Меню

Крупнейшие реки протекавшие по территории волжской булгарии

Волжский царь. Глава 33

Борис Рябухин Волжский царь. Глава 33

Государство Волжская Булгария было основано булгарами, пришедшими в Среднее Поволжье около VII в.
Когда распалась Великая Булгария, один из сыновей Кубрата–Хана, Кодра–Батор (Кутраг) повел племена, что были ему подвластны, в основном кутригуров, сначала на Танаис (Дон), далее на Среднюю Волгу (Атал, Итиль). Дойдя до места, где соединяются Волга и Кама (Чулман) он основал государство Волжская Булгария, где позднее (в 865 г.) возникла Волжская Булгария. Они стали предками, так называемых, черных, или серебряных булгар, иначе – темтюгов.

Другие источники утверждают, что в VIII в. часть булгар, во главе с Кодраком, Котрагом, вторым сыном Кубрат Хана, переселилась с берегов Дона–Азова, перейдя реку, поселилась напротив первого брата, на средней Волге, где, подчинив себе ряд финно–угорских племён, образовала государство Волжскую Булгарию. Эта орда состояла преимущественно из кутригурских племён. Говорили они на булгарском языке, относившемся к наиболее ранней группе языков тюрков.

Видимо все говорят об одной и той же волне булгарских переселенцев. Поэтому Котраг считается основателем Волжской Булгарии.

В 737 г., после разгрома арабами Хазарии, с Дона и из северного Дагестана в Волжскую Булгарию переселяются родственные булгарам племена сувар и биляр.
В конце VIII в. Великая Булгария окончательно распалась на Северный Булгар с г. Башту (Киевом), на Западный – Дунайскую Булгарию, и на Южный – собственно Хазарию, расположенную между двумя морями – Черным и Каспийским – и быстро расширившую свою территорию за счет тюркоязычных соседей.
Царю Булгар были подвластны все мелкие владыки отдельных племен, из которых одно – хвалисы – обитало даже по берегам Каспийского моря и сообщило ему свое имя «Хвалисского» моря.

Политико–географическое деление славянской части Булгара и Хазарии в конце VIII – начале IX вв. было следующим.

Бырбат (современные Белоруссия и часть Украины). Он состоял из областей:
Джалыш с центром в г. Булуте (будущий г. Полоцк), названным в честь хазарского кагана Булуша, 821–838 гг.; Агаджир (Карпатская Украина и Галичина), где жили караджаны (хорваты, сербы и предки украинцев); Балын (Волынь), где жили ульчийцы (предки украинцев, в том числе киевлян и волынян); бейлик Тура с центром в г. Турове, которым тогда владели потомки Шамбата, род Шамай; бейлик Искеристан с центром в г. Искоростень, где жили древляне, им владели Аспаруховичи.

Бейлик Кара–Булгар, которым правили булгарские канны. В него входили области:
Джеремела (между Днепром и Доном), Хорысдан (Переяславщина), Катраг или Каджак (часть левобережной Украины); бейлик Батыш (Вятич), в который входили обширные области Сэбэр (Северщина), Гюзел с центром в г. Козельске, с Муромщиной, Рязанщиной; Кортджак, то есть современное Подмосковье, с г. Ростовом (Джиром).

Бейлик Барынджар с центром г. Барынджар (будущий г. Бердичев), которым владел род Тухчи, он был образован в 810-е годы каганом Джир–Буратом (805–813 гг.). Здесь господствовала джалматская (огузская) и славянская речь.

Область Таш–баш, или Киевщина, с центром в г. Киеве (Башту), где сидели и булгарские бии, и балтавары, и русские князья, пока не образовалось полусамостоятельное княжество Аскольда и Дира (с 858 г.), позднее (в 882 г.) превратившееся в Киевскую Русь.

Область Бырман – побережье Черного моря, от устья Днепра до устья Дуная, где кочевали скотоводческие племена, но жили и славяне и булгары.

Джалда или Крым, где жили тавроскифы (они же – русы) и греки с готами.

На севере находилась область Шуд–Галидж с центром в г. Галидже (Старой Ладоге). С нее собирали дань в пользу Хазарии сэбэрские беки из Халджи (Волжской Булгарии).

По сообщениям в булгарской летописи «Гази–БараджТарихы» можно представить миграцию многочисленных племен Восточной Европы в периоды затяжных и жестоких войн, а также названия племен, живших во владениях или бывших на службе у каганов и балтаваров. А это позволяет проследить не только смену власти и политическую ориентацию в Поднепровье, но и формирование того сложного этнического сплава, который впоследствии стал основой населения Киевской Руси.
Так, еще во времена кагана росов Угыр Айдара в его войске служили кара–булгары, анчийцы, урусы, а также ак–урусы военачальника Будима, среди которых были и тысячи балынских ульчийцев (славян северо–восточной Руси), которым он, однако, не вполне доверял, и альманцы и байлакские ульчийцы. В каганате росов было много и булгар–барынов, исповедовавших мусульманство. Но впоследствии они ушли в Булгар за Габдуллой Джилки. А с приходом Салахби–Олега за ним двинулись в Башту язычники — садумцы и балынцы, ставшие оплотом его власти.

В создании Хазарского государства видную роль сыграли знатные булгарские роды Тухчи, Угер, Тат–Угек, Кубан, Худжаркин, Шамай, Катраг, Бут, Бат–Бояновичи и Аспаруховичи. Булгаро–сэбэрский язык до 969 г. был государственным языком Хазарии, потом он был заменен джалматским языком. К тому же хазар поддерживала Византия, которая не хотела ни усиления Руси, ни усиления обоих булгарских государств – и Волжского, и Дунайского.

В Волжской Булгарии сложилась высокая по тому времени культура. У булгар была своя письменность. В Х в. возникли первые школы, среди населения распространялась грамотность. Из среды булгар вышли ученые, которые занимались философией, историей, астрономией, медициной. Булгарские писатели и поэты сочиняли лирические поэмы и драмы. В Великую Булгарию из восточных и западных стран приезжали путешественники, писатели, ученые. Известны имена булгарских ученых и поэтов: историка Якуба Ибн–Ногмана (умер в 1064 г.), написавшего «Историю Булгарии», философа Хамида Ибн–Идриси (первая половина XII в.). В начале XIII в. булгарский поэт Кул–Гали создал поэму «Кыссаи Юсуф».
Об экономике Волжской Булгарии наиболее ясное представление дают записи классика арабской географической науки X в. Мутаххара ибн Тахира ал–Мукаддаси «Китаб ал–бад ва–т–тарих» («Книга сотворения и истории»).
Ал–Мукаддаси – его полное имя Шамс ад–дин Абу Абдаллах Мухаммад ибн–Ахмад ибн–Абу Бакр ал–Банна (около 946/947 – около 1000 гг.) – выдающийся представитель классической школы арабских географов. Атор книги «Ахсан ат–такасим фи марифат ал–акалим» («Лучшее разделение для познания климатов». Свой труд, основанный на личных наблюдениях во время многочисленных путешествий и данных своих предшественников, он завершил в 985 г. Сведений о Восточной Европе у него очень мало. О городе Булгаре ал–Мукаддаси приводит неточные данные. Очевидно, он смешивает топографию Итиля и Булгара. Сведения о Булгаре и Суваре почерпнуты им у географов ал–Балхи, ал–Истахри и Ибн Хаукаля. Источник, которым пользовался ал–Мукаддаси, отражает события первой половины X в., когда Волжская Булгария находилась под протекторатом Хазарского каганата, поэтому в его труде город Булгар упомянут в числе хазарских городов.

Ал-Мукаддаси сказал мне:

– Столица их (хазар) называется Итилем. К городам этой страны принадлежат Булгар, Семендер, Сивар, Хамлидж, Беленджер. Булгар лежит на обоих берегах (реки), и строения там из дерева и камыша. Ночи там коротки. Главная мечеть стоит на рынке. Мусульмане уже давно завоевали его. Булгар лежит у реки Итиля (Волги) и находится ближе к морю, чем к столице. Город Сивар также лежит на Волге, а тамошние строения суть войлочные юрты.
Из Волжской Булгарии в Хорезм вывозят: меха собольи, беличьи, горностаевые, куньи и лесных куниц, лисьи, бобровые; зайцев, козьи шкуры, воск, стрелы, крупную рыбу, шапки, белужий клей, рыбьи зубы, бобровую струю (пахучая жидкость в парных кожистых мешочках бобра, применяется в медицине и для приготовления духов), янтарь, юфть, мед, орехи, барсов (или гончих собак), мечи, кольчуги, березовый лес, славянских невольников, овец, рогатый скот. Все эти товары из Булгарии. Все они сперва привозятся оттуда в Хорезм и потом везутся дальше.

Экономика Булгарии работала не только на внутренний, но и на внешний рынок. Она экспортировала готовую продукцию, а не сырье. Поставка арабам качественных мечей (однолезвийных палашей) и панцирей — это уже показатель высокой технологии, так как арабы славились своим искусством обработки металла. Экономика арабов была направлена на производство высококачественной продукции из ввозимого сырья, так как страна была бедна полезными ископаемыми. Продавать на арабском Востоке готовую продукцию было делом не простым. Мукаддаси не упомянул еще одну разновидность товара, идущую на продажу. Это — хлеб. Край булгар славился отменным урожаем зерновых культур.

Итак, булгары в VII – VIII вв. двинулась с территории Великой Булгарии на север и обосновалась в районе средней Волги и Камы, где образовали государство Волжская Булгария. Предполагают, что отдельные тюркоязычные племена проживали уже на территории Волжского региона. По всей вероятности, племена, вошедшие в государство Великих Волжских Булгар, не были однородными по составу и говорили на разных диалектах древнетюркского языка.
Волжская Булгария (Волжско–Камская Булгария, Волго–Камская Булгария, Серебряная Булгария, по–татарски Идел Булгары) — булгарское государство, существовавшее в X—XIII вв. в среднем Поволжье и бассейне Камы. Первые письменные известия о Волжской Булгарии относятся к началу X в. — времени становления булгарского государства, центром которого стал город Булгар (позже с. Булгары Булгарского района Татарии).
Большое место во внутренних делах Булгарии занимало градостроительство. Укреплялись и расширялись города, основанные еще в X в., такие как Биляр (Великий город), Булгар (Бряхимов), Ошель, Сувар. Возникли новые города – Казань, Кашан, Жукотин, Кременчук, Мардан и другие. Возведение вокруг них оборонительных сооружений укрепляло самосознание булгар, придавало уверенность в делах, которые будут защищены от иноземных захватчиков. В городах строились общественные здания: мечети, караван–сараи, правительственные и судейские палаты, бани, а также дворы знати, сначала деревянные, а затем каменные и кирпичные («кирпич» – лингвисты считают булгарским словом). Однако большая часть домов строилась из сосновых бревен, а крепостные стены были дубовыми. В скандинавских странах Булгарию называли не только «Булгарленд» (Булгарская земля), но и страной городов – «Гардарика».
Как известно в X в. Булгария превращается в крупнейший центр международной торговли. Булгары контролировали и в какой–то степени регулировали торговые связи Древней Руси, Прибалтики и Скандинавии со странами Средней Азии, Арабского Востока, а также с Ираном, Индией и Китаем. Этому способствовало географическое местоположение на стыке Волги и Камы – магистральных путей Восточной Европы. Вверх по Волге и далее по речным системам бассейнов Ладоги и Ильменя можно было добраться до Балтики. Вниз по Волге плыли суда в Хазарию. По Каме шла торговля с племенами Севера, которые специализировались на пушнине. В X в. по берегам Волги и Камы возникли торговые фактории или рыночные места, некоторые из которых превратились позднее в развитые торгово–ремесленные поселения. Среди них следует отметить Семеновское, Старокуйбышевское, Измерское и другие поселения. Примечательно, что они располагались не на протяжении основного русла реки, где сохранялась опасность разбойничьих нападений, а в некотором удалении от него: на притоках в глубине речной долины.

Письменные источники не дают полной информации о территории Волжской Булгарии. Персидские и арабские географы считали страну булгар самой северной в мире страной, населённой мусульманами, находящейся в седьмом климате. Первым дает сведения о ее расположении Ибн–Русте в своей энциклопедии «Дорогие драгоценности», составленной около 903–913 гг.

Автор книги «Ал–А’лак ан–нафиса» («Дорогие ценности») Абу Али Ахмед Ибн–Омар Ибн–Русте рассказал немного о буртасах, булгарах, мадьярах и руссах. Его в один голос поддержали другие великие писатели Востока.

Ибн-Русте сказал мне:

– Буртасы подчиняются царю хазар и выставляют в поле 10 000 всадников. Будучи сильны и храбры, буртасы производят набеги на булгар и печенегов. Земля буртасов лежит между Хазарскою и Булгарскою землями, на расстоянии пятнадцатидневного пути от первой. Земля эта просторна и обилует лесистыми местами. Буртасы живут рассеянно по берегам Волги.

Другие говорили, что буртасы – обитали в правобережье Волги. Их пытались отождествлять с мордвой, мокшей, чувашами, предками венгров и татар–мишарей. Буртасы все же близки по языку и этносу к булгарам, были подчинены и ассимилированы булгарами не позднее рубежа Х–ХI вв. Язык булгар сходен с хазарским. Буртасы же говорят на языке различном от них.

Несмотря на путаницу и недосказанность в летописях, буртасы как народ и Буртас как страна существовали. Арабский ориенталист марокканец Идриси (Эдриси) (1100 – 1165 гг.) в своей географии писал о том, что буртасы – народы страны Буртас, соседи хазар. Они имеют деревянные дома и войлочные юрты, их города в числе двух – Бартас и Саван. Страна Буртас (или Наручадская страна) была буквально под боком Рязанского княжества.

Ибн-Русте сказал мне:

– От земли буртасов до земли булгар три дня пути. Булгары производят набеги на буртасов, грабят их и в плен увозят. Булгары ездят верхом, носят кольчуги и имеют полное вооружение. Страна их состоит из болотистых местностей и дремучих лесов, среди которых они и живут.

И в своей энциклопедии «Дорогие драгоценности» Ибн–Русте сообщает: «Булгарская земля смежна с землею буртасов. Живут Булгары на берегу реки, которая впадает в море Хазарское (Каспийское) и прозывается Итиль (Волгою)».

Ал–Истархи и более поздние авторы дают более конкретную информацию о юго–восточной границе Булгарии, определяя ее в районе Яика. Сообщения о западной границе Булгарии, как правило, сводятся к тому, что Булгария располагается восточнее земель, населенных славянами. О северных и южных пределах страны нет точной информации, некоторые авторы, например ал–Кашгари, пишут, что булгары живут и на Нижней Волге. Не ясно, идёт ли в источниках речь исключительно о территории непосредственного проживания булгар, или, определяя пределы булгарской земли, авторы описывают территории кочевания полуоседлой части населения, или указывают земли, входящие в сферу экономического и политического влияния Булгарии.

Ал-Истархи сказал мне:

– Юго–восточная граница Булгарии находилась в районе Яика. А западная граница Булгарии располагается восточнее земель, населенных славянами. О северных и южных пределах страны точно не знаю.

В общем, всех послушав, можно сказать, что территория Волжской Булгарии включала часть территорий Среднего Поволжья: Предкамье, Закамье и Предволжье. Северная граница Булгарии проходила по правому берегу реки Камы, западная — в районе бассейна реки Свияги, восточная – по линии Чистополь–Билярск или рекой Шишма, южная – в районе Самарской Луки. Некоторые источники северной границей Булгарии определяют реку Казанку, южной — Самарскую Луку, западной — реку Сура и восточной и юго–восточной — низовья рек Белая и Урал.

В конце IX—X вв. на территории Волжской Булгарии проживали тюркоязычные племена. Первые сведения о таких племенах дает Ибн–Русте. Он сообщает, что «Булгаре делятся на три отдела: один зовется берсула, другой эсгель, а третий — булгар».
Относительно образа жизни все трое стоят на одной и той же ступени.

Летописи начинают говорить о булгарах со второй половины Х в. и различают булгар: волжских, серебреных или нукратских (по Каме), тимтюзей, черемшанских и хвалисских, которые признают как отдельные племена, находившиеся под главным управлением булгарского царя.

Упоминаются эти племена и у автора «Худуд ал–алама»: «бахдула, ишкиль и булгар». Дополняет эти сведения Ибн Фадлан, сообщающий о сувазах, эсегелах и баранджарах. Во второй половине X в. из этих народов продолжают фигурировать лишь два — «булгары» и «сувары».

Большая часть булгар исповедует ислам, и есть в селениях их мечети и начальные училища с муэдзинами и имамами. Одежда их похожа на мусульманскую; равным образом и кладбища их, как у мусульман. Те же из них, которые пребывают в язычестве, «повергаются ниц» перед каждым знакомым, которого встречают. Подать царю своему платят они лошадьми. От всякого из них, кто женится, царь берет себе по верховой лошади. Когда приходят к ним мусульманские купеческие суда, то берут с них пошлину, десятую часть товаров. Главное богатство их составляет куний мех. Он заменяют им звонкую монету. Каждый мех равняется двум диргемам с половиною. Белые, круглые диргемы приходят к ним из мусульманских стран, путем мены за товары.

Один известный караимский писатель XII в., по имени Иегуда Гадаси рассказывает про зивийцев или збийцев, поклоняющихся трем деревам в земле Зивии или Зибии: «Все свое богатство кладут они (зивийцы) у этих деревьев, а когда один из них умирает, то они сжигают его вместе с его украшениями на огне пред этими же деревьями. Берут прах этого мертвеца и всыпают в серебряные, золотые или новые глиняные сосуды и зарывают эти сосуды при корнях этих деревьев, для того, чтоб он (мертвец) встал при воскресении мертвых. Они говорят: если мы положим мертвеца в могилу, то его съедят черви и он получит дурной запах; это же наше деяние (сожжение) гораздо лучше деяния обыкновенных людей».

Главное значение булгар для северо–восточной России и Поволжья заключается в том, что они расширили и оживили товарный обмен, и этим путем создали новые направления в собственной деятельности племен, с которыми им приходилось иметь дело. Совершенно естественным в силу этого является факт, что именно в этой области булгары оказали наиболее глубокое влияние на идейный мир своих соседей.
Примером могут служить чуваши. Территория Чувашии полностью входила в состав Волжской Булгарии. Булгары постепенно расселялись среди местного населения и частично смешались с ним.
Есть исторические противоречия в этом вопросе. По легенде, древними предками чувашей были хунны–монголы, которые, оказавшись в Восточной Европе, тюркизировались в Хазарии в мифических проточувашей, не имевших никакого отношения к волжским булгарам – предкам казанских татар. Другие исследователи пришли к выводу о хуннском происхождении чувашей. Третьи попытался опровергнуть теорию о булгарском происхождении чувашей в угоду «гипотезы» о булгарском происхождении казанских татар. Все это – исторические этапы формирования более крепкого чувашского этноса, его языка и культуры .
Следует сказать, что чувашский народ унаследовал от своих предков богатую культуру. Чуваши переняли от булгар развитое земледелие, орудия обработки земли, зерновые и овощные культуры; в чувашском языке сохранились их древнебулгарские названия. Предметы одеяния и украшения чувашей (кёпе, сахман, сурпан, хушпу, тухъя) также берут свое начало от булгаро–суварской одежды, сходной с одеждой других тюркских народов Поволжья. Украшения одежды у них (растительные узоры, звезды, геометризированные фигуры животных) созвучны элементам булгарского изобразительного искусства. Ремесленное дело развивалось на базе булгарского ремесла. У чувашей до сих пор любимыми видами пищи являются начинка шарттан, тултармаш, уйран, какай шурпи, которые возникли в среде кочевых племен и бытовали у древних булгар и сувар. Все эти данные говорят о том, что чуваши являются потомками древних булгар и сувар.

Бежит стремглав мой Тулпар Кеме мимо забытых булгарских правителей дальних времен.
Вот правители из рода Билига.
Джалмат Улушкан – сын Бир–Егета и его хазарско–Булгарской жены.
Габдулла Карамат – сын Джалмата Улушкана, он был казнен царем Барысом за отказ принять христианство.
Дауд – сын Габдуллы Карамата, полагают, что он и был Худаяром – основателем ереси худаярства (богомильства). Жил 100 лет, умер от укуса змеи.
Куман Таныш – сын Габдуллы Карамата, у него было два сына – Микаиль и Аудан. Аудан вместе с Угером Лачыни и Арбатом (сыном Алмыша Джафара) сделал неудачную попытку свергнуть Шамгуна (в 894 г.).
Следующие –Халиб–Батыр – сын Габдуллы Карамата; Уран – сын Халиб–Батыра; Могер – сын Урана; Микаиль – сын Могера…

Но сколько же в разных истониках разногласий!
Так, в татарской рукописи о владельцах Булгарии изложены были следующие известия: «первым из ханов Булгарии был Туки или Туфи, умерший в 9 г. гиджры. За ним следовал сын его Айдар, при котором, как говорят, булгары приняли ислам, он владел 50 лет. После него был Мухаммед–Амин, или, как другие утверждают, сын первого Сеид, а потом Сеидов сын Ир, из коих каждый владел по полвека. После сего принял власть Султан Мурат, а за ним Селим, владевший, как говорят, 40 лет. При наследнике Селима, Илгаме, монголы попали на Булгарскую землю: Илгам покорился им, и царство его сделалось областью Чингиз–хана».
Из другой татарской рукописи исчисления Булгарских ханов: Айдару наследовал зять его Хандцаль, один из трех проповедников Мухаммедовых; затем следовали: сын Хандцаля Махмед–Амин, Бурадж, Сеид и Эмир Хан (Ир Хан). Далее показаны до Ильгама – те же. А после Ильгама упоминается его сын Абдулл, который царствовал 50 лет, и при котором Аксак Тимур разрушил город Булгар. Судя по этому исчислению, Адбулл царствовал вскоре после вторжения монголов; но Аксак–Тимур, в таком случае, является уже спустя сто лет – слишком большой скачок в татарском хронологии.

Татарский мулла Шихабэддин Марджани написал на татарском языке «Историю Казанских Татар».

Шихабэддин Марджани сказал мне:

– Из этого дома Джафарова и потомства Алмасова, из царствовавших в Булгаре до нас дошли: Джафар б. Сильки Хан; – сын его, Ахмед; – сын Ахмеда, Талиб; – брат Талиба, Мумин; – эмир Шимун; – эмир Хейдер; – сын Хейдера, Мохаммед; – брат Мохаммеда, Саид; – эмир Барадж; – эмир Ибраим; – эмир Селим; – сын Селима, Ильгам; – эмир Пулад Темир; – эмир Абдуллах; – эмир Хусейн; – брат Хусейна, Махмуд; – эмир Абдулла.

Конечно, список Шихабэддина представляет значительную разницу, по сравнению с двумя предыдущими, он составлен, очевидно, по другим источникам.
Но что помнят старые люди, да еще давно мертвые?

А древние булгары продолжали вспоминать своих царей, и вспоминать о будущих булгарских правителях. И каждый из помянутых мог быть Волжским царем, которого мы с моим златогривым конем Кеме искали.

Вот вспомнился из семендерских царей и безымянный правитель, который в 901 г. возглавлял поход «хазар» на Дербент. Хазары напали на Баб ал–абваб (Дербент), и Мухаммад Хашим с газиями ал–Баба сразился с ними и нанес им поражение…

Царем Семендера в X в. был Адзар–Нарса (Атрнерсех). Очевидно, он находился на религиозном распутье и одновременно исповедовал три религии (христианство, иудаизм, ислам). Иранское по своему происхождению имя этого семендерского царя, распространенное еще в VIII–IX вв. среди христианских правителей Армении и Грузии, определенно указывает на его приверженность к христианству. По всей вероятности, Адзар–Нарса был сыном К_са сына Б_л_дж_ана.
В IX–X вв. Семендер превратился в крупный торговый центр. Отличительной чертой его экономики было развитое виноградарство. Сады на примыкающей к нему территории насчитывали 40000 виноградников. Структура населения повторяла столичную, то есть состояла из представителей трёх религиозных общин: иудеев, мусульман и христиан. При этом христианские позиции были сильнее, чем в Итиле, а мусульманские – слабее. В городе имелись культовые сооружения всех конфессий и рынки. Дома строились в виде шатров из дерева, переплетённого камышом, с остроконечными крышами. Город имел собственного правителя. По другим данным – в нём сидел родственник хазарского царя.
Область Семендера носила в Х в. название Джидан и не входила в личный домен хазарского царя.
Сари Хан (Салифан) (916–965 гг.) был следующим царем Семендера. Царский ранг семендерских царей Масуди определяет словом «мелик» (царь), а их фамильным прозвищем является «с_л_ф_н». Первое упоминание о нем относится к началу X в., а именно к 916 г., когда он «с хазарским войском двинулся в помощь Абдул–Малику, правителю ал–Баба». Ал–Истахри сообщает, что царь Семендера в тот период исповедовал иудаизм и являлся родственником царя хазар. Заметим, что писавший до Ал–Истахри, Ибн Русте, напротив, указывал на религиозную индифферентность семендерского царя.
К 943 г. Салифан, глава Семендера, оставаясь вассалом хазарского кагана, не принял ислам, но успел приобрести мусульманскую генеалогию.

Масуди сказал мне:

– Этот царь–мусульманин заявляет, будто он араб из Кахтана. В настоящее время, а именно в 943 г. в его государстве нет других мусульман, кроме него, его сына и семьи…

Утверждение о принадлежности Салифана к арабскому роду некоторые исследователи считают чистой выдумкой арабов, основанной на простом созвучии. Не исключено, что этот царь правил в Семендере до разгрома столицы царства русами в 965 г.
Что касается титула селифан, то его древнетюркский титул по–китайски звучит «се–ли–фа». Однако китайскому «сие–ли–фа» соответствует древний тюркский титул «ил–тебер» (сравнимо с именем царя кавказских гуннов Алп–Илитвер). По–тюркски это «сарыг каган – сарыг хан – сарыкан/сарыхан», что означает «желтый или белый каган». Так именовали себя правители гуннов. Отсюда понятно, почему Масуди назвал с_л_ф_н., то есть сарыхан прозвищем всех семендерских царей.
Семендерские цари, происходившие от гуннов, сами себя называли Сарыг хан («белый хан»), а хазарские каганы – как подвластных себе правителей вассальной области, облеченной военной и административной властью, – «ил–тебер». Известно и то, что семендерские цари имели ранг илтебера.

После гибели или смерти Салифана на престол в Семендере вступил его сын, которого упоминает Масуди еще в 943 г. Этот гунский царь, очевидно, носил имя Сакман или Сакбан, а может быть и Сакбал, ибо уже в 1065–1067 гг. здесь фигурирует правитель З_м_з_м бину Сакнан (или Сакбан), носивший лакаб (прозвание) «ал–Хайдаки». Можно предположить, что Сакнан царствовал в Семендере в конце X – начале XI вв., может быть, до 1030 г., до разгрома Семендера эмиром Гянджы Фадлуном (985–1032 гг.). В том году эмир Фадлун предпринял грабительский поход против кумыков и хазар, разгромил второй раз их столицу Семендер. В результате возникла вражда между кумыками и мусульманами–шедадидами.

Ал-Андалуси сказал мне:

– Вокруг булгар обитают народы, которым нет числа, они платят джизью царю булгар. А смысл слова булгар – ученый человек.
А у него, Булгара, есть область, жители которой платят харадж, между ними и Булгаром месяц пути, называют его Вису. И есть другая область, которую называют Ару, в ней охотятся на бобров, и горностаев, и превосходных белок. И идут от них чрезвычайно хорошие шкурки бобров.

А за Вису на море Мраков есть область, известная под названием Йура. Летом день там бывает очень длинным. Так что, как говорят купцы, солнце не заходит сорок дней, а зимой ночь бывает такой же длинной. Купцы говорят, что Мраку недалеко от них и что люди Йура ходят к этому Мраку, и входят в него с факелами, и находят там огромное дерево вроде большого селения, а на нем – большое животное, говорят, что это птица. И приносят с собой товары, и кладет каждый купец свое имущество отдельно, и делает на нем знак, и уходит; затем после этого возвращаются и находят товар, который нужен в их стране. И каждый человек находит около своего товара что–нибудь из тех вещей; если он согласен, то берет это, а если нет, забирает свои вещи и оставляет другие, и не бывает обмана. И не знают, кто такие те, у кого они покупают эти товары.
И привозят люди мечи из стран ислама, которые делают в Зенджане, и Абхаре, и Тебризе, и Исфахане, в виде клинков, не приделывая рукоять и без украшений, одно только железо, как оно выходит из огня. И закаляют эти мечи крепкой закалкой, так что если подвесить меч на нитку и ударить ногтем или чем–нибудь железным или деревянным, то будет долго слышен звон. И эти мечи как раз те, которые годятся, чтобы везти в Йуру.

Миф этот – о древних предках хантов (остяков) и манси (вогулов). И он продолжается так.
У жителей Йуры нет войны, и нет у них ни верховых, ни вьючных животных – только огромные деревья и леса, в которых много меда, и соболей у них очень много, а мясо соболей они едят. И привозят к ним купцы мечи и коровьи и бараньи кости, а в уплату за них берут шкуры соболя и получают от этого огромную прибыль.
А дорога к ним по земле, с которой никогда не сходит снег; и люди делают для ног доски и обстругивают их; длина каждой доски ба, а ширина – пядь. Привязывают к ногам обе эти доски, которые на ногах соединены длинным ремнем вроде лошадиных поводьев, его держат в левой руке, а в правой руке – палку длиной в рост человека. А внизу этой палки нечто вроде шара из ткани, набитого большим количеством шерсти, он величиной с человеческую голову, но легкий. Этой палкой упираются в снег и отталкиваются палкой позади, как делают моряки на корабле, и быстро двигаются по снегу. И какое бы животное ни пошло по этому снегу, проваливается в него и умирает в нем, кроме собак и легких животных, вроде лисицы и зайца, а они проходят по нему легко и быстро. А шкуры лисиц и зайцев в этой стране белеют так, что становятся вроде ваты, таким же образом белеют и волки. В области Булгара их шкуры белеют зимой.
А мечи, которые привозят из стран ислама в Булгар, приносят большую прибыль. Затем булгарцы везут их в Вису, где водятся бобры, затем жители Вису везут их в Йуру, и ее жители покупают их за соболиные шкуры, и за невольниц и невольников. А каждому человеку, живущему там, нужен каждый год меч, чтобы бросить его в море Мраков. И когда они бросят мечи, то Аллах выводит им из моря рыбу вроде огромной горы, которую преследует, желая ее съесть, другая рыба, больше ее во много раз. И спасается маленькая от большой, и приближается к суше, и попадает на место, откуда не может возвратиться в море, и остается там. А большая рыба не может достать меньшую и возвращается в море.
Выходят жители Йура в море на судах и отрезают мясо от ее боков, а рыба не чувствует этого и не шевелится, и они наполняют свои дома ее мясом и поднимаются на ее спину, а она как огромная гора. И остается она у них какое–то время, пока они отрезают от нее: каждый, кто бросил в море меч, берет от рыбы долю. А иногда поднимается вода моря, и всплывает эта рыба и возвращается в море, а ее мясом наполнены уже сто тысяч домов, а то и больше.
Рассказывали в Булгаре, что одной из этих рыб в один из годов сделали отверстие в ухе, и продели в него веревки, и потащили эту рыбу; и открылось ухо рыбы, и изнутри его вышла девушка, похожая на потомков Адама: белая, краснощекая, черноволосая, толстозадая, прекраснейшая из женщин. И взяли ее жители Йуры и привезли на сушу, и это существо стало бить себя по лицу, и рвать волосы, и вопить. А Аллах сотворил ей в ее средней части, от пояса до колен, нечто вроде белой кожи, похожее на крепкую плотную ткань, покрывающее ее срам, будто изар, обвязанный вокруг пояса и прикрывающий ее срам. Они держали ее, пока она не умерла у них.
Говорят: действительно, если жители Йура не бросят в море мечи, то им не будет послана рыба, и они умрут от голода.

Жителям Вису и Йура запрещено летом вступать в страну Булгар, потому что, когда в эти области вступает кто–нибудь из них, даже в самую сильную жару, то воздух и вода холодают, как зимой, и у людей гибнут посевы. Это у них проверено. Булгаре во время зимы красного цвета, с голубыми глазами, волосы их белы, как лен, и в такой холод они носят льняные одежды. А на некоторых из них бывают шубы из превосходных шкурок бобров, мех этих бобров повернут наружу. И пьют они ячменный напиток, кислый как уксус, он подходит им из–за горячести их темперамента, объясняющейся тем, что они едят бобровое и беличье мясо и мед.
И есть в их стране вид большой птицы с длинным клювом, клювы этих птиц повернуты вправо и влево: верхняя половина – вправо на шесть пядей, нижняя – влево на шесть пядей, вот таким образом, вроде лам–алифа. А когда эта птица ест или пьет, то смыкает свой рот, и ест, и пьет. А мясо этой птицы помогает от камней в почках и мочевом пузыре. Его привозят вяленым, нарезанным маленькими кусочками. А когда ее яйцо упадет на лед или снег, то растапливает его, как растапливает огонь. И селится она только на земле или на дереве.

Читайте также:  Крещение в реке как проходит

Ал-Андалуси сказал мне:

– И видел я в Булгаре человека из потомков адитов, рост которого – больше семи локтей, я доставал ему до пояса.
Это пемя Ад (адиты) – легендарный народ великанов, которые жили якобы в пустыне между Оманом и Хадрамаутом. Адиты неоднократно упоминаются в Коране как народ, не внявший учению пророка и уничтоженный за это Аллахом.
Адит был сильным: брал заколотую лошадь, и ломал ее кости, и рвал кожу и сухожилия быстро, в одно мгновение, я не мог бы разрубить ее с такой скоростью и топором. А царь Булгара изготовил для него кольчугу, которую он возил с собой на войну на повозке. А шлем у него из железа вроде большого котла. Он сражался такой огромной длинной дубиной из крепкого дуба, которую не сможет поднять сильный мужчина, а она в его руках была как палка в руке одного из нас. А тюрки уважали и почитали его, и когда увидели его идущим им навстречу, то разбегались, говоря: «Это господь наш прогневался на нас». Но при всем этом он был любезным, добродетельным, миролюбивым. И не было в Булгаре бани, которая могла бы его вместить, кроме одной высокой бани с широкими дверями.

Десятый век считается классической эпохой в истории арабской географии, труды позднейших географов представляют только свод материала, собранного в IX и Х вв. Из таких сводов наиболее известны: труд Идриси (XII в.), географический словарь Якута (XIII в.), труд Абул–л–Фиды (XIV в.). Все эти географы и путешественники, писавшие в X–XIII вв., коснулись в своих повествованиях народов, с которыми булгары соседствовали и могли иметь дипломатические связи.

В труде «Мурудж аз–Захаб» Масуди сообщает, что булгары живут у Черного и Азовского морей, правитель ал–Булгар посылает свои отряды против Константинополя, Рима, Андалусии, Бурджан, Ифранджа (земля франков) и Джалалику (галисийцы). Правитель ал–Булгар принял ислам при халифе ал–Муктадире после 320 (922) г., затем пошел войной на Константинополь, а после этого его отряды дошли до Андалусии. Сын их царя совершил паломничество в Мекку, они построили большую мечеть. Во время похода мусульман на Византию булгары предложили им услуги и объявили, что их царь находится вблизи. «Если бы не стены, то Кустантиния (Константинополь) стала бы добычей Булгар».

Первые сведения о булгарах и соседних с ними этносах дал персиянин Ибн–Русте. Длительное время он был известен под именем Ахмеда ибн–Даста. Ибн–Русте в начале Х в. путешествовал по южному побережью Каспия и записывал сведения, полученные им от купцов и путешественников. Ибн–Русте писал до 913 г. и доказательство тому – умолчание арабского историка о нападении руссов в этом указанном году на Каспий. Большинство сведений Ибн–Русте черпал из устных рассказов. Одновременно в его повествование вплетаются сюжеты, взятые из более ранних источников. Например, он упоминает о земле буртасов, смежной с булгарской. Сведения о буртасах приблизительно датируется VIII–IX вв. Поэтому в книге Ибн–Русте в основном отражена булгарская история конца IX в. Основными источниками для Ибн–Русте послужили труды таких известных географов IX в. как Салам ат–Тарджуман, совершивший в 842–843 гг. путешествие в северные страны – до хазар, и Ибн–Хордадбех, положивший начало знаменитой серии «Китаб ал–масалик ва–л–мамалик» («Книга путей и государств»).

Другой свидетель тех веков – Абу–л–Хасан Али ибн ал–Хусейн ал–Масуди – выдающийся арабский энциклопедист X в. (родился в начале X в., умер в 956 г.). Он известен как автор двух крупных сочинении – «Ахбар аз–заман» («Хроника») в 30 томах и «Китаб ал–аусат» («Средняя книга»). До потомков дошли только две книги ал–Масуди – «Мурудж аз–захаб ва маадин ал–джавахир» («Промывальни золота и рудники самоцветов») и «Китаб ат–танбих ва–л–ишраф» («Книга предупреждения и пересмотра»). Первая из них представляет собой сокращенный вариант двух утраченных больших работ, и в свое время пользовалась огромной популярностью в исламском мире. Довольно подробные сведения о волжских булгарах содержатся в труде «Мурудж», составленном и обработанном ал–Масуди в 947 и 956 гг.

Ал-Масуди сказал мне:

– Булгары – великий, могущественный и храбрый народ, который подчинил себе все соседние с ним народы. Один всадник из булгар, принявших ислам, вместе с царем своим, убивает 100–200 всадников врагов. Жители Кунстантини (Константинополя) защищены в настоящее время от булгар, благодаря лишь своим укрепленным стенам. Точно так же все народы этого края защищаются от них крепостями и укреплениями.

Потом ал–Масуди говорил о караванах, которые постоянно ходят с товарами из Булгарии в Ховарезм и наоборот, причем они защищаются от кочевых тюркских племен, через страны которых вынуждены проходить.
Говорил о хазарских и булгарских кораблях, плавающих по средней Волге, выше устья Камы, с торговою целью.
Говорил, что из земли буртасов, живущих около этой реки, вывозят меха черных и красных лисиц, которые и называются буртасскими. Эти меха, особенно черные, иногда стоят больше 100 динаров за штуку, красные дешевле. Арабские и персидские цари считают эти черные меха выше куньего, собольего и другого меха, и делают из них шапки, кафтаны и шубы, так что почти нет царя, не имеющего шубы или кафтаны с подкладкой из мехов черных лисиц.
И, как всегда, ал-Масуди путал волжских булгар с дунайскими, а город Булгар помещал на берегу Азовского моря…
Всего не переслушаешь, что говорил мудрый ал–Масуди…

Но нас, с легендарным конем Кеме, звала в дорогу очередная гряда веков.

В X–XI вв. начинается освоение булгарами территории Предкамья (левобережье Волги к северу от Камы). Северные границы государства дошли до берегов Казанки. Отсюда, а также по Каме и Вятке булгары проникли и в более отдаленные регионы, населенные финно–уграми.
В качестве северной границы расселения определяют реку Казанку, южной — Самарскую Луку, западной — реку Суру и восточной и юго–восточной — низовья рек Белая и Урал.
В Западном Закамье была расположена основная часть территории Волжской Булгарии в период до её завоевания монголами. Этот район отличался выгодным экономико–географическим положением, здесь проходило пересечение двух основных водных магистралей Восточной Европы. Восточное Закамье было в целом малонаселённым. А иные вообще считают, что Волжская Булгария располагалась на гораздо большей территории.
В конце IX—X вв. на территории Волжской Булгарии проживали тюркоязычные племена.

В состав Волжской Булгарии входили древние мари, удмурты, башкиры и часть мордвы. Во второй половине Х в. появились города — торгово–ремесленные центры: Булгар, Биляр, Сувар, Жукотин, Керменчук, Ошель и др.
Надо признать, что города поднимают булгар ступенью выше. Эпитеты, которыми пользуются русские летописцы, говоря о булгарских городах – «великий», «славный», способны вызвать преувеличенные и неверные представления о древнебулгарских городах. Арабы дают более Определенный материал относительно этих городов. По сведениям Эль Балхи, в двух из главных булгарских городов – Булгар и Савар, было в X в. до 10000 жителей.

Эль Балхи сказал мне:

– Булгар есть маленький город, известный только тем, что он есть главнейшнй торговый пункт этого государства.

Потом Мукадесси сказал мне:

– Сувар составляли войлочные юрты. Города Булгарии только размерами отличались от казахских и башкирских аулов, а размеры эти определялись теми экономическими и торговыми интересами, которые стягивали к известным пунктам полукочевое население.

Столицей Булгарского государства и стал такой город Булгар, который был расположен в 7 километрах восточ¬нее р. Волги (ниже г. Казани).
Такой город Сувар и был центром суварского племени. Он был сильно укреплен: его окружали земляные валы и рвы, поверх валов возвышались дубовые стены с башнями. В Суваре были деревянные и глинобитные дома. Деревянные жилища имели пол и подполье. Такие дома были основным типом жилищ у чуваш.
Финское жилище в Булгарии отражало более ранние влияния – германское и литовское. Конический чум из жердей – исконное жилище бродячего охотника–финна – сменился у них с началом оседлости бревенчатым четырехстенным шалашом без пола, без потолка, без окон (кота–куда, куа), который своими формами напоминал древнее восточногерманское жилье, К куде–коте, малоприспособленной к условиям сурового климата, черемисы и мордва присоединили первобытную курную избу, заимствованную, может быть, при посредстве исчезнувших со временем приокских финских народностей. Эти формы жилья перешли без перемен и к чувашам и держались до тех пор, пока рядом с ними не появилась «русская» изба.
Иначе обстояло дело, например, с домашней утварью, которая и потом употреблялась исключительно при языческих жертвоприношениях, с разными черепками, украшенными изображениями животных – лошадей, медведей, птиц на ручках.
Или, например, булгарские керамические изделия были заимствованы булгарами от арабов. Это неизвестного назначения конические сосуды с узким отверстием и очень толстыми стенками. Такие сосуды были в ходу у арабов IX – X вв. и служили им ручными гранатами. Возможно, что с тем же назначением – вносить огонь в поселения или на суда врагов. Часть их – неорнаментированная – проникла в Булгарию.
Известное летописное сказание о народах, заключенных в Уральских горах и просивших у пришлых купцов железо, ярко обрисовывает основную нужду булгар. Железо было насущной потребностью и финнов в пору появления булгар, и распространением его булгарские торговцы сослужили краю крупную культурную службу. На северо–востоке крайним пунктом булгарской торговли железом была страна Югры (Юра, по написанию арабов).

Андалуси сказал мне:

– Простые клинки привозили югре Булгары из мусульманских стран. Клинки эти служили югре для того, чтобы бить ими морских зверей (гарпуны). На северо–западе пределом булгарской торговли была, кажется, страна Мери. Их топоры, маленькие топорики, наконечники стрел были по своим формам очень близкими к Булгарским. Торговали ли булгары привозными из Средней Азии вещами, или выделывали железный товар на месте, остается открытым вопросом. Железоделательная промышленность – остарая специальность тюркских племен. И познакомиться с ней булгары могли в Азии. Но для ее развития требовались соответствующие местные условия, и едва ли почва Волжской Булгарии давала нужный рудный материал.

В те времена в Суваре было развито ремесленное про¬изводство (ювелирное, кузнечное, керамическое, кожевенное, ткачество. Через Сувар лежал торговый путь в Среднюю Азию.
Население Волжской Булгарии в начале X в. состояло из основных четырех племенных групп, прежде всего арабские: булгар, сувар (сван), эсегель (аскль) и беpсула. Кроме того, были известны мусульмане–баранджары числом в 5000 семей.
Эсегелы были потомками первых переселенцев – булгар Кодрака. Эсегель (ас.к.л. или ас.г.л., эскел, искил, ишкил) – стало одним из крупных тюркоязычных племен ранней Волжской Булгарии. Эскелы–эсегелы переселились в правобережье Волги и основали город Ошель (Ашлы, Исла). Своим происхождением они связаны не с южным, а восточным, прикамско–приуральским краем.По сведениям «Гази–Барадж Тарихы», о племени эсегель можно узнать их древнюю историю. Сначало было племя пиняче (бинедже) – одно из предков булгар. Оно было покорено племенем ура, и позднее одна половина его ушла с частью булгар в Шумер, а другая – осталась в Волго–Урале. Племя называлось «пиняче» в честь алпа дождя Пиняче (Бинедже), которому оно поклонялось со времени жизни в безводной Хинской пустыне. Соседи ура–дайки называли пиняче «тун». Потом это племя стало называться также «пирюли», так как после истребления тюрками своих биев пиняче оставили в живых одного малолетнего сына своего бия, который и возглавил племя под именами «Пирюли» («Один сын») и Урал–Батыра.
После ухода части булгар в Месопотамию 12 тысяч лет назад пирюли вместе с оставшимися ура–дайками основали в Волго–Урале свое удельное княжество «Эсегель», что означало «Соленая страна». Дело в том, что Урал–Батыр научил соплеменников добывать соль, и это прославило их землю, как изобилующую солью. Дайки называли Эсегель и по–своему – «Эсетун», так как именем «Эсетун» звали Урал–Батыра. В это княжество вошла также и часть угров.
За 900 лет до времени Айдара несколько масгутских родов Туркестана, разбитых хонами, откочевали к Джаику, и стали стеснять Эсегель набегами. Одна часть пирюли ушла тогда к сакланам–скифам, а оставшихся стали называть также и бесерменами. Когда пришли хоны, пирюли–бесермены провозгласили их вождя Кама–Батыра своим главой. Кама–Батыр велел называть Идель Буляром. Еще раньше пришли из Самара булгары, причем части их в Скифии объединились в одно племя со скифскими пирюли, а в Эсегеле – с бесерменами и хонами. Обе эти части назывались также и булгарами.
Часть пирюли во время похода Айбата (Атиллы) на Алтын Баш (Италия) настолько ослабла от болезней, что осталась на месте. Потом к ним переселилось еще несколько групп булгар. Они крестились и считали своим долгом окрестить своих соплеменников, для чего постоянно посылали своих проповедников на Восток. Известие Шамса о «пиняче» – «пирюли» сохранились лишь в «Гази–Барадж Тарихы».

Берсула (Б.р.сула) – одно из основных булгарских племен в период ранней Волжской Булгарии. До переселения на Среднюю Волгу они известны под названием барсилов на Северном Кавказе. Берсилия была древним политическим центром Хазарского каганата.

Кроме того, в Среднем Поволжье столкнулись две большие группы племен – донско–приазовская и приуральско–прикамская, участвовавшие как основные компоненты в формировании волжских булгар.
Булгары не жили изолированно – входили в контакт с соседними народами. На западе жили чуваши (суасла–мари), основу которых составила часть родственных булгарам гуннских племен суасов. А другая их часть вошла в состав булгар.
Есть и другой миф о происхождении чувашей. Древними предками чувашей были хунны–монголы, которые, оказавшись в Восточной Европе, тюркизировались в Хазарии в мифических проточувашей, не имевших никакого отношения к волжским булгарам. Хазарские проточуваши–хунны оказались каким–то образом на Волге в виде чувашского народа.
На севере обитали мари и удмурты, на востоке – башкиры. С юго–востока к булгарам подходили кочевья кипчаков. На юго–западе на правом берегу Волги находились земли буртас – народа, родственного булгарам, который затем вместе с ними вошел в состав единого государства. Буртасы граничили с мордвой. Район Жигулей населяли тюрки–мадьяры, южнее которых кочевали печенеги. В начальный период своего пребывания в Волго–Камье Булгары, видимо, в контакт с северо–восточными русскими еще не входили.

Хотя есть сообщение летописи о переселении беловежцев на Русь в 1117 г. В нем говорится о русском или русифицированном населении позднейшего Саркела (Белой Вежи). Греческий перевод хазарской крепости по–русски значат «белый дом», «белая гостиница».

Когда примерно в VIII в. часть булгар переселялась с берегов Дона–Азова на берега Волги, отдельные тюркоязычные племена проживали уже на территории Волжского региона. Племена, вошедшие в Великую Волжскую Булгарию, не были однородными по составу. Осевшие на Волге и Каме булгары, получили в свое владение богатый дарами природный край. Они были великолепными земледельцами и ремесленниками, но особую славу приобрели как предприимчивые торговцы. Булгары и сувары занимались земледелием и скотоводством.
У всех племен Волжской Булгарии был одинаковый образ жизни, достаточно близкий язык, возможно, различные диалекты тюркского языка, общая культура с различными вариациями, единая в прошлом вера в бога Тенгри и мифология, кочевнические традиции в сочетании с земледелием и ремеслом.

Как нам стало известно, тенгрианство – религия, основанная на вере в Создателя, предположительно возникла в конце II – начале I тысячелетия до н.э., но не позднее V–III вв. до н.э. Его сближают с хуннуским ченли («небо»). Но оказывается, существуют и более широкие параллели с китайским Тянь, шумерским Дингир, «небо». В то же время в одном из древних рукописных источников сообщается, что к 165 г. до н.э. тюрки уже обладали полностью сложившейся религией с развитым каноном, во многом близким буддийскому, завещанному индийским царем Канишкой, от которого берет начало ветвь буддизма, получившая самостоятельное развитие и оформившаяся как тенгрианство.
Что касается Индии, то сказки и легенды, имевшиеся в индийской литературе, являются, вообще говоря, вымыслом. Так, римский писатель середины III в. н. э. Солин, опираясь на Мегасфена, посла Селевка в Индию, упоминает о живущем в Индии народе, который питается исключительно запахом диких яблок. Подобный рассказ есть и у Плиния: «Они не имеют рта, и живут только воздухом и запахами, которые впитывают через носовые отверстия. Они не едят и не пьют, но во время путешествия, чтобы не испытывать никакого недостатка в питании, носят с собою благоухающие корни, цветы и фрукты, которые они и нюхают; но слишком сильный запах, напротив, для них может легко сделаться смертельным». Это предание уже в древности вызвало литературную пародию. Однако новейшие исследователи установили, что в Индии сказочным астомам нашли интересную параллель с сектой кающихся, висящих на одной ноге и услаждающих себя только запахом пищи.

Но вернемся к булгарам.

Исследователи заявляют о наличии главной священной книги тенгриан – «Псалтырь» (тюркский – «венец алтаря»), содержащей тенгрианский канон – обычаи, обряды и правила, по которым надлежало обращаться к Богу.
Тангра древних булгар, описанная ранее, у тюрок претерпела некоторые обрядовые изменения, оставаясь неизменной по своей сути.
В целом в древнетюркском мировоззрении, основная функция мира – непрерывность жизни, ее постоянное возобновление, и человек как часть мира был кровно заинтересован в том же. На продление существования были направлены – прямо или косвенно – все ритуалы, обряды, праздники, которые были согласованы с природными ритмами (времени, последовательной смены времен года и перемещения небесных тел) на основе трудовой деятельности, связанной с животноводством, на основе поклонения обожествленным силам природы и культа предков.
Древние тюрки считали, что Вселенной правят: Тенгри–хан – верховное божество; божества: Йер–суб, Умай, Эрлик, Земля, Вода, Огонь, Солнце, Луна, Звезды, Воздух, Облака, Ветер, Смерч, Гром и Молния, Дождь, Радуга. Тенгри–хан, иногда в купе с Йер (Землей) и другими духами, вершил земные дела и, прежде всего, «распределял сроки жизни». Однако рождением «сынов человеческих» ведала Умай – олицетворение женского земного начала, а их смертью – Эрлик, «дух подземного мира». Земля и Тенгри воспринимались как две стороны одного начала, не борющиеся друг с другом, а взаимопомогающие. Человек рождался и жил на земле. Земля – его среда обитания, после смерти она поглощала человека. Но Земля даровала человеку только материальную оболочку, а чтобы он созидал и этим отличался от других обитателей на Земле, Тенгри посылал на Землю к женщине, будущей матери, «кут», «сюр». Дыхание – «тын» как признак рождения ребенка, было началом периода пребывания человека на «лунно–солнечной земле» до самой смерти, пока оно не обрывалось – «тын бетте». Если «тын» являлся признаком всех живых существ, с «кутом», самой сутью жизни божественного происхождения, приходящего из Космоса, связывали жизненную силу человека от его зарождения до самой смерти. Вместе с «кутом» Тенгри даровал человеку «сагыш» («мын», «бэгер») и этим отличал его от всех живых существ. «Сюр» также даровался человеку вместе с кутом. Считалось, что в «сюр» заключен его внутренний психологический мир, который взрослел вместе с ним. Кроме того, Тенгри даровал человеку «кyнел», благодаря которому человек был способен предчувствовать многие события – «кунелем сизэ». После смерти, во время сожжения физического тела умершего, «кут», «тын», «сюр» – все одновременно испарялись в огне, и умерший «отлетал», переселяясь на Небо вместе с дымом погребального костра, где становился духом (духом предков).
Древние тюрки верили, что смерти нет, есть устойчивый и последовательный круговорот жизни человека во Вселенной: рождаясь и умирая не по своей воле, люди приходили на Землю не зря и не временно. Смерти физического тела не боялись, понимая ее как естественное продолжение жизни, но в другом существовании. Благополучие в том мире определяли тем, как родственники исполняли обряды захоронения и жертвоприношения. Если они были исправны, дух предка покровительствовал роду.
Глубоко почитаемым древними тюрками был «культ предков–героев, прославившихся своими подвигами на поле брани», или творениями, материальными и духовными, которые возвеличили имя тюрков. Тюрки верили, что кроме физического питания тела, необходимо питать и душу. Одним из источников энергии души был дух предков. Считалось, где жил и творил Герой, или Гений дела, там и после смерти его дух мог оказывать постоянную защиту и помощь своим сородичам и народу. Славным предкам тюрки устанавливали каменные памятники, на плитах выбивались слова о подвиге и обращение к потомкам. Памятник был местом встречи между людьми и духом предка. Во время памятных жертвоприношений, молений, иногда в государственном масштабе, дух предка находил в памятнике временное пристанище, остальное время он обитал на Небе. Каменные памятники в древние времена стояли от Алтая до Дуная.
Традиция почитания духов предков обязывала тюрков знать свою родословную до седьмого поколения, подвиги дедов и их позор. Каждый мужчина понимал, что и его поступки будут также оценивать семь поколений. Вера в Тенгри и в небожителей устремляла тюрков на достойные дела, к свершению подвигов и обязывала к нравственной чистоте. Ложь и предательство, отступление от клятвы воспринимались ими как оскорбление естества, следовательно, самого Божества. Признавая коллективную ответственность за род и племя, а также наличие наследственных признаков, тюрки не позволяли людям, причастным к предательству, жить и иметь потомков.
Именем Голубого неба – Тенгри освящалась каганская (ханская) власть. После того, как каган был избран, он становился первосвященником в государстве. Его почитали как сына Неба. Задача хана заключалась не только в том, чтобы заботиться о материальном благополучии своего народа. Его главной задачей являлось укрепление национальной славы и величия тюрков. Тенгри наказывал гибелью, пленом, другими карами каганов, а порой целые народы за совершенные ими преступления или проступки. От Тенгри зависело все, благодать или кара следовали обычно моментально или в течение шестидесяти лет (средняя продолжительность жизни человека) в солнечном мире, избежать их было невозможно. После смерти человека власть Тенгри над ним прекращалась.
Обряды почитания Тенгри–хана были достаточно строгими, молитвы долгими и очищающими душу. При всех обстоятельствах в жизни за помощью обращались к Тенгри, а если обращение было к другим божествам или духам, то оно обязательно упоминалось после возвеличивания Тенгри. Молились, поднимая руки вверх и совершая земные поклоны, просили дать хороший ум и здоровье, оказать помощь в справедливом деле, в бою, в хозяйственных делах; другого не просили. И Тенгри оказывал помощь всем.
Ежегодно в государственном масштабе устраивались общественные моления – приношения жертвы. В начале лета, в указанное каганом время, в орду (столицу) съезжались племенные вожди, беки, знатные полководцы и нойоны. Вместе с каганом они восходили на священную гору, чтобы принести жертву Великому Тенгри. В этот день моления Тенгри проходили по всему государству. На священные горы, долины, речки, озера и источники съезжались тысячи людей из близлежащих аулов и городов. Моления проходили без женщин и камов, последние никогда не входили в состав священников (прорицателей) религии Тенгри, их роль заключалась в волховании, врачевании, в том числе заговорами – их просто опасались. Возле берез на священных землях горели десятки тысяч костров, в жертву приносили лошадей, овец, ягнят. Заканчивалось все праздничным пиршеством, весельем, различными играми, состязаниями, скачками.
Свою покорность Тенгри–хану степняки подчеркивали, используя древнейший символ, знак равностороннего креста – «аджи»: его наносили на лоб краской либо в виде татуировки. Он символизировал понятие рум – мир, откуда берет все начало и куда все возвращается. Там есть небо и земля, верх и низ со своими покровителями. Рум плавает в безбрежном океане на спине огромной рыбы или черепахи, придавленной для большей устойчивости горой. У основания горы покоится змей Бегша. Время от времени в руме вспыхивает, словно молния, крестообразная ваджра – «алмаз», по аналогии с буддизмом символ неуничтожимости.
В противоположность правилам, принятым мировыми религиями, в тенгрианстве строили храмы в честь божеств или духов предков с одним внутренним помещением, предназначенным только для сохранения их символов. По представлениям древних тюрков, божества и духи посещали храмы лишь в дни религиозных празднеств. В остальное время божества находились по своим ярусам на небе, а духи в основном в горах. Храм для тенгриан был святым местом, рядовым верующим входить в храм не разрешалось. Только священнослужитель по ходу службы мог ненадолго посетить его. Один раз в год ему разрешалось входить в алтарную часть храма. Подобная традиция оправдывалась тем, что храм считался местом отдыха божества, и верующим полагалось молиться только возле него. Площадка для моления называлась «харам» – «место для молитвы». Все остальное, кроме моления, здесь было запрещено, отсюда еще одно значение слова «харам» – «запрет», «запретный». Тенгрианские храмы назывались «килиса» – от названия священной горы Кайласа, одной из самых высоких гор на юге Тибетского нагорья.
В тюркской религии было много культовых обрядов. В китайской летописи сказано: «Тюрки превыше всего чтут огонь, почитают воздух и воду, поют гимн земле, поклоняются же единственно тому, кто создал небо и землю, и называют его Богом (Тенгре)». Свое почитание солнца они объясняли тем, что «Тенгри и его помощник Кун (Солнце) руководят созданным миром; лучи солнца – нити, посредством которых духи растений сообщаются с солнцем. Тюрки дважды в год приносили жертву солнцу – свету: осенью и в конце января, когда первые отблески солнца показывались на вершинах гор».

Однако нельзя сбрасывать со счетов и влияние на переселенцев–булгар культурных традиций аборигенов края – финно–угров.

Сравнительно быстро перейдя к оседлой жизни, булгары начали строить города, крепости, селения в дремучих лесах по берегам рек. Край был богат всем, что необходимо для ведения хозяйства: леса давали дерево для строительства, чернозем был хорош для земледелия, обширные поляны и поймы рек позволяли пасти многочисленные стада и заготавливать сено на зиму. Кроме того, леса были полны живностью, а реки – рыбой. В городах развивались ремесла. Булгары раньше других народов Европы знали и освоили чугунное литье, притом лучшего качества. Сохранились многочис¬ленные предметы особенно высокой техники булгарской металлургии. Не только в городах, но и во многих населенных пунктах еще в IX в. работали мектебе и медресе. В булгарских городах чеканились монеты для русских князей от Дмит¬рия Донского до Ивана Васильевича.
Рост производительных сил приводил к еще большему социальному расслоению булгарского народа. В стране складывался государственный строй феодального типа. Когда стабилизировались внутренние взаимоотношения, хотя борьба за обладание всебулгарской властью между Булгаром и Суваром еще продолжалась, стали расширятся внешние связи с другими народами и государствами.

Об образе правления в Булгарии известно только то, что она находилась под верховным главенством «владовца», царя или хана, которому платили подать лошадьми, кожами и другими товарами. В пользу же царя поступала и пошлина (десятая часть товаров) с мусульманских купеческих судов. Царю Булгарии были подвластны и все мелкие владыки отдельных племен, из которых одно (хвалисы) обитало даже по берегам Каспийского моря и сообщило ему свое имя «Хвалисского моря».

Один из очевидцев этого – Абу Зайд Ахмед ибн–Сахл ал–Балхи (850–934 гг.) – арабский географ, широко известный по сочинению «Ашкал албилад» («Виды стран»). Его произведение известно также под названиями «Сувар ал–акалим» («Карты климатов») и «Таквим ал–булдан» («Разделение городов»).

Ал-Балхи сказал мне:

– Недалеко от города Булгар лежит другой город Сивар (Сувар), где также как и в Булгаре, находится главная мечеть. Число жителей обоих городов простирается до 10000 человек. Дома там деревянные и служат зимними жилищами. А летом жители расходятся по войлочным юртам. Там долгие летние дни и короткие ночи, и зимние короткие дни и долгие ночи.
Внешний Булгар – маленький город, не занимающий большого пространства, и известный только тем, что он есть главнейший торговый пункт государства Булгар.
От Итиля до Булгара расстояние по степям – около одного месяца пути. Водою же, вверх по реке – около двух месяцев, вниз по реке – около 20 дней. А от внутренних башджаров до Булгара 25 дней. Бащджары разделяются на два племени. Одно племя живет на самой границе Гуззии, то есть гузов–куман – близ Булгар. Оно состоит из 2000 человек, которые так хорошо защищены своими лесами, что никто не может их покорить. Однако они подвластны булгарам.

Ал-Балхи сообщает, что царь Волжской Булгарии Габдулла Джилки (Шилкка), сын Угыр Айдара (Урус-Айдара, был одновременно царем Черной и Великой Булгарии, родоначальником ветви Волжско–Булгарских царей, получившей название «Сакланской». У него было два сына: Бат-Угор Мумин (Батор-Мумин) и Алмыш Джафар (Алмас).

Младший брат Джилки, Лачын возглавил неудовлетворенных Тенгрианцев и поднял восстание против Габдуллы. Союзники Айдара – Византия, и Хазария – поддержали в гражданской войне тенгрианца Лачына. Вначале Габдулла побеждал Лачына и его хазарских союзников.
Лачын, сын Угыр Айдара, царь Черной Булгарии, в некоторых восточных источниках считался родоначальником династии правителей Руси. Он вошел в легенды Руси под именем «Рюрика».

В 864 г. Лачын с союзниками внезапно напали на Габдуллу Джилки в его летней резиденции (батавыл) Хорысдан (Путивль). Джилки отступил к булгарской столице Башту, но киевляне, во главе с Аскольдом, объявили Джилки: «Мы не пустим вас в столицу, Кан, пока вы не решите в поле ваш спор о наследовании с вашим братом Лачыном». Габдулла Джилки отбил нападение Лачына, и выгнал Аскольда из Башту.
Царь Угыр–Лачыни (931 г.), из династии булгарских канов, правившей Кара–Сакланом, вошел в легенды под именем «Игоря Рюриковича», почему его ветвь булгарских правителей получила название «династии Рюриковичей».
В 865 г. ужаленный предательством киевлян, Джилки перевел столицу Булгарского государства из Киева в Булгар, и перевел туда часть мусульманских кара булгар. Украина была разделена в два автономных Бейлика: Киевский Бейлик (часть правобережной Украины) и Кара Булгар (часть левобережной Украины). Анчийский Бек Джир был назначен главой Киевского Бейлика, и старший сын Габдуллы Бек Алмыш Джафар был назначен главой Кара Булгарского Бейлика.
Позднее тамга булгар приобрела более красивую лирообразную форму. Так как Киевская Русь была некогда частью Булгарского государства, да и правящая династия ее – «Рюриковичи» – также являлась ветвью булгарского рода Дуло, то тамга «балтавар» стала гербом Древнерусского государства и Украины под названием «трезубца». Один из булгарских городов на Украине даже назывался «Балтавар» (Полтава).

Итак, в 865 г. основано царство Волжская Булгария.
В этом же году произошел распад бывшей Великой Булгарии на семь областей.

Сколько племен и народов, столько разных имен одного и того же правителя. Вот и этого царя Волжской Булгарии Шилкку (или Шилку) звали Силки.

Мчится булгарский легендарный конь Кеме по степи в 870 г., но даже тени мелькающих правителей трудно распознать, не только их имена. Лишь несколько отчеканенных в IX и X вв. монет вылетает порой из–под копыт в фейерверках степной пыли. А на этих монетах можно прочитать забытые имена булгарских царей. Абдуллах бен (это как раз и есть Силки, только у него это – не его родовое тюркское, а мусульманское имя).
Напрашивается сразу два вывода – первое, его отец носил мусульманское имя Тегин и, очевидно, тоже был князем; второе, – видимо, некоторые князья булгар исповедовали ислам еще до введения ислама в Булгарии.

Восточные письменные источники, которые могли бы пролить свет на поставленную проблему, не столь многочисленны, как хотелось бы. В исследуемый период булгарской истории на Средней Волге побывали только два арабских путешественника: секретарь посольства халифа ал–Муктадира–би–ллахи к царю волжских Булгар Ахмед Ибн Фадлан (о нем речь впереди) и испанский араб Абу Хамид ал–Гарнати.
Абу Хамид Мухаммад ибн Абд ар–Рахим ал–Гарнати ал–Андалуси (1131–1153 гг.), автор книги «Му’риб ан бахд аджаиб ал–магриб» («Ясное изложение некоторых чудес магриба») или «Нухбат ал–азхан фи аджаиб ал–булдан» («Выборка воспоминаний о чудесах стран»).

В 870 г. Аскольд решил завоевать Волжскую Булгарию и Кара–Саклан для своих наследников и направил туда сына Булата с войском. Булату удалось захватить г. Джир (Ростов Великий), далее его войско не пошло. В Никоновской летописи сохранилась одна фраза, посвященная этому событию: «убиенъ бысть от Булгар Оскольдов сынъ». На самом деле Булат Аскольдович не пострадал.
Тем временем князь Рюрик направил послов из Новгорода в Булгар к кану Габдулле Джилки с предложением оставить за ним, Рюриком, Ростов в обмен на службу булгарскому царю и уплату дани в невоенное время. Джилки с радостью согласился, и Рюрик вместе со своим союзником бием Алабугой отправился в поход на Киев. Однако войска союзников не соединились. Алабуга стал действовать самостоятельно и освободил часть Кара–Саклана от хазар. Аскольд же дал Алабуге выкуп, чтобы тот ушел из–под Киева.
Внешнюю политику Булгарии в IX – середине X в. определяло соперничество с Хазарской ордой, которая стремилась отнять у Булгара Украину. В 870 г. Аскольд подступил к Киеву с наемной варяжской дружиной. Киевляне предпочли принять его в качестве соправителя главы Киевского бейлика Джира и ликвидировать пост наместника булгарского царя при правителях этого бейлика. Наместник – великий булгарский поэт Микаиль Башту выехал в Булгар, где стал визиром (главой царского правительства) Булгара. Джилки пришлось признать решение киевлян и тем самым подтвердить автономию Киевского бейлика в составе Булгарии – ради того, чтобы киевляне не переметнулись на сторону хазар. Но при этом Киев платил Булгару дань, а сыновья Аскольда находились в Булгаре в качестве заложников. Когда зимой 872 – 873 гг. Аскольд опрометчиво отказался выступить по приказу Габдуллы в поход на Полоцк (отторгнутый от Булгара датчанами), то царь немедленно казнил одного его сына и заставил Аскольда подчиниться ради спасения жизни остальных сыновей.

Читайте также:  Виктор драгунский рассказ главные реки главная мысль

875 г. Аскольд поднял в Киеве антибулгарский мятеж, и убил верного Булгару бия Джира. Бий Кара–Булгарского бейлика Алмыш не смог подавить этот мятеж даже при помощи присланного Джилки баджанакского отряда, так как Аскольда поддержали хазары.

Джилки стал готовить большой поход на Киев. К участию в этом походе были привлечены баджанаки, булгары Марданского удельного бейлика Булгарии (располагался между Симбирском и Саратовым) и варяжский отряд служившего Булгару скандинавского бека Салахби (Слагви). В 881 г. Салахби выбил из булгарского города Яна Галидж (Новгорода) отряд датских завоевателей, что позволяло Джилки рассчитывать на взятие Киева посредством одновременных ударов по городу с севера (Новгорода) и с востока (Кара–Булгарский бейлик).

В 882 г. Габдулла скоропостижно скончался, и приказ начать запланированный им поход на Киев дал уже новый булгарский царь – младший сын Джилки Бат–Угыр Мумин (882–895 гг.). Мумин — имя исламское. Это говорит о том, что в это время Волжская Бугария уже знала Ислам. Об этом же говорят и записи испанского путешественника Абу–Хамита Андалузи.

Салахби с отрядом варягов с севера и Алмыш с кара–булгарцами, марданцами и баджанаками с востока одновременно подошли к Киеву. Мятежник Аскольд был схвачен и казнен в 882 г. А киевляне без всякого сопротивления приняли Салахби, назначенного Бат–Угыром новым булгарским бием Киевского бейлика. Анчийцы прозвали Салахби «Вещим Олегом», так как он мог гадать и предугадал победу в ряде войн.
Поход варяжско–русского войска князя Олега Вещего и его союзников из Новгорода в Киев произошел, вероятно, весной 882 г. Около Киева это войско соединилось с войском булгарского балтавара Алмыша Джафара. Город был легко взят союзными войсками с предъявлением ультиматума совету старейшин (бояр). Малолетний сын князя Рюрика Ингварь (Игорь) был объявлен как будущий князь Киевского княжества. А прежний владетель князь Аскольд и его старший сын Булат были приведены к Олегу Вещему и убиты. (Дир погиб раньше, в 876 г.). За малолетством Игоря на Киевский стол сел князь Олег Вещий как опекун Игоря, или визир. Олег Вещий провозгласил Киев «Матерью городов русских», а подданные прозвались «Русью». Это были поляне, «яже ныне зовомая Русь». В своем правлении Олег Вещий опирался на совет бояр (старейшин), а также на свою варяжско–русскую дружину и ополчение антов, которым командовал сын покойного Дира – Джун (голова анчийцев).
Олег Вещий стал строить города и установил дани Киевскому государству и варягам от Новгорода. Он отнял у еврейских купцов имущество и отдал его булгарам в качестве первой дани.
Булгарские союзники – балтавар Алмыш и бий Алабуга – вернулись в Хорысдан (Путивль) и потом в Булгар, столицу Волжской Булгарии.
Совет бояр, или старейшин, занял примирительную позицию по отношению к новому властителю, так как опасался мести сына Дира – Джуна, и рекомендовал вече принять Олега Вещего.

Старобулгарская версия – иная.
При Лачыне Урусское бекство подчинялось ему, поэтому Алмыш двинулся в Башту с намерением принудить ас–Халиба подчиниться ему. У города он соединился с подошедшим чуть раньше Салахби и вначале договорился с ним, что он будет княжить в городе в качестве данника балтавара. Но потом Джун посоветовал им, чтобы Салахби сел в Башту в качестве соправителя сына Лачына Угыра, и по размышлении бии согласились с анчийским головой. Салахби, показав баштуйским боярам бека Угыра Лачыни, объявил им о своем желании сесть на Урусское княжение в качестве визира бека и предупредил, что в случае их сопротивления будет убит Булат и предпринят жестокий булгарский приступ. Бояры согласились заключить договор с Салахби, опасаясь мести за погром мусульман.
Однако ас–Халиб отказался подчиниться решению бояр, и тогда они привели его к Салахби силой. Когда тот приблизился к нему, то внезапно с криком: «Проклятый раб – ты изменил своему господину и должен умереть!» – обнажил свой меч и кинулся зарубить Салахби. Но Джун был начеку и убил ас–Халиба копьем, которое выхватил у стоявшего рядом анчийца, а Алабуга зарубил Булата, поспешившего на помощь отцу. Последний сын ас–Халиба Хот, узнав о кончине отца и брата, тайно бежал из Башту к хакану.
Салахби вошел вместе с Джуном и Угыром в Башту и в качестве первой дани Алмышу выдал балтавару имущество яхудских купцов. Джун, ставший первым бояром и головой всех анчийцев – а они называли его по–булгарски «бата», – примерно наказал убийц своего отца и мусульман. Алмыш вернулся в Хорысдан, а Алабуга – в Булгар.

Другой источник – «Свод Наримана» (XVI в.) – сообщает свою версию. Когда глава полиции Хазарии («джавашгыр») в 882 г. раскрыл заговор миджакских и христианских феодалов против кагана, то хазарский каган Арслан (870–921 гг.) приказал сыну Дира Джуннэ и Аскольду схватить в Киеве Шам–Аскала, организатора заговора. При аресте последний оказал сопротивление и убил Аскольда. Тогда один из сыновей Аскольда тут же убил самого Шам–Аскала копьем.
Все эти источники носят следы фольклорной обработки и содержат элементы легендарного повествования. Очевидно, их основой могла быть современная событиям летопись – вроде недошедшего до нас «Свода Аскольда». У булгар и у хазар были тоже свои летописи. От них остались лишь предания, записанные позднее в «Джагфар Тарихы» и в «Своде Наримана».
Важно отметить, что в продолжение IX в. произошли большие качественные изменения, особенно в 882 г., когда Олег объединил Новгородские и Киевские владения, под названием «Русь» в Поднепровье.
Однако часть волжских булгар отказалась сменить веру, и ушла в леса, дав начало современным чувашам, которым удалось сохранить свой древний язык волжских булгар.

Царем Волжской Булгарии стал Бат–Угыр Мумин (Батор–Мумин), сын Джилки (Шилкки), (882–895 гг.). Согласно Своду летописей «Джалфар Тарихы» Бат–Угыр не прочь был развернуть после киевского успеха наступление и на враждебную Булгару Хазарскую орду, но его соперник – бий Марданского бейлика, средний сын Джилки Mapдан – сорвал планируемый поход на Итиль. Испуганные этими приготовлениями хазары пошли на заключение мира с Булгаром и даже отказались от булгарской дани, но втайне готовили нападение на Булгарию.
Булгару для разгрома Хазарии было необходимо привлечь военные силы русских, так как своих сил явно не хватало. По преданиям булгары воспользовались помощью руссов.
После смерти Бат–Угыр Мумина, в 895 г. на булгарский престол взошел его младший брат Алмас (Алмуш, Эльмуш), старший сын Габдуллы Джилки (895–925 гг.), царь Черной и Волжской Булгарии.

Через три года Алмыш выстроил недалеко от могилы князя Аскольда–Николая роскошный дворец – Ольмин двор (885 г.) и принимал в этом дворце верного Олега. Причем Алмыш–Ольма опирался на немногочисленный отряд булгар и анчийцев Джуна, а Олег Вещий возглавлял многочисленные дружины из русов и варягов, вместе с которыми ему суждено было силою оружия защитить новообразованное Русское государство и увеличить его территорию.

С величайшим трудом он отбил нападение хазарско–тюркменского войска на г. Великий Булгар и окончательно укрепился в желании разгромить иудейскую Хазарию. Неслучайно имя Алмыш означает Непобедимый.
Есть такая легенда об Алмыше. В IX – первой половине X в. Булгарское государство живет в тесной связи с Хазарским каганатом. Чтобы держать в подчинении булгар, каган уводит к себе в заложники ханского сына. Но кагану и этого мало. Услышав о красоте дочери булгарского хана, он просит ее в жены. Булгарский хан не хочет отдавать дочь в жены старому кагану другой (иудейской) веры. После этого, придя с войском на булгарские земли, каган силой забирает красавицу – дочь хана. Не перенеся тяжкого горя, ханская дочь умирает на чужбине. Тогда каган требует уже вторую, младшую дочь хана. Булгарский хан Алмыш ищет избавления от такого позора. Он торопится отдать замуж дочерей за преданных ему людей.
К началу X в. Иудео–Хазария покорила буртасов, камских булгар, сувазов – чувашей, мордву–эрзю, мари, вятичей, северян на реке Десне и славян.
Известно, что в 920–х годах царь Волжской Булгарии поддерживал тесные дипломатические связи с Хорезмом. Чтобы противостоять хазарам иудейской веры, царь просил Багдадский халифат, бывший в то время центром исламской веры, прислать строителей для возведения городской крепости.
Кстати, о деньгах. О деньгах в «Гази–Барадж Тарихы» написано: «Туймас–Артаи основал болгарский купец Туймас, торговавший с Артаном, в то время, когда Угыр Башту закрыл Арганский путь через Галидж. Охрану острога нес шудский род куяи, славившийся торговлей превосходными шкурками зайцев.
Якуб писал, что при Маре эти шкурки служили деньгами и назывались «бармал» – так, как именовали шудцы булгар. И первые монеты, чеканенные по настоянию Микаиля при Бат–Угыре Шамси–Малике, тоже назывались «бармалами».

Раньше говорилось, что в 921 г. царь Волжской Булгарии готов был строить крепость против иудеев Хазарии, поработивших его, и готов был принять ислам. И эта крепость впоследствии была построена.

Арабский писатель Х в. Ибн–Русте увидел такую Булгарию. В конце IX в. Волжское государство было уже довольно сильным, как в культурном, так и в политическом и экономическом отношении.
Булгаре — народ земледельческий и возделывает всякого рода зерновой хлеб, как–то: пшеницу, ячмень и просо. Землю обрабатывали тяжелым плугом ага (чувашский агапусь), употребляли и мелкие ральники, мотыги. Хлеб убирали серпом и косой. В плодородных черноземных местах сложилась передовая по тому времени трехпольная система, а на периферии сохранялось переложное земледелие. У части булгарского населения бытовало полукочевое скотоводство. Булгары разводили лошадей, коров, овец. Прекрасные заливные луга давали богатую пищу для скота. Богатые лесные массивы доставляли обильный и разнообразный материал для деревообрабатывающей промышленности, таили неисчерпаемое количество зверя, давали большое количество пушнины. В лесной местности население занималось охотой на куниц, выдр, лис, белок, зайцев, лосей, оленей, медведей.
В этих местах было распространено бортничество — добыча мёда диких пчёл. Жители прибрежных селений занима¬лись рыболовством. Большие глубокие реки доставляли не только в изобилии рыбу, но и служили хорошими путями сообщения, как внутри страны, так и за ее пределами.
Наличие медной руды, а также богатство строительного камня благоприятно сказалось на экономическом развитии Булгарии. Кожевенная и скорняжная промышленность занимала первое место в промышленном производстве. Приготовление кожи и мехов способствовало экспорту этого товара на иностранные рынки, булгарские изделия из кожи были известны в скандинавских странах и на Желтом море, в Китае, Индии, Аравии. «Булгарская юфть» – вошла во всемирную историю.
Вожди Булгар постепенно превращались в ханов. Волжская Булгария являлась феодальным государством. Глава государства имел военную дружину, командовал войсками во время походов, своим именем чеканил серебряную монету. Население платило царю дань, выполняло различные повинности.
Прабулгары были частично вытеснены хазарами из степей Прикубанья. Однако Среднее Поволжье стало для них новой родиной, обеспечивало им защиту и процветание. Именно благодаря деятельности этого трудолюбивого и предприимчивого народа, перешедшего к оседлости от кочевания, Поволжский регион оказался включён в систему торговли средневекового мира, получил международное признание. Великий Волжский торговый путь с его многочисленными ответвлениями функционировал активно. Волжская Булгария превратилась в цивилизующее начало на региональном уровне. В Поволжье и в Приуралье возникали фактории – торгово–ремесленные поселения волжских булгар.
Благодаря большой водной дороге булгары легко связывались с культурными народами Востока. Булгарские купцы вели по Волге оживленную торговлю со странами Европы и Азии. Из Булгарии вывозили хлеб, пушнину и ремесленные изделия. Особенно пушнина была ценным товаром, который купцы вывозили в восточные страны. Из восточных стран сюда привозили шёлковые и парчёвые одежды, изюм, орехи, перец и предметы украшения.
Оживленная торговля велась с Киевом — столицей Древнерусского государства. Путь из Киева в Волжскую Булгарию шёл через верховье Днепра, по Оке, затем по притокам Суры и Свияги, проходил через южные районы Чувашии на Волгу. Булгарские купцы вывозили в Русь хлеб и предметы ремесла. Русские купцы привозили на Волгу меха, ремесленные изделия и предметы украшения.
По словам историка В.Н. Татищева, автора «Истории Российской», «булгоры хотя некогда с русскими воевались, однако ж видно, что немного о том прилежали и не искали чужаго приобрести, но свое паче засчисчать старались, для котораго их по Геродоту или Аристею святыми именовали. В плодах земных они преизобиловали, что неоднократно и Руссию во времена недородов житами довольствовали, и более о ремеслах и купечестве прилежали».

Мне с легендарным конем Кеме приходилось слушать разные мнения о булгарах.

Одни исследователи считали, что еще на первых порах «обретения родины», то есть не позднее второй половины IX – начала X в., часть булгарского населения, имевшего земледельческие навыки, готова была постепенно оседать на землю, заняться земледелием и ремеслами.

Другая точка зрения заключается в том, что основой формирования сельского хозяйства Волжской Булгарии было переселение в 60–е годы X в. из районов гибнущей Хазарии новых групп булгарского населения. Они с VIII в. на юго–востоке Европы имели развитое земледелие, ремесла и торговлю. На Средней Волге булгары усовершенствовали привнесенные земледельческие орудия, приспособив их к местным климатическим условиям.

Третьи исследователи говорили о том, что булгары Среднего Поволжья перешли к оседлости и занялись земледелием не ранее третьей четверти X в. Но это не согласуется с данными письменных источников (Ибн–Русте, Ибн Фадлан), писавших о булгарах как о земледельцах еще в начале указанного столетия.
Самое первое мнение высказал арабский путешественник и географ конца IX – начала X вв. Ибн–Русте в многотомном труд «ал–А’лак ан– нафиса» («Дорогие ценности»), от которого сохранился том, содержащий важные сведения о волжских булгарах. Эти сведения Абу Али Ахмед Ибн–Омар Ибн–Русте, скорее всего, собрал у побывавших на Волге купцов и путешественников, так как сам не совершал специальных поездок в эти края.

Ибн-Русте сказал мне:

– Булгарская земля смежна с землею буртасов. Живут булгары на берегу реки, которая впадает в море Хазарское (Каспийское) и прозывается Итиль (Волгою), протекая между землями хазарской и славянской. Царь булгар, Алмуш по имени, исповедует ислам. Страна их состоит из болотистых местностей и дремучих лесов, среди которых они и живут. Булгары делятся на три отдела: один отдел зовется берсула, другой – эсегель, а третий – булгар. Относительно образа жизни все трое стоят на одной и той же ступени.
Хазары ведут торг с булгарами. Равным образом и Русь привозит к ним свои товары. Все из них, русов, которые живут по обоим берегам этой реки, везут к ним, к булгарам, товары свои: меха собольи, горностаевы, беличьи и другие.

Из других источников известно, что прежняя зависимость булгар от Хазарского каганата замедлила становление Волжской Булгарии. Однако для формирования булгарской государственности большое значение сыграло их местонахождение на серединной магистрали Великого Волжского торгового пути, соединяющего арабский Восток с северо–западом Европы. Очень скоро, получив независимость от хазар, булгары стали торговыми посредниками между связанными торговлей отдаленными регионами. И это повлияло на формирование булгарской правящей верхушки и развитие многих отраслей экономики, игравших существенную роль в государственном экспорте.
В начале Х в. основу экономики Волжской Булгарии составляли развитое сельское хозяйство, ремесленное производство и разветвленная торговля. Продуктивное земледелие на территории Волжской Булгарии было возможно потому, что почвенный покров здесь был представлен мощными массивами черноземных почв на открытых степных пространствах, чередующихся с лесами.

Ибн-Даста сказал мне:

– Булгары – народ земледельческий. Они возделывают всякого рода зерновой хлеб, как то: пшеницу, ячмень, просо. Обычным же их занятием была торговля, которую они первоначально вели с Персией и Индией, а после принятия ислама – с аравитянами и хазарами и русскими. Предметом торговли служили по преимуществу меха собольи, горностаевые, беличьи. Но главное богатство Булгар составлял куний мех, заменявший им, до половины Х в., звонкую монету, и по цене равнявшийся двум с половиною диргемам, затем кожи (юфть), шерсть, орехи, мед, воск, курительные вещества и даже мамонтовая кость. Несомненно, также, что булгары вели торговые сношения и с севером, где в древности находилась богатая Биармия. И, стоя, таким образом, в центре торговых сношений между биармийцами, хазарами, аравитянами, булгары очень рано достигли могущества, богатств и развили до известной степени свою культуру, выразившуюся в целом ряде промыслов и ремесел. Наравне с земледелием, они занимались скотоводством. Знакомо им было рыболовство. Они же были хорошими плотниками, кузнецами, ювелирами и ткачами. По своему характеру булгары были народом скорее мирным, чем воинственным. Они чаще терпели нападения, чем сами нападали. И обнаруживали к мирным занятиям – торговле и ремеслам, сильнейшую склонность. В торговле были честны. Воровство и распутство наказывали жестоко.

Волжская Булгария была страной ремесел, продукция которых также служила важной статьей экспорта. Изделия булгарских мастеров, в частности, ювелирные, использовались как обменный эквивалент у народов Севера и Пермского края на дорогостоящий на Востоке мех соболя, куницы, бобра и горностая.
В Х в. столица Волжской Булгарии, город Булгар, был не просто ремесленно–торговым центром, а главным складочным пунктом, куда в большом количестве свозились меха, воск, мед, рабы. Здесь происходили столь крупные торговые операции, что на булгарском базаре в большом количестве вращались арабские дирхемы.

Больше всего затрагивает внимание рынок рабов. Интересен факт продажи русами славянских рабов. Они продавали их не как венгры в Византию, а в более близкие к ним Хазаран и Булгар. Помещать «остров» русов на юге в области Азовского моря оснований нет. Некоторые поздние компиляторы (например, Ибн Са’ид), правда, делали это, но тут сказалось влияние данных ал–Идриси (XII в.), писавшего о г. Русии в Крыму. В пользу северного расположения страны русов IX в. говорят и упоминания о серебряных и золотых рудниках. Эти данные могли быть связаны с Уралом, более близким к району Новгорода–Ростова–Белоозера.

Есть одно любопытное сообщение, сохраненное географами другой группы (X в., ал–Балхи, ал–Истахри). Географ ал–Истахри (30–50–е годы X в.) включил в свой географический труд, который основан на утерянном сочинении ал–Балхи (20–30–е годы X в.), следующее мнение: «И то, что вывозится от них (хазар) из меда и воска, это то самое, что вывозится ими из страны русов и булгар, точно так же и шкуры бобра, которые везут во все концы света, – и их нет нигде, кроме тех рек, что в стране булгар, русов и Куйабы (то есть Киева)». которых нет нигде, кроме как в северных реках, что в стороне булгар, русов и Куйабы». Видимо, было время, когда Киев (Куйаба) не рассматривался как город русов. Если же страну русов IX в. (именно страну, а не «остров», с многими городами) поместить где–то в северной части Восточной Европы, то противоречия источников устраняются. Такое представление смыкается и с данными русской летописи, согласно которой русский князь Олег лишь на рубеже IX и X вв. захватил Киев и объединил север и юг восточнославянских (и частично финно–угорских и балтийских) земель.
Булгары ездят верхом, носят кольчуги и имеют полное вооружение.
Эта Волжско–Камская Булгария – средневековое государство на территории Среднего Поволжья и Прикамья – сыграла важную роль в процессе этногенеза современных казанских татар, чувашей, мордвы, удмуртов, мари и коми. Она получила свое название от племенного объединения тюркоязычных кочевников, переселившихся в Волжско–Камский регион из Приазовских степей. Под влиянием местных земледельческих финно–угорских племен булгары (булгары) переходят к оседлому образу жизни. Осевшие на Волге и Каме булгары, получили в свое владение богатый дарами природный край, создали свое самостоятельное государство, и, благодаря большой водной дороге, легко связались с культурными народами Востока. Волжские булгары создали другое процветающее государство, в котором пришельцы с Востока, кипчаки и монголы искали лучшую жизнь. Столицей Волжской Булгарии стал город Булгар. Город Булгар — являлась крупным торговым пунктом, связанным с Русью, северными племенами, южными и восточными кочевниками. Прочные связи у булгар установились со Средней Азией.

По образу жизни этот народ может быть назван более оседлым, чем кочевым, хотя и жил летом в юртах или шатрах. Он имел города, первоначально с деревянными постройками, но потом, начиная с половины Х в., в булгарских городах появились и каменные здания, построенные большею частью арабскими архитекторами.

Это – и наиболее правдоподобная картина.

В итоге, есть все основания полагать, что в течение X в. булгары полностью освободились от прежних кочевнических основ ведения хозяйства (традиции, конечно, кое–где сохранялись) и стали земледельцами.
Черноземные плодородные почвы Закамья, применение усовершенствованных орудий труда, прежде всего плуга–сабана, превратили Волжскую Булгарию в одно из развитых в сельскохозяйственном отношении государств Восточной Европы. Земледелие не только удовлетворяло внутренние потребности страны в хлебе, но и создавало значительные излишки продукции, которая шла затем на экспорт.

По Своду летописей «Джалфар Тарихы» история Булгарского государства после Кара–Булгарского периода условно делится на три периода – периоды эмиратов, когда булгарские цари титуловали себя эмирами.
В период I эмирата Булгар достиг уровня сверхдержавы, господствующей в Восточной Европе и Северной Азии и стремившейся к установлению своего господства над всем миром.
В период II эмирата политика Булгарского государства формировалась под сильным давлением джучидских ханов Дешт–и Кыпчака, которым Булгар вынужденно платил дань.
В период III эмирата Булгар избавился от сильного давления джучидских ханов, но так и не достиг уровня сверхдержавы. Помешало возвысившееся Московско–Русское государство, соперничество с которым оказало решающее влияние на политику и судьбу Булгарии.

Весной 922 г. Балын, сын булгарского анчийца Караджара, который часто плавал из Булгара в Ростов, основал на речке Нэрлэ (Нерль) свое становище, которое с течением времени превратилось в город Балын (Суздаль). Суздаль постепенно стал крупным центром русской колонизации Северо–Востока, особенно после походов великого князя Святослава Игоревича против Хазарии, когда русы окончательно завладели Кортджаком.
Создалась новая обстановка и в степной части Волги. Достигнув этой реки, кочевники стали переходить к частичной или полной оседлости, и воздвигали здесь постоянные становища.
Шло развитие региональной, особенно дальней, торговли в Восточной Европе. Рынок стал всеобщим явлением.
Надо признать, что путь «Из варяг в греки», описанный летописцем, вовсе не ведет с неизбежностью в Скандинавию. Так, западный современник киевского летописца рисует тот же путь с другой стороны. Речь идет о знаменитой характеристике Адамом Бременским одного из главных поморских центров Юмны—Волина.
О нем написал Адам Бременский в своей «Хронике архиепископов Гамбургской церкви» (около 1075 г.).

Адам Бременский сказал мне:

– Там, где Одра впадает в Скифское море, лежит зна¬менитейший город Юмна, отличный порт, посещаемый греками и варва¬рами, живущими вокруг. О славе этого города, о котором много всего рассказывают, а часто и неправдоподобное, необходимо поведать кое–что, достойное внимания. Юмна — самый большой из всех городов Европы. В нем живут славяне вместе с другими народами, греками и варварами. Даже и прибывающие туда саксы получают равные права с местными жителями, если только, оставаясь там, не выставляют напоказ своей христианской веры. Все в этом городе еще преданы губительным языческим обрядам. Что же касается нравов и гостеприимства, то нельзя найти народа более честного и радушного. В этом городе, полном товарами всех народов, ничто не представляется роскошным или редким. Там имеются и вулкановы сосуды, которые местные жители, называют «греческим огнем».
Пустившись на парусах из Юмны, на четырнадцатый день прибудешь в Новгород, который лежит в Руссии, где столица Киев, соперница Константинопольского скипетра, красы и славы Греции.
Помимо Булгара, Сувара, Биляра (Буляра), Ошеля и других, к XII в. основан на берегу реки Казанки города Иски Казань (Старая Казань). Города являлись не только административными и торговыми центрами, но и мощными крепостями. Необходимость защиты от набегов кочевников из соседних степей заставляла булгар возводить оборонительные валы и рвы, которые нередко достигали в длину нескольких километров. В обороне государства немалую роль играли многочисленные укрепленные усадьбы булгарской знати.

С реками, в частности, связано немало булгарских легенд.
Предание гласит, будто давным–давно по широкой степи кочевало племя. Пасли стада, лошадей, жили дружно и благополучно, растили детей. Так выросли в этом племени богатырь Самар и красавица Кинель. Выросли и полюбили друг друга. Но однажды весной люди соседнего, воинственного племени напали на них и похитили Кинель, увезли её на северный край степи. А племя Самара поднялось и ушло в южную степь. Долго плакала безутешная Кинель, превратилась в реку и побежала к своему любимому. А ее возлюбленный Самар в тоске пел грустные песни, и во всех песнях было только одно слово, имя милой: «Кинель! Кинель! Кинель!» И слышали это птицы в небе и вольные ветра, и травы степные, и дикие звери. И сказали они Самару: «Бежит к тебе Кинель стремительной рекой. Словно монисто в её косах блестят на солнце волны. Словно свет её глаз отражается в чистой воде. Словно тихий голос её звенит в переливах волн».
«Я спешу к тебе, Кинель!» – воскликнул Самар, бросился широкой грудью на острый камень, превратился в ручей, в поток и, наконец, мощной рекой устремился навстречу к любимой. И вскоре встретились они, слились в объятиях, чтобы не расставаться вовеки. А между реками осталось жить родное племя. Пасли стада, растили детей, жили в любви и согласии, из поколения в поколение передавая легенду о великой силе истинной любви.
Арабский путешественник Ахмед Ибн Фадлан, по сути дела принесший религию ислама в Поволжье, описывая своё путешествие по территории, на которой ныне находится город Кинель, в 921 г. называет реки Самур (Самара) и Кинал (Кинель).

Источник

Волжская Булгария

Волжская Булгария
Flag of None.svg IX в. — XIII в.

Во́лжская Булга́рия (Волжская Болгария, Волго-Камская Булгария, Серебряная Булгария, тат. Идел Болгары , чуваш. Атӑлçи́ Пӑлха́р ) [3] — государство, существовавшее в X—XIII веках в среднем Поволжье и бассейне Камы.

Содержание

Территория

Question book-4.svg

Письменные источники не дают полной информации о территории Волжской Булгарии. Арабские и персидские географы считали страну булгар самой северной в мире, населённой мусульманами, и располагали её в самом крайнем, седьмом, климате Земли. Первым дает сведения о ее расположении Ибн-Русте в своей энциклопедии «Дорогие драгоценности», составленной около 903—913 годов. Он сообщает: «Болгарская земля смежна с землею буртасов. Живут болгары на берегу реки, которая впадает в море Хазарское (Каспийское) и прозывается Итиль (Волгою)…» [4] . Ал-Истархи и более поздние авторы дают более конкретную информацию о юго-восточной границе Булгарии определяя ее в районе Яика. Сообщения о западной границе Булгарии, как правило, сводятся к тому, что Булгария располагается восточнее земель, населенных славянами. О северных и южных пределах страны нет точной информации, некоторые авторы, например, ал-Кашгари, пишут, что булгары живут и на Нижней Волге. По средневековым письменным источникам трудно определить, что имеют в виду авторы, описывая границы Волжской Булгарии. Не ясно идёт ли в источниках речь исключительно о территории непосредственного проживания булгар или, определяя пределы булгарской земли, авторы описывают территории кочевания полуоседлой части населения или земли, входящие в сферу экономического и политического влияния Булгарии.

Расположение археологических памятников позволяет в общих чертах представить территорию Волжской Булгарии. Некоторые мусульманские географы X—XI веков помещают западные границы Волжской Булгарии к востоку от славянских племён. Южные и северные пределы Волжской Булгарии в целом трудноуловимы по данным письменных источников. Большую работу в этом направлении проделал Фахрутдинов Р. Г., который в 60-70-е годы прошлого века начал выявлять и картографировать археологические памятники булгарского времени. Основные памятники булгарского времени находятся на территории современных Татарстана, Ульяновской, Самарской, Пензенской областей и Чувашии.

В настоящее время выявлено более 2 тыс. булгарских памятников X—XIV вв. Среди них около 190 городищ и более 900 селищ. Большинство относится к домонгольскому времени — 170 городищ и более 700 селищ. Основная часть памятников булгарского времени находится на территории Татарстана. В других регионах таких памятников значительно меньше. В Ульяновской области — около 200, в Самарской области — около 160, в Пензенской области — около 70, в Чувашии — около 70.

Опираясь на письменные и археологические источники, разные авторы по-разному определяют границы Волжской Булгарии. Традиционно считается, что территория Волжской Булгарии включала часть территорий Среднего Поволжья: Предкамье, Закамье и Предволжье. Халиков А. Х. и Казаков Е. П. считают, что северная граница Булгарии проходила по правому берегу реки Камы, западная — в районе бассейна реки Свияги, восточная по линии Чистополь-Билярск или рекой Шишма, южная в районе Самарской Луки. Хузин Ф. Ш. в качестве северной границы определяет реку Казанку, южной — Самарскую Луку, западной — реку Сура и восточной и юго-восточной — низовья рек Белая и Урал.

Население

Точные данные о численности населения Волжской Булгарии отсутствуют. Лишь ал-Балхи упоминает, что число жителей Булгара и Сувара составляло по 10 тыс. человек в каждом. По приблизительным и очевидно завышенным расчетам Алексеева численность населения Волжской Булгарии могла достигать 1,5-2 млн. человек.

Основу населения булгарии составили тюркоязычные племена. Первые сведения о таких племенах дает Ибн Русте. Он сообщает, что «Болгаре делятся на три отдела: один зовется берсула, другой эсгель, а третий — болгар». Упоминаются эти племена и у автора «Худуд ал-алама»: «бахдула, ишкиль и булгар». Дополняет эти сведения Ибн Фадлан, сообщающий о савазах, аскил и баранджарах. Во второй половине X в. из этих этнонимов продолжает фигурировать только «булгары».

Источник

Волжская Булгария

bulgariya

Домонгольский период (X века — первая треть XIII века) можно считать временем окончательного становления и расцвета Волжской Булгарии, наиболее динамичного развития политической и социальной систем, хозяйства и культуры, налаживания международных политических, торгово-экономических и культурных отношений, роста международного авторитета Булгарии.

Территория Волжской Булгарии

Многочисленные источники эпохи средневековья и материалы археологов дают возможность определить территорию и границы Волжско-Камской Булгарин в Х- XIII века.

Восточные авторы X- XI века Ибн Хаукал, аль-Масуди и Гардизи свидетельствовали, что булгарские земли граничат на западе со славянскими. Ибн Фадлан описывает южных и юго-восточных соседей булгар: гузов, печенегов, башджардов (с ними многие исследователи связывают происхождение современных башкир). Аль-Истахри и Ибн Хаукал (X век) сообщали, что язык булгар подобен языку хазар, и обозначали границу булгарского влияния по реке Яик, за которой начиналась страна гузов.

Археологическими данными убедительно подтверждено, что на севере булгарское население освоило территорию до бассейна Казанки, но очевидно, что влияние Булгарии не ограничивалось этими пределами.

Таким образом, территориальными границами Волжской Булгарии в X — XIII веках можно считать реки Суру на западе, Белую и Яик на востоке, Казанку на севере и Жигулевские горы, огибаемые волжской излучиной Самарской луки, на юге.

Многочисленные булгарские поселения обнаружены археологами в современных Ульяновской Самарской, Пензенской областях. Можно предположить, что булгарский тип образа жизни, государственности, социально-экономического строя, культуры толерантности и соседствования отвечал интересам исторического развития многих поволжско-уральских этнических сообществ.

Князь Волжской Булгарии

Обычно процессы складывания основ государственности занимают столетия, однако они всегда замыкаются в определенной временной плоскости, связанной с деятельностью крупных исторических фигур.

elteberОсобая роль в государственном объединении булгарских племен принадлежит эльтеберу-князю Альмасу (Альмушу), который в начале X века превратился именно в такую знаковую для становления государственности историческую фигуру.

Булгары до укрепления своего государства выплачивали ежегодно дань каганату, для чего, как свидетельствовал Ахмед ибн Фадлан необходимо было с каждого дома брать по шкурке соболя, а булгарский Хан отправлял в Хазарию своих детей в качестве почетных кожников.

Каганат был заинтересован в сохранении господствующего экономического положения на востоке Европы, политико-экономического контроля над северной частью волго-каспийского торгового пути.

Эльтебер Альмуш сумел определить возможности и ресурсы для получения большей независимости набиравшего силы в этот момент Булгарского государства, которые мог дать политический союз с кем-то из сильных противников Хазарского каганата.

Хазарский каганат на рубеже IX—X века конкурировал за влияние на евразийских торговых путях с Арабским (Багдадским) халифатом и Византийской империей. В это противостояние были втянуты кочевые объединения печенегов, гузов и кипчаков в степях от Волги до Дуная, Хорезм — в Средней Азии и Киевская Русь — на востоке Европы.

Окончательный выбор политического союзника был сделан булгарами в пользу Багдадского халифата.

Почему был выбран такой вариант союзничества? Каковы были мотивы и последствия булгаро-багдадского политического контракта? Что это — случайность или стратегически продуманный и перспективный для булгар исторический шаг? И, наконец, в какой мере ориентация на Арабский халифат была связана с решением о принятии ислама в качестве государственной религии?

Дипломатия Волжской булгарии

Принятие ислама в качестве государственной религии, несомненно, представляло собой внешнеполитическое решение. Оно было продиктовано в первую очередь стремлением Волжской Булгарии получить официальный статус эмирата, то есть вассальной территории багдадского халифа — верховного правителя всех мусульман с тем, чтобы, опираясь на его поддержку, избавиться от весьма обременительного и унизительного подчинения хазарским каганам.

Стратегический расчет булгарской дипломатии заключался в распространении суверенитета и на те территории, которые находились в хазарском подчинении. Восточная «тонкость» булгарской дипломатии заключалась в том, что акт перехода Волжской Булгарии под протекторат Арабского халифата должен был иметь лишь формальное значение, так как, из-за анклавного положения на пространствах немусульманского мира и большой удаленности от Багдада, не было речи о серьезном выполнении ею традиционных форм и норм вассальности.

volzhskaya-bulgaria-01

Арабо-мусульманская ориентация Волжской Булгарии, конечно, давала определенные геополитические гарантии, а стало быть, способствовала сохранению ее статуса межконтинентального центра торгово-транзитного обмена.

Политическая система Волжской Булгарии

Волжская Булгария в конце X — начале XI века представляла собой типичное раннефеодальное государство. Высшая власть принадлежала эльтеберу, или малику (от арабского «царь»). Позднее главу государства стали именовать эмиром (от арабского «повелитель»). При эльтебере-эмире существовали специальные совещательные советы из местной знати.

Нельзя не отметить, что политическая иерархия властной элиты была переплетением тюркских традиций с арабскими заимствованиями, формируя особые булгарские цивилизационные модели власти и систему управления. Ибн Фадлан и другие авторы для характеристики булгарского общества использовали такие термины, как «царь», «предводители», «знатные жители», «приближенные», «старейшины», «простой народ», «друзья-дружинники», «рабы», что свидетельствует о системе вассальной зависимости и соподчинения.

На верхних ступенях феодальной пирамиды находились эльтебер- эмир и его жена, ближайшие родственники, ниже располагались князья четырех булгарских племен и ближайшие члены их семей. На следующей нисходящей ступеньке социальной иерархической лестницы помещались высшие чиновники, назначаемые эмиром. Еще ниже находились привилегированные представители родоплеменной знати и военные дружинники.

islam_na_rusi

Власть в селениях осуществляли старшины- старейшины. С укреплением ислама заметную общественную роль стало играть мусульманское духовенство — муллы, ходжи, шейхи, постепенно вытеснившие языческих жрецов. Основными законами Волжской Булгарии взамен традиционных родоплеменных, основывавшихся на обычаях предков, становятся законы шариата — свода мусульманских правовых и религиозных норм.

Налоги в Волжской Булгарии

Подавляющую часть населения Волжской Булгарии составляли свободные крестьяне — общинники. С созданием государственности, развитием хозяйства и усилением роли в транзитной международной торговле растет число городов и численность городских жителей, особенно за счет ремесленников и купцов.

Рабы попадали в Булгарию либо как пленные, захваченные в результате военных походов самих булгар, либо с караванами работорговцев, транзитом из других стран. В последнем случае каждый десятый невольник должен был остаться в распоряжении хана в качестве таможенной десятины — пошлины ввозимых товаров. Поэтому общая численность рабов не составляла заметной части всего населения, как было характерно для рабовладельческих государств, а само рабство не имело настолько широкого распространения, чтобы стать основой экономического и политического развития страны.

Основными доходами государственной власти были, во-первых, регулярные ежегодные подати с каждой семьи (скотом и мехами); во-вторых, десятина со всех ввозимых в страну товаров; в-третьих, разовые подати (например, за свадьбу, званый пир и т.д.).

islam_na_rusi7

По свидетельству арабского путешественника аль-Гарнати (XII в.), зависимые от Булгарии соседние племена платили булгарам поземельный налог — харадж и подушный налог с немусульман — джизъю. Повинности булгарских крестьян поначалу были невелики и носили характер дани, но со временем стали все больше приобретать феодальный характер.

Хозяйство Волжской Булгарии

Особую роль в расцвете хозяйства Волжской Булгарин играли сельское хозяйство, ремесленное производство и торговля. Хозяйственным базисом являлось высокопродуктивное сельское хозяйство. Богатые черноземные земли требовали глубокой вспашки и использования совершенных орудий труда.

Уже в VIII в. в бунтарском хозяйстве на смену мотыге и деревянной сохе, сохранившейся для работ на более легких почвах, приходит плуг с железным лемехом (сабан). Главными хозяйственными культурами булгар были пшеница, рожь, ячмень, просо, горох, а также редкие сегодня чечевица и чумиза. Собранный урожай хранили в земляных зернохранилищах, стены которых укреплялись толстыми дубовыми досками, а также в больших глиняных корчагах.

pole

Зерно использовалось на пропитания для продажи и обмена. Даже на ранних этапах государственности хлебная торговля была важной статьей булгарского экспорта. Известно, что немалая часть зерна вывозилась в Северо-Восточную Русь, где для хлебопашества были менее благоприятные условия. Русский историк В.Н. Татищев приводил сведения, что в голодном для Руси 1229 г. булгарские купцы привозили зерно в русские города по Волге и Оке, а булгарский эмир послал в дар великому князю Юрию Всеволодовичу тридцать ладей (речных судов), груженных хлебом.

Традиционно высокая культура скотоводства у булгар дополнялась новыми приемами пастбищного и стойлового содержания домашнего скота, чему способствовал торговый обмен с восточными и южными кочевыми соседями булгар.

Немалое хозяйственное значение для местных волго-уральских аборигенов сохраняли охота, рыболовство, бортничество, совершенствовались их приемы. Промысловый характер имела охота на пушного зверя — соболя, куницу, белку, бобра, лисицу и зайца. В малых и крупных реках вылавливалось немало рыбы, часть которой шла на продажу. Поскольку сахар еще не был известен, важное хозяйственное значение имело бортничество — сбор меда и воска диких пчел (борть — дупло дерева), а затем началось разведение пчел в выдолбленных дуплах деревьев.

Ремесло Волжской Булгарии

Другим важным источником социально-экономического развития Булгарского государства стало ремесленное производство, вступившее в XII — XIII веке в пору расцвета. Ведущую роль играли металлургия и металлообработка, кузнечное и оружейное дело.

buigaria_remesloК XIII — XIV веку в булгарских городах было налажено масштабное чугунолитейное производство — одно из самых ранних в Восточной Европе. Археологами обнаружены литейные печи, чугунные котлы, чаши. О высоком качестве продукции металлургов и кузнецов свидетельствуют не только изготовленные ими предметы труда (лемехи, топоры, пилы, косы, серпы, молотки, петли, цепи, гвозди), но и инструменты самих мастеров — различные по размеру и форме молотки и наковальни, зубила, щипцы, клещи, пробойники и т.д. Булгарские средневековые мастера использовали практически все известные в тот период приемы металлообработки и могли изготовить почти все необходимые изделия.

Особых профессионально-ремесленных навыков требовало изготовление оружия: мечей, клинков, топоров, булав, копий и дротиков (копий с длинной втулкой для пробивания щитов), стрел различной формы, кольчуг и шлемов, а также мелких рогаток с четырьмя шипами для защиты от конницы. Обилие найденных археологами сложных бытовых изделий — замков, ключей, ножей и ножниц, весов, чашечек для весов и гирь, медных и бронзовых котлов, чаш, кувшинов — кумганов, бронзовых зеркал, пуговиц, застежек свидетельствует не только о производственном потенциале булгар, но и о высокой для того времени культуре быта, богатстве и разнообразии образа жизни.

remesloОсобенно впечатляет уровень ювелирного дела. Кольца, перстни, браслеты, подвески и другие украшения из золота, серебра и драгоценных камней, выполненные в технике литья, ковки, штамповки, тиснения, чеканки, гравировки, пайки, зерни и скани, отличались высоким качеством и пользовались большим спросом на международном рынке, особенно в странах Восточной Европы. Булгарские ювелирные изделия обнаружены при раскопках в Смоленской, Киевской и Львовской областях.

Весьма известной в сопредельных странах была продукция булгарских кожевенников. Развитое животноводство булгар и соседних племен обеспечивало ремесленников качественным сырьем, которое они умели отлично обрабатывать. Выделанная кожа шла на изготовление поясов, ремней, конской сбруи, обуви.

Гончарное дело, ткачество и прядение, обработка шерсти и резьба по кости в Волжской Булгарии также обеспечили массовое производство различных видов ремесленной продукции. Скотоводство и охота давали возможность изготавливать недорогие бытовые предметы из кости.

Булгарские гончарные мастерские XII — XIII века использовали качественную глину и были оборудованы ручными и ножными гончарными кругами, инструментами для покрытия изделий орнаментом, а главное, горнами — печами для обжига.

posuda

После обжига булгарская керамика имела красноватый цвет, нередко покрывалась лощением и орнаментом. Глазурованная посуда имела зеленую поливу. Наиболее распространенные археологические находки — глиняные, реже медные или свинцовые пряслица для веретен свидетельствуют о широком распространении прядения и ткачества. Развитое овцеводство обеспечивало развитие производства шерстяных тканей и изделий из войлока.

С бурным развитием булгарских городов произошла специализация архитектурного и строительного дела, деревообработки, плотницкого и столярного ремесел. Осваиваясь в новой местности, булгары довольно быстро перешли от привычных для степей юрт и глинобитных домов к строительству бревенчатых изб с печным отоплением. При строительстве использовался также местный камень и кирпич.

Торговля Волжской Булгарии

Особую роль в процветании государства сыграла волжско-камско-каспийская транспортная система, которую ныне называют Великим волжским путем. Контроль за ним долгое время пытались удержать хазары, затем путь стал предметом политического интереса владимиро-суздальских князей, а позднее и монгольских ханов. Волжско-каспийский путь шел параллельно знаменитому пути «из варяг в греки» и открывал дорогу в русские и балтийские земли, вел в страны Востока.

Поэтому в сферу булгарского международного товарообмена попадали не только Хазария, Закавказье, Иран, Средняя Азия на юге и Русь на западе, но также Индия, Китай, Византия, Прибалтика и Скандинавия. Через территорию Волжской Булгарии проходили два караванных пути: один вел в Хорезм, Среднюю Азию, другой — в Крым.

На территории Волжской Булгарии существовало несколько ярмарочных центров — караван-сараев с помещениями для отдыха купцов и складами. Поблизости от крупных торговых центров возникали постоянные колонии-посады русских, арабских, армянских купцов.

bazarvbolgarah

Все основные торговые пути и караванные дороги пересекались недалеко от столицы государства — Великого Булгара, на ярмарке Ага- Базар. Сюда из дальних и ближних стран везли самые разные товары: золото и серебро, драгоценные камни и монеты (главным образом арабские и среднеазиатские серебряные дирхемы), дамасскую сталь и клинки, шелка, парчу и другие ткани, одежду, ковры, посуду, пряности, благовония, фрукты и сладости.

Ибн Фадлан упоминал, что в 922 г. послы подарили булгарскому царю и царице благовония, одежды, халаты и жемчуг. Из русских земель привозили меха, оружие, украшения, из Европы — оружие (франкские мечи), ткани, а из Прибалтики — янтарь. В булгарских городах и поселениях археологами обнаружено значительное количество предметов восточного, русского и европейского происхождения, характеризующих диалогичность и параллели в образе жизни, экономике и культуре.

ulfberht-espada-vikinga

Среди восточных товаров выделяются дирхемы, китайские, персидские и даже кипчакские бронзовые зеркала, тонкая посуда из Средней Азии и Ирана, обработанные и необработанные драгоценные и полудрагоценные камни. Немало археологических находок, — это сделанные из закавказского, иранского и византийского стекла и бисера изделия. Русское происхождение имели женские украшения из серебра и золота, оружие. Сохранились западноевропейские монеты, а также франкские мечи, в том числе с клеймом мастера-оружейника «ULFBERTH», указывающим на его происхождение .

В древнем Биляре была обнаружена целая мастерская по производству янтарных украшений и собрано несколько килограммов необработанного янтаря, месторождения которого, как известно, расположены в Прибалтике.

Денежная система Волжской Булгарии

В Волжской Булгарии интенсивно развивались товарно-денежные отношения, в основу которых была положена арабская система. Уже в X в. начинается чеканка собственной монеты по типу арабской. Монеты сохранили имена булгарских правителей того времени.

monety

Булгарские монеты вместе с булгарскими купцами и товарами проникали в различные страны. Так, на территории Древней Руси и стран Балтии булгарские монеты найдены, как минимум, в сотне мест. В качестве денежного эквивалента нередко использовались шкурки мелких пушных зверей — куницы или белки. Самая мелкая денежная единица, равная копейке, у казанских татар долго именовалась, да и по сей день именуется «тиен» (белка). Шкурка куницы, по свидетельству ибн Русте, в начале X века приравнивалась к двум с половиной арабским дирхемам (серебряный дирхем весил в это время около трех граммов). В XI-XII веке у булгар, как и у славян, были в ходу серебряные слитки — гривны или сумы (в современном татарском языке сум — рубль), а затем вновь налаживается чеканка собственных монет.

Интересно, что существовала и безденежная торговля, своеобразный заочный бартер с северными и сибирскими угро-финскими племенами вису (весь) и йура (югра), от которых булгары получали меха, шкуры, моржовые клыки. Аль-Гарнати сообщал, что вису жили в одном месяце зимнего пути от булгар, а йура — еще дальше. Потомки народности вису (весь, вепсы или чудь) сейчас проживают на юге Карелии, в Ленинградской и Вологодской областях, а йура (югра, угра) — предки современных хантов и манси.

Немая торговля с этими народами происходила по установленному ритуалу: сначала булгарские купцы, прибыв в земли северных племен, оставляли свои товары — оружие, украшения — в известном месте и отходили на некоторое расстояние, после этого вису или йура подходили к булгарским товарам и складывали около понравившихся им вещей какое-то количество шкурок или других предметов торговли и тоже отходили достаточно далеко. Вернувшиеся булгары, если их устраивала цена, молча предложенная вису или йура, забирали товары лесных племен и оставляли им свои. Если не были довольны предложенным для обмена эквивалентом, то забирали свои вещи и отправлялись искать других покупателей.

Отношения Волжской Булгарии с Русью

Крупным торговым партнером и одновременно конкурентом Булгарии на востоке Европы была Древняя Русь. О существовании постоянного торгового пути из Волжской Булгарин в Киевскую Русь знал географ X века Эль-Балхи, указывая, что от Болгар до Куябы (Киева) было около двадцати дней пути, и добавляя при этом, что расстояние от хазарского Итиля до Булгара по степям — это около месяца пути. Вверх по течению Волги этот путь занимает около двух месяцев, а водная дорога назад в Итиль вниз по Волге требует около двадцати дней. Эти торговые пути были известны также хазарам, арабам, варягам.

Хотя длительное время Древняя Русь и Волжская Булгария были заинтересованы в освобождении от хазарской зависимости, они не заключили взаимного союза против общего врага. Более того, в 964 — 965 гг. во время военного похода на Хазарию двигавшийся через Оку и Волгу киевский князь Святослав совершил нападение на волжских булгар и буртасов, разрушил и ограбил их города, а затем спустился вниз по Волге и уничтожил хазарские города.

Политическими последствиями похода стал не только разгром Хазарского каганата, но и ликвидация зависимости от него Булгарии и централизация Булгарского государства. Другим следствием разгрома Хазарии стало усиление конкуренции русских княжеств и Булгарского государства за контроль над волжско-каспийским торговым путем и пушной торговлей с народами северной лесной полосы. В 985 г. киевский князь Владимир Святославович при поддержке тюрок-огузов совершил поход на булгарские земли, в результате которого был заключен первый в истории русско-булгарских взаимоотношений договор о мире.

islam_na_rusi5

В этот период между Булгаром и Киевом велись интенсивные дипломатические переговоры о вере и, следовательно, о выборе стратегических союзников и цивилизационного пути развития. В 986 г. булгары отправили к князю Владимиру мусульманских проповедников с предложением принять ислам. Известно, что накануне официального крещения Древней Руси в 988 г. князь Владимир отправлял делегации в разные страны для ознакомления с крупнейшими религиями: православием, католицизмом, исламом. Он говорил своим послам: «Идите первое в Болгары… идите паки в Немцы и оттуда идите в Греки».

Важной статьей булгарского экспорта в русские земли стала поставка хлеба, о чем впервые упоминает летопись 1024 г. После образования в XI -XII вв. Ростово-Суздальского и Муромо-Рязанского княжеств, немалую часть населения которых составляли угро-финские племена, их земли вплотную подошли к территории буртасов, живших по правобережью Волги и в бассейне рек Суры и Мокши. Активная колонизационная политика северо-восточных русских княжеств стала выходить к границам Булгарского государства. Столкновение их экономических и политических интересов за волжский торговый путь и за влияние на народы Поволжья и Приуралья принимало форму вооруженной борьбы.

Противоборство усиливалось по мере усиления религиозных различий и, соответственно, включения славян в христианско-православную цивилизационную общность, а булгар — в обширный исламский мир. Но граница русских княжеств и Булгарского государства никогда не была зоной религиозных войн. Их столкновения не были сопряжены с лозунгами и призывами к священной войне с иноверцами. Это исторический факт, не оспариваемый ни одним из исследователей.

Историческое развитие Волжской Булгарии и в последующем в значительной степени зависело от характера и уровня развития коммуникативной культуры, складывавшейся между историческими соседями — христианской Киевской Русью и исламской Волжской Булгарией.

Таким образом, векторы внешней политики Волжской Булгарии диктовались в первую очередь экономическими и политическими интересами: в X в. — стремлением освободиться из-под влияния Хазарского каганата и обеспечить независимость, в XI—XII вв. — желанием нейтрализовать усиление Владимиро-Суздальского княжества, сохранить за собой преимущественное влияние на Волжско-Каспийском торговом пути.

Хотя булгарские феодалы, подобно всем правителям той эпохи, считали военную силу основным средством политики, историческая репутация булгар не запятнана разрушительными походами против соседей, беспричинными жестокостями, коварством по отношению к союзникам. Булгары в большей степени ориентировались на торговую и ремесленную деятельность, укрепление экономической силы государства, нежели на расширение территорий и получение военной добычи и «военной славы». Речь идет о преимущественной ориентации государства на поиск внутренних источников развития, на созидательную деятельность, мир и стабильность. Поэтому конфликты с северо-восточными русскими соседями после обоюдных походов друг против друга, как правило, заканчивались мирными договорами, гарантиями беспрепятственной торговли и, следовательно, усилением хозяйственных и культурных контактов.

Волжская Булгария как самостоятельное государство просуществовало вплоть до 40-х годов XIII века, когда оно было завоевано Монгольской империей, а потом включено в состав Золотой Орды.

Источник



История России до 1917 года

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ АКТИВНОГО ИЗУЧЕНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ: ЛЕКЦИИ, ФОТО, ВИДЕО, АУДИО, КАРТЫ, БИБЛИОТЕКА, АРХИВЫ

БУЛГАРИЯ ВОЛЖСКО-КАМСКАЯ

Болгария Волжско-Камская, государство булгар волжско-камских, финно-угорских народов и др. в Среднем Поволжье и Прикамье в 10-14 вв. Столицы: г. Булгар, с 12 в. г. Биляр. До 965 зависела от Хазарского каганата. По берегам Волги и Камы строились города — центры ремесла и торговли. Основой хозяйства было плужное земледелие. В 10 в. принят ислам. Развивалась торговля с Арабским халифатом, Византией, восточными славянами и др. Соперничала с Древнерусским государством, Великим княжеством Владимирским. Покорена монголо-татарами к 1241. Во 2-й половине 13 в. образовались Булгарское и Жукотинское княжества, в 90-х гг. 14 в. разгромлены Тимуром, в 15 в. вошли в Казанское ханство.

Территория

Письменные источники не дают полной информации о территории Волжской Булгарии. Арабские и персидские географы считали страну булгар самой северной в мире, населённой мусульманами, и располагали её в самом крайнем, седьмом, климате Земли. Первым дает сведения о ее расположении Ибн-Русте в своей энциклопедии «Дорогие драгоценности», составленной около 903—913 годов. Он сообщает: «Болгарская земля смежна с землею буртасов. Живут болгары на берегу реки, которая впадает в море Хазарское (Каспийское) и прозывается Итиль (Волгою)…». Ал-Истархи и более поздние авторы дают более конкретную информацию о юго-восточной границе Булгарии определяя ее в районе Яика. Сообщения о западной границе Булгарии, как правило, сводятся к тому, что Булгария располагается восточнее земель, населенных славянами. О северных и южных пределах страны нет точной информации, некоторые авторы, например, ал-Кашгари, пишут, что булгары живут и на Нижней Волге. По средневековым письменным источникам трудно определить, что имеют в виду авторы, описывая границы Волжской Булгарии. Не ясно идёт ли в источниках речь исключительно о территории непосредственного проживания булгар или, определяя пределы булгарской земли, авторы описывают территории кочевания полуоседлой части населения или земли, входящие в сферу экономического и политического влияния Булгарии.

Расположение археологических памятников позволяет в общих чертах представить территорию Волжской Булгарии. Некоторые мусульманские географы X—XI веков помещают западные границы Волжской Булгарии к востоку от славянских племён. Южные и северные пределы Волжской Булгарии в целом трудноуловимы по данным письменных источников. Большую работу в этом направлении проделал Фахрутдинов Р. Г., который в 60-70-е годы прошлого века начал выявлять и картографировать археологические памятники булгарского времени. Основные памятники булгарского времени находятся на территории современных Татарстана,Ульяновской, Самарской, Пензенской областей и Чувашии.

В настоящее время выявлено более 2 тыс. булгарских памятников X—XIV вв. Среди них около 190 городищ и более 900 селищ. Большинство относится к домонгольскому времени — 170 городищ и более 700 селищ. Основная часть памятников булгарского времени находится на территории Татарстана. В других регионах таких памятников значительно меньше. В Ульяновской области — около 200, в Самарской области — около 160, в Пензенской области — около 70, в Чувашии — около 70.

Опираясь на письменные и археологические источники, разные авторы по-разному определяют границы Волжской Булгарии. Традиционно считается, что территория Волжской Булгарии включала часть территорий Среднего Поволжья: Предкамье, Закамье и Предволжье. Халиков А. Х. и Казаков Е. П. считают, что северная граница Булгарии проходила по правому берегу реки Камы, западная — в районе бассейна реки Свияги, восточная по линии Чистополь—Билярск или рекой Шишма, южная в районе Самарской Луки. Хузин Ф. Ш. в качестве северной границы определяет реку Казанку, южной — Самарскую Луку, западной — реку Сура и восточной и юго-восточной — низовья рек Белая и Урал.

Впрочем, некоторые исследователи, например М. З. Закиев, придерживаются мнения, что Волжская Булгария располагалась на гораздо большей территории: западные границы в их представлении совпадают с границами Древней Руси, восточные границы находятся в районе рек Иртыш, Обь, Енисей, южные и юго-восточные определяются северо-западными и северными районами Хорезма и Кавказским хребтом, северные — выходят к Карскому морю.

Население

Точные данные о численности населения Волжской Булгарии отсутствуют. Лишь ал-Балхи упоминает, что число жителей Булгара и Сувара составляло по 10 тыс. человек в каждом. По приблизительным и возможно завышенным расчетам Алексеева численность населения Волжской Булгарии могла достигать 1,5-2 млн человек.

Основу населения Волжской Булгарии составили тюркоязычные племена. Первые сведения о таких племенах дает Ибн Русте. Он сообщает, что «Болгаре делятся на три отдела: один зовется берсула, другой эсгель, а третий — болгар». Упоминаются эти племена и у автора «Худуд ал-Алама»: «бахдула, ишкиль и булгар». В сообщениях Ибн Русте и других авторов приведены и не совсем верно истолкованы сведения из записки Ибн Фадлана, сообщающего о баранджарах и царе Аскале. Во второй половине X в. из этих этнонимов продолжает фигурировать только «булгары».

История Волжской Булгарии

Одна из орд, состоявшая преимущественно из кутригурских племён, под началом Котрага двинулась с территории Великой Булгарии на север и, обосновалась (VII—VIII века) в районе средней Волги и Камы, где впоследствии было образовано государство Волжская Булгария.

Эта легенда не подтверждается археологическими данными. Булгары пришли на из Хазарии в конце VIII века. Вторая большая волна переселения из Хазарии произошла в начале X века..

В начале X века булгарский балтавар Алмуш принял ислам ханифидского толка под именем Джафар ибн Абдаллах, о чём свидетельствуют серебряные монеты, отчеканенные в Булгарии. Монеты выпускались в Болгаре и Суваре на протяжении всего X века, последняя из них датируется 387 годом по мусульманскому календарю (997/998 гг.).

В 922 году балтавар в поисках военной поддержки против хазар, правители которых исповедовали иудаизм, приглашает посольство из Багдада, официально объявляет исламханифидского толка в качестве государственной религии и принимает титул эмира.

Однако «люди» (подчиненное племя, клан) Саван (śśuvanä… «титул, получаемый человеком на две ступени ниже хакана = тюрк. ябгу») во главе с «царем Вирагом» (видимо, это венгерское имя (как и Алмуш), означает «цветок», распространено в Венгрии) вероятно, выразили недовольство по этому поводу («отказали»), в результате аристократия болгар разделилась на две партии (вторую возглавил «царь Аскал»). После угроз со стороны Алмуша (поразить мечом), первая партия тоже подчинилась. Очевидно, «Царь» Вираг с титулом Саван был вторым человеком (вторая ступень ниже хакана) в Волжской Болгарии после балтавара Алмуша (первая ступень ниже хакана). Кроме того, известно, что у «царя Алмуша» со своим племенем было «четыре подчиненных царя» со своими подчиненными племенами, что соответствует структуре государства и имени Булгары — «пять племен».

Указанные события и факты были описаны в записках участника багдадского посольства на Волгу Ахмеда Ибн Фадлана.

После Алмуша правил его сын Микаил ибн Джагфар, а затем внук Абдуллах ибн Микаил.

В 965, после падения Хазарского каганата, ранее вассальная ему Булгария стала полностью независимой, но и она стала жертвой восточного похода киевского князя Святослава Игоревича в те годы (964—969).

В 985 Киевский князь Владимир в союзе с торками провёл военный поход на Булгарию и заключил с ней мирный договор:

«Иде Володимиръ на Болъгары съ Добрынею, уемъ своимъ, в лодьяхъ, а торкы берегомъ приведе на конехъ. И тако побѣди болгары. И рече Добърыня Володимиру: «Съглядахъ колодникъ, и суть вси в сапозѣхъ. Симъ дани намъ не платити, поидевѣ искать лапотникъ. И сътвори миръ Володимиръ с болгары, и ротѣ заходиша межи собою, и рѣша болгаре: „Толи не буди мира межи нами, оли же камень начнеть плавати, а хмель грязнути“. И приде Владимиръ къ Киеву».

В 986 из Волжской Булгарии Киев посетило посольство с предложением принятия киевлянами во главе с князем Владимиром мусульманской веры от булгар.

В 1006 году между Русью и Волжской Булгарией был заключен торговый договор: булгарские купцы могли свободно торговать на Волге и Оке, а купцы Руси — в Булгарии.

В 1088 году камские булгары ненадолго захватили Муром.

В 1107 году волжские булгары осадили и взяли Суздаль.

В 1120 году Юрий Долгорукий организовал военный поход на Волжскую Булгарию. Летом 1164 года Андрей Боголюбский вместе с муромским князем Юрием Владимировичем ходил на Булгарию: был захвачен город Бряхимов. В 1172 году Боголюбский ходил на камских булгар. В 1184 Всеволод Большое Гнездо и великий князь киевский Святослав Всеволодовичвоевали с волжскими булгарами. В 1186 Всеволод Большое Гнездо вновь посылал войска на камских булгар.

В 1217—1219 годах булгары захватили Унжу и Устюг. В ответ ростовские, суздальские и муромские полки под командованием брата владимирского князя Святослава Всеволодовичавзяли, разграбили и сожгли крупный город Ошель. В 1221 году в Городце между Владимирским княжеством и Волжской Булгарией было подписано перемирие на шесть лет, в 1229 годув Кореневе — ещё на шесть лет.

В 1223 году, после битвы на Калке, монгольские войска ушли на восток через земли волжских булгар и были наголову разбиты булгарскими войсками [12] . Это поражение вместе споражением при Перване в 1221 году являются исключениями на фоне успехов монгольской армии периода завоеваний вплоть до поражения при Айн-Джалуте в 1260 году. В1229 году булгары и половцы были разбиты монголами у реки Яик (Урал). В 1232 году монголы дошли уже до места впадения в Каму реки Жукоть. Наконец, в 1236 году монгольская армия во главе с Субэдэем разорила всю Волжско-Камскую Болгарию. Некоторые булгары бежали под защиту великого князя владимирского Юрия Всеволодовича. В 1239 годумонголы вторично вторглись в Волжскую Булгарию и завоевали её.

В 1240 году, после двух восстаний подряд, территория Волжской Булгарии вошла в состав Золотой Орды, хотя ещё долго продолжались волнения в крае, и монголо-татарам не раз приходилось усмирять непокорных булгар.

По мнению М. Г. Худякова, конец надеждам на восстановление прежней Булгарии привело разграбление города Булгар русскими ушкуйниками — новгородскими отрядами, занимавшимися грабежами. Впоследствии единым культурно-политическим центром волжских булгар стала Казань. Тем самым окончательно укрепилось новое название прежнего государства — Казанское ханство.

После образования Золотой Орды, волжские болгары (булгары) стали одним из основных компонентов в этногенезе современных казанских татар и чувашей.

Волжско-булгарский язык

Волжско-булгарский язык известен по написанным арабской графикой эпитафиям XIII—XIV вв. на бывшей территории Волжской Булгарии. Их анализ показывает, что в Волжской Булгарии одновременно функционировали два разных языка (з- и р-типа). Надгробия 1-го стиля написаны на з-диалекте, близком караханидскому языку. Наиболее многочисленные надгробия 2-го стиля (90%) написаны на р-диалекте, имеющего сходство с чувашским языком. Самое раннее известное на данный момент каменное надгробие (1271 год) относится к памятникам 1-го стиля и написано на 3-диалекте.

Административное устройство

Первой столицей государства был город Булгар (Болгар Великий), 140 км южнее Казани, нынешний город Болгар.

Другие крупные города — Биляр (куда в XII в. была перенесена столица из-за набегов и грабежей Булгара со стороны русских земель), Сувар, Джукетау («Липовая гора»), Ошель (Ашлы), Кашан, Керменчук, Муромский городок и др.

Экономика

В домонгольский период Булгария имела многоукладную экономику, основу которой составляло в первую очередь сельское хозяйство с достаточно развитым для того периода земледелием и животноводством, ремесленное производство, торговля, охота и рыболовство.

Сельское хозяйство

Наиболее важное значение в сельском хозяйстве Волжской Булгарии имело земледелие. Этому способствовал и климат Волго-Камского региона. Большая роль земледелия также отмечена и в письменных источниках того времени.

Земледелие позволяло удовлетворить внутренние потребности государства в зерне, а также создавало значительный потенциал для экспорта. Булгары торговали хлебом с Русью, об этом также свидетельствует «Повесть временных лет», где говорится о том, что из Суздаля во время голода 1024 года направились в «Болгары и привезоша жита и тако ожиша».

Наследие Волжской Булгарии

Во второй половине XIX начале XX веков различные татарские общественно-политическими движения, прежде всего представители ваисовского движения продвигали идеи «возрождения булгарской идентичности» татарского народа и булгарской государственности.

Первым выразителем идей булгаризма среди казанских татар является Б. Ваисов (1810—1893), называвший себя потомком пророка Мухаммеда и правителей Волжской Булгарии.

На рубеже XX—XXI веков идеология, получившая название «Булгаризм», вновь стала распространяться среди татар благодаря деятельности «необулгаристов», а также современным открытиям, свидетельствующим о тесной связи волжско-камских булгар и современных татар.

Источник

О природе © 2021
Внимание! Информация, опубликованная на сайте, носит исключительно ознакомительный характер.

Adblock
detector