Меню

Лебединое озеро мезенцева заклинский

Мифы и реальность «Лебединого озера»: почему балерины отказывались танцевать

4 марта 1877 года в Москве на сцене Большого театра публике впервые был показан балет «Лебединое озеро». Казалось бы, об этом балете написаны тонны диссертаций, научных статей и книг и известно всё. Однако многое было открыто только в последнее время. Мы приводим 10 наиболее интересных фактов, а также сопутствующих им мифов из истории самой первой постановки самого известного в мире балетного спектакля, показанной в этот день 144 года назад.

Факт №1 и сопутствующий ему миф: Многие уверены, что существует некая немецкая сказка о зачарованной злым волшебником девушке Одетте, превращенной колдуном в лебедя, о ее черном двойнике Одиллии, о влюбившемся в нее без памяти принце Зигфриде. На самом же деле такой сказки никогда не существовало. Ее просто придумали для балета. И споры о том, какие именно произведения мировой литературы являются источником сюжета «Лебединого озера», идут до сих пор. Большинство относят его к сказкам И.К.Музеуса «Похищенное оперенье» (или «Украденное покрывало») и «Бабушкина свадьба». Вполне справедлива и версия Юрия Слонимского о том, что образ злой колдуньи, оборачивающейся совой (колдун в облике коршуна или филина) и преследующей Одетту-Лебедя, связан с пушкинской «Сказкой о царе Салтане». Мотивы «Лебединого озера» можно обнаружить в сказках братьев Гримм, у Андерсена и даже в «Метаморфозах» Овидия, где один из персонажей бросается в образованное из слез матери озеро — оно фигурирует и в либретто балета Чайковского. А трагическая концовка «Лебединого озера» почти дословно цитирует «последнюю песню лебедя перед кончиной» из «Поэтических воззрений славян на природу» А.Н.Афанасьева.

Факт №2 и сопутствующий ему миф: Либреттистами балета «Лебединое озеро» считаются В.П.Бегичев и В.Ф.Гельцер — именно им приписывается сочинение популярного сюжета. И это тоже является мифом. Интересно, что авторы либретто не были обозначены в афише премьерного спектакля от 20 февраля (4 марта) 1877 года. Отсюда у исследователей и возник спор, кто же на самом деле придумал этот популярный сюжет? К единому мнению до сих пор не пришли. Одни отстаивают авторство все-таки Бегичева (причастность к либретто Гельцера почти всеми исследователями оспаривается), который был инспектором репертуара московских императорских театров и по долгу службы не мог указывать свое имя на афише. Но, как показывает самый авторитетный биограф Чайковского Александр Познанский, либретто скорее всего было сочинено хореографом первого спектакля Вацлавом Рейзингером. Но почти никто не оспаривает, что в сочинении сценария активно участвовал и сам композитор.

Факт №3: Связан с датой премьеры «Лебединого озера». По сообщениям газет того времени, она намечалась на ноябрь 1876 года, но состоялась только в марте следующего. Причем от чести станцевать в первом балете Чайковского артисты, как, впрочем, это нередко бывает в Большом театре и в наши дни, массово побежали отказываться, считая балет малоперспективным и невразумительным. Его даже называли сбором «невероятных диссонансов, бесцветных невозможных мотивов» — словом, «музыкальной какофонией»!

За написание музыки композитору заплатили огромную по тем временам сумму — 800 рублей. Столь большая сумма объяснялась тем, что музыку к балету в те времена писали только штатные композиторы, работавшие при труппе, и их работа оценивалась в два раза ниже. Чайковский же стал первым серьезным русским композитором, заинтересовавшимся балетом. «Я взялся за этот труд отчасти ради денег, в которых нуждаюсь, отчасти потому, что мне давно хотелось попробовать себя в этого рода музыке», — писал Чайковский Римскому-Корсакову.

Любопытно, что траты дирекция Большого театра решила частично возложить на артистов, за счет проведения бенефисов, билеты на которые стоили дороже, чем на обычные спектакли. Из исследования Сергея Конаева и Бориса Мукосея, основанного на анализе недавно найденных документов, скрипичного репетитора балета, а также журналов приходно-расходных сумм московской конторы императорских театров, деньги были «вычтены с первых четырех представлений «Лебединого» (по 100 рублей с вечера) с бенефициантов». Перекладывание выплаты в 400 рублей на артистов и бенефициантов казалось дирекции единственным способом заплатить композитору, не выходя из сметы. Таким образом первая исполнительница партии Одетты-Одиллии Полина Карпакова при сборе 1918 р. 30 коп. получила на руки только 677 р. 68 коп. В основном этим современные исследователи объясняют массовые отказы артистов от премьеры и бенефисов и постоянные перенесения даты первого спектакля. «Первый балет свой П.И.Чайковский написал для меня, но я отказалась танцевать в нем, до того Петр Ильич не знал технической стороны балета и до того неинтересно сделал его», — вспоминала много лет спустя балерина Лидия Гейтен. Именно ей, судя по опубликованным Сергеем Конаевым документам, и прочили танцевать премьеру. Такой отказ стал для композитора болезненной неожиданностью.

Факт №4 и сопутствующий ему миф: Долгое время считалось, что премьеру балета «Лебединое озеро» должна была танцевать не Гейтен, а Анна Собещанская, 35-летняя балерина и негласная хозяйка Большого театра того времени. Существует миф, будто 25-летний муж всесильной Собещанской, также танцовщик Большого, Виктор-Станислав Гиллерт распродавал бриллианты супруги, подаренные ей любовником, генерал-губернатором Москвы Долгоруковым. Продажа бриллиантов открылась, и по этой причине артистка, впавшая в немилость, была допущена лишь к четвертому представлению. Но скандал с балериной и ее молодым мужем случился, как выясняется, позже. На основе же анализа новых документов стало доподлинно известно, что в сезоне 76–77 года от своего бенефиса в «Лебедином» Собещанская отказалась по собственному желанию, получив взамен 1500 рублей серебром — обмен бенефиса на деньги в те времена считался особой привилегией. Бенефис ПРИШЛОСЬ танцевать Полине Карпаковой, которая также пыталась от него отказаться. Но принцем Зигфридом на премьере все-таки вышел муж Собещанской Виктор-Станислав Гиллерт. И после скандала с продажей бриллиантов его не уволили, а перевели в Петербург в связи с реформой, проводимой в 80-е годы в Большом. Много лет спустя он поможет Вацлаву Нижинскому с поступлением в театральное училище.

Факт №5 и сопутствующий ему миф: Знаменитое «черное па-де-де», без которого сейчас не обходится ни один балетный гала-концерт и называемое так от черной пачки Одиллии, на премьере 1877 года принц Зигфрид танцевал совсем не с Одиллией, как мы привыкли, а. (еще одна интрига, имевшая место в первом варианте балета) с поселянкой, которой сильно увлечен! У него, как и у Ромео до Джульетты, имелась пассия! А с Одиллией уже в третьем акте вместо привычного «черного» он танцует совсем другое па-де-де, известное сейчас как «па-де-де Собещанской» — да-да, все той же поистине вездесущей мадам Собещанской…

Факт №6: Несоответствие нынешнего либретто балета первоначальному. В первом варианте было множество совершенно неизвестных современному зрителю героев: помимо нынешнего злого гения фон Ротбарта (был проходным персонажем) на балу появляется барон фон Штейн, его жена-баронесса и их дочь, а затем некий Фрейгер фон Швальцфельс, тоже с женой. Одной из главных ролей была роль рыцаря Бенно фон Зомерштерна, друга принца. А Одетта в первой версии оказывается совсем не обычной девушкой, превращенной злым волшебником в птицу, а довольно могущественной феей, которая днем превращается в лебедя по своей воле, чтобы с подругами, «весело рассекая грудью воздух, летать высоко-высоко».

«Злые чары в версии Чайковского-Рейзингера олицетворял не Ротбарт, как теперь, а злая мачеха-колдунья, новая жена отца Одетты, которая обращается в сову и хочет извести свою падчерицу. В перечне действующих лиц этой самой мачехи-совы нет и в помине, поскольку её роль в спектакле выполняла кукла-муляж летающая над сценой сверкая зажженными глазами и размахивая крыльями»

Факт №7 и сопутствующий ему миф: Принц Зигфрид в первоначальном либретто является отнюдь не меланхоликом из современных версий, а весьма ветреным молодым человеком. Он охотно выпивает с друзьями (до сих пор в «Лебедином» сохранился «танец с кубками»), после выпивки идет в лес пострелять дичь. Ну и за барышнями он не прочь поволочиться: в первом действии увлекается местной поселянкой, с которой и танцует на музыку «черного па-де-де», а на балу, уже после клятвы верности Одетте, попадает под чары Одиллии. Интересно, что и Одиллия не является в версии 1877 года двойником Одетты, с которой принц ее путает на балу. Она только похожа на нее, да и то не слишком. Одно время считалось, что партию Одетты и Одиллии на премьере исполняли две разные балерины. Карты путала афиша, где на месте имени исполнительницы роли Одиллии стояли три звездочки. Сегодня же с помощью рецензий, появившихся в прессе, вопрос решен окончательно и бесповоротно: на премьере, как и сегодня, партию Одетты и Одиллии исполняла одна и та же танцовщица. «Принц влюбляется в дочь злого волшебника, похожую на Одетту (играет та же артистка), и просит ее руки», свидетельствовал журнал «Суфлер», описывая вторую редакцию этого балета, поставленную в Большом театре датским балетмейстером Гансеном.

Читайте также:  Закат у озера фотообои

Факт №8. Для своего первого балета Чайковский задумал трагический финал, что было не совсем обычным явлением для балетов того времени: его герои — и принц, и Одетта — погибают в волнах разбушевавшегося Лебединого озера. Из либретто 1877 года: «Он (Принц) быстро срывает с ее головы венец и бросает в бурное озеро. Над головой с криком пролетает сова, неся в когтях брошенный венец Одетты. «Что ты сделал?! Ты погубил и себя, и меня, я умираю», — говорит Одетта, падая на руки принца. Волны одна за другой набегают на принца и Одетту, и скоро они скрываются под водой». Непривычная концовка шокировала современников. Так что вопреки распространенному мнению «благополучный» финал возник еще при жизни Чайковского, но уже в следующей, второй по счету, московской версии балета балетмейстера Гансена (1880 г.). По сообщению тогдашнего обозревателя «Суфлера», в его редакции «Принц и Одетта более не погибают, но спасаются, и Одетта, превратившись в обыкновенную девушку, прощается со своими родичами-лебедями и уходит с принцем».

Факт №9 и сопутствующий ему миф: Во всех учебниках по истории хореографии написано, что балет, впервые явленный на свет в Большом театре в 1877-м, провалился. Тем не менее простая статистика докажет, что это не соответствует действительности: «Лебединое» шло 6 лет (с перерывом в 1 год), его показали 41 раз, в то время как другие спектакли не выдерживали и 18 показов. Вполне успешной оказалась постановка и в финансовом плане: затрачено на нее было всего 6 тысяч 792 рубля 37 копеек, а сбор только на премьере 4 марта 1877 года дал 1 тысячу 918 рублей 30 копеек. Правда, в дальнейшем сборы падали. Второй спектакль дал 877 рублей 10 копеек, третий — 324 рубля. Когда роль перешла к популярной Собещанской, сбор поднялся до 987 рублей, но постепенно опустился до 281 рубля, давая в дальнейшем 200–300 рублей (самый низкий сбор был 7 ноября 1878 года — 209 рублей 40 копеек). Тем не менее все затраты на спектакль были отбиты.

Факт №10 и сопутствующий ему миф: И это, наверное, самый удивительный факт в этой истории: озеро под таким названием в действительности существовало во времена Чайковского в Баварии.

Существует оно и до сих пор, а невдалеке от него расположился построенный по приказу баварского короля Людвига II замок Нойшванштайн, то есть новый Лебединый замок (есть во владениях короля и старый). Сообщение о кончине баварского короля произвело на Чайковского чрезвычайно сильное впечатление. Композитор назвал ее ужасной, а обстоятельства, приведшие к ней, злодейством. Как мы уже знаем, принц у Чайковского, подобно «лебединому королю», тоже гибнет в водах разбушевавшегося Лебединого озера, хотя происходит это почти за 10 лет до реальных событий: король Людвиг Баварский утонул в 1886 году.

Быть может, тайну Лебединого озера сумел разгадать хореограф из Гамбурга Джон Ноймайер, поставивший к столетию балета в 1976 году свою версию. Ее главным героем стал несчастный «лебединый король», которого преследует в спектакле некий черный человек-тень, его мистический возлюбленный.

Источник

LiveInternetLiveInternet

Помощь новичкам

Метки

Рубрики

  • Балет (1)
  • Мои животные (1)
  • автомир (1)
  • Спорт (1)
  • схемы (1)
  • Друзья (1)
  • Рыбы (0)
  • SOS (6)
  • абсурд (4)
  • анекдоты (4)
  • анимация (4)
  • Античность, Рим (3)
  • архитектура (37)
  • афоризмы, высказывания (21)
  • басни (3)
  • блог (196)
  • великие люди (70)
  • видео (63)
  • водопады (5)
  • восток (1)
  • Гейши (1)
  • герои (2)
  • глаза (4)
  • гламур (5)
  • Города и страны (89)
  • горы (1)
  • граффити (1)
  • Дети (24)
  • дети и родители, отношения, семья (7)
  • для души (31)
  • Дневник (11)
  • Драгоценные камни (6)
  • Древний Египет (2)
  • духовное, религия (22)
  • женщины (113)
  • живопись и графика (78)
  • животные (100)
  • знаки Зодиака (2)
  • иллюстрации (6)
  • Индия (3)
  • интересно (414)
  • интернет (30)
  • информация (266)
  • искусство (172)
  • история (101)
  • картинки (12)
  • кино (22)
  • Китай (4)
  • коллажи и графика (3)
  • космос (6)
  • Кофе (1)
  • кошки (34)
  • красивое (170)
  • красивые фото (210)
  • креатив (5)
  • легенды (3)
  • лирика (11)
  • литература (26)
  • лица (17)
  • лошади (3)
  • луна (2)
  • Любовь (27)
  • Люди искусства в моей жизни (1)
  • мифология (2)
  • мода и стиль (7)
  • мои животные (3)
  • Мои стихи (12)
  • мои схемы (2)
  • море, океан, озера, подводный мир (8)
  • Москва (2)
  • мужчины (18)
  • Мужчины и дети (1)
  • музеи (7)
  • музыка (25)
  • музыканты (5)
  • мысли (20)
  • насекомые (1)
  • настроение (75)
  • наука и ученые (3)
  • небо (7)
  • необыкновенные животные (2)
  • необыкновенные истории (18)
  • необычное (40)
  • необычные , интересные фото (120)
  • Нью-Йорк (1)
  • одежда (1)
  • открытки (3)
  • оформление: рамочки и др. (39)
  • палех (1)
  • панорама (2)
  • пейзажи (30)
  • позитив (3)
  • Политика (8)
  • портреты (19)
  • поэзия (51)
  • праздники, поздравления (1)
  • Природа (49)
  • Притчи (9)
  • просто то, что нравится (39)
  • профессиональные фотографии (20)
  • психология (6)
  • птицы (6)
  • пустыни (4)
  • Разное (154)
  • растения (10)
  • реклама (0)
  • рисунки (8)
  • Россия (27)
  • Рыбы (3)
  • сайты, ссылки (5)
  • Санкт-Петербург (11)
  • светографика (1)
  • секс (4)
  • скульптура и скульпторы (4)
  • Славянская мифология (2)
  • смешное и трогательное (24)
  • собаки (16)
  • Солнце (1)
  • старые черно-белые фото (8)
  • стили фотографий (1)
  • стихи известных поэтов (15)
  • традиции, приметы и поверья (2)
  • философия, логика (3)
  • фото (240)
  • фотографии прошлого (7)
  • фотографы (17)
  • фотошоп (8)
  • ФТМ «Бродячая собака» (49)
  • хищники (2)
  • художники (43)
  • цветы (39)
  • церковнае праздники (0)
  • Цитаты (6)
  • человечное (7)
  • чужие стихи (74)
  • эротика (5)
  • Этимология выражений и слов (4)
  • юмор (34)
  • я (6)
  • Япония (7)

Музыка

Фотоальбом

Видео

Без заголовка 28.04.2013 —> Смотрели: 70 (2) Красивая музыка о нежности и любви (Араб 24.03.2013 —> Смотрели: 98 (4) Без заголовка 08.03.2013 —> Смотрели: 32 (0) Глаза лемура. ))) 08.03.2013 —> Смотрели: 148 (0) Павел. Кашин. Барышня 04.03.2013 —> Смотрели: 8 (1)

Стена

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Звезда русского балета — блистательная Галина Мезенцева

МЕЗЕНЦЕВА Галина Сергеевна (р. 8.11.1952, Ставрополь), артистка. Народная артистка РСФСР (1983). По окончании ЛХУ (педагог Н. В. Беликова) в 1970-90 в Театре им. Кирова. Первая исполнительница партий: Эсмеральда («Собор Парижской богоматери», 1978, балетм. Р. Пети, впервые в СССР), Солистка («Шотландская симфония», 1989, балетм. Дж. Баланчин, впервые в СССР), Нестан-Дареджан («Витязь в тигровой шкуре», 1985, балетм. О. М. Виноградов). Др. партии: Одетта — Одиллия, Раймонда, Никия, Мехменэ Бану, Зарема, Эгина, Жизель, Хозяйка Медной горы; Сильфида («Сильфида»), Повелительница дриад и Китри («Дон Кихот»), Аврора и фея Сирени («Спящая красавица»), Девушка («Ленинградская симфония»). Уникальные внешние данные — удлинённые линии рук и ног, особая хрупкость облика, как бы предназначенные для создания образов романтич. хореографии, дополнялись музыкальностью, редкой способностью к импровизации, высочайшим уровнем артистизма. Лучшие партии: фея Сирени, Одетта, Никия. Особое место в репертуаре балерины занимали Жизель и Эсмеральда. Снималась в гл. роли в телефильме «Незнакомка» (1979). в телефильмах-концертах «Танцует Галина Мезенцева» (1981), «Раймонды многоликий образ» (1988). Лауреат Междунар. конкурса артистов балета в Москве (1977, 2-я пр.), Осака (1980, 2-я пр.). Гос. пр. РСФСР (1980). В 1990-94 работала в Шотландском нац. балете (Глазго).

4198395_0051b1_1_ (505x700, 207Kb)

4198395_rvv1_1_ (507x700, 164Kb)

4198395_1_2_ (500x700, 184Kb)

Галина Мезенцева — Никия (балет «Баядерка» Л. Ф. Минкуса, балетмейстеры В. И. Пономарёв и В. М. Чабукиани по М. И. Петипа), Кировский театр .

4198395_005101b_1_ (502x700, 140Kb)

Галина Мезенцева — Никия (балет «Баядерка» Л. Ф. Минкуса, балетмейстеры В. И. Пономарёв и В. М. Чабукиани по М. И. Петипа), Кировский театр.

4198395_005103b1_1_ (493x700, 245Kb)

Галина Мезенцева — Жизель (балет «Жизель» А. Адана), Кировский театр .

Галина Мезенцева — Жизель (балет «Жизель» А. Адана), Кировский театр.

4198395_005105b1_1_ (498x700, 54Kb)

Галина Мезенцева — Одетта (балет «Лебединое озеро» П. И. Чайковского)

4198395_005107b1_1_ (700x553, 83Kb)

Галина Мезенцева — Жизель, Константин Заклинский — Альберт (балет «Жизель» А. Адана), Кировский театр

4198395_005108b1_1_ (679x700, 211Kb)

Галина Мезенцева — Никия (балет «Баядерка» Л. Ф. Минкуса, балетмейстеры В. И. Пономарёв и В. М. Чабукиани по М. И. Петипа), Кировский театр

4198395_005109b1_1_ (700x510, 90Kb)

Галина Мезенцева — Раймонда, Геннадий Селюцкий — Абдерахман (балет «Раймонда» А. К. Глазунова).

4198395_005110b1_1_ (501x700, 69Kb)

Галина Мезенцева — хозяйка Медной горы (балет «Каменный цветок» С. С. Прокофьева).

4198395_005111b1_1_ (484x700, 48Kb)

Галина Мезенцева — Эсмеральда (балет «Собор Парижской богоматери» на муз. М. Жарра, балетмейстер Р. Пети), Кировский театр, 1978.

4198395_005112b1_1_ (493x700, 179Kb)

Галина Мезенцева — Китри, Александр Курков — Базиль (балет «Дон Кихот» Л. Ф. Минкуса, балетмейстер В. И. Пономарёв по А. А. Горскому), Кировский театр. Фотограф — С. Л. Шевельчинская.

4198395_005113b1_1_ (392x700, 84Kb)

Галина Мезенцева — Китри (балет «Дон Кихот» Л. Ф. Минкуса, балетмейстер В. И. Пономарёв по А. А. Горскому), Кировский театр. Фотограф — С. Л. Шевельчинская.

4198395_005114b1_1_ (591x700, 209Kb)

Галина Мезенцева — Никия (балет «Баядерка» Л. Ф. Минкуса, балетмейстеры В. И. Пономарёв и В. М. Чабукиани по М. И. Петипа), Кировский театр. Фотограф — С. Л. Шевельчинская.

4198395_005115b_1_ (465x700, 178Kb)

Галина Мезенцева — Никия (балет «Баядерка» Л. Ф. Минкуса, балетмейстеры В. И. Пономарёв и В. М. Чабукиани по М. И. Петипа), Кировский театр. Фотограф — С. Л. Шевельчинская.

4198395_005116b1_1_ (484x700, 100Kb)

Галина Мезенцева — Сильфида, Владимир Петрунин — Джеймс (балет «Сильфида» Х. Лёвенскьольда, балетмейтер О. М. Виноградов), Кировский театр, начало 1980-х.

4198395_005117b1_2_ (504x700, 75Kb)

Галина Мезенцева — Одиллия (балет «Лебединое озеро» П. И. Чайковского).

4198395_005118b (353x500, 43Kb)

Галина Мезенцева — Жизель (балет «Жизель» А. Адана), Кировский театр.

4198395_005119b1 (514x700, 177Kb)

Галина Мезенцева — Жизель, Константин Заклинский — Альберт (балет «Жизель» А. Адана), Кировский театр.

4198395_005120b1 (484x700, 71Kb)

: Галина Мезенцева — принцесса Аврора (балет «Спящая красавица» П. И. Чайковского), Кировский театр .

4198395_005121b1 (700x469, 98Kb)

Г алина Мезенцева — принцесса Аврора (балет «Спящая красавица» П. И. Чайковского), Кировский театр.

4198395_009208b1 (599x520, 75Kb)

Николай Ковмир — Квазимодо, Галина Мезенцева — Эсмеральда (балет «Собор Парижской богоматери» М. Жарра, балетмейтер Р. Пети), Кировский театр, 1978.

4198395_009402b1 (577x700, 192Kb)

Галина Мезенцева — Эсмеральда, Константин Заклинский — Феб (балет «Собор Парижской богоматери» на муз. М. Жарра, балетмейстер Р. Пети), Кировский театр, 1978.

4198395_009409b (700x700, 258Kb)

Галина Мезенцева — Никия, Константин Заклинский — Солор (балет «Баядерка» Л. Ф. Минкуса, балетмейстеры В. И. Пономарёв и В. М. Чабукиани по М. И. Петипа), Кировский театр. Фотограф — С. Л. Шевельчинская.

4198395_045204b1 (700x694, 126Kb)

Эльдар Алиев — Тариэл, Галина Мезенцева — Нестан-Дареджан (балет «Витязь в тигровой шкуре» А. Мачавариани, постановка О. М. Виноградова), Кировский театр, 1985

4198395_005106b1_1_ (499x700, 102Kb)

Метки: балет искусство Мезенцева фото

Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

Источник

Балет Кировского театра. Галина Мезенцева

Это была моя самая любимая балерина. Она таковой до сих пор и остаётся. Почему именно она? Наверное, потому, что Мезенцева танцевала не так, как другие балерины, и это было самым главным в её творчестве. Она умудрялась танцевать классику, не выходя за рамки академического танца, и в то же время вносить в него какие-то свои, неповторимые нюансы. И она была замечательной трагической актрисой.

Так бывает: однажды увидев на сцене артиста, мгновенно «влюбляешься» в него 🙂 Вот это со мной и произошло 🙂

Все фотографии взяты из буклета, выпущенного к 200-летию Кировского театра

Моя первая встреча с этой удивительной балериной произошла в 1978 году, когда я попала на утреннее «Лебединое озеро» с её участием. До этого спектакля я видела её только по телевизору. На протяжении всей карьеры Галины Мезенцевой я ходила на её «Лебединое», и каждый спектакль хоть чем-то, но отличался от других. Одетта была очень гордой, независимой, не слишком доверяющей Зигфриду. И она была настоящей королевой. Но были спектакли, когда Одетта становилась нежной и трепетной. С чем это было связано – не знаю. Возможно, всё зависело даже не от партнёра, а от настроения самой балерины. Одиллия очаровывала Зигфрида, завораживала его.

Существует запись «Лебединого озера» с Мезенцевой и Заклинским, сделанная в 1986 году. Жаль, что запись эта сделана после травмы балерины. Я ходила на спектакль, предшествующий этой записи. Было видно, что Мезенцева осторожничает (она долго лечилась после разрыва «ахилла»). И на записи видно, что нет в её танце полной свободы. Но хорошо, что хотя бы эта запись осталась, как и запись «Жизели» с этой же парой.

Мезенцева и Заклинский в

Жизель

Жизель

Во втором акте я любовалась бесконечными арабесками, бесплотностью, прозрачностью Жизели-Мезенцевой. Хороша она была и в паре, особенно с Заклинским и, пожалуй, Бережным. Бережной был хорошим партнёром, в его руках Мезенцева казалась невесомой.

Очень яркой ролью Галины Мезенцевой была Никия. Она танцевала «Баядерку» на протяжении всей карьеры. К сожалению, я видела только спектакли после травмы балерины. Актёрское мастерство Мезенцевой достигало в этом спектакле больших высот.

Во втором акте, по-моему, трудно сыграть плохо (хотя это иногда бывает), а вот станцевать не очень убедительно очень даже можно. Никия Мезенцевой никогда не металась по сцене, взывая к окружающим: «Помогите!». Когда Брамин протягивал ей противоядие, она, бывало, в ужасе отползала от него (обычно в этот момент Никия бросает взгляд на Солора и Гамзатти и отказывается от помощи).

Лучшего адажио в «Тенях», чем у Мезенцевой, я не видела. Лучшее исполнение вариации, по-моему, было у Комлевой (Мезенцеву в вариации частенько «шатало» на вращениях в арабеске). Но ни у одной балерины в адажио я не видела такого растворения в музыке, как у Мезенцевой-Никии. И зритель чувствовал это! Когда она медленно двигалась, исчезая в кулисе, и звучала одинокая скрипка, публика замирала, и через секунду раздавалась овация.

Никия

Никия

Мезенцева станцевала весь классический репертуар театра. Интересна была её Аврора. Она была участницей премьеры «Сильфиды» в 1981 году, танцевала «Раймонду», даже выступила в «Корсаре», когда почти все ведущие балерины театра станцевали кто Медору, кто Гюльнару, а кто и ту, и другую. Раймонду и Медору я не видела. Есть очень интересный телефильм «Раймонды многоликий образ», в котором Мезенцева танцует картину «Сон».

Неожиданно интересной оказалась Китри. Мезенцева станцевала утренний спектакль «Дон Кихот» накануне своего дня рождения. Наверное, руководство пошло навстречу балерине (возможно, она просто согласилась «выручить» театр, у которого не нашлось другой исполнительницы).

Было это уже в конце карьеры Мезенцевой в Кировском театре. Она очень давно не танцевала этот балет, по крайней мере, после травмы – точно ни разу. Никаких технических чудес она не показала, но была чрезвычайно интересной! Танцевала по-петербуржски элегантно, как теперь говорят. Кстати, финальное па-де-де у неё прошло очень удачно. В антрактах балетоманы отмечали красивые позировки, «испанские» руки балерины.

Китри

После тяжелейшей травмы она станцевала премьеру «Витязя в тигровой шкуре» на музыку Мачавариани в постановке Виноградова. Кажется, это была единственная большая премьера, поставленная на Мезенцеву. Спектакль этот был очень противоречивым, по крайней мере, для меня как зрителя.

Героиня — принцесса Нестан-Дареджан — любит витязя Тариэла. К ней сватается царевич каджей (каджи — это полулюди-полуволшебники), и отец отдаёт руку Нестан ему. Тариэл с одобрения Нестан убивает царевича. Каджи похищают прекрасную принцессу и заколдовывают её. В конце концов, благодаря любви Тариэла, героиня сбрасывает чары и становится прежней.

Мезенцева в этом балете, со слов самого постановщика, сделала то, о чем он даже и не мечтал. Она показала превращение красавицы в уродину, не прибегая к каким-то внешним эффектам (например, особому гриму); вся пластика героини — дёрганная, вульгарная, говорила о том, что принцесса заколдована.

С И.Алиевым (Тариэл)

Наверное, лучшими ролями Галины Мезенцевой в репертуаре ХХ века были Мехменэ Бану и Эсмеральда. Роль Мехменэ Бану любима артистками и зрителями – и есть за что! Не буду сравнивать всех исполнительниц «Легенды о любви» — неблагодарное это дело… Роль «легла» на данные Мезенцевой очень удачно. У балерины был темперамент, какой-то внутренний огонь, который сжигал царицу. Внешность балерины, её чёткие позы, удлиненные линии рук и ног были словно созданы для хореографии этого балета. От неё глаз нельзя было оторвать! И, что очень важно, царственность героини угадывалась бы, даже если Мехменэ была одета в лохмотья, а на её голове не было бы короны.

Мехмене Бану

Мне посчастливилось неоднократно видеть Мезенцеву в «Соборе Парижской богоматери» в постановке Ролана Пети.

Эсмеральда Мезенцевой радовалась жизни, несмотря ни на что. Больше всего я любила дуэт с Квазимодо из начала второго акта — самым популярный фрагмент балета, который танцевали в концертах и на международных конкурсах. У Мезенцевой был прекрасный партнёр — Николай Ковмир, лучший Квазимодо, по-моему, на нашей сцене. Но как-то мне довелось увидеть её в паре с Бережным, и этот дуэт тоже очень понравился.

Эсмеральда Мезенцевой потрясала меня актёрской игрой. Она искушала Клода Фролло, не ведая того. Она влюблялась в Феба (в этой роли очень хорош был Заклинский), не понимая, что в его душе нет любви. Зритель переживал историю Эсмеральды вместе с балериной.

Источник



Лебединое озеро мезенцева заклинский



В 1990—1994 годах Галина Мезенцева работала приглашённой балериной в Национальном балете Шотландии (Глазго). Работала приглашённой балериной в самых различных балетных труппах мира. Также занимается преподаванием балетного искусства. Живёт в США, часто бывает в Лондоне.

Западная пресса отзывается о таланте Мезенцевой таким образом, что она — последняя величайшая русская балерина, представляющая эстетику классического петербургского стиля, которая на Западе уже практически не существует вообще, а в России — тоже начинает исчезать.

Поступив в Вагановскую балетную академию, Галина Мезенцева подавала большие надежды и была принята в труппу Кировского театра, где, пройдя школу кордебалета, заняла ведущее положение. Получила звание лауреата Международных балетных конкурсов в Москве и Японии, стала заслуженной, а затем и народной артисткой России. Завершив карьеру в Мариинском театре, продолжила работу в Америке.

Танцевала преимущественно классику, так и не дождавшись «авторской» роли в новом спектакле, отвечающей масштабу её дарования. Мезенцева на первых порах охотно сотрудничала с начинающим хореографом Александром Полубенцевым, участвуя в его экстравагантных студенческих опытах, однажды выступила в балете Бориса Эйфмана «Мастер и Маргарита». Не проявила должной инициативы, чтобы расширить репертуар, и, по всей видимости, не особенно тем тяготилась. Её разноплановый репертуар был столь обширен, что на эксперименты, должно быть, не оставалось ни времени, ни сил. К тому же, перенесла тяжёлые травмы ног, операции, долгое и мучительное возвращение в строй.

Читайте также:  С противоположных берегов ладожского озера одновременно вышли два катера

Мезенцевой природа дала всё необходимое, чтобы занять место на балетном Олимпе. Балерина не просто отличалась от всех. По складу дарования она могла быть причислена к высшей петербургской балетной «аристократии», которую в ХХ веке открыло имя Анны Павловой. Дебют в «Лебедином озере» (1973) позволил критикам увидеть в начинающей балерине преемницу уникальной Аллы Осипенко, покинувшей Кировский театр в 1971 году. Некоторые погрешности исполнения не мешали оценить изысканную красоту и одухотворенность новорожденной балерины, ощутить незаурядность её личности.

Масштаб этой личности прежде всего сказывался в понимании сути балета и собственной роли. Одетта представала у Мезенцевой героиней романтической трагедии. Сказочная дева-лебедь с гордым достоинством принимала выпавшую ей судьбу. Встреча с принцем вносила смятение, искушала несбыточными надеждами, но исход событий для этой Одетты был предрешён. В знаменитом адажио с принцем Мезенцева танцевала не зарождающуюся любовь, но скорбную исповедь. Притом её героиня не допускала ни капли чувствительности и не ждала ответного сочувствия. Лицо танцовщицы было спокойным, едва ли не бесстрастным, а в пластике отсутствовали почти непременные для иных исполнительниц интонации нежности и печали. Певучесть линий, патетика воздушных взлетов не отменяли настороженной «закрытости» героини. Танец же был столь академически строг и совершенен по форме, столь благороден по строю чувств, что Лебедь Мезенцевой воспринималась олицетворением Красоты.

Музыка Чайковского, подчиняясь романтическому сюжету, предписывала Одетте гибель в столкновении с силами зла. Иначе и быть не могло, когда волю этих сил вершила Одилия Мезенцевой. Отбросив уловки обольстительницы, балерина варьировала тему победоносной властности. Её ослепительная Одилия кружила по сцене черным смерчем, ни на минуту не теряя контроля за происходящим. Она не уступала Одетте утончённой красотой и царственной статью, но секрет её магнетизма составляли уверенный расчет и дьявольская воля. Лишь иногда Мезенцева выплескивала темперамент, как тореадор внезапно раскрывает красное полотнище, и тут же гасила чувственный порыв. Она весело разыгрывала партию, итог которой был предрешён, а добившись цели, скрывалась столь же стремительно, как появилась.

Невольное предательство избранника Одетта Мезенцевой переносила стоически. Ни упреков, ни стенаний, ни сожалений, только скорбное принятие неизбежного. Последнее адажио с принцем звучало как прощание навек, но и здесь балерина исключала сентименты, лишь иногда задерживала взгляд на партнере, пристально всматриваясь в его лицо. Но линии танца были все так же идеально чисты, взмахи рук-крыльев царственно-величавы, арабески стрельчатых «готических» очертаний — фантастически прекрасны. Не оттого ли, вопреки драматизму ситуации, Одетта Мезенцевой не выглядела ни жертвой, ни страстотерпицей, а, как и прежде, героиней лебединого мира? Да и могла ли покинуть этот волшебный мир его живая душа — Одетта?

Своеобразным эпилогом «Лебединого озера» обернулся концертный номер «Умирающий лебедь», становившийся в исполнении Мезенцевой «гвоздем» любого концерта. Гениальная миниатюра Фокина получила конгениальное воплощение. В сущности, Мезенцева вернулась к тому, что изначально сочинил хореограф, изобразивший скольжение Лебедя по глади вод. «Умирающим» Лебедя сделала Анна Павлова, для которой номер и был поставлен. Её преемницы развивали найденное, варьируя по собственному вкусу и первоначальную хореографию. Свой вариант танцует и Мезенцева. Глаз знатока высмотрит рудименты прежних редакций, но всё равно номер кажется первозданным. Следует оговорить, что таким он стал не сразу. Стоит сравнить видеозапись 1981 года (телефильм «Балерина Галина Мезенцева») с последними концертами балерины в середине 1990-х, и обнаружится такое же различие, как между черновыми набросками и завершённым произведением мастера. «Лебедь» — поучительная иллюстрация пройденного артисткой пути — от экспрессивной красочности к мудрой простоте.

В телефильме, снятом на пороге тридцатилетия Мезенцевой, её Лебедь восхищает бесконечным разнообразием и выразительностью пластики, живописующей клокотание чувств. По-своему этот Лебедь прекрасен. Но от всей этой роскоши Мезенцева последовательно избавлялась. Ушла патетика борьбы и страданий, пластика очистилась от изобразительных эффектов — порывистых и волнообразных извивов рук. Рисунок танца стал сдержанным и строгим, а ритм движений неспешным и слитным настолько, что весь номер воспринимается как пропетая на одном дыхании кантиленная мелодия.

О чем же поёт этот Лебедь? Нет, не о горестном расставании с миром и не о жажде жизни. Вернее, не только об этом — бренном, земном. Да и героиня Мезенцевой не просто Лебедь — условно-балетное изображение птицы, а нечто загадочное, подобное чеховской «мировой душе». Балерина вводит нас в сферу метафизическую, а как ей это удаётся, знает только она. Конечно, не последнюю роль в этом художественном колдовстве играет облик Мезенцевой: изысканный абрис фигуры, немыслимая красота любой её позы. Значима и её пластика — невероятно гибкие руки и торс — при каллиграфически безупречном танце. Но тайну превращения даже самой совершенной материи в субстанцию нематериальную объяснить невозможно: она равнозначна тайне таланта.

Интуиция (а она-то и есть показатель таланта) подсказала Мезенцевой непривычно замедленный темпоритм танца, его непредсказуемое течение, то вторящее музыке, то взаимодействующее с ней по принципу контрапункта. Уверенное мастерство (а без него на что способен талант?) обеспечило абсолютную свободу, с которой Мезенцева живёт в заданных композиционных рамках — «предлагаемых обстоятельствах» роли. Именно в сознании актрисы родилась многозначительная поза-«жест», звучащая как вопрошание Неба, как обращение к Творцу. Балерина намеренно длит эту позу, возникающую в самом зачине номера, чтобы повторить её в разных ракурсах снова и снова, сделав образно-смысловым лейтмотивом танца.

Мезенцева танцует, импровизируя, отдаваясь настроению минуты, наслаждаясь артистической свободой. Однако драматургический каркас номера выстроен ею прочно, с безошибочным ощущением формы и логики. Неоднократно выверены и движения рук, которые в старину назвали бы «целой хореографической поэмой», и это не было бы ни дежурным штампом, ни преувеличением.

Руки Мезенцевой, её пластика, действительно, явление уникальное. Природа соединилась здесь с художественным чутьем и осознанным культом красоты. Воспитанию этих качеств помогли преподаватели Ленинградского хореографического училища имени Вагановой — Н. В. Беликова (выпускавшая Мезенцеву), Е. В. Ширипина (занимавшаяся с ней в классе усовершенствования) и её театральный педагог-репетитор О. Н. Моисеева. Мезенцева получила из её рук весь классический репертуар, а с ним — умение строить сценический образ, исходя из его поэтической сути, содержащейся в музыке.

Многие находили, что Мезенцева напоминает наставницу манерой танца и даже чертами лица. Сходство можно было обнаружить и в подходе к хореографическому тексту партий — ответственному и строгому, исключавшему какую-либо «отсебятину»: произвольные акценты, неоправданно расточительную нюансировку ради самовыражения во что бы то ни стало. Любую партию Мезенцевой отличали чистота строя и классическая ясность формы, что не мешало ей быть узнаваемой, ни на кого не похожей с первого появления на сцене. Своё — «мезенцевское» — заключалось в интенсивном проживании роли, музыкальной отзывчивости, сообщавшими каноническим текстам высокий эмоциональный тон.

Мезенцеву любили зрители, у неё было множество почитателей, её имя на афише гарантировало переполненный зал. Но вот минуло несколько лет после её последнего выступления в Петербурге, и эпоха Мезенцевой оказалась почтенным прошлым, волнующим преданием. Что ж, таков неумолимый закон театра, который живёт настоящим и носит на руках сегодняшних кумиров. По счастью, остались видеозаписи фрагментов мезенцевских партий, есть телефильм «Незнакомка» по драме Блока, где Мезенцева играет заглавную роль, есть видеозаписи балетов «Лебединое озеро» и «Жизель». Но только в памяти очевидцев будут храниться её Аврора и Фея Сирени, Раймонда и Китри, Зарема и Хозяйка Медной горы, Эгина и Девушка в «Ленинградской симфонии».

Такова же и участь трёх артистических шедевров Мезенцевой — Никии в «Баядерке», Мехменэ-Бану в «Легенде о любви» и Эсмеральды в «Соборе Парижской Богоматери». Петипа, Григорович, Ролан Пети — хореографы с собственным миропониманием и стилем — высказались о главных ценностях жизни с шекспировским размахом. Нравственный пафос этих великих спектаклей вдохновил Мезенцеву, а хореография увлекла сложностью актерских, да и технических задач. Её незаурядные героини раскаляли атмосферу, оказываясь эпицентром трагедий. Жертвы людской злобы и собственных слабостей, они сгорали в пламени земных страстей, но не теряли чести и достоинства. Когда высокий дух поверженных, но не сломленных героинь Мезенцевой торжествовал под сводами театра, этот театр мог по праву называться великим.

Но достаточно было бы и одной работы балерины — гениального Лебедя, чтобы её имя встало в один ряд с самыми громкими именами: Анна Павлова, Марина Семёнова, Алла Шелест, Алла Осипенко — именно этой царственной ветви генеалогического древа балета под стать уникальный талант Галины Мезенцевой.

Источник

Adblock
detector