Меню

Где находится озеро доронг

Где находится озеро доронг

logo

  • Поиск
  • Места размещения
    • Байкальский прибой
    • Энхалук
    • Култушная
    • Сухая
    • Северный Байкал
    • Максимиха
    • Гремячинск
    • Юг Байкала
    • Листвянка
    • Турка
    • Горячинск
    • Малое море
    • Остров Ольхон
    • Чивыркуйский залив
    • Баргузинский залив
    • Аршан
  • Туры и экскурсии
    • Этнотуры
    • Экскурсии
    • Экотуры
    • Туры по Байкалу
    • Заповедники и нацпарки
    • Лечебный туризм
    • Паломнические
    • Транспорт
  • Достопримечательности
  • События
  • О Байкале
    • Местности
    • Подводный мир
    • Природа
    Республика Бурятия, Муйский район

Лежит в юго-западной части Южно-Муйского хребта. Горное водораздельное озеро спрятало свои темные воды в узкой, глубокой расщелине. Зажатое крутыми скалами с юго-запада и северо-востока, оно настежь открыто с северного и южного концов для всех постоянно метущихся здесь ветров. Этот скальный коридор протянулся почти на 11 км. Ширина озера — около 1 км — остается неизменной на всем его протяжении. Доронг расположен на уровне 1110 м, температура воды 8 — 10 градусов. Максимальная глубина озера 55 м.

Озеро — типично ледникового происхождения, с южного конца подпружено моренной грядой. В озеро впадает несколько речек, берущих начало из снежников на склонах окружающих хребтов. Большинство их пересыхает в середине лета. Доронг связан с бассейном Верхней Ципы рекой Точа, берущей начало из южного конца озера. Здесь чистый, ярко-желтый песчаный пляж, резко контрастирующий с окружающими мрачными горами.

Источник

«Забайкальский трекинг» или (несовсем)водное путешествие через два хребта в Бурятии. 2018 год

«Хочешь есть — попей воды!»(с)
«Больше жидкости — больше еды» (с)

Разгреб летние фоточки))).
Фото смотреть можно тут https://imgsrc.ru/biruko28/61294022.html или тут https://yadi.sk/d/obwEFFiAaLQ_Cg
Кое какие материалы пишу сюда , как в черновик
но все же лучше сперва прочесть комментарии к фото, чтоб было понятно о чем где речь, коммент см. ниже.

В качестве краткого описания.

Маршрут был такой:
https://nakarte.tk/#m=9/55.52941/111.95755&l=M/F&nktl=KN9K4l-zxxRjrLsU7dWmiA
Москва — Чита — пос. «Горячий Ключ» — река Верхняя Ципа (вверх) — река Точа (вверх) — оз. Доронг — Южно-Муйский хребет — река Котера (вниз) через Северо-Муйский хребет до моста в Новый Уоян — (Верхняя Ангара) — Северобайкальск — Братск — Москва.
До Верхней Ангары не доплыли, времени не хватило.
Стартовали из пос. «Горячий Ключ» (оз. Баунт, Курорт Баунт) начали практически на пике паводка, правда, начало падать. В тот момент в регионе было наводнение. Вверх подниматься было тяжело и медленно, особенно по Ципе. Высокая вода, течение быстрое. На веслах местами с трудом и выбора нет — берега нет, заросли кустов или подмытый обрыв с деревьями. Только только открывшиеся кое где песчаные косы — вязкие и местам очень. На Точе полегче и разнообразнее: бодрые перекаты, разливы на рукава, лес. (отлично провели время, но по времени немного затянули)
Озеро Доронг — «3 дня ждать, неизвестность, постоянные ветра и волны, так рассказывали местные). Проехали в штиль, на следующий день переплыли. (отлично провели время. Когда плыли Доронг погода была не оч, дождик, низкие облака)
Переход — без тропы, по «оленьим», по гарям, тайге и болотам. Скалы и прижимы лазали на грани, местами. Вместо запланированных 6ти дней ходили 9ть. Погода жаркая. Без дождей, по мокроте в лесу былоп совсем печально. Но очень жарко, местами влажно (болота), местами душно(гари). (отлично провели время, под конец так задалбались ходить что вааще. Физкультурные «упражнения на бревне» и «поиск тропы в лесу» доставляли.)
Вниз- неплохо, местами даже бурно. Немного дождливо и торопливо, ибо сроки уже совсем и «как бы родственники не напряглись», но все равно — отдых «после». Первая часть реки — бурная, смотрели все шеверы, длинные. Половодье было, могло накидать бревен в перекаты, а в потоке въехать во внезапное дерево — как то не очень. Скорость течения на удивление заметная, перепад в среднем 10м/1км. Так километров 15-20ть. Дальше поспокойней, но все равно текуха, местами бурная. Северо-Муйский, по нашей воде: камни залило, а то что не залило — читалось с воды. Быстро, шумно и бурно и абсолютно безопасно. Продукты практически кончились, рыба не ловилась, надо было торопиться, а спешка на такой реке — местами опасно. (Отлично провели время, быстрая речка, но спешка и погода не очень)
Шли в два лица с подругой.
Погода разная, но повезло; рыбалка не впечатлила от слова совсем; грибы в изобилии, но выглядят иначе, чем у нас, к тому же я их не ем, ягоды — голубика, смородина, брусника — на апперетив набирали местами легко, на болотах видели морошку); гнуса мало, но под конец мокрец здорово достал. Звери — следов оч много: лоси, олени, медведи, изюбры и по-мелочи, реально встречали лося и изюбренка, к сожалению «большого» в его естественной среде обитания не видели, один раз кто то уже в темное ломился к костру, но был испуган, ломился шумно. Окружающая реальность -отлично-отлично, особо Доронг и Котера. Регион посещается редко, но посещается.
Фото — https://imgsrc.ru/biruko28/61294022.html

Читайте также:  Как сделать из желатина озеро

В начале фото с заброски, дальше вверх по речкам Верхняя Ципа около 75км и Точа 40км, озеро Доронг 10-12 км. Как появятся рюкзаки на фото — это пешка: сам перевал 10км. через Южно-Муйский хребет, и обнос «непрохода» на реке, там порядка 20км. в том числе по скалам, гарям и тайге с болотами, ходили за 2 раза. Дальше, где лодки появляются, там уже понятно — поплыли вниз, речка Котера около 120км. Местами весьма бурно.
Фотки оч позитивные, в реальности оказалось малость иначе, но вроде довольны остались и живы и без травм. Но оч тяжело было и медленно, очень сильное половодье. Отчет с текстом будет, но позже. В процессе писался дневник, ежедневно, но расшифровать его займет какое-то время)))
Велкам!

Хотелось сменить регион и посмотреть что-то новое, далёкое и невиданное. Разглядывая «томными-зимними» вечерами карты «нашей необъятной» обнаружил вполне себе реальную связку рек-озер-хребтов и болот с адекватной заброской-выброской, километражем, перепадами высот, а главное — редко посещаемый и не знакомый нам регион. Дневников, описаний рек и окружающей реальности этого региона в интернете было крайне мало, в основном это либо рыбаки, которые не добирались до верховий, а тусовались там, где можно подняться на моторке (а так же коммерческие туры на Котеру, которые, судя по всему не очень пользуются популярностью), или лыжники, а это совсем другая тема.

Источник

Маленький брат Байкала

В 70-х и 80-х годах прошлого столетия на таежных просторах нашей страны проводились так называемые авиаучеты, определялась численность, главным образом, копытных обитателей тайги. Использовалась малая авиация, и особенно удобен для этой работы был симпатичный трехместный самолетик ЯК-12. Над равнинной тайгой он мог лететь на высоте менее ста метров. Взлетающих с деревьев синичек видно!

В составе групп наблюдателей-исследователей за тринадцать
лет работы мне довелось налетать около тысячи часов
и обследовать более миллиона гектаров на зимовках копытных.
Сеткой авиамаршрутов была покрыта большая часть территории
Иркутской и Читинской областей, Бурятии.

Март 1968 года, взлетаем из Багдарина — северного райцентра
Бурятии. Впереди на маршруте — озеро Копылюши, реки Ципа,
Точа, озеро Доронг, верховья Котеры из водосбора Байкала.
Далекие, совсем необжитые пространства, изредка посещаемые
только охотниками и геологами. В давние времена их осваивали
охотники-эвенки на оленях. Позже туда стали проникать
русские охотники. От них и осталось это маленькое зимовьюшко,
промелькнувшее по моему борту на устье Ушмукана, притока
Точи у озера Доронга.

Сколько тут разного зверя! То и дело увидишь табунок
косуль, группу лосей, таежных северных оленей, изюбрей,
а у Доронга поразило обилие кабарог. Однажды в окошечке
по моему борту показалась огромная черная туша на коротких
ногах. Медведь?! Но он же еще в берлоге. Пилот Саша
Орестов заложил круг. Туша замерла, присела на задние
ноги, грозно подняла-завернула рыло в сторону низко
летящей птицы. Кабан! Эвон куда проник житель теплых,
малоснежных лесов далекого юга. Чем зимою он тут питается,
когда вся земля каменеет в лютых морозах? Не травами-веточками,
ему нужны коренья, а их надо выкопать!

То, что в районе Доронга удивительно много разного зверя,
даже кабана и особенно кабарги, экологию которой в те
поры я обстоятельно изучал, наличие зимовья в угодьях
на Ушмукане, необыкновенная красота северной тайги сильно
взволновали нас. Я же еще в самолете дал себе слово
побывать здесь, в окрестностях Доронга, ближайшей зимой.

Начало ноября 1969 года. Далек путь на Доронг! Самолетом
на Багдарин, далее самолетом же на Окунево, затем три
дня от темна до темна пешком за санями по замерзшим Ципе
и Точе. Наконец я в зимовье на Ушмукане. До Доронга
три километра.

Доставившие меня сюда двое мужиков из Окунево поправили
крышу и полупрогоревшую жестяную печечку, ночевали и
собираются уезжать. Собаки их все норовят забраться
в зимовье, где сложены мои продукты на два месяца. Я
это заметил и, уходя в маршрут, как мужики уехали, подпер
дверь бревном, приготовленным на дрова. К вечеру возвращаюсь
— все четыре собаки у зимовья. Что они только не
делали, чтобы залезть в него! Я похолодел: не подопри
дверь, что осталось бы от моих продуктов? Ладно, и окошечко
— не пролезть собаке. К ночи за ними вернулись хозяева.
«Ну, паря, ты молодец, что дверь подпер», — сказали.

Читайте также:  Озеро в казахстане искусственное

Путь от зимовья возможен во все стороны, реки-ручьи
уже замерзли, горы пологие, долины широкие, ерником
заросшие — далеко в них видно. Поднялся вверх по Ушмукану
и вижу вдали на открытом месте широкой долины какие-то
темные тела. Бинокль к глазам: семь лосей, целое стадо!
Медленно передвигаются, скусывают веточки, подолгу
стоят. Никого не боятся, никто их здесь не тревожит,
разве вот только волки. Часто по ночам и даже смурными
днями слышу их вой на близких склонах, а то и вблизи
зимовья. Представилось: вот так смотрелось здесь в те
далекие времена и стадо мамонтов или шерстистых носорогов.
А вон и фигурки охотников, одетых в шкуры, с копьями
в руках мерещатся…

Однажды утром печку уже протопил, но уходить еще рано,
темно. Вдруг слышу снаружи короткий удар по жестяной
трубе, и вослед будто чем-то заскребли по ней. Вдоль
трубы в узкую щель — рукой достать — вижу огромный
желтый глаз, смотрящий прямо мне в лицо. Отпрянул. Рысь?!
Но этого не может быть, стою, соображаю: кто? Открыл
дверь, в близкие кроны лиственниц мелькнула большая
пестрая тень. Тень села на дерево и повернула голову.
Огромные желтые глаза. Ястреб-тетеревятник! На зиму,
на морозы здешние надел хищник такой толстый пуховик,
что показался величиною с глухаря. Он сел на трубу —
пригрелся, из нее не дым, а только тепло уже шло. Как
открыл дверь, она негромко скрипнула — с близкой поляны
среди деревьев и ерников раздалось грубое: кра-кра-кра!
Кто не знает — медведь взревел! А это всего лишь самец
белой куропатки встревожился. Так вот откуда тут тетеревятник!
Его добыча крик подняла. Позже над лесом видел и редчайшего
сокола-кречета, он тоже пододелся по сезону, на зиму,
еще больше тетеревятника смотрится. Белым привидением,
расправил крылья, стремительно и прямо, как стрела,
прочертил в синем небе свой путь.

Кабаргу вижу каждый день. Суровые морозы заставили олешка
использовать самый колорийный корм — лишайник, растущий
на земле, так называемый «олений мох». Добро, снег мелкий,
и кабарга коротенькими своими ножками, как олень,
разрывает его. Но не забывает и свой обычный, растущий
на деревьях. Вижу однажды темно-коричневый чурбачок,
приставленный к дереву. Присмотрелся, оказалось: кабарга
стоит на задних ногах, передними оперлась о дерево и
срывает лишайник-пармелию.

Затеял отследить кабана, узнать, чем тут дикая свинья
питается. Чем, решительно не могу догадаться. А оказалось:
у южных подножий всех многочисленных на этих горах скал
за века накопились кучи лесной трухи — ветер намел,
да и сама нападала. И в эту сухую, мягкую труху проросло
много корней и корневищ лесных трав. Да на зиму укрылось
там много разных беспозвоночных. Кушай — не хочу! Не
надо мерзлую землю пятаком…

В декабре морозы пошли под пятьдесят, за день работы
двуручкой напиливаю дров всего на четыре-пять дней,
да и лиственница тут, как камень. По долине Ушмукана
объявилась наледь, она затопила все пространство берегов
Точи напротив зимовья. Утром, еще потемну, пошел через
долину, чувствую — подошвы ичигов прихватывает, а воды
как будто нет. Наклонился, пошарил рукой: по старому
льду идет в миллиметр толщиною всего-то новая наледь,
морозом с берегов выдавило. Это ж надо! Как босиком
по любой стылости бежит водичка! Где-то мороз от изумления
очнется, прихватит беглянку. Лед на Точе до того прозрачен,
что видно близкое дно. Течение медленное, и четко видимые
налимы лежат то вытянувшись, то завернувшись калачом.
Хорошо видят меня, резко пошевелишься — удирают, подняв
со дна муть.

Ушмукан на устье до морозов бурно вливался в Точу. Но
мороз хватил так резко и так сильно, что заморозил сами
волны, и теперь на восходе лучи солнца дробятся алыми
брызгами на этих волнах. Чудо, которое видел я всего
один раз в жизни: чтобы волны как бежали, так и замерзли
валами!

Ну, а Доронг все зовет: придешь — что-то покажу. И показал.
Еще издали вижу клубящийся над южной частью озера пар.
Оказалось, Точа, нешироким и неглубоким руслом вытекающая
из озера, не замерзает, она одолевает более километра
открытого течения. Это при лютых-то здесь морозах! Само
озеро, длиною тринадцать километров и шириною около километра,
такой вот скобочкой, чуть выпятившейся на восток, зажато
круто уходящими вверх склонами Станового нагорья. Направление
озера широтное. Читатель, наверное, уже догадался, к
чему я все это. Правильно. Доронг — это Байкал в миниатюре,
одна Точа чего стоит, это же наша Ангара! А вот еще:
на южном берегу Доронга стоят лиственницы… на ходульных
корнях, как в бухте Песчаной на Байкале. Песок из-под
них выдули мощные ветры, рвущиеся на юг над озером.
Сейчас, в декабре, ветры, как заведенные, ровно в одиннадцать
часов начинают ежедневное представление: сначала курятся
черным самые вершины близких гольцов. Затем ветры спускаются
в долину и сметают остатки снега со льда озера и Точи.
Сердито скрипнут лиственницы у моего зимовья, завоет
в трубе голосом вечности…

Читайте также:  Сообщение по теме характер героя рассказа васюткино озеро

Жители Окуневой, когда-то пробравшиеся сюда на лов рыбы,
рассказывали мне, обнаружили в нем… подводный скалистый
гребень, на котором рвали сети. Это же академический
подводный хребет на Байкале!

В последних числах декабря за мной пришли те же мужики,
на той же подводе. Я уезжал с чувством временного расставания
с Доронгом. Но вот как один день, прошло 33 года, а
я все еще надеюсь и верю, что побываю в том чудном краю,
венцом дикой красоты которого Доронг — маленький брат
Байкала.

Источник



Спелеологическая экспедиция «Баунт-2019»

30 сентября 2019

Первым пунктом нашего пребывания были пески по правобережью р. Верхняя Ципа выше устья р. Червяк. Многие знают Чарские пески. Оказывается, в Баунтовском районе Бурятии есть похожий объект. Это, прежде всего, гора высотой около 200 м на водоразделе рр. Червяк и Тукалакта. Она почти вся состоит из песка, за исключением самых макушек вершин, где наблюдаются выходы скальных породы – граниты, гнейсы, мраморы. По нашим предположениям – это сохранившиеся древние отложения когда-то заполнявшие долину р. Верхняя Ципа. Большая часть этих песков была размыта Ципой. Открытые участки песков достигают площади до 1 км 2 . Здесь есть слабо выраженные барханы, растительность крайне скудна. Судя по встречающимся с северной стороны горы озерам и болотинам, довольно мощные слои песков перемежаются с глинистыми прослоями. Пески Тукалакты! Звучит красиво, почти как «пески Атакамы», самой высоко расположенной и безводной пустыни в Чили.

Следующим пунктом нашего пребывания было озеро Доронг. Благодаря изумительным фотографиям Андрея Распутина — мечта многих баунтовцев, да и не только их. Оно встретило нас штормом. И такая ясная, но штормовая обстановка была 8 дней. Непонятно по каким обстоятельствам, но два дня, что мы выделили на обследование близ лежащих гор на озере стоял штиль. Доронг не пустил нас! Зато нашей команде удалось подняться на вершину с высотной отметкой 2411 м над уровнем моря, что почти на 1300 м выше уровня зеркала воды Доронга. Все ребята впервые преодолели высоту 2000 м над уровнем моря. Открывшиеся пики осевой части Южно-Муйского хребта были безумно красивы и манили нас.

В последний день пред отходом успеваем сделать продольный профиль глубин озера на участке от истоков Точи – севернее 6 км. Здесь зафиксированная нами самая большая глубина – 32 м. По литературным источникам максимальная глубина оз. Доронг – 55 м. При обследовании береговой зоны выяснилось, что в отличие от известных ледниково-тектонических озер Икэндёк и Верхнее Джилиндинское, Доронг – озеро тектонического происхождения. Можно сказать – «микро Байкал». Однозначно есть необходимость возвращения туда.

Доронг известен эвенкам. Л.В. Мурзакина во время экспедиции нашла два места захоронения древнего народа. Необходимо более дельное изучение берегов этого водоема.

В последние дни нашей экспедиции поднимаемся из курорта Горячий Ключ на г. Большой Хаптон и помогаем расчистить от старых досок и нависших деревьев подход к горячему источнику на курорте. Увы, тропа, подготовленная в 2009 г. нашим кружком и волонтерами Большой байкальской тропы от курорта до порога Ворот, полностью заросла и завалена упавшими после пожара деревьями. Удалось расчистить лишь около 900 м из 7 км этой тропы.

Экспедиция прошла успешно благодаря золотодобытчикам, Елсуфьеву А.Н. –директору ООО «Сибирь» и работникам этого предприятия, администрации Баунтовского эвенкийского района и просто хорошим людям, подбросившим нас на вездеходе последние 20 км от Доронга до Горячего Ключа.

Источник

Adblock
detector