Меню

Дневник памяти дом озеро

Дневник памяти дом озеро

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 272 358
  • КНИГИ 638 448
  • СЕРИИ 24 205
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 600 536

Кэти, моей жене и другу, с любовью посвящается

Перевод с английского А. Панасюк

Художественное оформление А. Орловой

Печатается с разрешения издательства Warner Books, Inc. и литературного агентства Andrew Nurnberg.

Исключительные права на публикацию книги на русском языке принадлежат издательству AST Publishers.

© Nicholas Sparks, 1996

Эта книга увидела свет благодаря двум потрясающим людям, и я хотел бы поблагодарить их за то, что они сделали.

Тереса Парк, литературный агент, – спасибо за то, что вытащили меня из тьмы на свет. За доброту, терпение и долгие часы работы со мной. Никогда не забуду то, что вы для меня сделали.

Джеми Рааб, издатель, – спасибо за мудрость, юмор и великодушие. Вы очень мне помогли, и я счастлив называть вас своим другом.

Кто я такой? И чем, хотелось бы знать, закончится моя история?

Солнце только что взошло, а я уже сижу у окна, и дыхание моей уходящей жизни туманит стекло. Ну и видок у меня, наверное: две рубахи, теплые штаны, шея замотана шарфом, концы которого заправлены в теплый свитер – тридцать лет назад его связала мне одна из дочерей. Термостат в комнате жарит на полную, и, однако, в ногах у меня стоит еще один маленький обогреватель. Он пощелкивает, рычит и плюется горячим воздухом, словно миниатюрный сказочный дракон, а мне все равно холодно. Последнее время холод не покидает меня ни на минуту, причина тому – мои восемьдесят лет. «Восемьдесят!» – иногда думаю я, и хотя сама цифра не пугает, тем не менее забавно, что я не могу согреться с тех пор, как президентом был Джордж Буш-старший. Интересно, все ли мои ровесники чувствуют то же самое?

Прожитая жизнь… Трудно объяснять такие вещи. Когда-то я надеялся, что каждый мой день будет расцвечен новыми красками. Такого, к сожалению, не произошло, но и тоскливой мою жизнь не назовешь. Больше всего она напоминает удачно купленную акцию – хорошая сделка, выгодная, курс повышался день ото дня, а я ведь по опыту знаю, что далеко не каждый может похвастаться подобным. Поймите правильно – я обычный человек с обычными мыслями и жизнь прожил самую обыкновенную. Мне не поставят памятник, имя мое скоро забудется, и все же я познал любовь, и мне этого достаточно.

То, что происходит со мной сегодня, романтики назвали бы мелодрамой, а циники – трагедией. Сам я всегда считал, что в жизни сплелись и первое, и второе, и вообще, как там ни назови, мой путь – это мой Путь, и я о своем выборе не жалею. Не жалею ни о самом Пути, ни о том, куда он привел. Сотня других причин способна заставить меня стонать и жаловаться, но эта – никогда. Ни разу не допускал я даже мысли о том, что моя жизнь могла сложиться иначе.

Старость – плохой помощник, она пытается сбить с курса. И хотя Путь лежит передо мной такой же прямой, как и раньше, теперь он усыпан булыжниками и гравием, набравшимися за долгую жизнь. Всего три года назад я мог не обращать на них внимания, а теперь не выходит, как ни старайся. Тело мое изуродовано болезнью, я не здоров и не силен и сам себе напоминаю забытый где-нибудь в углу после праздника воздушный шарик – сдувшийся, дряблый, бесцветный.

Я кашляю, щурясь на часы. Пора. Покидаю свое место у окна и, шаркая, пересекаю комнату, не забыв захватить со стола блокнот, хотя все, что там написано, давно знаю наизусть. Сую его под мышку и выхожу из комнаты. Путь начался.

Шагаю по кафельным плиткам – серовато-белым, как мои седые волосы, как волосы большинства живущих здесь людей, хотя сейчас я иду по коридору в одиночестве. Остальные еще в своих комнатах, наедине с телевизором, они привыкли к этому, так же как и я. Человек ко всему привыкает, дайте только срок.

Вдалеке слышится сдавленный плач. Я знаю, кто это плачет.

Меня замечают медсестры, мы улыбаемся друг другу, желаем доброго утра. Мы все здесь друзья, часто болтаем о том о сем. Я знаю, что за спиной они шушукаются обо мне и о ритуале, которому я следую каждый день. И вот сейчас я вновь слышу:

– Вон он! Опять пошел.

– Сегодня все должно быть неплохо.

Правда, ни одна из них ничего не говорит в глаза. Думаю, сестры боятся разволновать меня, и, наверное, они правы.

Через минуту я приближаюсь к комнате. Дверь открыта специально для меня, как и каждый день. В комнате еще две медсестры, они улыбаются, когда я вхожу. «Доброе утро», – бодро приветствуют они, я тоже здороваюсь и не забываю спросить, как детишки, как школа, скоро ли каникулы. Мы словно не обращаем внимания на непрекращающийся плач. Здесь к такому привыкли, привык и я…

Я сажусь в кресло, которое принимает меня в свои объятия. Медсестры почти закончили – хозяйка комнаты уже одета, но все еще плачет. Она немного успокоится, когда персонал уйдет, я-то знаю. Утренние процедуры всегда вгоняют ее в уныние, и сегодняшний день не исключение. В конце концов занавеска у кровати отодвигается, и медсестры направляются к двери. Проходя мимо, обе улыбаются и легонько похлопывают меня по плечу. Что бы это значило?

Несколько минут я просто сижу и смотрю на нее, однако ответного взгляда не дожидаюсь. Неудивительно – она ведь не знает, кто я такой. Для нее я чужак, незнакомец. Чуть-чуть отворачиваюсь и, склонив голову, молюсь – прошу у Господа сил, которые мне ой как понадобятся. Я всегда верил в Бога и в силу молитвы, хотя теперь, когда конец уже близок, частенько задаюсь вопросом: воздастся ли мне по вере моей, когда я окажусь там, по другую сторону жизни?

Читайте также:  Список озер разрешенных для купания

Вот я и готов. Очки – на нос, лупу – на стол, открываю блокнот. Приходится дважды лизнуть искореженный палец, чтобы потертая страничка наконец открылась. Теперь беру лупу в руки.

И как всегда, перед началом чтения меня заботит один-единственный вопрос: выйдет ли у меня сегодня? Я никогда не знаю этого наверняка, и, в сущности, это не имеет значения. Вероятность, а не уверенность – вот что ведет меня по пути, иногда я напоминаю себе азартного игрока. Можете считать, будто я мечтатель или глупец, но я верю: в этом мире все возможно.

Да, наука против меня. Правда, наука тоже не все знает, я понял это давным-давно. И поверил, что чудеса – не важно, сколь невероятными и необъяснимыми они кажутся, – случаются, кто бы что ни говорил. И поэтому сегодня, как и каждое утро, я начинаю читать вслух: громко, чтобы слышала плачущая женщина, в надежде на то, что чудо, однажды явившееся в мою жизнь, придет снова, пусть и ненадолго.

Может быть, сегодня?

Теплым октябрьским вечером 1946 года, сидя на веранде, со всех сторон опоясывающей дом, Ной Кэлхоун любовался закатом. Он с удовольствием оставался здесь в сумерки, отдыхая после тяжелого трудового дня и позволяя мыслям течь, куда им заблагорассудится, вольно, без всякой цели. Эту привычку Ной унаследовал от отца.

Больше всего ему нравилось смотреть на деревья и на их отражение в водах реки. Природа Северной Каролины особенно хороша осенней порой – все оттенки зеленого, красного, золотого, оранжевого. Разноцветная листва пылала яркими цветами, вспыхивая на солнце, и Ной в который раз подумал о прежних хозяевах дома – интересно, а сидели они вот так на веранде, любуясь окружающей красотой?

Дом построили в 1772 году, это было одно из старейших и огромнейших зданий в Нью-Берне. В свое время в нем жил местный плантатор, а Ной купил дом сразу после войны и потратил целый год и почти все свое небольшое состояние, чтобы привести его в порядок. Несколько недель назад репортер из Роли[1] даже написал об этом заметку, в которой говорилось, что столь удачная реставрация – случай довольно редкий. Ной был с ним полностью согласен. Во всяком случае, в том, что касается дома. Остальная усадьба выглядела гораздо плачевнее, и именно там Ной проработал бо́льшую часть дня.

Источник

Дневник памяти — Спаркс Николас

Лебеди и молнии

Элли и Ной сидели посреди озерца, питавшегося водами реки. Озеро было небольшое и совершенно незаметное, пока к нему не подплывали вплотную. Зато необыкновенное. Каноэ окружили дикие лебеди и гуси. Тысячи птиц, в некоторых местах они сгрудились так тесно, что полностью закрывали воду. Стаи лебедей издалека походили на айсберги.

– Как красиво, Ной! – выдохнула Элли.

Она во все глаза смотрела на прекрасных птиц. Ной молча показал на стайку птенцов, совсем маленьких, видимо, только что вылупившихся. Малыши старательно плыли вслед за взрослыми гусями, упорно стараясь не отстать.

Воздух наполняли гортанные крики и гогот. Каноэ медленно двигалось к центру озера. Птицы, казалось, не замечали его, кроме тех, кому пришлось отплыть в сторону, чтобы их не задело лодкой. Элли потянулась погладить лебедя и ощутила под пальцами упругие перья. Ной достал со дна лодки пакет с хлебом и протянул его спутнице. Она взяла кусок, раскрошила и бросила птицам, стараясь в первую очередь накормить птенцов. Они потешно плавали кругами, пытаясь схватить побольше крошек, и Элли заливалась смехом.

Скоро вдалеке бабахнул гром – гроза приближалась не спеша, но неумолимо. И Элли и Ной поняли, что пора возвращаться.

Ной повел каноэ обратно к реке, еще усерднее, чем раньше, работая веслом. Элли сидела молча, потрясенная увиденным.

– Ной, – наконец спросила она, – откуда там столько птиц?

– Не знаю. Обычно лебеди с севера летят зимовать на озеро Матамускит, а в этом году почему-то решили остановиться здесь. Почему – кто их знает! То ли погода напугала, то ли сбились с дороги. Все равно рано или поздно они вернутся домой.

– Так они не останутся?

– Вряд ли. Их ведет инстинкт, а это чужое место. Гуси, может, и останутся, а лебеди двинутся дальше.

Ной поспешно греб к дому – черные тучи клубились прямо над лодкой, заморосил дождь. Сверкнула молния, прогремел гром, ближе и четче, чем раньше. Дождь усилился, Ной погнал лодку еще быстрее, вкладывая все силы в каждый рывок.

Дождь перешел в настоящий ливень…

Хлынуло как из ведра… Ной поднажал, помчался наперегонки с тучами, ругаясь себе под нос, проклиная мать-природу…

Дождь полил стеной. Элли следила, как с почерневшего неба летят капли – наискось, будто пытаясь победить земное притяжение, призывая себе на помощь порывы западного ветра, завывающего в кронах деревьев. Настоящая буря.

Элли наслаждалась грозой. Она запрокинула лицо навстречу потокам воды, не переживая, что платье промокнет в считанные секунды. Интересно, а Ной это заметит? Наверное, да…

Элли запустила пальцы в мокрые волосы. Совершенно мокрые – и это замечательно, и все вокруг замечательно, и сама она давно не чувствовала себя лучше. Сквозь шум дождя она слышала, как тяжело дышит Ной, его дыхание возбуждало Элли, а ведь она уже и забыла, как это бывает.

Громыхнуло прямо над лодкой, ливень хлынул еще сильнее. Элли никогда такого не видела, она подняла голову и захохотала, отбросив все попытки остаться сухой. Ной немного успокоился – до этого момента он опасался, что Элли испугается бури, хотя решение сплавать к озеру приняла именно она.

Через пару минут лодка наконец добралась до причала. Ной шагнул к Элли и помог ей выбраться на землю, после чего выпрыгнул сам. Вытащил каноэ – подальше, чтобы его не унесло волнами, – и не спеша, крепко-накрепко привязал к причалу, решив, что минутой больше, минутой меньше – уже не важно.

Читайте также:  Озера марий эл с базами отдыха

Затягивая узлы, Ной кинул взгляд на Элли, и у него перехватило дыхание. Невероятно красивая, она спокойно ждала, когда он закончит, не обращая на дождь ни малейшего внимания. Даже не попыталась чем-то прикрыться или спрятаться куда-то. Ной невольно загляделся на ее грудь под платьем – мокрая ткань плотно облепила тело, четко очертив все линии и изгибы. И хотя дождь был теплым, соски Элли напряглись и поднялись, как два маленьких горных пика. Ной почувствовал неодолимое желание и резко отвернулся, сердито и смущенно бормоча себе под нос и надеясь, что шум грозы заглушит его бормотание. Наконец он закрепил каноэ и выпрямился. Элли неожиданно взяла его за руку. Они молча стояли под струями дождя, и Ной вдруг подумал, как хорошо было бы провести эту ночь вместе.

Элли думала о том же. Чувствуя тепло ладони Ноя, она представила, как его рука гладит ее, ласкает все ее тело. Одна мысль об этом заставила ее задохнуться, отдалась жаром в груди и между ног.

Все изменилось с тех пор, как она сюда приехала. Элли не смогла бы назвать точное время: вчера вечером после ужина, или сегодня днем в каноэ, или на озере, когда смотрели на лебедей, а может быть, только сейчас, когда они шли, взявшись за руки, к дому, – не важно, она просто знала, что снова влюбилась в Ноя Тейлора Кэлхоуна, а скорее всего никогда не переставала его любить.

Натянутость в их отношениях давно исчезла. Ной и Элли чувствовали себя легко и свободно, когда вошли в прихожую и остановились, отряхивая с одежды воду.

– Тебе есть во что переодеться?

Элли покачала головой. Она так и не успокоилась, так и не справилась с волнением и теперь гадала, заметно ли это по ее лицу.

– Я найду тебе что-нибудь. Может, не очень по размеру, зато сухое и теплое.

– Да что угодно, – отозвалась Элли.

Ной стряхнул с ног мокрые ботинки и исчез на втором этаже, а через минуту появился с парой спортивных брюк и рубашкой в одной руке и джинсами и еще одной рубашкой – в другой.

– Вот, – сказал он, протягивая ей рубашку и брюки. – Можешь переодеться наверху, в спальне. Если захочешь принять душ – в ванной чистое полотенце.

Элли благодарно улыбнулась и поднялась по лестнице, спиной чувствуя взгляд Ноя. Войдя в спальню, она закрыла дверь, кинула сухую одежду на кровать и стянула с себя промокшую. Отыскала в шкафу вешалку-плечики, повесила мокрое платье и белье, а затем отнесла их в ванную, чтобы не закапать пол в комнате. Ее странно волновало то, что она ходит по спальне Ноя совершенно обнаженной.

Элли не захотелось вставать под душ – ей нравилось, какой мягкой стала кожа после дождя, наверное, как у людей, которые жили давным-давно. В согласии с природой. Как Ной. Элли натянула на себя его одежду и посмотрелись в зеркало. Брюки были явно велики, но она заправила в них рубашку и подвернула внизу, чтобы не волочились по полу. Ворот рубашки чуть порвался, одежда свисала с правого плеча, и тем не менее Элли понравилось, как это выглядит. Она подтянула рукава почти до локтей, вытянула из шкафа пару носков и, надев их, вернулась в ванную – поискать расческу.

Расчесав мокрые, спутанные волосы, Элли снова посмотрела в зеркало и пожалела, что не захватила с собой пару заколок.

И тушь для ресниц не помешала бы. Ну ладно, что ж теперь делать. Она подправила жалкие остатки утреннего макияжа.

Закончив, Элли бросила в зеркало последний придирчивый взгляд и, несмотря ни на что, осталась собой довольна.

Она спустилась вниз и нашла Ноя в гостиной. Присев на корточки перед камином, он усердно пытался раздуть огонь. Увлеченный своим занятием, Ной не заметил появления Элли, и она остановилась в дверях, рассматривая его. Он тоже переоделся – чистая рубашка, облегающие джинсы. Рубашка обтягивала широкие плечи Ноя, на воротник спускались завитки влажных волос.

Ной поворошил дрова в камине, добавил щепок для растопки. Элли наблюдала за ним, скрестив ноги и прислонившись к дверному косяку. Через минуту-другую камин занялся ровным, устойчивым пламенем. Потянувшись подобрать откатившиеся поленья, Ной краем глаза заметил наконец Элли и резко повернулся к ней.

Даже в его старой одежде она показалась ему прекрасной. Такой прекрасной, что Ной смутился и попытался сделать вид, что целиком занят дровами.

– Я и не слышал, как ты вошла, – пробормотал он, надеясь, что голос звучит обыденно.

Источник

10 фактов о “Дневнике памяти” после которых вы не сможете смотреть фильм как прежде

10 фактов о “Дневнике памяти” после которых вы не сможете смотреть фильм как прежде

Спустя четырнадцать лет после выхода, “Дневник памяти” по-прежнему остается одним из самых романтичных фильмов всех времен.

Да, вы можете знать наизусть каждое слово страстного монолога Ноя в конце фильма, и вы можете мечтать найти свою настоящую любовь в стиле Элли и Ноя, но о культовом фильме вы многое не знаете.

Вы никогда не будете смотреть «Дневник памяти» также, как после прочтения этих 10 фактов о фильме.

1. У фильма на Netflix другой конец.

“Дневник памяти” по версии Netflix уже доступен в Великобритании, и фанаты недовольны большими изменениями, которые были внесены в конце.

По словам пользователей Twitter, версия Netflix меркнет перед старыми Элли и Ноем.

10 фактов о “Дневнике памяти” после которых вы не сможете смотреть фильм как прежде

В новой версии полностью пропущена сцена, где медсестры обнаруживают, что оба влюбленных умерли в объятиях друг друга в одну ночь.

2. Фильм основан на реальной истории.

Да, в жизни были настоящие Ной и Элли.

Книга Николаса Спарка описывает историю любви бабушки и дедушки его бывшей жены Кэти.

Пара была вместе в течение 60 лет, и они были очень близки с Кэти.

Читайте также:  Отражение в озере это

10 фактов о “Дневнике памяти” после которых вы не сможете смотреть фильм как прежде

Бабушка и дедушка не смогли приехать на свадьбу Николаса и Кэти, потому что они были больны, поэтому на следующий день после церемонии молодожены снова надели смокинг и платье и удивили Элли и Ноя, устроив еще одну церемонию.

Это был день, когда Николас услышал историю о том, как пара познакомилась, что позже вдохновило его на написание “Дневника памяти”.

3. У Рэйчел МакАдамс было меньше дня, чтобы подготовиться к прослушиванию на роль.

Она получила сценарий для фильма в ночь перед прослушиванием, в то время как она была на премьере другого фильма!

Это делает еще более поразительным тот факт, что она обошла Риз Уизерспун и Джессику Бил со своим безупречным прослушиванием.

10 фактов о “Дневнике памяти” после которых вы не сможете смотреть фильм как прежде

4. В фильме практически нет наготы.

Режиссер Ник Кассаветис признался, что его немного смущают сексуальные сцены. Он также хотел, чтобы фильм был подходящим для большой аудитории. «Я не хочу, чтобы дети видели вещи, которых они не должны видеть», — сказал он.

5. Мог бы выйти сериал “Дневник памяти”.

Еще в 2015 году Entertainment Weekly сообщил в новостях, что телевизионное шоу по мотивам фильма уже готовится.

Шоу, которое было показано в эфире The CW, следило бы за отношениями Элли и Ноа «на фоне расовой политики, экономического неравенства и социальных нравов после Второй мировой войны конца 1940-х годов в Северной Каролине».

К сожалению, из этого ничего не вышло, и через несколько лет мы узнали, что так и не смогли найти режиссера, так что «на данный момент проект отложен».

6. Режиссер Ник Кассаветис выбрал Райана Гослинга на роль Ноя, потому что он был не так красив.

А было все так: он пригласил Райана сообщить ему, что он получил роль, и сказал ему:

«Я хочу, чтобы ты сыграл эту роль, потому что ты не похож на других молодых актеров в Голливуде. Ты не красивый, не крутой, ты просто обычный парень, который выглядит немного сумасшедшим».

10 фактов о “Дневнике памяти” после которых вы не сможете смотреть фильм как прежде

Хммм . очевидно, он смотрел не на того Райана Гослинга, которого мы знаем и любим сейчас.

7. Фильм был снят в обратном порядке.

Последние сцены с Элли и Ноа (с Рэйчел МакАдамс и Райаном Гослингом) были сняты в первую очередь.

Затем Райану пришлось сбросить 20 фунтов во время рождественских праздников и сбрить старую бороду Ноя, чтобы превратиться в молодого Ноя.

8. В знаменитой сцене на озере изначально почти не было птиц.

Вы ведь помните сцену, о которой мы говорим — где Ной и Элли выходят на озеро на романтическую прогулку на лодке, и великолепные птицы окружают их?

Что ж, продюсеры New Line Cinema сказали, что заставить этих птиц оставаться на озере во время съемок было бы невозможно.

10 фактов о “Дневнике памяти” после которых вы не сможете смотреть фильм как прежде

Но вместо того, чтобы уступить давлению продюсера, режиссер Ник Кассаветис нашел себе несколько детенышей и сам вырастил их возле озера, чтобы, когда пришло время съемок, они чувствовали себя комфортно на озере.

И, очевидно, это сработало!

9. Райан Гослинг импровизировал эту культовую, эмоциональную сцену в конце фильма.

Вы помните сцену, когда Ной в конце фильма в отчаянии заставляет Элли смириться с тем, что она действительно хочет, крича: «Что ты хочешь! Что ты хочешь?»

Райан был настолько предан своему герою, что сцена получилась действительно естественной и незабываемой.

10. Джеймс Марсден, сыгравший жениха Элли Лона Хаммонда, думал, что фильм будет плохим.

«Я думал, что «Дневник памяти» будет самым нелепым фильмом недели», — признался Джеймс. Может быть, он просто завидовал, что Элли закончила с Ноем или что-то вроде того.

Источник



Вспомнить все: собрали топ фактов о фильме «Дневник памяти»

Одна из наших любимых мелодрам, во время просмотра которой мы каждый раз обливаемся слезами, «Дневник памяти» вышла на экраны 16 лет назад (как быстро летит время). Для фанатов (как мы) собрали топ фактов о фильме. Признавайся в комментариях, о чем ты уже слышал, а что узнал впервые.

Ник Кассаветис не видел никого на роль Ноя, кроме Райана Гослинга. В одном из интервью актер вспоминал, что ему сказал режиссер перед пробами: «Ты не красив, ты не крут, ты просто обычный парень, который выглядит немного сумасшедшим. Нам нужен именно такой». И это образ действительно выстрелил и попал в сердца зрителей.

Взрослую Элли Калхун сыграла мама режиссера Ника Кассаветис Джина Роулендс. За плечами голливудской актрисы больше 100 киноработ (только представь).

Звездного актерского каста вообще могло не случиться: Райан Гослинг и Рэйчел МакАдамс совершенно не ладили на площадке. Режиссер картины Ник Кассаветис в одном из интервью вспомнил случай на съемках: «Райан подошел ко мне и заявил: «Не могли бы вы немедленно забрать ее отсюда и привести любую другую актрису. Я не могу… я не могу рядом с ней сделать абсолютно ничего». В итоге актеры смогли договориться и даже встречались какое-то время после выхода фильма.

Джеймс Марсден, которые сыграл Лона Хаммонда (жениха Элли), считал, что «Дневник памяти» будет одним из самых провальных фильмов в его биографии. Об этом он рассказал в интервью журналу Out. «Есть такие фильмы, про которые я точно знаю, что над ними будут смеяться. Я думал «Дневник» станет один из ним». Но, как мы знаем, он ошибся.

Одна из самых известных сцен фильма, когда Ной и Элли плывут на лодке по озеру, могла бы и не получится. Никто не верил в то, что возможно задействовать в съемках так много птиц, которые бы не были специально надрессированы. Кассаветис решил и эту проблему: он и его помощники приютили птенцов и растили их, пока они не выросли в красивых лебедей, а затем отправили их на съемки. «Никто не верил, что мы сможем это сделать, но наша команда справилась».

Источник

Adblock
detector