Меню

Ф атянина серебряное озеро

Серебряное озеро

Фёдор Атянин

В книгу мордовского писателя Ф.Атянина включены увлекательные и разнообразные по содержанию рассказы («Ласточка», «Разбитая тарелка», «Капитальный ремонт», «Жульба», «Гимназист»), сказки и легенды («Новоселы», «Воробей и медведь», «Дочь пастуха»,

Лучшая рецензия на книгу

Фёдор Атянин - Серебряное озеро

2 мая 2021 г. 21:15

2 Рецензия на книгу «Серебряное озеро»

Во -первых, я ненавижу всякие «сказочки». Пусть это вроде бы сюжет для детей, но в то же время очень страшный. В -третьих, отвратительные картинки. Тятяня, Верьава, Ведьава, Куэньбря, Вытыркай — мне сложно выговаривать. А папа говорит, что это традиционные мордовские имена, от которых пошли фамилии.

Год издания: 1986

Подробнее о книге

  • Рецензии 2
  • О книге
  • Подборки 2
  • Читатели 10

31 января 2017 г. 13:46

Добрые, красивые сказки, милые не большие рассказы и прекрасные яркие повести. В каждом произведении местные поверья, легенды, истории искусно оплетены всеми теми человеческими качествами, которые ценились во все времена превыше всего: честностью, отвагой, добротой, искренностью, человечностью. Это, действительно, истории о детях и для детей.

Источник

Серебряное озеро

В сборник вошли произведения, отмеченные глубоким нравственно-религиозным чувством, в том числе повесть «Серебряное озеро», исполненная символистских мотивов, и повесть «Подведение дома под крышу» — одно из самых ранних предвестий литературы потока сознания.

СЕРЕБРЯНОЕ ОЗЕРО 1

БОЛЬШОЙ ГРОХОТ 5

СЕМЬ ХОРОШИХ ЛЕТ 9

ПОДВЕДЕНИЕ ДОМА ПОД КРЫШУ 13

КОЗЕЛ ОТПУЩЕНИЯ 29

Август Стриндберг
Повести и рассказы

СЕРЕБРЯНОЕ ОЗЕРО

Музейщик прихватил с собою ружье, когда солнечным утром в начале лета отправился разыскивать на Острове в море новые красоты.

Он не хотел говорить, но вообще-то замыслил добраться до колдовского Серебряного озера, ведь чтобы его найти, нужно молчать и идти в одиночку.

Так вот, вскарабкался он на холм с ветряною мельницей, достал компас и прикинул направление к четвертому озеру, до которого никак не мог дойти, хоть и прилагал к тому немалые усилия. Народ показывал дорогу, даже подробно ее описывал, но, как ни старался, выходил он всегда не к Серебряному озеру, а к Приютному, тоже весьма живописному, с высоким камышником, где шныряли болотные воробьи, с белыми кувшинками, средь которых сновали лысухи. Всякий раз, как он несолоно хлебавши возвращался обратно, хозяин, старый рыбак, говорил с усмешкой, что попасть туда легче легкого, главное — отыскать торфяник, где растет морошка и гнездятся бекасы, а оттуда уж рукой подать.

Пока что путь лежал по сухим обрывистым кряжам, где корявые низкорослые сосны впивались в камень кривыми когтями. Сложены эти кряжи не из обычного серого гнейса, а из плотного мелкозернистого роговика, местами фисташкового, местами розового, расколотого на уступчатые глыбы, видом похожие на лавки, стулья и диваны и перемежающиеся длинными полосами белого известняка — словно кто-то расстелил холсты для отбелки. Дальше крутой косогор, березовая роща с множеством орхидей; узкая лощина — зеленый травяной ковер, поросший кустами ольхи, здесь наверняка играли эльфы и водили хороводы, ведь это их чародейские шаги оставили в траве кольцо следов, зеленых, как ярь-медянка. Почва под ногами становится влажной; кругом дикий розмарин и пушица, а молодые сосенки стоят стройные, прямые, будто колья в ограде. Новые уступы, новые ущелья, теперь заросшие орешником и дубняком. Откуда-то доносится стук — так запоздалый путник стучит ночью в дверь: это дятел. А вот лесной голубь клинтух — стонет-жалуется, словно женщина в родах. Одинокий странник знает все звуки, всех животных и растения, и, доведись ему услышать или увидеть что-то незнакомое, он бы, пожалуй, счел это недопустимым.

Поход меж тем продолжается, по компасу прямо на северо-восток; кое-где путь преграждает жердяная городьба, но ему она не помеха; дальше сырой луг с низкорослой осокой, боярышником и похожими на кипарисы можжевеловыми деревцами; потом кочковатое болото, которое нужно перейти вброд, — словом, целый набор миниатюрных ландшафтов. И наконец странник слышит где-то внизу плеск и журчание, спускается по косогору, продирается сквозь густой ольшаник и вдруг видит перед собою горное озеро несказанной красоты. Природа воистину потрудилась на славу, однако ж мнится, будто и человеческая рука тут помогала — чистила, подправляла, наводила порядок.

Озеро небольшое — всего несколько туннландов , но берега его являют глазу столь великое многообразие мысов, бухточек, заливов, что каждый миг примечаешь новое. Вот высокая корабельная сосна затеняет береговую кручу, вот склоняется к кувшинкам белая береза, вот ольховая бухточка, заросшая камышом, а за нею — кочковатое болото с крушиною и росянками и даже с островком посредине. Очарование безмятежного водоема еще усиливается, когда, глядя на верхушки деревьев и облака, осознаешь, что лежит он высоко над морем, которое глубоко внизу рокочет прибоем.

Ленивый утренний бриз поднял легкую зыбь, и в прибрежных камнях слышен негромкий плеск. В озере отражалась небесная синева, но возле берега вода была зловещего бурого цвета, точно свернувшаяся кровь. Жутковатая идиллия, тем более что все здешнее великолепие казалось необъяснимым, бесцельным. Как возникла эта впадина и откуда взялась вода? Сама котловина, возможно, кратер, а возможно, давний вход в рудник — щебень на дне говорил в пользу последнего предположения.

Местное предание рассказывало только, откуда взялось само название. Серебряное озеро якобы получило свое имя в прошлом веке, после бегства от русских, когда обитатели прибрежного архипелага, спасаясь от полного разорения, собрали свое серебро и утопили в этом озере, рассчитывая достать клад, как только установится мир. Однако же серебро не отыскалось, и люди решили, что озеро бездонное. С годами к этой истории добавились россказни о разной чертовщине, якобы происходившей всякий раз, как там пробовали ловить рыбу, в результате на памяти нынешнего поколения таких попыток уже не случалось.

Взглядом опытного рыболова музейщик сразу определил, что рыбалка здесь превосходная, и, напоследок бросив в воду горсть песку и выманив из глубины мелкую рыбешку, двинулся в обратный путь, с твердым намерением взять лодку и открыть лов.

Казалось, обратный путь труда не составит, ведь положение солнца указывало, в какой стороне находится дом, но озеро было хорошо укрыто, и когда нога безотчетно отыскивала ровную тропу, та вела вовсе не по солнцу, а уклонялась то в одну, то в другую сторону, так что путнику мнилось, будто он угодил в вертящееся колесо, которое постоянно высаживало его на какую-нибудь кочку, окруженную топью.

Усталый, потный, раздосадованный, музейщик в конце концов сел на пенек и посмотрел на солнце. А солнце уже поднялось выше, переместилось. Он глянул на компас, который указывал север и юг, но пластинка его не говорила, где находится дом. Когда он перед уходом из дома сверялся с компасом, озеро было на северо-востоке, и, чтобы теперь взять направление на юго-запад, нужно бы стоять на берегу. Тут он замечает земляную осу, которая вроде как вознамерилась согнать его с пенька, назойливым жужжанием давая ему понять, что он ей мешает. Охотник, однако ж, не боялся крылатой нечисти столь мелкого калибра и отмахнулся от осы рукой, каковая тотчас судорожно дернулась, оповещая о том, что летучая иголка сочла себя оскорбленной. Чтобы унять боль, укушенный нагнулся за влажным мхом — для повязки. Выдернув пучок пальца в два шириною, он обнажил кусочек земли, и в этой ямке извивалось что-то черноузорчатое — гадюка, как выяснилось. Ничего особенного — сел на осиное гнездо, такая промашка с каждым может случиться, но чтобы тут, на этом квадратном дюйме, еще и гадюка примостилась, хотя на острове несколько тысяч туннландов болотистой почвы, подходящей для гадюк! Вот это происшествие хочешь не хочешь оставило тягостное впечатление. По примеру Следопыта и Кожаного Чулка музейщик решил влезть на дерево и оглядеться. Дерево поблизости нашлось, только на нем недоставало важнейших сучьев, а в том месте, где предстояло исполнить сам маневр, ствол был не гладкий (гладкий вообще-то сподручнее), а в потеках смолы, что отнюдь не прибавило бодрости павшему духом.

С этого дерева он увидел лишь верхушки других деревьев, еще более высоких, и солнце, которое стояло теперь так высоко, что словно бы указывало разом во всех направлениях.

Охотнику почудилось, будто он с кем-то единоборствует. Без сомнения, не с самим собою, ведь он держал свою собственную сторону; значит, с кем-то другим. Но с кем же? О слепых силах тут речи нет, у них и впереди есть глаза, и сзади, а действуют они расчетливо, целеустремленно и хитро, как он сам, и даже хитрее. Со случаем? Нет, ведь при таком множестве попыток случай мог с одинаковым успехом направить его как на верный путь, так и на неверный, ибо самому понятию «случай» присуще нечто безучастное, ненамеренное, свободное от всех «за» и «против», а тут было одно только «против».

Источник

Серебряное озеро

Тетерин Виктор (инсценировка по мотивам сказки Фёдора Атянина)

БАЙКА – удалой молодец
ЦЯЦЯНЯ – юная красавица, дочь Вирявы
ВИРЯВА – царица леса
ВАТЫРКАЙ – злая колдунья, старуха в лохмотьях.
КУЕНЬБРЯ – подлый сын Ватыркай
РАССКАЗЧИК – рассказчик истории, старик крестьянин
УТЯША – девушка, помощница Ватыркай
ДЕВУШКИ ИЗ ЦАРСТВА ВАТЫРКАЙ
ЛОСЁНОК
ЧЕРНАЯ РЫСЬ
ЁЖ
СЕРЫЙ ВОЛК
МЕДВЕДЬ
ЖИВОТНЫЕ И РАСТЕНИЯ ЛЕСА

Темно. Постепенно освещается край сцены. Там на небольшом пеньке сидит старик крестьянин. Это рассказчик нашей истории.

РАССКАЗЧИК. Давно я уже на свете живу. Много где бывал, много чего видел. Почитай, всю нашу землю исходил. (Пауза.) Всё в наших краях есть – и леса густые, и поля широкие, и реки полные. Предки нам родную землю в наследство оставили и беречь её завещали. А уж что мы своим детям оставим – от нас только зависит. (Пауза.) Много у нас мест красивых, но есть одно – краше всех остальных будет. Сколько я по земле нашей ни ходил – нигде чудеснее места не видел. Дойти туда не просто, но уж если дойдешь – навсегда там остаться захочешь. Только добраться туда трудно, потому как место это глухое, заповедное. (Пауза.). Место это – озеро чистое в лесу глухом, дремучем. Вода в нем словно слеза прозрачная. И название у этого озера красивое – Серебряное озеро. Название неспроста такое, потому что и озеро само волшебное. (Пауза.) История это давняя, длинная, но я вам её расскажу. Мне самому её еще мой дед рассказывал, а ему его дед. В нашем селе её все знают, а теперь и вы узнаете. (Встает с пенька.) Сейчас моя история начнется. Смотрите внимательнее и помните – всё, что я вам расскажу – чистая правда.

Рассказчик уходит, но в темноте слышен его голос.

РАССКАЗЧИК. Жил в давние времена на земле нашей удалой молодец. Звали его Байка. Был он силы богатырской, смекалистый, да храбрый. Первым охотником в нашем селе считался. Ничего он не боялся, ни перед кем шею не гнул.

На сцене постепенно светлеет, декорации – лесная опушка. Из-за деревьев выходит Байка, в руках у него лук со стрелой.

РАССКАЗЧИК. Как-то раз отправился Байка на охоту. Взял лук тугой, колчан с острыми стрелами. Но не везло ему в этот день на охоте. До вечера пробродил Байка и даже зайца ни одного не выследил. Стыдно было ему возвращаться назад в свое село с пустыми руками.
БАЙКА (ходит по лесу, заглядывает под кусты, за деревья). Ну что ж такое? Как же мне домой-то теперь возвращаться, засмеют ведь все. Ну хоть бы заяц какой пробежал что ли.

Байка устаёт и садится на пенек. Некоторое время он сидит, устало потупив голову. Внезапно он замечает, как в кустах появляется лосёнок, за которым крадется черная рысь. Рысь бросается на лосёнка, но Байка вскидывает лук и стреляет в рысь. Раздается ужасный вопль, рысь вертится на месте, потом пропадает в клубах дыма. Лосёнок поворачивается к Байке.

ЛОСЁНОК. Спасибо тебе, добрый молодец!
БАЙКА (удивленно). Вот тебе раз! Так ты, оказывается, можешь говорить!
ЛОСЁНОК. Не удивляйся добрый молодец. Ты спас меня, но не от рыси, а от злой колдуньи Ватыркай. Не лосёнка ты спас, а дочь царицы Вирявы.
БАЙКА. Дочь лесной царицы?!
ЛОСЁНОК. Да, я дочь Вирявы. Зовут меня Цяцяня. А тебя как звать, добрый молодец?
БАЙКА. Меня зовут Байка. Я сам охотник, хожу в лес за зверьем разным. Только вот сегодня никого не добыл, лишь тебе, Цяцяня, помог.

Внезапно лосёнок падает, Байка бросается к нему.

БАЙКА. Что с тобой, Цяцяня? (Осматривает лосёнка.) Да ты ранена! Дай-ка, я перевяжу твои раны.

Байка снимает с себя пояс и перевязывает им раны лосёнка. Лосёнок приходит в себя.

ЛОСЁНОК. Спасибо тебе, Байка. Ты очень добрый. Помоги мне еще, пожалуйста — отнеси меня к моей матушке Виряве.
БАЙКА. Конечно, Цяцяня, я буду рад помочь тебе. Только как мне найти дорогу к твоей матушке?
ЛОСЁНОК. А вот это самое легкое, Байка. Я же дочь лесной царицы. Ты просто иди по лесу, а деревья тебе сами дорогу покажут.

Байка берет Цяцяню на руки и оглядывается по сторонам. Рядом с ним расступаются деревья и между ними образуется проход. Байка удивленно смотрит на деревья.

Читайте также:  Изложение про озеро байкал

Смелее, Байка, иди, не бойся. Моя матушка ждёт меня.

Байка крепче берет лосёнка и шагает в проход. Так он и шагает некоторое время по лесу – перед ним расступаются деревья, и снова встают на место, когда Байка проходит мимо них. Пока Байка шагает по лесу, постепенно темнеет, и на небо поднимается луна. В ее свете становится видно лесное озеро в глубине сцены. На берегу озера стоит красивый шатер. Под шатром сидит Вирява – строгая хозяйка леса. Байка осторожно подходит к Виряве и кладет лосёнка у её ног.

БАЙКА. Здравствуй, лесная царица. Вот дочь твоя, Цяцяня, её ранила злая колдунья Ватыркай.

Вирява склоняется над лосёнком и прикладывает к его ранам красивый платок, произнося какое-то заклинание. Лосенка окутывает дым, а когда он рассеивается, вместо лосёнка появляется красивая молодая девушка.

ВИРЯВА (обнимая девушку). Цяцяня, дочка моя! Как я переживала за тебя! Ну зачем ты так далеко ушла?
ЦЯЦЯНЯ. Я играла с лесным зверьем, и сама не заметила, как зашла далеко в лесную чащу. Злая Ватыркай выследила меня и хотела украсть, чтобы я стала женой ее подлого сына Куеньбря. Но ты не волнуйся, матушка, мне очень повезло, меня спас смелый Байка. Он пустил свою меткую стрелу, и Ватыркай еле унесла ноги.
ВИРЯВА (внимательно смотрит на Байку). Спасибо тебе, добрый молодец. Что хочешь ты в награду себе?
БАЙКА (гордо встряхивает головой). Ничего мне не надо, лесная царица. (Ласково смотрит на Цяцяню.) Какая красавица дочь твоя, Вирява!
ВИРЯВА (ласково прижимая к себе дочь). Да, моя Цяцяня, первая красавица в моем царстве. (Обращаясь к Цяцяне.) И всё-таки надо нам отблагодарить храброго Байку. А что, Цяцяня, потешим нашего гостя лесными диковинками!

Цяцяня радостно кивает головой. Вирява машет своим платком и тотчас же начинается представление. Звучит прекрасная музыка. Кувшинки на озере превращаются в красивых девушек. Они шагают по озерной глади к берегу и начинают кружиться в хороводе вокруг озера. Вирява хлопает в ладоши и в пляс пускается всё вокруг: щёголи-мухоморы, румяные землянички, стройные сосны и длиннокосые березки. Они подхватывают изумленного Байку и радостную Цяцяню в свой круг и те весело пляшут вместе с ними. Вирява смотрит на них и умиленно хлопает в ладоши. Но вот небо начинает бледнеть, понемногу разгорается заря. Вирява снова машет платком и танец прекращается – озёрные красавицы вновь обернулись желтыми кувшинками, румяные землянички спрятались в густой траве, скрылись в чаще леса мухоморы, замерли стройные сосны и белые березки. Байка и Цяцяня устало опускаются на землю.

БАЙКА. Вот так диво-дивное у вас в лесу творится!
ВИРЯВЯ (подойдя к Байке). А теперь прими от меня, добрый молодец, подарок! (Подает ему дудочку.) Вот тебе дудочка, да не простая, а волшебная. Когда будет тебе очень трудно, заиграй на ней. Помогу тебе тогда, где бы ты не был.
БАЙКА (с благодарностью берет дудочку). Спасибо тебе, лесная царица. Буду беречь твой подарок и не потревожу тебя без крайней надобности. (Убирает дудочку за пазуху.)
ВИРЯВА (оглядываясь на Цяцяню). Что ж, Цяцяня, дочь моя, пора вам прощаться с Байкой.
ЦЯЦЯНЯ (с грустью смотрит на Байку). Как быстро ночь пролетела…Грустно мне матушка почему-то стало, не хочется с Байкой расставаться.

Байка тоже стоит, понурив голову.

ВИРЯВА (подходит к Цяцяне, ласково гладит ее по волосам). Ничего, Цяцяня, не грусти, может быть увидитесь еще с Байкой.
ЦЯЦЯНЯ (с надеждой берет Виряву за руку). Позволь, матушка, мне гостя до ближней рощи проводить?
ВИРЯВА (ласково смотрит на Цяцяню, после паузы). Ну ладно, Цяцяня, ступай, да смотри – дальше рощи не ходи, злая Ватыркай тебе снова повстречаться может.
ЦЯЦЯНЯ (радостно). Не волнуйся, матушка, всё хорошо будет, ничего страшного не случится, ведь Байка со мной!

Байка кланяется Виряве на прощание, затем Байка и Цяцяня уходят.

Байка и Цяцян идут по лесу и деревья снова расступаются перед ними.

ЦЯЦЯНЯ (останавливается). Все, Байка, нельзя мне дальше идти, матушка меня заругает. (С грустью). Хороший ты, Байка. Жалко, не увидимся больше с тобой. Ты уйдешь и никогда не вернёшься сюда…
БАЙКА (с жаром). Нет, Цяцяня, мы обязательно увидимся снова. (Обнимает Цяцяню). Нравишься ты мне очень. Как тебя увидел – сразу покой я свой потерял. Краса твоя мою душу забрала, сердце иссушило. Свет белый мне теперь без тебя не мил. Не могу я без тебя жить больше.
ЦЯЦЯНЯ. И ты мне нравишься, Байка. Как увидела тебя – словно в омут чёрный нырнула, всё на свете позабыла. Только как же мы увидимся снова?
БАЙКА. Я приду к тебе опять, прекрасная Цяцяня. Сердце моё снова приведет меня к тебе.
ЦЯЦЯНЯ. Когда же ждать тебя опять, Байка?
БАЙКА. Завтра на этом месте в этот же час. Вот у этой березы буду ждать тебя, Цяцяня. Приходи, моя голубушка, будем гулять с тобой снова.
ЦЯЦЯНЯ. Хорошо, Байка, приду, обязательно приду.

Байка обнимает Цяцяню, целует ее, потом постепенно уходит в лес. Цяцяня долго смотрит вслед Байке, машет ему рукой. В это время незаметно для нее к ней подкрадывается злая колдунья Ватыркай с сетью в руках. Подкравшись поближе, она накидывает на Цяцяню сеть, опутывает ее всю, по ногам и рукам.

ВАТЫРКАЙ (радостно). Ну, вот, голубушка, вот ты и попалась! Все, теперь точно не вырвешься. И никакой Байка тебе уже не поможет! (Ватыркай громко свистит в пальцы.) Ей, Куеньбря, забирай невесту!

Сверху на крылатом коне к Ватыркай спускается ее сын Куеньбря. Цяцяня пытается сопротивляться ему, в борьбе она кричит ежу, который один наблюдает со стороны из кустов за происходящим.

ЦЯЦЯНЯ (ежу). Милый ёжик! Расскажи Байке и моей матушке, всё что видели твои глаза! Пусть они узнают, что меня похитила злая Ватыркай!
КУЕНЬБРЯ (со злостью затыкает рот Цяцяне). Никто тебе уже не поможет, Цяцяня! Станешь ты моей женой, и будешь жить со мной в моем темном царстве!

Куеньбря бросает девушку на седло коня, садится на него сам, ударяет коня, и конь взмывает вверх. Ватыркай шепчет какое-то заклинание, вокруг нее подымается дым, Ватыркай накидывает на себя накидку и превращается в черного ворона, который устремляется вслед за конем Куеньбря.

Интерьер – страшное подземелье, с темными стенами, покрытыми мхом и небольшим окном, забранным решеткой. Цяцяня лежит на полу, постепенно приходя в себя. Она медленно приподнимается.

ЦЯЦЯНЯ. Ой, где это я? Что за ужасное место? (С ужасом берется за голову.) Ах, вспомнила, это злая Ватыркай вместе с Куеньбря меня вчера похитили и унесли к себе. (С тоской оглядывается вокруг). Как же мне сбежать отсюда? Милый Байка, он бы мне обязательно помог, если бы узнал, где я сейчас.

Внезапно дверь в подземелье открывается, и в него спускается злая Ватыркай. Она одета в лохмотья, а в руках у нее корявая клюка.

ВАТЫРКАЙ (радостно). Проснулась, моя красавица. Ах, как я рада! (Подходит к оцепеневшей от страха Цяцяне, берет ее за руку.) Не бойся меня, Цяцяня, я ведь добра тебе хочу. (С восхищением осматривает Цяцяню.) Какая ты у нас красивая да пригожая, Цяцяня. Настоящая дочь царицы леса! (Гладит Цяцяню по руке, та в ужасе убирает руку.) Ну что ты, Цяцяня, не надо бояться, я тебя не обижу. Послушай меня, старую Ватыркай, покорись моему сыну, стань его женой. Ну зачем тебе этот Байка, этот нищий голодранец? Ни кола, ни двора у него нет, зачем он тебе нужен? А у моего Куеньбря полно всего есть, и золото с серебром, и камни драгоценные, и дом огромный, и скота целые стада. Ты умная и красивая, ты достойна быть женой богатого человека, моего сына Куеньбря.
ЦЯЦЯНЯ (отбрасывает руку Ватыркай). Не нужен мне твой Куеньбря, злой он, плохой, страшный, не люб он мне!
ВАТЫРКАЙ (со злостью). Ах ты, гордячка! Будешь противиться мне, Цяцяня – ничто тебе не поможет, никто тебя не спасёт! Так и сгниешь в этом сыром подвале! (Ватыркай отпихивает Цяцяню, отходит в сторону, постепенно успокаивается и снова становится мирно настроенной.) Смотри, Цяцяня, от чего ты отказываешься!

Ватыркай ударяет своей клюкой по стене подземелья и стена подземелья раздвигается. Перед Цяцяней предстает чудесная картина: в лучах жаркого солнца утопает прекрасный сад, на деревьях висят сочные плоды, поют птицы, благоухают красивые цветы. В глубине сада под лучами солнца сверкает пруд, а на его берегу в хрустальной беседке стоит стол, уставленный разными яствами. Вдали виден прекрасный дворец, он тоже сверкает на солнце и манит к себе.

ВАТЫРКАЙ (наклоняется к Цяцяне). Смотри, Цяцяня, как у нас тут красиво. А дворец какой огромный – видишь его, вон там, в глубине сада. Его построил для тебя Куеньбря. Соглашайся быть его женой, и ты будешь жить во дворце вместе с моим сыном, жить, как подобает дочери самой Вирявы! А вот тут (показывает) стол с разными угощениями для тебя. Отведай чего душа пожелает. Выпей холодной браги, съешь пирожок, небось проголодалась.

С этими словами старуха легонько подталкивает Цяцяню ко столу, а та послушно идет к нему, словно в каком-то трансе. Подойдя вплотную ко столу, Цяцяня берет в руки пирожок, но тут над ней громко каркает ворона. Цяцяня словно приходит в себя от морока, испуганно бросает пирожок обратно на стол.

ЦЯЦЯНЯ (Ватыркай). Ах ты, старая ведьма! Ведь еда твоя заговоренная, и если бы я съела хоть один пирожок, то навсегда забыла бы про свою матушку и про свой дом! Не бывать этому никогда!
ВАТЫРКАЙ (в бешенстве подлетает к Цяцяне, хватает её за руку и тащит за собой назад в подземелье). Ах ты, упрямая гордячка! Ничего, Цяцяня, посидишь в подземелье еще немного и образумишься! Сама тогда меня о свадьбе просить будешь!

Ватыркай заталкивает Цяцяню назад в подземелье, ударяет клюкой по стене и стены снова задвигаются, скрывая выход в сад.

ВАТЫРКАЙ (бросая Цяцяню на пол). Посидишь пока здесь, дочка Вирявы, а я потом снова тебя навещу. Сама во дворец к Куеньбре попросишься!

Ватыркай уходит, Цяцяня в ужасе смотрит ей вслед, потом начинает горько плакать.

На сцене снова интерьер лесной опушки, где Байка и Цяцяня прощались на своем первом свидании. Байка радостно идет на встречу с Цяцяней, вот он уже стоит около березы, где они договорились встретиться с Цяцяней. Он долго ждёт Цяцяню, но она не показывается. Байка начинает волноваться.

БАЙКА (кричит). Где ты, Цяцяня?

В ответ Байке слышно только лесное эхо.

БАЙКА (снова кричит). Это я, Байка! Я пришел снова повидаться с тобой, Цяцяня! Зачем ты прячешься от меня?!

Но в ответ Байке лишь тишина. Внезапно кусты раздвигаются и из кустов выкатывается старый еж.

ЁЖ (Байке). Не кричи, Байка, нет тут твоей Цяцяни.
БАЙКА (удивленно смотрит на ежа). Ёж? Ты тоже разговариваешь?
ЁЖ. Не дивись, Байка, ты же в лесном царстве Вирявы, здесь все звери могут говорить, когда им это нужно.
БАЙКА. Скажи тогда, ёжик, что с моей зазнобой, с милой Цяцяней?
ЁЖ. Плохую новость скажу тебе, Байка – украла злая Ватыркай твою Цяцяню, опутала ее сетью и вместе с Куеньбря унесла её в свой дворец, за тридевять земель отсюда.
БАЙКА (со стоном). Как же мне быть? Как попасть мне в дворец к Ватыркай, как найти его? Ведь надо спасти Цяцяню от злой колдуньи.
ЁЖ. Не печалься, добрый молодец, помогут тебе лесные жители, ведь Цяцяня нам не чужая, она дочка самой Вирявы, лесной царицы. (Кричит в сторону.) Эй, серый волк, иди сюда, помоги удалому Байке к Ватыркай попасть.

Из кустов к Байке и ежу выскакивает серый волк. Он подбегает к Байке.

СЕРЫЙ ВОЛК (Байке). Знаю твою беду, ёж уже все рассказал мне. А ну, хватайся за мой загривок, поскачем Цяцяню из беды выручать.

Байка решительно садится на волка, крепко хватает его за загривок, волк громко завывает, потом вскакивает и несется вместе с Байкой в глубину леса.

Слышится голос рассказчика, одновременно с этим может показываться соответствующий видеоряд.

РАССКАЗЧИК. Долго-долго скакал Байка на сером волке. Три дня и три ночи спешил он, чтобы спасти свою любимую от злой колдуньи. А к вечеру четвертого дня очутился он в густом неведомом лесу, ни одна дорожка из этого леса не выходила, ни одна тропинка в него не входила. Хотел Байка сквозь этот лес на сером волке проехать, да где там – не пробиться верхом сквозь такую чащу.

Серый волк останавливается у чащи.

СЕРЫЙ ВОЛК. Все, Байка, дальше иди сам, не пройти тут уже нам вдвоем.
БАЙКА (слазит с серого волка, треплет его по загривку). Прощай, серый волк. Спасибо, что помог добраться досюда. (Обнимает волка за шею.)
СЕРЫЙ ВОЛК. Торопись, Байка, Цяцяня ждет тебя.
БАЙКА. Да, надо спешить, спасать её от злой Ватыркай! Только куда идти мне?
СЕРЫЙ ВОЛК. Не волнуйся, Байка, деревья сами тебе дорогу укажут. Иди прямо, куда они тебя поведут.

Читайте также:  Земельный участок калинового озера

Байка подходит к чаще, и деревья сами расступаются, указывая дорогу к Ватыркай. Байка уходит, серый волк смотрит ему вслед.

Байка долго идет по лесу, потом лес заканчивается и Байка выходит на освещенную солнцем долину. Над долиной яркое голубое небо, звонко журчит ручей, поют птицы. Байка устало садится на траву.

БАЙКА. Отдохну немного и снова пойду.

Байка ложится на траву, кладет под голову колчан со стрелами и мгновенно засыпает. Спит он долго, беспробудным сном. В это время из-за края сцены выступает Цяцяня, она тянет руки к Байке.

ЦЯЦЯНЯ. Что же ты спишь, Байка? Уж не забыл ли — зачем ты отправился в этот далёкий путь?

Цяцяня снова отступает за сцену, Байка просыпается и крутит головой, но никого не видит.

БАЙКА. Не иначе как Цяцяня позвала меня к себе. Пора снова мне в дорогу, выручать любимую из плена злой колдуньи.

Байка вскакивает и быстро собирается, потом уходит в сторону чёрных гор.

На сцене интерьер скалистого ущелья, по скалам в нём карабкается Байка (может быть изображено видеопроекцией). Слышится голос рассказчика.

РАССКАЗЧИК. Так дошел Байка до черных скал, которые преграждали дорогу к царству Ватыркай. Эти скалы были последним препятствием на пути Байки. Они были высоки и неприступны, так что преодолеть их было очень сложно. Но Байку на пути к Цяцяне не могли остановить никакие препятствия. Он упорно продолжал идти, чтобы спасти из неволи свою любимую.

Вдруг поднимается вихрь, на Байку сыплются камни, слышится чей-то зловещий хохот, но Байка продолжает упорно карабкаться наверх. Наконец он залазит на скалы и перед ним открывается большая светлая долина. Но перед долиной лежит глубокое ущелье, и чтобы попасть на другую сторону, надо пройти над пропастью.

РАССКАЗЧИК. Байка перебрался через скалы, но теперь перед ним было еще одно препятствие – глубокая пропасть отделяла его от долины, где находилась царство злой Ватыркай. Долго ходил Байка по краю ущелья, пока не нашел перехода.

Байка оглядывается и подходит к тонкой жерди, перекинутой через ущелье.

Перейти через пропасть можно было только по тонкой жерди, перекинутой над пропастью. Но другого пути на ту сторону ущелья не было, и пришлось Байке идти по
этому опасному пути.

Байка с осторожностью вступает на жердь и начинает медленно передвигаться по ней к краю ущелья. Вдруг налетает сильный ветер, Байка начинает раскачиваться и почти падает, но хватается руками за жердь и с трудом, но забирается на нее. Он продолжает свой путь по жерди, и когда уже почти достигает спасительного края пропасти, налетает страшный порыв ветра, скидывает Байку с жерди, и Байка летит в пропасть. Он бы упал и разбился о камни, но, к счастью, он успевает схватиться за корягу, растущую из стены ущелья, руками, и повиснуть над пропастью.

Налетел страшный порыв ветра, и Байку скинуло в ущелье. К счастью, он успел схватиться за корягу, выросшую из стены ущелья. А над ним торжествовал свою победу злой Куеньбря. Он хохотал и бросал в бездну камни.

Над пропастью появляется злой Куеньбря. Он зловеще хохочет и бросает в пропасть огромные камни.

КУЕНЬБРЯ (бросая камни). Ха-ха-ха! Это тебе камень на могилу, глупый Байка! После твоей смерти мне спокойно будет жить, а Цяцяня станет моей женой.

Байка прижимается ближе к стене ущелья, чтобы камни не задели его. Куеньбря еще некоторое время продолжает кидать камни, потом понемногу успокаивается, пытается заглянуть в ущелье, но ничего не видит там.

КУЕНЬБРЯ. Ну вот, Байка, и нет тебя больше. Теперь никто больше не помешает моей свадьбе с Цяцяней. Ох, и отпразднуем же мы свадебку!

Куеньбря радостно смеется и уходит. Через какое-то время Байка начинает пытаться вылезти из ущелья, но его руки и ноги всё время соскальзывают со стены ущелья, у Байки ничего не получается.

РАССКАЗЧИК. Байка долго пытался вылезти из ущелья, но у него ничего не получалось – слишком крутыми были стены глубокого ущелья. Устал Байка и почти уже отчаялся выбраться наружу. Но тут он вспомнил о дудочке, которую ему подарила Вирява. Ведь она сказала ему сыграть на ней, когда Байке будет совсем худо. Видно пришло время воспользоваться подарком лесной царицы.

Байка достает из-за пазухи дудочку и начинает играть на ней.

На сцене снова лесное царство Вирявы. Ночь, темно, только лесное озеро поблескивает в свете луны. Вирява слушает рассказ старого ежа о том, как колдунья Ватыркай похитила Цяцяню и как Байка помчался спасать её.

ЁЖ. Сел тогда Байка на серого волка и помчался на нем к колдунье Ватыркай спасать из беды нашу Цяцяню И с тех пор больше ничего про них не слышно.

Ёж замолкает и вздыхает, Вирява тоже молчит. Внезапно стало слышно звук свирели. Сначала его еле слышно, но постепенно звук становится всё громче, он звучит печально, но настойчиво, и вот его уже услышала Вирява.

ВИРЯВА (вскакивая). Это свирель Байки! Он попал в беду и заиграл на свирели, которую я ему подарила!

Вирява отламывает от дерева веточку, и ударяет по стволу старого дуба, который растёт рядом с ней. Старый дуб качается и падает, а из-под него вылезает огромный бурый медведь. Медведь подходит к Виряве, кланяется ей.

МЕДВЕДЬ. Что прикажешь, царица леса?
ВИРЯВА. Байка заиграл на моей свирели – значит, он в беде. Возьми эту зелёную веточку и мчись ему на помощь.
МЕДВЕДЬ. Всё будет исполнено, царица леса, как велишь!

Медведь взял в зубы зелёную веточку и кинулся на зов свирели.

Слышится голос рассказчика, одновременно с этим может показываться соответствующий видеоряд.

РАССКАЗЧИК. Бежит медведь на помощь Байке, торопится-скачет, перепрыгивает через широкие реки, через глубокие овраги. Если на пути встаёт частый лес, он грудью своей широкой дорогу прокладывает. Если на пути встаёт гора каменная, он через ту гору конём крылатым перепрыгивает. Нет такой силы, которую бы не одолел косолапый. И вот наконец добрался медведь до ущелья, где томился Байка.

Медведь спускается в ущелье и видит Байку, тот в ужасе пятится от него.

МЕДВЕДЬ. Не бойся, Байка, я не съесть тебя пришел, а помочь тебе. Меня Вирява-лесная царица послала к тебе, когда ты заиграл на свирели, которую она тебе подарила.
БАЙКА (смотря на дудочку). Значит, не обманула меня, Вирява, волшебная эта дудочка.
МЕДВЕДЬ. Да, эту дудочку отовсюду Вирява услышит, где бы ты на ней не заиграл. Скажи же, Байка, как помочь тебе?
БАЙКА. Эх, Мишка, мне бы только выбраться отсюда, а дальше я и сам уже до злой Ватыркай доберусь.
МЕДВЕДЬ. Ну, в этом я тебе легко помогу, Байка. Хватайся за мой загривок, я тебя мигом наверх вытащу.

Байка садится на медведя, тот поднимается вместе с ним и быстро вытаскивает Байку наверх из ущелья. У края пропасти Байка спускается с медведя.

МЕДВЕДЬ. Теперь я тебя оставлю. Спеши скорее на помощь Цяцяне. А коли понадоблюсь я, хлестни этой веточкой о любое дерево – мигом явлюсь к тебе (Отдает Байке зеленую веточку.)
БАЙКА. Спасибо тебе, косолапый, за помощь, не дал мне пропасть. Ватыркай теперь совсем близко, ничто ее теперь не спасет!

Медведь уходит, Байка же направляется в сторону дворца злой Ватыркай.

Байка уже почти дошел до дворца Ватыркай, как навстречу ему выходят прекрасные девушки. Они одеты в красивые платья и несут на плечах кувшины с водой. Завидев Байку, они со смехом окружают его. Одна из девушек выступает из круга и подходит к Байке.

УТЯША. Как зовут тебя, смелый богатырь?
БАЙКА. Байкой меня родители назвали. А тебя как, красавица?
УТЯША. А меня Утяшой кличут. Куда же ты путь держишь, Байка?
БАЙКА. Во дворец к злой Ватыркай.
УТЯША. А что тебе там надо?
БАЙКА. Я должен помочь прекрасной Цяцяне, моей невесте, спасти ее из плена Ватыркай.
УТЯША. Ты храбрый парень, Байка. (Проводит рукой по лбу Байки.) Жарко сегодня, я вижу ты устал и хочешь пить, вот, возьми — попей нашей водицы. Она у нас студеная, ключевая, быстро твою жажду утолит.

Утяша подает Байке кувшин с водой, тот жадно пьет из него. Пока Байка пьет, он начинает шататься, боевой топор падает из его рук. Девушки со смехом начинают кружить хоровод вокруг Байки, а та, что напоила Байку водой из кувшина, берёт его за руку.

УТЯША. Ну вот, Байка, теперь ты забудешь про свою Цяцяню. Оставайся с нами, удалой молодец. У нас весело, будем хороводы водить, да в салки играть. (Легонько хлопает Байку по плечу.) Вот, Байка, теперь ты водишь, а ну-ка попробуй, догони меня!

Утяша, смеясь, убегает от Байки, остальные девушки тоже со смехом и визгом разбегаются во все стороны, Байка бежит догонять их. Он забыл про Цяцяню, забыл про всё на свете.

Цяцяня сидит одна на зеленой лужайке, под большим дубом. Она вышивает платье, время от времени с тоской смотря куда-то вдаль. Из-за куста за ней наблюдают Ватыркай и Куеньбря.

ВАТЫРКАЙ (Куеньбря). Ну вот сынок, почти и дошила Цяцяня своё подвенечное платье. Совсем скоро сыграем мы свадьбу и станет она твоей женой.
КУЕНЬБРЯ. А Байка нам теперь точно больше не помешает?
ВАТЫРКАЙ. Не волнуйся насчет него. Его опоили колдовской водой мои служанки, он теперь и думать забыл про свою Цяцяню, всё бегает с ними в салки, да хороводы водит.
КУЕНЬБРЯ. А его волшебная дудочка?
ВАТЫРКАЙ (достаёт дудочку из кармана). Она у меня. И волшебная ветка, чтобы позвать на помощь слуг Вирявы тоже у меня. (Достает и показывает веточку Куеньбря, потом убирает ее в карман.) Так что никто теперь не поможет Байке, никто не снимет с него моих колдовских чар.
КУЕНЬБРЯ. Какая же ты у меня молодец, матушка. Всё предусмотрела, всё сделала.
ВАТЫРКАЙ. Иначе и быть не может. Иначе бы я не была Ватыркай, которую все боятся. (Пауза.) А теперь иди сынок, мне нужно поговорить с Цяцяней, чтобы она и думать забыла про своего Байку.

Куеньбря тихонько уходит, стараясь, чтобы его не заметила Цяцяня. Ватыркай же идет напрямую к Цяцяне.

ВАТЫРКАЙ. Ну что, Цяцяня, как твое подвенечное платье? (Берет у Цяцяни платье, рассматривает его.) Да, очень красивая вышивка! Какая ты, Цяцяня, мастерица, хорошей женой моему Куеньбря будешь.

Цяцяня вздыхает, низко опускает голову. В этот момент на сцену со смехом выбегают Байка с девушками. Они играют в салки и весело смеются. Цяцяня, увидев Байку вскакивает, подбегает к нему, берет его за руку. Но Байка не узнает Цяцяню.

БАЙКА. Ты кто такая? Что тебе нужно?
ЦЯЦЯНЯ. Байка, это же я, твоя Цяцяня!
БАЙКА (отталкивая Цяцяню). Не знаю я никакой Цяцяни. Уходи, не мешай мне!
УТЯША (стоит поодаль, кричит Байке.) Ну что же ты встал, Байка, давай – поймай меня!
БАЙКА. Сейчас, Утяша, сейчас я тебя догоню!

Байка убегает вслед за Утяшей. Грустная Цяцяня возвращается назад к Ватыркай.

ВАТЫРКАЙ. Ну вот, Цяцяня, ты сама видела – не нужна ты больше Байке. Разве этот лапотник достоин царицы леса? Забудь его, не терзай своё сердце понапрасну. (Ватыркай хочет обнять Цяцяню, но та отходит от нее.) Ну что ты все боишься меня, Цяцяня, разве я такая уж плохая! Послушай, если ты согласишься стать женой моего сына, если вы будете жить с ним в согласии, я передам тебе тайну своего колдовства и все богатства, которые у меня есть. Посмотри-ка, что я тебе принесла.

Ватыркай достаёт из кармана моток золотых ниток, и вместе с ним из кармана выпадает зеленая веточка. Цяцяня замечает это и быстро наступает на эту ветку.

ЦЯЦЯНЯ (стараясь не выдать своё волнение). Какие красивые нитки, бабушка Ватыркай. Ты покажешь мне, как ими надо шить?
ВАТЫРКАЙ. Правда, красивые? Понравились тебе? Это золотые нитки, ими шьют платья только царицам. Сейчас я покажу тебе, как с ними лучше управляться.

Ватыркай берет клубок ниток, наклоняется с ним над платьем, которое вышивала Цяцяня, а сама Цяцяня в это время незаметно от Ватыркай поднимает зеленую веточку с земли и прячет ее в карман. Потом Цяцяня подходит к Ватыркай, тоже наклоняется над вышивкой.

ЦЯЦЯНЯ. Как у вас красиво получается вышивать! А можно я попробую сама что-нибудь вышить?
ВАТЫРКАЙ. Конечно, дочка, конечно, вышей вот этот цветок золотом.

Цяцяня склоняется над вышивкой, и неожиданно ломает иголку.

ЦЯЦЯНЯ. Ах я неловкая! (Ватыркай.) Бабушка, иголка сломалась, не могу дальше вышивать.
ВАТЫРКАЙ. Ничего страшного, Цяцяня, посиди здесь. Я скоро приду, принесу тебе новую иголку.

Ватыркай встает и уходит.

ЦЯЦЯНЯ (вслед Ватыркай). Иди, бабушка, да поскорей!

Читайте также:  Озеро в турции фетхие

Цяцяня остается одна. Она достает веточку из кармана и трижды ударяет ею о большой дуб, растущий рядом. Дерево шатается, падает, из-под его корней появляется бурый медведь.

МЕДВЕДЬ. Чем помочь тебе, Цяцяня?
ЦЯЦЯНЯ. Медведушка, дорогой, унеси меня к Байке, спаси нас от злой Ватыркай.
МЕДВЕДЬ. Сию минуту, Цяцяня. Садись на мою спину, да держись покрепче за мой загривок.

Цяцяня садится на медведя. В этот момент на сцену выскакивает Ватыркай.

ВАТЫРКАЙ. Стой, стой, Цяцяня, куда ты! Останься с нами, будешь жить как царица с моим сыном!
ЦЯЦЯНЯ. Прощай, Ватыркай! Не люб мне твой Куеньбря, сама с ним живи!

Медведь уносит Цяцяню к Байке.

Медведь выскакивает на поляну, где лежит, отдыхая, Байка, рядом с которым сидит Утяша. Медведь ревет, Утяша кричит от страха и убегает в кусты, Байка тоже в ужасе отшатывается в сторону, но его успокаивает Цяцяня, слезшая с медведя.

ЦЯЦЯНЯ. Не бойся, Байка, это же я, Цяцяня. Этот медведь хороший, он поможет нам сбежать от злой Ватыркай.
БАЙКА. Какая еще Цяцяня? Я же сказал – я тебя не знаю, уходи!
ЦЯЦЯНЯ (подходя к Байке). Разве ты совсем меня не помнишь, Байка? Даже того, как спас меня от Ватыркай, когда она в первый раз хотела украсть меня у моей матушки?
БАЙКА (неуверенно). Нет.
ЦЯЦЯНЯ. И того, как мы потом долго гуляли по нашему лесу?
БАЙКА. Нет, и этого не помню.
ЦЯЦЯНЯ (подойдя вплотную к Байке). И того, как я тебя поцеловала, ты тоже не помнишь?

Цяцяня целует Байку.

БАЙКА. А это…это я помню. (Наконец узнает Цяцяню.) Милая моя, Цяцяня, любимая моя! Как же я мог забыть тебя? Не иначе, как коварная Ватыркай опоила меня каким-то зельем. Всё время я тут был как в дурмане, ничего не помнил, обо всём на свете позабыл.
ЦЯЦЯНЯ. Некогда нам, Байка, сейчас об этом толковать, а надо нам скорее бежать, иначе Ватыркай нам все пути-дороги перекроет. Садись-ка тоже на нашего мишку, он нас мигом отсюда домой к моей матушке донесет.

Байка и Цяцяня садятся на медведя, он ревет и хочет везти их, но в этот момент появляется Куеньбря на своем крылатом коне, которого привела Утяша. Куеньбря вытаскивает саблю, и хочет убить Байку, но Байка выхватывает свой боевой топор и отбивает саблю Куеньбри. Некоторое время они сражаются, но постепенно Байка начинает одолевать Куеньбрю, и уже заносит над ним свой топор, но его останавливает Цяцяня.

ЦЯЦЯНЯ. Не надо, Байка, не убивай его, пусть убирается в свое темное царство. Лучше поедем быстрее, пока не появилась Ватыркай.

Байка опускает топор, Куеньбря вскакивает на своего крылатого коня и улетает вместе с ним. Байка возвращается к медведю, где его ждет Цяцяня.

УТЯША (тянет руки к Байке). Байка, не покидай меня! Зачем тебе эта Цяцяня?
БАЙКА (Утяше). Ступай прочь, помощница Ватыркай! Ты опоила меня отравой, чтобы я всё забыл, но любовь оказалась сильнее ваших приворотов.

Байка садится на медведя, и он уносит их с Цяцяней домой.

Медведь несет Байку и Цяцяню домой, в царство Вирявы. Он преодолевает горы и реки, проносит их через леса (может быть показано видеопроекцией). Наконец он доставляет их прямо к Виряве на лесную опушку. Цяцяня и Байка слазят с медведя, Цяцяня бросается в объятия к матери.

ВИРЯВА (радостно обнимая Цяцяню). Цяцяня! Дочка моя!
МЕДВЕДЬ (кланяется Виряве). Вот, царица леса, привёз я тебе твою дочь и её спасителя – Байку.
ВИРЯВА (подзывает к себе Байку, который смущенно стоит в сторонке). Подойди ко мне храбрый Байка. (Кланяется ему.) Спасибо тебе, удалой молодец, за то, что спас мою дочь от злой Ватыркай.
БАЙКА (смущенно). Не пристало лесной царице кланяться простому крестьянину.
ВИРЯВА. Не пристало говоришь? Ну дай тогда обниму я тебя тоже, храбрый Байка. (Обнимает Байку.) Я конечно лесная царица, но ведь и дочка у меня только одна.
Спасибо тебе, что спас ее от злой колдуньи. Проси теперь всё, что захочешь. (Пауза.) Что же ты молчишь, Байка? Проси всё, что душа твоя пожелает – золото, серебро, всё тебе дам, сколько хочешь, у меня всего вдоволь.

Байка молчит, лишь смущенно смотрит на Цяцяню. Та так же смотрит на Байку. Наконец Байка собирается с духом.

БАЙКА. Ничего мне не надо, лесная царица, ни золота, ни серебра. А нужна мне лишь дочь твоя Цяцяня. Без неё мне не мил ни этот свет, ни всё, что на свете есть. (Опускается на колени перед Вирявой.) Отпусти, лесная царица, Цяцяню со мной, благослови нас на долгую жизнь вместе.

Вирява смотри на Цяцяню, та тоже бросается на колени перед матерью.

ЦЯЦЯНЯ. Благослови нас, матушка, на жизнь супружескую! Мил мне Байка, не могу я без него, никто кроме него мне не нужен!

Вирява долго молчит, потом вздыхает и говорит.

ВИРЯВА. Ну что же, дети мои, видно так тому и быть. Благословляю я вас на жизнь долгую, счастливую. Встаньте же скорее, дайте обниму я вас. (Байка и Цяцяня встают с колен, Вирява обнимает их, потом обращается к Цяцяне.) Хотела я очень, Цяцяня, чтоб ты жила со мной всю жизнь и была мне первой помощницей, радовала бы меня своей красотой и веселым нравом, ну да, видно, жизнь по-другому устроила. Будь же счастлива ты, дочка моя, со своим Байкой, пусть он будет тебе главной опорой и защитой в жизни, и никогда не даст тебя в обиду. (Затем Вирява обращается к Байке.) А тебе, храбрый Байка, я желаю, чтобы ты оставался таким же смелым защитником моей дочки, каким был, когда спасал ее от злой Ватыркай, и чтобы никогда не умолкал у вас в доме радостный детский смех. Помни только, что невеста твоя не простая земная женщина, а дочь самой Вирявы, и я всегда помогу вам, если будет в том нужда.
БАЙКА (кланяется). Спасибо, лесная царица, за твое благословение, обещаю, что всегда буду чтить тебя и уважать.

Вирява соединяет руки Байки и Цяцяни, они смущенно улыбаются.

ВИРЯВА. Что ж, будьте теперь всегда вместе, дети мои. (Хлопает в ладоши). А теперь, лесные жители, давайте все вместе отпразднуем помолвку моей Цяцяни и удалого Байки.

На сцене появляются лесные жители – всевозможные звери, в том числе, уже знакомые нам еж, медведь и серый волк. Кувшинки на озере превращаются в красивых девушек, они шагают по озеру к берегу и быстро накрывают праздничный стол со всевозможными кушаньями.

ВИРЯВА (приглашает Цяцяню и Байку за праздничный стол). Ну что, дети мои, проходите за праздничный стол, отпразднуем вашу помолвку вместе со всем лесным царством.

Цяцяня и Байка садятся за стол, вместе с ними садится Вирява, вокруг усаживаются лесные звери. Начинается праздничное пиршество.

ВИРЯВА (поднимая тост). Ну что, лесные жители, все собрались за нашим праздничным столом?

В ответ Виряве раздается нестройный гул голосов.

ЛЕСНЫЕ ЗВЕРИ. Все, все, все!
ВИРЯВА. Ну так давайте тогда отметим помолвку моей любимой дочери и ее жениха – храброго Байки. (Обращаясь к Байке и Виряве.) Поздравляю вас, дети мои. Живите долго и счастливо.

Вирява выпивает, все звери тоже шумно поздравляют Байку и Виряву. Начинается шумное веселье, кто-то из зверей играет на музыкальных инструментах, кто-то танцует, Байки и Цяцяня принимают поздравления от гостей праздника. В этот момент из-за кустов показываются Ватыркай и Куеньбря. Они осторожно высовываются из листвы, старясь, чтобы их не заметили празднующие, и выжидают удобного момента. В какой-то момент Вирява снова поднимает тост за молодых.

ВИРЯВА. Встаньте же дети мои, дайте полюбуюсь я на вас, какие вы у меня красивые. (Байка и Цяцяня поднимаются.) Спас ты, Байка, Цяцяню от злой Ватыркай, вернул мне мою дочь, но вот снова отнимаешь ее у меня. Ну что же, раз любовь у вас настоящая, значит, так тому и быть. Живите дружно, любите и помогайте друг другу. Обними же, Байка свою невесту, вы теперь всегда должны быть вместе.

Байка хочет обнять Цяцяню, но в этот момент в него, высунувшись из куста, стреляет отравленной стрелой из лука Куеньбря. Стрела попадает в Байку, он шатается и падает замертво, Цяцяня кричит в ужасе. Куеньбря и Ватыркай хотят бежать, но их обступают деревья, и не дают им скрыться. К Куеньбре подбегает медведь, отнимает у него лук со стрелами, хватает и держит Куеньбрю, чтобы тот не сбежал. Вирява медленно подходит к Ватыркай и Куеньбре.

ВАТЫРКАЙ (падает на колени перед Вирявой). Прости нас, лесная царица. Не хотели мы зла совершать, да Куеньбря мой молодой, горячий. Не выдержал он обиды горькой, убил Байку, соперника своего.
ВИРЯВА. За то, что вы сделали, нет вам прощения, злая Ватыркай и подлый Куеньбря. Слушай же, Ватыркай, мой приговор! Отныне ты и сын твой Куеньбря будете ползать на брюхе, прыгать на четырёх лапах и жить в стоячей воде.
ВАТЫРКАЙ. Подожди, помилуй, лесная….ква-ква-ква.

Ватыркай и Куеньбря садятся на четвереньки, начинаю квакать, потом скачут в сторону озера и скрываются в его воде.

ВИРЯВА (оборачивается к лесным жителям). Теперь никому не причинит больще зла Ватыркаево племя! (Обращается к Цяцяне.) А ты, дочка моя…

Но Цяцяня не слушает Виряву и в слезах убегает от всех. Вирява стоит, опустив голову, лесные звери тоже молчат. Затемнение.

Постепенно светлеет, на сцене снова появляется старик рассказчик.

РАССКАЗЧИК. Вот такая история случилась когда-то в наших краях. Много лет прошло с тех пор, но до сих пор не может забыть Цяцяня своего жениха. И каждый раз, когда серебряный месяц встаёт над лесом, она приходит к озеру на могилу Байки. Плачет Цяцяня, слёзы текут по её прекрасному лицу и серебряным ручейком бегут в озеро. От слёз Цяцяни маленькое озеро стало большим. И, каждую ночь, когда к берегу подходит Цяцяня, Ватыркаево племя начинает кричать. Крик этот даже в нашем селе слышно. И старые люди, услышав его, говорят: «Знать, подошла к озеру дочь Вирявы, ишь как всполошилось проклятое племя». (Пауза, старик задумался.) Да, давно это было, а слезы Цяцяня до сих пор льет. Такова сила настоящей любви. Ничего на свете нет сильнее её. И не победить настоящую любовь никогда никакой черной силе и никакому злому врагу. (Пауза.) А озеро теперь при свете луны кажется серебряным. Люди так и прозвали его – Серебряное озеро.

Источник



Ф атянина серебряное озеро

Совершенно случайно набрела на пост со сканами книги Мордовского книжного издательства.
Думаю, что многие земляки узнали этот стиль:) Графичность, трагичность и монументальность:) Очень красиво все-таки.
Я знаю, что многие книги издательства иллюстрировал П. Алексеев.И в книге, которая лежит у меня дома на некоторых иллюстрациях его подпись — «АП». Его работы узнаваемы. С колоритом.
В общем — наслаждайтесь:)
Есть у меня еще сканы книг с такими иллюстрациями. Надо?

Оригинал взят у radimich_ru в Федор Атянин «Серебреное озеро». Иллюстрации П.Алексеев (Мордовское книжное издательство, 1970) Возможно это не лучший образец «выдающейся» книги регионального издательства, но это то что удалось найти за 5 минут, а времени разбирать архивы нет. Мордовское книжное издательство, Саранск, 1970 год. Книга сборная: рассказы о современных детях и мордовские сказки, легенды. Сама книга не произвела на меня в свое время сильное впечатление, но вот графика .
В детских книгах встречаются разные художественные техники. Гравюра не самый популярный, все же детская иллюстрация это проще, цветистей и веселей. Хотя из своих детских книг могу пожалуй вспомнить «Слово о полку Игореве», «Русские сказки», «Иван-меньшой. «, ну еще пожалуй басни Крылова. Конечно мне понравился Капитан Немо, но это уже был наверное 5 (?) класс.
Это же книжка для младшего школьного возраста.

Начало трагическое, ну или как минимум нерадостное.

Это Гром, уносит земную девушку к себе во дворец. Я думал это Ангел смерти, или что-то в таком духе. Внизу картинки «умирающий гладиатор», в третьем классе я уже знал про гладиаторов.

провожает в последний бой.

Вот это мне очень нравилось. первый явно пионер-герой, пишу без сарказма, так я определял персонажей в 3(?) классе в 80-е. Сзади явно «живые мертвецы» у них же вместо лиц черепа. Нет? Разве нет? Тут еще брак на лице мужичка.
Скажите, «ну из того места у автора иллюстраций руки растут». Да, нет я бы так не сказал.

какая скорбь на лицах. какие лица.

И вот моя любимая иллюстрация! Да! Это «кулак». На самом деле это «Филя». Но у меня проходил под кличкой «кулак». Жилистая шея, резко очерченные скулы, ромбовидные уши, один глаз, а какие брови! Два зуба и развевающиеся космы. Именно космы, а не волосы.
Скажите «дурное дело нехитрое, детей пугать». Да, нет я бы так не сказал.
Все же художник сумел создать настроение, как минимум у меня.

Источник

Adblock
detector