Меню

Как теперь называется река угрюм река

Где на самом деле находится Угрюм-река и что она из себя представляет в действительности

Новый российский сериал «Угрюм-река» наделал много шума. Лично мне он не особо понравился (точнее, вообще не понравился), однако я знаю, что многие задаются вопросом:

– А где же эта самая река вообще расположена?

Если прям одним словом – нигде. На планете нет ни одной реки с названием «Угрюм». Однако, реальный прототип у реки все-таки имеется. И сейчас я вам про него расскажу.

Как известно, сериал снят по роману Шишкова с одноименным названием. При этом, Шишков не относился к тем писателям, что сидели в своем кабинете и придумывали из головы всякое фэнтези.

Вячеслав Шишков – реальный путешественник, исследователь, инженер. Он родился в 1873 году под Тверью, а в 19 лет уехал в Сибирь, связав с ней всю свою оставшуюся жизнь (умер в 1945-м).

В 1911-м году (в возрасте 38 лет) Шишков участвовал в экспедиции по реке Нижняя Тунгуска. Это правый приток Енисея.

Давайте посмотрим на названия некоторых населенных пунктов, через которые проходило путешествие главного героя – Прохора Громова

Кажется, что это вымышленные названия. Однако, если мы изучим течение Нижней Тунгуски, то найдем вот такие вот вполне реальные поселки:

Прям хорошее совпадение, правда? Лично у меня нет сомнений, что Угрюм-река – это и есть Нижняя Тунгуска, по которой путешествовал сам автор романа.

Нижняя Тунгуска, она же — Угрюм-река.

Кстати, в таком случае получается, что город Крайск, который в романе расположен на месте впадения Угрюм-реки в большую реку – это нынешний поселок Туруханск, стоящий как раз у впадения Нижней Тунгуски в Енисей.

Что известно о Нижней Тунгуске

Енисей – самая полноводная река в России. Да и по мировым меркам она – пятая.

Каждую секунду Енисей выносит в океан 20 000 кубических метров воды. Из этих 20 тысяч, примерно 3,5 тысячи принадлежит Нижней Тунгуске, которая является вторым по полноводности притоком Енисея.

Это такая громадина, что в России найдется не так много рек, превосходящих ее в размерах. Если быть точным, то среди российских рек, Н.Тунгуска – 11-я.

Например, великая Волга имеет поток всего лишь в 2 раза больший (8 тысяч м3/сек). А, например, такая река как Кубань – в 9 раз меньше Нижней Тунгуски (всего 400 м3/сек).

Река достигает ширины 700-800 метров

Глубина и скорость

В это трудно поверить, но глубина этой реки достигает, местами, 100 метров!

Это глубже, чем Азовское море (его рекорд – 13,5 метров). В России во времена Шишкова не было ни одной постройки, которая не скрылась бы в Н.Тунгуске «с головой».

Скорость реки также поражает. В верхнем течении (ближе к истоку), река еще слабая и несет свои воды со скоростью всего 2 км/ч.

А вот в нижнем течении, на некоторых порогах скорость достигает 18 км/ч! Не каждый человек может бежать с такой скоростью.

Н. Тунгуска – самый протяженный приток Енисея. Ее длина всего чуть-чуть не дотягивает до 3000 километров.

Это длиннее знаменитой индийской реки Ганг (2500 км) и чуть короче Волги (3500 км). Среди всех рек мира Н. Тунгуска занимает 28-е место, значительно опережая такие реки, как:

  • Рио-Гранде (Южная Америка)

В общем, можно сказать точно – неблизким был путь Прохора Громова, если он решил пройти всю Угрюм-реку!

И по сей день берега реки крайне малолюдны. Дорог там практически нет, местность представляет из себя непроходимую тайгу.

Впрочем, на всем протяжении реки поселки все-таки попадаются. Единственный способ их сообщения с остальным миром – сама река, которая летом судоходна, а зимой используется как дорога (зимник).

Тот самый поселок Ербогачен из романа Шишкова

При чем здесь Тунгусский метеорит

Несколько раз видел комментарии, авторы которых связывали реку Н. Тунгуску с Тунгусским метеоритом. Мол, он упал как раз где-то на ее берегах.

На самом деле, немного не так. Помимо Нижней Тунгуски на Енисее есть другая река – Подкаменная Тунгуска. Она поменьше и протекает южнее. Так вот, Тунгусский метеорит упал примерно вот тут:

Ну, что ж. Вот такой получился рассказ об одной из величайших российских рек. Стоит отметить, что съемки сериала велись вовсе не на Н. Тунгуске и даже не в Восточной Сибири, а на Урале.

Источник

Как теперь называется река угрюм река

угрюм-река

Отчет от 02.02.2008 ««Угрюм-река» — это Нижняя Тунгуска. Однозначно.»
Так, всё-таки, Шишковская «Угрюм-река» это Витим или Нижняя Тунгуска? Для кого-то этот вопрос никогда не стоял, а для кого-то долго не имел однозначного ответа. Биография автора (Шишкова) указывает на то, что он бывал на обеих реках. И образ «Угрюм-реки» собирателен. Однако, боюсь открыть америку,(хотя сам когда-то считал «Угрюм -реку» Витимом), ответ однозначен –»Угрюм-река» это Нижняя Тунгуска!
Почему? Внимательно читаем роман и смотрим на карту.

Вот описание дороги данное Петром Громовым сыну Прохору:
«…Вот это, скажем, дорога от нас в Дылдино, двести сорок верст… Отсюда свернешь на Фролку – верст триста с гаком. Тут река Большой Поток предвидется. Отсюда перемахнешь через волок на Угрюм – реку, в самую вершину.
Купец поставил крест и сказал:
— Это деревня Подволочная на Угрюм-реке….»

И далее:
«… — Река большая … слышал я – три тыщи верст. Она впала в огромную речищу, а та прямо в окиян.»

Далее читаем о прибытии Прохора и Ибрагима:
«… На реку Большой Поток наши путники прибыли ранней весной…»
«….Ни деревень, ни сел.
Впрочем, вдалеке виднелась церковь. Это село Почуйское, откуда поедут в
неведомый край Прохор с Ибрагимом-Оглы.»

Далее читаем о прибытии Громова в деревню Подволочную:
«Да, он устал вчера изрядно. Тридцать верст, отделяющие Почуйское от
этой деревеньки, показались ему сотней. Грязь, крутые перевалы, валежник,
тучи комаров.
— Вот погодите, — сказал хвастливо Прохор. — Через десять лет пророю от
вашей Угрюм-реки к Большому Потоку канал. Тогда в Почуйское будете на лодках
плавать. А то и пароходы заведу.»

Названия других населенных пунктов на Угрюм–реке, упоминаемые в романе:
«… Он (прим.-Фарков) нанялся поводырем — вроде лоцмана, — он поведет шитик
до Ербохомохли, до последнего жилого места на Угрюм-реке.»
и
«В самом конце августа путники с большими лишениями, через упорную
борьбу с рекой, наконец прибыли в Ербохомохлю — последний населенный пункт.»

Теперь давайте обратимся к описанию сплава по Нижней Тунгуске Сергея Карпухина (г.Москва), совершенного им в 1997 году в одиночку. Вот что он пишет о заброске на Нижнюю Тунгуску:

«Название Лены образовано от эвенкийского «Елюэнэ» — Большая река. Смотрим на карту: Чуть ниже по течению от Киренска на берегу Лены стоит посёлок Чечуйск, откуда в старое время осуществлялся волок до деревни Подволошино, на Нижнюю Тунгуску. Он так и назывался Чечуйский волок – всего около тридцати километров.»

«Длина Нижней Тунгуски около трёх тысяч километров и в своих верховьях она весьма близко подходит к руслу Лены. Но небольшая возвышенность не позволяет соединиться с этой великой рекой. В районе Киренска расстояние между реками всего лишь около тридцати километров.»
«Отправился из Москвы фирменным поездом «Лена», а через четверо суток вышел из него на конечной станции, в Усть-Куте. Далее мне нужно было добираться по Лене до города Киренска. Буквально в десяти минутах ходьбы от вокзала в Усть-Куте находится пристань «Осетрово». Поезд прибыл вечером, я опоздал на последний теплоход, и пришлось заночевать прямо в здании пристани (там есть специальные комнаты для ожидающих пассажиров; стоит это дешевле, чем в гостинице).
Рано утром взял билет на «Зарю». В 8.00 переполненный пассажирами речной трамвай уже двигался вниз по течению, а приблизительно через 6 часов прибыл к пристани Киренска. К сожалению, пристань находится на правом берегу Лены, а основная часть города и дорога к Нижней Тунгуске — на левом. Выгрузившись, я хотел было уже идти к парому, но тут подвернулась «вахтовка» до Подволошина — как раз туда, откуда я должен был стартовать. Четыре часа тряски по очень разбитой дороге, сначала вдоль Лены до Чечуйска, а затем через невысокий перевал к Тунгуске, и вот я в Подволошино. (От Киренска к Нижней Тунгуске есть и другая дорога, гораздо короче, заканчивается она в пункте Нижнекарелина, находящемся на реке несколько выше Подволошино и обозначенном на карте как «нежил.»).
И наконец:
«Кроме десятка небольших посёлков и деревень, здесь имеется и два достаточно крупных. Ербогачён — районный центр Катангского района, расположенный в 650 километрах ниже по течению от Подволошино.»

Теперь сравним вышеизложенное:
Длина Угрюм реки:
Шишков: «…три тыщи верст…»
Карпухин «..Три тысячи километров..»
Река Лена:
Шишков: «Большой поток»
Карпухин: «Елюэне – Большая река».
Последний пункт на «Большом потоке»:
Шишков: «Почуйское»
Карпухин: «Чечуйск»
Расстояние от Большого потока до Угрюм реки:
Шишков: «Тридцать верст»
Карпухин: «Около тридцати километров»
Первый населенный пункт на Угрюм-реке:
Шишков: «Подволочная».
Карпухин: «Подволошино».
Населенный пункт где Громов расстался с Фарковым:
Шишков: «Ербохомохля»
Карпухин: «Ербогачён»

Я думаю этого достаточно, так как оснований в пользу Витима на право назваться «Угрюм – рекой», кроме его угрюмости, нет ни одного.

Длина Витима всего 1837 км. В устье Витима нет большого города, в истоки Витима невозможно попасть ни с одной большой реки, находящейся в тридцати км. Не говоря уж о созвучности названий.

При желании, я думаю, будет легко найти прототипы деревень Дылдино и Фролка, а также Медведево, где родился Прохор Громов. (я попытался и не нашёл, литературоведы — географы — Дерзайте!)

Источник

Таймени Угрюм-реки

После дневного сплава мы выбрали красивое место на пологом берегу в непосредственной близости от переката.

Угрюм-река — это Подкаменная Тунгуска, один из притоков Енисея на севере Красноярского края. Река и ее притоки с юга огибают самую малоизведанную часть планеты — плато Путорана, питаясь водами его озер. В бассейне этой реки живут эвенки и якуты. Здесь на стрелке, в месте впадения Кочечума в Тунгуску, расположена столица Эвенкии поселок Тура.

Из-за вечной мерзлоты здесь отсутствуют дороги, и только в зимнее время прокладывается зимник, соединяющий отдельные поселки с Турой и Красноярском. Именно в этот далекий сибирский край мы проложили свой маршрут. Мы — это группа любителей путешествий, объединенная единой страстью под названием охота и рыбалка. Нас влекла сюда таинственность края, его отдаленность и малоизведанность, но главное — таймень, причем трофейных размеров.

После длительных переговоров с организаторами тура, тщательной подготовки снаряжения и снастей мы в середине августа вылетели из Москвы в Красноярск. С вылетом в Туру вышла суточная задержка по погоде. Позже мы убедились, что аэропорт Туры Горный действительно горный — около 500 метров над уровнем моря. И когда в Туре низкая облачность, то аэропорт, как правило, закрыт.

Название Угрюм-река очень близко к действительности. Тунгуска проложила себе путь среди серых утесов с крутыми берегами. Поросшая лесом береговая стена справа и слева и только светлое небо над головой — весьма угрюмый пейзаж. Лишь на отдельных излучинах реки открываются красивые дали, сменяющиеся утесами.

Переночевав в Туре, мы 20 августа вылетели вертолетом на север Эвенкии, в отроги плато Путорано. Этот год для севера был жарким, притоки рек обмелели, и рыба скатилась в глубокие места. Большая концентрация рыбы радовала наших рыбаков, но была и другая сторона медали: маловодность рек затрудняла сплав, особенно прохождение перекатов и шивер. Здесь нам пришлось изрядно потрудиться, перетаскивая тяжелые лодки по мелководью.

Вертолетная заброска была выбрана не случайно, так как добраться до этих мест другим транспортом просто невозможно. Решили забраться максимально высоко по притоку Тунгуски Кочечуму и, сплавляясь, рыбачить и охотиться. Но были ограничения по топливу вертолета, так как походного скарба у нас набралось немало. Маршрут вертолета проходил над рекой, и мы видели бурлящие перекаты, сменяющиеся обширными многокилометровыми плесами.

С воздуха выбрали гравийную площадку вблизи переката, где рядом впадал небольшой ручей. Кочечум в этом месте вырывается из отрогов плато Путорана в обширную лесотундровую долину. По широкому каменистому ложу было видно, что река сильно обмелела и отступила от берегов. В этом месте две ступени переката переходили в длинный плес.
Сразу после высадки решили разбить лагерь, а затем порыбачить. Но нетерпеливые рыбаки молча оснастили спиннинги и ушли к перекату. Уже через полчаса они принесли несколько ленков. Темно-серебристые, с фиолетовым отливом, в крапинку, рыбины по полтора килограмма каждая сулили хороший ужин. За едой начался обмен впечатлениями и полученным опытом. Выяснилось, что у некоторых «кто-то оборвал блесну».

Следующий день был полностью посвящен рыбалке, и с восходом солнца все разбрелись по реке. Как кинооператор группы, я выбрал самого, на мой взгляд, опытного рыбака и отправился с ним на съемку. Мой подопечный Дмитрий оказался искусным спиннингистом, он уверенно делал проводку крупной блесны на мелководных перекатах и ловко выуживал хариусов. У него уже был опыт ловли хариуса в северных реках, и, следуя ему, он сменил «Блю-фокс № 5» на Меpps №2. Хариус того и ждал, не пропускал ни единой проводки и жадно хватал вертушку. Попались и несколько килограммовых ленков. Пройдя с трудом на лодке несколько километров вверх по течению, мы убедились, что место высадки выбрано верно. Воды в реке выше нашего лагеря практически не было.

К обеду все вернулись в лагерь с новыми вестями и впечатлениями. И опять два обрыва блесны, причем один из-за тонкого шнура, второй из-за разгиба карабина. Провели ревизию снастей. Действительно, прочные металлические поводки были оснащены слабыми заводскими застежками. Решено было от застежек отказаться и блесну глухо сажать на поводок петлей. Намотали на шпули более крепкую плетенку, благо был солидный запас. Вечером наш рыболовный инструктор Павел (он же по совместительству кок, кстати искусный) повел группу рыболовов на ночную рыбалку к устью ручья.

Когда подходили к месту лова, на реке раздались несколько всплесков-ударов, а с заходом солнца таймень начал активно кормиться. Что здесь происходило! На небольшом участке реки несколько рыбаков поочередно вынимали огромных рыб. Таймени, словно соревнуясь друг с другом на опережение, приманки мимо себя не пропускали. В этом месте малек скатывался из ручья в реку, и его на сравнительно небольшой глубине «сторожил» хищник. Таймень был стандартный, в пределах 10 кг. После эмоционального вываживания рыбу выпускали обратно в реку, и, казалось, что одни и те же хищники садятся на тройник. Но опытные таймешатники утверждают, что таймень, наколовшись один раз, уходит подальше, запоминает подделку и больше ее не берет.

Паша ловил на классическую тайменевую приманку — на «мыша». Когда он освобождал очередного тайменя от тройника, в луче его налобного фонарика в пасти тайменя сверкнул посторонний предмет. Это была блесна, позже в лагере ее опознал Денис.

После этой ночной рыбалки перевозбужденные рыбаки еще долго у костра обсуждали свои успехи и промахи и легли спать далеко за полночь.

На следующий день и я не удержался от соблазна, взял легкую снасть и перешел в вейдерсах реку вброд, намереваясь половить крупного хариуса на сливе за перекатом. Я был уверен, что здесь можно поймать только хариуса и ленка, поэтому выбрал вертушку № 2 с золотистым сердечником и темным лепестком. Мои предположения подтвердились: на первых же забросах попались приличный ленок и пара хариусов среднего размера. Проводка вращающейся блесны в бурлящем потоке представляла определенные трудности из-за «залипания» лепестка в водоворотах. Также срывалось вращение лепестка при касании блесной крупных камней, в результате получалась неровная проводка. За сливом поток успокаивался, проводить здесь блесну было значительно проще. Несколько забросов за сливом результата не принесли. Я уже было решил вернуться на прежнее место, и вдруг удар и сильная потяжка вверх по течению. Я сразу понял, кто это, и пожалел, что не взял свою тайменевую снасть. Пришлось дать волю рыбе, отпустив фрикцион. Таймень уверенно рванул к сливу и устремился в поток. Я стал придерживать рыбу, затягивая фрикцион, и таймень на какое-то мгновение остановился, затем резко развернулся и с бешеной скоростью понесся вниз по реке. Моя «игрушечная» снасть изобразила полукруг, и я в спешке только и успел, что сбросить скобу. Я челноком бегал по берегу, то отпуская, то напрягая моего подопечного. В какой-то момент даже пожалел, что попался таймень — не за ним же я сюда пришел! Несколько раз таймень по-щучьи делал свечки, тряс головой и на рывке пытался оборвать снасть, но. Сдался хозяин реки, пропала его былая прыть, и я вытянул его на мелководье. К этому времени он намотал на себя леску, что было чревато обрывом. Но и это его не спасло. На мелководье я цепко взял за хвост окровавленную рыбу — маленький тройник, прорезав жабры, застрял в челюстном хряще. Рыба была обречена: я решил накормить нашу команду шашлыком из тайменя. Он потянул на 9,9 кг.

Только прочная и качественная снасть способна противостоять яростному напору могучего хищника сибирских рек.

Через три дня стоянки мы на трех катерах ушли вниз по течению осваивать новые места. Сам сплав — особая песня! То вы проходите по широкой глади плеса, то вдруг упираетесь в каменистый перекат, поток несет вас по сливу среди бурунов и торчащих камней. Или за плесом вы выходите на шиверу, лодка садится на киль, и вся команда начинает бурлачить, проходя мелководный участок. За каждым изгибом реки открывается своя особенная картина природы, и вы живете ожиданием: что там, за поворотом? Пологие берега сменяются каменными утесами причудливых форм. Глаз не отвести от красоты, такие картины встречаются не часто!

Лодки идут медленно и сравнительно тихо, поэтому зверь их не особо боится. Вот лось на удалении от нас переходит реку, размашисто шагая на длинных ногах. Зазевавшаяся на берегу росомаха, завидев нас, в спешке убегает в тайгу. Был даже случай, когда «обнаглевший» волк бежал по берегу впереди нас.
На первом этапе мы подошли к перекату с мощным сливом, за которым образовалась глубокая яма, переходящая в длинный плес. Было решено причалить к берегу. Яма в этом месте была на удивление огромная, при отличной прозрачности воды дно не просматривалось.

На второй лодке, шедшей за нами, Ашот трол­лингом на воблер засек крупную рыбу. Не имея достаточного опыта, он начал брать силой, и таймень сошел, так и не показав себя. Высадившись на берег, встали в ряд и начали прочесывать блеснами речную глубину. Не прошло и десяти минут, как Стас оповестил нас: «Есть!» Началось длительное вываживание. Рыба была явно крупная и из глубины не выходила. Стас с трудом несколько раз подводил ее к берегу, но она тут же легко шла на глубину под визг фрикциона. Берег не позволял вытащить добычу на мелководье, и егерь Сергей, решив взять рыбу руками, зашел в воду по пояс. При очередном подходе тайменя к берегу он резко схватил его выше хвостового плавника, и рыба спокойно замерла, не сопротивляясь. И только на берегу мы рассмотрели трофей. Мелкая светло-серая чешуя покрывала его тело. Розовые плавники, переходящие на конце в ярко-красный цвет, придавали ему королевский вид. Его огромная пасть была «оснащена» мощными волчьими зубами. В ней просто затерялась блесна 6-го номера. Это был достойный трофей весом 16 кг. Съемка затянулась, поэтому его пришлось долго реанимировать, после чего он медленно ушел в свои глубины.

После дневного сплава мы выбрали красивое место на пологом берегу в непосредственной близости от переката. Здесь в реку впадал пересыхающий ручей, который на карте обозначался как полноводный приток. Решено было остановиться на три дня, поохотиться, истопить баню и половить рыбу.

При ловле крупной рыбы на горной реке, да и не только горной, главное — найти точное место ее стоянки. Порою все рыбачат рядом, расположившись друг от друга в пяти метрах, а ловит всего один.

К поимке своего тайменя, рекордного, трофейного, который потянул бы на пуд с лишним, я подготовился капитально. Оснастил жесткую «палку» морской катушкой, плетенкой 0,28 с тросовым поводком личного изготовления. Исключил из конструкции лишние элементы, поводок напрямую завел на приманку — искусственную мышь. На ней я поменял разгибающиеся тройники на калёные японской фирмы.

С такой снастью я чувствовал себя уверенно. Место лова было выбрано заранее — яма сразу за перекатом, куда сбоку впадал ручей. Именно за ручьем стоял таймень в ожидании малька, скатывающегося на большую воду. Уже вечером, перед заходом солнца, я занял позицию, зайдя в вейдерсах на перекат. Толстый шнур не позволял сделать дальний заброс, поэтому пришлось сплавлять «мыша» по течению и затем уже вести приманку справа от основной струи. «Мышь» шла по чистой воде, оставляя за собой расходящиеся усы. Сначала на нее накинулись ленки, они глушили ее хвостом и пытались заглотить. Один из них, на полтора килограмма, взявший за хвостовой тройник, попал к нам в котел на вечернюю уху.
Где-то на четвертой-пятой проводке на моих глазах на полуметровой глубине за уже уходящим «мышом» устремилась торпеда. Это было прекрасно видно по волне на поверхности воды. Я замедлил проводку, и огромная пасть просто поглотила «мыша». Фрикцион катушки был затянут практически до упора, после сильной подсечки я отбросил скобу. Хрящи в челюстях тайменя весьма твердые, и загнать туда крючок проблематично, поэтому нужна жесткая подсечка. Пока таймень свободно стягивал метры шнура, я ослабил фрикцион и закрыл скобу. Это явно не понравилось хищнику: он рвал в разные стороны, становился на хвост. Но я уверенно тащил рыбу к берегу, и уже через пять минут она лежала у моих ног. Вот что значит надежная снасть! Некоторые мне скажут, что надо насладиться и получить адреналин при вываживании трофея. А зачем подвергать пыткам рыбу, вываживая часами? Поймал, взвесил, измерил длину, сделал пару снимков на память — и гуляй! Что и было сделано. Кстати, есть определенное удовольствие, душевное удовлетворение от выпущенной рыбы. Рекомендую. Прекрасное чувство!
Итоги экспедиции: было поймано много тайменей, больших и малых, много ленка и вкуснейшей щуки (но о ней другая история). Охотники удовлетворили свой пыл, добыв уйму утки и гуся. Вершиной их успеха стал добытый Вячеславом медведь. Прекрасная была шурпа, жаркое и шашлыки из медвежатины.

Источник



«Угрюм-река»: сериал VS фильма 1968 года, а также прототипы и история создания романа

Обозреватель «Вокруг ТВ», посмотрев проект Юрия Мороза, нашла, чем он выгодно отличается от экранизации Ярополка Лапшина и в чем, наоборот, уступает.

Сериал «Угрюм-река» завершается, а страсти по нему не утихают. Зрители продолжают сравнивать проект с версией 1968 года и искать несоответствия с первоисточником — романом Вячеслава Шишкова, увидевшим свет в 1928 году. Экранизировать знаменитые книги трудно — всегда есть риск нарваться на тех, кто скажет «не таким я себе представлял персонажей». И все-таки справедливости ради: большинство из возмущающихся а) не дали себе труд пересмотреть советский телефильм Ярополка Лапшина и доверяются своему старому впечатлению; б) еще большее количество недовольных не держали роман в руках.

Современная версия Юрия Мороза далека от совершенства, но вот чего у нее не отнимешь, так это почти постраничной тщательности в изложении книги, целых 16 серий — это вам не кот начхал. Возможно, в столь медленном повествовании потерялись нерв, надрыв и интрига, зритель к середине сериала подзабыл Анфису, а главная идея так и не оформилась, зато нам в подробностях показали кризис брака Прохора, его ненасытность, желание овладевать всем и всеми — землями, приисками, женщинами — купчихами, аристократками, дикими тунгусками. Нам представили детально проработанный образ Нины, трансформацию ее отношения к мужу — от влюбленности, ревности до разочарования и поиска новых ощущений в объятиях другого мужчины — образованнного и воспитанного управляющего Протасова. Нина и Протасов предстали живыми, подробными персонажами. Софья Эрнст и Юрий Чурсин рассказали на Первом канале, что у создателей даже была мысль продолжить «Угрюм-реку» и дописать за Шишкова историю жизни этой пары после смерти Прохора в революционные годы. Вовремя остановились. Да, в какой-то момент у зрителя появилось ощущение, что сериал перестал интересоваться судьбой главного героя — Прохора, и фокус сместился в сторону Нины. Да, кадр, когда Нина, предавшая Протасова, а заодно и идеи справедливости, равенства и братства, восседает в кабинете мужа в строгом платье и изучает финансовую отчетность, напоминает сцену из фильма Глеба Панфилова «Васса» с Инной Чуриковой. Но видимо, Юрию Морозу показалось важным так наглядно продемонстрировать звериный оскал капитализма.

Александр Горбатов и Юрий Чурсин в сериале «Угрюм-река»

Четырехсерийный телефильм Лапшина рассказывал о событиях быстро, пропуская детали и множество второстепенных линий. Из всего массива романа режиссер вычленил ровно то, что работало на главную идею фильма — историю распада личности, которой было многое дано, но которая не смогла распорядиться дарами и усмирить свою гордыню. По сути Лапшин, посвятивший фильм Прохору, представил свою вариацию на тему «тварь ли я дрожащая или право имею». События в его кино подавались более спрессовано — от убийства Анфисы до финала жизненного пути Прохора всего-то отделяла одна серия. И магия образа Анфисы не терялась, и получалось, что к горькому итогу жизни Прохор пришел во многом из-за того, что предал любовь. Это было мощное высказывание, приближающее роман Шишкова к произведениям Достоевского. С другой стороны, такая стремительность в изложении событий обеднила линии остальных героев, уж Нины и Протасова — точно. Жена Прохора появляется в версии 1968 года в коротких эпизодах, и их связь с Протасовым совсем не выписана. Актеры, играющие эти роли — Валентина Иванова и Павел Махотин, не запоминаются. Нет в фильме и любовной линии Ибрагима и Варвары, да и сами эти герои исчезают на середине повествования и больше не возвращаются. Не почувствовал зритель в старом кино и атмосферы начала XX века, нарождающегося в России технического прогресса, появления всех этих машин, заменяющих людской труд, слома эпох, перехода общества на иную стадию развития. При этом телефильм, подчиняясь официальной идеологии тех времен, уделил большое внимание положению рабочего класса и всяческим пропагандистским речам. Впрочем, всего этого и в самом романе хватает.

Александр Горбатов в роли Прохора в сериале «Угрюм-река»

Важное отличие прочтения Юрия Мороза (и, как мне кажется, самое уязвимое место его сериала) заключается в том, что Прохор изначально в этом проекте не положительный герой. Произведение называется «Угрюм-река», вот и его главный персонаж угрюмый, нелюдимый, необаятельный тип. И ты не понимаешь, почему же его так полюбили неординарные женщины — Анфиса и Нина. Смотреть 16 серий на героя, который тебе неприятен, тяжело. То ли дело старый фильм. Помимо всего прочего, Прохор там необыкновенный красавец, «юноша пылкий со взором горящим». Актер Георгий Епифанцев после картины моментально стал суперзвездой (хотя первоначально на эту роль планировался Владимир Гусев, но сломал ногу перед съемками). Герой влюблял в себя живостью, стремительностью, невероятной тягой к знаниям и желанием изменить мир к лучшему. Прохор пытался побороть родовое проклятие, жить по справедливости, помогать людям.

Епифанцеву на момент съемок было 28 лет, играл он 18-летнего, выглядел на все 40, но харизма была просто потрясающая. В предыдущей статье я уже писала, что он походил на молодого Петра I. И этим Лапшин, конечно, ближе подошел к книге: Шишков в начале романа любуется своим героем, например, рассказывая о его пытливости, пишет, как Прохор в детстве пытался провести воду в баню «при посредстве архимедова винта» и построить железную дорогу от склада, чтоб возить по ней в дом дрова. Парень рос деятельным, страстным, но и наивности на первых порах было хоть отбавляй. Засыпая, он, например, воображал себя Дон Кихотом, а верного друга Ибрагима представлял Санчо Пансой, мечтал о том, как будет рассекать на собственном авто по Америке, а еще работать китобоем в океане. Яркая красочка, да? И падение героя с такой нравственной высоты казалось в сериале 1968 года настоящей катастрофой.

Владимир Епифанцев (слева) в роли Прохора в телефильме Ярополка Лапшина

Первая экспедиция Прохора на Угрюм-реку и в книге, и в версии Лапшина носила воспитательную цель — это была школа мужества: отец Петр Данилович, отправивший сына в опасный поход, пытался сделать из него «человека» и заодно разведать возможности освоения далеких краев. С Анфисой Прохор до поездки даже намека на отношения не имел.

Юрий Мороз почему-то захотел заоострить конфликт отца и сына: в новой версии Петр Данилович отправляет Прохора в ссылку, по сути на верную гибель, потому что видит в нем соперника в борьбе за сердце Анфисы. Поклонники романа не на шутку оскорбились, сочли такой сценарный поворот искусственным. Возможно, они и правы: Громову-старшему по книге все-таки не чужды отцовские чувства.

В отличие от Лапшина Мороз будто снимает историю безумия — и отца, и сына, Прохор у него похож на темного и мрачного купца Рогожина из «Идиота». И в этой связи его Анфиса, конечно, может быть только Настасьей Филипповной, ее и изображала на экране Юлия Пересильд.

Александр Горбатов и Юлия Пересильд в сериале «Угрюм-река»

Два телефильма представляют диаметрально разные трактовки этого женского образа. В старом фильме породистая красавица Людмила Чурсина играла женщину чистую, искренне любящую и несчастную. Образ попал в зрительские сердца, но в романе Шишкова Анфиса была куда более разбитной особой — с ямочками на щечках, высокой грудью, белым телом. Щелкала орехи, любила наряжаться, ходила в тунгусских мехах; кинжалом, отравленным китайским ядом в «вертучей руке» играла; и мучила мужчин, и авансы раздавала всем подряд, была взбалмошной, жестокой — одним словом, ведьмой. А спала ли с Петром Даниловичем — Шишков все время мастерски уходит от прямых ответов.

Кто бы что ни говорил, но Чурсина с ее аристократической внешностью не была шишковской Анфисой, а вот Юлия Пересильд подошла ближе к образу, придуманному писателем. Только вот кудри, делающие героиню похожей на миледи из «Трех мушкетеров»… Неужели по моде тех лет? Почему вообще в новой версии и купцы, и женщины — все так старательно завиты? Долетали ли новинки парикмахерского искусства до отдаленных сибирских уголков — сомневаюсь.

Софья Эрнст и Юлия Хлынина в сериале «Угрюм-река»

А вот летящие епанчи и длинные рубахи Прохора, нижнее белье героинь, роскошные меха, которые русские купцы за бесценок покупали у тунгусов — все это в новом сериале впечатляет. Как и интерьеры домов, сервировка столов. Картинка вкусная, ее хочется рассматривать. Для описания размашистого купеческого быта, нероновских пиров нуворишей все это важно.

Поклонников шишковского романа возмутил еще один факт. В фильме Лапшина путешествующий по Угрюм-реке Прохор встречает жадного и жестокого купца, эксплуатирующего труд бурлаков. Персонаж носил армянское имя Оганес Агабабыч, и актер Валентин Донгузашвили недвусмысленно играл толстопузого чужеродца, пришедшего в эти русские (вообще-то тунгусские) земли зарабатывать деньги. У Юрия Мороза купец не имеет имени, и герой совсем не похож на восточного человека. Времена политкорректности? Возможно. Линия мусульманина Ибрагима в версии Мороза тоже развивается по весьма «политкорректным» лекалам, нам в ярких красках показывают, как несколько богатых, образованных и как бы набожных христиан из трусости предают преданного им всем сердцем иноверца. А ведь он только что принял православие и задумал жениться на Варваре… Кстати, Юрий Миронцев, играющий Ибрагима, очень хорош в сериале Юрия Мороза — такую фактуру и транслируемую внутреннюю энергию надо активнее использовать в кино.

Юрий Миронцев и Александр Горбатов в сериале «Угрюм-река»

И наконец финал. Здесь Лапшин с Морозом снова диаметрально разошлись. В версии 1968 года Прохор, мучимый видениями Анфисы, Ибрагима, отца, пристава, Синильги, сбрасывается вниз головой с утеса — и эта яркая метафора нравственного падения человека, который, взобравшись на самый верх, не удержался, не справился — изменил себе, предал любящих его людей. В новом сериале вконец обезумевший Прохор, брошенный всеми, находящийся в наркотическом угаре, скачет в развевающемся плаще с жутким капюшоном куда-то вдаль — макабрический образ, навеянный то ли толкиеновским Назгулом, то ли ридовским Всадником без головы, то ли булгаковским Фаготом. А может это библейский всадник Апокалипсиса? Прохор проклинает землю и солнце и почти сразу ему «прилетает» — он видит жуткую вспышку на небе, глаза его загораются сатанинским огнем, затем идут титры про то, что в 1908 году в Сибири упал Тунгусский метеорит, и до сих пор существуют разные версии природного катаклизма. Такое впечатление, что небесное тело упало на землю от… огорчения, из-за того, что Прохор, на которого природа возлагала особые надежды, не оправдал ожиданий и превратился в монстра. Странноватый финал. Или эти тревожные всполохи на небе и в глазах героя символизируют конец старого мира, приближающуюся революцию?! Мне кажется, тут создатели сериала сильно перемудрили. У Шишкова в романе все предельно ясно: гонимый призраком Ибрагима, постоянно слышащий голос Анфисы, Прохор сбрасывается с башни, которую сам и построил — метафора прозрачна: Всевышний карает тех, кто городит «вавилонские башни» из тщеславия, гордыни и честолюбия.

А теперь немного истории. Вячеслав Шишков, придумавший роман, который мы обсуждаем четвертую неделю кряду, по образованию совсем не литератор. Окончил техническое училище, работал в Томском округе водных путей сообщения. В 1910-е годы много путешествовал по Сибири и Уралу, в составе исследовательских экспедиций изучал территории, прилегающие к Иртышу, Оби, Енисею, Лене, Ангаре. Знакомился с людьми, их бытом, общался с шаманами. И напитывался атмосферой, нравами и традициями этих суровых мест. Так он узнал историю Синильги — реальной шаманки, названной в честь снега, девушки неописуемой красоты, умершей в раннем возрасте. Ее похоронили ее в выдолбленной из цельного ствола дерева колоде, подвешенной на деревьях, на берегу одной из рек Эвенкии. Тургусы говорили, что недополучившая любви при жизни, она преследовала мужчин после своей смерти, манила, соблазняла, искушла.

А вот Угрюм-реки не существовало в природе, это словосочетание Шишков услышал в одной из сибирских песен и вынес в название романа, намекая на угрюмость людей, живущих в этом суровом крае и живущих не по совести. Литературоведы считают, что, описывая характер реки, автор скорее всего имел в виду Лену и Нижнюю Тунгуску. Кстати, в этих местах, а именно Туруханске, располагались ссыльные лагеря. Одним из отбывавших наказание именно в эти годы был Иосиф Сталин.

Писатель Вячеслав Шишков

Прототипов для романа Шишкову преподнес на тарелочке его коллега по экспедициям — инженер Николай Матонин, происходивший из рода енисейских купцов. По сути в основу сюжета легло семейное предание. Предок Матонина грабил купцов на большой дороге. Перед смертью сообщил своему внуку — успешному купцу Аверьяну место, где был зарыт клад с награбленным. Внук уже через неделю после похорон деда пожертвовал средства Минусинскому уездному правлению на строительство школы и церкви. Далее он оплатил расходы по открытию телеграфной станции в Красноярске. На его же деньги в Кекуре содержалась богадельня. 100 тысяч рублей он выделил на строительство гимназии в Енисейске.

А потом дочь его брата Михаила Косьмича Матонина Александра вышла замуж за купца Арсения Ивановича Емельянова. На свадьбе Аверьян Косьмич подарил племяннице-невесте кулон с бриллиантами. Присутствовавший при этом гость узнал кулон своей матери, убитой по дороге из Енисейска в Красноярск, разразился скандал. На свадьбе случившееся представили как пьяную выходку, однако сразу после торжества Аверьян Косьмич поехал в Кекур и пожертвовал деньги на строительство придела Ильинской церкви. Происшествие настолько произвело впечатление на сибиряков, что пошла гулять в народе легенда, она обрастала разными подробностями, на свадьбе дарили то серьги, то браслеты, но суть оставалась та же — это были украшения убиенной матери.

Фото сибирского шамана и его дочерей, сделанное Вячеславом Шишковым

Несмотря на щедрую благотворительную деятельность, Матонины так и не смогли отмыться от фамильного греха, имена купцов даже не упоминаются в краеведческой литературе. Судьба семейства развивалась зигзагообразно. В период золотой лихорадки Матонины еще больше разбогатели, хотя проблемы с бунтами рабочих на приисках порядком потрепали им нервы. В своем романе Шишков подробно пишет о забастовках и вдохновляется тут не только историей Матониных, но и Ленским расстрелом — событиями 1912 года, когда в одном из золотопромышленных товариществ конфликт акционеров и рабочих вырос в бунт. Бастовали три тысячи рабочих, призванные на помощь правительственные войска открыли по ним огонь, пострадали более 300 человек, 170 были убиты. Историки считают, что это кровавое событие приблизило революцию 1917-го.

А купец, отдаленно напоминающий Прохора, закончил жизнь так. 1 декабря 1883 года в селе Кекур губернатор открыл первое в Енисейской губернии сельское ремесленное училище имени Аверьяна Матонина. Но сам Аверьян не дожил каких-то дней до этого события. Он был похоронен в семейном склепе в селе Кекур, но в 1913 году склеп разграбили. Видимо, вандалы думали, что купца похоронили вместе с его богатством. В 1914 году Матонины обанкротились. В 1931 году плиту с могилы Аверьяна использовали для строительства свинарника… Родовое проклятье все-таки настигло купца.

Роман Шишкова мало совпадает с реальной историей — Прохор не Аверьян, и он не пытался искупить семейный грех. Но общая мораль в придуманном и жизненном сюжетах есть: проклятые деньги счастья не приносят, расплата тебя настигнет даже через годы. А вот какой она будет — в виде надругательства над твоей могилой или в виде наркоманской зависимости (а Прохор у Шишкова употреблет кокаин и морфий, что показано в совремнной версии «Угрюм-реки»), в виде безумия и самоубийства — это уже художественные ответвления. В любом случае «Угрюм-река», ставшая своеобразной энциклопедией русской народной жизни, вместившая приключенческий, мистический, детективный, мелодраматический жанры, напитанная почти библейскими философствованиями на тему предательства, гордыни, преступления и наказания, весьма современно звучит и сегодня. И за эту попытку поговорить на важные темы создателям нового сериала спасибо.

Источник

Читайте также:  Река иртыш впадает в какое море впадает река
Adblock
detector