следует использовать 12- 13 дней.

В НИЗОВЬЯХ ЧУСОВОЙ

Туристы, располагающие свободным временем, могут продлить маршрут до устья Чусовой и дальше по Каме до Перми.

Эта часть пути интересна в историческом отношении. Первые капиталисты России именно здесь начали колонизацию и захват уральских и сибирских земель.

В низовьях Чусовой заложено настоящее и будущее советского Урала — нефть.

Лодка проплывает мимо невысоких берегов, топких болот, заливных лугов. Изредка чернеют скалы, белеют известняки. В окрестностях — прекрасные густые леса. Если в горной части Чусовой преобладали хвойные породы: сосна, ель, сибирский кедр, лиственница, то в низовьях больше лиственных пород: осина, береза, рябина, черемуха, ива. В лесах и на солнечных полянах много ягод: земляники, брусники, малины. Ими охотно лакомятся глухари и изредка спускающиеся с гор медведи.

Ниже села Камасино в Чусовую впадает река Лысьва, на которой (в 20 километрах от устья) расположен знаменитый Лысьвенский металлургический завод, на котором работает 12 тысяч рабочих. Завод заново реконструирован и оснащен новейшей техникой. Здесь вырабатывается почти 50% всей эмалированной посуды страны. Основная продукция завода — сортовая сталь — идет на автомобильные и тракторные заводы Союза.

По соседству с заводом — залежи руды, алебастра, гипса, топлива.

ЧУСОВСКАЯ НЕФТЬ

Громадную известность не только у нас в Союзе, но и за пределами его получили чусовские нефтяные месторождения.

Интересна история их открытия: в 1928 году георазведочная экспедиция обнаружила в районе Верхне-Чусовских Городков признаки калиевых солей. В августе того же года на берегу речки Рассошки было начато бурение.

Метр за метром вгрызались алмазные колонки буров в окаменевшую породу. Проходили месяцы, но ни калия, ни поваренной соли не появлялось. Люди готовы были, махнув на все рукой, прекратить работы.

В один из июльских вечеров 1929 года над Чусовой потянуло легким смолистым запахом. Из скважины вдруг забил фонтан черной, вязкой жидкости. Это была нефть, чудесная чусовская нефть. Она тысячелетиями лежала в уральских недрах, ее никто не искал и даже не подозревал о ее существовании.

По своим качествам чусовская нефть приближается к лучшим сортам техасской нефти (США).
Чусовская топливно-энергетическая база, расположенная в самом сердце промышленного Урала, помогает быстрее освоить все неисчерпаемые богатства земных недр. Мало того, уральская нефть имеет громадное значение для европейской и западно-сибирской части Советского Союза как дешевое и близко расположенное топливо. Достаточно указать, что расстояние чусовской нефти до Москвы вдвое ближе, чем, например, бакинской или грозненской нефти.

Нижние Чусовские Городки — центр строгановской колонизации — вплоть до 19-го века славились своими соляными источниками и промыслами, но кончилось владычество Строгановых. Соль уступила место черному золоту — нефти.

Крупный приток низовьев Чусовой — Сылва — славится своими сернистыми источниками и курортами. Недаром село Ключи прозвали Уральским Пятигорском. Ключевские сернистые источники по своим лечебным свойствам на уступают источникам Пятигорска. Здесь на курорте лечатся больные не только Урала, но и других областей Союза.

Невдалеке от устья Чусовой — деревня Левшино, пароходная пристань, железнодорожная станция.

Левшинские старожилы до сих пор помнят хозяйничанье белых банд. На их глазах совершались зверские расправы с революционными рабочими. Они же были свидетелями уничтожения Камского речного флота.

Ночью 30 июня 1918 года белые отступали от Перми. Чувствуя свое бессилие перед Красной армией, они в последнюю минуту вылили в Чусовую и подожгли огромное количество нефти, керосина и мазута. В огне погибли лесные склады, станция, химический завод, пристани и все суда, стоявшие на причале. Погибло 40 пароходов и более 80 барж.

Это еще более усилило ненависть населения к белым. После поджога немало чусовских рабочих и крестьян взялись за припрятанное оружие, чтобы помочь красным уничтожить и навсегда изгнать из своей земли ненавистных врагов.

У Левшино теперь выстроена большая нефтеналивная гавань, оживленная пристань. По Каме и Чусовой совершают рейсы комфортабельные пассажирские пароходы, множество барж и плотов. Здесь же в устье Чусовой заложено строительство грандиозной Камской гидростанции мощностью в 400 000 киловатт.

От Левшино туристы продолжают маршрут по Каме до Перми. Город живописно раскинулся на левом берегу реки. Этот в прошлом купеческий город славился своими бесчисленными кабаками. Чусовские бурлаки оставляли в кабаках свои последние гроши и снова шли в кабалу к купцу и заводчику.

Старой Перми больше не существует. Вырос большой культурный город, промышленный и колхозный центр. Его охотно посещают туристы.

Кама и ее приток Чусовая — одни из самых замечательных рек нашей родины. Они заслуженно пользуются вниманием трудящихся Советского Союза.

Лучшее время для лодочного путешествия по Чусовой — июнь, июль, август.

К маршруту нужно подготовиться заранее, тщательно обдумав и обсудив каждую мелочь. Отправляться в путешествие лучше всего небольшой группой — 3-5 человек. Подобрав группу, следует составить смету, определить время и цель поездки, ознакомиться с литературой и картами Чусовой. Лодку необходимо заблаговременно заказать в Коуровке. Коуровская база ОПТЭ заготовила на 1936 год 250 лодок. Стоимость лодки — от 150 до 200 р. в зависимости от размера.

Не рекомендуется брать с собой громоздких и лишних вещей. Следует взять лишь самое необходимое.

Надо своевременно позаботиться о приобретении инструментов для исследовательских работ: компаса, геокарты, высотомера, шагомера, бинокля, фотоаппарата, часов и т. д.

Необходимо взять с собой предметы коллективного пользования: топор, лопаты, брезент для палатки, ручную пилу, электрический фонарик, чайник, два котелка, сковороду, свечи, спички, шило, нитки для починки обуви, аптечку и рыболовные принадлежности.

Из вещей личного пользования: сумку, фляжку, ножик, ложку, вилку, кружку, мыло, полотенце, одеяло, две смены белья, рукавицы (для гребли на лодке), записную книжку.
Из продуктов: чай, сахар, крупу, консервы.

На ночевки в деревнях рассчитывать не следует. На берегу Чусовой много удобных живописных уголков, где можно установить палатку и разжечь костер.

На лодке можно плыть даже в дождливую погоду, соорудив над ней навес из куска брезента или палатки.

Путешествие по Чусовой летом никакой опасности не представляет, но технику плавания нужно знать обязательно. Следует придерживаться высокого берега — здесь течение спокойнее и река глубже. Таши и мели легко вовремя заметить по характерной ряби и водоворотам. Необходимо быть осторожным на переборах у бойцов.

ТУРИСТЫ О ЧУСОВОЙ

Горный маршрут Чусовой наиболее интересен и в то же время наиболее труден.

. «Течение стремительно несет нашу лодку, — рассказывает о своих впечатлениях турист тов. Таубер, побывавший на Чусовой летом 1935 года. -Мимо проносятся живописные берега, то подавляющие своей дикостью, то радующие глаз причудливостью и красотой очертаний.

Незабываема картина заката: на фоне красного неба, словно сказочные копья великанов, вырисовываются вершины уральских елей и сосен.

Когда лодка проплывает в узком месте, где русло реки сжимают отвесные утесы, смолкают всякие разговоры и песни. Отчетливо слышно, как с весел капает вода, и этот звук тотчас повторяется многократным эхом. От серых скал веет холодом и сыростью. Солнечные лучи слабо проникают сверху.

. Но нет времени любоваться окружающим. Надо быть начеку, — не упускать руль, держаться линии фарватера.

Стремительные переборы сменяются тихими плесами. Вдруг в спокойную заводь, взметая огромные столбы брызг, врывается бревно и, через несколько секунд вынырнув на поверхность, поворачивается и плывет по течению. Бревна спускают с вершины горы по узкому деревянному жолобу.

24 июля сделали стоянку у Камня Высокого, измерили высоту его — 25 метров, сфотографировали.
Пасмурно и ветрено. Налегли на весла. Увидели первый пролетевший над нами пассажирский самолет.

К вечеру 25 июля прибыли в деревню Курье. Мы встретили здесь, так же как на протяжении всего пути, приветливых, разговорчивых крестьян. В сумерках, сидя на завалинке, мы с большим интересом слушали рассказы стариков о Чусовой, о своем житье-бытье.

Говор уральских жителей, мягкий и певучий, удивительно гармонирует с их своеобразной внешностью, широким лицом, светлыми глазами и крупными фигурами.

Живут богато. В колхозе большие крепкие избы с пристройками. Во многих деревнях молочнотоварные фермы. У каждого колхозника в изобилии масло, молоко, сметана. Чусовские заливные луга дают прекрасный корм для скота.

Утром 26 июля снова в путь. В лицо бьет сильный встречный ветер, по воде бегают неспокойные барашки, брызги насквозь промочили одежду.

У Уткинского завода наткнулись на запань для вылавливания бревен: бревна, загромоздившие реку, преградили нам путь. С трудом преодолеваем первое препятствие, но тут же попадаем в новую беду: у второй запани сделали непростительную оплошность, — взяли неверное направление и сильным потоком были сброшены на бревно. Лодка бортом зачерпнула воду. Двое из нас спрыгнули в воду и на канате пробовали протащить лодку вдоль барьера, но течение сбивало моих товарищей с ног и лодка сильно ударялась о бревна.

Читайте также:  Наб реки смоленки д 14 литер а

Наконец удалось поставить лодку бортом к барьеру и выложить весь груз на бревна, перетащить ее через бревенчатый перешеек шириной 10 метров».

Турист тов. Рысухин рассказывает о своем путешествии по Чусовой следующее:

«16 июля мы, семеро студентов Московского авиотехникума, тронулись в первое самостоятельное большое путешествие по Чусовой. Самому младшему из нас- 18 лет, старшему — 22. Дирекция и профком премировали нас за ударную учебу двумя тысячами рублей на проведение турпохода.
Предварительно мы ознакомились с картами и литературой, наметили лодочный маршрут в 555 км: от Коуровки до Перми.

На Коуровской базе ОПТЭ приобрели две лодки по 135 рублей за каждую. Тип лодки — мелкосидящая плоскодонка, рассчитанная на четырех человек. Для удобного размещения багажа и предохранения от брызг мы подняли борта лодок, прибив доски к носу и корме, а к шпангоутам дна прикрепили полки.

Во время пути мы столкнулись с многими неудобствами: на мелких перекатах лодки чиркали о камешки, отчего с днища сдирался вар, часто садились на мель, приходилось выпрыгивать в воду. На протяжении 50 километров тридцать раз перетаскивали лодку через мели.

Ниже по течению мелких перекатов стало меньше, но зато встретилось новое препятствие: начиная от деревни Старая Утка, Чусовая по всей ширине была перегорожена связанными между собой бревнами. Лодку приходилось перетаскивать через бревна волоком. Таких преград мы преодолели четыре. Лодка дала течь, но ни вара, ни пакли мы с собой не захватили, а приобрести их на месте не представлялось возможным. Всю дорогу вычерпывали воду ковшом.
Многие туристы отмечают, что на луговых берегах Чусовой водятся змеи. Чусовские жители, отправляясь на покос или в лес за ягодами, одевают толстые шерстяные чулки. Это, по их уверениям, предохраняет от укуса ядовитой уральской гадюки. Змеи боятся шерсти, поэтому туристам рекомендуется, останавливаясь на ночлег, обкладывать палатку шерстяными вещами».

Несмотря на встречающиеся трудности и препятствия, путешествие по Чусовой оставляет у туристов самые лучшие воспоминания. Частая смена и новизна впечатлений, своеобразие чусовской природы и даже сама борьба с непокорной стихией заражают туристов, особенно молодежь, запасом бодрости и здоровья. Очень многие путешествуют по Чусовскому маршруту уже не впервые и всякий раз находят много нового и интересного.

  1. Ловцов Н. По горно-заводскому Уралу (путеводитель). Москва, Ленинград, изд. «Физкультура и туризм», 1931 г.
  2. Небольсин. Покорение Сибири. 1849 г.
  3. Дмитриев-Мамонов. Пугачевский бунт в Зауралье и Сибири. Петербург. 1907 г.
  4. Денисов-Уральский Д. Урал и его богатства. Москва. 1904 г.
  5. Третьяков Б. Урал. Очерки физической и экономической георафии Уральской области. Свердловск. 1926 г.
  6. Воробьев В. Чусовая (путеводитель). Изд-во «Физкультура и туризм», 1932 г.
  7. Чусовские. По Чусовой. Свердловск. 1931 г.
  8. Афиногенов. По Советскому Уралу. Свердловск. 1930 г. Мамин-Сибиряк. Очерки Чусовского сплава. Бойцы. Том V.

Редактор: М.Б. Розен
Техн. редактор: 3. А. Миронова
Выпускающий: А.П. Макашан
Сдано в произв. 25/V-36 г. Бумага 72 X ПО см. Уполн. Главлита В-41705.
Заказ 835
Подписано к печати 7/VI-36 г.
1 печ. л., в 1 печ. л. 62016 зн.
Тираж 2000
Типография «Путь Октября»

Подготовил: Комаров Виталий

Источник

Message: Чусовая — Иванов Алексей Викторович

Книга Message: Чусовая — Иванов Алексей Викторович читать онлайн Проза / Современная проза бесплатно и без регистрации.

Книга Алексея Иванова, лауреата множества литературных премий, автора знаменитых романов «Золото бунта», «Сердце Пармы», «Географ глобус пропил», знакомит читателей с теми местами, где происходит действие всех этих романов, и прежде всего — с рекой Чусовой.

Чусовая — река легендарная. Возможно в России из всех уральских рек только Чусовую и знают. Так уж сложилось: говорят — «Урал», вспоминают — «Чусовая». И не случайно. Урал без Чусовой — как паруса без мачты, как кони без упряжки, как планета без орбиты. В прошлом «государева дорога», по которой шли «железные караваны», ныне — прекрасный туристический маршрут, по которому скользят байдарки, непревзойденный национальный парк горнозаводской природы, Чусовая тесно вплелась в историю Пермского края, историю Урала, историю России. А с легкой руки Алексея Иванова, одного из лучших отечественных писателей, — еще и в историю современной русской литературы.

Книга впервые публикуется в авторской редакции.

Message: Чусовая - Иванов Алексей Викторович

Глава Стр.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ОТ ИСТОКА ДО УСТЬЯ 2
ВЕРХНЯЯ ЧУСОВАЯ 2
ДУМНАЯ ГОРА 3
АЗОВ-ГОРА 4
ГОРА ВОЛЧИХА 5
РЕКА РЕВДА 6
ЧУСОВАЯ «В КАМНЯХ»-1 7
БОЕЦ ЧАСОВОЙ 8
СЕЛО ЧУСОВОЕ 11
БОЕЦ ГРЕБНИ 13
РЕКА СУЛЁМ 14
БОЕЦ ОМУТНОЙ 17
ЗОЛОТОЙ ОСТРОВ 18
БОЕЦ ПЕЧКА 20
БОЕЦ ВОРОБЕЙ 20
ЧУСОВАЯ «В КАМНЯХ»-2 21
ИСЧЕЗНУВШАЯ ДЕРЕВНЯ КОНОВАЛОВКА 22
БОЕЦ МОЛОКОВ 24
КАМЕНЬ КЛИКУНЧИК 24
БОЕЦ ОТМЁТЫШ 25
РЕКА КОЙВА 26
БОЕЦ ГРЕБЕШОК 28
НИЖНЯЯ ЧУСОВАЯ 29
РЕКИ УСЬВА, ВИЛЬВА И ВИЖАЙ 29
«ПЕРМЬ-36» 31
ПОСЁЛОК ВЕРХНЕЧУСОВСКИЕ ГОРОДКИ 32
НИЖНЕЧУСОВСКОЙ ГОРОДОК 33
ЧАСТЬ ВТОРАЯ ТАКАЯ — ОДНА 34
ПЕРЕСЕКАЮЩАЯ ХРЕБЕТ 34
СОЛЬ ЗЕМЛИ 35
БОЕЦ ДУЖНОЙ 35
БОЕЦ МУЛТЫК 36
ДЫРОВАТЫЕ КАМНИ 39
КАМЕНЬ СТОЛБЫ 40
РЕКА КУМЫШ 41
ГОЛУБОЕ ОЗЕРО 42
БОЕЦ ПЛАКУН 42
БОЕЦ ДЫРОВАТЫЕ РЁБРА 43
ПЕЩЕРА ЧУДЕСНИЦА 44
МОРОЗ И СОЛНЦЕ 44
ОТ ЛЕДОХОДА ДО ЛЕДОСТАВА 45
ЦАРЬ-ЛЕС 46
ЛИСТВЕННИЦА-ПАМЯТНИК 49
КАМЕНЬ ЛЕБЯЖИЙ, КАМЕНЬ СТЕРЛЯЖИЙ… 49
ЗАПОВЕДНИК БАСЕГИ 50
БОЕЦ ГУСЕЛЬНЫЙ 50
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ЧУОСИ, РЕКА СВЯЩЕННАЯ 51
«НАИМЕНОВАНИЕ РЕКИ СЕЯ ПЕРЕПОРЧЕНО…» 51
КРУГИ КОЧЕВЬЯ 52
МАЛЫЕ ГЛУХИЕ КАМНИ 52
ПЕРВЫЕ НАРОДЫ 55
ЛЮДИ ЧУЛЫМАНСКИЕ 57
ПЕЩЕРА ВАШКУРСКАЯ 59
БОЕЦ ДЫРОВАТЫЙ 59
ЗВЕРИНЫЙ СТИЛЬ 61
«…СВОИМ ВЛАДЕНИЕМ ВЕЛИКУЮ ОБШИРНОСТЬ…» 63
БОЕЦ ШАЙТАН 64
ИСЧЕЗНУВШАЯ ДЕРЕВНЯ КОПЧИК 65
ВОГУЛЬСКИЕ ДЕМОНЫ 66
ПОЛЕВСКОЙ И СЕВЕРСКИЙ ЗАВОДЫ 67
БОЕЦ БАБА-ЯГА 69
ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ ПОДДАННЫЕ БЕЛОГО ЦАРЯ 73
«ИМЕНИТЫЕ ЛЮДИ» 73
ДЕРЕВНЯ КАМЕНКА 75
ТРИФОН ВЯТСКИЙ 78
ДЕРЕВНЯ ЗАРЕЧНАЯ 79
«…ДУШОЮ ВЕЛИКОЙ» 81
БОЕЦ КРАСНЫЙ 83
«НАВСТРЕЧЬ СОЛНЦА» 85
БОЕЦ ШАЙТАН 87
РЕКА СЕРЕБРЯНАЯ 87
ЛЕБЕДИ ЕРМАКА 89
БОЕЦ ЕРМАК 90
МУЗЕЙ ИСТОРИИ РЕКИ ЧУСОВОЙ 92
РАССЕДИНЫ ЗЕМНЫЕ 94
СЕЛО СЛОБОДА 96
ВЕСЁЛЫЕ ГОРЫ 97
ЧАСТЬ ПЯТАЯ ГОРНЫЕ ЗАВОДЫ 101
ГОРНОЗАВОДСКАЯ ДЕРЖАВА-1 101
ГОРНОЗАВОДСКАЯ ДЕРЖАВА-2 107
ГОРОД ПЕРВОУРАЛЬСК 109
«БАШКИРЦЫ» 113
ПОСЁЛОК БИЛИМБАЙ 115
ГОРНЫЙ ЗАВОД 117
ГОРОД РЕВДА 119
«БИТВА» ЗА ЧУСОВУЮ 122
ДЕМИДОВЫ 128
РЕКА МЕЖЕВАЯ УТКА 129
ДЕМИДОВСКИЙ КРЕСТ 131
ДВЕСТИ ЛЕТ ПОРОЗНЬ 132
ПОСЁЛОК СТАРОУТКИНСК 137
НАРОДНЫЙ ГНЕВ 142
БОЕЦ ЧЕТЫРЕ БРАТА 146
ЧАСТЬ ШЕСТАЯ «ЖЕЛЕЗНЫЕ КАРАВАНЫ» 147
ЧУСОВСКИЕ ПРИСТАНИ 147
СЕЛО УСТЬ-УТКА 149
ИСЧЕЗНУВШАЯ ДЕРЕВНЯ ИЛИМ 151
СЕЛО СУЛЁМ 152
ЧУСОВСКИЕ БАРКИ 153
ДЕРЕВНЯ ТРЁКА 154
ДЕРЕВНЯ КУРЬЯ 155
ДЕРЕВНЯ МАРТЬЯНОВО 157
ЛЮДИ КАРАВАНОВ 158
БОЕЦ БОЛЬШОЙ ВЛАДЫЧНЫЙ 158
БОЕЦ АФОНИНЫ БРОВИ 160
СПЛАВ 162
БОЕЦ ТЮРИК 165
БОЙЦЫ УЗЕНЬКИЙ И МОСТОВОЙ 166
БОЙЦЫ 167
КАМЕНЬ ХОЛОСТЯК 167
БОЕЦ ОЛЕНИЙ 168
БОЕЦ ВЕЛИКАН 169
БОЕЦ ГОРЧАК 169
БОЕЦ РАЗБОЙНИК 170
«ВООРУЖЁННЫМ ВЗГЛЯДОМ…» 171
ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ ЧЬЯ ТЫ ТЕПЕРЬ, РЕКА ТЕСНИН? 175
СОПЕРНИКИ КАРАВАНОВ 175
ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ 176
ВОЙНА БРОНЕПОЕЗДОВ 180
СЕЛО КЫН 183
ЛЕСОСПЛАВ 186
ЗАПОВЕДНИК «ВИСИМСКИЙ» 188
УЗНИКИ ЧУСОВОЙ 189
РЕКА ПОНЫШ 192
ЗАКРЫТЫЙ ЛАГЕРЬ «СТВОР» 193
ТРАНСУРАЛЬСКИЙ ВОДНЫЙ ПУТЬ 195
ВОЛЧИХИНСКОЕ ВОДОХРАНИЛИЩЕ 197
РЕКА БОЛЬШОЙ ВАШКОР 198
ЧУСОВАЯ СЕГОДНЯ 199
ИСЧЕЗНУВШАЯ ДЕРЕВНЯ РАССОЛЬНАЯ 200
ГОРОД ДЕГТЯРСК 200
В ОЖИДАНИИ ЗАПОВЕДНОСТИ 201
КАМЕНЬ ПЕЩЕРНЫЙ 203
НАСЛЕДНИКИ ДАНИЛЫ-МАСТЕРА 204
МЕСТОРОЖДЕНИЕ ГУМЁШКИ 204
ЧЬЯ ТЫ ТЕПЕРЬ, РЕКА ТЕСНИН? 207
ТУРБАЗА «КОУРОВСКАЯ» 208
ДЕРЕВНЯ ВЕРХНЯЯ ОСЛЯНКА 209
ДЕРЕВНЯ УСТЬ-КОЙВА 211
ЛЕТОПИСЬ ЧУСОВОЙ 213
КАРТЫ 215

Книгу Message: Чусовая — Иванов Алексей Викторович читать онлайн бесплатно — страница 164

Обзор «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» описывает это «мероприятие» так: «К неудобствам судоходства по Чусовой должно отнести также мелководье во многих местах, подводные камни и каменистый грунт дна, не позволяющий судам стоять на якоре. Для устранения мелководья придуман был довольно остроумный способ. В верховьях Чусовой и по притокам её при горных заводах устроены большие запасные пруды, из которых весной перед сплавом караванов судов в назначенный день спускают разом всю воду. До устройства горнозаводской дороги только благодаря этому искусственному половодью и могли барки с грузом в 10–12 тыс. пуд. свободно плыть, увеличиваясь в числе у каждого завода и образуя под конец большую флотилию».

В середине весны в гаванях и на прудах взрывали лёд, спускали на воду барки, загружали их. Караваном называлась «флотилия» барок (от 3 до 10–12), принадлежавших одному хозяину — заводчику, заводу, горному округу, объединению купцов. Караваны в гаванях составляли в отдельные группы. Каждому каравану был присвоен флаг определённой расцветки, который поднимала каждая барка. С пристани отправлялось в путь от одного до пяти-семи караванов.

После того как по Чусовой пройдёт лёд (это случается обычно в конце апреля), караваны выжидали три дня, чтобы река смыла ледовые заторы, а вода поднялась. Но никакой паводок всё равно не мог поднять уровень Чусовой настолько, чтобы гружёные барки прошли над камнями и через мелкие перекаты. Чтобы «налить» Чусовую, по условленному сигналу все заводские пруды открывали шлюзы и сбрасывали вешнюю воду в Чусовую. Первым это делал самый верхний Ревдинский завод. В Ревде понижение уровня пруда на 1 вершок (4,4 см) соответствовало подъёму уровня воды в Чусовой на 1 аршин (71 см). В Ревдинском пруду спускали до 7 вершков воды, что давало подъём воды в Чусовой почти на 5 метров выше самого высокого уровня в весенний паводок!

Мамин-Сибиряк писал: «Чусовая — одна из самых капризных рек. Начать с того, что падение Чусовой превосходит все сплавные русские реки… в самом гористом месте течения Чусовой это падение достигает 22 сотых сажени на версту». Даже капитальный географический труд — обзор «Россия» (1914) «попался на удочку» мифа о «стремительной Чусовой»: «Течение Чусовой в десять раз быстрее течения Камы или Волги». Это всё не совсем верно. Есть в России и на Урале реки и с большим уклоном, чем Чусовая (к примеру, её притоки Койва и Усьва, а также притоки Усьвы Вильва и Вижай), и по ним тоже плавали несамоходные суда. Сама по себе Чусовая никакая не «капризная», не «бурная», не «дикая» и не «бешеная». Краевед А. Топорков в 1892 году замечал: «В летнее время в Чусовой воды очень мало; если нет дождей, то сплав дополнительных караванов, даже в полубарках, бывает невозможен». Дурной славой Чусовая обязана не своей природе, а человеку. Это человек вдыхал в неё неистовую весеннюю силу.

Н. Тунёв, управляющий Билимбаевским горным округом, в 1899 году докладывал Д. И. Менделееву о сплаве «железных караванов»: «Сплав по р. Чусовой возможен только один раз в год в весеннее время, и удача его находится в зависимости от состояния в ней воды. При дружном таянии снега уровень воды в Чусовой поднимается быстро, но он может так же быстро и упасть, если не будут при этом выпадать дожди. При медленном таянии снега уровень воды в Чусовой иногда не поднимается до той высоты, какая нужна для сплава. Поэтому для достижения более или менее удачного сплава караванов производится выпуск воды из заводских прудов, преимущественно Ревдинских, как наибольших в верховьях Чусовой. Выпуск воды согласуется с естественной прибылью воды в Чусовой и впадающих в неё речках с таким расчётом, чтоб поддержать сплавной уровень воды в Чусовой более или менее продолжительное время. Нужно заметить при этом, что выпуск воды из прудов для сплава караванов, при недостатке её в прудах, совсем нежелателен для заводоуправлений, так как отнимает у последних некоторый запас даровой движущей силы…Самый способ доставки водой должен быть признан рискованным, тем более что довольно часто суда подвергаются в пути крушению о подводные камни, которыми изобилует р. Чусовая».

Волна спущенной в Ревде воды, подпитываемая водой из других прудов, распространялась по реке на 100 км пути. На гребне этого весеннего вала выходил первый — Ревдинский — караван. О его выходе оповещал пушечный выстрел. Шайтанская пристань, услышав его, выстрелом своей пушки оповещала об этом Билимбаиху, Билимбаиха — Утку, Утка — Каменку и дальше вниз по течению. На пристанях открывали шлюзы гаваней. Когда ревдинский караван пролетал мимо, вслед за ним в установленном порядке один за другим выходили и все прочие караваны.

Источник



Река Чусовая

Чусовая – самая известная река Урала с удивительной по красоте природой и богатой историей. Река Чусовая пробила себе проход с одного склона Уральских гор на другой. Таким образом, Чусовая, начинаясь в Азии, пересекает Уральские горы и течет в Европу.
Еще в 1728 году в «Описании уральских и сибирских заводов» главный начальник Уральских заводов Вильям де Геннин писал по этому поводу:
«Все реки, которые из оного Уральского камня текут в полуденную сторону, те прошли в Сибирь, а которые в полночь, те ушли в Русь. Сквозь те Уральские горы в Русь никоторая река, кроме Чусовой… не прошла, а Чусовая прошла сквозь и поперек их из Сибири в Русь и впала в Каму» . Камень Столбы
Значение топонима «Чусовая»

Существует несколько вариантов объяснения названия реки Чусовой. Вот основные из них.

1. Чусовая = «Часовая».
Эту версию в XVIII веке выдвинул во время своей экспедиции по Уралу академик И.И. Лепихин. Вот что он писал: «Может статься, что наименование реки сея перепорчено, и она должна называться Часовая река, а не Чусовая: ибо должно ожидать известного времени или часа, в который суда отпустить можно».
Однако название реки сложилось еще до начала отправки по ней железных караванов, поэтому гипотеза не выдерживает критики.

2. «Чуоси» на языке коми — «священная река».

3. По самой фантастической гипотезе название реки состоит из четырех слов четырех разных языков: тибетское «чу», тюркское «су», коми-пермяцкое «ва» и мансийское «я».
Все эти слова означают «река». То есть название реки по версии автора этой гипотезы должно означать «река-река-река-река».

4. Самая распространенное и, похоже, наиболее близкая к истине – производное от слова «Чусва» .
«Чус» на удмуртском языке означает «бойкий», «проворный», а «ва» на коми-пермяцком — «вода». То есть «бойкая вода». Исследователи полагают, что слово «чус», отсутствующее в современном коми-пермяцком языке, было забыто этим народом, но сохранилось в родственном ему удмуртском языке. Русские, придя в эти места, перестроили слово «Чусва» под более привычное себе «Чусовая».

5. Есть и еще одна версия, выдвинутая исследовательницей коми-пермяцкого языка А.С. Кривощековой-Гантман.
Она предположила, что «чус» — архаическое коми-пермяцкое слово, означающее «глубокий овраг», «каньон», «теснина». По этой гипотезе Чусва (Чусовая) — «река в каньоне» или «река теснин».

Многочисленные названия озер и поселков, а также города со словом «чусовая» возникли ужепозже, по названию реки.

Чусовая – левый приток реки Камы . Общая протяженность Чусовой — 592 километра. Большую часть пути Чусовая течет по территории Свердловской области.

Длина реки Чусовой по регионам:
Челябинская область — 20 километров;
Свердловская область – 377 километров;
Пермский край – 195 километров.

До постройки огромного Камского водохранилища длина реки Чусовой была примерно на 150 километров больше. Сейчас же низовья Чусовой — фактически залив Камского «моря».

Долина этой реки — одна из самых древних на Урале. Ширина долины достигает 4-6 километров, а глубина вреза — 200-300 метров. Средняя величина падения — 40 см на 1 км.

Дно реки покрыто галькой, помимо которой на дне часто встречается отколовшиеся от скал большие глыбы.

Бассейн реки Чусовой занимает 42 000 квадратных километров.

На реке Чусовой находятся Верхнемакаровское и Волчихинское водохранилища, а также оказывает большое влияние Камское водохранилище в Перми.

На Чусовой стоят около 70 небольших деревень и сел (большинство из них – в нижнем течении).
При этом на Чусовой и в непосредственной близости от нее лишь четыре города: Полевской, Ревда, Первоуральск в Свердловской области и город Чусовой в Пермском крае. Раньше на реке было куда более оживленно. В наши дни от многих деревень остались лишь зарастающие поляны.

В скалах встречаются гроты и небольшие пещерки. Значительных пещер на Чусовой нет, поскольку карст здесь не такой активный.
Самая длинная пещера в бассейне Чусовой (512 метров) находится на ее притоке Поныше и известна под названием Чудесница.
Встречаются и карстовые арки, самая известная из которых — Царские Ворота.

Источник

Adblock
detector