Меню

Граница по озеру хасан

Граница по озеру хасан

29 июля 1938 года начались бои между советскими и японскими войсками у озера Хасан.

29 июля 1938 года начались бои между советскими и японскими войсками у озера Хасан.

Во второй половине 1930-х годов для Советского Союза сложилась крайне неблагоприятная внешнеполитическая обстановка. В Европе усиливался и креп фашистский блок во главе с гитлеровской Германией, а на Дальнем Востоке к границам Страны Советов подбиралась милитаристская Япония.

Ещё в начале 1930-х годов японская армия оккупировала Маньчжурию, создав на её территории марионеточное государство Маньчжоу-го. Эта страна, целиком и полностью зависевшая от Японии, граничила с Советским Союзом.

В Японии вынашивали планы захвата советского Дальнего Востока. Начиная с 1934 года провокации на границе стали привычным делом.

Японские военные, готовясь к полномасштабному вторжению, проводили разведку приграничных районов, которая периодически выливалась в масштабные столкновения.

Так, 30 января 1936 года две японо-маньчжурские роты пересекли границу СССР, углубились на полтора километра и вступили в бой с советскими пограничниками. Подразделениям погранвойск удалось вытеснить противника, потеряв 4 человека убитыми и нескольких ранеными. Потери нарушителей границы составили около 30 человек убитыми и более двух десятков ранеными.

Количество столкновений постоянно увеличивалось. Все они были прощупыванием почвы перед крупной военной операцией, которая, по замыслу японского командования, должна была показать, насколько Красная армия готова к полномасштабной войне.

В марте 1938 года штаб расположенной в Маньчжурии Квантунской армии, численность которой к тому моменту составляла свыше 200 тысяч человек, разработал план войны с СССР, предусматривавший вторжение силами 18 японских дивизий.

Местом для пробы сил был избран район у небольшого озера Хасан, что на юго-востоке Приморья.

Господствующими высотами здесь были сопки Безымянная и Заозёрная, располагавшиеся на советской территории. В случае появления на них вражеской артиллерии в зоне поражения оказались бы все окрестности, а трудный рельеф местности снижал возможности для подвоза подкреплений.

Кроме военного значения, было у сопок и хозяйственное — в их районе почва хорошо подходила для выращивания риса, на склонах можно было проводить лесозаготовки, а в озере водилась рыба.

Летом 1938 года Маньчжоу-го выдвинуло территориальные претензии к СССР, объявив район сопок Заозёрная и Безымянная своим. Эти притязания были поддержаны Японией.

Советские дипломаты возражали — прохождение границы в этом районе регламентировалось русско-китайским протоколом 1886 года. Поскольку протокол, который не был отменён, определял район как принадлежащий сначала России, а потом СССР, то и ни о каких уступках речи быть не могло.

К границе с обеих сторон постепенно стягивались войска, а Особая Краснознамённая Дальневосточная армия РККА была преобразована в Дальневосточный фронт РККА.

8 июля 1938 года командование 59-го Посьетского пограничного отряда приняло решение установить пост пограничников на сопке Заозёрная. Через несколько дней аналогичный пост появился и на Безымянной.

Пограничники вырыли окопы, установили проволочное заграждение, основательно закрепившись на позициях. Эти посты сыграют немалую роль в будущих событиях.

15 июля 1938 года временный поверенный в делах Японии в СССР Харухико Ниси потребовал вывода советских пограничников с высот в районе озера Хасан. 20 июля японский посол в Москве Мамору Сигэмицу повторил наркому иностранных дел Максиму Литвинову притязания на высоты.

Советская сторона ответила отказом.

24 июля 1938 года Военный совет Дальневосточного фронта отдал приказ привести в боевую готовность 118-й, 119-й стрелковые полки и 121-й кавалерийский полк 40-й стрелковой дивизии РККА.

Боевые действия начались 29 июля 1938 года с атаки японцев на сопку Безымянная, которую оборонял наряд пограничников в составе 11 человек во главе с начальником заставы «Пакшикори» лейтенантом Алексеем Махалиным.

На рассвете японский отряд численностью до 150 человек, пользуясь туманной погодой, перешёл государственную границу и, разделившись на две части, с двух направлений атаковал позиции пограничников.

Лейтенант Махалин, доложив в штаб об атаке японцев, принял решение удерживать позиции. Правильно организованная оборона позволила пограничникам отразить первый натиск агрессоров.

Бой был ожесточённым, не раз он переходил в рукопашные схватки. На помощь подоспела тревожная группа с заставы. Но сил, чтобы удержать сопку, было недостаточно.

В этом первом бою погибли пять пограничников, включая лейтенанта Махалина. Японцы, потеряв около 40 человек убитыми, закрепились на вершине.

Однако подошедшая на помощь рота 119-го стрелкового полка, усиленная танковым взводом, развернулась в боевой порядок и к вечеру 29 июля вернула себе контроль над Безымянной.

30 июля японцы предприняли новую атаку на Безымянную и Заозёрную, введя в бой артиллерию. Однако благодаря тому, что в район были переброшены новые подразделения Красной армии, позиции удалось удержать.

31 июля в атаку на сопки пошли два полноценных японских полка, которым удалось захватить их. Японцы немедленно стали укреплять позиции, подтягивая артиллерию и пулемёты.

В этот же день народный комиссар обороны Клим Ворошилов отдал приказ привести в боевую готовность Приморскую армию и Тихоокеанский флот.

В воздухе запахло большой войной. Ситуация осложнялась тем, что переброска подкреплений Красной армии велась по единственной труднопроходимой дороге, на это тратилось много времени. Японцы тем временем продолжали укрепляться на занятых позициях.

В Москве были крайне недовольны происходящим. Дальневосточным фронтом командовал маршал Василий Блюхер, который 1 августа был подвергнут Сталиным резкой критике в ходе разговора по прямой линии.

Спустя два дня Блюхера отстранили от командования. Для него эта военная операция стала последней. В октябре 1938 года он будет арестован органами НКВД и 9 ноября умрёт во внутренней тюрьме НКВД.

Общее руководство операцией у озера Хасан перешло к комкору Григорию Штерну. К 4 августа советские войска были сосредоточены для нанесения контрудара.

В боевые действия с советской стороны были вовлечены 15 тысяч военнослужащих и пограничников, 285 танков, 250 самолётов, 237 артиллерийских орудий.

Данные о численности японской группировки противоречивы, разные источники оценивают её в 10–20 тысяч военнослужащих. На их вооружении находились свыше 200 орудий, 70 самолётов, 3 бронепоезда, а также средства ПВО и противотанковые ружья.

6 августа 1938 года после артподготовки и массированной бомбардировки японских позиций советские части перешли в наступление. 32-я стрелковая дивизия и танковый батальон 2-й механизированной бригады наступали с севера на сопку Безымянную, а 40-я стрелковая дивизия, усиленная разведывательным батальоном и танками, наступала с юго-востока на сопку Заозёрную.

8 августа подразделения 40-й дивизии овладели Заозёрной, несмотря на отчаянное сопротивление японцев. На следующий день части 32-й стрелковой дивизии взяли сопку Безымянная. Противник был отброшен с территории СССР, государственную границу подразделения РККА не переходили.

10 августа посол Японии в СССР Сигэмицу встретился с представителями советского правительства, предложив завершить конфликт за столом переговоров. Советская сторона согласилась на прекращение боевых действий с 12 часов 11 августа 1938 года при сохранении войск на тех позициях, которые войска занимали по состоянию на 24 часа 00 минут 10 августа 1938 года.

Боевые действия прекратились. Стороны пришли к соглашению о том, что линия границы останется на прежнем месте, поскольку других соглашений о её прохождении, кроме договора 1886 года, нет.

В ходе боёв у озера Хасан Красная армия и пограничные войска потеряли убитыми 792 человека и ранеными 2752 человека, японская армия — 525 человек убитыми и 913 ранеными.

За героизм и мужество 40-я стрелковая дивизия была награждена орденом Ленина, 32-я стрелковая дивизия и Посьетский пограничный отряд — орденами Красного Знамени, 26 военнослужащим было присвоено звание Героя Советского Союза, около 6500 были награждены орденами и медалями. Из 26 Героев Советского Союза девятерым это звание было присвоено посмертно. Одним из них был лейтенант Алексей Махалин, принявший первый бой с японцами на сопке Безымянная 29 июля 1938 года.

Бои на озере Хасан, по сути, завершились вничью. Советские войска успешно отразили вторжение, однако при этом понесли ощутимые потери. В подготовке военнослужащих были выявлены недостатки, плохо было отработано взаимодействие пехоты, бронетанковых подразделений и авиации, обнаружились проблемы с оказанием своевременной медицинской помощи раненым.

Эти проблемы были отмечены и советскими, и японскими специалистами.

«Ничейный» исход боёв на озере Хасан заставил японское командование предпринять новую масштабную разведку боем на реке Халхин-Гол, которая закончится сокрушительным поражением Японии. После этого планы большой войны с СССР будут отложены в долгий ящик.

Решением Международного военного трибунала для Дальнего Востока, проходившего в 1946–1948 годах, 13 высокопоставленных лиц Японской империи были признаны виновными в развязывании вооружённого конфликта у озера Хасан в 1938 году.

Источник

Хасан, где «решили в ту ночь самураи перейти границу у реки». Как выглядит легендарное место у трёх границ?

Когда-то по низинам у залива Посьета рыскали леопарды, затем корейцы выращивали рис, затем маневрировали советские танки в ожидании войны с «китайскими ревизионистами», а теперь тут снова легче вообразить леопарда, чем танк.

В какой-то момент кончается асфальт — по всему чувствуется приближение к КРАЮ:

Вот переехали как будто бы реку. Это ещё один фрагмент Посьетского залива — тонкий мелкий Лебединый залив, прежде носивший удэгэйское название Тэгерте:

Налево ушла грунтовка к турбазам косы Назимова. Дальше мы поехали по берегу небольшого озеро Дорицене — лотос в Приморье растёт не только в луже посреди Славянки. В сезон цветения эти плавни впечатляют не меньше, чем лотосовые поля дельты Волги.

Хасан, где

От Краскино до Хасан а около 30 километров, от Владивостока — чуть меньше 300. По идее тут погранзона, и хотя я поленился возиться с оформлением пропуска, на машине с местным номером мы въехали в посёлок беспрепятственно. Хасан — крошечный (около 600 жителей) ПГТ, встречающий домами необычных проектов и напряжённой приграничной тишиной:

Но всё при нём — вот в центре больница и школа:

Хасан, где

Поселковый, а изначально железнодорожный ДК 1980-х годов, напоминающий межвоенную архитектуру Европы:

А со двора — скорее что-то японское тех же лет:

Хасан, где

Такое ощущение, что корейцы к визиту своего вождя в СССР и строили этот посёлок.

Хасан, где

Мы спустились к станции, открытой в 1951 году, видимо на случай ввода советских войск в охваченную гражданской войной Корею:

Большой вокзал построен, вероятно после визита Ким Ир Сена в 1986-м: лидеры Чучхе и в наше-то время предпочитают везде ездить поездом, что уж говорить про «тогда»? Дальше у станции есть «домик Ким Ир Сена» — я было подумал, что Великий Лидер в годы японской оккупации укрывался на советской территории, но нет — домик построили в том же 1986 году для отдыха государя (а это, простите, именно что государь, то есть монарх, чья династия правит уже в третьем поколении). Здесь ходит пассажирский поезд Уссурийск-Пхеньян, а правильнее сказать самый дальний в мире беспересадочный вагон Москва-Пхеньян — в Приморье его просто передают местному локомотиву. Но грузовой трафик Хасана явно в разы больше, судя по состоянию станции и обилию машин. Ближе к вокзалу мы решили не подходить, понимая нелегальность своего пребывания:

В узоре здешних границ разобраться непросто, и нагляднее всего его показывает схема боёв за озеро Хасан. Нынешний Хасанский район не случайно упирается в Корею: Внешнюю Маньчжурию китайцы отдали России в 1859 году как буфер, понимая, что англичане нападают с моря, а в родной для Цинского двора Маньчжурии крупных портов всё равно нет. Однако оборот «за Туманганом» до сих пор без пояснения значит «в Северной Корее» — по Туманной реке проходит большая часть её границы с Китаем. Левый берег Тумангана Цин решили оставить себе: тонкая полоса китайской территории обрывается в считанных километрах от моря.

Логично было бы провести границу непосредственно по озеру Хасан, лежащему поперёк излучины, но граница прошла так, что между Хасаном и Туманной рекой у России оказалась стратегическая высота — сопка Заозёрная. На неё и вострили мечи самураи, в 1911 году аннексировав Корею, а в 1932 году устроив в Маньчжурии марионеточную монархию «последнего императора» Пу И.

Япония готовилась к большой наступательной войне, и лишь о том, куда наступать, в Токио спорили «южная» и «северная» партии. А пока суть да дело — готовились: 1930-е годы в Приморье прошли под знаком бесконечных пограничных инцидентов. Советские пограничники регулярно находили то японских офицеров за картированием и фотографированием, то готовые окопы. Почти каждый инцидент заканчивался перестрелкой и убитыми с обеих сторон (причём японцы в плен не сдавались и гибли обычно в полном составе). Ближе к Хабаровску однажды японцы без предупреждения потопили огнём с берега советский сторожевой катер, а затем извлекли его из Амура и увезли изучать. Иногда что-то «прилетало» с той стороны границы или японский отряд шёл в атаку, внезапно останавливаясь у самых рубежей — «самураи» явно изучали «большевиков» методом провокаций.

Читайте также:  Озера октябрьского района в челябинской области какие есть

Всего в 1934-38 годах в Приморье произошло более 200 пограничных инцидентов, причём половина из них — в последние месяцы этого срока. На официальном уровне же японцы заявляли, что сопки за Хасаном незаконно оккупированы СССР, напрочь игнорируя все тексты и карты старых царско-цинских договоров. Войны с Японией СССР не хотел, во-первых помня о русско-японской войне, а во-вторых понимая, что самое страшное скоро начнётся в Европе. Во избежание провокаций маршал Василий Блюхер велел отодвинуть часть постов на Заозёрной от границы, «и решили в ту ночь самураи перейти границу у реки. »

Река из той песни — вовсе не Амур, а именно Туманган. С 29 июля по 11 августа между ним и Хасаном кипела война, по своему масштабу превосходящие многие современные войны (например, Август Восьмого). Японцы и Красная Армия несколько раз выбивали друг друга с Заозёрной сопки, и погибло в боях около 1500 человек. В людях наши потери оказались почти вдвое больше японских, в технике мы потеряли 5 танков и 4 самолёта, а они — бронепоезд. Опосредованной жертвой войны оказался Блюхер, поводом для ареста которого послужило именно решение отодвинуть посты. Но всё же советское командование сделало из той войны выводы, стало лучше понимать врага, и год спустя на Холхин-Голе соотношение потерь было уже совсем другим.

Мне хочется написать, что вот это вот то самое озеро Хасан, а за ним высится та самая Заозёрная сопка, но нет. Сопка может быть ещё и видна, а вот озерцо — это какая-то безымянная лужа в посёлке. Место действия тех боёв — это строгая погранзона, получения пропуска в которую — нетривиальная задача.

Хасан, где

Доминанта Хасана — китайский парк «Три Границы» . Зачем никого не пущщщать туда, куда можно пускать за деньги?! Китай страна хоть и тоталитарная, но умная, и там, где у нас погранзоны, у них — смотровые площадки. На кадре выше справа павильон «Ван Хай Гэ», что значит «Вижу много границ!», построенный ещё в 1993 году. Слева — более мощная пагода, добрая половина которой скрыта за сопкой. На её лоджии, обратите внимания — люди:

Дальше мы пошли за поселковый ДК искать точку повыше — мне хотелось увидеть не столько даже озеро Хасан, сколько Туманган-реку. Но вода её за деревьями так и не блеснула, зато взгляду открылся во всю длину мост Дружбы (1959). За ним станция Туманган с симпатичным вокзалом, из которого расходятся короткая линия в порт Наджин (2011) с двойной колеёй и основная магистраль «европейской» колеи до Пхеньяна. Иностранцам, впрочем, поездом дальше нельзя (хотя кому-то удавалось), и даже в близлежащую зону отдыха Расон, куда из Владивостока бывают туры, из Тумангана возят автобусами.

Хасан, где

На той стороне — что-то образцово-показательно-корейское на сопке. Ниже по Тумангану есть неофициальная достопримечательность — кладбище корейских лодок задержанных за нарушение границы рыбаков. Но в целом, как я понял, пообщавшись с именитыми корееведами, манящая своей оруэлловской романтикой КНДР — страна куда более обычная, чем принято думать. И даже Перестройка там идёт по плану, только без гласности.

Хасан, где

Те же северокорейские гастрбайтеры и рыбаки скорее всего зарабатывают стартовый капитал на малый бизнес: Северная Корея только-только вступает на тот путь, которым Китай или Южная Корея идут уже несколько десятилетий. А в чём едины в стране Чучхе и чиновники, и бизнес — так это в том, что в объединённой Корее их всех быстро подвинет на вторые роли Юг.

Хасан, где

. Уже на выходе из Хасана нас догнал военный на мотоцикле и проверил документы. Когда же он спросил о цели визита, Оля восторженно воскликнула о тигриной лапе, которой кажется на карте Приморье, и самом острие когтя, которым является Хасан. Пограничник не нашёлся, что на это ответить, и сказав «выход там!», укатил. Но и в худшем случае мы потеряли бы тут максимум пару часов времени и 1000 рублей штрафов на двоих. Другой военный, видимо более высокопоставленный, подобрал нас на выезде и благополучно довёз назад в Краскино. Сам же он ехал куда-то в сторону Хуньчуня — с одной границы на другую.

Источник

Граница по озеру хасан

Россия. Китай. Северная Корея. На границе трех государств

Владимир Дергачев

https://img-fotki.yandex.ru/get/5405/105223224.b6/0_c5049_fab0528_orig.jpg
Пограничный район у озера Хасан. Китайская наблюдательная башня «Три границы».

На крайнем юге Приморского края у озера Хасан сходятся границы трех государств — России, Китая и Северной Кореи. По фарватеру реки проходит 17-километровая граница между Россией и Северной Кореей (КНДР). Немного выше по течению реки находится китайский выступ. Русло пограничной реки очень нестабильное и в недавнем прошлом существовала реальная опасность смещения линии госграницы вглубь российской территории. Поэтому с 2003 года здесь велись берегозащитные работы.

Общий вид границы КНДР, КНР и Российский Федерации вдоль реки Туманной (Туманган). Справа вверху — озеро Хасан, западне его «китайский клин» с наблюдательной башней «Три границы». Слева — железнодорожный мост «Дружба» на границе с Северной Кореей.

Население самого южного в Приморском крае Хасанского района — 32 тыс. жителей (2016), сократилось за последние полтора десятилетия на 5 тыс. Поселок городского типа Хасан — самый южный населённый пункт российского Дальнего Востока, расположен на границе с КНДР. Население поселка уменьшилось за период 1989 – 2016 года с 1187 до 660 жителей. Расстояние до административного центра Хасанского района, посёлка Славянка (12,5 тыс. жителей), составляет 105 км.

Вблизи посёлка расположено знаменитое озеро Хасан и пограничная река Туманная (Туманган). Граница между КНДР и Россией проходит по фарватеру реки, чье русло меняется после разлива, создавая угрозу наводнения в посёлке Хасан и на пограничной заставе Песчаная.

Самое фундаментальное здание в поселке — железнодорожный вокзал, построенный при советской власти.

В июле 2011 года в поселок Хасан престал ходить рейсовый автобус из райцентра из-за разбитой дороги, часть которой грунтовая. Пассажирский поезд сообщением Уссурийск – Хасан был отменен еще раньше из-за нерентабельности. Жители Хасана, чтобы попасть на Большую землю Приморского края были вынуждены пользоваться хозяйственным вагоном, который набивался как селедка и прицеплялся к грузовым составам. За последующие годы может быть ситуация изменилась к лучшему.

Это единственное место на российском Дальнем Востоке, где снежный покров держится не боле двух недель. Местный муссонный климат характеризуется частой облачностью и туманами, отсюда и русское название пограничной реки — Туманная.

Железнодорожная станция Хасан с выходом на Северную Корею основана в 1951 году. От станции Уссурийск ежедневно ходит пассажирский поезд, по совмещённой колее заходя на северокорейскую территорию в поселок Туманган. Ветка используется с малой интенсивностью, в 2005 году было перевезено всего около 10 тыс. пассажиров, как правило, это северокорейские рабочие, заготавливающие лесоматериалы для своей страны в дальневосточной тайге. Корейский участок от Тумангана до порта Раджин был разрушен в 1950-е годы.

Компанией «Российские железные дороги» совместно с железнодорожными ведомствами Северной и Южной Кореи прорабатывался вопрос об открытии движения по Транскорейской магистрали с выходом на Транссиб. Проект стоимостью около $250 млн. продвигается медленно.

В 2013 года в северокорейской торгово-экономической зоне Насон состоялась торжественная церемония открытия участка железной дороги с совмещённой колеей 1520/1435 мм, между станциями Хасан (Россия) — Туманган — Наджин (КНДР). В порту Насон компания «Российские железные дороги» построила угольный терминал и пирс, который по двухстороннему соглашению сдан в аренду России на 49 лет при ежегодной оплате 600 тыс. евро. С 2014 года через порт южнокорейские компании (сталелитейная, судоходная и транспортная) начали поставки в Южную Корею российского угля. До порта уголь поставляется по железной дороге из России через приграничную станцию Хасан.

Две страны связывает только железная дорога через мост «Дружба». Автомобильной дороги в Северную Корею нет.

На территории контрольно-пропускного пункта «Хасан» стоял Дом советско-корейской дружбы, который посещали северокорейские вожди, в том числе несколько раз Ким Чен Ир, приезжавший с официальным визитом в Россию на бронированном поезде. Но в ноябре 2015 года Дом сгорел, все мемориальные бумаги и книги утрачены.

В 2013 году после девятилетнего перерыва заработал однопутная неэлектрифицированная железная дорога из Зарубино через пограничную станцию Махалино до китайского города Хуньчуна. Имелся проект строительства скоростной железнодорожной линии Хуньчунь — Владивосток.

***
Российский проект «Большой порт Зарубино» может стать альтернативной нереализованной идеи международной свободной зоны «Туманган». Китайский пограничный уезд Хуньчунь расположен всего в 63 км от порта Зарубино. В 2002 и 2010 годы Китай безуспешно пытался арендовать российские порты Зарубино и Посьет на 49 лет, готов был их переоборудовать и увеличить грузооборот порта Зарубино до 80 тыс. тонн.

Небольшой порт Зарубино располагает малыми глубинами и ограниченными возможностями для расширения причалов. Грузооборот порта – 200 тыс. тонн или 16% от проектной мощности в 1,2 млн. тонн. В порту имеется современный холодильный комплекс на 15 тыс. тонн, перегружают рыбу и морепродукты, в небольшом количестве генеральные грузы и японские автомобили.

Существует проект российского диверсифицированного холдинга «Сумма» глубоководного порта Зарубино (с глубиной у причалов до 15 метров) в пяти километрах от действующего порта с грузооборотом до 100 млн. тон в год. В Большом порту Зарубино планируется контейнерный терминал (до 1,3 млн. TEU в год), мощности для генеральных и навалочных грузов (до 35 млн. тонн в год), зерновой (до 10 млн. тонн в год) и автомобильный (до 500 тыс. единиц в год) терминалы, а также бункеровочная база.

В китайском Хуньчуне намечается построить сухой порт, где будут складироваться грузы для переправки по железной дороге на причалы Большого Зарубино.

Сегодня весь экспорт зерна в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), преимущественно из США и Австралии, составляет 40 млн. тонн при устойчивом росте потребления в среднем на 4-5% в год. Российский Дальний Восток выращивает около 1 млн. тонн в год, поэтому надежды на сибирское зерно, где профицит зерна составляет до 3 млн. тонн. Имеется неподтверждённая информация, что китайская Хэйлуцзянская зерновая компания готова (?) выращивать в Приморском крае до 6,3 млн. тонн зерна в год. Российский экспорт зерна составил в сезон 2014/15 годов 37 млн. тонн.

В портово-логистическом бизнесе группа «Сумма» вместе с «Транснефтью» владеет самым крупным российским портом — Новороссийским на Черном море, портами Приморск и Балтийск на Балтике. Эти порты переваливают 159 млн. тонн или 30% российского грузооборота, в том числе 60% экспорта сырой нефти. С 2012 года группа «Сумма» владеет контрольным пакетом акций «Дальневосточного морского пароходства» (порт Владивосток).

Если группа «Сумма» реализует проект «Большой порт Зарубино», то Китай получит вожделенный, но необычный выход к Японскому морю, возможно, с помощью «гиперпетли».
Президент России Владимир Путин на Петербургском международном экономическом форуме — 2016 провел встречу с основателем компании Hyperloop и пообещал проекту высокоскоростной перевозки грузов поддержку.

Высокоскоростная транспортная система Hyperloop связывает два пункта назначения длинными вакуумными тоннелями с сильно разреженным воздухом, по которым перемещаются специальные алюминиевые капсулы. Каждая капсула оснащена турбиной на носу, с высокой скоростью перекачивающей разреженный воздух в тоннеле. Она одновременно разгоняет капсулу с пассажирами и приподнимает её над дном трубы по принципу воздушной подушки. Скорость передвижения по таким тоннелям составляет более 1100 километров в час. Капсулы могут перевозить не только пассажиров, но и грузы. Новое транспортное средство будет в два раза быстрее самолета и в три-четыре раза быстрее скоростного поезда. Кроме того, этот транспорт безопасен и работает от солнечной энергии.

Первая в России сверхскоростная система Hyperloop может появиться на участке транспортного коридора «Приморье-2», проект ТЭО которого будет представлен на втором Восточном экономическом форуме в Приморье в сентябре 2016 года. На Форуме инвесторам презентуют концепцию развития международных транспортных коридоров «Приморье-1» и «Приморье-2».

Международный транспортный коридор «Приморье – 1» является составной частью коридора Суйфэньхэ: порты Приморья (Владивосток, Находка, Восточный) – Харбин – Транссиб. В транспортную инфраструктуру МТК входят автомобильный и железнодорожный пункты пропуска через государственную границу («Пограничный»), железные и автомобильные дороги Уссурийск – Пограничный, от Уссурийска до дороги федерального значения «Уссури» Хабаровск – Владивосток.

Читайте также:  Территория тысячи озер в россии

Международный транспортный коридор «Приморье – 2» – Чанчунь – Цзилинь – Хуньчунь – Краскино – порты (Зарубино/Посьет) является сегментом Туманганского коридора. Транспортную инфраструктуру коридора составляют пункты пропуска через госграницу (автомобильный «Краскино» и железнодорожный «Махалино»), автомобильные дороги Раздольное – Хасан – Зарубино и Раздольное – Хасан, железные дороги и новый порт Зарубино.

Примечание: Главная китайская англоязычная газета по вопросам международного сотрудничества «Глобал таймс» отмечает, что намерения России по реализации совместных китайско-российских соглашений не всегда не всегда реалистичны.

***
Ноктундо. Спорный остров, которого нет. В недавнем прошлом в Южной Корее вызвало беспокойство возведение российской стороной дамбы в устье реки Туманган в районе, прилегающем к острову Ноктундо (площадь 32 кв. км). Местные националисты вспомнили, что остров принадлежал Корее до второй половины 19 века. Согласно Пекинскому трактату 1860 года остров Ноктундо перешёл к Российской империи.

Из-за гидрографических процессов северный рукав Тумангана обмелел, и остров в результат наноса песка стал полуостровом на российской стороне границы.

На Дальнем Востоке необходима более четкая делимитация современной государственной границы, установленной после Второй мировой войны, с учетом гидрографических особенностей. Русла рек, текущих с запада на восток к Тихому океану со временем под воздействием гравитации смещаются на север, пойменные острова становятся полуостровами и наоборот. И если своевременно не принимать меры по укреплению берегов, последствия могут быть катастрофическими. На Дальнем Востоке Россия уже сделала уступки Китаю, передав острова на Амуре и остров Даманский на Уссури. То есть, создан нежелательный прецедент для других спорных пограничных проблем (Южные Курилы и пр.).

В случае с пограничной рекой Туманной (Туманган) ситуацию усугубляет болотистая местность на российском берегу. Если Туманная вдруг повернёт в своё старое русло и устремится к заливу Посьет, под вопросом окажется принадлежность гораздо большей территории, чем остров Ноктундо [1] .

По теме: «На границе тучи ходят хмуро»? Современные иллюстрации к знаменитой советской песне
Одним из главных условий против территориальных претензий соседних государств, кроме военной мощи является экономическое развитие Дальнего Востока, обеспечивающее достойное человека качество жизни.

С вершины китайской наблюдательной башни «Три границы» на фоне корейских возделанных полей и интенсивной деятельности на приграничной китайской территории российские земли выглядят непривлекательно.

Источник



75 лет назад начались бои у озера Хасан: война за 3 метра

75 лет назад начались Хасанские бои — серия столкновений в 1938 году между Японской императорской армией и РККА из-за оспаривания Японией принадлежности территории у озера Хасан и реки Туманная. В Японии эти события именуются «инцидент у высоты Чжангуфэн» (яп. 張鼓峰事件).

Этот вооруженный конфликт и все драматические события, происходившие вокруг него, стоили карьеры и жизни видному герою Гражданской войны Василию Блюхеру. С учетом последних исследований и архивных источников возникает возможность по-новому взглянуть на то, что происходило на советском Дальнем Востоке в конце 30-х годов прошлого столетия.

Далее: почему маршалу Блюхеру выбили глаз и приговорили к расстрелу посмертно, а также уничтожили его родственников? Кто на самом деле нарушил границу? Трагедия 1941 года начиналась у озера Хасан?

Один из первых пяти советских маршалов, первый кавалер почетных боевых орденов Красного Знамени и Красной Звезды Василий Константинович Блюхер скончался от жестоких пыток (по заключению судмедэксперта, смерть наступила от закупорки легочной артерии тромбом, образовавшимся в венах таза; был вырван глаз. — Авт.) в Лефортовской тюрьме НКВД 9 ноября 1938 года. По приказу Сталина его тело отвезли для медосвидетельствования в печально известную Бутырку и сожгли в крематории. И только через 4 месяца, 10 марта 1939 года, судебные инстанции приговорили мертвого маршала к высшей мере наказания за «шпионаж в пользу Японии», «участие в антисоветской организации правых и в военном заговоре».

Этим же решением к расстрелу были приговорены первая жена Блюхера Галина Покровская и жена брата Лидия Богуцкая. Еще через четыре дня расстреляли вторую жену бывшего командующего Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии (ОКДВА) Галину Кольчугину. Третью — Глафиру Безверхову — еще ровно через два месяца Особое совещание при НКВД СССР приговорило к восьми годам исправительно-трудовых лагерей. Чуть раньше, в феврале, был расстрелян и брат Василия Константиновича капитан Павел Блюхер — командир авиазвена при штабе ВВС ОКДВА (по другим данным, умер в заключении в одном из лагерей на Урале 26 мая 1943 г. — Авт.). До ареста Василия Блюхера были брошены в казематы НКВД его порученец Павлов и шофер Жданов. Из пяти детей маршала от трех браков старшую — Зою Белову в апреле 1951 года осудили на 5 лет ссылки, судьба самого младшего — Василина (на момент ареста Блюхера 24 октября 1938 г. ему было всего 8 месяцев), со слов матери Глафиры Лукиничны, отбывшей срок и полностью реабилитированной (как и все остальные члены семьи, включая Василия Константиновича) в 1956 году, так и осталась неизвестна.

Так что же послужило поводом к расправе над столь известной и уважаемой в народе и в армии фигурой?

Как выясняется, если Гражданская война (1918-1922 гг.) и события на КВЖД (октябрь-ноябрь 1929 г.) были взлетом и триумфом Василия Блюхера, то настоящей его трагедией и точкой отсчета падения стал первый вооруженный конфликт на территории СССР — бои у озера Хасан (июль-август 1938 г.).

Озеро Хасан расположено в горной части Приморского края и имеет размеры около 800 м в ширину и протяженность с юга-востока на северо-запад в 4 км. Западнее его находятся сопки Заозерная (Чжангу) и Безымянная (Шацао). Их высоты сравнительно невелики (до 150 м), но с их вершин открывается вид на Посьетскую долину, а в ясную погоду видны окрестности Владивостока. Всего в 20 с лишним километрах на запад от Заозерной протекает пограничная река Тумень-Ула (Тумэньцзян, или Туманная). В ее нижнем течении проходил стык маньчжуро-корейско-советской границы. В советское довоенное время государственную границу с этими странами не обозначали. Все решалось на основании Хунчуньского протокола, подписанного с Китаем еще царским правительством в 1886 году. Граница была зафиксирована на картах, но на местности стояли только номерные знаки. Многие высоты в этой погранзоне никем не контролировались.

Москва полагала, что граница с Маньчжурией «проходит по горам, расположенным к западу от озера Хасан», считая сопки Заозерную и Безымянную, имевшие в этом районе стратегическое значение, советскими. Иного мнения были японцы, контролировавшие правительство Маньчжоу-Го и оспаривавшие эти высоты.

Поводами к началу Хасанского конфликта, по нашему мнению, послужили по крайней мере три обстоятельства.

Во-первых, 13 июня в 5 час. 30 мин. утра именно в этом районе (восточнее Хунчуня), контролировавшемся пограничниками 59-го Посьетского погранотряда (начальник Гребенник), перебежал на сопредельную территорию с секретными документами, «чтобы передать себя под защиту властей Маньчжоу-Го», начальник Управления НКВД по Дальневосточному краю комиссар госбезопасности 3-го ранга Генрих Люшков (ранее начальник УНКВД по Азово-Черноморскому краю).

Как заявил японским властям и газетчикам перебежчик (впоследствии до августа 1945 г. советник командования Квантунской армии и генштаба Японии), истинными причинами его побега было то, что он якобы «пришел к убеждению, что ленинизм не является больше основополагающим законом Коммунистической партии в СССР», что «Советы находятся под персональной диктатурой Сталина», ведущего «Советский Союз к самоуничтожению и войне с Японией, чтобы с ее помощью «отвлечь внимание народа от внутриполитической ситуации» в стране. Зная о массовых арестах и казнях в СССР, в которых он сам принимал непосредственное участие (по оценкам этого «видного чекиста», был арестован 1 млн. человек, в том числе в правительстве и в армии — 10 тыс. человек. — Авт.), Люшков вовремя понял, что и над ним «нависла опасность расправы», после чего он и совершил побег.

Сдавшись маньчжурским патрульным пограничным войскам, Люшков, по свидетельствам японских разведчиков Коиторо и Онуки, передал им «ценные сведения о советской Дальневосточной армии». 5-й отдел генштаба Японии сразу же пришел в замешательство, так как явно недооценивал истинную численность советских войск на Дальнем Востоке, обладавших «подавляющим превосходством» над их собственными войсками, дислоцированными в Корее и Маньчжурии. Японцы пришли к выводу, что «это делало фактически невозможным осуществление ранее составленного плана военных операций против СССР». Проверить же сведения перебежчика можно было только на практике — путем локальных столкновений.

Во-вторых, учитывая явный «прокол» с переходом границы в полосе 59-го отряда, его командование трижды — 1,5 и 7 июля запрашивало штаб Дальневосточного погранокруга дать разрешение на занятие высоты Заозерной, чтобы оборудовать на ней свои наблюдательные позиции. 8 июля наконец такое разрешение из Хабаровска было получено. Путем радиоперехвата это стало известно японской стороне. 11 июля на сопку Заозерная прибыл советский пограничный наряд, который ночью и оборудовал на ней окоп с проволочными заграждениями, выдвинув его на сопредельную сторону за 4-метровую погранполосу.

Японцы тут же обнаружили «нарушение границы». В результате временный поверенный в делах Японии в Москве Ниси передал заместителю наркома иностранных дел СССР Стомонякову ноту своего правительства с требованиями «покинуть захваченную маньчжурскую землю» и восстановить на Заозерной «границу, существовавшую там до появления окопов». В ответ советский представитель заявил, что «ни один советский пограничник и на вершок не заступил на сопредельную землю». Японцы негодовали.

И, в-третьих, 15 июля вечером на гребне высоты Заозерной в трех метрах от линии границы начальник инженерной службы Посьетского погранотряда Виневитин выстрелом из винтовки убил «нарушителя» — японского жандарма Мацусиму. В тот же день посол Японии в СССР Сигемицу посетил советский Наркомат иностранных дел и вновь в категоричной форме потребовал отвести советские войска с высоты. Ссылаясь на Хуньчуньское соглашение, Москва и во второй раз отвергла требования Токио.

Через пять дней японцы повторили свои претензии на высоты. При этом посол Сигемицу заявил наркому иностранных дел СССР Литвинову, что «его страна имеет права и обязательства перед Маньчжоу-Го» и в противном случае «Япония должна будет прийти к выводу о необходимости применения силы». В ответ японский дипломат услышал, что «успешного применения этому средству он в Москве не найдет» и что «японский жандарм убит на советской территории, куда ему не следовало приходить».

Узел противоречий затянулся.

В связи с подготовкой японцев к вооруженным провокациям еще 23 апреля 1938 года в пограничных и внутренних войсках Дальневосточного края была повышена боевая готовность. Беря во внимание сложную военно-политическую обстановку, складывающуюся на Дальнем Востоке, 28-31 мая 1938 года состоялось заседание Главного военного совета РККА. На нем был заслушан доклад командующего ОКДВА маршала Василия Блюхера о состоянии боеготовности войск армии. Итогами Совета стало преобразование с 1 июля ОКДВА в Дальневосточный фронт (ДКФ). Решением Комитета обороны в июне-июле численность дальневосточных войск была увеличена почти на 102 тыс. человек.

16 июля командование 59-го Посьетского погранотряда обратилось в штаб 1-й Краснознаменной армии с просьбой усилить гарнизон высоты Заозерная одним стрелковым взводом из роты поддержки 119-го стрелкового полка, прибывшей в район оз. Хасан еще 11 мая по приказу Блюхера. Взвод был выделен, но 20 июля командующий ДКФ приказал отвести его к месту постоянной дислокации. Как видно, уже тогда прозорливый и опытный маршал явно не хотел эскалации конфликта.

Ввиду обострения ситуации 6 июля Сталин направляет в Хабаровск своих эмиссаров: первого заместителя наркома внутренних дел (8 июля 1938 г. другим «боевым» замом наркома Ежова стал Берия. — Авт.) — начальника ГУГБ Фриновского (в недавнем прошлом начальника Главного управления пограничной и внутренней охраны) и заместителя наркома обороны — начальника политуправления РККА (с 6 января 1938 г. — Авт.) Мехлиса с задачей навести в войсках ДКФ «революционный порядок, повысить их боевую готовность и «в семидневный срок провести массовые оперативные мероприятия по изъятию противников Советской власти», а заодно церковников, сектантов, подозреваемых в шпионаже, проживавших на территории региона немцев, поляков, корейцев, финнов, эстонцев и т.д.

Всю страну захлестнули волны «борьбы с врагами народа» и «шпионами». Найти таких эмиссарам предстояло и в штабах Дальневосточного фронта и Тихоокеанского флота (только среди руководящего состава ТОФ за 20 июльских дней в их списки «вражеских агентов и пособников» попали 66 человек). Не случайно Василий Блюхер после того, как 29 июля Фриновский, Мехлис и начальник политуправления ДКФ Мазепов побывали у него дома, в сердцах признался жене: «. приехали акулы, которые хотят меня сожрать, они меня сожрут или я их — не знаю. Второе маловероятно» . Как мы теперь знаем, маршал был прав на все сто.

Читайте также:  Озера в алуште для рыбалки

22 июля в войска был направлен его приказ о приведении соединений и частей фронта в полную боевую готовность. Нападение японцев на Заозерную ожидалось на рассвете 23-го. Оснований для принятия подобного решения было достаточно.

Для проведения этой операции японское командование попыталось скрытно сосредоточить 19-ю пехотную дивизию численностью до 20 тыс. человек, бригаду 20-й пехотной дивизии, кавалерийскую бригаду, 3 отдельных пулеметных батальона и танковые подразделения. К границе были подтянуты тяжелая артиллерия и зенитные орудия — всего до 100 единиц. На ближайших аэродромах в готовности сосредоточились до 70 боевых самолетов. В районе песчаных островов на р. Тумень-Ула ими были оборудованы огневые позиции артиллерии. Легкую артиллерию и пулеметы разместили на высоте Богомольной в 1 км от Заозерной. В заливе Петра Великого у территориальных вод СССР сосредоточился отряд эсминцев ВМС Японии.

25 июля в районе погранзнака # 7 японцы обстреляли советский пограничный наряд, а на следующий день усиленная японская рота захватила пограничную высоту Чертова Гора. Обстановка накалялась день ото дня. Чтобы разобраться в ней и в причинах ее обострения, маршал Блюхер 24 июля направил на Хасан для расследования комиссию штаба фронта. Причем о ее существовании знал только узкий круг лиц. Доклад комиссии командующему в Хабаровск был ошеломляющим: «. наши пограничники нарушили маньчжурскую границу в районе сопки Заозерная на 3 метра, что повлекло за собой возникновение конфликта на озере Хасан».

26 июля по приказу Блюхера с сопки Безымянной был снят взвод поддержки и поставлен лишь пограннаряд в составе 11 человек во главе с лейтенантом Алексеем Махалиным. На Заозерной же размещалась рота красноармейцев. В Москву на имя наркома обороны Ворошилова ушла телеграмма командующего ДКФ «о нарушении маньчжурской границы» с предложением «немедленного ареста начальника погранучастка и других виновников в провоцировании конфликта с японцами». Ответ «красного конника» Блюхеру был кратким и категоричным: «Прекратить возню со всякими комиссиями и точно выполнять решения Советского Правительства и приказы Наркома». На тот момент, как представляется, открытого конфликта еще можно было избежать политическими средствами, но его механизм был уже запущен с обеих сторон.

29 июля в 16 часов 40 минут японские войска двумя отрядами численностью до роты атаковали высоту Безымянную. 11 советских пограничников приняли неравный бой. Пятеро из них были убиты, смертельное ранение получил и лейтенант Махалин. Подоспевший резерв пограничников и стрелковая рота лейтенанта Левченко к 18 часам выбили японцев с высоты и окопались. На следующий день между сопками Безымянная и Заозерная на высотах занял оборону батальон 118-го стрелкового полка 40-й стрелковой дивизии. Японцы же при поддержке артиллерии предприняли ряд безуспешных атак на Безымянную. Советские бойцы стояли насмерть. Уже первые бои 29-30 июля показали, что завязался необычный инцидент.

В 3 часа утра 31 июля вслед за сильной артподготовкой два батальона японской пехоты атаковали высоту Заозерная и один батальон высоту Безымянная. После ожесточенного неравного четырехчасового боя противнику удалось-таки занять указанные высоты. Неся потери, стрелковые подразделения и пограничники отошли в глубь советской территории, к озеру Хасан.

С 31 июля в течение более недели японские войска удерживали эти сопки. Атаки частей Красной Армии и пограничников были безуспешными. 31-го же числа на Хасан от командования фронта прибыли начштаба Штерн (до этого под псевдонимом «Григорович» год воевал Главным военным советником в Испании) и Мехлис. В тот же день последний доложил Сталину следующее: » В районе боев нужен настоящий диктатор, которому все было бы подчинено» . Следствием этого 1 августа стал телефонный разговор вождя с маршалом Блюхером, в котором тот категорично «рекомендовал» комфронта «выехать на место немедля», чтобы «по-настоящему воевать с японцами».

Блюхер выполнил приказ только на следующий день, вылетев во Владивосток вместе с Мазеповым. Оттуда на эсминце в сопровождении командующего ТОФ Кузнецова они были доставлены в Посьет. Но сам маршал практически не очень стремился участвовать в операции. Возможно, на его поведение повлияло и известное сообщение ТАСС от 2 августа, где была дана недостоверная информация о том, что японцы захватили советскую территорию до 4 километров. Антияпонская пропаганда делала свое дело. И вот уже вся страна, введенная в заблуждение официальным заявлением, с яростью стала требовать обуздать зарвавшихся агрессоров.

1 августа был получен приказ наркома обороны, который требовал: «В пределах нашей границы смести и уничтожить интервентов, занявших высоты Заозерная и Безымянная, применив в дело боевую авиацию и артиллерию». Эту задачу было поручено решить 39-му стрелковому корпусу в составе 40-й и 32-й стрелковых дивизий и 2-й механизированной бригады под командованием комбрига Сергеева. Общее руководство операцией Климент Ворошилов возложил при действующем командующем ДКФ на его начальника штаба комкора Григория Штерна.

В тот же день японцы в районе озера Хасан применили свою авиацию. Огнем зенитных средств противника были сбиты 3 советских самолета. Вместе с тем, овладев высотами Заозерная и Безымянная, самураи совсем не стремились продолжать захватывать «целые куски советской территории», как утверждали в Москве. Зорге докладывал из Токио, что «японцы обнаружили желание разрешить все неясные пограничные вопросы дипломатическими средствами» , хотя и с 1 августа начали укрепление всех оборонительных позиций в Маньчжурии, в том числе сосредоточив «на случай контрмероприятий с советской стороны вокруг района столкновения фронтовые части и резервы, объединенные командованием корейского гарнизона».

В этой обстановке наступление советских войск из-за противодействия противника, проявившихся недостатков в организации взаимодействия артиллерии с пехотой, без авиационной поддержки из-за нелетных погодных условий, а также плохой выучки личного состава и слабой материально-технической обеспеченности, всякий раз проваливалось. Кроме того, на успех боевых действий Красной Армии существенно влиял запрет на подавление огневых средств противника, действовавших с маньчжурской и корейской территорий, и на любые пересечения госграницы нашими войсками. Москва все же опасалась перерастания пограничного конфликта в полномасштабную войну с Токио. И, наконец, на месте стал все время вмешиваться в руководство соединениями и частями, внося неразбериху и путаницу, Мехлис. Однажды, когда тот попытался направить 40-ю стрелковую дивизию наступать, несмотря ни на что, в лоб японцам, по лощине между двумя сопками, дабы противник «не оскальпировал бы» это соединение, маршал Блюхер был вынужден вмешаться и отменить приказ «партийного эмиссара». Все это зачлось комфронта уже в скором будущем.

3 августа 39-й корпус был усилен еще одной — 39-й стрелковой дивизией. Командиром корпуса был назначен Штерн. На следующий день Ворошилов в новом оперативном приказе # 71сс «для готовности к отражению провокационных нападений японо-маньчжур» и «в любой момент нанести мощный удар зарывающимся наглым японским агрессорам по всему фронту» приказал привести в полную боевую готовность все войска Дальневосточного Краснознаменного фронта и Забайкальского военного округа. В приказе также было подчеркнуто: «Ни одной пяди чужой земли, в том числе и маньчжурской, и корейской, мы не хотим, но и своей Советской земли никому, японским захватчикам в том числе, никогда не отдадим ни вершка!» Реальная война как никогда близко стояла у порога советского Дальнего Востока.

К 4 августа в составе 39-го стрелкового корпуса в районе Хасана насчитывалось около 23 тыс. человек личного состава, на вооружении имелись 237 орудий, 285 танков, 6 бронемашин и 1 тыс. 14 пулеметов. Корпус должна была прикрывать авиация 1-й Краснознаменной армии в составе 70 истребителей и 180 бомбардировщиков.

Новое наступление советских войск на высоты началось во второй половине дня 6 августа. Неся большие потери, к вечеру им удалось захватить только юго-восточные скаты высоты Заозерной. Гребень же северной ее части и северо-западные командные точки высоты оставались в руках противника по 13 августа, до завершение мирных переговоров сторон. Соседние же высоты Черная и Безымянная также были заняты советскими войсками только после достижения перемирия, в течение 11 и 12 августа. Тем не менее в Москву с поля боя еще 6 августа ушел победный рапорт о том, что «наша территория очищена от останков японских войск и все пограничные пункты прочно заняты частями Красной Армии». 8 августа очередная «деза» для советского народа попала на страницы центральной прессы. А в это время только на Заозерной красноармейцы с 8 по 10 августа отразили до 20 контратак упорно не сдававшейся японской пехоты.

В 10 часов утра 11 августа в советские войска поступил приказ о прекращении огня с 12.00. В 11 час. 15 мин. орудия были разряжены. Но японцы до 12. час. 30 мин. еще продолжали обстреливать высоты. Тогда командование корпусом приказало произвести мощный огневой налет из 70 орудий разных калибров по вражеским позициям в течение 5 минут. Только после этого самураи полностью прекратили огонь.

Факт дезинформации по поводу овладения советскими войсками Хасанскими высотами стал известен в Кремле из доклада органов НКВД только 14 августа. В течение последующих дней состоялись советско-японские переговоры военных представителей двух стран по демаркации спорного участка границы. Открытая фаза конфликта пошла на убыль.

Но в Москве стали быстро анализировать итоги боев на Хасане. В духе времени необходимо было найти крайнего за столь неутешительные результаты боевых действий. По воспоминаниям жены маршала Блюхера Глафиры Лукиничны, он вернулся с Хасана в крайне возбужденном состоянии. В салоне вагона находились Мехлис и Фриновский, но муж, зайдя в купе, несколько раз повторил: «Все, предали, все предали». Уже дома он добавил: «Но Мехлис был прав в одном: в белой гимнастерке я не должен был появляться на линии боевых действий, тем более на передовой, но мне было уже все равно. «.

Предчувствия маршала не обманули. 31 августа в Москве состоялось заседание Главного военного совета РККА. На повестке дня стоял главный вопрос «О событиях в районе озера Хасан». Заслушав объяснения командующего ДКФ маршала Блюхера и заместителя члена военного совета фронта дивизионного комиссара Мазепова, Главный военный совет пришел к следующим основным выводам:

«1. Боевые операции у озера Хасан явились всесторонней проверкой мобилизационной и боевой готовности не только частей, которые непосредственно принимали в них участие, но и всех без исключения войск ДКФронта.

2. События этих немногих дней обнаружили огромные недочеты в состоянии ДКФронта. Обнаружено, что Дальневосточный театр к войне плохо подготовлен. В результате такого недопустимого состояния войск фронта мы в этом сравнительно небольшом столкновении понесли значительные потери 408 человек убитыми и 2807 человек ранеными (по новым, уточненным данным, 960 чел. убитыми и 3 тыс. 279 человек ранеными; общее соотношение потерь СССР и Японии 3:1. — Авт.). «

Основными итогами обсуждения повестки дня стало расформирование Управления ДКФ и отстранение от должности командующего Маршала Советского Союза Блюхера.
Главным виновником этих «крупнейших недочетов» в первую очередь был назван командующий ДКФ маршал Василий Блюхер, по мнению наркома обороны, окруживший себя «врагами народа». Прославленный герой был обвинен в «пораженчестве, двуличии, недисциплинированности и саботировании вооруженного отпора японским войскам». Оставив Василия Константиновича в распоряжении Главного военного совета РККА, его вместе с семьей отправили в отпуск на Ворошиловскую дачу «Бочаров ручей» в Сочи. Там его с женой и братом и арестовали. Спустя три недели после своего ареста Василий Блюхер умер.
( отсюда )

Итоги :
Силы СССР у озера Хасан составляли:
22,950 чел.
1014 пулемётов
237 орудий
285 танков
250 самолётов

Силы японецев:
7,000–7,300 чел.
200 орудий
3 бронепоезда
70 самолетов

Потери с советской стороны
960 погибших
2752 раненых
4 танка Т-26
4 самолёта

Потери с японской стороны (по советским данным):
650 убитых
2500 раненых
1 бронепоезд
2 эшелона

Как видим, явное преимущество в живой силе и технике было у советской стороны. При этом потери превосходят японские. Блюхера и ряд других лиц репрессировали. До 1941 г. оставалось еще 3 года. В боях за Халхин-Гол РККА удалось одержать победу над японцами. Удалось победить маленькую Финляндию, навалившись на неё чудовищно превосходящей мощью, однако так и не сумев добиться её полной оккупации. Но 22 июня 1941 года «очищенная» от «врагов народа» Красная армия, несмотря на значительное преимущество в авиации, танках, артиллерии и живой силе, с позором бежала до Москвы. Уроки Хасана так и не пошли впрок.

Источник

Adblock
detector