Меню

Леня голиков с озера ильмень

Песни нашего детства

Солист Детского Всесоюзного хора

Третьего дня, внезапно заставив себя ближе к ночи броситься на измельчение кардамона и морковки для кекса, вдруг услышала в собственной голове «Если не я, то кто же? Кто же, если не я?».

Песенка из детства. Пел Всесоюзный детский хор, с солистом.

А еще в детстве было вот что:
«Об этом, товарищ, не вспомнить нельзя:
В одной эскадрилье служили друзья…»
Эту песню исполнял класс сестры на школьном конкурсе или смотре. Посвященном войне, конечно. Великой Отечественной.

И это:
«Мы верим в чудо и ждем, что везде, на всех маршрутах
Ильич навстречу выйдет к нам.»
Эту мы пели в школьном хоре.

И:
«Люди мира, на минуту встаньте,
Слушайте, слушайте, – гудит со всех сторон.
Это раздается в Бухенвальде
Колокольный звон, колокольный звон.»
Под эту ставили инсценировку в лагере Балатонсемеш, в Венгрии. С «исхудавшими узниками», рвущими цепи и становящимися в ряды.

А еще:
«Леня, Леня Голиков
С озера Ильмень.
Воевал за детство он, воевал за детство он
И за мирный день.»
Тоже из репертуара хора. Был такой пионер-герой.

Конечно, были и:
«Ля-ля-ля, жу-жу-жу,
По секрету всему свету что случилось, расскажу.»
Эту распевали и коверкали все кому не лень. Тоже детский Всесоюзный.

Всесоюзный Детский хор

И обманчиво-детская:
«Солнечный круг, небо вокруг –
Это рисунок мальчишки.
Нарисовал он на листке
И подписал в уголке…»

Ну, ее я учила еще в садике. Вместе с «Летите, голуби, летите». И страшно недоумевала потом, услышав в исполнении мужского или женского голоса. Почему взрослые поют этот детский текст о солнце?

Дальше шел уже не вполне детский текст, убедительнее здесь тревожилась певица-женщина:
«Видишь, солдат, слышишь, солдат:
Люди пугаются взрывов?
Тысячи глаз в небо глядят,
Губы упрямо твердят…»

Пусть всегда будет солнце

Ну, мы конечно подпевали иногда:
«Пусть всегда будет водка,
Колбаса и селедка,
Огурцы, помидоры,
Вот какие мы обжоры!»

А в песне о Лене Голикове мы с сестрой старательно выговаривали «с озера Пельмень.»

Сразу вспоминаю «Детство» Горького, где он мальчиком нарочно перевирал слова «Отче наш», не понимая их смысла: вместо «Яко же» – «Яков же» или «Я в коже».

Так вот. Почему так много в тех песнях тревоги, к чему эта постоянная подготовка к неведомым жестоким испытаниям? Просто норматив ГТО какой-то моральный, «Готов к Труду и Обороне». Просто вызубренный пароль-отклик: «Пионер, к борьбе за дело Коммунистической партии Советского Союза будь готов!» – «Всегда готов!».

Даже «У дороги чибис», и тот добавлял тревоги на уроках пения. Он-то уж вообще безо всякого понятного смысла «кричал, волновался, чудак».

И вот, такие тревожные, мы и жили свое детство. И нас непременно жучили, кроме рассеянной песенной пропаганды, еще и прямыми вливаниями. Вроде угрозы «в 24 часа». Это было в Венгрии, где все наши родители были военнослужащими. Малейший проступок школьника, «пятно на чести коллектива», был чреват этими самыми 24 часами, в которые всю его семью грозили выдворить с позором обратно в Союз.

Не представляю, какова была обстановка перед самой войной, когда по радио каждый день крутили «Если завтра война, если завтра в поход», «Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин, и первый маршал в бой нас поведет». Как люди жили с этим тогда: как вставали по утрам, шли в школу, на работу? Что они чувствовали? Неужели все время были наготове? Впрочем, возможно, так и было.

Почему-то вспомнились два одинаковых момента: один в мае на затяжной линейке по случаю дня рождения пионерской организации, другой на надрывном траурном митинге 10 ноября 1982-го (когда умер Брежнев). Мои однокашники падали в обморок, не в силах стоять и боясь пожаловаться классной.

Удивительно, как это в радиорубке пионерлагеря на Балатоне могли тогда включать чуждую и внеклассовую «There is a house in New Orleans»? А – включали. Тоже песня моего детства.

Дом, у которого солнце встает

А в Куйбышеве учитель пения диктовал слова нам, шестиклашкам:
«Луна словно репа, а звезды — фасоль.
Спасибо, мамаша, за хлеб и за соль.
Еще тебе, мамка, скажу я верней:
Хорошее дело – растить сыновей.
Который тучей сидят за столом,
Которые могут идти напролом…»

В веселом международном лагере Чиллеберц под Будапештом в хоре русских детей мы хмуро пророчили со сцены:

«В грядущие дни, как во все времена,
Недобрым метелям кружиться…»

В старших классах, во Львове, брали первые места на городских конкурсах с песней из фильма «Добровольцы»:

«Хорошо над Москвою-рекой
Услыхать соловья на рассвете,
Только нам по душе непокой,
Мы сурового времени дети.»

Неудивительно, что фашисты, навещавшие героя Бараца из «О чем говорят мужчины», похоже, «приходили» тогда очень ко многим. Ко мне приходили мои «немцы». В моих, не столь гуманных, видениях они пытали моих близких и готовились их казнить. Предлагали мне пожертвовать собой для их спасения. Все проще и прямолинейнее, без трогательных философских разговоров, как в фильме.

Сейчас, когда чувствую некую необъяснимую тревогу, наверно, могу понять, откуда она взялась: отчасти из песен моего детства. Не вся, конечно. Возможно, эта память, что надо быть готовой к худшему, к войне, к голоду, жертве, если надо, – впитана тогда.

«Новые песни придумала жизнь». И внешние поводы для тревоги сейчас и у нас, и у наших детей куда лучше подготовлены к употреблению теми, кто их преподносит. Дочь, например, увлекается кошмарными на мой взгляд антиутопиями. Читает и рисует страшилки почище наивных «немцев» из моих детских фантазий. Правда, глупо сравнивать продуманную пропаганду и жанр фильмов ужасов, которые смотрят чтобы расслабиться.

Пытаюсь понять, откуда все же столько тревоги и напряженности в моем и в старших поколениях. Откуда, кстати и та ненужная, осмеянная многими в журналах и соцсетях привычка припасать – еду, красивую добротную дорогую вещь – на черный день. Возможно, потому что мы слышали, мы пели, мы знаем, многие даже испытали на собственном опыте: черный день всегда может прийти. И если он настанет, – нас учили, – надо быть готовым.

Источник

Леня голиков с озера ильмень

Недалеко от озера, на крутом берегу реки Полы, стоит деревня Лукино, в которой жил плотовщик Голиков с женой и тремя детьми. Каждый год ранней весной дядя Саша уходил на сплав, перегонял по рекам большие плоты, связанные из брёвен, и только осенью возвращался в свою деревню.

А дома с ребятишками – двумя дочками и младшим сыном Лёнькой – оставалась мать Екатерина Алексеевна. С утра и до вечера занималась она хозяйством или работала в колхозе. И детей своих приучала она к труду, ребята во всём помогали матери. Лёнька носил из колодца воду, ухаживал за коровой, овцами. Он умел поправить забор, починить себе валенки.

В школу ребята ходили за реку в соседнее село, а в свободное время любили слушать сказки. Мать знала их много и рассказывать была мастерица.

Лёнька был невысокого роста, куда меньше своих однолеток-товарищей, но в силе и ловкости редко кто мог с ним сравниться.

Прыгнуть ли со всего разбега через ручей, зайти в глушь леса, забраться ли на самое высокое дерево или переплыть речку – во всех этих делах Лёнька мало кому уступал.

Так и жил Лёнька на приволье среди лесов, и всё милее становились ему родные края. Жил счастливо и думал, что всегда будет такой его привольная жизнь. Но вот однажды, когда Лёнька был уже пионером, в семье Голиковых случилось несчастье. Отец провалился в холодную воду, простудился и тяжело заболел. Он пролежал в постели много месяцев, а когда встал, не мог уже работать плотовщиком. Позвал он Лёньку, посадил перед собой и сказал:

– Вот что, Леонид, надо тебе семье помогать. Плох я стал, болезнь совсем замучила, иди на работу…

И отец устроил его учеником на подъёмном кране, который грузил на реке дрова, брёвна. Грузили их на речные баржи, отправляли куда-то за озеро Ильмень. Лёньке всё было здесь интересно: и паровая машина, в которой гудел огонь, а пар вырывался большими белыми облаками, и могучий кран, поднимавший, как перышки, тяжёлые брёвна. Но недолго Лёньке пришлось работать.

Было воскресенье, тёплый и солнечный день. Все отдыхали, и Лёнька тоже пошёл с товарищами на речку. Возле парома, перевозившего на другой берег людей, грузовики и повозки, ребята услышали, как шофёр грузовой машины, только что подъехавшей к реке, тревожно спросил:

– Про войну слыхали?

– Про какую войну?

– Гитлер на нас напал. Сейчас я сам по радио слышал. Фашисты бомбят наши города.

Мальчики видели, как у всех помрачнели лица. Ребята почувствовали, что произошло что-то страшное. Плакали женщины, вокруг шофёра собиралось всё больше людей, и все повторяли: война, война. У Лёньки где-то в старом учебнике была карта. Он вспомнил: книжка лежит на чердаке, и ребята отправились к Голиковым. Здесь же, на чердаке, склонились над картой и увидели, что фашистская Германия расположена далеко от озера Ильмень. Ребята немного поуспокоились.

На другой день почти все мужчины ушли в армию. В деревне остались только женщины, старики, дети.

Мальчикам теперь было не до игр. Они всё время проводили на поле, заменяли взрослых.

Прошло уже несколько недель, как началась война. В жаркий августовский день ребята возили с поля снопы, разговаривали о войне.

– Гитлер-то к Старой Руссе подходит, – сказал белоголовый Толька, укладывая на возу снопы. – Бойцы ехали, говорили, от Руссы до нас всего ничего.

– Ну, здесь-то ему не быть, – уверенно ответил Лёнька.

– А если придут, что ты сделаешь? – спросил самый младший из ребят, Валька, по прозвищу Ягодай.

– Что-нибудь сделаю, – неопределённо ответил Лёнька.

Мальчики увязали снопы на возу и двинулись к деревне…

Но получилось, что маленький Валька оказался прав. Фашистские войска подходили всё ближе к деревне, где жил Лёнька. Не сегодня-завтра они могли захватить Лукино. Жители деревни раздумывали, как им быть, и решили всей деревней уйти в лес, в самые глухие места, где фашисты не смогут их найти. Так и сделали.

В лесу было много работы. На первое время строили шалаши, но кое-кто уже вырыл землянки. Лёнька с отцом тоже копали землянку.

Как только у Лёньки высвободилось время, он решил побывать в деревне. Как там?

Лёнька забежал за ребятами, и они втроём пошли в Лукино. Стрельба то затихала, то начиналась снова. Решили, что каждый пойдёт своей дорогой, а на огородах, перед деревней, встретятся.

Крадучись, прислушиваясь к малейшему шороху, Лёнька благополучно дошёл до речки. Тропинкой поднялся к своему дому и осторожно выглянул из-за бугра. Деревня была пустая. Солнце било в глаза, и Лёнька приложил ладонь к козырьку кепки. Кругом ни единого человека. Но что это? За деревней на дороге появились солдаты. Лёнька сразу увидел, что солдаты не наши.

«Немцы! – решил он. – Вот попал!»

Солдаты стояли на опушке леса и смотрели на Лукино.

«Вот попал! – снова подумал Лёнька. – Зря я от ребят отбился. Надо бежать. »

В голове его созрел план: пока фашисты будут идти дорогой, он спустится обратно к реке и вдоль ручья уйдёт в лес. Иначе… Лёньке даже страшно было представить, что будет иначе…

Лёнька сделал несколько шагов, и вдруг немую тишину осеннего дня прорезала дробь пулемёта. Он взглянул на дорогу. Фашисты бежали к лесу, на земле осталось несколько убитых. Лёнька никак не мог понять, откуда же это стреляет наш пулемётчик. И тут же увидел его. Он стрелял из неглубокой ямы. Немцы тоже открыли стрельбу.

Лёнька незаметно подошёл к пулемётчику сзади и смотрел на его стоптанные каблуки, на спину, потемневшую от пота.

– А здорово вы их! – сказал Лёнька, когда солдат стал перезаряжать пулемёт.

Пулемётчик вздрогнул и оглянулся.

– А чтоб тебя! – воскликнул он, увидев перед собой мальчугана. – Тебе что здесь надо?

– Здешний я… Деревню свою хотел поглядеть.

Пулемётчик снова выпустил очередь и повернулся к Лёньке.

– А зовут тебя как?

– Лёнька… Дядь, может, вам помочь чем?

– Ишь ты, какой шустрый. Что ж, помоги. Водички бы принёс, во рту всё пересохло.

– Чем, чем? Кепкой хоть зачерпни…

Лёнька спустился к реке, погрузил кепку в прохладную воду. Пока он добежал до пулемётчика, в кепке осталось совсем немного воды. Солдат жадно приник к Лёнькиной кепке…

– Тащи ещё, – сказал он.

Со стороны леса по берегу стали бить из миномёта.

– Ну, теперь отходить надо, – сказал пулемётчик. – Приказано было деревню держать до полудня, а теперь скоро уже вечер. Деревня-то как называется?

– Лукино? Хоть знать буду, где бой держали. А это что – кровь? Где ж тебя зацепило? Дай перевяжу.

Лёнька и сам только сейчас заметил, что нога его была в крови. Видно, и вправду зацепило пулей.

Читайте также:  Лодка сначала плыла 4 часа по озеру

Солдат разорвал рубаху и забинтовал Лёнькину ногу.

– Вот так… А теперь пошли. – Солдат взвалил пулемёт на плечи. – Ещё у меня к тебе дело есть, Леонид, – сказал пулемётчик. – Товарища моего фашисты убили. Утром ещё. Так ты схорони его. Вон там под кустами лежит. Звали его Олегом…

Когда Лёнька встретился с ребятами, он рассказал им обо всём, что произошло. Решили той же ночью похоронить убитого.

В лесу сгустились сумерки, солнце уже село, когда ребята подошли к ручью. Крадучись, вышли на опушку и скрылись в кустах. Лёнька шёл первым, указывая дорогу. Убитый лежал на траве. Рядом – его пулемёт, валялись диски с патронами.

Вскоре на этом месте вырос холмик. Ребята стояли молча. Босыми ногами они ощущали свежесть вырытой земли. Кто-то всхлипнул, не выдержали и остальные. Тая свои слёзы друг от друга, ребята ещё ниже склонили головы.

Из деревни доносились голоса, рокот моторов. Фашисты заняли Лукино.

Ребята взвалили на плечи ручной пулемёт и исчезли в темноте леса. Лёнька надел на голову пилотку Олега, которую подобрал на земле.

Ранним утром ребята пошли делать тайник. Делали его по всем правилам. Сначала расстелили рогожу и на неё бросали землю, чтобы не оставлять следов. На месте тайника накидали сухих веток, и Лёнька сказал:

– Теперь чтобы никому ни единого слова. Как военная тайна.

– Надо бы клятву дать, чтобы крепче было.

Все согласились. Ребята подняли руки и дали торжественное обещание хранить тайну. Теперь у них было оружие. Теперь они могли бороться с врагами.

Время шло. Как ни таились жители деревни, ушедшие в лес, фашисты всё же узнали, где они находятся. Однажды, возвращаясь в лесной лагерь, мальчики ещё издали услышали, что из леса доносятся неясные крики, чей-то грубый смех, громкий плач женщин.

Среди землянок с хозяйским видом расхаживали гитлеровские солдаты. Из заплечных мешков у них торчали разные вещи, которые они успели награбить. Два немца прошли мимо Лёньки, потом один из них оглянулся, вернулся и, топая ногами, стал что-то кричать, указывая на Лёнькину пилотку и на его грудь, где был приколот пионерский значок. Второй немец был переводчиком. Он сказал:

– Господин ефрейтор велел тебя повесить, если ты не выбросишь эту шапку и ещё значок.

Не успел Лёнька опомниться, как пионерский значок очутился в руках долговязого ефрейтора. Он бросил значок на землю и раздавил его каблуком. Потом сорвал с Лёньки пилотку, больно хлестнул его по щекам, швырнул пилотку на землю и принялся её топтать, стараясь раздавить звёздочку.

– В другой раз повесим тебя, – сказал переводчик.

Немцы пошли, унося награбленные вещи.

Тяжело было на душе у Лёньки. Нет, не пилотку со звёздочкой, не пионерский значок растоптал этот долговязый фашист, Лёньке казалось, будто гитлеровец наступил ему на грудь своим каблуком и давит так, что невозможно вздохнуть. Лёнька ушёл в землянку, лёг на нары и пролежал до вечера.

В лесу с каждым днём становилось всё неприютнее и холоднее. Усталая, замёрзшая, пришла как-то вечером мать. Она рассказала, что её остановил немец и велел идти в деревню. Там, в хате, он вытащил из-под лавки ворох грязного белья и приказал постирать на реке. Вода ледяная, руки стынут, пальцы нельзя разогнуть…

– Не знаю, как уж и достирала, – тихо говорила мать. – Сил моих не было. А немец мне за эту стирку ломтик хлеба дал, расщедрился.

Лёнька вскочил с лавки, глаза у него горели.

– Брось ты этот хлеб, мама. Помру с голода, крошки ихней в рот не возьму. Не могу я так больше. Бить их надо! Вот уйду в партизаны…

Отец строго посмотрел на Лёньку:

– Ты чего удумал, куда собрался? Мал ты ещё! Терпеть надо, мы теперь пленные.

– А я не буду терпеть, не могу! – Лёнька вышел из землянки и, не разбирая дороги, пошёл в темноту леса.

А Екатерина Алексеевна, мать Лёньки, сильно простудилась после той стирки в ледяной воде. Два дня она терпела, на третий сказала Лёньке: «Лёнюшка, сходим в Лукино, погреемся в нашей избе, может, мне лучше станет. Одной-то мне боязно».

И Лёнька пошёл проводить мать.

Вскоре немцы выгнали жителей из леса. Пришлось им снова вернуться в деревню. Жили теперь тесно, по нескольку семей в одной избе. Наступила зима, говорили, что в лесах появились партизаны, но Лёнька и его товарищи ни разу их не видели.

Однажды прибежал Только и, отозвав в сторону Лёньку, шёпотом сказал:

– Я у партизан был.

– Брось ты! – не поверил Лёнька.

– Честное пионерское, не вру.

Только рассказал, что ходил в лес и встретился там с партизанами. Они расспросили, кто он, откуда. Спросили, где можно достать сена для лошадей. Только пообещал им привезти.

Через несколько дней ребята отправились выполнять партизанское задание. Рано утром на четырёх подводах они поехали на луга, где ещё с лета стояли высокие стога сена. Глухой дорогой ребята повезли сено в лес – туда, где Толька сговорился встретиться с партизанами. Пионеры медленно шли за возами, то и дело оглядывались, но кругом никого не было.

Вдруг передняя лошадь остановилась. Ребята и не заметили, как неизвестно откуда появившийся человек взял её под уздцы.

– Приехали всё-таки! – весело сказал он. – Я за вами давно слежу.

Партизан заложил в рот два пальца и громко свистнул. Ему ответили таким же свистом.

– Ну, а теперь быстро! Сворачивайте в лес!

В глухом лесу горели костры, около которых сидели партизаны. Навстречу поднялся человек в полушубке с пистолетом за поясом.

– Мы вам, ребята, другие сани дадим, – сказал он, – а ваши с сеном оставим, чтобы быстрее было.

Пока перепрягали лошадей, командир отряда расспросил ребят, что делается в деревне. Прощаясь, он сказал:

– Ну, ещё раз спасибо, а вот эти листочки возьмите с собой. Отдайте их взрослым, да глядите, чтобы фашисты не пронюхали, иначе застрелят.

В листовках партизаны призывали советских людей бороться с оккупантами, вступать в отряды, чтобы фашистам не было ни днём ни ночью покоя…

Вскоре Лёнька встретился со своим учителем Василием Григорьевичем. Он был партизаном и привёл Лёньку к себе в отряд.

Лёнька не мог прийти в себя. Он с любопытством оглядывался вокруг. Вот бы его сюда приняли. Видать, храбрый народ, весёлый. Одно слово: партизаны!

Кто-то предложил взять его в разведку, но Лёнька воспринял это сначала как шутку, а потом подумал, может, и правда возьмут… Нет, об этом и думать нечего. Скажут – мал, подрасти надо. Но всё же спросил учителя:

– Василий Григорьевич, а мне в партизаны можно?

– Тебе? – удивился учитель. – Вот уж не знаю…

– Возьмите, Василий Григорьевич, не подведу.

– А может, и правда взять, в школе-то, помню, молодцом был…

С этого дня пионера Лёню Голикова зачислили в партизанский отряд, а через неделю отряд ушёл в другие места воевать с немцами. Вскоре в отряде появился ещё один паренёк – Митяйка. Лёнька сразу подружился с Митяйкой. Они даже спали на одних нарах. Сначала ребятам не давали никаких поручений. Они только работали на кухне: пилили и кололи дрова, чистили картошку… Но как-то раз зашёл в землянку усатый партизан и сказал:

– Ну, орлы, командир вызывает, задание для вас есть.

С того дня Лёнька с Митяйкой стали ходить в разведку. Они узнавали и рассказывали командиру отряда, где расположились фашистские солдаты, где стоят их пушки, пулемёты.

Ребята, когда шли в разведку, одевались в лохмотья, брали старые сумки. Они ходили по сёлам, будто нищие, выпрашивали кусочки хлеба, а сами глядели во все глаза, всё примечали: сколько где солдат, сколько автомашин, пушек…

Однажды пришли они в большое село и остановились перед крайней избой.

– Подайте милостыньку на пропитание, – затянули они на разные голоса.

Из дому вышел немецкий офицер. Ребята к нему:

– Пан, дай брод… Пан…

Офицер даже не глянул на ребят.

– Вот жадный, не смотрит, – прошептал Митяйка.

– Вот и хорошо, – сказал Лёнька. – Значит, думает, что мы в самом деле нищие.

Разведка была удачной. Лёнька с Митяйкой узнали, что в село только что прибыли новые войска фашистов. Ребята даже пробрались в офицерскую столовую, где им дали поесть. Когда Лёнька доел всё, что им дали, он хитро подмигнул Митяйке – видно, что-то придумал. Пошарив в кармане, он достал огрызок карандаша и, оглянувшись, быстро написал что-то на бумажной салфетке.

– Ты чего это, – тихо спросил Митяйка.

– Поздравление фашистам. Теперь скорей уходить надо. Читай!

На бумажном обрывке Митяйка прочитал: «Здесь обедал партизан Голиков. Трепещите, гады!»

Ребята положили свою записку под тарелку и выскользнули из столовой.

С каждым разом ребята получали всё более трудные задания. Теперь у Лёньки был свой автомат, который он добыл в бою. Как опытного партизана его брали даже для взрыва вражеских поездов.

Подкравшись как-то ночью к железной дороге, партизаны заложили большую мину и стали ждать, когда пойдёт поезд. Ждали почти до рассвета. Наконец увидели платформы, гружённые пушками, танками; вагоны, в которых сидели фашистские солдаты. Когда паровоз подошёл к тому месту, где партизаны заложили мину, старший группы Степан скомандовал Лёньке:

Лёнька рванул шнур. Под паровозом взметнулся столб огня, вагоны полезли один на другой, начали рваться боеприпасы.

Когда партизаны бежали от железной дороги в сторону леса, они услышали за спиной винтовочные выстрелы.

– Погоню начали, – сказал Степан, – теперь уноси ноги.

Они бежали вдвоём. До леса оставалось совсем немного. Вдруг Степан вскрикнул.

– Ранили меня, теперь не уйти… Беги один.

– Уйдём, Степан, – уговаривал его Лёнька, – в лесу не найдут нас. Ты обопрись на меня, пойдём…

Степан с трудом пошёл вперёд. Выстрелы стихли. Степан почти падал, и Лёнька с трудом тащил его на себе.

– Нет, больше не могу, – сказал раненый Степан и опустился на землю.

Лёнька перевязал его и снова повёл раненого. Степану становилось всё хуже, он уже терял сознание и не мог двигаться дальше. Выбиваясь из сил, Лёнька потащил Степана к лагерю…

За спасение раненого товарища Лёню Голикова наградили медалью «За боевые заслуги».

Но самое необычайное произошло с Лёнькой 13 августа 1942 года.

Накануне вечером разведчики-партизаны ушли на задание – к шоссейной дороге километров за пятнадцать от лагеря. Всю ночь пролежали они у дороги. Машины не ходили, дорога была пустынной. Что делать? Командир группы приказал отходить. Партизаны отошли к опушке леса. Лёнька немного от них приотстал. Он собрался догонять своих, но, оглянувшись на дорогу, увидел, что по шоссе приближается легковая машина.

Он бросился вперёд и залёг у моста за кучей камней.

Машина подошла к мостику, притормозила, и Лёнька, размахнувшись, бросил в неё гранату. Грохнул взрыв. Лёнька увидел, как из автомобиля выскочил гитлеровец в белом кителе с красным портфелем и автоматом.

Лёнька выстрелил, но не попал. Фашист убегал. Лёнька погнался за ним. Офицер оглянулся и увидел, что за ним бежит какой-то мальчишка. Совсем маленький. Если бы их поставить рядом, мальчишка едва бы достал ему до пояса. Офицер остановился и выстрелил. Мальчишка упал. Фашист побежал дальше.

Но Лёнька не был ранен. Он быстро отполз в сторону и сделал несколько выстрелов. Офицер убегал…

Уже целый километр гнался Лёнька. А гитлеровец, отстреливаясь, приближался к лесу. Он на ходу сбросил белый китель и остался в тёмной сорочке. Целиться в него стало труднее.

Лёнька начал отставать. Сейчас фашист скроется в лесу, тогда всё пропало. В автомате оставалось лишь несколько патронов. Тогда Лёнька сбросил тяжёлые сапоги и побежал босиком, не пригибаясь под пулями, которыми посылал в него враг.

В диске автомата оставался последний патрон, и этим последним выстрелом Лёнька поразил врага. Он взял его автомат, портфель и, тяжело дыша, пошёл назад. По дороге он подобрал брошенный фашистом белый китель и только тогда разглядел на нём генеральские витые погоны.

– Эге. А птица-то, оказывается, важная, – сказал он вслух.

Лёнька напялил на себя генеральский китель, застегнул его на все пуговицы, засучил рукава, свисавшие ниже колен, поверх пилотки нахлобучил фуражку с золотыми разводами, которую нашёл в разбитой машине, и побежал догонять товарищей…

Учитель Василий Григорьевич уже беспокоился, хотел посылать группу на поиски Лёньки, когда тот вдруг неожиданно появился около костра. Лёнька вышел на свет костра в белом генеральском кителе с золотыми погонами. На шее у него висели два автомата – свой и трофейный. Под мышкой он держал красный портфель. Вид у Лёньки был такой уморительный, что грянул громкий хохот.

Читайте также:  Прибрежная защитная полоса озера байкал

– А это что у тебя? – спросил учитель, указывая на портфель.

– Немецкие документы, у генерала взял, – ответил Лёнька.

Учитель взял документы и пошёл с ними к начальнику штаба отряда.

Туда же срочно вызвали переводчика, потом радиста. Бумаги оказались очень важные. Потом Василий Григорьевич вышел из штабной землянки и подозвал Лёньку.

– Ну, молодец, – сказал он. – Такие документы и опытные разведчики раз в сто лет добывают. Сейчас про них в Москву сообщать будут.

Через некоторое время из Москвы пришла радиограмма, в ней говорилось, что надо представить к самой высшей награде всех, кто захватил такие важные документы. В Москве, конечно, не знали, что захватил их один Лёня Голиков, которому было всего четырнадцать лет.

Так пионер Лёня Голиков стал героем Советского Союза.

Юный пионер-герой погиб смертью храбрых 24 января 1943 года в неравном бою под селом Острая Лука.

На могиле Лёни Голикова, в селе Острая Лука Дедовического района, рыбаки Новгородской области поставили обелиск, а на берегу реки Полы юному герою воздвигнут памятник.

В июне 1960 года Лёне Голикову открыт памятник в Москве на ВДНХ у входа в павильон «Юные натуралисты и техники». Установлен памятник юному герою и в городе Новгороде на средства пионеров за собранный ими металлолом,

Имя отважного партизана Лёни Голикова занесено в Книгу почёта Всесоюзной пионерской организации им. В. И. Ленина.

Постановлением Совета Министров РСФСР одному из кораблей Советского флота присвоено имя Лёни Голикова.

Источник

Песня в строю
классный час (7 класс) на тему

Ефимова Марина Петровна

Цель: воспитание патриотизма, любви к родине, показать оптимизм русского солдата, веру в светлое будущее

Скачать:

Вложение Размер
pesnya_v_stroyu.doc 67 КБ

Предварительный просмотр:

Цель : воспитание патриотизма, любви к родине, показать оптимизм русского солдата, веру в светлое будущее

Оформление : книги, открытки с текстами песен, плакат

Оборудование : записи песен, тексты песен

Слово учителю : Мы начинаем праздник солдатской песни. Ведь песня –это верная подруга и помощница солдата. Она вселяет бодрость, будит в сердцах отвагу, воодушевляет на подвиг, учит любить Родину. А что такое любовь к Родине? Понятие о любви к Отечеству и, конечно, девушке и жене в разных странах включало в себя некое чувство ответственности. Я имею в виду готовность защищать то, что ты любишь, если надо, защищать с оружием в руках.

К сожалению, последнее время нам нередко доводилось слышать тех, кто унижает роль защитника Родины, кто пытается переписать всю историю России. Но мы по-прежнему любим воина. Воин- это лучший из нас. Это человек чести. Кто главный герой русских былин? Он –солдат-богатырь! О ком сложено множество песен, сказок, пословиц, поговорок? О том, кто «дымом греется, шилом бреется», а при случае и кашу из топора сварит так, что пальчики оближешь!

В бою дружина-грозная сила. А помощь ей ополчение: ремесленники, мастеровые, крестьяне. Как только нагрянет враг- ополченцы берут в руки оружие и дают отпор.

( звучит песня «Удалой запев дружины», ст. М Пляцковского, муз. В Шаинского )

Кто не слышал про великого полководца Александра Васильевича Суворова, который не проиграл ни одного сражения? Все помнят фрагмент картины Сурикова «Переход Суворова через Альпы»?

Со времён суворовских походов осталось очень много песен. Все эти песни просты и жизнелюбивы. В них и теперь живёт русский дух. «Солдатушки-ребятушки»- одна из таких песен. Ей двести лет!

Мы в Мушкетик пулю в дуло

Да забили крепенько.

Сам Суворов с нами,

Ну так что же, это знаем,

где же ваши жёны?

Наши жёны-пушки заряжёны,

Вот где наши жёны!

Где же ваши матки?

Наши матки—белые палатки,

Вот где наши матки!

Где же ваши сестры?

Наши сестры-сабли востры,

Вот где наши сестры!

«Чертов мост» пред нами,

Бьём французов, бьём французов, сам Суворов с нами.

Куликово поле, Полтавское, Бородинское… Эти поля овеяны славой российского оружия. На этих полях трижды решалась судьба Отечества.

( Звучит песня «Поле Куликово», ст. М.Матусовского, муз. Т.Хренникова )

Шёл боец наш по земле.

И пожары день и ночь

Полыхали за спиною.

С той минуты, с той поры,

Как с семьёй он разлучился,

Разучился петь солдат,

Из ручьев и разных рек

Он успел хлебнуть немало,

Только горькая вода

Жажду все ж не утоляла,

И тогда сказал солдат:

«Это дело не годится.

Разреши к тебе, Земля,

Мне, солдату, обратиться.

Ты ответь, моя Земля,ты скажи хотя бы слово:

Где находится оно,

Наше поле Куликово.

Где заветная межа,

Где та самая граница,

Где с врагом своим сполна я сумею расплатиться?»

Перед ним лежал простор

Бббез конца и без начала.

Так солдату отвечала:

«Ты воюй, солдат, с умом,

Ты громи врага толково.

Там, где ты сейчас стоишь,

Там и поле Куликово!

Ведущий: Вспомним Великую Отечественную. Песни старшего поколения. Военные песни не награждались орденами, о них не сообщалось в водках Совинформбюро, но сколько они сделали для победы нашего народа — ваших дедушек бабушек… В военные годы миллионы солдат оказались оторванными от родного дома, от семьи. В разлуке обострялось чувство любви к своим родным и близким. Родной дом, мать, любимая девушка, жена-все это стало святым для солдата. Это стало частицей Родины, которую он защищал. Об этой Родине шептали ему слова военных песен.

Сколько же было создано в военные годы песен о любви, о разлуке, о верности! Они пелись бойцами в землянках, в лесу у костра, от них становилось теплее, от них утихала боль разлуки.

(Звучит песня «Огонек»,обработка Б.Мокроусова, ст. М.Исаковского)

На позиции девушка

Темной ночью простилася

На ступеньках крыльца.

И пока за туманами

Видеть мог паренёк,

На окошке на девичьем

Все горел огонёк

Парня встретила славная

Всюду были товарищи,

Всюду были друзья.

Но знакомую улицу

Позабыть он не мог:

«Где ж ты, девушка милая,

Где ж ты, мой огонек?»

И подруга далёкая

Парню весточку шлет,

Что любовь её девичья никогда не умрет.

Все, что было загадано,

Все исполнится в срок,-

Не погаснет без времени

И просторно, и радостно

На душе у бойца

От такого хорошего,

И врага ненавистного крепче бьет паренёк

За советскую Родину,

За родной огонёк.

Ведущий: В августе 1941 г. Композитор Соловьев-Седой услышал мелодию. Она доносилась с минного заградителя, стоящего на рейде, в порту. Это были чарующие звуки русского баяна. И ему захотелось написать песню о моряках, уходящих а поход. Сначала родилась музыка, а потом поэт А. Чуркин соединил с ней стихи…

Получилась песня. Соловьев-Седой познакомил с ней своих друзей, те забраковали: «Слишком тиха да спокойна для грозной военной поры». Через год с группой артистов Соловьев-Седой приехал на Калининский фронт. В солдатской землянке бойцы попросили его спеть что-нибудь «для души», и он вспомнил о той песне. «Бойцы со второго куплета начали мне тихо подпевать,- рассказывал композитор. -Я почувствовал, что песня дошла до сердца и имеет право на жизнь»

Песня Соловьева-Седого была вскоре исполнена по московскому радио и стала одной из любимейших в народе.

(Звучит песня «Вечер на рейде»)

Споемте друзья, ведь завтра в поход.

Уйдем в предрассветный туман.

Споем веселей, пусть нам подпоет

Седой боевой капитан.

Прощай, любимый город!

Уходим завтра в море.

Мелькнет за кормой

Знакомый платок голубой.

А вечер опять хороший такой.

Что песен не петь нам нельзя.

О дружбе большой, о службе морской

Подтянем дружнее, друзья!

На рейде большом легла тишина.

А море окутал туман.

И берег родной целует волна.

И тихо доносит баян.

Ведущая: Композитор Анатолий Новиков и поэт Яков Шведов тоже написали военную песню, в начале войны они решили е1 показать на радио. Песню забраковали: «Что это за песня про смуглянку-молдаванку? Сейчас 1943 год, идет война… Вы же автор героических песен», — говорили Новикову.

И только в 1944 г. «Смуглянка» прозвучала на одном из концертов. Песню повторили три раза под аплодисменты. Самое любопытное, что концерт транслировался по радио, по тому самому радио, где в своё время отвергли эту песню о любви, о свидании, о расставании…

(Звучит песня «Смуглянка».)

Как-то летом на рассвете

Заглянул в соседний сад.

Я краснею, я бледнею.

Захотелось вдруг сказать:

«Станем над рекою

Зорьки летние встречать».

Раскудрявый клен зеленый,

Я влюбленный и смущенный

Клен зеленый, да клен кудрявый,

Да раскудрявый, резной!

Отвечала парню в лад:

Собираем мы отряд.

Нынче рано партизаны

Дом покинули родной.

Ждет тебя дорога

К партизанам в лес густой».

И смуглянка молдаванка

По тропинке в лес ушла.

В том обиду я увидел,

Что с собой не позвала.

Часто думал по ночам.

Вдруг свою смуглянку

Я в отряде повстречал.

Снова майские зори в полях зацветают,

И вдоль старых окопов плывет тишина.

Там когда-то гремела большая,

Не по детскому росту война…

Леня голиков был, как и вы, школьником! Он жил в деревне Лукино Новгородской области. В 1941 г. Стал партизаном. Ходил в разведку, вместе с товарищами взрывал вражеские склады, мосты. Он внес свой вклад в великую победу над врагом, он насолил захватчикам крепко. Леня погиб 2 апреля 1944 г. Лене Голикову присвоили звание Героя Советского Союза. С тех пор много воды утекло. Но спросите у старших! Его имя и теперь помнят. О нем даже была написана песня.

(Звучит «Песня о Герое Советского Союза пионере Лене Голикове»,

муз. К.Мясникова, ст. Л.Ревы)

Был сыном отряда мальчишка лихой,

в разведку ходил он и в яростный бой.

Он пел партизанам вечерней порой

И песню свою нам оставил с тобой.

Леня, Леня Голиков

С озера Ильмень

Воевал за Родину (2 раза)

И за мирный день.

Все ждали мальчишку. Пора наступать.

Под вечер вернулся разведчик в отряд:

Добыл он портфель, генеральский мундир,-

Сразился с фашистом один на один.

Склонились березки в притихшем лесу:

Бойцы после боя мальчишку несут…

Под Острою Лукой, где ветер шумит,

там в братской могиле орленок лежит.

Над Родиной мирное солнце встает,

В сердцах пионерских орленок живет,

С улыбкой знакомой он в бронзе в Москве.

Салют тебе, Леня, и слава тебе!

Ведущий: Шли годы. Война приближалась к концу. Появились песни о предчувствии победы, о солдатах, сражающихся за рубежами Родины, о возвращении домой. «Наши воины сражались уже на чужой земле,- рассказывает в своих воспоминаниях маршал Советского Союза В.Чуйков.- Они многое повидали, пережили радость победных боев, но и много, к сожалению, легло наших парней на той далекой земле».

(Звучит песня «Алеша», ст. К Ваншенкина, муз. Э. Колмаковского)

Белеет ли в поле пороша,

Белеет ли в поле пороша,

Иль гулкие ливни шумят,-

Стоит над горою Алёша,

Стоит над горою Алёша,

В Болгарии, русский солдат.

И сердцу по-прежнему горько,

И сердцу по-прежнему горько,

Что после свинцовой пурги

Из камня его гимнастерка,

Из камня его гимнастерка,

Из камня его сапоги.

Немало под страшной ношей,

Под страшною ношей,

Немало под страшною ношей

Легло безымянных парней,

Но то, что вот этот-Алёша,

Но то, что вот этот –Алеша,

Известно Болгарии всей.

К долинам, покоем объятым,

К долинам, покоем объятым,

Ему не сойти с высоты.

Цветов он не дарит девчатам,

Цветов он не дарит девчатам,

Они ему дарят цветы.

Привычный, как солнце и ветер,

Как солнце и ветер,

Привычный, как солнце и ветер,

Как в небе вечернем звезда,

Стоит он над городом этим,

Над городом этим,

Как будто над городом этим

Вот так и стоял он всегда.

Белеет ли в поле пороша,

Белеет ли в поле пороша,

Иль гулкие ливни шумят,-

Стоит над горою Алеша,

Стоит над горою Алеша,

В Болгарии, русский солдат.

Ведущая: Быстро крутится колесо истории. Но почему-то хочется оглянуться еще раз в прошлое. Вспомним, друзья, « Катюшу». Какое нежное русское имя дали наши солдаты этому грозному оружию- изобретению русских инженеров времен Великой Отечественной войны. Да, заводила «Катюша» свою победную песню – и сразу же передняя линия становилась открытой. В страхе бежали враги от «Катюши», от ее грозного голоса. А имя легендарная реактивная установка позаимствовала от популярной в те годы песни.

(Звучит песня «Катюша»

Расцветали яблони и груши,

Поплыли туманы над рекой.

Выходила на берег Катюша,

На высокий берег на крутой.

Выходила, песню заводила

Про степного сизого орла,

Про того, которого любила,

Про того, чьи письма берегла.

Ой ты, песня, песенка девичья,

Ты лети за ясным солнцем вслед

И бойцу на дальнем пограничье

От Катюши передай привет.

Пусть он вспомнит девушку простую,

Пусть услышит, как она поет,

Пусть он землю бережет родную,

А любовь Катюша сбережет.

Расцветали яблони и груши,

Поплыли туманы над рекой.

Выходила на берег Катюша,

На высокий берег на крутой.

Вот человек- он искалечен,

В рубцах лицо. Но ты гляди

И взгляд испуганно при встрече

С того лица не отводи.

Он шел к победе, задыхаясь,

Не думал о себе в пути,

Чтобы она была такая:

Взглянуть – и глаз не отвести!

(Звучит песня «День Победы», ст. В Харитонова, муз. Д. Тухманова)

Ведущая: Мужчина. О чем говорит это слово? Мужчина- это смелость, воля и мужество. Недаром слова «мужчина» и «мужество» — близки, созвучны.

Мужчина- это великодушие и благородство.

И испокон веков

Мужским достоянием были

Мужская отвага и честь.

( звучит песня «Мужчины», ст. В. Солоухина, муз. Э. Колмановского)

Ведущая: Много людей погибло в Великую Отечественную. Они защитили мир. И надеялись, что на их земле мир будет вечно.

Но снова приказы:

И дети в «горячие точки» спешат.

(Исполняется песня из кинофильма «Освобождение» «Последний бой» .

Ст.и муз. М Ножкина)

Москва, Москва, священная держава.

Благословляя, веря и любя,

Мы за тебя — по долгу, и по праву,

И по любви – мы бьемся за тебя!

Мне на память приходят знаменитые слова русского солдата, произнесенные в 1941 г. : «Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва».

Процветай же славой вечной,

Город храмов и палат!

Град срединный, град сердечный

Коренной России град!

(Звучит песня «Москва, звонят колокола!»

У песен есть счастливая черта:

Они добры. И, так или иначе,

Ты, слыша их, становишься богаче,

В твоих очах – их свет и доброта.

На праздник подошел к концу. Но песня остается с человеком, песня – верный друг наш навсегда!

Источник

Гибель юного партизана Лёни Голикова

Голиков Альберт Александрович Голиков Леонид Александрович
17.06.1926 — 24.01.1943

Герой Советского Союза

Даты указов
1. 02.04.1944

Голиков Леонид Александрович (Лёня Голиков) — юный партизан-разведчик 67-го партизанского отряда 4-й Ленинградской партизанской бригады, действовавшего на территории временно оккупированной Новгородской и Псковской областей.

Родился 17 июня 1926 года в деревне Лукино ныне Парфинского района Новгородской области в семье рабочего. Русский. Окончил 5 классов. Работал на фанерном заводе № 2 города Старая Русса.

В годы Великой Отечественной войны с марта 1942 года Лёня Голиков — разведчик 67-го отряда 4-й партизанской бригады.

Юный партизан неоднократно проникал в фашистские гарнизоны, собирая данные о противнике. При его непосредственном участии были подорваны 2 железнодорожных и 12 шоссейных мостов, сожжены 2 продовольственно-фуражных склада и 10 автомашин с боеприпасами. Особенно отличился при разгроме вражеских гарнизонов в деревнях Апросово, Сосницы, Север. Сопровождал обоз с продовольствием в 250 подвод в блокадный Ленинград.

13 августа 1942 года группа разведчиков, в которой был и Лёня Голиков, в районе деревни Варница Стругокрасненского района Псковской области совершила покушение на фашистского генерал-майора инженерных войск Ричарда Виртца и захватила ценные документы, в числе которых — описание новых образцов немецких мин, инспекционные донесения вышестоящему командованию и другие данные разведывательного характера.

24 января 1943 года 16-летний партизан пал смертью храбрых в бою у села Острая Лука Дедовичского района Псковской области. Похоронен на родине — в деревне Лукино Парфинского района Новгородской области.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 апреля 1944 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками Голикову Леониду Александровичу присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Награждён орденами Ленина (2.04.1944; посмертно), Красного Знамени и медалью «За отвагу».

Самое необычайное произошло с Лёнькой 13 августа 1942 года.
Накануне вечером разведчики-партизаны ушли на задание — к шоссейной дороге километров за пятнадцать от лагеря. Всю ночь пролежали они у дороги. Машины не ходили, дорога была пустынной.
Что делать? Командир группы приказал отходить. Партизаны отошли к опушке леса. Лёнька немного от них приотстал. Он собрался догонять своих, но, оглянувшись на дорогу, увидел, что по шоссе приближается легковая машина.
Он бросился вперёд и залёг у моста за кучей камней.
Машина подошла к мостику, притормозила, и Лёнька, размахнувшись, бросил в неё гранату. Грохнул взрыв. Лёнька увидел, как из автомобиля выскочил гитлеровец в белом кителе с красным портфелем и автоматом.
Лёнька выстрелил, но не попал. Фашист убегал. Лёнька погнался за ним. Офицер оглянулся и увидел, что за ним бежит какой-то мальчишка. Совсем маленький. Если бы их поставить рядом, мальчишка едва бы достал ему до пояса. Офицер остановился и выстрелил. Мальчишка упал. Фашист побежал дальше.
Но Лёнька не был ранен. Он быстро отполз в сторону и сделал несколько выстрелов. Офицер убегал.
Уже целый километр гнался Лёнька. А гитлеровец, отстреливаясь, приближался к лесу. Он на ходу сбросил белый китель и остался в тёмной сорочке. Целиться в него стало труднее.
Лёнька начал отставать. Сейчас фашист скроется в лесу, тогда всё пропало. В автомате оставалось лишь несколько патронов. Тогда Лёнька сбросил тяжёлые сапоги и побежал босиком, не пригибаясь под пулями, которыми посылал в него враг.
В диске автомата оставался последний патрон, и этим последним выстрелом Лёнька поразил врага.
Он взял его автомат, портфель и, тяжело дыша, пошёл назад. По дороге он подобрал брошенный фашистом белый китель и только тогда разглядел на нём генеральские витые погоны.
— Эге. А птица-то, оказывается, важная, — сказал он вслух.
Лёнька напялил на себя генеральский китель, застегнул его на все пуговицы, засучил рукава, свисавшие ниже колен, поверх пилотки нахлобучил фуражку с золотыми разводами, которую нашёл в разбитой машине, и побежал догонять товарищей.
Учитель Василий Григорьевич уже беспокоился, хотел посылать группу на поиски Лёньки, когда тот вдруг неожиданно появился около костра. Лёнька вышел на свет костра в белом генеральском кителе с золотыми погонами. На шее у него висели два автомата — свой и трофейный. Под мышкой он держал красный портфель. Вид у Лёньки был такой уморительный, что грянул громкий хохот.
— А это что у тебя? — спросил учитель, указывая на портфель.
— Немецкие документы, у генерала взял, — ответил Лёнька.
Учитель взял документы и пошёл с ними к начальнику штаба отряда. Туда же срочно вызвали переводчика, потом радиста. Бумаги оказались очень важные. Потом Василий Григорьевич вышел из штабной землянки и подозвал Лёньку.
— Ну, молодец, — сказал он. — Такие документы и опытные разведчики раз в сто лет добывают.
Сейчас про них в Москву сообщать будут.
Через некоторое время из Москвы пришла радиограмма, в ней говорилось, что надо представить к самой высшей награде всех, кто захватил такие важные документы. В Москве, конечно, не знали, что захватил их один Лёня Голиков, которому было всего четырнадцать лет.

Так пионер Лёня Голиков стал героем Советского Союза.

Ю. КОРОЛЬКОВ
ЛЁНЯ ГОЛИКОВ
ИЗДАТЕЛЬСТВО • МАЛЫШ • МОСКВА • 1980

В советское время каждый школьник знал, кто такой пионер Лёня Голиков. Его портреты висели во всех пионерских комнатах: кубанка с красной ленточкой, портупея через плечо и медаль на груди.
Из всех пионеров-героев Лёня Голиков был единственным, кто получил звание Героя Советского Союза во время войны.

О неточностях в его биографии рассказывает псковский краевед, автор книги «Партизанские комбриги» Николай Никитенко, который занимается историей партизанского движения на Псковщине.
К биографии героя он обратился, изучая архивные документы о 4-й Ленинградской бригаде, в ней Лёня Голиков воевал до самой своей гибели в январе 1943 года. Недавно Николай Никитенко обнаружил в Центральном государственном архиве историко-политических документов новые неизвестные подробности из жизни героя-партизана.

— Первая неточность в его биографии — это якобы пионерский возраст Лёни Голикова во время войны. Он начал воевать в марте 1942 года. А в июне 1942 года Лёне исполнилось 16 лет, и он никак не мог считаться пионером, — рассказывает Николай Никитенко. – Это был уже зрелый молодой человек, участник многих боевых операций. Очень скоро, не ранее лета того же года, Лёня получает первую награду: медаль «За отвагу», за то, что он вынес с поля боя раненого товарища. А в характеристике по случаю представления разведчика к званию Героя Советского Союза говорится, что Лёня Голиков участвовал в 27 боевых операциях, истребил 78 солдат и офицеров противника, взорвал два железнодорожных и 12 шоссейных мостов, подорвал 9 машин с боеприпасами.

— В книгах подвиг Лёни Голикова описан так, будто бы он в той засаде действовал в одиночку.
Случилось это на 30-м километре шоссе Псков-Ленинград у стругокрасненской деревни Варница (её теперь нет на карте). Там сейчас стоит знак, сообщающий, что на этом месте совершил подвиг Герой Советского Союза Лёня Голиков. В архиве сохранилась запись рассказа Лёни Голикова о том, как был уничтожен немецкий генерал инженерных войск Ричард Виртц. Об обстоятельствах операции он рассказал просто и незатейливо. 12 августа 1942 года в засаде участвовали шесть партизан.
Голиков действительно сразил генерала очередью, но когда подошел к нему, немец был ещё жив.
Правда, в конце почему-то из шестерых партизан упоминаются только двое, кроме нашего героя, – ещё командир группы Александр Петров. Они потом возвращаются на место засады, чтобы забрать чемодан. Исследовав его содержимое, партизаны, кроме белья, разувального станка для сапог и женской кофты, ничего ценного в нём не нашли.

Задача данной статьи — выяснить, как заложена трагическая гибель юного партизана ЛЁНИ ГОЛИКОВА в его код ПОЛНОГО ИМЕНИ.

Смотреть предварительно «Логикология — о судьбе человека». http://www.proza.ru/2012/03/16/1446.

Рассмотрим таблицы кода ПОЛНОГО ИМЕНИ. \Если на Вашем экране будет смещение цифр и букв, приведите в соответствие масштаб изображения\.

4 19 31 41 52 67 70 82 88 103 117 127 132 133 145 151 162 180 181 195 200 217 232 235 245 269
Г О Л И К О В Л Е О Н И Д А Л Е К С А Н Д Р О В И Ч
269 265 250 238 228 217 202 199 187 181 166 152 142 137 136 124 118 107 89 88 74 69 52 37 34 24

12 18 33 47 57 62 63 75 81 92 110 111 125 130 147 162 165 175 199 203 218 230 240 251 266 269
Л Е О Н И Д А Л Е К С А Н Д Р О В И Ч Г О Л И К О В
269 257 251 236 222 212 207 206 194 188 177 159 158 144 139 122 107 104 94 70 66 51 39 29 18 3

ГОЛИКОВ ЛЕОНИД АЛЕКСАНДРОВИЧ = 269.

«Глубинная» дешифровка предлагает следующий вариант, в котором совпадают все столбцы:

Г(ибель) О(т) (пу)ЛИ+К(р)ОВ(оизлияние)+(пу)ЛЕ(в)О(е) (ране)НИ(е) (сер)Д(ца)+(р)А(нение) (пу)ЛЕ(й)+(останов)К(а) С(ердца)+(п)А(де)Н(ие) Д(авления) (к)РОВИ+(кон)Ч(ина)

269 =Г,, О,, ,,ЛИ + К,,ОВ,, +,,ЛЕ,,О,, ,,НИ,, ,,Д,, + ,,А,, ,,ЛЕ,, + ,,К,, С,, + ,,А,,Н,, Д,, ,,РОВИ + ,,Ч.

Читаем нижнюю строку второй таблицы кода ПОЛНОГО ИМЕНИ:

188-КОНЕЦ ОТ ВЫСТР. ; 194-КОНЕЦ ОТ ВЫСТРЕ. ; 206-КОНЕЦ ОТ ВЫСТРЕЛ. ; 207-КОНЕЦ ОТ ВЫСТРЕЛА.

63 = ЛЕОНИД А. = (пу)ЛЕ(в)О(е) (ране)НИ(е) (сер)Д(ц)А
_______________________________________________________
207 = КОНЕЦ ОТ ВЫСТРЕЛА

207 — 63 = 144 = ЗАСТРЕЛЕННЫ(й).

Код ДНЯ ГИБЕЛИ: 86-ДВАДЦАТЬ + 116-ЧЕТВЁРТОЕ + 99-ЯНВАРЯ = 301.

301 = 94-ПОГИБЕЛЬ + 207-КОНЕЦ ОТ ВЫСТРЕЛА.

Код ПОЛНОЙ ДАТЫ ГИБЕЛИ = 301-ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТОЕ ЯНВАРЯ + 62-НАПОВАЛ-\ 19 + 43 \-(код ГОДА ГИБЕЛИ) = 363.

363 — 269-(код ПОЛНОГО ИМЕНИ) = 94 = ПОГИБЕЛЬ.

Код числа ПОЛНЫХ ЛЕТ ЖИЗНИ: 160 = ШЕСТНАДЦАТЬ = 47-ПОГИБ + 113-УБИТ НАПОВАЛ.

269 = 160-ШЕСТНАДЦАТЬ + 109-ГИБЕЛЬ СЕРД(ца).

160 — 109 = 51 = УБИТ.

Смотрим столбец в нижней таблице кода ПОЛНОГО ИМЕНИ:

111 = ШЕСТНАДЦ(ать)
_______________________________
159 = (р)АНЕННЫЙ В СЕРДЦ(е)

Источник



Лёня Голиков: личный подвиг партизана и юного Героя

Родился Леня Голиков 17 июня 1926 года в небольшой, всего на тридцать дворов, деревне Лукино, что находится в Новгородской области.
Закончив всего семь классов, Лёня пошёл работать на фанерный завод «Старая Русса», в соседний посёлок. Но когда, в 1941 году родные места оккупировали немецкие войска, он бросил работу и стал партизаном, в 67-ом отряде 4-й Ленинградской партизанской бригады.
Леонид Голиков, участвуя во многих боевых операциях, оставил неизгладимый отпечаток в истории своей страны. Этот, совсем ещё мальчишка, однажды, возвращаясь из задания, вступил в бой с пятью немцами одновременно, из которого вышел победителем — трое из них были убиты, а двое бежали.

13 августа 1942 года, находясь в разведке с товарищем Сашей Петровым возле деревеньки Варница, что находится на шоссе Луга – Псков, заметили автомобиль, без сопровождения, в ней ехал немецкий генерал-майор Ричард Виртц, который вёз важные документы с чертежами, схемами. Они подорвали машину, и в неравном бою завладели этими бумагами, в которых были схемы минных полей. Так как Лёня проявил особую отвагу и смелость, то был награждён медалью «Золотая звезда», орденом «Красного Знамени».

24 января 1943 года Леня погиб в бою под селом Варница, Псковской губернии и был похоронен у себя на родине, уже посмертно, получив высокое звание Героя Советского Союза.
Леониду Голикову были поставлены памятники по всему Советскому Союзу, в больших городах и маленьких посёлках, его именем назвали множество улиц и школ.

Источник

Adblock
detector