Меню

Молочная речка кисельные берега какая сказка

Гуси-лебеди

Иллюстрация к русской народной сказке «Гуси-лебеди». Издание 1916 г.

Русская народная сказка «Гуси-лебеди» с иллюстрациями т-ва И. Д. Сытина, 1916 г.

Жил старичок со старушкою; были у них дочка да сынок маленький.

— Дочка, дочка! — говорит мать, — мы пойдём на работу, принесём тебе булочку, сошьём платьице, купим платочек: будь умна, береги братца, не ходи со двора.

Старшие ушли, а дочка забыла, что ей приказывали: посадила братца на травку под окошком, а сама побежала на улицу, заигралась, загулялась.

Налетели гуси-лебеди, подхватили мальчика и унесли на крылышках. Пришла девочка, глядь — братца нету! Ахнула, кинулась туда-сюда — нету. Кликала, заливалась слезами, причитывала, что худо будет от отца и матери, — братец не откликнулся!

Кликала, заливалась слезами, причитывала, что худо будет от отца и матери, — братец не откликнулся! Иллюстрация к русской народной сказке «Гуси-лебеди». Издание 1916 г.

Выбежала в чистое поле и увидала, что метнулись вдалеке гуси-лебеди и пропали за тёмным лесом.

Гуси-лебеди давно себе дурную славу нажили — маленьких детей таскали; девочка угадала, что они унесли её братца, и бросилась их догонять.

Гуси-лебеди давно себе дурную славу нажили — маленьких детей таскали; девочка угадала, что они унесли её братца, и бросилась их догонять. Иллюстрация к русской народной сказке «Гуси-лебеди». Издание 1916 г.

Бежала-бежала, видит — стоит печка.

— Печка, печка! Скажи, куда гуси полетели?

— Съешь моего ржаного пирожка — скажу.

— О, у моего батюшки пшеничные не едятся!

— Печка, печка! Скажи, куда гуси полетели? — Съешь моего ржаного пирожка — скажу. Иллюстрация к русской народной сказке «Гуси-лебеди». Издание 1916 г.

Печь не сказала.

Побежала девочка дальше. Бежала-бежала, видит — стоит яблоня.

— Яблоня, яблоня! Скажи, куда гуси полетели?

— Съешь моего лесного яблочка — скажу.

— О, у моего батюшки и садовые не едятся!

Яблоня не сказала.

Молочная река, кисельные берега. Иллюстрация к русской народной сказке «Гуси-лебеди». Издание 1916 г.

Побежала дальше. Бежала-бежала, видит — течет молочная река, кисельные берега.

— Молочная река, кисельные берега! Куда гуси полетели?

— Съешь моего простого киселику с молоком — скажу.

— О, у моего батюшки и сливочки не едятся!

И долго бы пришлось ей бегать по полям да бродить по́ лесу, да, к счастью, попался ёж; хотела она его толкнуть, но побоялась наколоться и спрашивает:

— Ёжик, ёжик! Не видал ли, куда гуси полетели?

— Вон туда-то! — указал ёж.

Побежала туда девочка, видит — стоит избушка на курьих ножках, стоит-поворачивается.

Побежала туда девочка, видит — стоит избушка на курьих ножках, стоит-поворачивается. Иллюстрация к русской народной сказке «Гуси-лебеди». Издание 1916 г.

В избушке сидит баба-яга, сидит и братец на лавочке, играет золотыми яблочками.

В избушке сидит баба-яга, сидит и братец на лавочке, играет золотыми яблочками. Иллюстрация к русской народной сказке «Гуси-лебеди». Издание 1916 г.

Увидела его сестра, подкралась тихонько, схватила и унесла; а гуси за нею в погоню летят; вот-вот нагонят — куда деваться?

Бежит молочная речка, кисельные берега.

— Речка-матушка, спрячь меня!

— Съешь моего кисельку с молоком — тогда спрячу.

Нечего делать — съела.

Речка посадила девочку с братцем под бережок, гуси пролетели, не заметили.

Вышла девочка, поблагодарила молочную речку и опять пустилась бежать с братцем. А гуси воротились, летят навстречу.

Что делать? Беда! Стоит лесная яблоня. Иллюстрация к русской народной сказке «Гуси-лебеди». Издание 1916 г.

Что делать? Беда! Стоит лесная яблоня.

— Яблоня-матушка, спрячь меня!

— Съешь моё лесное яблочко — тогда спрячу!

Съела поскорее девочка. Яблоня её заслонила веточками, прикрыла листочками; пролетели гуси и не видели.

Яблоня её заслонила веточками, прикрыла листочками; пролетели гуси и не видели. Иллюстрация к русской народной сказке «Гуси-лебеди». Издание 1916 г.

Вышла девочка и опять бежит с братцем, а гуси увидали — да за ней; совсем налетают, уж крыльями бьют, того и гляди — братца из рук вырвут! К счастью, на дороге печка.

— Сударыня печка, спрячь меня!

— Съешь моего ржаного пирожка — тогда спрячу!

Девочка поскорей пирожок в рот, а сама с братцем в печь, и спряталась в устьеце.

Девочка поскорей пирожок в рот, а сама с братцем в печь, и спряталась в устьеце. Иллюстрация к русской народной сказке «Гуси-лебеди». Издание 1916 г.

Гуси полетали-полетали, покричали-покричали, да ни с чем и улетели.

А девочка выскочила с братцем из печи да скорей домой побежала. Да хорошо ещё, что успела прибежать во-время, а то тут и отец с матерью вернулись.

Источник

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Гуси-лебеди

НАСТРОЙКИ.

Необходима регистрация

Необходима регистрация

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

Русская народная сказка

в обработке А. Н. Толстого

Жили мужик да баба. У них была дочка да сынок маленький.

— Доченька, — говорит мать, — мы пойдём на работу — береги братца! Не ходи со двора, будь умницей — мы купим тебе платочек.

Отец с матерью ушли, а дочка позабыла, что ей приказывали: посадила братца на травке под окошко, сама побежала на улицу, заигралась, загулялась.

Налетели гуси-лебеди, подхватили мальчика, унесли на крыльях.

Вернулась девочка, глядь — братца нету! Ахнула, кинулась туда-сюда — нету!

Она его кликала, слезами заливалась, причитывала, что худо будет от отца с матерью, — братец не откликнулся.

Выбежала она в чистое поле и только видела: метнулись вдалеке гуси-лебеди и пропали за тёмным лесом. Тут она догадалась, что они унесли её братца. Про гусей-лебедей давно шла дурная слава — что они пошаливали: маленьких детей уносили.

Читайте также:  Самая длинная река планет

Бросилась девочка догонять их. Бежала, бежала, увидела — стоит печь.

— Печка, печка, скажи, куда гуси-лебеди полетели?

Печка ей отвечает:

— Съешь моего ржаного пирожка — скажу.

— Стану я ржаной пирог есть! У моего батюшки и пшеничные не едятся…

Печка ей не сказала. Побежала девочка дальше — стоит яблоня.

— Яблоня, яблоня, скажи, куда гуси-лебеди полетели?

— Поешь моего лесного яблочка — скажу.

— У моего батюшки и садовые не едятся…

Яблоня ей не сказала. Побежала девочка дальше. Течёт молочная река в кисельных берегах.

— Молочная река, кисельные берега, куда гуси-лебеди полетели?

— Поешь моего простого киселька с молочком — скажу.

— У моего батюшки и сливочки не едятся…

Долго она бегала по полям, по лесам. День клонится к вечеру, делать нечего — надо идти домой. Вдруг видит — стоит избушка на курьих ножках, об одном окошке, кругом себя поворачивается.

В избушке старая баба-яга прядёт кудель. А на лавочке сидит братец, играет серебряными яблочками.

Девочка вошла в избушку:

— Здравствуй, девица! Зачем на глаза явилась?

— Я по мхам, по болотам ходила, платье измочила, пришла погреться.

— Садись покуда кудель прясть.

Баба-яга дала ей веретено, а сама ушла.

Девочка прядёт — вдруг из-под печки выбегает мышка и говорит ей:

— Девица, девица, дай мне кашки, я тебе добренькое скажу.

Девица дала ей кашки.

Мышка ей сказала:

— Не дожидайся, бери братца, беги, а я за тебя кудель попряду.

Девочка взяла братца и побежала.

А баба-яга подойдёт к окошку и спрашивает:

— Девица, прядёшь ли?

Мышка ей отвечает:

Баба-яга вошла в избушку. А там и нет никого!

— Гуси-лебеди, летите в погоню! Сестра братца унесла!

Сестра с братцем добежала до молочной речки.

Видит — летят гуси-лебеди.

— Речка, матушка, спрячь меня!

— Поешь моего простого киселька.

Девочка поела и спасибо сказала.

Река укрыла её под кисельным бережком.

Гуси-лебеди не увидали, пролетели мимо.

Девочка с братцем опять побежала. А гуси-лебеди воротились, летят навстречу, вот-вот увидят. Что делать? Беда!

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Источник

Молочные реки и кисельные берега: значение фразеологизма

В статье рассмотрено значение фразеологизма «молочные реки и кисельные берега». Рассказано о том, как и когда появилось это выражение, в каких сказках и других источниках мировой литературы его можно его встретить. Будут приведены примеры из текстов.

Происхождение

«Молочные реки и кисельные берега» — это довольно известное выражение, которое своим происхождением обязано русскому фольклору. Например, в русской народной сказке «Три царства — медное, серебряное и золотое» рассказывается о давнем, необыкновенном, изобильном времени:

В то давнее время, когда мир божий наполнен был лешими, ведьмами да русалками, когда реки текли молочные, берега были кисельные, а по полям летали жареные куропатки, в то время жил-был царь, по имени Горох с царицею Анастасьей Прекрасною.

Характерно, что своеобразными «маркерами» того времени являются не только эти реки и берега, но и царь Горох. Этот персонаж олицетворяет собой далекую давность лет, буквально означающую — было неизвестно когда, но очень давно.

Таким образом, молочные реки и кисельные берега символизируют изобильность и достаток — такой, что и трудиться не стоит, все само в руки придет. Кроме того, подразумевается, что благополучие и беззаботность, поскольку реки волшебные, никогда не иссякнут. А в контексте вышеупомянутой сказки — время такое было когда-то очень давно, было, но прошло.

«Василиса Премудрая и Морской царь»

Правда, в фольклорных источниках упоминается это выражение в различных вариациях. В Сказке о Морском царе и Василисе Премудрой героиня превращает коней в медовую реку и кисельные берега — ведь народные сказки бытовали в устном варианте, если рассказчику не по вкусу было молоко, мог заменить его на мед.

Читайте также:  Уплывает вдаль река как пишется

Кстати, обратите внимание, что речь идет не о привычном нам продукте пчеловодства — густом меде, в котором порой ложка стоит (такой в виде реки представить будет сложно), а о русском национальном напитке — меде. Это безалкогольный или алкогольный напиток на основе меда. Был известен и готовился, впрочем, не только на Руси, но и почти во всей старой Европе. Видов напитка существует довольно много: мед, медовуха, сбитень и пр. Но в сказке упомянут мог быть и не мед, а, например, сыта — вода, просто подслащенная медом.

«Гуси-лебеди»

А в этой русской народной сказке молочная река с кисельными берегами встречается совсем в ином контексте: она возникает на пути девочки, потерявшей маленького брата. Встречается дважды — и оба раза не как символ изобилия и благополучия, а как своеобразный пропуск в мир мертвых. Ведь овсяный кисель и молоко — традиционная «поминальная» и «похоронная» пища, в частности, на Русском Севере. Отказавшись отведать это угощение, героиня вступила в «межмирье», находящееся в особом пространстве — и не в мире живых, и не в мире мертвых. Там находится избушка Бабы-яги, в которой находится в плену мальчик, брат девочки.

А для того, чтобы вернуться в «мир живых», героине приходится вкусить и от кисельного берега и от молочной реки. Это своеобразная принесенная жертва предкам.

Яблоня с яблоками в русской народной сказке «Гуси-лебеди» олицетворяют жизненные силы, а хлеб и печь выступают как символ человеческого общества — садясь в печь, девочка и мальчик словно скрываются от вестников-птиц из мира мертвых среди людей.

В сказках других народов и в мифологии

В румынских народных сказках молочные реки были заключены в берега из мамалыги (так называлась круто заваренная каша из кукурузной муки).

А болгарская легенда рассказывает о том, как отрубил Святой Георгий головы трехголовому змею Лами, и потекли из этих мест молоко, пшеница и вино.

Интересна по содержанию словенская легенда: в ней повествуется, что давным-давно было такое благодатное время, когда вымя у коров было таким огромным, что не было никакого труда достать молока. Его было очень много, и женщины даже купали в нем детей и сами умывались. По причине такого изобилия люди совсем обленились, отчего Создатель рассердился на них и отнял эту свою милость. Но по просьбе кошки, которая очень любила молоко, оставил у коровы несколько сосков.

В средневековом эпосе армянского народа «Давид Сасунский» рассказывается о необыкновенном молочном источнике, бьющем на вершине горы. Согласно повествованию, испил Давид из этого источника, и силы его так возросли, что смог он вступить в бой с войсками Мелика.

Молочные реки можно назвать своеобразным символом «верхнего мира», если речь идет о мифологической традиции. Например, якутские мифы расскажут о верхних реках, олицетворяющих довольство и изобилие, и о нижних — грязных, которые заполнены кровью и смолой.

В Библии

А вот что можно прочесть в Библии, в Книге Исхода: Бог сказал Моисею, что выведет народ израильский из Египта и приведет его «в землю, кипящую млеком и медом» — то есть туда, где вечное изобилие и богатство.

Кстати, позже библейское выражение было с удовольствием подхвачено писателями. Вот, например, у М.Е. Салтыкова-Щедрина в сборнике «Благонамеренные речи» (очерк «Отец и сын», 1876) написано:

В то время… генеральский дом кипел млеком и медом.

Кроме того, в ветхозаветной апокрифической Книге Еноха и Коране упоминаются небесные благодатные реки из меда и молока.

В хозяйстве

Наконец, можно упомянуть традиционное угощение русской кухни — сытный молочный кисель или блюдо на основе овса, залитое молоком. Стоит упомянуть, что домашняя скотина, в частности, корова была основой крестьянского хозяйства. Но не во всех семьях она была.

Поэтому блюдо из молока и киселя, подаваемое гостям в качестве угощения, свидетельствовало о благосостоянии принимающего дома. Возможно, именно благодаря этой кулинарной традиции и появилось выражение «молочные реки и кисельные берега» — то есть все, что можно пожелать.

Читайте также:  Неблагоприятные явления причины реки урал

Источник



Молочная речка кисельные берега какая сказка

Гуси — лебеди

русская народная сказка

В обработке А. Толстого

Жили мужик да баба. У них была дочка да сынок маленький.
— Доченька, — говорила мать, — мы пойдем на работу, береги братца! Не ходи со двора, будь умницей — мы купим тебе платочек.
Отец с матерью ушли, а дочка позабыла, что ей приказывали: посадила братца на травке под окошко, сама побежала на улицу, заигралась, загулялась.
Налетели гуси-лебеди, подхватили мальчика, унесли на крыльях.
Вернулась девочка, глядь — братца нету! Ахнула, кинулась туда-сюда — нету!
Она его кликала, слезами заливалась, причитывала, что худо будет от отца с матерью, — братец не откликнулся.
Выбежала она в чистое поле и только видела: метнулись вдалеке гуси-лебеди и пропали за темным лесом. Тут она догадалась, что они унесли ее братца: про гусей-лебедей давно шла дурная слава — что они пошаливали, маленьких детей уносили.
Бросилась девочка догонять их. Бежала, бежала, увидела — стоит печь.
— Печка, печка, скажи, куда гуси-лебеди полетели?
Печка ей отвечает:
— Съешь моего ржаного пирожка — скажу.
— Стану я ржаной пирог есть! У моего батюшки и пшеничные не едятся.
Печка ей не сказала. Побежала девочка дальше — стоит яблоня.
— Яблоня, яблоня, скажи, куда гуси-лебеди полетели?
— Поешь моего лесного яблочка — скажу.
— У моего батюшки и садовые не едятся.
Яблоня ей не сказала. Побежала девочка дальше. Течет молочная река в кисельных берегах.
— Молочная река, кисельные берега, куда гуси-лебеди полетели?
— Поешь моего простого киселька с молочком — скажу.
— У моего батюшки и сливочки не едятся.
Долго она бегала по полям, по лесам. День клонится к вечеру, делать нечего — надо идти домой. Вдруг видит — стоит избушка на курьей ножке, об одном окошке, кругом себя поворачивается.
В избушке старая баба-яга прядет кудель. А на лавочке сидит братец, играет серебряными яблочками.
Девочка вошла в избушку:
— Здравствуй, бабушка!
— Здравствуй, девица! Зачем на глаза явилась?
— Я по мхам, по болотам ходила, платье измочила, пришла погреться.
— Садись покуда кудель прясть.
Баба-яга дала ей веретено, а сама ушла. Девочка прядет — вдруг из-под печки выбегает мышка и говорит ей:
— Девица, девица, дай мне кашки, я тебе добренькое скажу.
Девочка дала ей кашки, мышка ей сказала:
— Баба-яга пошла баню топить. Она тебя вымоет-выпарит, в печь посадит, зажарит и съест, сама на твоих костях покатается.
Девочка сидит ни жива ни мертва, плачет, а мышка ей опять:
— Не дожидайся, бери братца, беги, а я за тебя кудель попряду.
Девочка взяла братца и побежала. А баба-яга подойдет к окошку и спрашивает:
— Девица, прядешь ли?
Мышка ей отвечает:
— Пряду, бабушка.
Баба-яга баню вытопила и пошла за девочкой. А в избушке нет никого. Баба-яга закричала:
— Гуси-лебеди! Летите в погоню! Сестра братца унесла.
Сестра с братцем добежала до молочной реки. Видит — летят гуси-лебеди.
— Речка, матушка, спрячь меня!
— Поешь моего простого киселька.
Девочка поела и спасибо сказала. Река укрыла ее под кисельным бережком.
Гуси-лебеди не увидали, пролетели мимо.
Девочка с братцем опять побежала. А гуси-лебеди воротились, летят навстречу, вот-вот увидят. Что делать? Беда! Стоит яблоня.
— Яблоня, матушка, спрячь меня!
— Поешь моего лесного яблочка.
Девочка поскорее съела и спасибо сказала. Яблоня ее заслонила ветвями, прикрыла листами.
Гуси-лебеди не увидали, пролетели мимо.
Девочка опять побежала. Бежит, бежит, уж недалеко осталось. Тут гуси-лебеди увидели ее, загоготали — налетают, крыльями бьют, того гляди, братца из рук вырвут.
Добежала девочка до печки:
— Печка, матушка, спрячь меня!
— Поешь моего ржаного пирожка.
Девочка скорее — пирожок в рот, а сама с братцем — в печь, села в устьице.
Гуси-лебеди полетали-полетали, покричали-покричали и ни с чем улетели к бабе-яге.
Девочка сказала печи спасибо и вместе с братцем прибежала домой.
А тут и отец с матерью пришли.

Источник

Adblock
detector