Меню

Лидер опг сухая река

Коронавирус в Казани за сутки убил двух криминальных авторитетов (2 фото + 1 видео)

О роли умерших в криминальном мире в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» рассказал источник, знакомый с обоими авторитетами. По его словам, в лучшие годы у Джамая и Чуклова было по несколько сотен бойцов, которые «могли порвать на части» тех, кто им перешел дорогу или покушался на их территорию. Они хорошо знали друг друга, но их отношения нельзя было назвать дружескими.

Фото: страницы в соцсети

В Казани от коронавирусной инфекции за сутки скончались сразу два криминальных авторитета. Две легенды из эпохи «казанского феномена», сохранявшие вес и по сей день — 60-летний Равиль Гатиатуллин (Джамай) и 63-летний Анатолий Чуклов (Толик) были похоронены 25 ноября, сообщает «Бизнес ONLINE».

«Большой человек был…»

По информации издания, похороны Джамая состоялись в посёлке Мирный, в Приволжском районе столицы Татарстана. Толика похоронили в Авиастроительном районе столицы Татарстана на кладбище «Сухая Река».

По словам источника издания, Равиль Гитиатуллин некоторое время болел, но его состояние сначала не вызывало опасений. Однако вскоре ухудшилось на фоне сахарного диабета.
«Буквально неделю назад он говорил, что идет на поправку», — рассказал собеседник издания журналистам.
Гатиатуллин родился в 1960 году, в период расцвета «казанского феномена», считался одним из лидеров ОПГ «Борисково». В конце 80-х «борисковские» начали промышлять производством контрафактной водки, но уже в начале 90-х внутри группировки назрел конфликт на фоне борьбы за контроль над ликеро-водочным заводом. В результате внутренних разборок были убиты несколько человек.
Джамай имел большой авторитет среди криминальных сообществ последние годы. Когда Гитиатуллин сам удалился от дел, то выступал посредником в переговорах, сглаживал конфликтные ситуации между сторонами. Сам тем временем занимался разведением породистых голубей, пишет «Комсомольская правда».
На кладбище в посёлке Мирном присутствовали сотни мужчин. А сама территория была заставлена дорогими автомобилями Porsche, BMW, Toyota и, например, Mercedes-Benz с дерзкой надписью: «Останавливать запрещено». Об этом сообщает «БИЗНЕС Online».
Мужчины шли целыми группами, и все они вспоминали Джамая хорошими словами: «Большой человек был…», — с тоской говорили они.
Второй погибший — 63-летний Анатолий Чуклов, известный как Толик, входил в ОПГ «Тукаевские». Толик имел большой вес при решении вопросов, касающихся территории возле железнодорожного вокзала «Казань». Об этом рассказал «КП» собственный источник в правоохранительных органах.

За страшную драку в 70-х годах прошлого столетия, когда две сотрудничавшие группировки «Тяп-Ляп» и «Тукаевские» совершили набег на улицу Меховщиков — базу группировки «Ново-Татарские», Чуклов получил реальный срок вместе с другими подельниками. Тогда погиб человек, получили травмы 10 человек, среди них были и случайные прохожие, и сотрудники милиции.

Знакомые, но не друзья

О роли умерших в криминальном мире в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» рассказал источник, знакомый с обоими авторитетами. По его словам, в лучшие годы у Джамая и Чуклова было по несколько сотен бойцов, которые «могли порвать на части» тех, кто им перешел дорогу или покушался на их территорию. Они хорошо знали друг друга, но их отношения нельзя было назвать дружескими.
«Толик всю жизнь был „тукаевским“, но больше дружил с „низовскими“, „сухорецкими“ и „кварталовскими“. И „борисковский“ Джамай больше общался с „Теплоконтролем“, „борисковскими“, „мирновскими“. Но оба не придерживались воровских понятий, были ближе к бандитскому миру», — пояснил источник издания.

Источник

«Был у пацанов дух»

В 2020 году в России запретили движение «Арестантское уголовное единство» (АУЕ): его признали экстремистским из-за вовлечения молодежи в криминальные сообщества. Опасения властей небезосновательны. Именно из подростковых банд 80-х вышли бойцы и лидеры грозных преступных группировок 90-х, которые прославились своей жестокостью и беспределом. В 80-е годы уровень подростковой преступности был особенно высок в Казани — местные молодежные банды даже окрестили «казанским феноменом». В одну из этих уличных группировок вступил 14-летний Роберт Гараев. Спустя годы он написал книгу «Слово пацана», в которой собрал воспоминания бывших бойцов, жителей Казани и местных милиционеров. «Лента.ру» публикует главу из книги с сокращениями по согласованию с издательством Individuum.

Печатная версия книги «Слово пацана» уже в продаже, ее электронная версия доступна в приложении Everybook. Книга имеет возрастное ограничение 18+.

«Хулиганы били милиционеров железными прутами»

Одно из самых известных сражений асфальтного периода (период разборок молодежных банд Казани из-за территорий в конце 80-х годов — прим. «Ленты.ру»), известное как «Ледовое побоище», произошло на Глубоком озере между двумя полюсами силы Московского и Кировского районов Казани — «Жилкой» с «Грязью» и их союзниками.

По данным ветерана казанской журналистики и автора книги «»Казанский феномен»: миф и реальность» Любови Агеевой, массовая драка, в которой участвовали около шестидесяти группировок, случилась в январе 1984 года. Командир казанского ОКОД и первый пресс-секретарь МВД ТАССР Анвар Маликов склоняется к тому, что это произошло в 1987 году.

Анвар Маликов (из статьи в журнале «Идель»). Командир ОКОД Казани в 1983–1985 годах, руководитель пресс-службы МВД Татарстана в 1986–1991-м (до 1990-го — ТАССР):

Особенно запомнился случай на озере Глубоком в январе 1987 года. К кавалерийскому наряду на Лебяжьем (система озер на окраине Казани недалеко от Глубокого озера, популярное место отдыха среди горожан) подбежала женщина и сообщила, что на противоположных сторонах Глубокого собрались агрессивные группы молодежи.

Кавалеристы сообщили об этом по рации в дежурную часть и немедленно поскакали к озеру. Там уже около трехсот человек сбегали с крутых берегов на лед. Отважные всадники выскочили между ними и устроили конную «карусель», не давая враждующим сторонам сойтись.

Хулиганы били милиционеров и лошадей металлическими прутами, но никак не ожидали, что лошади будут их лягать и кусать, а у милиционеров действенным оружием стали нагайки. Услышав сирены патрульных машин, шпана разбежалась по лесу. Но несколько десятков задержали, а через травматологические пункты выявили еще некоторое число «активистов».

Фрагмент статьи «В Казани при Брежневе подростки заказывали автобусы, чтобы приехать на драку»:

По легендарной версии, распространенной среди подростков того времени, в тот день произошла грандиозная драка, в которой многие получили увечья. В действительности побоище так и не состоялось. Группировщики действительно выстроились друг напротив друга, готовясь к сражению. Но в этот момент подоспела конная милиция, и участники конфликта бросились врассыпную.

«Детские ледянки использовали в качестве щитов»

Олег Николаев, состоял в группировке в поселке Юдино:

В 1980-х в период асфальтных войн «Грязь» (на стенах писали GRZ), на мой взгляд, была одной из самых мощных группировок не только в Кировском районе, но, пожалуй, и во всей Казани. В Юдино была присказка «Враги хуже «грязевских»», но мы всегда относились к ним с уважением. Был у их пацанов дух.

На моей памяти в драке десять на пятьдесят в пользу «Юдино» и «Поселка» бились до конца. Ни один не сломился. Кроме того, удивляла их мобильность и «память». Если их пацан попадал в замес, сто процентов стоило ждать ответки. С «Жилкой» воевали всегда, как говорили «жилковские», мира с «Грязью» не будет никогда.

И никакого «Ледового побоища» у «Жилки» и «Грязи» на Лебяжьем не было. У «Жилки» была футбольная поляна в лесу, не так далеко от Глубокого. «Грязь» же часто приезжала в тот район. Видимо, там и были постоянные стычки. Возможно, поэтому и враждовали так отчаянно. В общем, нормальные пацаны были. Из числа настоящих и сильных врагов.

Вова П. (имя изменено), состоял в группировке «Кинопленка» в 1980-х:

Могу рассказать, что лично видел. В первый класс я пошел в 1979 году, а это был примерно 1985-1986 год. Зимой вместе с классом поехали на Глубокое озеро, чтобы покататься с горок, поиграть в футбол. Воскресенье, помню, народу было море. И вдруг с горы слева от пляжа выбегают человек тридцать, вроде как «караваевские».

Бегут прямо на озеро, где играли в футбол несколько групп — «грязевские», «светловские», «низовские», «кинопленовские», говорили, что были «мебелевские», короче, много кто.

Все пацаны, кто был на озере, сразу поднялись на противоположную гору и там заняли оборону. Все гражданские тут же оказались на пляже в качестве зрителей, и мы в том числе. Эти двести человек, как потом оказалось, были «жилковскими». Построились в две шеренги, прямо-таки ровным строем.

Они были заряжены по полной, в отличие от их противников: здоровые дрыны, арматуры, видел несколько цепей. Даже детские ледянки использовали в качестве щитов, как-то привязывали к левой руке. Потом один из «жилковских» вышел, и с горы тоже один спустился, пошли навстречу.

Потом они опять пожали руки и пошли каждый к своим. «Жилковские» развернулись и отправились восвояси, как вдруг с горы поднялся дикий свист и крик. Эти разворачиваются и бегут к горе. Другие, в свою очередь, поднимаются после взаимных криков и обзывательств, «жилковские» опять отходят к середине озера, противники же спускаются с горы и начинают крик и свист.

Драки как таковой и не было. А закончилось все действительно при помощи конницы. Очень много народу тогда забрали. Мы шли к остановке, и возле «Нарата» (ресторан у Лебяжьего озера) было очень много мусорских машин, «бобики», автозаки и кавалерия. Очень много пацанов упаковали.

Читайте также:  Бурный паводок в горных реках

«Мы нарвались на ментовскую засаду»

Ирек С. (имя изменено), был участником группировки «Жилка» в 1980-х:

«Грязевские» считали Лебяжье своей вотчиной, поэтому оно было идеальным местом для их ***(нецензурный аналог слова «избиение» — прим. «Ленты.ру»). Несмотря на зиму, народу там по выходным дням собиралось прилично.

Хайдер уже метил на место лидера и объединителя «Жилки», однако в ту пору еще существовал некий совет, и решения принимались коллективно. Этот раз не стал исключением, и решение о рейде было принято сообща.

Молодых на серьезные акции тогда не брали из боязни и неуверенности в том, как те поведут себя в ментовке при задержании. Возраст участников варьировался от восемнадцати лет, хотя могло быть несколько ребят и на год-два младше, если те обладали хорошими физическими данными.

Точкой начала броска было футбольное поле на опушке леса, что недалеко от «Оргсинтеза». Время от времени здесь проводили сборы. От него до Лебяжьего проходила лесная тропа, что позволяло провести скрытый маневр до пляжа на Глубоком озере. Заряжены были обрезками арматуры, цепями и самодельными бомбочками.

Сквозь деревья забрезжил вид на пляж — народу было полно. Следующие две-три минуты подтягивались отстающие, а противоположная сторона пристально следила за нами. Нас «срисовали» почти сразу, и элемент неожиданности был упущен. Мы появились на склоне в количестве десяти-пятнадцати человек и сразу же вызвали панику.

«Грязевские» сориентировались быстрее простого люда и начали спешно занимать оборону на противоположной стороне. Шум поднялся неимоверный! Простые отдыхающие метались по снегу, не желая оказаться меж двух огней. Все это сопровождалось диким свистом и криками с обеих сторон.

В те годы становление большинства группировок еще только набирало обороты, и если бы в теории можно было мобилизовать всю «Жилку», включая младший возраст, а также тех, кто был в то время в армии или отбывал наказание, то и тогда бы набралось не больше восьмидесяти человек.

Это лишь в начале 1990-х с одного «Хайдеровского» двора можно будет собрать до полусотни бойцов, а то и больше. В январе 1984-го все было иначе. Теоретически вместе с «грязевскими» могли оказаться представители и других группировок, кто не находился с ними в состоянии войны. На мой взгляд, было их чуть больше сотни, и это с учетом простых отдыхающих.

Далее началась словесная перебранка, полетели в обе стороны оскорбления и призывы к сближению, бросили несколько бомбочек. Продолжающееся стояние на склоне было обусловлено потерей элемента неожиданности, отсутствием желания штурмовать склон и уже показавшимся со стороны Лебяги отрядом кавалерии в количестве четырех-пяти человек.

Они появились достаточно скоро, быстро заняли позицию между нами и постепенно начали напирать на наш склон. Их приближение было встречено потоком нецензурной брани, парой-тройкой брошенных в их сторону бомбочек, напуганными звуками разрывов лошадьми, двумя сброшенными наездниками и последовавшим за тем взрывом хохота.

Предполагаемого преследования не последовало, никто в погоню не бросился, мы шли и удивлялись такому исходу, не зная о том, что на выходе из леса нас уже ждут. Где-то на подходе к упомянутому в начале футбольному полю, когда «грязевских» ужe вовсю винтили и распихивали по автозакам у «Нарата», мы нарвались на ментовскую засаду и все как по команде бросились врассыпную. Улов оказался несущественным, почти никого не поймали.

Так как никакой драки не состоялось, срок накрутили только Хайдеру, остальных сия чаша миновала, правда, лишь на время. Однозначно как организатора его вломил кто-то из своих. Пришили ему хулиганку и, говорят, насыпали что-то около четырех лет, поэтому уже в конце 1987-го — начале 1988-го он был на свободе. Но недолго: буквально через год он снова угодит на нары — но уже за вымогательство — и освободится лишь в 1992-м.

Источник

Лидер опг сухая река

Два года шло следствие, составившее 32 тома уголовного дела и 19 видеокассет с оперативными и прочими съемками, по нему прошли 500 свидетелей, проведено более 200 экспертиз, безопасность процесса обеспечивали 300 сотрудников МВД, судья зачитывал приговор два дня по 6 часов.
Многие сомневались, что «хадитакташевские» сядут за решетку. По Казани ходили слухи, что на подкуп людей в мантиях выделено 250 тысяч долларов. Но приговор вынесен был — 15 инкриминируемых убийств, два покушения, бандитизм, организация и участие в организованном преступном сообществе, наркоторговля, контроль за проституцией, вымогательства, хранение оружия и наркотиков.

«Хади Такташ» — весь город наш!

О пугающем «казанском феномене» страна заговорила в начале 80-х. Мальчики из небогатых семей делят асфальт. До крови, до смерти. «Хади Такташ» была не самой крупной группировкой, на улице с таким названием всего несколько десятков домов. Но спустя некоторое время члены ОПГ на полном серьезе заявляли: «Хади Такташ — весь город наш!»
Радик Галиакберов (Раджа) — нынешний лидер ОПГ — поначалу был «одним из». Начинал с самого низа, пройдя путь от «гопника» до авторитета. Бегал, как и все, с «монтажкой» — куском арматуры — на драки-«моталки». За это и пострадал — сел «по малолетству» за групповую драку. Сегодня Радику 33. Умный, эрудированный, начитанный. И дьявольски изобретателен — в этом убедились его жертвы. Никакой «воровской романтики» в поведении. Культурная речь, без сленга и мата. И при этом — исключительная жестокость и хладнокровие.
. В начале 90-х в группировке «Хади Такташ» произошел раскол. Старшие члены бригады — «старики» — все больше склонялись к жизни по «воровским» понятиям, младшие, более развитые, начали заниматься бизнесом. Уже тогда они контролировали один из крупнейших в Татарстане заводов — «Оргсинтез», продавали ходовой товар — полиэтиленовую крошку. Старшие потребовали от молодежи делить доходы. Во главе «стариков» стоял Рауф Шарафутдинов, молодежь кучковалась вокруг Анвара Халиуллина. Первым был убит Халиуллин — застрелен из охотничьего ружья из-за забора. В ответ бригада молодежи отправилась в Москву — в родном городе стрелять было опасно. Шарафутдинова нашли мертвым на улице. Из тела изъяли одну пулю.
Конфронтация между поколениями усиливалась. И тогда молодежь задумала комбинацию. К «старикам» был отправлен «засланец» — Андрей Ситнов: пообещал помочь оформить в Москве кредит. В столицу поехали вчетвером: Ситнов и три старших «авторитета» — Валеев, Бареев и Диденко. Снимают квартиру, обживаются. Ситнов имитирует бурную деятельность. А из Казани выезжают пять человек. Ситнов открыл им дверь ночью, и они молча перестреляли спящих. Трупы завернули в ковры и вывезли. Тела не нашли до сих пор.
Обеспокоенные пропажей товарищей, старшие начинают их искать. Раджа предлагает самому авторитетному Кобальнову по кличке Павло поехать с ним в Москву якобы на розыски. Кобальнов отказался. Через два дня его обстреливают в машине и ранят в руку.
«Старики» начинают прозревать. Андрей Черножуков из бригады убитого Диденко на сборах неосторожно бросил, что расправа с товарищами — дело рук Раджи. Последнему это стало тут же известно. Он дает задание Вадиму Зайнутдинову (Бульба) убрать слишком догадливого парня. Бульба приходит к Черножукову ночью, вытаскивает во двор и наставляет обрез. Ну а поскольку для храбрости Зайнутдинов немало «употребил», попасть он смог только пониже спины. Черножуков срочно уезжает из Казани на Украину.
Следственная бригада ездила на Украину, где в одной из колоний содержался успевший набедокурить в сопредельном государстве Черножуков. Его долго убеждали дать показания. Но спустя месяц, после того как в деле появились подписанные потерпевшим листы, Черножукова вдруг этапируют в Казань, прямехонько в тот изолятор, где уже сидела банда Раджи. Представляете масштаб влияния казанской «братвы»!
В СИЗО над парнем хорошо поработали, и он написал «отказную». И все же эпизод покушения удалось доказать.

Работники ножа и топора

После всех этих кровавых побоищ Раджа с ближайшими соратниками перебирается в Москву и бывает в Казани только наездами. Кобальнов, уже оправившийся от ранения, Куваков и Аксанов решили еще раз навестить Первопрестольную, с тем чтобы отыскать тела товарищей. Так же, как и первая группа, они снимают квартиру. «Разведка» не замедлила донести это до сведения Раджи. Под предлогом того, что нужно срочно «забить стрелку», Аксанова привезли на квартиру на Таганке. Всемером парня избили так, что у того были сломаны кости черепа. Истекающего кровью, его положили в ванну. Но Аксанов оказался крепкого десятка. Он был жив.
Вооружившись купленными в хозмаге топорами, семерка ворвалась в квартиру, где ничего не подозревавшие Кобальнов варил на кухне суп, а Куваков смотрел телевизор. Единственное, что смог сделать Кобальнов, — это плеснуть на нападавших горячим супом. Тела расчленили и утопили в разных местах реки Чермянки в Московской области. Через полгода останки всплыли.
Банда вернулась на квартиру, где лежал полуживой Аксанов. Когда с него начали снимать золото, он понял, что обречен. Ему нестерпимо хотелось жить. Весь в крови, он ползал на коленях и целовал Радже руки. Позже Вадим Зайнутдинов (Бульба) зашел в ванную и двумя ударами топора добил Аксанова. Труп его тоже был расчленен.
Следователям удалось восстановить происшедшее, хотя прошло 7 лет. И даже нашли улики! Есть метод профессора Дворкина, когда с помощью раствора люминола можно обнаружить следы крови. Раствором покрыли пол в ванной «нехорошей квартиры», и все щели вдруг засветились! Ванная утопала в крови.

Читайте также:  Баржа прошла по течению реки 52км

Великий и ужасный

В Казани Радик Галиакберов сотоварищи появились только в 1994 году. Никто не стоял больше на пути «великого и ужасного» Раджи. «Старики» все перебиты, запуганы конкуренты. Это был «золотой век» «Хади Такташ». Авторитет Раджи — непререкаем. Он единоличный владелец и распорядитель «общака». Испуганные бизнесмены, среди которых были и довольно известные в городе люди, исправно платили дань.
Группировка контролировала рынок наркотиков, проституции, собирала мзду с полусотни фирм, магазинов, ресторанов, банков и даже двух кладбищ. Лакомые куски, контроль над которыми осуществляли раньше другие, постепенно переходили в руки «хадитакташевских». Одним из таких «клондайков» был комбинат «Здоровье» — крупный оздоровительный комплекс с бассейном, банями, номерами и прочей «обслугой». Здесь организовали настоящий притон. Набрали легко одетых девиц, которые, трудясь по-стахановски, зарабатывали деньги для группировки. Смотрящим над ними поставили Асхата Валиуллина по кличке Пенек. Тех, кто «сачковал» или хотел покончить с сексуальным рабством, Пенек заводил в подвал, ставил к стенке и начинал психологическую атаку — разбивал бутылки в нескольких сантиметрах от жертвы. Двум самым непонятливым сломал нос. Потом некоторые из девушек помогли следствию, дав показания в суде.
«Хадитакташевские» активно занимались торговлей героина и кокаина. Сами между тем их не употребляли. И тогда на наркопочве случился у них конфликт с группировкой «Первые Горки», в просторечии «Перваки». Один из ее членов Александр Гриньков взял партию кокаина и не расплатился. Раджа был краток — или Гриня вернет кокаин, или Грини не будет. В ночь с 24 на 25 августа 1997 года он ждал «хадитакташевских» дома — для разговора. Но встретил их не один, а с приятелем Тативосом Кирокосяном. Распили коньяк. Но разговора не получилось — по Гринькову открыли огонь. Заодно убрали и свидетеля — ни в чем не повинного Кирокосяна. В ту же ночь неосторожно нагрянули еще двое — Акакий Аршба и Равиль Мубараков. Их тоже «положили». Но раненному в щеку Мубаракову чудом удалось убежать.
Гриня был не последним человеком в группировке «Перваки». На сходе мнения разделились — одна бригада во главе с другом Грини Бибиком требовала отмщения, другая во главе с Федей боялась связываться с «Хади Такташ». Группировка раскололась, Федя поддержал «чужих». А тут, как назло, «бибиковские» избили одного из «хадитакташевских». Это был сильный удар по реноме Раджи. И он объявил войну «Первакам». На «стрелке» было объявлено о повышении тарифа на сбор в «общак». Раджа заявил, что за голову «первака» он платит 5 тысяч долларов. Снова запахло кровью.

Объявив войну «Первым Горкам», Раджа понял, что ему нужна специальная команда киллеров. В декабре 1997 года из мест лишения свободы вышел Ринат Фархутдинов (Ринтик), отсидевший за хранение оружия, законченный циник. Раджа это знал. Он предложил Ринату набрать и возглавить группу, которая будет исполнять его заказы. Ринтик пригласил друга детства Анатолия Новицкого, своего юного племянника Дениса Чернеева, старого друга Валеру Широкова. Так образовалась «банда в банде».
О том, что эти люди беспрекословно повиновались любым распоряжениям лидера, говорит такой факт. Фархутдинов тесно общался с Ильнуром Исмагиловым, некоторое время жил в его семье. Но когда Ринтик получил задание убрать Исмагилова, ничто не дрогнуло в его душе. Он скинул на пейджер «друга», что надо бы пообщаться. Однако эта встреча нужна была лишь для того, чтобы показать спрятавшемуся за углом Денису Чернееву, в кого надо стрелять. Как только Ринтик отъехал, киллер нажал на курок. Мимо в этот момент проходил Юрий Пушкарев. Видя, как падает на асфальт его знакомый, Пушкарев заметался. И тут же получил порцию свинца. Ни за что.
Потом пришел черед расправы над своими товарищами, перешедшими на сторону «Перваков», — Никитой Воздвиженским (жившим, кстати, с бывшей женой Ринтика) и его другом Александром Сакмаровым. В последнем случае преследовали еще одну цель. Сакмаров был шурином лидера «Перваков» Бибика, за голову которого Раджа назначил особую плату — 50 тысяч долларов. Но последний скрывался в Петербурге. Бандиты рассчитали, что похороны родственника — великолепный повод заставить Бибика вернуться в Казань.
Головорезы подходили к убийствам творчески, сценарий ни одного из них не повторялся. Особое внимание Раджа уделял датам. Каждое дело к чему-нибудь приурочивалось: Воздвиженский и Сакмаров были убиты в один день, 5-го числа. Марушкина застрелили в День милиции. Он был «смотрящим» за молодежью из соседней ОПГ «Павлюхина». Галиакберов посчитал, что тот сманивает в свою группировку потенциальных рекрутов «Хади Такташ», а кроме того, приторговывает наркотиками на «чужой» территории. В 19 часов Марушкин подъехал к своему дому. Из подъезда навстречу ему вышел бомж в засаленной шапочке, старом полушубке, пузырящихся на коленях синих трико. Бомж неожиданно вытащил пистолет и всадил в «смотрящего» всю обойму. Но Анатолий Новицкий, человек простоватый и недалекий, — а именно он «сыграл» бомжа — не учел одной важной детали. Поскольку Марушкин отвечал в группировке за молодежь, та постоянно толпилась у него в подъезде. И в этот раз там оказалось 15 человек! Они выбежали и успели схватить Толика. Избили до полусмерти, и когда приехали милиция и «скорая», он был без сознания. Рядом с ним оперативники нашли пистолет, из которого было совершено преступление. За эту улику начали распутывать весь клубок.
— Почему потребовалось восемь лет, чтобы арестовать членов группировки? — спросила я прокурора-криминалиста Равиля Вахитова.
— Не было цели комплексно поработать в отношении этой группировки. Обо всех убийствах правоохранительные органы знали, иногда вплоть до того, кто совершил преступление, но не хватало доказательств.
Политическая воля покончить с группировками первым появилась у президента Республики Татарстан Шаймиева, который на одной из коллегий МВД распекал министра за то, что милиция плохо борется с организованной преступностью.
И все же в том, что это уникальное дело было доведено до суда, — огромная заслуга следственной группы. Кстати, в ней такие же молодые люди. Они обобщили огромное количество материала, подняли старые «висяки» и объединили их в одно новое дело по ОПГ «Хади Такташ». Эти ребята достойны того, чтобы назвать их поименно: прокурор-криминалист Равиль Вахитов, следователь по особо важным делам прокуратуры г. Казани Максим Беляев, следователи Александр Семушин, Эдуард Абдуллин и следователь УВД г. Казани Сергей Куранов.

Программа защиты свидетелей

В России ее пока нет. Это только за океаном за счет федерального бюджета свидетели меняют паспортные данные, место жительства, внешность. В Казани пришлось придумывать свое ноу-хау.
Помог случай. Как-то следователям довелось услышать телевизионное интервью с Валдисом Пельшем. Говорил он с явным прибалтийским акцентом, а ведь в передаче «Угадай мелодию» оперировал чистейшим русским. Выяснили, что есть специальная аудиоаппаратура. И тут озарило: почему бы не попробовать сделать то же в суде?
На процесс очевидцев привозили под мощной охраной. Они были в масках и балахонистых пальто, так скрывавших фигуру, что было трудно установить пол человека. Свидетелей размещали в соседней с залом заседаний комнате, где были установлены микрофоны и камера. Судья заходил в эту комнату, удостоверял личность и возвращался в зал, где все происходящее транслировалось на большом экране. Голос человека изменяли.
Кое-кто из свидетелей был готов говорить и без маски, но не там же, где за решеткой сидели 13 плечистых парней, один вид которых действовал устрашающе. Для таких устраивали своеобразный телемост.
Но не все очевидцы дожили до процесса. Он шел год. По каким-то своим причинам обвиняемые были заинтересованы откладывать судебные заседания. Так, Новицкий и Широков то глотали гвозди, то вспарывали себе животы. И слушание дела переносили.

В первые дни суда было яблоку негде упасть. У пришедших проверяли паспорта и сумки. На скамье подсудимых — 13 человек, чертова дюжина. У клетки с подсудимыми неотступно дежурил автоматчик. Был подобран соответствующий состав суда — даже адвокаты осужденных говорят, что это доки в своем деле.
В клетке народ держался довольно свободно. И лишь только когда судья зачитал приговор, лица группировщиков стали серьезными. Ни один из них не признал себя виновным ни по одному пункту обвинения.
Радика Галиакберова приговорили по статьям УК РФ о бандитизме, убийствах, мошенничестве и организации преступного сообщества к пожизненному заключению. Такой же срок получил и ближайший его подручный Ринат Фархутдинов. Активным членам группировки Сергею Гребенникову и Александру Сычеву дали по 24 года в колонии строгого режима. Вадим Зайнутдинов и Андрей Ситнов приговорены к 22 годам лишения свободы, Анатолий Новицкий и Денис Чернеев — к 20 годам. Валерий Широков получил 15 лет, Денис Лонщаков — 12 лет. Самые молодые члены банды Павел Комлев и Айрат Хакимов осуждены на 8 и 7 лет соответственно. Минимальный срок — 6 лет — получил Асхат Валиуллин, страдающий серьезными увечьями. Все — с конфискацией имущества. Кстати, почти у всех у них малолетние дети. А у Сергея Гребенникова сын родился уже в ходе следствия. И суд посчитал эти обстоятельства смягчающими.

Читайте также:  Заливка эпоксидной смолой столешницы река

Адвокаты осужденных готовят кассационную жалобу в Верховный суд России. Собственно, им есть за что уцепиться. В делах об убийствах есть только косвенные доказательства виновности осужденных. Некоторые тела не найдены до сих пор. Особый разговор — о свидетелях. То, что они давали показания не в зале суда, уже только за это, по мнению защиты, их можно оспорить.
Между тем для оставшихся на свободе членов группировки «Хади Такташ» Раджа по-прежнему бог и царь. А свидетелей не могут охранять круглосуточно.
Когда я спросила Равиля Вахитова, как он оценивает предстоящее разбирательство в столице, он с грустной улыбкой ответил: «Возможности преступного мира таковы, что они могут сломать любой приговор. Как это будет в Верховном суде России — неизвестно, но мы все же надеемся на принципиальность судей в Москве».

Источник

«Хоронили заживо»: как банда из Татарстана заработала миллиарды

МОСКВА, 29 ноя — РИА Новости, Ксения Клепча. Более 400 свидетелей, 200 томов уголовного дела, 60 потерпевших и пять гособвинителей — 25 лет назад Верховный суд Татарстана начал один из самых масштабных процессов в отечественной истории. На скамье подсудимых — больше 30 членов банды «29-й комплекс», которая несколько лет контролировала крупнейшие предприятия. Давать показания по этому делу боялись не только бизнесмены, но и сотрудники правоохранительных органов. Как ловили кровавую банду — в материале РИА Новости.

Война комплексов

Организованное преступное сообщество (ОПС) «29-й комплекс» возникло в Набережных Челнах в конце 80-х. В то время город бурно развивался: на полную мощность вышло производство грузовиков КамАЗ, начался выпуск малолитражных автомобилей «Ока». Со всей страны сюда съезжались тысячи людей.

Новые микрорайоны, построенные для работников Камского автомобильного завода, поделили в генплане на комплексы. В итоге каждый дом получил привычный адрес по улице и строительный — по комплексу. Местные предпочитали пользоваться последним.

К концу 80-х в каждом комплексе появились школы, детские сады, магазины и собственные подростковые группировки. Стычки, «стрелки» перерастали в массовые драки за территорию.

Группировка «29-й комплекс» выделялась на фоне остальных сплоченностью. Ее главарь Мансур Сафин собрал вокруг себя друзей детства и бывших одноклассников-спортсменов. По воспоминаниям свидетелей, Сафин обладал врожденными лидерскими качествами, сумел за пару лет выстроить в банде четкую иерархию и заразить всех ее участников весьма амбициозными целями. Главной задачей было установление в городе теневой власти и обогащение.

Вскоре группировке стало тесно в рамках своего комплекса, поэтому «двадцатьдевятники» пошли войной на соседей, подчинив себе десятки других группировок. Попав под арест, Сафин оставил за главного Адыгана Саляхова (кличка Алик). Амбициями новый лидер не уступал экс-главарю, быстро прибрал власть в банде к рукам. Сафина же сразу после освобождения расстреляли из автомата.

Преступная «франшиза»

Как рассказали в суде свидетели, члены группировки делились на лидеров, старших и молодых. У каждого «старшего» была своя «бригада» из «молодых». Все подчинялись строгим правилам. Запрещалось пить, курить и употреблять наркотики. Если младшие не выполняли приказы, их могли жестоко избить или отшить — выгнать. Присоединившиеся к «29-му комплексу» группировки становились его «структурными подразделениями».

Вряд ли главари ОПС были знакомы с такой экономической схемой как франшиза, но действовали очень похоже: каждому новому подразделению давали имя, обеспечивали механизмами влияния и иногда оружием, получая взамен огромный процент с их доходов. Например, «40-й комплекс» полностью подчинялся «двадцатьдевятникам», но при этом мог самостоятельно искать новые объекты для рэкета. Ежемесячно каждая ОПГ отчисляла покровителям до 70 процентов криминальной выручки.

Кроме того, каждый «старший» платил в общак по две тысячи рублей, «молодые» — по 500. Группировка быстро разрасталась. По версии следствия, в разное время в нее входили около 500 человек.

Амбиции и жестокость

ОПС «29-й комплекс» обложило данью десятки предприятий не только в Набережных Челнах, но и за пределами города: бандитам исправно платили рынки, мясокомбинаты и даже автогигант КамАЗ.

«Члены группировки ходили на завод каждый день к восьми утра, как на работу, — рассказал РИА Новости прокурор Тукаевского района Татарстана Айрат Галимарданов, расследовавший дело ОПС. — Без их разрешения нельзя было купить ни машину, ни запчасти».

По данным следствия, первое время бизнесмены пытались давать отпор бандитам, однако подобные «восстания» подавлялись с особой жестокостью. Следователи доказали причастность «бригад» к 21 убийству, причем некоторые из жертв были похоронены заживо.

Помимо специализированной бригады киллеров, в ОПС работали специалисты по зачистке: после очередного убийства они разрубали тела жертв на части и закапывали их в разных местах, чтобы убитого невозможно было опознать.

Главари банды не щадили и собственных подчиненных. О жестокости Алика ходили легенды. Вывести из себя его мог косой взгляд или неосторожное замечание.

«Как-то преступники собрались на базе отдыха «Дубки», — рассказал Галимарданов. — «Лидер» приказал «молодому» принести тарелку. Тот ответил: «официант сейчас принесет». За эту ремарку несчастного избили до смерти».

По словам прокурора, показания по делу ОПГ отказывались давать даже сотрудники милиции. А к каждому члену следственной группы приставили вооруженную охрану.

Междоусобные войны

В начале нулевых главари ОПС — Алик, Александр Власов и Юрий Еременко — уехали в Москву и открыли там частное охранное предприятие, чтобы «отмывать» деньги и иметь возможность легально носить оружие. По данным следствия, мешки с наличностью переправлялись в столицу регулярно: ежемесячно общак пополнялся на 30-40 миллионов рублей.

В Набережных Челнах за главного остался Рузаль Асадуллин по кличке Рузалик, однако вскоре он пристрастился к наркотикам и потерял контроль над группировкой. Силовики воспользовались расколом и к 2004-му собрали сотни свидетельских показаний. В СИЗО отправились больше 30 бандитов, включая Алика. Некоторым удалось бежать за границу.

Чтобы провести судебное заседание с таким количеством подсудимых, понадобился спортзал. В итоге Еременко получил пожизненный срок, Алик и лидер «бригады киллеров» — по­ 25 лет колонии строгого режима, остальные — от шести до 20 лет. Последним задержали Рузалика в 2012 году. В 2015-м суд приговорил его к 25 годам колонии строгого режима.

Многомиллиардный общак «29-го комплекса» так и не нашли.

Источник



«60 лет хватило, чтобы начать думать задним местом»: главный криминальный авторитет Татарстана шокировал суд

Автор материала: Аделя Рахматуллина
Фото: KazanFirst

В Вахитовский районный суд Казани доставили главного криминального авторитета республики Сергея Нейдерова. В отношении 59-летнего Нейдерова МВД Татарстана возбудило уголовное дело по статье 210.1 УК РФ «Занятие высшего положения в преступной иерархии». По данной статье мужчине грозит от 12 до 20 лет лишения свободы. Суд должен избрать для него меру пресечения.

Процесс начался с опозданием на полтора часа. Ждали пока освободится зал способный вместить всех желающих поприсутствовать на процессе.

Суду Нейдеров рассказал, что последний раз привлекался в 1995 году и у него имеются совершеннолетние дети. Это, пожалуй, все что можно было понять из ответов на вопросы. На вопрос «есть ли вопросы к следователю», Нейдеров ответил: «60 лет хватило, чтобы начать думать задним местом».

Уже после объявления перерыва авторитет разоткровенничался с журналистом KazanFirst.

— В 60 лет как жизнь изменить, куда идти? Малейшее преступление — уже десятка. У меня три дочки, все хорошо, все образованы, одна психолог, другая тоже психолог, третья в медицинском учится. У меня полномочий не было общак держать, общак держат другие люди. Если обращаются, я должен был вопросы решать, кто бы там не был. Если мужика избили например, должен был выехать выяснить. Вот что входило в мои обязанности, — сказал Нейдеров.

— То есть вы были криминальным судьей? — уточнила журналист KazanFirst.

— Да, совершенно верно, — ответил Нейдеров.

Он рассказал, что официального «коронования» его как главного криминального авторитета по Татарстану не было.

— То есть там «воры в законе» или кто. просто собиралась уличная шпана: сели на лавочке, решили «а давай ты будешь, туда сюда». Вот такие были решения, а не то что там официальные какие-то. Подошли ко мне как ко взрослому: «Серый давай, мол, ты тут самый взрослый, более или менее все соображаешь». На тот момент у нас все было тихо спокойно, никакой бойни не происходило, вопросы решали тихо дружно, никого не притесняли. А сейчас я готов только на спокойную жизнь и больше никуда, — сказал Сергей Нейдеров журналисту KazanFirst.

Напомним, по версии следствия, Нейдеров был назначен «положенцем по Татарстану» ещё в 2015 году на криминальной сходке авторитетов — на ней присутствовал и известный вор в законе Роман Сычев (Сыч Казанский). Ранее Нейдер был неоднократно осуждён за разбой, подделку документов и хулиганство. Нейдер контролировал «общак», назначал «смотрящих» по районам Татарстана, участвовал в разрешении конфликтов между группировками.

Задержали авторитета 23 марта, в ходе обысков в его доме и на даче были изъяты две тетради с записями о поступлении и расходе денежных средств, собираемых в «общак», вещи и предметы с воровской символикой, пистолет Макарова и патроны к нему, симкарты, сотовые телефоны и деньги в рублях и в зарубежных валютах.

Источник

Adblock
detector