Меню

Кто возглавил русские войска в битве у реки ларги в июне 1770 г румянцев

1770, июл. Победы русских войск под командованием П. Румянцева при Ларге и Кагуле

Военная кампания русских войск 1770 г. в ходе русско-турецкой войны ознаменовалась победами при Кагуле и Ларге.

Битва при Ларге

Сражение состоялось 07.07.1770 г. у реки Ларги, левого притока Прута. Спустя 20 дней после битвы при Рябой Могиле 38-тысячное русское войско П. Румянцева, вооруженное 115-тью орудиями, разгромило османскую армию. В состав последней входили 15-тысячный турецкий отряд пехоты и 65-тысячное крымско-татарское войско Каплан-Гирея.

1770, июл. Победы русских войск под командованием П. Румянцева при Ларге и Кагуле

В ходе сражения русскому командованию удалось воспользоваться новым тактическим приемом в передвижении колонн войск. Во время сражения они преобразовывались в рассыпной строй, что резко снижало точность поражения противником. Румянцев также выставил против конницы артиллерию, что, в конечном счете, принесло итоговый стратегический успех российской армии.

Российский триумф при Кагуле

Сражение состоялось 21.07.1770 г. на речке Кагул в южной части современной Молдавии. Русская армия в составе 17 тыс. пехоты и нескольких тысяч кавалерии разбили 150-тысячную османскую армию. Румянцев заранее выработал стратегию построения отрядов с целью атак на позиции противника. Дивизии выстраивались в каре, углы в котором отдавались гренадерам. Из нескольких каре формировалась линия с егерскими каре на флангах. Атака велась скорым шагом.

Турки утром 20.07.1770 г. выдвинулись в направлении Гречени, а затем разбили лагерь недалеко от устья реки Кагул на левом ее берегу. Расстояние до русских позиций составляло 7 верст. Командование османов планировало начать атаку утром следующего дня. Действуя на упреждение, Румянцев выводит свои войска после полуночи 21.07.1770 г. и направляется к Траянову валу. Перейдя вал, армия выстроилась в боевую линию. Заметив подход противника, турецкое командование бросило в атаку кавалерию, которую русским удалось отбить артиллерийским огнем. Османы попытались окружить позиции Румянцева, но вскоре были вынуждены отойти. Русская армия в 8 ч. утра двинулась в направлении главного ретраншамента турецкого лагеря.

Российский триумф при Кагуле

Чтобы остановить русское наступление, османы стали обстреливать каре генералов Олица и Племянникова. После этого 10-тысячный отряд янычар бросился в атаку, заставив русских начать отступление. Однако Румянцеву удалось вовремя остановить паническое бегство своих солдат. Помогла в этом и артиллерия Мелиссино. Затем в бой вступили русские кавалеристы, напавшие на противника с двух сторон, а также батальон егерей и гренадерский полк. В результате османские войска в панике обратились в бегство, остановить которое великому визирю не удалось.

Уставшие русские войска не могли начать активное преследование. Румянцев расположился сзади бывшего османского лагеря. Для преследования противника приняли решение выделить корпус Бауэра. 22.07.1770 г. Бауэр занял бывший лагерь противника, находившийся в 20 верстах от поля генеральной битвы. На следующий день русские подошли к Карталу, где были обнаружены уцелевшие отряды визиря, переправляющиеся через Дунай. Русские атаковали противника и нанесли ему очередное разгромное поражение.

Взятие Измаила

После разгрома войско крымских татар ушло на Измаил, однако из-за противодействия местного населения двинулось к Аккерману. Для похода на Измаил Румянцев отправляет отряд Игельстрема. 23.07.1770 г. в этом же направлении вышел и корпус Репнина с подразделениями Потемкина. 26.07.1770 г. русские взяли Измаил и направились вдоль Дуная, захватывая опорные пункты османцев.

Источник

Битва при Ларге в 1770. Яркая победа Румянцева.

К лету 1770 года русский отряд, понесший тяжелейшие потери от чумы,
из последних сил продолжал держать оборону Рябой Могилы на берегах реки Прут, сдерживая натиск крымской конницы. На помощь своим выступил Румянцев, достигнув Рябой Могилы 17 июня. Именно в этот день и произошло сражение. Несмотря на то, что армия КапланII Гирея превосходила в два раза 38-и тысячную армию Румянцева, русская армия принимает решение атаковать. Армия делится на несколько отрядов, которые одновременно атакуют врага с разных направлений.
Не ожидая такого развития событий, войско неприятеля начинает скорый отход, опасаясь угрозы окружения и полного уничтожения. В ходе отступления крымско-турецкое войско теряет более 400 человек, потери нашей армии составляют 46 человек. Враг был вынужден отступить к реке Ларге, на берегах которой 18 июля произошло крупное русско-турецкое сражение. Враг располагал войском в 80 тысяч человек при 33 орудиях и занимал хорошие позиции.

В 4 утра 18 июля Румянцев направляет на штурм позиций неприятеля свою армию численностью 38 тысяч человек при 115 орудиях. Первый отряд нанес удар по фронту, а два других, переправившись через реку, обрушились на фланги противника. В бой русский войска вступали в построении из нескольких каре, действующих как отдельное боевое подразделение. Артиллерия оказывала прикрытие наступающим частям нашей армии. Несмотря на превосходство в численности натиск враг сдержать не смог и к полудню. понеся потери более 3-х тысяч человек(2 тыс. пленными), бросил свои орудия и обозы и начал спешное отступление на соединение с основными турецкими частями. Русские войска в ходе утреннего сражения потеряли около ста человек убитыми и ранеными, сумев захватить 33 орудия врага. В этих двух сражениях Румянцев применил новую тактику для русской армии, в бою использовалось не одно, а несколько карэ, атакующие позиции врага с разных сторон. Следующем сражением Румянцева будет битва при Кагуле с объеденной турецкой армией.

Источник

Петр Александрович РУМЯНЦЕВ-ЗАДУНАЙСКИЙ

РУМЯНЦЕВ-ЗАДУНАЙСКИЙ — краткая военная биография — войны:

РУМЯНЦЕВ-ЗАДУНАЙСКИЙ — основные битвы:

Граф (1744), генерал-фельдмаршал (1770), выдающийся полководец

Чины будущему фельдмаршалу шли чуть ли не с младенчества — в 18 лет Румянцев становится уже полковником и командиром Воронежского пехотного полка.

Петр Румянцев пробыл в звании полковника почти тринадцать лет и только в 1756 году произведен в генерал-майоры и назначен командиром бригады. Его производство произошло в один год с началом общеевропейской Семилетней войны, в которой Англия и Пруссия противостояли Австрии, Франции, России, Швеции и Саксонии. Молодой генерал отличился в сражении при Гросс-Егерсдорфе (19 августа 1757 года) и в Цорндорфском сражении (14 августа 1758 год).

Летом 1759 началась новая кампания Семилетней войны. К середине июня Фридрих II, имея свои основные силы в Силезии и группу войск принца Генриха в Саксонии (в совокупности порядка 95 тысяч человек), находился между армиями союзников.

12 июля корпус Доны был наголову разбит при деревне Пальциг. В этом сражении русские кирасиры, воспитанные Румянцевым, под командованием генерала Панина опрокинули прусскую пехоту, разгромили и обратили в бегство. Дону почти не преследовали. Салтыков торопился использовать победу при Пальциге, расчистившую ему путь к Одеру, для соединения с австрийцами.

Бой на Гросс-Шпицберге был тяжелым для русской пехоты, поскольку армия Фридриха отчасти сохраняла свое начальное охватывающее положение; русские с трудом сдерживали неприятеля. В этом сражении генерал-поручик Румянцев командовал центром армии — ее 2-й дивизией, расположенной на Гросс-Шпицберге. Румянцев лично возглавил кавалерийскую контратаку, опрокинувшую кирасир Фридриха, а затем руководил массированным артиллерийским огнем, дважды отбросившим от русскихокопов конницу Зейдлица — лучшую в Европе.

Фридрих предпринял еще одну попытку и бросил против пехоты Румянцева драгун принца Вюртембергского и гусар генерала Путткаммера, но русская пехота совместно с австрийцами Лаудона штыками смела прорвавшихся. Артиллерия довершила разгром. Ближе к вечеру пехота генерала Панина погнала пруссаков на позицию командира первой дивизии князя Голицына (на Мюльберг), где сгрудившиеся толпы противника, все менее и менее походившие на солдат, расстреливались артиллерией Румянцева. Наконец началось повальное бегство. Из всего войска пруссаков Фридрих после боя сумел собрать только три тысячи. Он меланхолично подумывал о самоубийстве и рекомендовал эвакуировать из Берлина двор и архивы.

Но союзники дали Фридриху передышку. Решительного наступления на Берлин, способного поставить победную точку в многолетней войне, не последовало. Уже через несколько дней Фридрих, отлавливая свое разбежавшееся по округе войско, сумел увеличить его численность до 30 тысяч. Война затягивалась.

В 1760 году заболевший генерал-фельдмаршал Салтыков был заменен фельдмаршалом А.Б. Бутурлиным. Приблизительно в это время корпус русских войск под командованием З.Г. Чернышева осуществил набег на Берлин, который Румянцев планировал еще за год до этого.

Бутурлин поставил перед Румянцевым задачу — взять Кольберг, сильную прусскую крепость, двукратные попытки овладеть которой в прежнее время уже заканчивались неудачами. Взятие Кольберга могло бы обеспечить стратегический простор союзникам на Померанском театре военных действий.

Румянцеву был выделен достаточно сильный отдельный корпус, и он прочно обложил укрепленную местность с суши, а с моря блокировал крепость при помощи флота, который, кроме того, высадил на берег десант и вел бомбардировки укреплений.

В начале военных действий в распоряжении противника находилась коммуникация нижний Одер — Кольберг, по которой шло снабжение крепости и лагеря. Кроме того, пруссаки пытались сорвать организованную Румянцевым блокаду Кольберга действиями выделенного из главных сил прусской армии кавалерийского корпуса. Желая нанести удар по левому флангу Румянцева, Фридрих выслал в город Трептов отряд генерала Вернера из 2 тысяч кавалеристов и 300 пехотинцев при 6 орудиях. Задачей Вернера являлось внезапное нападение на русский тыл. Получив сведения о движении отряда Вернера, Румянцев отправил вслед за ним драгун, казаков и два батальона гренадер под командой А.И. Бибикова. Ночью русские окружили город и близлежащие деревни.

Румянцев обучал пехоту своего корпуса действиям в колоннах, поэтому дальнейшие события под Трептовым развернулись вопреки классическим диспозициям. Обычно в подобных ситуациях — после окружения — дальнейшие действия происходили медленно. Полководец выстраивал свои войска в две располагавшиеся одна за другой на расстоянии 100—150 шагов линии. Наступление велось широким развернутым фронтом. Поскольку войска строились и наступали медленно, наступающий лишался выгоды внезапности. Скованный неповоротливостью своего боевого порядка, при котором требовалось равномерное распределение силы по своей линии, он не мог сосредоточить войска в определенной точке и нанести врагу удар по особо уязвимому его участку. Всякое маневрирование было до крайности затруднено.

Полковник же Бибиков атаковал противника, «сделав батальонную колонну», обрушив на Вернера быстрый сосредоточенный удар. Удар был таким неожиданным и мощным, что вызвал полное расстройство сил пруссаков. Город был занят русскими. Кавалерия Бибикова атаковала деревни, выбила оттуда противника долго преследовала его. Вернер потерял убитыми более 600 человек; в плен было взято около 500 (включая и самого Вернера); захвачены два орудия и обоз.

Осада Кольберга успешно развивалась, но вскоре в тылу Румянцева возникла новая угроза. Сильный отряд прусского генерала Платена, высланный Фридрихом, быстрым налетом, разрушая русские коммуникации и разрушая магазины с провиантом, подошел к Кольбергу и поставил под угрозу сообщение русского осадного корпуса с тылом. Военный совет, созванный 9 сентября, ввиду сложности положения предложил единогласно снять осаду. Румянцев отказался. В это время Платену удалось прорваться в крепость и соединиться с ее гарнизоном, увеличив его до 17,5 тысячи человек. 23 сентября вновь собранный совет высказался за снятие осады. И снова Румянцев отказался. Он, в свою очередь, занялся разрушением коммуникаций противника, поскольку прямая атака на крепость в создавшейся ситуации была невозможна.

Читайте также:  Широкой рекой опустился сиреневый вечер ноты для

Тем временем в Кольберге кончились запасы продовольствия, дезертирство приняло массовый характер. Дезертиров ловили, отрезали нос и уши, но некоторые и в таком виде умудрялись пробираться к русским.

В критической ситуации, создавшейся для осажденных, командующивойсками укрепленного кольбергского лагеря принц Вюртембергский в конце октября отступил на соединение с отрядом генерала Платена. Русские заняли его лагерь и приступили к еще более интенсивной осаде Кольберга. В ночь с 4 на 5 ноября Румянцев взял укрепление Вольфсберг, на следующий день занял устье Персанты и подошел к городу. В ходе последовавшей атаки русские войска заняли одно из его предместий. Начались траншейные работы и подготовка к штурму.

Прусский король, желая удержать крепость, приказал Платену и принцу Вюртембергскому прорваться в Кольберг и доставить туда транспорт с продовольствием. Но попытка эта закончилась неудачей: их атака была отбита, и, преследуемые легкой русской конницей, пруссаки поспешно отступили.

После взятия войсками Румянцева Кольберга казалось, что окончательное поражение Пруссии очевидно и весьма близко. Фридрих, сидя в своем полуразрушенном артиллерийским огнем дворце в Бреслау, намеревался передать власть племяннику и отравиться. Но на российский престол сел великий князь Петр-Ульрих, принявший имя Петра III. С детства являясь почитателем военных и прочих талантов Фридриха II, безмерно гордясь знаками приязни своего венценосного друга, Петр III поспешил заключить мир с прусским королем, вернул ему все завоеванные земли и объявил себя его преданнейшим другом и защитником.

Петр III не долго усидел на престоле — XVIII век был явно веком женщин для российской монархии. Его свергла родная супруга Екатерина, будущая Великая, свергла при помощи штыков гвардии.

Приказ Екатерины о приостановлении боевых действий против Дании и сдаче командования Панину застал Румянцева на марше. Человек прямой, он не задержался с ответом. 20 июля из Данцига он направил Екатерине прошение об отставке с позволением жить в деревне или ехать для поправки здоровья к целительным водам, что и было ему разрешено монаршим письмом от 5 августа.

Когда Екатерина получше узнала его, Румянцев неожиданно для многих был назначен президентом малороссийской коллегии. Помимо всего прочего, эта должность предполагала охрану границ России при взрывоопасном соседстве турок.

Общепризнанная слава полководца, как верно решила Екатерина, в этом случае ее наместнику на Украине не помешает. И действительно — уже через пять лет Россия начинает новый этап активной внешней политики, связанной с присоединением причерноморских территорий. Движение в этом направлении неизбежно приводило к военному столкновению с Турцией. За четверть века одна за другой следуют две войны России с Оттоманской Портой: в 1768—1774 и 1787— 1791 годах. В ходе этих войн Россией решалась важная национальная задача — осуществлялось присоединение земель, входивших в состав древнерусского государства.

К началу боевых действий 1769 года Россия сосредоточила на главном Днестровско-Бугском театре военных действий две армии: 1-ю в районе Киева и 2-ю на Днепре, ниже Кременчуга. В Петербурге для руководства ведением войны был создан Военный совет при высочайшем дворе. Военный совет имел своим прообразом Конференцию времен Семилетней войны, хотя теперь командующие армиями пользовались большей самостоятельностью.

Военный совет разработал план кампании 1769 года, в котором основное внимание уделялось возможным активным действиям со стороны противника и способам их парирования. 1-я армия («наступательная») при благоприятных условиях должна была действовать в направлении на Хотин и овладеть этой крепостью, 2-я армия — обеспечивать действия 1-й и прикрывать юго-западный участок границы России. Командующим 1-й армией был назначен генерал-аншеф А.М. Голицын, командующим 2-й — П.А. Румянцев.

Фактический ход боевых действий в 1769 году свелся к борьбе за Хотин. России всегда везло на солдат, но очень редко — на полководцев. Вот и теперь— командующий 1-й армией действовал крайне вяло, нерешительно, с неоправданной, чрезмерной осторожностью. Голицын дважды переправлялся через Днестр и возвращался на левый берег (в первый раз из-за трудностей в снабжении продовольствием, во второй — под давлением полевой армии турок). Когда русская армия в третий раз приблизилась к Хотину, турки не стали дожидаться их переправы, а сами перешли Днестр и 29 августа атаковали Голицына. Русский командующий придерживался чисто оборонительной тактики: русские отбили все атаки и принудили турок к отходу под стены Хотина, но сами их не преследовали. Победа таким образом осталась неиспользованной.

Румянцев начал кампанию 1770года с того, что оттянул передовой корпус на соединение с главными силами. Он намеревался действовать, прежде всего, против живой силы противника и поэтому считал сосредоточение своей армии необходимым, даже в ущерб территориальным потерям, что, как он знал, вызовет неудовольствие в Петербурге.

Главные силы турецкой армии под командованием великого визиря к весне 1770 года постепенно сосредотачивались на правом берегу Дуная у Исакчи, где ими велись работы по наведению моста, затрудняемые подъемом воды. Отдельные группы турецких войск действовали на левом берегу Дуная. Значительные силы турецкой конницы намеревались — как стало известно русскому командованию — нанести удар в направлении на Яссы. В этой ситуации Румянцев двинул армию навстречу противнику. Своим движением, как писал он 20 апреля П.И. Панину, он имел в виду «прямое намерение наступательного действия, вложить в неприятеля больше страха, нежели суть мои силы». 25 апреля главные силы 1-й армии выступили из лагеря под Хотином и двинулись на юг вдоль левого берега Прута. После соединения с передовым корпусом у Румянцева было около 40 тысяч человек, включая нестроевых.

На пути к Рябой Могиле разъезды авангардного корпуса князя Репнина наткнулись на конницу неприятеля, ринувшуюся в атаку. Репнин отразил натиск при помощи подоспевшего корпуса генерала Баура. Вслед за ним подошли и главные силы Румянцева. 11 июня вся армия сосредоточилась. Это был первый в русской армии пример наступления частями и сосредоточение их перед боем.

Рекогносцировки заняли четыре дня. 5 июня до 10 тысяч татарской конницы внезапно атаковали Репнина и Баура. Сражение длилось около шести часов и закончилось бегством татар, разгромленных артиллерийским огнем и натиском пехоты.

Противник отошел к своим главным силам, занимавшим лагерь, расположенный «на превысокой и утесистой горе, лежащей при реке Прут, пониже Рябой Могилы, и окруженной обширным ретраншементом с сорока четырьмя пушками», как отмечал «Журнал о военных действиях» армии Румянцева.

Румянцев наметил нанести противнику главный удар с севера, направив туда главные силы и авангард Баура (до 23 тысяч человек). Правый фланг (с северо-востока) должен был атаковать Репнин (до 14 тысяч). Отряд Потемкина (около 4 тысяч) направлялся на запад— в тыл противнику. Затем последовало наступление на татар и турок с нескольких сторон сразу. Те не выдержали напора и начали понемногу откатываться назад.

Отступление войска противника скоро превратилось в бегство. Румянцев выслал для преследования всю тяжелую кавалерию, которая и гнала противника более двадцати верст. Преимущества, которые давали противнику его лошади, привычные к скачке по гористой местности, спасли его от поголовного истребления, так как тяжелая русская кавалерия не могла настигнуть бегущих и постепенно отставала.

Знаменательно соотношение потерь: в сражении у лагеря противник потерял более 500 человек убитыми, русские же— 17 убитыми и 37 ранеными. Пленные показали, что в бежавшей армии «почиталось турецкой пехоты 11 тысяч и конницы

11 тысяч же да татар 50 тысяч». С этими силами татарский хан намеревался уничтожить корпус Репнина до подхода основных сил Румянцева, появление которого явилось для хана фатальной неожиданностью. «Ужаснувшись окружающих их со всех сторон войск», численность которых они предполагали не менее 150 тысяч, татары и турки не смогли оказать русским сопротивления, хотя и превосходили их численностью вдвое.

Сражение при Рябой Могиле, первое большое сражение после окончания Семилетней войны, показало, как высоко поднялось русское военное искусство. До сих пор наступление всегда осуществлялось сплошной массой войск, хотя и разделенной на колонны. Раздельное же наступление колонн к Рябой Могиле — первый в европейской военной истории опыт концентрического наступления.

Сразу же после сражения Румянцев отрядил отряд Потемкина для наблюдения за отступающим противником. Поскольку медленное продвижение 2-й армии оставляло его фланг незащищенным, Румянцев выдвинул несколько отрядов для охраны важнейших направлений и только потом двинулся к нижнему течению Дуная. Панин в это время лишь переправился через Днестр и шел по направлению к Бендерам.

Вскоре между течением рек Прут и Ларга авангарды 1-й армии, далеко выдвинутые от основных сил, обнаружили лагерь противника. Это были части бежавших, но в дальнейшем опять приведенных в порядок войск хана. Вместе с пришедшими им на помощь из Молдавии турками их численность достигала 80 тысяч. Хан ждал здесь соединения с главными силами визиря, готовившимися к переправе через Дунай у Исакчи. Чтобы не допустить этого, Румянцев решает немедленно атаковать противника. Для осуществления операции он сосредоточил все свои силы, выделив лишь двухтысячный отряд для охраны мостов у Фальчи.

Русский командующий построил войско в четыре каре: два нацеливались на фланг татарского лагеря, два предназначались для атаки с фронта. По его плану вся кавалерия с легкими полковыми орудиями, соображая свое движение с фланговыми каре, в одно время с ними должна была ударить противнику в тыл. Артиллерия должна была идти впереди.

При Ларге Румянцев создал и применил новую тактику для действия против иррегулярных войск. Он напал в боевом порядке, не применявшемся доселе, что позволило ему разом выставить больше сил, чем татары, хотя тех и было значительно больше.

Наступление русской армии началось около двух часов ночи. В четыре часа передовые каре подошли к лагерю неприятеля и, поддержанные сильным артиллерийским огнем, начали атаку. И лишь около двенадцати часов дня противник обратился в бегство. Авангард Баура провожал его артиллерией.

Татарско-турецкие войска потеряли около 1 тысячи человек, 30 орудий, 3 мортиры, знамена и военное имущество. Потери русской армии составили не более ста человек.

В сражении при Ларге войска Румянцева, ворвавшись в турецкий лагерь, наглядно доказали, что есть вещи дороже серебра и злата. Османы были вынуждены отступать столь поспешно, что не успели ни вывезти, ни спрятать, ни растащить богатейшую казну. Русские солдаты постоянно натыкались на груды монет, россыпи жемчуга и камней, но поскольку им было не до этого — враг еще сопротивлялся, — все это так и оставалось лежать кучами. После сражения Румянцев лично подъезжал к каждому начальнику и изъявлял признательность за их благоразумие и мужество; а поблагодарив солдат за рвение и храбрость, приказал каждому отряду выдать по тысяче рублей в вознаграждение за их бескорыстие при переходе через неприятельский стан.

Читайте также:  Ловля рыбы в реке с быстрым течением

После Ларги противник в беспорядочном отступлении рассеялся в разных направлениях: турки отошли по течению Кагула, татары ушли к Измаилу и Килии.

Огорчительную весть о поражении при Ларге великий визирь Халиль бей услыхал во время переправы своих войск через Дунай. Получив сведения о наступлении 2-й русской армии на Бендеры, визирь решил помешать осаде крепости. С этой целью он двинулся навстречу разбитым ханским войскам по восточному берегу озера Кагул, установил связь с отступившими за озеро Ял-пух татарами с твердым намерением присоединить их к своей армии. Подойдя к остановившимся у озера Кагул туркам, шедшим от Ларги, турецкая армия расположилась здесь лагерем.

Русская армия под командованием Румянцева имела теперь перед собой главные силы осман, которые достигали 150 тысяч, а в тылу — разбитые, но вновь начавшие оправляться от разгрома и собираться ханские войска, насчитывающие порядка 80 тысяч человек. Хану, получившему значительное подкрепление, визирь поручил разрушить тыл русских, а затем идти на соединение с основными силами.

Поскольку натиск татар в тылу все более и более усиливался, то сконцентрировать все силы не представлялось возможным. Румянцеву пришлось отправить из Гречани сильные подкрепления и довести численность тыловой группы до 11 тысяч человек. Таким образом, сам он располагал против войск Халиль-бея лишь армией, насчитывавшей не более 27 тысяч при 118 орудиях.

20 июля турецкая армия, утомленная бездействием русских, переменила свое выгодное положение и двинулась в направлении к Траянову валу, тянувшемуся в нескольких верстах южнее русского расположения. Здесь, в 7—8 верстах за валом, турки и занялись устройством лагеря. Румянцев, увидя это, сказал: «Если турки осмелятся разбить в сем месте хотя бы одну палатку, то я их в сию же ночь пойду атаковать».

Новая позиция, выбранная великим визирем, ограничивалась с севера (с фронта) Траяновым валом, с запада — глубокой рекой Кагул, с востока — широкой лощиной, постепенно сближающейся к югу с долиной Прута. Сюда сходились четыре гребня высот, веерообразно расположенных на пространстве между Прутом и лощиной. Средний хребет пересекал Траянов вал и тянулся далее к югу примерно на четыре версты.

Турецкий лагерь по сути дела располагался в своеобразном «мешке», между лощиной и течением Прута, заняв при этом проходившую здесь командную возвышенность. По всей видимости, великий визирь усматривал преимущество своей новой позиции в удобстве передвижений конницы по лощинам между хребтами для атаки расположенных южнее русских войск и действий на их тыл, если бы они вздумали с этой стороны атаковать турецкий лагерь. Невыгодность позиции,однако, была более значима: она была тесна, изрезана хребтами, изолировавшими части войск, а левый ее фланг оставался почти незащищенным.

Этот последний недостаток визирь намеревался возместить искусственным укреплением позиции. За первую ночь турки возвели по фронту четыре яруса окопов, выдвинув перед ними пять рвов, но с флангов возвести укрепления не успели. Русский командующий решил атаковать турок. Составленный им план атаки был сходен с Ларгой в том, что исход боя решался ударом основной массы сил на главном направлении, другие же операции выполняли лишь подсобную роль. Одновременно план Катульского сражения оказался проще, а идея главного удара — ярче.

Согласно плану Румянцева, основные усилия направлялись на левый фланг. Сюда, по разным путям, должны были подойти авангард Баура, дивизия Племянникова и дивизия Олица. Авангард Репнина и дивизия Брюса должны были атаковать одновременно с этим правое крыло противника, а также, если понадобится, подкрепить атаку левого фланга. То есть из 27 тысяч (против 150 тысяч турецкого визиря) имеющихся в его распоряжении войск Румянцев против левого фланга противника решил задействовать порядка 19—20 тысяч.

В два часа ночи 21 июля русские начали наступление. Войска стали подниматься на хребты, уходившие по направлению к лагерю противника. В начале пятого часа русские, подойдя к Траянову валу, построились в боевой порядок и двинулись на врага, встретившего их плотным оружейным и артиллерийским огнем.

Перед дивизией Брюса и корпусом Репнина поначалу показалась кавалерия противника с намерением контратаковать, но под огнем русских быстро отступила.

Тем временем артиллерийский огонь с укреплений все усиливался. Под его прикрытием турецкая конница лощинами снова устремилась на наступающих. Сильный конный отряд начал в то же время обход русского фланга и окружил каре Брюса и Репнина. Турки, проникнув за Траянов вал и используя его в качестве прикрытия, открыли сильнейший ружейный огонь и окружили дивизию Олица.

Для русских войск создалось крайне опасное положение. В этот момент Румянцев вызвал резерв, который оттеснил противника от устья лощины. Сюда же он приказал двинуть и артиллерию, открывшую огонь по конным массам турок, стесненным в лощине боковыми хребтами. Несмотря на большие потери, турки продолжали натиск, бросая в атаку все большие силы.

Особенно опасны действия турецкой конницы были для войск Репнина и Брюса. Русские пехотные каре успешно отражали конные атаки, но кавалерия оказалась в критическом положении. В целях лучшей обороны ее отвели за каре, а с тыла и с флангов прикрыли пехотой, построенной в мелкие батальонные каре. Около трех часов заняло отражение натиска турецкой конницы. К восьми утра связь между главными силами и изолированными до этого группами войск Брюса, Репнина и Олица была восстановлена, и русские перешли в решительное наступление.

Баур первым приблизился к левому флангу турок, уже готовившихся к атаке. Вслед за ним подошло каре Племянникова, за которым, левее и несколько отступя, следовали каре Олица и конница Салтыкова, а сзади — резерв. Прицельный артиллерийский и оружейный огонь русских заставил турок отступить. Каре Племянникова ускорило движение, но лишь только русские войска поднялись на небольшую высоту, лежащую в непосредственной близости к укреплению, скрывавшийся в засаде большой отряд янычар атаковал каре и стремительным натиском прорвал его фронт. Ворвавшись внутрь русского боевого построения, янычары привели его в замешательство. Расстроенные передовые части каре Племянникова стали отступать, с трудом отбиваясь от массы наседавшего на них противника. Увидев это, Румянцев сказал находившемуся рядом с ним принцу Брауншвейгскому: «Теперь настало наше дело», и бросился к солдатам. Взяв первое попавшееся ему на глаза из валяющихся на земле ружей, он закричал: «Товарищи, вы видите, что ядра и пули не решили; не стреляйте более из ружей, но с храбростию примите неприятеля в штыки».

В то время как высланный вперед 1-й гренадерский полк под командованием бригадира Озерова отражал натиск янычар, Румянцев перестроил войска заново в каре и сам повел их на противника в штыковую.

Гренадерский батальон Воронцова — из частей Баура — в этот же критический момент пробрался лощиной к плохо защищенному турецкому левому флангу и открыл продольный огонь, что чрезвычайно помогло успеху Племянникова и Олица.

Вслед за батальоном Воронцова двинулись и остальные силы Баура. Одновременно Брюс атаковал правый фланг турок, а Репнин, успев проникнуть в тыл противника, обрушил на него жестокий артиллерийский огонь.

Турки, терпя громадный урон, поражаемые с фронта и тыла, сбитые в нестройную толпу, наконец не выдержали и ударились в паническое бегство. Победителям достался лагерь противника и его артиллерия — 140 исправных пушек с полным боезапасом. Сражение продолжалось с пяти утра до половины десятого. Войска пребывали в крайней степени утомления, и поэтому русская пехота гнала турок без передышки не более четырех верст. Противник отступал в направлении Дуная по долине Кагула, о чем позднее доложили по начальству более свежие части корпуса Баура, сменившие в преследовании своих измученных товарищей. Турок, бежавших в сторону Измаила, продолжал преследовать отряд генерала Игельстрома.

Потери Халиль-бея в сражении были огромны. Еще больше турки потеряли при отступлении. Корпус Баура нагнал турок, когда те пытались при помощи трехсот судов переправиться через Дунай. В паническом страхе при виде настигающих их русских они перегружали суда и тонули. На берегу сгрудились обозы.

Увидев, что подошедшие части Баура построились в две линии, готовясь начать атаку, турецкие войска поспешно сдались. Часть их, правда, поначалу попыталась спастись на судах, но Баур затопил эти корабли артиллерийским огнем. Все оставшиеся на берегу предпочли смерти плен.

Русские войска овладели колоссальным турецким обозом, заполонившим весь берег, лошадьми, верблюдами, мулами, множеством скота и остатками артиллерии — приблизительно двадцатью шестью медными пушками.

После Катульского сражения Румянцев, обращаясь к солдатам, сказал: «Я прошел все пространство до берегов Дуная, сбивая пред собою в превосходном числе стоявшего неприятеля, не делая нигде полевых укреплений, а поставляя одно мужестви добрую волю вашу во всяком месте за непреоборимую стену».

Наградой за Кагул Румянцеву стал чин генерал-фельдмаршала.

Потом были еще сражения, перемежающиеся переговорами. Европейская политика тормозила заключение мира. Периодические перемирия на время переговоров завершились весной 1773 года, и армия Румянцева переправилась через Дунай, поближе к сердцу турецких владений.

В следующем, 1774 году турки понесли сокрушительные поражения: Каменский разбил их при Базарджике, сын П.С. Салтыкова Иван — при Туртукае, а Суворов — при Козлуджи.

Используя эту победу, Румянцев заблокировал главные силы армии великого визиря в Шумле. Противник был сломлен. Румянцев также организовал набег русской конницы за Балканы в тыл Шумлинского прохода для перерыва связи Шумлы с Адрианополем. Конный отряд возглавил бригадир Заборовский. Он стал единственным русским военачальником, проникшим далеко за Балканы.

К лету 1774 года турки устрашились возможного массированного продвижения русских войск за Балканы. Великий визирь предложил снова заключить перемирие и начать мирные переговоры. В ответ на это Румянцев в ультимативной формепотребовал заключения мира, и только на предложенных русскими условиях. Турки были вынуждены согласиться.

Мир был заключен в деревне Кючук-Кайнарджи, которую незадолго до этого занял Румянцев. Русский командующий решительно отклонил все попытки формальностями затянуть переговоры. Как писал сам Румянцев в реляции о ходе переговоров, все дело было «трактовано без всяких обрядов министериальных, единственно скорою ухваткою военною, соответствуя положению оружия». Прелиминарный текст мирного трактата был подписан непосредственно в русской ставке. Это событие прошло буднично и обыденно — договор был подписан по-походному, на полковом барабане.

Читайте также:  Расстояние между двумя пристанями равно 476 км двигаясь по течению реки катер проходит это

Кючук-Кайнарджийский договор обеспечивал России исключительно выгодные условия. Согласно этому договору, крымские, кубанские, буджакские и другие татары становились независимыми от Оттоманской Порты. Во владение России переходили Керчь и Еникале в Крыму и Кинбурн на побережье Черного моря, степь между Днестром и Бугом, кроме крепости Очакова. Южная граница России к востоку от Днепра была передвинута к речкам Берда и Конские Воды. Россия получала право укрепить Азов. Порта предоставляла русским судам право свободного прохода через проливы и уплачивала 4,5 млн. рублей контрибуции. Россия брала под свое покровительство Молдавию и Валахию.

Кючук-Кайнарджийский мир превратил Россию в черноморскую державу и значительно укрепил ее позиции на юге, в Закавказье и на Балканах. Вскоре после заключения мира Румянцев вернулся к управлению Малороссией — было понятно, что на первых ролях в Петербурге ему не бывать. При дворе прочно обосновался его бывший подчиненный, новый фаворит Екатерины Г.А. Потемкин.

Талантливый человек и фактический правитель России, Потемкин не нуждался в соперниках, но лишь в подчиненных и исполнителях. Пусть даже талантливых. Так что Румянцев на Украине его устраивал, в Петербурге — никак.

Это подтвердила и новая война с Турцией, начавшаяся в 1787 году. Потемкин пытался руководить Румянцевым, с чем последний был не согласен, ибо его армии отводилась лишь вспомогательная роль. Румянцев же желал и мог сделать большее. Так что престарелый фельдмаршал сдал новому командующему армию и уехал, как он уже привык думать для себя, на родину, на Украину.

Последние годы жизни он безвыездно жил в селе Ташаки Переяславского уезда Полтавской губернии. Отсюда он продолжал управлять Малороссией, бессменным наместником которой был 32 года. Здесь он читал книги, называя их «мои учителя», здесь удил рыбу и принимал гостей. При дворе он не появлялся вовсе.

Сюда же в 1794 году, с началом боевых действий в Польше, прибыло извещение о назначении его главнокомандующим армией. Но фельдмаршал был уже стар. Он не выезжал на театр военных действий, а отдал приказ корпусным начальникам присоединить свои войска к корпусу Суворова, как старшему по чину, и после этого принимать и исполнять приказы Суворова.В Ташаках его застало известие о смерти Екатерины. Вступивший на престол Павел пожелал видеть Румянцева. Но было уже поздно. 25 ноября 1796 года Румянцев почувствовал себя плохо. В начале декабря самочувствие его немного улучшилось. «4-го числа декабря по полуночи в 7 часов он пил кофе с сухарями, отправляя свои письменные дела, и был очень бодр и весел, а в 9 часов параличный удар отнял у него язык и всю правую сторону тела». Следующие двое суток он пробыл в беспамятстве. «Все старания врачей спасти сего высокого больного и исторгнуть его из челюстей смерти», по словам очевидца, ни к чему не привели. 8 декабря 1796 года в 8 часов 45 минут, как было сказано в заключении о болезни, Петр Александрович Румянцев-Задунайский умер «самым тихим образом».

Узнав о смерти Румянцева, Павел приказал три дня носить траур, сказав: «Румянцев во время царствования отца и матери моих прославился в России более чем Тюренн во Франции».

Фельдмаршал Румянцев, будучи крупным военачальником, значительно повлиял на развитие русского военного искусства: стратегия, тактика, военное администрирование — во все эти области военной мысли вложил он свои ум и талант. Своими победами он открыл новый этап борьбы за возвращение России исконно принадлежавших ей южных земель. Он сделал так, что победы русского оружия на южных границах России перестали вызывать сомнение у самых закоренелых скептиков, коих не могли убедить даже многочисленные примеры предшествующих времен.

Источник



Как русская армия во главе с Румянцевым сокрушила турок в битве при Ларге

Как русская армия во главе с Румянцевым сокрушила турок в битве при Ларге

Румянцев в сражении с турками

250 лет назад, 7 (18) июля 1770 года, на реке Ларга произошло сражение между русской армией генерала Румянцева и османскими войсками крымского хана Каплан-Гирея. Несмотря на численный перевес, турки и крымские татары были разбиты и бежали.

Ситуация перед сражением

Весной 1770 года турецкая армия при поддержке крымской конницы перешла в наступление. Малочисленный корпус генерала Репнина, расположенный в Молдавии, который понёс серьёзные потери от эпидемии чумы, не мог противостоять врагу и отступал. Русские войска отступили под давлением превосходящих сил врага и закрепились на позициях у Рябой Могилы. Вражеская конница блокировала отряд Репнина.

На помощь передовому корпусу выступил с 1-й армией Румянцев. 17 июня 1770 года русские войска разбили большую татарско-турецкую армию у Рябой Могилы («Разгром турецко-татарской армии у Рябой Могилы»). Враг бежал. Однако вскоре войска крымского хана были усилены турецким корпусом. Турки и татары заняли позицию у реке Ларга, левом притоке Прута. Численность османской армии доходила до 80 тыс. человек (65 тыс. конницы и 15 тыс. пехоты) при 33 орудиях. Османское командование выбрало удобную позицию. Турецкие войска располагались за рекой Ларга, на высоком плато. С севера (фронта) турок прикрывала непроходимая вброд река Ларга, с запада – реки Балаш и Прут, с юга и юго-востока – река Бабикул. С северо-востока и востока серьёзных естественных препятствий не было, и это было самое уязвимое место турецкого лагеря.

Турки укрепили позицию четырьмя ретраншементами (фортификационное сооружение в виде вала со рвом впереди). Самое опасное направление было укреплено сильным подковообразным ретраншементом, чтобы противник не смог обойти позицию справа. Все полевые укрепления были заняты турецкой пехотой. Конницы были расположены за правым флангом.

План Румянцева

После боя у Рябой Могилы русские войска два дня отдыхали. 19 июня 1770 года армия снова пошла вперёд. 4 июля войска Румянцева расположились на высотах у р. Ларги. Дивизия Репнина расположилась на левом фланге, дивизия Баура – на правом, за ними были основные силы. Русская армия насчитывала около 38 тыс. человек при 115 орудиях. Татарская конница пыталась атаковать русский лагерь, но была отражены с помощью лёгкой кавалерии с полевыми пушками.

Румянцеву необходимо было разгромить войска Каплан-Гирея до соединения его с 150 тыс. армией великого визиря. 5 июля был проведен военный совет. Решение было единогласным – атаковать, несмотря на его превосходство в силах и крепкую позицию. Русский главнокомандующий решил произвести демонстративную атаку с фронта и нанести главный удар по наиболее слабому правому крылу неприятеля. С северного направления наступала дивизия генерал-поручика Племянникова (6 тыс. солдат при 25 орудиях). Дивизия Племянникова должна была отвлечь на себя внимание врага, а затем, во время атаки главных сил, нанести вспомогательный удар.

По правому крылу вражеской армии наносили удар авангард генерал-квартирмейстера Баура (около 4 тыс. солдат при 14 пушках) и дивизия генерал-поручика Репнина (11 тыс. человек при 30 орудиях). За ними располагались главные силы под началом самого Румянцева – около 19 тыс. человек (11 тыс. пехоты и 8 тыс. конницы). Чтобы скрыть свои планы, русские построились в 8 км от вражеского лагеря. Пехота была построена в несколько каре по 2–4 тыс. солдат каждое. Кавалерия разместилась между каре, также прикрывала фланги и тыл. Артиллерия придавалась дивизиям, часть была в резерве. В результате Румянцев умело выбрал слабое место неприятеля и скрытно сконцентрировал там основные силы. При этом противник был отвлечён с фронта.


Сражение при Ларге. Источник: Л. Г. Бескровный. Атлас карт и схем по русской военной истории

Разгром

5 июля турки и татары под началом Абды-паши провели сильную атаку русских позиций. Сначала навалились на дивизию Репнина, затем – на Баура. Атака была отражена. Получив подкрепления из лагеря, османы снова атаковали русский правый фланг. Ситуация была опасной. Турки потеснили наши передовые лёгкие силы. Её исправили с помощью контратаки отряда генерал-майора Вейсмана. Он получил из главных сил дополнительные силы егерей, два батальона егерей и при поддержке конницы нанёс сильный удар по врагу. Также большой урон противнику нанесла русская артиллерия. Османы отступили.

Чтобы ввести врага в заблуждение, русские войска соблюдали маскировку. В лагере были оставлены палатки. С наступлением темноты, когда войска начали маневр, в лагере оставили костры. В ночь на 7 июля основные силы русской армии форсировали реку Ларга по заранее наведенным переправам. Русские войска вышли к вражескому лагерю. Впереди каре густой цепью шли егеря. В первой линии были каре Репнина, Потёмкина и Баура. Во второй линии силы Румянцева, в третьей – кавалерия. Лёгкая конница располагалась за левым флангом. Артиллерия (7 батарей) двигалась между каре в первой линии.

К 4 часам утра русские войска, сбив передовые посты неприятеля, вышли к правому флангу турецкой позиции и при поддержке артиллерийского огня начали атаку. Войска Баура захватили первый окоп, затем, получив подкрепления, и второй. Солдаты Репнина атаковали третий окоп. Наступление противника с правого фланга стало неожиданным для османов. Они стали спешно перебрасывать войска и артиллерию с фронта на атакованный участок. Это было использовано русскими войсками с фронта. Дивизия Племянникова прорвалась во вражеский лагерь с северного направления. Татарская конница пыталась контратаковать вдоль реки Бабикул, чтобы обойти левый фланг русской армии и выйти в тыл. Однако эта атака не имела успеха. Русская конница, артиллерия и егерские батальоны сильным огнем остановили неприятеля. Крымская конница была расстроена и бежала.

В целях усиления удара Румянцев бросил в сражение войска второй линии. Части были выдвинуты из-за флангов первой линии. Фронт атаки были расширен, удар усилен. К полудню четыре вражеских укрепления были захвачены. Турки и татары, не выдержав хорошо организованной атаки, были деморализованы и бежали из лагеря. Русская кавалерия была слишком тяжелой и не смогла догнать врага и довершить разгром. Противник бросил всю артиллерию (33 пушки), знамена и обоз. Османское войско потеряло свыше 1 тыс. человек убитыми и 2 тыс. пленными. Потери русской армии были незначительными – 90 человек убитыми и ранеными.

В этом сражении Румянцев использовал новые тактические приёмы. Армия наступала несколькими походными колоннами, которые становились частями будущего боевого порядка. Этим облегчалось боевое развёртывание войск. Войска шли без рогаток, которыми ранее защищались от вражеской конницы. Штык был признан главной защитой солдата. Армия была разбита на дивизионные и полковые каре (ранее войска выстраивались в одно большое каре), что позволяло одновременно наступать и маневрировать силами. Успеху русской армии способствовало использование рассыпного строя егерей перед главными силами. Активно использовалась артиллерия под командованием генерала Мелиссино. Среди отличившихся командиров выделялись прославившиеся впоследствии Потёмкин, Гудович, Кутузов, Михельсон, Ферзен, Ласси и другие.

Источник

Adblock
detector