Меню

Над уралом рекой ты стоишь город мой

Стихи про Урал

Стихи про Урал для детей

Урал – из древней сказки Змей,
В глазах мгла ледяных ночей,
Полярный круг над головой,
Хвост моет Каспий голубой.

Проносится за веком век,
Но все горят сапфиры рек,
Заря, как огненный кристалл,
Волшебный Змей – Седой Урал.

А в услуженье у него
Змеевки – дочери его,
Распустят пряди дивных кос,
Полощут золото волос.

Он прячет Тайны древних гор,
Пещер глубоких и озер,
Подкинет яшму, изумруд
Хозяин всех подземных руд.

Подарит россыпь хрусталей,
Пожар искрящихся огней,
Как очи льдистые богов
Далеких, северных снегов.

А на вершинах сотни лет
Колдует ночью лунный свет,
Мир, полный дремлющей любви,
Откликнется! Ты позови!

Урал!
Завет веков и вместе —
Предвестье будущих времен,
И в наши души, точно песня,
Могучим басом входит он —
Урал!

Опорный край державы,
Ее добытчик и кузнец,
Ровесник древней нашей славы
И славы нынешней творец.

Когда на запад эшелоны,
На край пылающей земли
Тот груз, до срока зачехленный,
Столов и гусениц везли, —
Тогда, бывало, поголовно
Весь фронт огромный повторял
Со вздохом нежности сыновней
Два слова:
— Батюшка Урал…

Когда добром его груженный,
На встречной скорости состав,
Как сквозь тоннель гремит бетонный,
С прогибом рельсов даль прорвав, —
Не диво мне, что люд вагонный,
Среди своих забот, забав,
Невольно связь речей теряя,
На миг как будто шапку снял,
Примолкнет, сердцем повторяя
Два слова:
— Батюшка Урал…

Пришли когда-то люди на Урал,
Суровый, необжитый и пустынный,
Чтоб кладовые отыскать в его глубинах,
Чтоб драгоценный добывать металл.

Пришли, обосновались, потеснив
Киргиз-кайсаков на степном просторе,
В долинах рек — кочевников-башкир. И вскоре
Ростки культуры новой проросли.

Здесь по тайге хозяйничал медведь:
Он равного себе не знал по силам.
Но человек, умом земную твердь осилив,
Извлек из недр железо, уголь, медь.

Рождались постепенно города,
В заводах отливали пушки, ядра.
Но все это для нужд военного театра
Затрат большого стоило труда.

По рекам баржи вверх и вниз ползли,
Лишь кое-где пыхтели пароходы;
И в сторону столиц продукцию заводов
При черепашьей скорости везли.

А за Уралом разводили скот,
Растили хлеб — земля плоды давала.
Зерном, пушниной, чаем, маслом торговали,
И, в общем, летом жили без невзгод.

Когда ж зима являлась на порог,
Все пешие тропинки заметало,
На реках становился лед. И замирала
Вся жизнь. Надежных не было дорог,

Покуда, извиваясь, как змея,
Все к жизни пробуждая по округе,
Сквозь толщу камня, летний зной и стужу вьюги
Не подошла стальная колея.

Ее здесь ждали: ждал и стар, и млад.
С ней новые профессии явились.
Быстрее время потекло, сердца забились,
И жизнь приобрела иной уклад.

Великих строек на своем веку
Челябе повидать еще придется.
Сей путь Самаро-Златоустовским зовется.
Он обозначил новую строку.

Как спичечное пламя в ладони горнового,
трепещет над горами правдивый сказ Бажова.

Здесь козы в крыши били серебряным копытцем,
здесь ящерки дразнили мальчишек малахитцем.

В болотистых колодцах и родинках Урала
немеряная сила природы обитала.

В горе Великий Полоз недавно жил да был,
по самоцветный пояс из недр выходил.

И здесь в краю тревожном от зверя и берлог
то цвел цветок таежный, то Каменный цветок.

Но если сказ погаснет, то грустно будет жить,
ведь некому нам сказки живые говорить.

Лег на полпути к периферии
деревом, сраженным наповал.
Поезда его перепилили
около Свердловска
пополам.

Поезд пролетел —
пила пропела.
Я отпал от школы и семьи.
Обнажился свежий срез полена,
годовыми кольцами — слои.

Мне, как будто в краткий миг прозренья,
с поворота виден путь вперед,
будущее, в плане и в разрезе,
все, как на ладони, предстает.

Жизнь — как траектория ракеты,
как предвычисленная стезя…
К океану ввысь уходят реки,
к небесам — деревья и друзья:
оттолкнувшись от земли корнями,
к будущему,
под прямым углом…

Небо светится над головами,
свет сияет в камне голубом,—
в глубине волшебного кристалла
вижу путь свой, суть своей судьбы.
И лежит дорога вкрест Урала,
вплоть до Иртыша
и до Оби.

Урал не Европа, не Азия,
Особый таинственный мир.
Между Европой и Азией
Боги устроили пир.

Буйство природы и красок,
Земля самоцветных камней,
Неистовых снежных плясок
Долгой зимой над ней.

Всем нам известны, без спора
Богатства Уральской земли.
В оправе соснового бора
Уральских озер хрустали.

Здесь небо под цвет лазурита,
Деревья, как изумруд,
И вспыхнет огонь родонита,
Когда холода придут.

А воздух дурманный и сладкий
Замрет в предрассветный час,
И ляжет туман в распадке,
Как дымчатый горный топаз.

Здесь зори, как отблеск рубина,
А ночи, как морион,
И звезды из аквамарина,
И ветер со всех сторон.

А вечер распишет закаты
В яшмовый дивный узор,
Позолотит перекаты
Речек с Уральских гор.

Здесь время века уносило,
Века тяжелее гирь.
С одной стороны Россия,
С другой стороны Сибирь.

Отсюда, с горного Урала,
Ко славе страстию дыша,
Россия руки простирала
И шла на бреги Иртыша.

Для славы той, не для богатства,
В трудах надсаживая грудь,
Здесь не купцы, а рудознатцы
В тайгу прокладывали путь…

И ныне так же, как и прежде, —
Хотя от всех границ вдали, —
Урал остался порубежьем,
Опорой матери-земли.

В тайге за ржавые болотца,
За гребни скал и глыбы льда
Бесстрашно, как землепроходцы,
Идут на Север города.

Край дальних, трудных расстояний!
Во мгле нахмуренных ночей —
То вспышки северных сияний,
То вспышки доменных печей.

Рассвет над новою Россией
Здесь в каждом новом деле жил,
Рожден раскованною силой
Земных и человечьих жил.

Недаром мощью исполина,
В поту, в огнях, в лесах стропил,
Две части света воедино
Урал навек собой скрепил!

Урал от устья хмурой Кары,
От кромки льда Байдаргубы
Всю жизнь глядит на Мугоджары
На южный край своей судьбы.
Урал, как мир, неординарен
Простор его тому виной.
Урал на полюсах полярен:
На нем царят и стынь, и зной.
Урал от Кары до Арала
Издревле свой бросает взор,
Любуясь, как вдали предстали
Ландшафты в синей дымке гор.
Урал — сокровища земные:
Рубин, сапфир и изумруд,
И самородки золотые,
Черед цветных и черных руд.
Урал в красе и в полной силе
Собой являет арсенал.
Урал — жемчужина России,
Урал — России идеал.

…Мой край. То нежный, то суровый,
С годами ставший дорогим,
Прими возвышенное слово,
Тебе пою я этот гимн.

Ты, словно друг, соединяешь
Восток и Запад меж собой
И над равнинами взлетаешь
Хребтами в дымке голубой.

Горит закат в озёрах синих,
И в домнах плавится металл.
Тебя взрастила мать Россия,
А силу дал отец Урал.

Святую память Танкограда
Ты сквозь историю несёшь.
В твоих горах такие клады…
А на полях такая рожь…

В тебе — рожденье новой эры
И Аркаима тайный свет.
Народа мужество и вера —
Свидетельство твоих побед.

Наш Урал похвалить не грешно,
Где удобно и жить хорошо,
От души и от всей простоты
Все уральцы в него влюблены.
На Урале гуляют хребты,
И леса до небес высоты,
А озёра и реки полны —
Небывалой воды чистоты.
Птицы песни Уралу поют,
Голубки из ладоней клюют.
Сеть заводов — тяжёлых машин
Получают из недр свою жизнь.
По Уралу бегут поезда,
И во славе живут города,
Добываются руды, газ, нефть —
Ископаемых не перечесть.
Поохотиться есть на кого,
Вся природа — живое кино.
На Оленьи ручьи приезжай
И Волчиху, гору покоряй,
А Дидинский, уральский тоннель —
Это сказочный замок, поверь.

Похвалить наш Урал не грешно,
Где удобно и жить хорошо,
От души и от всей простоты
Все уральцы в него влюблены.

Людмила Татьяничева стихи об Уральском крае

Живу я в глубине России,
В краю озёр и рудных скал.
Здесь реки – сини,
Горы – сини
И в синих отсветах металл.

Милы и дороги до боли,
Да так, что глаз не оторвать,
Мне брови лиственниц собольи
И сосен царственная стать.

Тайга, тайга…
Берёт отсюда
Начало изумрудный цвет,
А зеленее изумруда
Ни дерева, ни камня нет!

По красоте,
По скрытой силе
Мне не с чем мой Урал сравнить.
Иной здесь видится Россия.
Суровей,
Строже, может быть.

А может, здесь она моложе…
Свежей тут времени рубеж.
Но сердце русское – всё то же.
И доброта,
И песни те ж!

И лица те же, что в Рязани,
И так же звучны имена.
Как солнце в драгоценной грани –
В Урале Русь отражена!

Когда говорят о России,
Я вижу свой синий Урал.
Как девочки,
Сосны босые
Сбегают с заснеженных скал.
В лугах,
На ковровых просторах,
Среди плодоносных полей,
Лежат голубые озёра
Осколками древних морей.
Богаче, чем краски рассвета,
Светлее, чем звёздный узор,
Земные огни самоцветов
В торжественном сумраке гор.

Я сердцем всё это вбирала,
Свой край полюбив навсегда.
Но главная сила Урала –
В чудесном искусстве труда.

Люблю я огонь созиданья
В суровой его красоте,
Мартенов и домен дыханье
И ветер больших скоростей.

Мне дороги лица простые
И руки, что плавят металл.
… Когда говорят о России,
Я вижу свой синий Урал.

Пожалуй, я не видела ни разу,
Чтоб столько снега вьюги намели.
Бредут, согнувшись, молодые вязы,
На спинах тащат белые кули.
Им ветер обещал —
Весёлый мельник —
Зерно снегов перемолоть в муку.
Под снегом дремлет малолеток-ельник
С пушистой белкой,
С дятлом на суку.
Снега, снега…
А если в даль вглядеться,
Увидишь гор крутые берега.
Не разлюбить,
Не оторвать от сердца,
Не отемнить вас, русские снега!

Когда-то над хребтом Урала,
Солёной свежести полна,
С ветрами запросто играла
Морская вольная волна.
Ей было любо на просторе
С разбегу устремляться ввысь.
Отхлынуло, исчезло море,
И горы в небо поднялись.
Но своенравная природа
То море в памяти хранит:
В тяжёлых каменных породах
Волной играет малахит.
Он морем до краёв наполнен,
И кажется: слегка подуть —
Проснутся каменные волны
И морю вновь укажут путь.

Барский дом, окованный железом,
Кружево чугунное оград.
Повелел хозяин камнерезу
Вырезать из камня виноград:
Чтоб он был совсем как настоящий,
Словно солнцем налитая гроздь.
Только камнерезу, на несчастье,
Видеть виноград не довелось.
Что он видел? Белые метели,
Островерхий синий Таганай,
Сосны и нахмуренные ели —
Милый сердцу,
Но суровый край.
Не плоды цветущей Украины
И не крымских фруктов аромат, —
Знал он только горькую рябину,
Красную, как ветреный закат.
И сказал себе уральский мастер:
— Много бед — ответ всегда один… –
Взял он не прозрачные тумпасы,
Не морской воды аквамарин,
А кроваво-красные рубины
И густой, задумчивый гранат, —
Вырезал он гроздь родной рябины:
— Вот вам, барин, местный виноград.
Были розги мастеру наградой.
Но с тех пор в народе повелось
Называть уральским виноградом
Красную рябиновую гроздь.

Я горы не хочу обидеть.
И нет для этого причин.
Не каждому дано увидеть
Седую клинопись вершин!
Но с каждым днём всё дерзновенней
Людские судьбы и пути…
Вершины —
Это лишь ступени
К высотам,
Ждущим впереди!

Стихи про Уральские горы

Уральские горы
По каменным плитам
Ведут за собой нас
В страну малахита.
В страну, где не счесть
Драгоценных камней,
В страну работящих
И добрых людей.

Край родной,
то солнечный, то вьюжный,
Мудростью силён и красотой —
Пояс гор Уральских,
древних, дружных —
Оберег Руси моей святой!

Люблю я край родной, просторы,
Полей заснеженную ширь,
Хребет Урала, скалы, горы,
В стихах воспетую Сибирь.

Люблю Кунгурскую пещеру,
Где сталоктитов тихий звон,
Невьянской башни под Тагилом,
Заворожительный наклон.

Сибирских рек, тайги раздолье,
Бажовских сказов, жизни быль,
Здесь всё моё, на век родное,
Урал красивый и Сибирь.

Как много времени проходит…
Иль мало? Нечего терять.
Зима моя опять уходит,
снежинки просит собирать.

Читайте также:  Дельта крупнейшей реки европейской части россии регион

А горы смелые как были,
так остаются там стоять,
их шапки белые остыли,
и время не бежало вспять.

Подумай прежде, чем покинуть
Беспечный край великих гор
и словно камень в реку кинуть,
и только в зеркале укор.

Останься, больше нет спасенья
в далёких буйных городах,
я нахожу лишь упоение
в высоких каменных горах.

Уральские горы – корона России.
Уральские горы длинны и красивы.
На каждом из склонов громадные сосны,
Зелёные летом и осенью поздней.

Вершины заснежные – жемчуга нити
Теснятся друг к другу, как малые дети.
Ласкает величье уральское взор,
В нём сила, свобода и прелести гор.

Блистательный восторг нахлынувшего утра,
Лишь несколько минут, а сердце как в раю,
Гряда Уральских гор мелькнула на минуту,
Их ласковый приют мгновенно узнаю…

Их вижу из окна вверх мчащего вагона,
Они вот-вот сейчас предстанут и замрут,
В горах совсем-совсем «не ловят» телефоны,
И это хорошо, равнины подождут!

Вы в солнечном огне – как в золоте печали,
С березками у ног, в заоблачном плену,
Прекрасным вечным сном себя вы увенчали,
Я еду только к вам — отмаливать вину…

Я виновата в том, что пролетело детство,
И юность пронеслась, как будто «на парах»,
Но с вами я всегда бываю по соседству,
То с этой стороны, то с той – но при горах!

Уральские мои, прекрасные чертоги!
И смелый ваш размах, и широта души,
Поможете вы мне все подвести итоги,
Как утренней порой вы дивно хороши!

Пылаю только к вам — дочернею любовью,
И профиль ваш всегда пленителен и свеж,
Уральские мои, домашние мне кровли,
Гряда моей судьбы, гряда моих надежд…

Есть место где я появился на свет ,
Впервые взор вперил в узоры ;
Вставал , просыпался встречая рассвет —
Родные Уральские горы
От озера Сура — до Камы – реки
Меж скал протекла Чусовая
Особенно в эти места , как магнит –
И тянет , когда не бываю.
Уральские горы !
С Шаромовых гор и до юга Руси
На плёсах , стремнинах и мелях
По Каме , по Волге – кого не спроси
Гуляло здесь войско Емели
Уральские горы !
А Строганов – баржи водил поважней
Сплавляя руду и каменья
Что красили руки и френчи князей
Руками Бажовских умельцев.-
Уральские горы.
В Кунгурских пещерах всегда полумрак :
Но средь сталактитов – во взоре
Подсветкой лазурною – словно маяк
Подземное озеро-море.-
Уральские горы.!
В глубинах пещер , у Тунгусских богов
Там «духи» их предков таятся
И на протяхении многих веков
К себе не дают приближаться –
Уральские горы !
В Сибирских равнинах и Мамонтов след
Случайно ль , сейчас , отыскался ?
Ведейских селений , что и пирамид
Постарше — Египедских , стлался !-
Уральские горы !
Река Чусовая бывает грозна
«Шаманы» тревожатся шумом
Мерцанием молний — взмывает волна
Шайтаны прозвали «Угрюмой» —
Уральские горы !
Но пусть не пугают , я вырос в краю
Где жили Тунгуссы и Веды
Здесь Воля моя ! Наслаждаюсь в Раю
И вас приглашаю – отведать-
Уральские горы !

Короткие стихи про Зауралье для школьников

Люблю тебя, родное Зауралье.
Люблю твои бескрайние поля.
Люблю твои берёзки и осинки.
Люблю тебя: ты Родина моя!

Люблю тебя, мой край весной и летом,
Когда повсюду слякоть и туман.
А в лужах отражаются рассветы
И на полях уже расцвёл дурман.

А осенью во время листопада
Везде царит такая красота!
Другого края ни за что не надо.
Родному Зауралью буду я верна.

А зимним днём, когда трещат морозы
И инеем покрыты провода
Внезапно на глаза нахлынут слёзы
Родной мой край, с тобой я навсегда.

Зауралье. Ворота Сибири:
Треугольник, устремлён на восток.
Часть пространства России —
Красивейший наш уголок.

Протекает немало рек:
Исеть, Юргамыш, Тобол и притоки.
Питает их в основном талый снег,
Дожди, но не так их много.

Свыше двух тысяч озёр:
Черное, Медвежье, Донки, Стекленей.
И лесов обширный простор
Чередуется с простором полей.

Зауралье богато землей:
Чернозёмы с лесными массивами,
Лугами степных полей,
Что делают места те красивыми.

Много шиповника, вишни, клубники,
Костяники, трав и грибов,
Вдоль озёр гроздья облепихи,
Не счесть полевых цветов.

В лесах: волки, рыси, лоси, косули,
Куницы, выхухоль, рябчик, глухарь,
Лебеди и журавли.
В озерах — карась и пескарь.

А в Зауралье солнца сколько! —
Хоть лето короткое, арбузы растут!
Но зимние дни короткие только.
Но в Зауральской зиме есть особый уют.

Зауралье. Ворота Сибири:
Треугольник, устремлён на восток.
Часть пространства России —
Красивейший наш уголок.

Зауральский Тобол ты могучий,
Всегда ветряный, зимой холодный,
Жарким летом прохладой жгучий —
Но всегда собой превосходный.

Берега твои вдоль все в тополе,
Ранним летом в пуху вода —
И течение между притоками
Спокойное, как всегда.

Весенним паводком ты разольёшься
И затопишь обширность полей!
Берегами своими ты вьёшься
Размывая устье сильней!

А осенью листья с деревьев,
Падая, ковром на поверхность воды,
Отражаются солнцем и тенью —
И восхитителен ты!

В тишине под тенью старого клёна
У берегов найду прохладу и тишь,
А ночью под звездопад бутонов
Ты никогда не спишь.

Зауральский Тобол, ты прекрасен,
Всегда цветущий, живой всегда,
Своей глубиной опасен,
И восхищают извилистые берега!

Лес. Тропинки и дорожки.
Мой двухколёсный друг со мной
Под вечер мешаются мошки
И дорога ведёт домой.

С утра я кручу педали
Усталость немного в глазах,
Виднеются дальние дали,
И ветер в моих волосах.

Радует глаз красота,
Природа прекрасна у нас,
Промчавшись сквозь луг и леса,
Вдохновением наполняешься враз.

Зауралье. Родные места.
Объедешь не сразу просторы,
Родились мы здесь неспроста,
Не найти красивее зоны.

И велик мне помогает
Красивый пейзаж посмотреть.
Дорога, бывает, плутает,
Но это не трудность ведь..

Берёзку обниму я стройную у дома.
И мыслями в краю родном я снова.
Поля зелёные. Их не охватишь взором!
Там, в Зауралье, ширь степей, просторы!

Я припаду к твоим ногам, Урал мой милый!
И у земли моей прошу: — Дай силы!
Прильну к воде зеркальной. Рек прохлада.
И я не пью, тебя целую, моя лада!

Ты — малой родины заветный уголок.
Тебя я исходила вдоль и поперёк.
Как дорог! Здесь прошло босое детство!
Я в памяти храню Сибирь у сердца!

Там небо плавает в воде глубокой .
Там люди русые и синеоки.
Их доброту не мерить малой мерой.
Надеждою живут, святою верой.

Люблю я милое моё раздолье!
В душе храню родное Зауралье!

Зауральские долгие зимы,
Апрель вот уже во всю,
А у нас же холодный климат,
В нашем курганском краю.

Зима никак не уходит:
Растаял вот, кажется, снег,
Но снова в гости приходит
Зимний холодный смех.

Смеется мороз в апреле,
А солнышко греет чуть чуть,
Ушли кое-как метели
Весне предоставив путь.

А снег все еще забегает
В гости к весне календарной,
То выпадает внезапно, то тает —
В Зауралье теплу еще рано.

Зауральские долгие зимы,
Снег до мая лежит иногда,
Такой вот курганский климат —
Чуть тепло, и вдруг опять холода.

Речная сеть Зауралья обширна,
Главная водная артерия — Тобол,
Дно в основном из песка и ила,
Бесконечность полей и простор.

В Казахстане берет свой исток,
С юга на север течёт по равнине,
Исеть же её левый приток
Лежит чуть в горных вершинах.

Здесь шумит вдали на перекатах
Ревун — знаменитый порог красивый —
Свердловская область горами богата,
А у нас же Исеть на равнине.

Вдоль Исети заросли хмеля,
В половодье красивый пейзаж:
Свисают высокие деревья в апреле —
Своеобразные джунгли у нас.

Также много лесных речушек,
Что блуждают по оврагам и чащам.
Под растительностью русло тех рек
Скрывается от взглядов чаще.

Это Утяк, Ик и ещё один Ик —
В Кетовском и Шатровском районах.
Несёт спокойно течение их
Вдоль лугов и полей зелёных.

Много рек в Зауралье у нас,
Красивых, извилистых, стройных.
Вспоминаю, сижу, как будто сейчас,
У реки на душе так спокойно.

Стихи об Урале уральских поэтов

Славен мой Урал
Высотою скал.
Гребни горных круч
Блещут из-за туч.

Месяц серебрит
Ручейки долин,
Сосны, и гранит,
И снега вершин.

Солнце золотит
Сосны и гранит,
Ручейки долин
И снега вершин.

Надо мной шатром
Неба синева,
Шелковым ковром
Вся в цветах трава.

Славит соловей
Песнею своей
Лес, громады гор
И степной простор.

Я гляжу на мир,
Молодой батыр,
Полный вольных дум,
Слышу леса шум.

Славен мой Урал,
В самоцветах весь!
Взвейся выше скал,
Об Урале песнь!

Салават Юлаев

Урал. Он лёг в мою строку
Во всю длину, размашисто и строго.
Он Азиатскому материку
Пришёлся каменным порогом,
Ему известен мамонта скелет
В грунтах промёрзлых.
Ливнями, ветрами
Его точили миллионы лет,
Чтобы строкою засверкали грани.
Железо, никель, хромовые руды
Я трону словом, рифму им найду.
Недаром в копях камень изумрудный
Зелёным глазом смотрит в темноту.
Урал запутает тропою лосей,
Черникой спелой потчевать начнёт,
Блеснёт меж сосен речкой Сосьвой,
В теснине речкой Вишерой блеснёт.
До светлой тучки ледником достанет,
В озёра глянет, в стих войдёт таким.
Он весь пропах лесами и цветами
И горьковатым дымом заводским.

Урал, мой край родной,
Поля,луга,красивые равнины.
Я опьянён такою красотой,
Воды весною полные лощины.

В лесах, разнообразье трав,
И ягод всех не перечислить.
А горы свои головы задрав,
Такую красоту не сразу и осмыслить.

Здесь удовольствие ходить в поход,
Считать на небе звёзды,тёмно синем.
Такой приветливый у нас народ,
Зимою снег искрится,и красивый иней.

Здесь время года словно календарь,
Его сорвёшь меняется погода.
Зверью раздолье,как водилось встарь,
И родниковая вода,лекарственно особа.

Мой край родной, душа моя,
Проснёшься с первыми лучами.
Любовью снова наполняюсь я,
Так будет на года,
И встречи с близкими друзьями.

Урал родной – большое диво
Дорога ниточкою вьётся,
Мотор в машине ровно бьётся,
Природа радует мой глаз,
А солнце светит, как алмаз.
Леса, поля и перелески,
Озёр и речек слышу всплески,
Одна гора «идёт» к другой-
Хребет уральский встал стеной.
И заявляю я правдиво:
«Урал родной – большое диво!
В земле моей вся благодать,
Гостям об этом надо знать»!

В. Скворцова

Уральские дали — просторы,
и воздух слоист, как слюда,
заводы, заводы — как горы,
у гор огневых — города.

И звоны литого металла
в ограде любого двора.
На кряжистых склонах Урала
веками живут мастера.

Они укрощенное пламя
привыкли держать под рукой.
У них самоцветные камни
порой отнимают покой.

И чем минерал ни упорней,
ценней, не лежит на виду, —
тем радостней и чудотворней
творят мастера красоту.

Такой человек не обидит,
он слишком силен для обид.
Он с первого взгляда увидит,
что встречное сердце таит.

Р. Дышаленкова

В самом сердце древнего Урала
Ты найди Челябинск миллионный.
Город начинается с вокзала,
С нашего Советского района,
С привокзальной площади и сквера,
Где сегодня строится метро,
А еще с твоей и нашей веры
В справедливость, разум и добро.

Город начинается, послушай,
С самой лучшей улицы Свободы,
Город начинается с «Катюши»,
Уходившей с нашего завода.

У Поклон-горы святое место,
Пусть война лишь в памяти и снах,
Но идут с букетами невесты
К матери, скорбящей о сынах.

За углом от нас Переселенка –
Вот мое наследство и соседство.
У меня ободраны коленки.
Я бегу от собственного детства.

Я взрослею, а другой мальчишка
Подрастает рядышком со мной.
В небо устремилась телевышка –
Тесно мне на улице родной…

Я хочу так много и так мало:
На него всегда смотреть влюблено…
Город начинается с вокзала,
С нашего Советского района,
С привокзальной площади и сквера,
Где сегодня строится метро,
А еще с твоей и нашей веры
В справедливость, разум и добро.

Читайте также:  Поворот русла реки называется

Урал — опорный край Державы,
На пьедестале вечной славы.
Урал — дороги среди гор,
Урал — лесов, полей простор,
Урал — дымящие мартены,
Как малахиты горы-стены,
Озёра — голубой глазок,
Кто побывал — забыть не смог.
Природа, реки, плёс на зависть,
Урал стихами буду славить.
Я буду «Дедом» дорожить,
В краю уральском гордо жить,
День ото дня им восхищаться,
В Урал влюбляться и влюбляться.

В. Скворцова

Ай, Урал, ты, мой Урал,
Великан седой, Урал!
Головой под облака
Поднялся ты, мой Урал!
Моя песня о тебе,
О любви моей к тебе.

Вместе с полною луной
Золотом одет Урал,
Вместе с утренней зарей
Серебром блестит Урал.

По бокам твоим, Урал,
Встали темные леса,
А у ног твоих, Урал,
Степь — зеленая краса.

Белоснежные цветы
На лугах твоих цветут,
И цветы, и соловьи
Честь аллаху воздают.

Громко славит птиц напев
Первый ясный солнца луч,
А закатный солнца луч
Провожает, присмирев.

Ай, Урал, ты мой Урал,
Великан седой, Урал!
Все слова я растерял,
Как воспеть тебя, Урал?

Заиграй же, мой курай,
Песню, чтоб вошла в сердца,
И Урал, и весь наш край
Прославляя без конца.

Урал — величайший край
Про это ты не забывай.
Его просторы величавы
Везде, куда б не падал взор,
Увидеть можно без печали:
Березок хоровод, хребты Уральских гор.
Здесь воздух чистый, благотворный,
Целебность вод с подземной глубины,
Краса лесо, разлив реки просторный
И чудо местной тишины.
С годами все ценней дары природы
Заботу и добро ты проявляй!
Уральский край, родной простор, красоты…
Куда бы не пошел, не забывай!

На Урал поскорей приезжайте,
Приезжайте, мы будем Вас ждать,
Поскорее билет покупайте,
Чтоб глазами Урал увидать.
Плато гор и хребет в изумрудах
Встретят Вас хороводом леса,
Если кто побывал, не забудет,
Потому что Урал — красота!
Где Урал — там янтарные бусы
Из рябин и породы земной,
И хранит «Дед» седой свои плюсы
У подножия гор, под землёй.
И недаром Бажовские сказы
Воспевают букеты руды,
Старожилы припомнят проказы
От владычицы Медной горы.
Сразу все не окинешь просторы
Горизонтов уральских в цветах,
По дорогам железным вагоны,
Ручейками к мартенам спешат.
Дорогие богатства Урала,
Лучше всё же увидеть, узреть,
Если ты не такой задавала,
Приезжай погостить, посмотреть.
Искупаемся вместе в озёрах
И уральский послушаем хор,
Восхитительный взгляд наших взоров
Для гостей не пустой разговор.
На Урал поскорей приезжайте,
Приезжайте, мы будем Вас ждать,
Поскорее билет покупайте,
Чтоб глазами Урал увидать.

В. Скворцова

Стихи о природе Урала

Если б не было сосен
на таежном Урале,
где уральские вьюги
тогда б кочевали?
Без кольчужного звона
разлапистых крон
где булатный мороз
затевал перезвон?

Если б не было сосен
на диком Урале,
так ли споро да скоро
здесь дома поднимали?
В просмоленные срубы,
в крепостные валы
как бы вольные люди
валили стволы?

Если б не было сосен
привольных, зеленых,
где б сбивал кандалы
каторжанин клейменый,
где разбойный народ
мастерил топоры,
где б набатно гудели
боевые костры?

Если б не было сосен…
Но сосны поныне
на Уральских горах
и в уральской долине,
сосны песней дремучей
меня укачали
торжествующей песней
о вольном Урале.

Не бывали на Урале?
Жалко, если не бывали,
И не видели, к примеру,
Вы Кунгурскую пещеру,
Где блестит на стенах лед
И не тает круглый год.

Сквозь кустов густую сень
Там течет река Ирень,
Извиваясь как змея.
По реке той плавал я.
И смотрело с берегов
Стадо сонное коров:

— И куда они плывут?
Ведь всего приятней тут.
Склоны гор в лесной клубнике,
Костянике, землянике,
А под соснами блестят
Шляпки желтые маслят.

А с горы кругом видна
Вся зеленая страна!

Вернулся я, седой Урал,
К лесам безбрежным и полям,
Как горд Олимп, твой перевал,
Стенаний вечных и покоя,
Не объяснить любви законы,
Цепь горной череды вдали,
Я, взглядом трепетно ласкаю,
Долины сочные твои,
И тишь озёрной глади млечной,
И падь, лазурной глубины,
И божество природы спящей,
Небес кристальных, синеву,
Скитальцем времени считался,
И воплощеньем чуждых дум,
От злости жизни не менялся,
Раскольный слыша сердца бум,
Лишь, нет иронии к Уралу,
На гребень выси заберусь,
И прочитаю стих с любовью,
Душою тихо улыбнусь,
И воспою гранит утёсов,
Стремнину рек и плавный бег,
Лесов безбрежье, перевалов,
И предков вечности, завет,
Творцом желаю быть, не судным,
Крещённый я, судьбою вдвойне,
Отцом Уралом по рожденью,
Сибирью матушкой в конце!

Синие скалы, берёзы, рябины —
Край наш суровый, но сердцу родной.
Горы Уральские выгнули спины
Елей дремучих колючей стеной.

Недра земли с самоцветной начинкой
Сказам Бажова сверкают в ответ,
Белой ромашковою пелеринкой
Россыпь полянок встречает рассвет.

Белые ночи и горные речки —
Милая родина, добрый мой свет,
Кладезь преданий, легенд бесконечных,
Краше тебя и прекраснее нет!

Здесь гор началась вереница
Здесь камень — цветной минерал
Красива здесь каждая птица
Ведь это седой мой Урал.
Здесь горные реки струятся
Сбегая с заснеженных гор
Они не чего не бояться
Сквозь скалы долбя коридор.

Озёра чисты и красивы
Как росы на ранней заре
Вместе мы все здесь счастливы
И счастье у всех во дворе.
Здесь яркость огней самоцветов
Сияет всё ярче свечей
И ярче сотни рассветов
Свой свет, отражая в ручей.
Здесь домен дыхание огромно
Здесь плавят уральский метал
Здесь кладов почва бездонна
Здесь ведь седой мой Урал.

Державы умов кладовая
Наследие в наших руках
Ты выше! Россия родная!
Ты лучше во всех временах!
Мой край окружённый горами
Их гордый орёл облетал
Я здесь не грезил мечтами
Здесь ведь седой мой Урал.

Наш Урал могуч собою,
И красив он и велик…
Любим мы его душою!
Да и как же не любить?
В небеса уходят горы,
Реки бурные текут,
А леса стоят стеною
Посмотри и там, и тут.
Славен наш Урал прекрасный
Родниковою водой,
Полечись, попей водицы,
Вместе с нами песню пой.
Здесь, у нас в Уральских недрах,
Ископаемых не счесть,
Потому Уралу Слава!
Слава! Слава! Да и честь!
И не только этим славен
Наш богатый край родной!
Здесь удмурт, казах, татарин…
Очень даже парень свой.
Много здесь живет народов,
Сразу всех не перечесть,
И в Чапаевском поселке,
Тоже есть такие, есть…
К роднику пришли гурьбою
Праздник нас сюда собрал,
Пусть живет и процветает
Величавый наш Урал.

Голубые небеса,
Реки, рощи и леса,
Всюду птичьи голоса,
Благодатный мой Урал!

Ты и родина моя,
Ты любовь и жизнь моя,
Ты печаль и песнь моя,
Благодатный мой Урал!

Я стада твои люблю,
Я луга твои люблю,
Я снега твои люблю,
Благодатный мой Урал!

Я своей любовью чист,
Как грозой умытый лист,
Как поутру птичий свист,
Благодатный мой Урал!

На чужбине сам грущу,
По твоим лесам грущу,
По твоим степям грущу,
Благодатный мой Урал!

Есть час у светлого Урала,
Когда рождается рассвет,
Есть ширь у светлого Урала,
Волну несущая на свет.
Есть степь у светлого Урала,
Как жаркий, расписной ковер.
Есть берега, где оживала
История с далеких пор.
Аулу там в тоске по сыну
Под кюи не сдержать слезы.
Из волн,
Что разбивались с силой,
Родился там Курмангазы.
Там беспокойное теченье
И дым костров среди равнин,
Там бесконечные кочевья
Слепых песков через Нарын.
Замученные дикой жаждой,
Пески впечатались во тьму.
И волны вынесли однажды
Дину народу моему
И наделили дивной тайной
Таланта гибкую страну.
И Кыз-Жибек красой печальной
Затмила чистую волну.
И Исатай, надеждой полный,
Мужал на этих берегах.
Здесь люльку Махамбета волны
Несли на белых гребешках.
И детство каждое учили
Привычкам соколиным тем,
И той непреходящей силе,
И той великой доброте…
Есть час у светлого Урала,
Когда рождается рассвет,
Есть ширь у светлого Урала,
Волну несущая на свет…

Открапали неспешные дожди.
Взгляни туда, где села в дымке тают,
где ливень бурю гонит впереди
и молниями светит над хребтами.
Над продувной стремительностью троп,
над крутизной дорог закаменелых
огни и воды врезались в отрог,
И небеса вскипели ошалело.
Себя осенним золотом одень!
Пусть родники ворочаются в недрах,
кипит и стонет огнеликий день,
и полночь задыхается от ветра.
Седой Урал…
Звени и с бурей спорь!
Тесней и крепче к матушке-планете
Ты встал и поднял до высоких зорь
Дыханье молодых тысячелетий.

Вы бывали на Урале?
Вы рассвет в горах встречали?
Солнце небо озаряет,
В рай волшебный превращает.
Мой родной Уральский край,
Знаменитый Таганай!
Гладь озер, туман скрывает,
Постепенно уползает,
Открывая их красу,
Вод кристальных чистоту!
Что вы знали об Урале?
Может мифы вы читали?
Сказы лучшие Бажова,
Захотите вспомнить снова?
Про уральских мастеров,
Несмотря, что край суров.
Из камней цветок растет
Что Данила создает.
А Хозяйка медных гор,
Дарит мастерам узор!
Здесь алмазы и хрусталь,
Самоцветов дивный край.
И олень в горах живет,
Серебро копытом бьет!
А писатель и поэт
Вам раскроют их секрет.
И расскажут об Урале,
Если раньше не слыхали.
Как он жил и как живет,
Как шедевры создает.
Посети Уральский край,
Приезжай и познавай!

Источник

Над уралом рекой ты стоишь город мой

Алтынай Казиева

Вот вытянул свою ручищу
Подъёмный кран,
стрелой доставший облака.
Мой Оренбург стал краше, чище,
Сияет окнами домов издалека.
Показать полностью.

Его проспекты стали шире,
Аллеи тополей до самого конца.
Приятно сознавать, что в мире,
Есть город, что так радует сердца.

Взлетела в небо гордо телевышка,
Знак памятный Гагарину стоит.
И может быть ещё другой мальчишка,
Из Оренбурга в космос полетит.

Несёт чуть слышно свои воды
Река степенная – Урал,
И город мой не старят годы,
С годами он прекрасней стал.

Я верю в город, в перспективы,
В тебя я верю хлеборобный край,
Заколосятся снова нивы,
И будет Оренбургский каравай

Гордится, будем мы уральскою Беловкой,
Платки пуховые не раз прославят нас,
И в парках малыши протопают неловко,
И будет нужен людям Оренбургский газ.

Мой Оренбург, всегда горжусь тобою,
Люблю твои ковыльные поля,
Люблю мосты над древнею рекою,
Люблю тебя, — кормилица земля.

И ты звучишь во мне счастливой песней,
Из тысяч ламп сияет ярко светлый нимб,
Уверен, что мы будем долго вместе,
Я о тебе сложу твой Оренбургский гимн:

Как ты набросишь тополиную косынку,
Как вновь поднимешь шумный птичий гам,
Уронишь на рассвете капельку росинку,
И ветром пронесёшься по лугам. Виктор Поживин

Источник

Радкевич Владимир. Стихи про Урал, Прикамье и уральскую природу

Поэт Владимир Радкевич

Владимир Радкевич (24.04.1927 — 07.06.1987) – пермский поэт, посвятивший большинство своих стихов Уралу, Прикамью, нашей природе.

Родился в городе Белом Смоленской области. В 1941 году с семьей эвакуирован в Башкирию. В 1949 году окончил историко-филологический факультет Пермского государственного университета. В разные годы работал инспектором областного отдела культуры, заведующим сельским клубом, литсотрудником в газетах, корреспондентом областного радио. В 1947 году начал печатать свои стихи, а в 1959 году стал членом Союза писателей СССР.

Приведем здесь лишь некоторые из его стихи про Урал и природу.

ПЕРМСКАЯ ЗЕМЛЯ

В камской зелени и сини
Жил и в грозах, и в тиши
Город в глубине России —
В глубине моей души.

Был он крут, не обессудьте!
Только, судя по всему,
Он поэтом был — по сути,
По призванью своему.

Не торжественною одой,
А лирической строкой
Он связал свои заводы
С Камой, небом и тайгой.

Так что, видимо, с рожденья
Все мы ходим, пермяки,
Под высоким напряженьем
Той лирической строки.

Молодым пришлась по вкусу
Крутизна такой земли,
Где к заводу или к вузу
Эти улицы вели.

Был я молод в самом деле,
Но остались позади
Азиатские метели,
Европейские дожди.

И курлычет по-над Пермью
Журавлиная тоска,
И роняют в Каму перья
Перистые облака.

Читайте также:  Рыбалка в чувашии река урга

Я живу, теряя близких,
После всех моих потерь
Ты одна по-матерински
Мне в глаза посмотришь.

Река Кама в Перми

УРАЛОЧКА

Под утро пала изморозь
На улицы села.
Березовая изгородь
От инея бела.

За Камой дымка вьюжится
Прозрачно и легко.
Поблескивают лужицы
Сиреневым ледком.

А по весенней наледи,
Помедлив у ворот,
Нарядная, как на люди,
Уралочка идет.

Высокие ботиночки,
Шагает налегке —
Родная до родиночки
На беленькой щеке.

Со мной почти что рядышком
Вздохнула и прошла
И лишь задела краешком
Сердечного тепла.

Но разве мало этого?
На то и есть она —
С морозными рассветами
Уральская весна!

ЧЕРДЫНЬ ВЕЛИКАЯ

Чердынь,
Чердынь Великая,
Чем же ты велика?
Дремлет, старчески всхлипывая,
Колва-река.
В дреме той иль в бессоннице
Время мечется вспять.
Под копытами конницы
Камни вопят.
Разгулялись ушкуйники.
Рать вогульскую гнут.
Соболиные шкурки,
Как женщину, мнут.
По становищу шастают,
Ткнув кистень за кушак.
Алексею Тишайшему
Будет добрый ясак!
Время древнее, гулкое,
Не меня ль ты зовешь?
Лучше стрелы вогульские,
Чем в приказе правеж!
Кровью руки омоются.
Но, крестом осеняя,
Стефан Пермский помолится
В тишине за меня.
Очи вороном выпиты.
И ни зги в темноте.
Буквы русские выбиты
На скорбной плите,
И плывет с облаками
Звон в четыре струи.
И дома белокаменны,
Как кости мои.

Этой ночью в гостинице
Я заснуть не смогу.
Лес на Чердынь не двинется —
Чердынь двинет в тайгу!
Сдвинут парни российские
Годы, горы, миры —
Словно пули трассирующие,
Вдоль по трассе костры!
Видно, так предначертано,
Чтоб, сквозь время струясь,
Кама около Чердыни
С Печорой слилась.
Здесь с лесным заточением
Свыклась Колва-река.
Тихо моет течением
Камни, кости, века…
Но отбросив подробности,
Я из прошлого рвусь.
Кровью слились народности
В великую Русь!

Чердынь

СТАРАЯ ПЕРМЬ

Пермяки – соленые уши!
Соль на потном тряпье рубах,
Да отчаянный звон полушек
По окраинам, в кабаках.

Возле Камы в глухих кварталах
На помине в ночи легка,
Как преданье, еще роптала
Кровь товарищей Ермака!

Ни поветрий, ни песен новых,
Лишь дороги в Сибирь, на Югру.
И, сутулясь, дрожал чиновник
На уральском сквозном ветру.

Трактом дрожки тряслись с имений,
С мясоеда – за балом бал.
Обольстительный дух пельменей
Над дворами Перми витал.

И, предчувствуя сытый отдых,
На перины, как на насест,
Пермь влекла своих жен дородных
И грудастых своих невест…

Но с восходом на мировую,
Багровея, не шел закат,
И ложились на мостовую
Тени будущих баррикад.

То, изведав любое лихо,
Смутно грезил про Пятый год
Отгороженный Егошихой
Мотовилихинский завод.

УРАЛ

Отсюда, с горного Урала,
Ко славе страстию дыша,
Россия руки простирала
И шла на бреги Иртыша.

Для славы той, не для богатства,
В трудах надсаживая грудь,
Здесь не купцы, а рудознатцы
В тайгу прокладывали путь…

И ныне так же, как и прежде, —
Хотя от всех границ вдали, —
Урал остался порубежьем,
Опорой матери-земли.

В тайге за ржавые болотца,
За гребни скал и глыбы льда
Бесстрашно, как землепроходцы,
Идут на Север города.

Край дальних, трудных расстояний!
Во мгле нахмуренных ночей —
То вспышки северных сияний,
То вспышки доменных печей.

Рассвет над новою Россией
Здесь в каждом новом деле жил,
Рожден раскованною силой
Земных и человечьих жил.

Недаром мощью исполина,
В поту, в огнях, в лесах стропил,
Две части света воедино
Урал навек собой скрепил!

Ветлан

КАМА

На безответною и сонною, —

Не просто мимо протекла –

Она хозяйкою законною

В твою судьбу, Урал, вошла.

Той работящею молодкою,

Кем держится в достатке дом,

Кто может злою быть и кроткую,

А все же ставит на своем.

Но лишь с делами поуправится

И улыбнется между дел,

Ты так и ахнешь: — Ведь красавица!

Ну как ее не разглядел.

И Кама мне, уральцу, помнится

Не в блеске гроз, не в хрустале льдов,

А тихою рекою-скромницей

В огнях бессонных городов.

С верхов, лесными захолустьями

Бежит, начав нелегкий труд.

Таежные речушки устьями

К ней, как устами, припадут.

Блестит на отмелях и камушках,

Но все раздольнее река,

И вот она уж – Кама-Камушка,

Щедра, душою широка!

Сбежались к ней по обе стороны

Поля у каждого села.

Не бойтесь: всем достанет поровну

Ее сердечного тепла!

Плоты несла, в турбины падала,

Сначала поработав всласть,

И, брызгами осыпав палубы,

Бушуя, в море разлилась…

И вновь течет река-красавица,

Вздымая грузные суда,

Туда, где с Волгою братается

Ее гудящая вода.

Река Кама

КУВА ОСЕННЯЯ

Не плывут по Куве, чуть кивая, кувшинки,

Не вплетаются в волны лучей паутинки.

И, как летом, с полей зацветающей ржи

Не летят по утрам над Кувою стрижи.

Берега, где тайга отступает в низины,

Красным градом усыпали гроздья рябины.

Да плакучий ивняк, да березка иная

Выйдет на берег, ветки в Куву окуная.

Ты течешь – не течешь, ты жива иль мертва?

Мне за белым туманом не видно, Кува.

Только тот, кто назвал тебя мертвой, неправ,

Он не ведал твой буйный безудержный нрав.

В напоенные талыми водами весны

Ты несла, как пушинки, столетние сосны,

И они проплывали на синем просторе

Через Камское море – в Цимлянское море…

А сейчас на угорах поблекла трава,

И от летних трудов отдыхает Кува.

Засыпает она от верхов до низовья,

Голубые леса положив в изголовье.

* Кува – река в Коми-Пермяцком округе. В переводе на русский язык ее название означает «мертвая вода».

Источник



Над Уралом-рекой

Над Уралом-рекой

Автор: Виктор Васильевич Дорофеев
Жанр: История
Год: 1988
ISBN: 5-7688-0070-0

Оренбург в течение полутора веков был центром связей России с народами Казахстана и Средней Азии. Это наложило своеобразный отпечаток на облик города. Книга основана на архивных документах и научных исторических публикациях дореволюционного и советского периодов. В ней рассказывается о прошлом, настоящем и будущем города, истории его застройки. Рассчитана на широкий круг читателей.

Оренбургу в 1993 году исполнится 250 лет. Он внесен в список исторических городов и населенных пунктов РСФСР. Мне хотелось, чтобы человек, проходя по его улицам, не скользил равнодушным взором по зданиям, скверам и площадям, а заинтересованно вглядывался во многие из них и видел тяжелый труд работных людей и солдат, усилиями которых основывался и рос город-крепость, видел славную историю революционного Оренбурга, испытывал гордость за сегодняшний день родного города. Ради этого и написана книга.

Над Уралом-рекой скачать fb2, epub бесплатно

Справочник. Улицы Оренбурга.

Справочник заинтересует жителей Оренбурга, его гостей и тех, кто увлекается историей. Он поможет найти не только современную, но и улицу XIX в. Дается история застройки города. Показана связь улиц с услугами почты и транспорта. Приводятся адреса и номера телефонов учреждений административных, культуры и здравоохранения, гостиниц, учебных заведений, храмов, предприятий торговли, общественного питания, связи, службы быта. Прилагается схема маршрутов городского транспорта.

Улица вела к храму

В своей книге автор рассказывает о улицах и достопримечательностях города Оренбурга дореволюционного периода.

Архитектура г. Оренбурга XVIII—XX веков

В книге дается описание архитектуры в разные периоды развития города, начиная с его основания. Работа адресована архитекторам и историкам, а также широкому кругу читателей, интересующихся историей г. Оренбурга.

Крепость на Яике

Скоро исполнится 250 лет с тех пор, как впервые «У устья Орского над Яйком» заложили город-крепость. Однако понадобилось еще 8 лет, чтобы центр нового обширнейшего Оренбургского края обрел свое нынешнее место. Расширяя пределы своего господства, феодальная Россия XVIII века вынуждена была отодвинуть и укрепить государственную границу на юго-восточной окраине. Город-крепость на Яике был необходим как главный опорный пункт создаваемых линий крепостей и как центр хозяйственно-политического общения с народами и государствами Востока.

Покушение П Н Шабельского-Борк и С Таборицкого на П Н Милюкова в Берлине

П.Н. ШАБЕЛЬСКОГО-БОРК И С. ТАБОРИЦКОГО

НА П.Н. МИЛЮКОВА В БЕРЛИНЕ

28 МАРТА 1922 г.

28 марта 1922 г. в Берлине произошло покушение на П.Н. Милюкова, известного политического деятеля, историка и публициста, одного из организаторов и лидеров Конституционно-демократической партии, который эмигрировал вскоре после захвата власти большевиками в России и являлся главным редактором парижской газеты «Последние новости». Во время него был убит один из руководителей кадетской партии, юрист и публицист Владимир Дмитриевич Набоков, также русский эмигрант и один из редакторов берлинской газеты «Руль». Милюков не пострадал.

История франков (Книги 6-10)

НАЧИНАЕТСЯ ШЕСТАЯ КНИГА С ШЕСТОГО ГОДА ПРАВЛЕНИЯ КОРОЛЯ ХИЛЬДЕБЕРТА

НАЧИНАЕТСЯ СЕДЬМАЯ КНИГА

ВО ИМЯ ХРИСТОВО НАЧИНАЕТСЯ ВОСЬМАЯ КНИГА

ВО ИМЯ ХРИСТОВО НАЧИНАЕТСЯ ДЕВЯТАЯ КНИГА НА 12 ГОДУ (ПРАВЛЕНИЯ) КОРОЛЯ ХИЛЬДЕБЕРТА

ВО ИМЯ НАШЕГО ГОСПОДА ИИСУСА ХРИСТА НАЧИНАЕТСЯ ДЕСЯТАЯ КНИГА

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ О ФРАНКСКИХ КОРОЛЯХ

Трест (Воспоминания и документы)

Воспоминания и документы

Предисловие 3 Боевая организация 5 Трест 15 Польский офицер о Тресте 113 Ревельская загадка 143 Парижский архив 149 Судьба провокатора 158 Разговор с Опперпутом 167 Киевский антиквар 179 Послесловие 183

Приложения: Варшавский код 185 Список псевдонимов 187 Библиография 190

Ю. А. Артамонов Письмо M. M. Таликовского M. В. Захарченко Письмо А. Федорова (Якушева) Письмо ген. А. П. Кутепова К. А. Ширинский-Шахматов Магазин А. Коваленки в Киеве

Последняя Великая Княгиня

Последняя Великая Княгиня

Предисловие Ее Императорского Высочества

Великой Княгини Ольги Александровны [Эти стоки продиктованы Великой княгиней Йену Ворресу незадолго до ее кончины 24 ноября 1960 года.]

Автор настоящей книги, господин Йен Воррес, убедил меня на закате моей жизни в том, что мой долг, как перед историей, так и перед моей семьей поведать о подлинных событиях, связанных с царствованием последнего представителя Дома Романовых. Столь жестокая в отношении к членам моей семьи судьба, возможно, намеренно щадила меня столько лет, чтобы дать мне возможность нарушить обет молчания и защитить мою семью от стольких клевет и кривотолков, направленных против них. Я благодарна Всевышнему за то, что он дал мне такую возможность у преддверия могилы. Меня печалит лишь одно: я не увижу эту книгу опубликованной.

Два сюжета на заданную тему

Два сюжета на заданную тему

Тема легитимности и устойчивости политического режима в современной России остается по-прежнему актуальной. И так будет продолжаться до тех пора, пока политическая оппозиция не придет к власти и не узаконит своим властным статусом новые, уже состоявшиеся общественные устои. Вопрос в том, где нам взять такую оппозицию, которой можно было бы доверить власть. И если такой оппозиции до сих пор не возникло, то может быть дело не только в ней, но и в самой власти, в ее характере и направленности, в ее внутренней не готовности идти на компромиссы. И тогда в пору задуматься над общей политико-правовой площадкой, способной разместить на своем пространстве не одного только «медведя». Фокусы на тему о якобы полном отсутствии правовой системы в советскую эпоху уже не проходят, как не проходят наивные «девичьи» надежды нашего розового либерализма времен перестройки на то, что мы можем, наконец, позволить себе быть слабыми и нас давно заждались в покоях «семьи цивилизованных народов». Время политического трюкачества заканчивается. Пора задуматься над тем, как привлечь на сторону реформ левый электорат. И начинать надо с двух принципиальных вопросов: а) каково наше отношение к современности, явленной во всем многообразии феномена глобализации, и б) каково наше отношение к советскому прошлому, составившему непосредственную историческую основу современной России?

Хождение за камень

ХОЖДЕНИЕ ЗА КАМЕНЬ

«Всякая история, даже и неискусно писанная, бывает приятной».

Владимир Андреевич Устюжанинов — главный государственный горнотехнический инспектор Сургутской РГТЭИ Тюменского округа Гостехнадзора России. За его плечами горный техникум, геологоразведочный институт и 40 лет работы в геологии Среднего Приобья. За эти годы прошел все ступени: от рабочего до начальника геофизической экспедиции. Увлекается историей, особенно нашего края, и находит минуты, чтобы письменно (и устно тоже) рассказать об интересных исторических фактах людям. Читатели «Югры» знакомы с его историческими, увлекательными рассказами «В те годы в Нарымском крае», «Прошлое остается с нами» и другими, опубликованными в нашем журнале в прошлом году. Мы благодарны, что Владимир Андреевич стал постоянным автором журнала «Югра». Сегодня мы предлагаем вам его новый исторический очерк «Хождение за Камень», ради которого автор, жертвуя своим отпуском, побывал во многих архивах страны.

Источник

Adblock
detector