Меню

Какое озеро может стать океаном

Байкал станет океаном

Будущее самого большого пресного озера на Земле спрогнозировали новосибирские геологи. Изучив тектонические процессы в районе Байкала и восстановив историю его образования, ученые пришли к выводу, что его перспективы весьма печальны.

Фото: Wothe, K./GLOBAL LOOK

В древности на месте Байкала происходил активный рифтогенез — расколы земной коры, сопровождавшиеся извержениями вулканов. Трещины и впадины заполнялись различными осадочными породами. Изучая слой за слоем, специалисты Института геологии и минералогии имени Соболева РАН и Новосибирского государственного университета смогли проследить историю озера, сообщает издание «Наука в Сибири».

Оказалось, что до начала второй половины неогена Байкальская рифтовая зона менялась медленно. Но 7-5 млн лет назад случилось нечто, что подтолкнуло геологические процессы: горы начали резко вздыматься вверх, впадины — быстро углубляться. Раскол самой глубокой из них составил примерно 7 -10 километров. Это данные геофизических сейсмических съемок, точнее сказать трудно, поскольку иных замеров произвести пока не представляется возможным. В этом расколе и зародился Байкал, а в целом в той местности развился рельеф альпийского типа, который мы видим и сегодня.

Однако тектонические движения продолжаются. «Байкальская рифтовая зона — это активная геодинамическая структура, в которой сейчас происходит масса землетрясений», — говорит доктор геолого-минералогических наук Сергей Кривоногов. По его словам, горы вокруг озера продолжают расти, причем с огромной скоростью — на 5-6 мм в год. Одновременно углубляются трещины — на 3-4 мм в год. Если так пойдет дальше, то байкальская впадина и вовсе расколет материк, вновь превратив Евразию в два отдельных континента. А там, где сейчас человечество имеет огромный резервуар пресной воды, раскинет свои соленые воды новый океан. Но будет это еще не скоро, успокаивают ученые, несколько миллионов лет у жителей Земли и конкретно у россиян есть, чтобы морально подготовиться к переменам.

Источник

Не море, но будущий океан

Почему Байкал неправильно называть морем и станет ли озеро океаном? Ответы на эти и другие вопросы читайте в эксклюзивном интервью Первого Байкальского.

27 сентября тихо прошел один из многочисленных экологических праздников, учрежденных Организацией Объединенных Наций – Всемирный День моря (World Maritime Day). Этот день отмечается с 1978 года по решению 10-й сессии Ассамблеи Межправительственной морской консультативной организации и посвящен привлечению внимания международной общественности к тому, какой невосполнимый ущерб морям и океанам наносят лов рыбы, загрязнение водоемов и глобальное потепление. Озеро Байкал многие называют «Великим морем», поэтому мы решили спросить нескольких иркутских ученых, насколько это корректно.

Не море, но будущий океан

Загадка кроется в самом названии Байкала. Некоторые исследователи считают, что слово происходит от якутских «бай кел» – «богатое озеро». Но есть и те, кто переводит название с китайского как «Бей Хай» – «Северное море». Также среди «морских» аргументов называют наличие в озере нескольких видов чисто морских губок, рыб и собственно гордости Байкала – тюленей-нерп. Однако иркутские ученые, изучающие Байкал и поэтому владеющие точной терминологией, полны скепсиса.

Сотрудник Института земной коры СО РАН, доктор геолого-минералогических наук, профессор Кирилл Леви сообщает:

— То, что Байкал является морем, – это вульгаризм, созданный народом из-за масштабов самого озера. По географическому определению это внутриконтинентальное озеро.

Этой же точки зрения придерживается его коллега из Института Географии СО РАН, доктор географических наук, профессор кафедры географии, картографии и геосистемных технологий Виктор Плюснин:

— Байкал, конечно, большой. В нем, как все знают, выделяют даже Малое море, так что неудивительно, что и весь Байкал иногда называют «морем». Если точно следовать определениям, Каспийское море – тоже озеро. Если подходить к вопросу с формальной стороны, Байкал относится к озерам. Потому что море, как правило, имеет прямые выходы к океану, тогда как Байкал находится глубоко внутри суши. Море является прибрежной частью океана и объединяется с ним уровнем глубины, направлениями течений. А внутри суши, где нет такого прямого контакта… Конечно, можно сказать, что Байкал выходит в океан посредством рек – через Ангару и Енисей. Но это противоречит определению понятия «море». Байкал – это озеро.

Читайте также:  Лебединое озеро постановка юрия григоровича

Некоторые считают Байкал морем из-за его глубины, площади и объема – то есть единицами измерения, сопоставимыми с морскими параметрами. Но есть еще один критерий: моря преимущественно соленые, как и океан, а озера – пресные, так как наполняются пресноводными реками.

Точку в дискуссии поставил заместитель директора по науке иркутского Лимнологического института СО РАН Вадим Анненков. На вопрос, чем является Байкал с научной точки зрения, он вполне определенно ответил:

— С точки зрения науки? Да вы сами можете посмотреть определение в интернете. Море – это часть мирового океана. Байкал является частью какого-либо океана? Нет. С точки зрения глубин – да, они вполне морские. Но это формальный признак. Фактически он является тем, к чему мы все привыкли – озером Байкал.

Байкал – будущий океан?

Пусть не море, зато у Байкала есть все шансы в отдаленном будущем стать еще одним океаном. Кирилл Леви прокомментировал:

— Действительно, по Южной впадине Байкал пересекает Ангарский тектонический разлом. Байкальская впадина – это трещина между Сибирской и Забайкальскими платформами земной коры. Она разрастается со скоростью 3-4 миллиметра в год. В далеком прошлом это привело к тому, что образовалась байкальская котловина. По зоне сдвигов она может выйти в залив Охотского моря. В одном из изданных атласов Байкала действительно видно признаки будущего океана. И он может стать океаном, если динамика недр не изменится. Но на это уйдет несколько миллионов лет.

Виктор Плюснин поддерживает эту точку зрения:

— Да, Сибирский риф стоит на стыке Сибирской и Амурской тектонических плит. Они отходят друг от друга, берега Байкала удаляются друг от друга. Следствием этого является повышенная сейсмичность нашего региона, выход со дна озера термальных источников в Тункинской, Муйской, Баргузинской котловинах – там, где плиты расходятся. Происходит увеличение водной площади. Так что через много миллионов лет Байкал вполне может расшириться до Охотского моря, слиться с ним и выйти в Северный Ледовитый океан.

Источник

Академик Грачев: «Байкал не просто озеро – будущий океан»

«Байкал огромный. Даже если всех людей на Земле утопить в Байкале, его уровень повысится всего на три сантиметра». Эта цитата принадлежит не мизантропу, а академику М. А. Грачеву, и говорит лишь о грандиозности одного из самых уникальных творений природы, изучению и защите которого этот выдающийся ученый и организатор науки посвятил большую часть своей творческой жизни. 1 апреля 2019 г. Михаилу Александровичу, большому другу и постоянному автору нашего журнала, исполняется 80 лет. В специальный выпуск «Думай о науке!», посвященный этому событию, мы включили избранные статьи академика, его учеников и коллег, опубликованные в нашем журнале, наиболее близкие научным интересам и нравственным убеждениям юбиляра

М. А. Грачев: «Врезалась в память картинка: мне пять лет, я еду с мамой на поезде во Владивосток. Едем долго – 1944 год, война, время трудное. Народ говорит: сейчас будет Байкал, не озеро – море! Наконец, Слюдянка, торгуют омулем. Мое самое сладкое лакомство – морковка вареная. А тут – омуль, неиспытанный запах копченой рыбы. Таким был мой первый Байкал – кормилец!

Следующая встреча с Байкалом — букварь. Несколько строк об озере, самом глубоком в мире. Потом была серия “научно-популярная литература”, такие тоненькие брошюрки на серой бумаге с отличными рисунками-чертежами – как устроено радио, как делают электрическую лампочку…

Потом – шестидесятые годы – знаменитый фильм Герасимова “У озера”. Помню картинку: зима, солнце, великолепные сосульки-наплески на берегу Байкала и возле них – юная героиня. Весь СССР жалел озеро, не убеждали кадры с уникальными очистными сооружениями целлюлозного комбината.

И вдруг – 1987 год. Академик В. А. Коптюг спрашивает: не согласитесь ли поехать в Иркутск и руководить головным институтом по проблеме Байкала? Огромная честь и огромный вызов: справлюсь ли? Судьба… Сомнений не было: еду».

М. А. Грачев: «Поздней осенью 1987 г. на Байкале началась массовая гибель тюленей. На берега выбросило 6 тыс. трупов животных, из общего числа особей популяции около 100 тыс. 25 декабря 1987 г. небольшая экспедиция в составе сотрудников института (в том числе меня) и известного иркутского ветеринара и патоморфолога В. С. Колесника отправилась на Ушканьи острова, расположенные посреди Байкала на границе его средней и северной котловины.

Читайте также:  Озеро шарташ места отдыха

Работники метеостанции показали нам мертвых тюленей, описали симптомы болезни и сообщили, что у них погибли с аналогичными симптомами все собаки. В. С. Колесник тут же предположил, что байкальская нерпа заболела собачьей чумкой. Чумка, или чума плотоядных, вызывается морбилливирусом, родственником вируса кори. Анализ литературы показал, что случаев заболеваний тюленей чумкой ранее не отмечалось. Тем не менее мы решили проверить гипотезу методами молекулярной биологии. Это сделал новосибирский десант, и гипотеза уже в феврале 1988 г. полностью подтвердилась. Итогом работы стал доклад правительству и две публикации в журнале Nature».

В 1990 г. был создан Байкальский международный центр экологических исследований, в рамках которого было проведено около 250 экспедиций с участием около 1.5 тыс. ученых из 36 стран, а также ненаучные, например, команды Жака Кусто. За время деятельности центра число научных публикаций с ключевым словом «Байкал» увеличилось в мире более чем в сто раз!

Ж. Клеркс (Королевский музей Центральной Африки, Бельгия): «Хотя в структуре БМЦЭИ был Совет, который рассматривал программы и определял действия, был все же один человек, который координировал, направлял всю деятельность центра, предлагал идеи и способствовал их осуществлению, объединял людей – это Михаил Грачев…

В начале 1990-х гг. финансирование науки в России было недостаточным, но Грачев находил необходимые деньги для проведения экспедиций на озере. Как он делал это, для меня до сих пор остается загадкой, но он делал это. Я не всегда соглашался с его подходами и часто говорил ему, что невозможно выполнить то, что он предлагает. Но вскоре я понял, что в его словаре не существует слова “невозможно”».

Озеро Байкал является единственным пресноводным водоемом, в донных отложениях которого обнаружены скопления газовых гидратов.

Ж. Клеркс (Королевский музей Центральной Африки, Бельгия): «Байкал как природная лаборатория – эта идея фикс Михаила Грачева существовала много лет. Одно из последних мероприятий, которое мы организовали вместе, было исследование гидратов метана в осадках в Среднем Байкале. Сейсмические исследования высокого разрешения подтвердили наличие гидратов под дном озера. Мы запланировали зимнюю экспедицию на льду озера с ограниченным финансированием и довольно примитивным оборудованием… Экспедиционный отряд работал усердно в течение нескольких дней, но безрезультатно, однако никто даже и не думал прекращать работу, так как именно сам начальник поддерживал это мероприятие. В конце концов, нам повезло. Сейчас Байкал стал настоящей природной лабораторией для проведения исследований по распространению газовых гидратов».

Марк де Батист (Центр морской геологии Ренарда, Гентский университет, Бельгия): «2008-й… Известные на весь мир глубоководные обитаемые аппараты “МИР” находятся на Байкале. Эта экспедиция на “МИРе”, организованная на высоком уровне, и сами наблюдения за различными районами залегания гидратов на дне озера состоялись после 10 лет напряженных исследований гидратов на Байкале. И вот теперь Байкал всемирно известен как наиболее интересный и наиболее полно исследованный район газовых гидратов и газовых выходов».

Академик М. А. Грачев инициировал разработку концепции Федерального закона «Об охране озера Байкал»: во время работы над ним в 1990–1999 гг. было подготовлено более 40 (!) редакций законопроекта. В 1996 г. благодаря В. А. Коптюгу и М. А. Грачеву Байкал был включен в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

М. А. Грачев: «Чем же неустанно манит Байкал ученых разных стран мира? Наше озеро – огромный природный “синхротрон”, модель еще более сложных природных систем – Мирового океана, биосферы, место, где на наших глазах протекают геологические процессы и образуются новые виды. Эндемиков в Байкале больше, чем во всей остальной Сибири.

Возьмем байкальского тюленя – нерпу. По данным нашего института, она попала в Байкал 800 тысяч лет назад. За это время бесчисленные популяции предков человека расселились по всему земному шару. Каждая развивалась своим путем, возникло разнообразие средств защиты от инфекций, и считается аксиомой, что именно благодаря этому человечество смогло выжить. Нерп в Байкале всего 100 тысяч, и они поневоле вступают только в родственные браки. Разнообразия нет. Как же они выжили?

Читайте также:  Самые крупные озера ярославской области

Восемь километров байкальских осадков – непрерывная летопись палеоклиматов величайшего континента. Надо только подобрать к ней правильный ключ, и, может быть, мы наконец узнаем, что с нами будет в ближайшем будущем – вымерзнем или зажаримся?

В океанах огромное количество метана захоронено в виде этого твердого вещества, которое устойчиво только при низкой температуре и на большой глубине, при высоком давлении. Недоступное пока топливо будущего. Почему непривычные к холоду индийские ученые приехали к нам в разгар зимы? Оказывается, в теплом и глубоком Индийском океане гидраты почти невозможно поднять со дна – они успевают растаять. А наши ребята могут добыть их всегда, и зимой, и летом, но работать со льда удобнее…

….Мне повезло. Я попал на Байкал в 1987 г., когда падение железного занавеса широко открыло Байкал для мировой науки. При этом попутном ветре нам удалось уцелеть в шторме перестройке, сохранить свое лицо и даже стать сильнее».

Подробнее об исследованиях Лимнологического института СО РАН (Иркутск) и академике М. А. Грачеве – в нашем специальном выпуске «Думай о науке!»

Источник



Ученые: Байкал расколет Евразию и станет океаном

Новосибирские ученые по результатам множества исследований, прогнозируя возможное будущее озера Байкал, предположили, что оно может превратиться в океан, расколов тем самым Евразию надвое. Как сообщает официальное издание СО РАН «Наука в Сибири», произойти это может примерно через двадцать миллионов лет.

Свою работу специалисты из Института геологии и минералогии имени Соболева (ИГМ) СО РАН и НГУ опубликовали в престижном научном журнале Gondwana Research. Для того, чтобы выстроить научный прогноз будущего самого известного в мире озера, ученым потребовалось также восстановить его историю, обобщив множественные данные, полученные во время многократных исследований. Кроме того, геологам удалось обосновать связь между собой тектонических процессов и накопления осадков во впадинах Байкальской рифтовой зоны — огромного раскола в земной коре прямо посередине Евразии, который со временем только расширяется.

— Байкальская рифтовая зона — это активная геодинамическая структура, в которой сейчас происходит масса землетрясений, и это для нее было свойственно довольно долгое время. Современный байкальский рифт зародился в кайнозойскую эру, несколько десятков миллионов лет назад, и вступил в активную фазу своего развития всего пять — семь миллионов лет назад, — отмечает ведущий научный сотрудник ИГМ СО РАН и лаборатории эволюции палеоокеанов и мантийного магматизма НГУ, доктор геолого-минералогических наук Сергей Кривоногов.

По словам ученого, в регионе распространена система более древних позднемезозойских впадин, имеющих рифтовую природу. Они существенно отличаются от впадин современного рифта, но дают экспертам возможность установить, какие процессы и в какое время происходили в этом месте. Как подчеркнул Сергей Кривоногов, специалисты и ранее «расшифровывали» данные этих впадин, однако обобщить их, связать с новыми исследованиями и сделать полный обзор Байкальской рифтовой зоны удалось только сейчас.

Несколько десятков миллионов лет с момента образования байкальский рифт развивался достаточно спокойно. Местность окружали невысокие горы, а впадины были неглубоки. Однако около пяти — семи миллионов лет назад тектонические процессы вдруг резко усилились, горы стали быстро расти быстрее, образовывая современные хребты, а впадины начали «проваливаться» с большой скоростью. В итоге всех преобразований сформировался рельеф альпийского типа, чему активно способствовали крупные оледенения Северного полушария.

При этом сейчас горы вокруг знаменитого озера продолжают расти на пять — шесть миллиметров в год, а впадины углубляться на три — четыре миллиметра. Если геодинамическая обстановка не изменится, то примерно через двадцать миллионов лет Евразию ожидает раскол, а на месте Байкала появится новый океан.

Источник

Adblock
detector