Меню

Как вытащить мореный дуб из реки

Мореный дуб

Самая драгоценная в мире древесина — мореный дуб. На протяжении веков из него создавали шедевры. Такую роскошь могла позволить себе лишь элита. Изделия из мореного дуба передавались по наследству из поколения в поколение и, на сегодня, многие из них являются музейными экспонатами или хранятся в домах коллекционеров.

Уникальные характеристики

Первую жизнь дуб проживает на берегу, вторую — в воде. Бесценная древесина является экологичной — она попала в воду в доиндустриальный период. Проведя минимум 300 лет под водой, мореный дуб приобретает серебристые и палевые оттенки. А через 1000 лет древесина становится почти черного цвета, хотя бывают экземпляры с фиолетовым оттенком, что позволяет изделиям выглядеть еще более оригинально. Это происходит за счет отсутствия поступления кислорода из-за слоя песка и ила, под которыми покоится дерево, и высокому давлению. В это время проходят особые химические реакции, вырабатывается природный консервант — танин. Дуб приобретает потрясающие свойства — становится твердым, почти как камень и устойчивым к гниению, усыханию, а при изготовлении изделий не используются лаки и краски — его текстура и цвет совершенны.

Добыча материала

В большом количестве добыча мореного дуба на сегодня возможна только на территории России, Белоруссии и Украины. «Железное дерево», как называли его в старые времена, добывается во время минимального уровня воды в реке со дна водоемов. Для поиска драгоценного материала исследуется местность на протяжении многих километров. В местах, где в воде предположительно находятся его залежи, начинают работу аквалангисты. Им приходится вручную нащупывать каждый ствол.

Каждый ствол поднимается на берег при помощи современной техники. Вес дерева может достигать 50 тонн. После поднятия, материал перемещают в место раскряжевки, оценивают его состояние и немедленно приступают к обработке. После такой «расконсервации» он может испортиться за довольно короткий период.

Искусственное морение дуба

В интернете существуют инструкции, как сделать своими руками мореный дуб при помощи аммиака. Но свежеспиленные дубы по своим качествам существенно отличаются от тех, которые лежали под водой веками. При обработке в домашних условиях есть большой риск, что древесину «поведет», поэтому с готовыми изделиями нужно быть крайне осторожными.

Поставщики, которые применяют искусственное морение, заявляют о высоких физико — механических качествах материала и гарантируют идеальные цвета. Стоимость такого материала незначительно отличается. Но, на самом деле, качество такого материала ощутимо ниже. При помощи каких бы технологий не пытались морить дерево, оно никогда не приобретет таких качеств, как натуральный ископаемый дуб, проходивший естественные процессы преобразования. Отличить настоящее морение от искусственного способен лишь специалист, чем и пользуются недобросовестные продавцы, в разы завышая цены на изделия из «подделки».

Использование мореного дуба

Для того, чтобы можно было создавать изделия из мореного дуба, он должен подвергнуться правильной сушке и хранению. Международные и госстандарты для обычной древесины не подходят для мореного дуба. Особые требования влияют на его стоимость. Правильно вымоченный и высушенный мореный дуб стоит дорого, что снижает на него спрос. К сожалению, безграмотные добытчики этой ценности, пренебрегая всеми правилами, бросают стволы под солнцем или на зиму оставляют на площадках под открытым небом, хранят его на баржах, и т.д. В результате, большая часть материала приходит в негодность и идет на дрова, а остаток, который еще куда-то можно применить, продается по низкой цене.

В 90-е было много случаев, когда поднимали из воды сотни кубометров мореного дуба, отправляли мокрым за границу вагонами, и в результате он шел в топку, т.к. по прибытии был не пригоден для изготовления изделий. Из-за этого, западные инвесторы потеряли интерес к ведению такого бизнеса надолго. Иногда часть поднятых стволов забрасывалась обратно в водоем. Такой материал крайне сложно привести в нормальное состояние при повторном подъеме.

Даже в наше время очень мало специалистов, способных правильно обработать древесину. Но если ошибок не допустили, изделия из мореного дуба становятся воистину шедеврами искусства в руках умелых мастеров. На протяжении веков из него создавали потрясающие и уникальные вещи — разнообразную мебель, шкатулки, ларцы и фигурки — и называли «черным золотом». Зажиточные люди могли позволить себе даже паркет за баснословные деньги. Резьба по мореному дубу доверялась лишь проверенным «чернодеревщикам». Дубовые гарнитуры украшали лучшие дома, а мужчины пафосно ходили с трубками из этого дерева. Создание из него шпона или покрытие лаками, пластмассами и синтетическими смолами является абсурдным.

Мореный дуб — ценный материал, который невозможно восполнить, как и любое ископаемое. Должны пройти сотни лет для появления новых экземпляров. Но они уже не будут экологичными из-за загрязнения среды. Бездумное, поверхностное отношение к материалу приводит к сокращению запасов, но, пока, что есть время приобрести для себя изделия из многовековых деревьев. Они послужат не одному поколению и будут вызывать благоговение у истинных ценителей естественной красоты, которую создала природа.

Источник

Топляк. Как поднять и использовать мореный лес

Деньги со дна реки

В конце 70-х годов прошлого века страницы американских изданий облетела история о строителе Джордже Гудвине из Флориды. Его жизнь кардинально изменила случайность: Гудвин, строя себе дом, хотел соорудить в нем «что-то эдакое», и однажды его друг-рыбак вместо рыбы в качестве гостинца принес ему сосновое бревно, пролежавшее в воде несколько десятков лет. Гудвина поразило высокое качество древесины, а еще он понял, что найдутся и другие ценители этого материала.

Джордж вложил $100 тыс. в покупку участка земли вдоль берега реки и занялся «ловлей» бревен, их дальнейшей очисткой, сушкой и продажей. Его бизнес процветает и по сей день, принося по $3 млн в год. Сейчас его компания производит изделия из мореной сосны (паркет, мебель), которые украшают гостиницы, галереи, университеты Америки, а также дома и офисы известных людей, в числе которых музыкант Пол Маккартни и дизайнер Ральф Лорен.

По приблизительным подсчетам российских ученых (точную цифру никто не назовет, так как масштабные разведывательные работы в этом направлении не велись — слишком дорого), на дне водоемов России покоится более 38,6 млн м 3 затонувшей и затопленной древесины. Однако пока никто из россиян не прославился так, как Гудвин, да и компании, которые профессионально и стабильно занимаются добычей и обработкой топляка (как правило, это древесина, затонувшая во время молевых сплавов) можно пересчитать на пальцах одной руки. Почему в России не развивают добычу мореного леса? И выгодно ли это дело в условиях нашей страны, мы разбирались вместе с ведущими специалистами и учеными, занимающимися этой проблемой.

Цифры и факты про мореную древесину

По данным ЦНИИ Лесосплава, в ходе транспортировки заготовленного сырья по воде тонет до 1% сплавляемого объема. Например, в Волжском бассейне, по предположению ученых, затоплено около 9 млн м 3 древесины, в реке Енисей — 7 млн м 3 , в бассейне Оби и Иртыша — 6,5 млн м 3 . По предварительной оценке, от 30 до 50% затонувшей древесины — деловая (причем свыше 25% — хвойных пород, а около 5% — дyб, самый ценный материал). Впрочем, по словам специалистов, ценность имеет древесина всех пород, которая не превратилась в труху. Древесина, которая десятки лет выдерживалась в воде, — уникальное сырье для производства декоративных, строительных материалов, технологической щепы, качественного древесного угля (из одного кубометра топляка получается 200-300 кг угля). В воде происходит минерализация древесины, она становится прочнее, а при правильной обработке приобретает прочность камня. Она не гниет, в ней не заводится жучок, а изделия из такого материала вечны.

Но есть и другая сторона медали. Российские экологи бьют тревогу: покоящийся на дне топляк пагубно влияет на состояние водоема и его обитателей. Он выделяет фенол и меркаптаны, вытесняет кислород и тем самым вызывает заморы рыбы. На форумах в Интернете рассказывают истории о том, как иностранцы (в одном случае речь шла о японцах, в другом о финнах, в третьем о китайцах) хотели взяться за очистку российских рек от топляка и готовы были это сделать бесплатно, правда, при условии что весь «улов» забирают себе, но местные власти не дали «добро» на такие работы. Справедливости ради нужно сказать, что в последнее время государство начинает принимать меры по очистке рек от топляка. Не так давно на портале «Байкал Инфо» со ссылкой на министра природных ресурсов и экологии региона Олега Кравчука появилось сообщение о том, что на месте Байкальского ЦБК планируют построить завод по переработке топляка. Транспортная компания «РусГидро» с 2010 года ведет работы по очистке водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС от топляка, и его объемы в акватории уменьшились почти на две трети — с 730 до 281 тыс. м 3 . Из-за низкого качества древесины ее сразу же утилизируют, причем весьма оригинальным способом: засыпают слоем земли и гравия, а затем засеивают травой. Вместе с тем это лишь капля в море в масштабах нашей страны. Ученые и энтузиасты уже не первый год думают, как сделать добычу топляка привлекательной для бизнеса и тем самым очистить водоемы от промышленных отходов (именно таков официальный статус топляка).

Топляк – дело тонкое

Александр Дупанов, директор ГОДО «Транс-Центр» (г. Гомель, Беларусь), которая с 1998 года занимается добычей и переработкой натурального мореного дуба в промышленном объеме, был свидетелем настоящего бума в добыче мореного леса. По его словам, в 90-х годах ХХ века немало предпринимателей пытались организовать бизнес в этой сфере, но хотели это сделать быстро, без значительных капиталовложений, без привлечения высокопрофессиональных специалистов. В результате тысячи кубометров ценного материала были бездарно уничтожены.

Читайте также:  Полноводная река впадает в азовское море

В Интернете и сейчас можно найти немало предложений о продаже мореного леса, но, по мнению Александра Александровича, в подавляющем большинстве это разовые предложения и, как правило, предприниматели не гарантируют отгрузку материала в заявленном объеме и тем более заявленного качества.

«На постсоветском пространстве есть лишь несколько предприятий, способных обеспечить весь цикл — от добычи топляка и его переработки до выхода готового качественного материала. У ряда компаний попросту нет отработанных технологий, — говорит г-н Дупанов. — Кроме того, при организации производства они не учитывают, что средства, полученные от реализации сухого мореного леса, не покрывают многолетние затраты на производство качественного материала. Например, чтобы получить 100 м 3 качественного сухого мореного дуба, необходимо найти, добыть и переработать как минимум 1000 м 3 топляковой древесины.

Добыча и обработка мореного леса — сложный и длительный процесс. Вначале нужно провести разведку, составить карты месторасположения затопленной древесины. Для этого специалистам доводится исследовать 300-400 км реки, затем за дело берутся аквалангисты — опускаются на глубину до 30 м для обнаружения точного местонахождения затопленного леса. Затонувшие стволы нужно поднять на берег (причем так, чтобы их не повредить), аккуратно транспортировать, отсортировать и обработать. Специалисты говорят, что мореный лес — очень капризный материал, он может потерять свои свойства, полежав несколько часов на открытом воздухе.

По словам Владимира Пушкарева, руководителя компании «Самрат», которая занимается добычей и обработкой топляка, для того чтобы на промышленном уровне заниматься мореным лесом, нужно вложить в дело несколько миллионов долларов. «Добыча мореного сырья сопряжена с риском. Необходимо создать команду единомышленников. И тех, кто надеется быстро разбогатеть на этом деле, ждет разочарование, — говорит он. -Наша компания занимается добычей топляковой древесины не ради извлечения огромной прибыли и обогащения, а потому что нам это дело по душе. Чтоб этим заниматься, нужно быть фанатом».

Хорошее бревно – по цене автомобиля

Аркадий Аракелян в конце 1980-х работал управляющим крупного строительного треста, который вел свои лесозаготовки и в составе которого были лесоперерабатывающие предприятия. Когда в районе Обской губы было обнаружено около 10 млн м 3 топленой древесины (что-то затонуло во время сплава, что-то во время ледохода), то, по словам Аркадия Аракеляна, было несколько попыток извлечь эту древесину со дна губы, но ни одна не увенчалась успехом: затраты были несоизмеримы с полученным результатом.

«Самые качественные бревна, как правило, находятся в самом низу лежащей на дне древесины, и, для того чтобы их достать, нужно сначала убрать весь верхний слой. В основном это труха, но и нижние бревна нужно умудриться достать так, чтоб их не повредить. Да и вытащить — это еще полдела, сложнее всего добытую древесину довезти до места переработки, — делится своим опытом специалист. — В толще воды она не контактировала с воздухом, а после поднятия на поверхность начинает трескаться. Когда мы первый раз везли на обработку поднятую со дна древесину, то постоянно смачивали ее водой, во второй раз — в специально оборудованном аквариуме. И все равно довезли не все. А ведь ее еще в сыром виде нужно распилить, а потом еще и грамотно высушить».

Аркадий Аракелян подтверждает слова Александра Дупанова: полезный выход получался очень маленький. За хорошее бревно, по словам г-на Аракеляна, в советское время давали несколько тысяч рублей (тогда за такие деньги можно было купить автомобиль). Но даже такая высокая цена на полученный материал не покрывала издержки на его добычу и обработку. Руководство строительного треста, в котором работал Аркадий Аракелян, сочло дело нерентабельным, и работы были прекращены.

Сегодня разброс цен на мореный лес очень широк. Стоимость мореной древесины зависит от многих факторов: породы, ее состояния и качества, условий отгрузки. Например, 1 м 3 мореной березы предлагают по цене от 2 до 15 тыс. руб., 1 м 3 мореной сосны — 3-20 тыс. руб., 1 м 3 лиственницы — 4-15 тыс. руб., 1 м 3 мореной осины — 1,5-15 тыс. руб. Самый широкий диапазон цен на мореный дуб: 1 м 3 дубовой доски может стоить и $200, и $30 000, стоимость необработанного бревна — от $500 до $3000.

«Ожидается, что средняя цена 1 м 3 мореного дуба в цельных стволах в 2014 году составит 3300 евро, а качественного сухого материала — от 6 до 150 тыс. евро, — делится прогнозами Александр Дупанов. — Но для того чтобы реализовать продукт по такой цене, требуется соблюдение многих условий: у него должны быть отличные потребительские качества. Цена ниже рыночной должна насторожить потенциального покупателя. Это может означать, что продавец либо занимается незаконной добычей сырья, либо оно ему случайно досталось. Причем и в первом и во втором случае велика вероятность того, что материал длительное время соприкасался с воздухом (что губительно для него), а также мог неоднократно осушаться и повторно погружаться в воду (из такого сырья получить качественный сухой материал сложно)».

Эффективный способ добычи топляка для малых рек

Инженер-механик из Барнаула Владимир Невский не один год посвятил поиску экономически оправданного способа добычи, транспортировки и перевалки затонувшей древесины на малых реках (молевой сплав зачастую выполнялся именно на малых, несудоходных реках). И нашел его! Владимир Александрович разработал конструкцию малогабаритного плавучего крана — мобильного и компактного агрегата, который может пройти там, где другой технике не под силу. Изобретение г-на Невского неоднократно было опробовано на малых реках Алтайского края.

«Топляком засорены как малые, так и судоходные реки, где для добычи можно применить высокопроизводительные плавкраны. Однако затраты на поиск разбросанных по подводным речным просторам бревен, их добычу, перевозку и перевалку окажутся несоизмеримыми с конечным результатом. А вот на малых реках проще. Лежат бревна-топляки в плесовых ямах, у перекатов нешироких речушек, и профессионалу-речнику не составит большого труда отыскать их», — говорит г-н Невский.

Идея разработки подводных залежей увлекла Владимира Невского еще в 1992 году. Тогда ему удалось собрать группу энтузиастов, которые, вооружившись архивными сведениями о лесосплаве, отправились в плавание по рекам Алтайского края. Они определяли объемы затонувшей древесины, составляли лоцманские карты, на схемы и карты нанесли дороги и населенные пункты. Но когда стали подсчитывать, сколько денег нужно потратить, чтоб поднять лес из воды, поняли, что привлекательная идея вылилась в непростую экономическую задачу.

По мнению Владимира Невского, такие распространенные способы добычи затонувшей древесины молевого сплава на малых реках, как водолазные работы, траление с берега, во-первых, малоэффективны, во-вторых, трудоемки, в-третьих, не всегда возможны в труднодоступной прибрежной местности и, в-четвертых, экономически неоправданны. А применение высокопроизводительных плавучих кранов, по словам специалиста, на малых реках невозможно из-за отсутствия размеров фарватера, которые позволяют использовать такую технику.

«Отечественная промышленность выпускает топлякоподъемные агрегаты ЛС 65 и ЛС 41. Но стоимость этих агрегатов превышает несколько миллионов рублей. Кроме того, из-за больших габаритов их невозможно эксплуатировать на малых реках. А вот работа плавучего крана с минимальными габаритами возможна там, где воробью по колено: на водоемах с шириной фарватера 4,5 м и глубиной 30 см».

По подсчетам Невского, с помощью такого плавкрана в месяц можно добывать 700-900 м 3 топляка. Производительность плавкрана зависит от глубины водоема и степени заиленности бревен. Расход дизтоплива на подъем топляка, транспортировку на расстоянии до 50 км и перевалку на автотранспорт — 1500 кг/мес. Средняя себестоимость 1 м 3 сырья получается 550-600 руб. (включая подъем, транспортировку, перевалку и погрузку на лесовозную машину), а средняя цена кругляка сегодня — около 3 тыс. руб. «Вот и судите сами, выгодно заниматься этим делом или нет», — говорит Владимир Александрович.

Как это работает?

По оценке экспертов, объем ежегодно всплывающей древесины на Богучанском водохранилище составит до 1 млн м3 в год
По оценке экспертов, объем ежегодно всплывающей древесины на Богучанском водохранилище составит до 1 млн м 3 в год

По словам Владимира Невского, в управлении плавкраном никаких премудростей и хитростей нет. По водоему агрегат перемещается с помощью палубных лебедок, тросы которых закрепляются за береговые опоры (естественные или искусственные). К плавкрану присоединяется так называемый донный трал (подобие тяжелых грабель), который при движении крана сгребает все, что находится на дне водоема. Когда сопротивление движению плавкрана доходит до предела, он возвращается к тралу и поднимает на его палубу все собранное. Поднятая древесина формируется в пучок. После формирования пучка из 10-15 кряжей к нему крепится понтон. Пучок с закрепленным понтоном сбрасывается в воду и катером буксируется на участок перевалки, где лебедкой-бревнотаской поднимается на береговой склад и расформировывается.

Большой плюс такой технологии еще и в том, что поднятое бревно не отправляется сразу на берег, а находится в воде, будучи привязанным за борт плавкрана. Владимир Александрович говорит, что это помогает избежать так называемой кессонной болезни — растрескивания бревен.

«Поднятое с глубины бревно словно кипит, слышны щелчки. Газы, содержащиеся в древесине, пролежавшей на глубине водоема, где давление выше атмосферного, при быстром подъеме могут разорвать ее, — говорит г-н Невский. — Кроме того, кран в процессе работы качается, прикрепленные к нему бревна находятся в движении и таким образом отмываются от ила и песка».

Читайте также:  Координаты истока реки дона

Доставлять плавкран к месту работ можно по реке буксировкой или на обычном грузовом автомобиле без всяких согласований с ГИБДД, он вписывается в дорожные габариты. А собирается он за три-четыре часа силами трех-четырех человек. Владимир Невский говорит, что у него был опыт совместной работы как с общественными организациями, так и с научными институтами, но ни первые, ни вторые не захотели развивать его дело.

«Было несколько встреч и с потенциальными инвесторами, но их, как правило, интересовал конечный результат, они требовали всю информацию вплоть до разработанного бизнес-плана, в котором учтены все налоговые вычеты, бухгалтерские выкладки, инвестиционные риски. Эта работа требует иных знаний и подходов, нежели труд конструктора», — говорит Владимир Александрович.

Определяем качество и количество топляка вслепую

Робот Sawfish – подводный лесоруб
Робот Sawfish – подводный лесоруб

Внедрение изобретений кандидата технических наук, доцента Поволжского государственного технологического университета (Республика Марий Эл) Александра Роженцова могло бы значительно облегчить и удешевить работы по поиску топляка. Александр Павлович разработал и запатентовал в Роспатенте два устройства. Первое помогает обнаружить под водой (при ограниченной видимости и даже при полном ее отсутствии) затонувшую древесину и точно навести на нее грузозахватный механизм. Второе устройство призвано определить твердость затонувшей древесины по плотности структуры: труха — дрова, условно твердая — деловая. То есть для того чтобы определить качество топляка, не обязательно поднимать его на поверхность, а это серьезная экономия времени и средств.

«Оба устройства довольно просты, поэтому и себестоимость у них низкая. Причем, для того чтобы использовать эти устройства, не нужно никакого дополнительного оборудования, — говорит ученый. — Устройства устанавливаются непосредственно на челюсти грузозахватного грейферного механизма».

В свое время Александр Павлович защитил диссертацию «Совершенствование процессов поиска и оценки скоплений затонувшей древесины на лесосплавных водных объектах». Результаты исследований были использованы в производстве на лесопромышленных предприятиях Республики Марий Эл: ОАО «Марийский ЦБК», древкомбинат «Заря»», ГП «Марийский лесопромышленник», ОАО «Козьмодемьянская сплавная контора».

«С помощью изобретенных устройств топляк поднимали два раза. Правда, мореный дуб не нашли, но для меня главное было подтвердить дееспособность устройств, что и было сделано», — говорит Александр Роженцов. По словам Александра Павловича, топляк, поднятый во время первых испытаний, продали населению на дрова, а тот, что подняли во время второго испытания, передали на ОАО «Марийский ЦБК», где его переработали на гофркартон и туалетную бумагу. В то время в Республике Марий Эл не нашлось подходящего деревообрабатывающего предприятия, где можно было бы правильно обработать поднятый топляк.

«В нашей республике сейчас добыча топляка, по сути, не ведется. Раньше это делали лесопромышленные предприятия, которые занимались сплавом, — рассказывает г-н Роженцов. — Однако в настоящее время почти все крупные лесосплавные предприятия обанкротились. Мелкие частные предприниматели пытаются что-то делать, но им не хватает опыта и специального инструмента».

По мнению Александра Павловича, подъем топляка — актуальное и прибыльное дело. Но чтобы серьезно им заниматься и добиться успехов, нужно четко соблюдать технологию, не пропуская ни одного этапа: вкладывать деньги не только в добычу сырья, но и в проведение разведывательных работ, качественную обработку материала. По наблюдениям Александра Роженцова, большинство тех, кто занимается добычей затопленной древесины, пытаясь сэкономить, не соблюдают технологическую цепочку. Ученый говорит, что к нему не раз обращались предприимчивые сограждане, желающие купить картосхемы затонувшей древесины в Республике Марий Эл, но никто не приходил с предложением вложить деньги в разведывательные работы.

«С точки зрения бизнеса перспективы у этого дела, конечно, есть. Ведь мореная древесина раз в десять дороже свежесрубленной и, если ее продавать не просто в бревнах или досках, а делать из нее какую-то продукцию (мебель, аксессуары для дома, сувениры), можно неплохо развиться, — считает г-н Роженцов. — В России немало богатых людей, готовых платить за мебель из мореного дерева, особенно дуба, и этим людям было бы намного выгодней приобретать ее здесь, чем везти из-за морей-океанов. Да и надо учитывать, что в Европе запасы мореной древесины исчерпаны».

Источник

Секреты «чёрного золота» владимирских рек

Денис Дуденков: Заведующий отделом природы ВСМЗ Почему в 90-е годы XX века при кличе «Обогащайтесь, как можете» предприимчивые люди не бросились на берега Клязьмы и Оки за дорогостоящим морёным дубом
1 Марта 2019, 11:48

Геологическое строение Владимирской области таково, что её территория бедна полезными ископаемыми. А те, которые имеются, это в основном отложение тёплых древних морей, а также холодных ледников неоднократно покрывавшие территорию Русской равнины. Есть полезные ископаемые, до сих пор образующиеся в озёрах — сапропель и в болотах – торф. Но есть одно весьма дорогое и незаслуженно забытое полезное ископаемое — морёный дуб. Народная молва наделяла дно реки Клязьма огромными его залежами и породила слухи о предприимчивых капиталистах, готовых углубить и очистить дно реки в обмен на поднятое со дна ценное сырьё. Ежегодная очистка русла и фарватера Клязьмы и Оки во времена СССР приводила к накоплению на их берегах явно древних, почерневших от долгого пребывания в воде стволов, винно пахнущих и растрескивающихся под лучами летнего солнца.

«ЖЕЛЕЗОБЕТОН» СРЕДНЕВЕКОВОЙ РУСИ

Во втором зале Исторического музея города Владимира разместились, пожалуй, два самых громоздких экспоната Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Это дубовые бревна из основания древнего оборонительного Троицкого вала, насыпанного во времена князя Андрея Боголюбского. Бревна были извлечены при прорезке вала, по всей видимости, в 1958 году при строительстве путепровода в районе Дворца пионеров. Вынуты ли дубовые бревна древними строителями из клязьминских вод или приобрели «железную твёрдость» при нахождении во влажной почве без доступа кислорода в течение последних 800 лет – пока неизвестно? Ответ даст только дорогой радиоуглеродный анализ. Вообще, 800 лет — срок для морёного дуба загадочный, именно с этого времени у него только начинается «вторая жизнь» со свойственной ей особой прочностью и благородным чёрным цветом.

УТОНУВШИЕ БОГАТЫРИ

В течение своей жизни на протяжении столетий реки, меняя своё русло, подмывали корни дубов растущих по их берегам. Первое время исполины, наклонившись всей кроной над водой, несколько лет сопротивлялись судьбе, но затем, чаще всего в сильное половодье, оказывались в воде. Проходили столетия, песок и ил покрывал стволы многометровым слоем. Другие деревья, попавшие в воду, постепенно сгнивают, но не древесина дуба. В ней содержится много дубильных веществ — таннидов. При соединении с солями железа, которых особенно много несли притоки реки Клязьмы, берущие начало в многочисленных болотах, дубильные вещества давали иссиня-чёрную, цвета «воронового крыла», окраску. Кора дуба бесследно разрушалась, а очищенный ствол шлифовался естественными «абразивами» речного песка, несомого водами реки. Течение иногда переносило дерево довольно далеко от места первоначального падения. Через века, в результате очередного изменения русла, вода размывала песок, извлекая дубового богатыря на свет божий — эти процессы происходили тысячелетиями. Подобное, но в более спокойной обстановке происходило и в озёрах, превратившихся затем в торфяники. Так, в торфяниках Ирландии в 1960 году обнаружены дубы, возраст которых составлял от 4000 до 7000 лет. В 1973 году под 6-метровым слоем наносов у села Щучье на берегу Дона обнаружен дубовый чёлн, пролежавший 4000 лет и прекрасно сохранившийся, теперь это экспонат Исторического музея в Москве.

ЧТО ИМЕЕМ — НЕ ХРАНИМ

С древнейших времён морёный дуб добывали в Европе со дна многочисленных рек. Затем, на протяжении нескольких лет сушили, причём секрет сушки держался в строгом секрете. Мастера, работавшие с морёным дубом, назывались «чёрнодеревщиками». В малом Тронном зале Зимнего дворца можно увидеть массивный трон из морёного дуба, изготовленный для Петра I английским мастером Клаузеном. В XVIII веке при появлении огромного количества красного дерева из Африки и Америки и исчерпании запасов морёного дуба в Европе мастера были переименованы в «краснодеревщиков». Находки морёного дуба в европейских странах теперь очень редки — запасы морёного дуба в Старом Свете в целом ограничены.

В СССР добыча морёного дуба частными лицами была запрещена, а те дубы, которые добывались попутно при дноуглубительных работах, часто использовались местным населением, а также рыболовами, туристами и охотниками в качестве банальных дров. Горит морёный дуб он очень жарко, так что печная кладка иногда не выдерживает температуры подобного древнего топлива.

Единственный пример использования морёного дуба во Владимирской области, известный автору, относится к концу 1980-ых годов, когда на рынке на улице Батурина в городе Владимире торговала столярным инструментом (фуганками, шерхебелями, рубанками) интересная пожилая пара из города Вязники. Колодки их были изготовлены из морёного дуба. Стоил такой фуганок, который благодаря солидному весу не надо было и особо прижимать при работе, довольно дорого. Хозяин утверждал, что сушить добытую во время половодья «моруху» лучше всего в сыром песке.

ДУБОВАЯ АРИФМЕТИКА

Так, почему же в 90-ые годы XX века при кличе родной страны «Обогащайтесь, как можете» многочисленные частники не бросились на берега владимирских рек за морёной древесиной? Следует сразу отметить, что добыча этого сырья финансово очень затратное мероприятие. Морёный дуб, как и раньше, могут добывать предприятия ведущие дноуглубительные работы рек, но их деятельность уже два десятка лет почти парализована. Большое значение имеют поисковые и разведочные работы, а это финансово затратный труд аквалангистов в реках, где прозрачность воды ничтожна мала. Добычу можно вести только в летний период, а зимой заниматься сушкой и переработкой добытого материала, ведь влажность вынутой древесины составляет до 110 %. Нужны узкоспециализированные плавсредства и подъёмное оборудование (вес 1 м3 морёного дуба часто достигает 1,5 тонны). Нужны ангары для постепенной сушки древесины, где поддерживается необходимый режим температуры и влажности. Резкая сушка на открытом воздухе зачастую приводит к гибели морёной древесины. Качество вынутого из воды сырья зависит от индивидуального здоровья и возраста утонувшего дерева, например, наличие пороков в виде дупел и ходов личинок насекомых. Имеет значение и место захоронения дерева на дне — толщина слоя горных пород его укрывающих и их состав: песок это или глина. Раньше считалось, что извлечение «топляка» экологическое благо для рек, но однажды пришлось общаться с местным жителем, рыболовом с Оки, где, по его словам, после извлечения из затона всех утонувших деревьев исчезла вся рыба, любящая коряжистые места.

Читайте также:  Река майдан ульяновская область

Видимо, добыча морёного дуба дело будущего, а пока Клязьма и Ока хранят на своём дне никем не считанные залежи этого богатства, давно закончившиеся в благополучной Европе.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Источник



Интересные факты о мореном дубе

Мореный дуб — драгоценный древесный материал с серебристо-седыми благородными прожилками, впитавший в себя историю. На протяжении веков и тысячелетий затонувшие дубовые стволы находились на дне водоемов, где без доступа воздуха, в процессе морения постепенно приобрели прочность, не уступающую камню. Сама природа, подарив мореному дубу, долговечность и неповторимую цветовую гамму, обусловила этим его уникальные свойства. Нельзя найти более красивой текстуры древесины. Именно поэтому знаковым отличием изделий из мореного дуба является то, что при их изготовлении не используются ни красители, ни лаки. Цвет древесины говорит сам за себя: нежные палевые оттенки свидетельствуют о возрасте морения в 300-400 лет, а черный цвет приобретается более чем за 1000 лет морения. В исторических описаниях можно встретить наименование мореного дуба как «черное дерево» и «железное дерево». Такие названия обусловлены свойствами древесины, но речь идет именно о дубе, выдержанном под водой. Характерно, что на Руси не существовало понятия «краснодеревщик» — мастера, работающие с элитной древесиной, назывались именно «чернодеревщиками». И сегодня, следующие вековым традициям мастера, уважают природную неповторимость каждого кусочка материала, с которым работают, выявляя и преподнося его лучшие качества. Поэтому мореный дуб сегодня используется не только и не столько как отделочный материал, но и как источник вдохновения для создания подлинных произведений искусства. «Мореный дуб» (название происходит от франц. «marais» – болото), обыкновенно называемый черным, представляет собой древесину дуба, минерализованную солями металла в естественных условиях. В течение многих сотен лет, вследствие размыва берегов и изменения русла рек, прибрежные дубовые рощи оказывались под водой. Под влиянием танина (галлодубильной кислоты) древесина меняет там свой химический состав. В результате происходило изменение в содержании окислов железа: в обыкновенном дубе их 3,8 %, в морёном – от 9,7 до 32,33 %. (по сути он на треть становится железным). Обрабатывать его нужно в моченом состоянии ибо когда он высыхает становится чрезвычайно твердым. Кроме того, из-за высокой минерализации дуба под тысячелетним воздействием воды (от 1 до 5%), древесина обладает сильной энергетикой. Поскольку все стволы дерева оказываются в разных условиях, каждое бревно приобретает неповторимые состав и цвет. В зависимости от количества солей металла (в основном железа), содержащихся в речной воде и количества дубильных веществ, содержащихся в древесине, происходила окраска дуба- в цвета от розоватого до черного. Тон и интенсивность окраски зависели от естественных условий, а также от времени минерализации. Для приобретения древесиной черного цвета, необходимо, в среднем, от 1000 до 2000 лет. Образование месторождения дуба складывается из нескольких необходимых условий: наличие дубрав на берегу, скорость течения реки, благоприятная для процесса минерализации, насыщенность воды солями металлов, определенного состава речного аллювия и временного фактора. Из этого следует, что мореный дуб – поистине уникальный материал, поскольку вероятность совпадение всех вышеперечисленных факторов достаточно мала. Невозможно сказать, когда впервые был открыт мореный дуб, но история, связанная с ним, впечатляет. Одно из преданий гласит, что из этого дерева были сделаны стены крепости, воздвигнутой князем Рюриком на берегу озера Ильмень в IX веке н.э., и считающейся одним из первых крепостных сооружений на Руси. Также существуют неоспоримые факты, что из мореного дуба изготавливались троны для правителей имперских держав. И тому есть свидетельства: трон короля Якова II в Великобритании или трон Петра I, изготовленный английскими мастерами в подарок государю. Чудесные свойства мореного дуба настолько заинтересовали Петра, что он повелел «…древесину сию вылавливать, и строгий учет стволам весть…» Позже, в 1712 году, он презентовал Екатерине Алексеевне шкатулку из мореного дуба в качестве одного из свадебных подарков. Преподнесение подарков из «черного дерева» в особо торжественных случаях впоследствии стало традицией, которая продолжалась вплоть до революции. Кабинеты, кресла, бюро дарились на юбилеи и должностные назначения. Шкатулки, ларцы, фигурки преподносились дамам на свадьбу и в день ангела. А уж отделка мореным дубом помещений явно свидетельствовала не только о состоятельности человека, но и о его весе в обществе. Поскольку этот материал во все времена был элитным, и доступ к нему нужно было заслужить. На долю традиций добычи и изготовления изделий из мореного дуба в течение последнего столетия выпало немало испытаний. Поскольку ресурсы этого материала — не безграничны, на территории Европы запасов мореного дуба практически не осталось. Поэтому до революции добываемый в России материал в основном поставлялся в Европу, где создавались интерьеры в королевских дворах — мореным дубом были украшены лестницы, перила и другие части декора домов августейших особ. С давних пор мореный дуб разрабатывался кустарным способом: стволы находили в воде старатели и вытаскивали на поверхность практически вручную. Позже был разработан и промышленный способ добычи этого элитного материала, он использовался акционерным обществом «Московско-Казанская железная дорога». Потом, в связи с началом Первой мировой войны, добычу мореного дуба пришлось закрыть, и все контракты с европейцами были аннулированы. Позже разработка месторождений возрождалась с переменным успехом. В феврале 1948 года постановлением партии и правительства СССР процесс добычи и обработки мореного дуба был признан нерентабельным, вследствие чего Саранская Республиканская контора, единственное предприятие, занимающееся мореным дубом на территории СССР, была упразднена. Таким образом, в России, несмотря на многовековой опыт добычи и обработки этого материала, мореный дуб оказался «вычеркнут из списка» на промежуток около 60 лет. Сегодня утерянная технология добычи и обработки мореного дуба возрождается. Хотя доступна она лишь опытным специалистам. Это очень сложный и длительный процесс, который требует больших трудозатрат и ресурсов. Предварительно, перед началом сезона, специалисты исследуют несколько сотен километров русел рек, анализируя особенности берегов, скорость течения, глубину и состав речного дна. В местах предполагаемых залежей, на разных глубинах, аквалангисты буквально на ощупь исследуют дно реки в поисках затонувших стволов, раскапывают площадь вокруг найденных дубов, чтобы иметь возможность подъема на берег современными техническими средствами. Далее сырье обрабатывается, транспортируется, сортируется и сушится. И только после 3-летней сушки материал отбирается для дальнейшей обработки. Мореный дуб – материал весьма капризный, способный потерять свою первозданную красоту и свойства всего лишь за несколько часов на открытом воздухе, будучи оставленным «без глаза». Ствол дуба должен быть распилен в течение нескольких дней, в противном случае он становится непригоден для использования. Это одна из его особенностей, известных только мастерам-чернодеревщикам. Даже обычная древесина требует сушки. А процесс сушки мореного дуба — это долгая и кропотливая работа, которая не может давать сбоев: ведь если древесину неправильно высушить, ее внутренние напряжения рано или поздно превратятся в трещины. Мореный дуб необходимо сушить в условиях, приближенных к естественным: немного сухого воздуха, немного ветра, немного влажности – все, как в природе, только обеспечивается это в специальном помещении. Причем, после завершения процесса сушки, который длится несколько лет, пригодным для дальнейшего изготовления изделий остается лишь минимальный процент от общей добытой биомассы дерева. Полученный в итоге материал тщательно отбирается и сортируется по геометрическим размерам, цвету, плотности, текстуре для последующего создания уникальных произведений. Неудивительно, что изделия из мореного дуба ввиду исключительной сложности обработки самой древесины могут изготавливать только настоящие знатоки своего дела. При этом они прямо заинтересованы в своей репутации, и уважающая себя фирма-изготовитель сопровождает свою продукцию сертификатом, который служит гарантом качества и подлинности. Созданный энтузиастами, единственный музей мореного дуба в России расположен в Республике Марий Эл, в городе Козьмодемьянске, в здании купеческого дома.

Источник

Adblock
detector