Меню

Картина горное озеро кто художник

Картина горное озеро кто художник

Тайна Горного Алтая в картинах художника Григория Чорос-Гуркина

      Какой везде простор и какая мощь!
      Это ты, заколдованный, угрюмый, царственный Алтай.
      Это ты окутался туманами, которые как мысли бегут с твоего могучего чела в неведомые страны.
      Это ты, богатырь, дремлешь веками, сдвинув свои морщинистые брови, и думаешь свои заветные добрые думы.

Григорий Чорос-Гуркин. «Алтай и Катунь»

Художник Чоросов в рассказе Ивана Антоновича Ефремова «Озеро горных духов» — это алтайский художник Григорий Чорос-Гуркин, с которым Ефремов мог познакомиться во время своего путешествия по Алтаю в 1930-е годы. В рассказе он так описывает встречу своего героя с художником:

Я ожидал увидеть брюзгливого старика, и был удивлён, когда на крыльце появился подвижный, суховатый бритый человек с быстрыми и точными движениями. Только всмотревшись в его желтоватое монгольское лицо, я заметил сильную проседь в торчащих ежиком волосах и жестких усах. Резкие морщины залегли на запавших щеках, под выступающими скулами, и на выпуклом высоком лбу. Я был принят любезно, но не скажу, чтобы радушно, и, несколько смущенный, последовал за ним. Вероятно, под влиянием искренности моего восхищения красотой Алтая Чоросов стал приветливее. Его немногословные рассказы о некоторых особенно замечательных местах Алтая ясно запомнились мне — так остра была его наблюдательность.

Путь в искусство у Григория Ивановича Гуркина, алтайца из рода Чорос, был не совсем обычным. Только в 27 лет попал он в Петербургскую Академию художеств. Правда, преподаватели академии не сразу разглядели его способности, но талант алтайца увидел великий русский художник Шишкин, который стал его учителем.

А родился Гуркин в 1870 году в селе Улала (ныне Горно-Алтайск), в крещёной семье. В 1878 году был отдан в класс иконописания школы при Алтайской духовной миссии. После окончания миссионерской школы некоторое время работал учителем, но, долго не выдержав, обратился к иконописи. В 1896 году Гуркин знакомится с собирателем алтайского фольклора А.В.Анохиным, который открывает молодому художнику мир современной живописи.

Впоследствии, в Академии И.И. Шишкин и А.А. Киселёв открыли его истинное призвание — пейзаж. После недолгого периода подражания Шишкину Г.И. Гуркин встаёт на собственный путь. В 1903 году художник возвращается на Алтай, остаётся в селе Анос, работает учителем, женится на русской женщине. Нужда, бытовые неурядицы всю жизнь преследовали художника, и просто удивительно многообразие и объём созданного им.

В своих лучших работах он стремится к созданию собирательного образа величавой природы Алтая.

Особое место в творчестве Григория Гуркина занимают пейзажи горы Белухи. Иван Антонович Ефремов, которого сближало с художником восхищение красотой алтайских гор, напишет о вершинах Алтая в рассказе «Озеро горных духов»:

Между двумя деревьями, левее, был широкий просвет. В нём, как в черной раме, висели в розоватом чистом свете легкие контуры четырёх острых белых вершин. Воздух был удивительно прозрачен. По крутым склонам белков струились все мыслимые сочетания светлых оттенков красного цвета. Немного ниже, на выпуклой поверхности голубого ледника, лежали огромные косые синие полосы теней. Этот голубой фундамент ещё более усиливал воздушную легкость горных громад, казалось излучавших свой собственный свет, в то время, как видневшееся между ними небо представляло собой море чистого золота.

. Как видите, моя первая любовь к высокогорьям алтайских белков вспыхнула неожиданно и сильно. Любовь эта не несла в дальнейшем разочарования, а дарила меня всё новыми впечатлениями. Не берусь описывать ощущение, возникающее при виде необычайной прозрачности голубой или изумрудной воды горных озёр, сияющего блеска синего льда. Мне хотелось бы только сказать, что вид снеговых гор вызывал во мне обострённое понимание красоты природы. Эти почти музыкальные переходы света, теней и цветов сообщали миру блаженство гармонии. И я, весьма земной человек, по-иному настроился в горном мире.

Видимо, человеческие мысли, следуя треугольникам горных уступов, становятся чище и возвышеннее.

В картинах Григория Гуркина отразилась именно эта живая духовность Алтая, о которой пишет и Ефремов, тайна гор, которые издавна представлялись алтайцам думающими и живыми.

Жителям Алтая свойственна духовная связь с Природой. Они считают, что всё пространство среднего мира заселено духами, с которыми необходимо сотрудничать. Алтайской духовной культурой является множество вполне здравых верований об отношениях людей к природе и людей между собой. Но издавна были и шаманы, своими корыстными устремлениями портившие древнюю практику целительства. В начале 20-го века шаманизм на Алтае начинает вытесняться бурханизмом — «белой верой», отказывающейся от почитания темных духов и усиливающей почитание светлых божеств.

Началось всё со сбывшегося пророчества — явления трех старцев (Белого Бурхана, Желтого Бурхана и Синего Бурхана Ойрот-хана) девочке Чугул из рода Чагандык в год дракона. Ойрот-хан это историческое лицо, Амурсана, вождь ойротов в последние годы Джунгарии, умерший в Тобольске. Он обещал вернуться через 12 поколений, когда люди всего мира будут драться, а Алтай станет благоденствовать. Больше Бурханы не приезжали, но девочка вещала от их имени. Были введены обычаи почитания только небесных богов, солнца и луны. Бурханисты с симпатией относились к буддизму и поддерживали связи с монгольскими ламами. По поверью, сам Будда Гаутама когда-то посетил Алтай. «Далеко уходит Будда, в тайники гор. Предание доводит смелого искателя до Алтая. И сказание о Белом Бурхане сохраняется на Алтае во всей жизненности», — писал Н.К. Рерих, исследователь Гималаев, Алтая, Монголии и Тибета. Изучив пророчества Центральной Азии, Рерих увидел их общность с алтайскими. Также на Алтае существует легенда о Беловодье. Беловодье — легендарная страна великих праведников, страна свободы, Шамбала. Именно в поисках её пришли на Алтай старообрядцы.

Самое заповедное место Алтая — заповедник «Катунский» в районе Белухи, высочайшей вершины Сибири. Алтайцы именуют Белуху Сумер-Улом (священная гора) или Уч-Сумер (трехвершинная). Сумер происходит от индийского Сумеру, или Меру, — имени центральной горы высшего Мира, которую алтайцы называют Ак-Сумер. В дневнике Николая Константиновича Рериха «Алтай — Гималаи» читаем:

«Куёт кузнец судьбу человеческую на Сиверных горах». . Сиверные горы — Сумыр, Субур, Сумбыр, Сибирь — Сумеру. Всё тот же центр от четырех океанов. В Алтае, на правом берегу Катуни, есть гора, значение её приравнивается мировой горе Сумеру.


Н.К. Рерих. Ойрот — вестник Белого Бурхана. 1925

Много раз писал Григорий Гуркин пейзажи Белухи, алтайских озёр и долин, предпринимая для этого часто длительные переходы. Длинный ряд работ вёл художника к широко известной и почитаемой в Сибири картине «Озеро горных духов». Образ первозданной алтайской природы, не тронутой человеком, то место, где могут обитать духи гор, привлекало художника. Он по-своему сумел выразить особую духовность этого места. Григорий Гуркин записал в каталоге выставки 1910 года:

Любимое место горных духов, куда редко может проникнуть человек, а потому оно чистое, неосквернённое: по верованию алтайцев, таковыми могут быть только алтайские озера, окруженные высокими скалами с вечным спутником — снегом, льдом и туманами.

Иван Антонович Ефремов пишет в рассказе о том, что в мастерской художника его героя сразу привлекла именно эта картина:

Картина светилась в лучах вечернего солнца своими густыми краскам. Синевато-серая гладь озера, занимающего среднюю часть картины, дышит холодом и молчаливым покоем. На переднем плане, у камней на плоском берегу, где зеленый покров травы перемешивается с пятнами чистого снега, лежит ствол кедра. Большая голубая льдина приткнулась к берегу, у самых корней поваленного дерева. Мелкие льдины и большие серые камни отбрасывают на поверхность озера то зеленоватые, то серо-голубые тени. Два низких, истерзанных ветром кедра поднимают густые ветви, словно взнесенные к небу руки. На заднем плане прямо в озеро обрываются белоснежные кручи зазубренных гор со скалистыми ребрами фиолетового и палевого цветов. В центре картины ледниковый отрог опускает в озеро вал голубого фирна, а над ним на страшной высоте поднимается алмазная трехгранная пирамида, от которой налево вьется шарф розовых облаков.

. От всей картины веяло той отрешенностью и холодной, сверкающей чистотой, которая покорила меня в пути по Катунскому хребту.

Художнику удалось создать сказочно прекрасный, таинственный в своей неизведанности, но не фантастический, а реальный образ высокогорного Алтая, величавая природа которого способна внушать благоговение, с которым издавна относились к ней алтайцы.


Озеро горных духов. 1912

Период жизни и творчества Григория Чорос-Гуркина с 1917 по 1937 год связан с событиями революции, гражданской войны и установления Советской власти в Сибири. В 1917 году на волне революции создается государственное образование алтайцев (Каракорум-Алтайская окружная управа) и художника, как самого известного представителя коренной национальности, уговаривают возглавить её. В апреле 1919 года Гуркина арестовывают колчаковцы «за сепаратизм и измену Родине». Выпущенный под залог (в его административной деятельности не нашли «практических действий»), художник уезжает в Монголию, а в 1920 году перебирается в Туву.

Читайте также:  Самый красивые озера крыма

В 1925 году художника уговаривают возвратиться в Советскую Россию. Устраиваются две выставки в Новосибирске, а в 1926 году в Москве. А.В. Луначарский в своей статье о московской выставке отметил особенно поразившие работы Гуркина такими словами:

Отмечу ещё замечательные по тонкости живописи, прямо-таки драгоценные по краскам пейзажи Чорос-Гуркина, ойротского художника с Алтая. Как забралась на Алтай такая утончённая техника — я уже не знаю.


Вид на Белуху

Алтайцы-охотники в горах

Творческий путь художника в 20-30-е годы связан с социалистической новью Алтая. В это время он создает рисунки к алтайскому букварю, иллюстрирует народный эпос. И продолжает писать картины. В его полотнах — гармоничность мироздания.

В 1937 году Григорий Чорос-Гуркин был арестован с обвинением по ст. 58 п.4-11 УК РСФСР. 11 октября 1937 года он был расстрелян. Посмертно реабилитирован в марте 1956 года.

В последнем письме, написанном в апреле 1937 года детям и внукам, художник пишет:

Родину-мать я понимаю так: для каждого зверя, человека, птицы, прежде всего Родина та, где он вырос. Хороша она для него или плоха, сурова, неприветлива, всё же, благодаря силе природы, он инстинктивно к ней привязан. По понятию алтайцев-язычников, из поколения в поколение, в ряде веков, выросших в горах и дебрях лесов Алтая, он не просто горы, леса, реки, водопады, как понимает их культурный буржуй, видящий в них сырье, средство наживы и эксплуатации. Для алтайцев-язычников Алтай — живой дух, щедрый, богатый, исполин-великан. Длань его раскрыта для всех, богатства неисчерпаемы, красота и величие. Он — живой кормилец — отец несметного народа, несметного зверя, птиц. Сказочно красив он своей многоцветной одеждой лесов, цветов, трав. Туманы его прозрачные мысли, бегут во все страны мира. Алтайские озера — это его глаза, смотрящие на вселенную. Водопады и реки его — речь и песни о жизни, о красоте земли, гор.

Источник

РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ. Гуркин Григорий Иванович (1870 — 1937)

РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ. Гуркин Григорий Иванович (1870 — 1937)

– Всё вокруг первобытно, грандиозно и величаво: могучим кольцом раскинулись и ушли в беспредельную даль горы. Мягкие линии сдвинулись одна за другую, смешались в лабиринте очертаний и замкнулись в неуловимой дали воздушной лазури.
Чорос-Гуркин

Григорий Иванович Гуркин (Чорос-Гуркин) родился 12 января 1870 года в селе Улала (ныне город Горно-Алтайск) Бийского уезда в семье кустаря-седельника из древнего алтайского рода «чорос». Позднее имя рода, прибавленное к фамилии, составило его псевдоним.

Как и многие русские художники, Григорий Иванович Гуркин был певцом своей малой родины. Правда, необходимо существенное уточнение, ибо горный Алтай, Алтай, Южная Сибирь — края, красотам которых художник посвятил свои талант и призвание, — под определение «малые» никак не подходят.

Катунь. 1906
Холст, масло. 45 x 64 см
Государственный художественный музей Алтайского края, Барнаул

Подросток научился рисовать в мастерских «богомазов» Тельгерова и Никифорова. Наряду с иконами молодой Г. Гуркин увлекся изображением чудесной природы горного Алтая и копированием репродукций из доходившего до столь отдаленных окраин журнала Нива.

Алтайцы. 1907
Холст, масло. 55 x 72 см
Государственный художественный музей Алтайского края, Барнаул

Алтай. Горная долина. 1909
Холст, масло. 73 x 108 см
Государственный художественный музей Алтайского края, Барнаул

В 1897 году он, благодаря стараниям добрых людей, разглядевших в его первых пробах несомненный талант, оказывается в Петербурге.
Столица встретила неприветливо: двери художественных мастерских и студий не открылись перед алтайским художником — самоучкой. Отчаявшись узнать что-либо определенное, Гуркин все же решился попробовать последнюю возможность и добился аудиенции у вице-президента Академии Художеств И.И. Толстого. Тут ему предложили показать работы И.И. Шишкину. При встрече с И.И. Шишкиным Г.И. Гуркин услышал следующее: «Зачем вам Академия. Вот вам мастерская, мольберт, краски, полотно, приходите сюда и пишите со мной». Так решилась судьба алтайского художника. Он не был принят в Академию художеств, но получил возможность работать под руководством самого И.И. Шишкина.

С Шишкиным начинающий художник проработал только зиму, но это время определило для него многое.

И.И. Шишкин все дни зимы 1898 года проводил в мастерской, болезнь брала свое, доктора и домашние запрещали выходить из дома. Свои последние месяцы и дни И.И. Шишкин посвятил новому ученику из далекого, еще почти никому неведомого Алтая. И.И. Шишкин как будто торопился все показать Г.И. Гуркину, всему его научить и развить.

Так, в упорной, без выходных, работе прошли осень 1897 и зима 1898 года. Г.И. Гуркин учился не только основам реалистического искусства, но главным образом, умению пристально вглядываться в природу и подмечать характерные черты ее жизни (строение дерева, растений, камней), то есть тому, чем И. И, Шишкин владел в совершенстве.
Уголок гостинной Шишкина За несколько месяцев совместной работы, Г.И. Гуркин получил от него, по существу, все, что ему было необходимо. Годы, проведенные затем в Академии художеств, были посвящены главным образом совершенствованию технического мастерства.
8 марта 1898 года И.И. Шишкин умер на руках Г.И. Гуркина.

После смерти учителя Г.И. Гуркин возвращается на Алтай, где живет около года. В марте 1899 года художник снова в Санкт Петербурге и подает в совет профессоров Академии прошение о зачислении его в мастерскую А.А. Киселева. Так он становится вольнослушателем его мастерской.

«Аносинский бор» 1903

С 1903 года Гуркин живет в Аносе, небольшом селе, расположенном на левом живописном берегу Катуни. Здесь, у подножия горы Ит-Кая, он построил дом, напротив просторную и светлую мастерскую. Большой сад и пруд, в котором отражались молодые пихты и березы, посаженные его руками. Шестигранная алтайская юрта в саду, соседство с любимой Катунью, на которую с террасы открывался великолепный вид, разнообразная по краскам природа Аноса и его окрестностей — все это содействовало творческому горению художника.

Юрта в саду художника. 1912
Холст, масло
Национальный музей им. А.В. Анохина, Горно-Алтайск, Республика Алтай

«Село Анос. Вид усадьбы»
1909
Холст, масло. 58 x 82.5 см
Государственный художественный музей Алтайского края

Так, в «Аносинском бору» (1903), «Папоротниках», «Сосне Аската» (обе 1906), картине «Оттепель. Весна в бору» (1900-е г.г.), «Катунь. Морозное утро»(1903), изображены глухие уголки леса, контрасты затененного первого плана с прорывами света на дальних планах.

В эти годы Г.И. Гуркин очень много времени уделяет разработке зеленого, летнего цвета природы. Если раньше в его работах этот цвет брался в упор, откровенно, то теперь художник находит для него массу оттенков, различных по тепло — холодности, звучанию. Нередко в зеленый цвет он вводит черный (жженую кость), который облагораживает его, обогащает.

Одной из самых красивых работ 1906 года является этюд «Пучка», который можно назвать симфонией зеленого цвета. Пучка — это сибирское название борщевика. Он характеризуется мощным трубчатым стеблем и большими сочными листьями. Растение занимает центральное место в композиции. Фоном для нее служит трава, склоны зеленых, покрытых лесом гор и небольшой кусок голубовато-зеленоватого неба.

1906-1907 годы можно назвать периодом творческой зрелости художника и признания его в Сибири.

Наиболее интересной работой этого периода является небольшая картина «Водопад Балык — Су» (1912). По сути дела это даже не водопад, а небольшой водосброс на одном из притоков Чулышмана. Вертикальная композиция предопределили форму холста. Почти всю середину его занимает пенистый поток, пробивший себе дорогу среди больших, покрытых мхом и плесенью валунов. По берегам ручья с боков и сверху его плотной стеной обступили и белоствольные березы и пихты.

Особенно удачно здесь изображение воды: она чистая, прозрачная, успокоенная внизу. Под ней различаются даже разноцветные камушки, вверху же она, возмущенная каменной преградой, белеет, как молоко, и, разбившись на рукава, обрывается вниз.
Эти годы оказались значительной вехой в творческой биографии художника. Он ищет собирательный образ алтайской природы, стремится к созданию такой картины, которая несла бы в себе глубокое идейное содержание, выражала не только внешнюю красоту природы Алтая, но и отношение к ней живущих там людей.

Читайте также:  Заполните таблицу экосистема растения животные хвойный лес озеро болото тропический лес пустыня

Художник как бы заново открывал для себя Алтай. Если прежде наблюдался преувеличенный интерес к таким моментам, как дикость, неприступность и заброшенность, то отныне и навсегда его привлекают, прежде всего, величина и красота родной природы. Именно в эти годы окончательно формируется основная заповедь его творческого кредо — «быть изобразителем красоты твоей, великий Хан Алтай».

Произведением, наиболее полно воплотившим поиски эпического образа алтайской природы, стала картина «Хан Алтай», законченная осенью 1907 года.

Замысел лучшей картины Гуркина «Хан Алтай» зрел, когда художник начал решать трудную задачу изучения и передачи различных состояний природы: «Не удается мне, — писал Гуркин, — воспроизвести Алтай в ненастную погоду. Тут он какой-то более сильный и величественный в красках и формах».

Об особенностях этого произведения и о своеобразном понимании природы алтайцами Г.Н. Потанин писал следующее: «Картина «Хан Алтай» не представляет в целом снимка с определенной местности. Это композиция по этюдам, среди вечных снегов Алтая.
Хан Алтай
Художник хотел в этой картине дать синтез впечатлений, который восприимчивый человек уносит с собой, пространствовав между алтайскими белками, тех настроений, которые породили в первобытном жителе Алтая религиозное чувство к его белкам, живущее и в нынешнем поколении обитателей этих гор.

Он не может назвать гору иначе, как Хан-Алтай, т.е. «царь Алтай» или «царственный Алтай».

«Хан-Алтай»
1907-1910
Холст, масло. 134.5 x 160.5 см
Государственный художественный музей Алтайского края

Величественная панорама горных хребтов предстает перед зрителями во всем своем первозданном и грозном виде. Длинные языки ледников и вечный снег обложили со всех сторон каменистые громады, протянулись по узким ущельям средь граненых пирамид, упершихся своими вершинами в мятущийся хоровод сумрачных облаков. Неприветливо и неуютно в этом царстве камня и льдов. Только горный орел да вечнозеленый кедр чувствуют себя здесь дома.

Подлинной монументальностью веет от созданного художником образа родной природы. Г.И. Гуркин сумел привести к единству определенный ряд впечатлений, вынесенных им из длительного изучения природы Алтая и жизни родного народа, отобрать в них наиболее значительное, и типичное.

Эмоциональную нагрузку в композиции, несет луч солнца, пробившийся сквозь мрачные, тяжелые облака и ярко осветивший, белое поле ледников и холодные грани серых утесов. Без него изображение природы производило бы на зрителя гнетущее впечатление.

Но ясное оптимистическое по звучанию пятно в самом центре картины смягчает дикую и суровую панораму разбушевавшейся стихии и позволяет надеяться на конечное торжество света.

И не только в красках нашло оно отражение, но и в его яркой прозе: «Я как бы вижу первый день мироздания! Когда после векового мрака ты, Хан-Алтай, впервые был освещен восходящим солнцем, как загорелись тогда твои причудливые скалы и как заблистали тогда твои изумрудные ледники! Как зацвело и затрепетало все вокруг, сливаясь в одну сплошную музыку, в один нескончаемый чудный аккорд природа ликовала… Божья песнь, как волосяная струна, прозвучала тогда и наполнила тебя музыкой природы грохотом водопадов и шумом бурных рек. И полилась та музыка через горы и стремнины, через цветущие и благовонные долины. Взбивая пену о громадные камни, неслась бурливая красавица Катунь. Шумели водопады, окрашиваясь радугой и серебряными нитями обвивая уступы скал твоих, Хан-Алтай!».

Большинство из более пяти тысяч произведений живописца, исполненных маслом, акварелью, карандашом, углем, пером, написано в жанре пейзажа (среди них — лучшие полотна художника «Хан-Алтай», «Озеро горных духов «Дены-Дер», «Корона Катуни», «Сосна Аската»).

«Корона Катуни»
1910
Холст, масло. 105 x 145 см
Томский областной художественный музей

Озеро в Лаже. 1909
Холст, масло. 35 x 47 см
Государственный художественный музей Алтайского края, Барнаул

Картина «Озеро горных духов» стала еще при жизни художника широко известной. Смысловое толкование народного понятия «Озера горных духов» дал в каталоге выставки 1910 года. Ныне существует и другая версия картины, она исходит из мнения, что художник отобразил в своем полотне местность, связанную у алтайцев с обитанием злых духов. Эта версия подсказана рассказом И.А. Ефремова «Озеро горных духов».

В нем повествуется о художнике по фамилии Чоросов и упоминается о картине «Озеро горных духов». Историю создания картины писатель связывает с таинственными событиями, якобы происходившими у этого озера. И объясняет их далее воздействием ртутных паров на путешественников, проникавших в эту местность. И.А. Ефремов познакомился с Гуркиным в 1930-е годы во время своего путешествия по Алтаю. От всей картины, пишет Ефремов, веяло отрешенностью и холодной сверкающей чистотой. Художнику удалось создать здесь сказочно прекрасный, таинственный в своей неизведанности, но не фантастический, а реальный образ высокогорного Алтая. Гуркин показывает своим полотном, что величавая природа Алтая способна, внушать благоговение, и достойна почитания, с которым издавна относились к ней алтайцы.

«Озеро горных духов»
1910
Холст, масло 68 х 79
Иркутский областной художественный музей им. В.П.Сукачева

Живописец мастерски передал весеннее состояние природы высоко в горах с ее чистотой, ясностью и умиротворенность. Линия горизонта проходит достаточно высоко, что придает изображенному особую монументальность и устойчивость. Колорит картины выдержан в серовато-голубых и жемчужных тонах. Даже иные по своей природе желто-коричневые, охристые цвета первого плана приглушены настолько, что приобретают серый холодный отлив. Богатые оттенки холодного серого цвета создают впечатление цельности, лирической сдержанности и величавого покоя. Характерна для Гуркина и живописная техника этого произведения — легкие, мелкие мазки с тонкими переходами из одного в другой, с применением лессировок, удачно передающих прозрачность воздуха, весенней глади озера. Прозрачность живописного слоя создает впечатление скорее акварельной, а не масляной живописи.

В годы советской власти Г.И. Гуркин принимал участие в политических событиях, охвативших окраинные районы России. Пять лет провел в эмиграции в Монголии и Туве (1821—1925). Все же основным видом деятельности для него оставалось творчество. С 1925 года он много делал для развития изобразительного творчества в областях Южной Сибири.

Река Куюм. 1911
Холст, масло
Национальный музей им. А.В. Анохина, Горно-Алтайск, Республика Алтай

Озеро Каракол. 1916
Холст, масло
Национальный музей им. А.В. Анохина, Горно-Алтайск, Республика Алтай

Художник не просто много рисовал и писал, но и собирал героические сказания, народные сказки, легенды, песни, образцы музыки и прикладного искусства. «По понятиям алтайцев, Алтай не просто горы, леса, реки, водопады, а дух, щедрый, богатый исполин великан. Для живущего здесь народа Алтай живой. Сказочно красив он своей многоцветной одеждой лесов, трав, туманы, его прозрачные мысли, бегут во все страны мира. Озеро его глаз, смотрящие во Вселенную. Водопады и реки — его речь и песни о жизни, о красоте земли, гор» — так не раз объяснял народное понимание природы и так хотел выразить Алтай в своих работах Григорий Иванович.

«Вид на Белуху»
1926
Холст, масло. 38 x 52.5 см
Национальный музей Республики Алтай имени А.В.Анохина

Жизнь и творчество живописца оборвались трагически: ему не простили «заблуждения» первых послереволюционных лет. В 1937 году он был арестован и скончался в заключении. Многочисленные работы Г.И. Гуркина в большинстве музеев Сибири — лучшая память о замечательном алтайском художнике.

Гуркин Григорий Иванович

Чорос Гуркин — Певец Алтая Гуркин Г.И. о жизни алтайского художника

Источник

LiveInternetLiveInternet

Цитатник

Моне и сожаления о прошлом В юности Клод Моне рисовал карикатуры. Да такие, что в его родно.

Вот и я решила порисовать гелевыми ручками. Рисунок сканировала. Бумагу взяла не гладку.

Susan Watkins (American, 1875 — 1913) French Interior Chrysler Museum of Art — Norfolk (V.

Репин Илья Ефимович 1844 — 1930 Илья Ефимович Репин (1849-1936 гг.) выдающийся русский .

Я очень люблю акварель. Она бывает разной, но всегда прекрасной. Легкость и воздушность, п.

Метки

Рубрики

  • акварель (11)
  • ботаническая живопись (7)
  • икона (1)
  • пейзаж (1)
  • рукоделие (1)
  • портрет (0)
  • бисер (0)
  • аналитика (32)
  • антиквариат (13)
  • биология (33)
  • видео (64)
  • война (17)
  • выживание (8)
  • Голландия (10)
  • графика (10)
  • живопись (85)
  • животные (27)
  • значение слов (16)
  • иллюстрации (5)
  • искусство (43)
  • история и политика (63)
  • картина (10)
  • культура (7)
  • медицина (9)
  • мнения (9)
  • музейные картины (6)
  • музыка (5)
  • натюрморт (10)
  • природа (6)
  • психология (38)
  • реставрация (2)
  • словарь (4)
  • терминология (1)
  • технологии (5)
  • Украина (16)
  • фитнес (0)
  • фото (114)
  • художники (30)
  • цветы (4)
Читайте также:  Где находится озеро лама

Поиск по дневнику

Интересы

Друзья

Сообщества

Васнецов Аполлинарий Михайлович. «Горное озеро. Урал» 1892

Под впечатлением от поездки на Южный Урал были написаны две картины Васнецова – «Горное озеро. Урал» (1892) и «Озеро в горной Башкирии. Урал» (1895).
В них художник разрабатывал сходное композиционное построение.
Крутые склоны лесистых гор окружают спокойную водную гладь. Асимметрично нагруженные левые части картин контрастируют с зеркалом озера. Тропинка, бегущая по высокому берегу, говорит о присутствии человека. Но он здесь случайный гость, он лишь оставил свой след, но не потревожил природу. Величественный вид ее поражает пространственным размахом и глубиной.

Горное озеро. Урал. 1892.jpg

Горное озеро. Урал. 1892

Озеро в горной Башкирии. Урал. 1895.jpg

«Озеро в горной Башкирии»
1895
Холст, масло 137,5 х 174
Государственный Русский музей
Санкт-Петербург

Источник



«Озеро горных духов» – картина и рассказ, легенда или быль

149 лет тому назад 12 января в селе Улала (сейчас Горно-Алтайск) родился Григорий Иванович Гуркин, представитель рода Чорос. Гуркин окончил Алтайскую миссионерскую школу, посещал иконописную мастерскую в с. Улала, а на жизнь себе зарабатывал преподаванием в Улале, Паспауле.

В 1896 году Гуркин знакомится с будущим ученым-этнографом Анохиным С.В., который ему и порекомендовал поступать в Академию художеств в Санкт-Петербурге. Северная столица принимает Гуркина прохладно. В Академии художеств он проваливает вступительные экзамены, но, благодаря своей напористости и целеустремленности, попадает на аудиенцию к вице-президенту Академии И.И. Толстому, который рекомендует ему показать свои работы художнику-пейзажисту И.И. Шишкину.

В свою очередь, Шишкин, рассмотрев талант самоучки-художника, предлагает ему стать его учеником и работать в мастерской. Там Гуркин несколько месяцев изучает азы не только реалистического искусства, но и детально рассматривает природу во всех ее проявлениях. Вскоре Гуркина принимают в пейзажный класс Академии художеств. После смерти И.И. Шишкина Гуркин приезжает на Алтай по состоянию здоровья, но продолжает учиться и получает стипендию от Академии, периодически возвращаясь в Санкт-Петербург для обучения.

После революции 1905 г. занятия в Академии художеств прекращаются, а ее закрытие ставит Гуркина в трудное положение, и он уезжает окончательно на родину. Гуркин живет в с. Анос (недалеко от Чемала) в построенном собственными руками доме. С момента переезда на Алтай все его творчество посвящено малой родине.

Первая выставка художника состоялась в г. Томске в 1906-1907 гг., которая принесла ему известность. В ближайшие годы Гуркин объездил с выставками всю Сибирь и в результате стал признанным классиком сибирской живописи. В 1911 году состоялась его персональная выставка в Барнауле.

После Октябрьской революции Гуркин был неудачно втянут в политическую жизнь Алтая, в результате чего вынужден был покинуть страну, жить в Монголии, потом перебраться в Туву, где работал учителем русского языка. В 1925 году ему разрешают вернуться на родину, он снова участвует в культурной жизни страны, много выставляется в Сибири. Благодаря Гуркину в начале 1930-х годов в с. Улала была открыта художественная школа, также ему вернули дом в Аносе, отобранный в годы гражданской войны.

Однако в 1937 году Григория Ивановича обвинили в организации подпольной группы, выступающей против Советской власти и шпионаже в пользу Японии, его расстреляли, а все его работы оказались запрещены для показа зрителю вплоть до 1956 г. Его наследие насчитывает около 5000 произведений. Основой в творчестве Гуркина стали картины «Хан Алтай» и «Озеро Горных духов». Картины существуют в нескольких вариантах, теперь они хранятся в Государственном художественном музее Алтайского края, Красноярском государственном художественном музее им. В.И. Сурикова, Русском музее в Санкт-Петербурге.

Стоит отметить, что полная биография Гуркина написана барнаульским писателем И.П. Кудиновым в книге «Переворот». А вот картине Гуркина «Озеро горных духов» посвящен целый рассказ известного ученого-палеонтолога, геолога И. Ефремова. Ученый, путешествуя по Алтаю в поисках золота, получил поручение — осмотреть месторождения превосходного асбеста в среднем течении Катуни, близ большого села Чемал, где и случайно знакомится с художником: «Я ожидал увидеть брюзгливого старика и был удивлён, когда на крыльце появился подвижный, суховатый бритый человек с быстрыми и точными движениями. Только всмотревшись в его желтоватое монгольское лицо, я заметил сильную проседь в торчащих ёжиком волосах и жёстких усах. Резкие морщины залегли на запавших щеках, под выступающими скулами, и на выпуклом высоком лбу…
Мастерская — просторная неоклеенная комната с большими окнами — занимала половину дома. Среди множества эскизов и небольших картин выделялась одна, к которой меня как-то сразу потянуло. По объяснению Чорос-Гуркина, это был его личный вариант «Дены-Дерь» («Озера Горных Духов»), большое полотно которой находится в одном из сибирских музеев».

Я опишу этот небольшой холст подробнее, так как он имеет важное значение для понимания дальнейшего. Картина светилась в лучах вечернего солнца своими густыми красками. Синевато-серая гладь озера, занимающего среднюю часть картины, дышит холодом и молчаливым покоем. На переднем плане, у камней на плоском берегу, где зелёный покров травы перемешивается с пятнами чистого снега, лежит ствол кедра. Большая голубая льдина приткнулась к берегу, у самых корней поваленного дерева. Мелкие льдины и большие серые камни отбрасывают на поверхность озера то зеленоватые, то серо-голубые тени. Два низких, истерзанных ветром кедра поднимают густые ветви, словно взнесённые к небу руки.

На заднем плане прямо в озеро обрываются белоснежные кручи зазубренных гор со скалистыми рёбрами фиолетового и палевого цветов. В центре картины ледниковый отрог опускает в озеро вал голубого фирна, а над ним на страшной высоте поднимается алмазная трехгранная пирамида, от которой налево вьётся шарф розовых облаков.

Левый край долины — трога — составляет гора в форме правильного конуса, также почти целиком одетая в снежную мантию. Только редкие палевые полосы обозначают скалистые кручи. Гора стоит на широком фундаменте, каменные ступени которого гигантской лестницей спускаются к дальнему концу озера».

Художник рассказывает ученому легенду Озера и дает ему под запись подробное описание пути: «Место это в Катунском хребте, на его восточном конце. Это глубокое ущелье между Чуйскими и Катунскими белками. Километрах в сорока вверх по Аргуту от его устья, справа по течению, выходит речка Юнеур. Это место приметно потому, что Аргут даёт здесь кривун и устье Юнеур, а выходит в широкое плоское место. От устья его пойдёте вверх по Аргуту левым берегом, считайте так — километров шесть, и здесь, справа по ходу, окажется небольшой ключ или речка, если хотите. Речка-то небольшая, а долина очень широкая и глубоко уходит в Катунский хребет. По этой долине вам и ехать. Место сухое, лиственницы большие, раскидистые. Уже подниметесь высоко, когда встретите большой крутой порог, с него водопад маленький, и тут долина повернёт вправо. Дно долины будет совсем плоское, широкое, и на нём — цепью — пять озёр, одно от другого где с полверсты, где с версту. Последнее, пятое озеро, откуда дальше нет ходу, и будет Дены-Дерь. Вот и всё. Только смотрите не ошибитесь ущельями, а то там и долин, и озёр много… Да, вот вспомнил, хорошая примета! В устье ключа, куда повернёте с Аргута, будет небольшое болотце; на краю его, налево, стояла огромная сухая лиственница без сучьев, с двойной вершиной, как чёртовы вилы. Если ещё уцелела, по ней узнаете».

Уже после смерти Чорос-Гуркина (как обещал художник) Ефремов получает в дар этюд «Озеро горных духов» именно в тот момент, когда работает дома над поиском месторождения ртути в Средней Азии.

Рассматривая ртутную руду, он непроизвольно сравнивает ее физические и химические свойства с цветами (пигментами красок) на картине, а так же припоминает рассказ о самочувствии художника в момент его нахождения на озере при создании картины и совершенно неожиданно для себя делает открытие нового месторождения — озера ртути на Алтае…

Правда ли, что месторождение ртути было найдено на Алтае или в каком-то другом месте в Сибири, споры не стихают до сих пор, но факты остается фактами: картины находятся в государственных музеях г. Барнаула, Томска, Красноярска, Санкт-Петербурга, а произведения И. Ефремова хоть и имеют художественный вымысел, но построены на новой для страны науки — тафономии, благодаря, которой И.Ефремов предсказал открытие месторождения алмазов в СССР. Но это уже другая история.

Источник: рассказ «Озеро горных духов» И.Ефремов, 1942-1943 гг.

Источник

Adblock
detector