Меню

Наклонившись над рекой что то шепчет камыш

воспоминанья

Я – жертва политических репрессий,
Вернее ею был родной отец.
Тогда в названьях многих поселений,
Добавили коротенькое: «Спец».

Простых людей (а вовсе не буржуев),
Кто не смирился с волею вождя,
Ссылали всей семьею подчистую,
И «Враг народа» вешалась статья.

В глуши лесов селились эти люди,
Открыты и морозам, и ветрам.
В таком поселке я рожденным буду
На благо Родине и радость комарам.

Прошли года, и мы уже стареем,
Кто был рожден в голодные года.
Опомнились, теперь за вас радеем –
Не поздно ли, скажите господа?!

Чего щедроты рассыпать вдогонку,
Ведь не вернуть вам мне отца и мать,
Они нужнее в тыщу раз ребенку…
За срок, что нет, я стал их забывать!

Покажите мне море
с белой пеной у скал,
С бирюзовой водою,
как во сне я видал.
Покажите мне небо,
чтоб до края земли,
И по этому небу
к югу шли журавли.
Покажите мне поле,
где колышется рожь.
Тишину и раздолье,
что нигде не найдешь.
Покажите мне лето
и сугробы зимой,
И, увидев все это
ты забыл про покой.
И запомнил навеки
и леса, и поля…
Мог воскликнуть с рассветом:
здесь отчизна моя!

ЗНАЧИТ, СТОИТ ЖИТЬ!

Плачут крыши и деревья, каплями стуча,
Блеск крестов на божьем храме в солнечных лучах.
Мчатся мутные потоки, с шумом уносясь,
Воробьев шальная стайка с криком пронеслась.

Скоро грач иссиня-черный гнезда станет вить,
Все живое встрепенется, значит стоит жить!
Стоит жить во имя жизни, побеждая зло,
Пронеся в душе с собою ласку и тепло.

Всю любовь, что подарили вам от всей души,
Сохрани, а боль, обиды ты не вороши.
Подари любовь и счастье тем, кто дорог вам,
Нет преград в душе открытой ласковым словам.

Ваше сердце расцветает, словно сад весной,
И от этого цветенья без вина хмельной.
Коль мечтается порою в утренней тиши,
То, поверь, грустить не стоит, значит стоит жить!

ПОБЫВАЙТЕ В ХРАМЕ

Побывайте в храме, поклонитесь Богу,
Прошептав молитвы мудрые слова.
Вспомните дорогу к отчему порогу,
Пусть её не глушит сорная трава.

Крест, позолоченный верный путь укажет,
Излучая тихий предзакатный свет.
Истинную правду только сердце скажет,
Ну а вера в Бога, грешен или нет.

Пусть невзгоды жизни не сгибают плечи,
Не белят потери, словно снег, виски.
Грустно и прискорбно, раз хвалиться нечем,
И любовь не в радость жизни вопреки.

Побывайте в храме, Богу поклонитесь,
Покаянье лечит жизненный недуг.
Водой из иордани святою окропитесь,
Может, просветленье вас коснется вдруг.

Первый листок на березе,
Первый листочек в лесу.
Шумные майские грозы
В мир пробужденье несут.

И ты, по утрам просыпаясь,
Настежь окошко открой.
Солнышко хлынет упругой,
Нежной, горячей струёй.

Щурясь от яркого света,
Руки воздень в небеса…
И ищешь наверно ответа,
Откуда такая краса?!

А сердце опять замирает,
От чувств переполнена грудь.
И легкость приходит такая,
Что можешь спокойно вспорхнуть.

В бездонное небо взмывая,
Взирая на все с высоты,
На миг обо всем забываешь,
И жалко, что это-мечты!

Людская любовь-это сила великая,
Верит каждый в её повторение.
Словно в бурю ревущую, дикую,
Как в природу в период цветения.

Словно в птицу в безоблачном небе,
Иль стрелу, устремленную к цели.
Кто влюблен до безумия не был,
Тот едва ли на слово поверит.

Для неё нет преград, нет запоров,
Не пугают её расстояния.
Если надо, поднимется в гору,
Проявив чудеса выживания.

И с волною поспорит лохматой,
Сквозь пустыню дорогу отыщет.
В темноте будет вам провожатой,
В холод лютый, и кровом и пищей.

Будет матерью ласковой, нежной,
Отводящей от дома напасти.
Но, увы, как сейчас, так и прежде,
Как огонь, без взаимности гаснет!

О чем же родители наши мечтали?
Чтоб дети их в жизни счастливее стали,
Не знали разрухи, репрессий и войн,
Чтоб солнце сияло над их головой.

Желали в наш дом и любви, и достатка,
При этом отдав всех себя без остатка.
Ночами, склоняясь в тиши к изголовью,
Смотрели на нас с теплотой и любовью.

Ошибок житейских, что сделали сами,
Не повторяли бы дети с годами.
Главной заботой привыкли считать –
Вырастить нас, обучить, воспитать.

Годы промчались, мы взрослыми стали,
Свои уже семьи с любовью создали.
Но как ни крути, жизнь – спирали виток…
Для нас наступил беспокоиться срок.

Теперь уже мы своих чад опекаем,
О лучшей их доле ночами мечтаем.
Нельзя разорвать круга ни чем,
Избавиться, чтоб от забот и проблем.

ХРАМ МИХАИЛА АРХАНГЕЛА

Храм стоит былинным исполином,
Крепко и надежно, не века!
Воином, в боях непобедимым,
Возносясь главою в облака.

Созывал ты рать набатным звоном
Для отпора ворогам из вне.
Стал за это храмом гарнизонным,
Словно сам участвовал в войне.

Золоченый крест блестит на солнце,
Словно путеводная звезда.
Храм в душе, как малое оконце,
Что открыто Богу навсегда.

Ты обитель для души болящей,
Ты защита от мирских сует.
Ты опора веры настоящей
И маяк, дающий людям свет.

Много вынес храм в былые годы,
Но устоял во всей своей красе,
Несет, как прежде, веру для народа,
А в вере той нуждаемся мы все!

Дни короче стали, наступила осень,
Желтый лист кленовый падает, шурша.
Небо стало серым, лишь порою просинь
Проблеснет неярко, вновь уйти спеша.

Потянулись птицы стаей дружно к югу,
Оглашая криком землю с высоты.
Все идет привычно, все идет по кругу,
И не в вилах что-то изменить здесь ты.

Отпылает осень лиственным пожаром,
В след зима наступит, вьюгами кружа
Урожай укроют в погребах, амбарах,
И спокойной будет пахаря душа.

А пока лишь только осень золотая,
Ветер на дорожках ворошит листву.
Лучик солнца робкий землю согревает,
Все это не сказка, это на яву.

Я брожу неспешно по аллеям сквера,
Просто так, без дела, радуясь всему.
Хорошо, что в жизни все имеет меру,
А Раз так – спокойно сердцу моему.

Июнь подходит к завершенью,
Сияют в небе Стожары,
И в полдень дуб короткой тенью
Укрыть вас может от жары.

И в это время наступает
В крестьянской жизни сенокос.
Вот бригадир и собирает
С утра пораньше на покос.

Идет народ в одеждах белых,
Чтоб комары и овода
Не так кусали б и зудели
В разгар ударного труда.

Клубится пар ещё над речкой,
Шуршит камыш, вода журчит,
Лошадки брякают уздечкой,
Да коростель в кустах кричит.

Наметив путь свой для прогона,
В ладонь привычно поплевав,
Вонзил мужик косу со звоном
В цветной ковер из буйных трав.

Роса обильная искрилась
На ветках ивы вдоль реки.
Под свист косы трава ложилась
В тугие, ровные валки.

Проходит час, другой и третий,
Поднялось солнце над леском.
«Шабаш, кончай косить, Викентий,
Айда свой пыл гасить кваском!

Да и роса обсохла мигом,
Чего же спину рвать, скажи?
Пора сенцо трясти и двигать,
Чтобы к обеду просушить»

Отведав щец с зеленым луком,
Испив ядреного кваску,
Народ, работой утомленный,
Гурьбой бросается в реку.

И визг, и хохот разносились,
И брызги сыплют, словно дождь.
Стрижи, как молнии носились…
Такое вряд ли где найдешь!

Венцом работы сенокосной –
Стога взметнутся, как шатры.
И уберут крестьяне косы
На год, до будущей страды.

Вспоминаю детство, летние походы,
Когда мир казался ярким и большим.
Жизнь не омрачали беды и невзгоды,
И все было подвластно думам озорным.

Над речным обрывом пестрые палатки,
Сизый дым струится, улетая ввысь.

Сон перед рассветом, видно, самый сладкий,
Только кашевары, ёжась, поднялись

Солнце заиграло на траве в росинках,
Пар слегка клубится, тая над рекой.
Ветерок несмело шелестит в осинках,
Над землей витает сказочный покой.

Но ещё немного – и просеется лагерь,
Зазвенит над лугом колокольцем смех.
Погружаем тело сонное во влагу,
Ярких брызг фонтаны, поднимая вверх.

Накупавшись вволю, все спешат к кострищу,
Там уже готово варево с дымком.
И, поверьте, братцы, нет вкуснее пищи:
Макарон «по-флотски», чаю с сахарком.

Подкрепившись плотно, уложив палатки,
Рюкзаки – за спину и айда вперед!
По полям цветущим, по мосточкам шатким
К новым приключеньям нас вожак ведет.

Не беда, что лезет пот в глаза солёный,
Припекает солнце, давит груз плечо.
Ты шагаешь бодро, в этот край влюбленный,
Всё, что это вечно, веришь горячо.

Но проходят годы, зрелость наступает,
Мы мгновенья эти лишь в душе храним.
Хорошо, что дети наши подрастают,
Всю любовь к открытьям им передадим.

Закончен май, мы на пороге лета,
Его мы ждали, время торопя.
С дождем, жарой, малиновым рассветом,
На лучшее надеялись любя.

Мечтали мы, как росными лугами
Вновь побежим к излучине реки.
Сбивая капли босыми ногами,
Любуясь на хлеба и васильки.

С разбега, погрузившись с головою
В речную гладь, а холодок воды
Обнимет, освежит и успокоит
И сделает на время озорным.

Затем лежать, раскинув вольно руки,
Подставив тело солнечным лучам.
Забывши все: работу, дом, науки,-
От счастья, улетая к облакам.

Проходит час, за ним другой и третий
Столь беззаботной жизни, а затем:
Работа, дом, обязанности, дети…
Закружит нас круговорот проблем.

Стоит на Волге величавый град,
Давно стоит, почти тысячелетье.
На маковках церквей горит закат
И солнца луч играет на рассвете.

Здесь уживаются и новь, и старина,
Трамваев звон сменяет звон церковный,
А белый кремль, пройдя сквозь времена,
Плывет, как парус, над водою темной.

Из века в век мой город рос и жил,
И развивался гордый и свободный.
Здесь Федор Волков чудо совершил,
Создав театр воистину народный.

Стоит Некрасов, вглядываясь в даль,
Привычно плечи, обхватив руками.
В глазах застыли думы и печаль
О берегах, воспетых бурлаками.

Ты манишь нас прохладою аллей,
Ковром цветочным, запахом сирени.
Рядами лип и стройных тополей
И красотой изысканных строений.

Живи и дальше, дивный город мой,
Чаруй красою величавой, строгой,
Вселяй надежду, радость и покой
И наставляй на верную дорогу!

Поезд мчит по просторам России,
Сквозь леса и просторы полей.
А на небе безоблачно-синем
Клин, курлыча, летит журавлей.

Я на поезде этом спешу на свиданье
С дивным краем, в котором рожден.
Чтобы снова увидеть сиреневой ранью
Первый солнечный луч и туман за селом.

А ещё я спешу на лесные просторы,
Чтоб вдохнуть смолянистых ветвей.
Увидать, как коровы бредут косогором
За рекою, где золото спелых полей.

Посидеть вечерком на завалинке шумной,
Каждый дед здесь политик, а бабка судья.
Отдохнуть от речей надоедливых, нудных
И послушать, чем дышит деревня моя.

Погулять у реки, где играют рыбешки,
А в тумане предутреннем шепчет камыш.
Иль, обув сапоги, прихвативши лукошко,
Удалиться в лесную осеннюю тишь.

Где б меня не носило по этой планете,
А поездил я много, поверьте, друзья,
Но милее и краше для сердца не встретил,
И по этому тянет в родные края.

Поезд мчит по просторам России,
С каждым часом все ближе родные края.
Где под небом безоблачно-синим,
Как и прежде, стоит деревенька моя!

Побывал в деревне, отдохнул душою,
Поклонился праху матери своей.
Устали не ведал, хоть вставал с зарею
И бродил часами средь ржаных полей.

Любовался, млея, гроздьями рябины,
Что висят на ветках всполохом зари.
А ещё росою, что на паутинках
При луче рассветном радугой горит.

Надышался вволю ароматом сосен,
Запахом особым преющей листвы.
Вымок не однажды, потому что осень,
При походах частых в рощу по грибы.

Как забыть рыбалку на вечерней зорьке
И уху, что ели прямо у реки,
А костер дымился ароматом горьким,
В небо, поднимая, искры-мотыльки.

А ещё отведал хлеб из русской печки,
Ароматный, свежий с корочкой тугой.
Слушал говор местный, сидя на крылечке,
Окающий, мягкий, с детства дорогой.

Но пронеслась неделя как одна минута,
Скоро поезд скорый унесет меня.
В городе я встречу завтрашнее утро,
А затем и полдень завтрашнего дня.

Но не сгладит время, как бы ни старалось,
Лица и пейзажи, рощи и поля.
Потому что это с молоком всосалось,
Здесь мое начало, здесь судьба моя!

Ты спишь так сладко, безмятежно,
Под щеку, сунув мягкую ладонь.
А я любуюсь неотступно, нежно,
На твой глубокий и спокойный сон.

Бьется жилка на точеной шее,
Легкий вздох слегка вздымает грудь.
Ты так прекрасна, что сказать не смею,
В улыбке губы приоткрыты чуть.

На белом шелке розовеют щеки,
Сбив покрывало, обнажила стан.
Изгиб бедра, манящий и глубокий,
Пьянит сильнее, чем трава-дурман.

Упрямый локон возле мочки уха
Спадает в низ упругою струей.
Привычно все, но сердце бьется глухо,
И понимаешь: нет такой другой.

Желаю я, чтобы тебе приснились
Рассвет, роса и поле за рекой.
Минуты счастья чтобы вечно длились
И ангел твой оберегал покой.

Проходит час, а я тобой любуюсь,
Забыв про время и про свет в окне,
Боюсь спугнуть идиллию такую…
Прекрасней нет, чем женщина во сне!

Свет погашен, лишь мерцают свечи,
Гомон птичий слышен у окна.
Наступал тот долгожданный вечер,
Он, она, и с ними тишина.

Для двоих исчезли все реалии,
Растворились в нежности сердец.
Ушли тревоги, и ушли печали,
И даже грусть исчезла, наконец.

Глаза в глаза, тогда и слов не надо,
Здесь стуком сердца все объяснено.
А нежных губ медовая прохлада
Слегка пьянит, как доброе вино.

На встречу счастью их душа стремится,
Жар-птицей, улетая в небеса…
И этот миг пусть долго-долго длится,
Не зря любовь свершат чудеса.

Погашен свет и догорели свечи,
Упала ночь за окнами давно.
Счастливей нет и нет беспечней
Двоих влюбленных, слившихся в одно!

ТЫ ДА Я, ДА МЫ С ТОБОЙ

Видно так угодно Богу
И начертано судьбой.
Мы идем одной дорогой,
Ты да я, да мы с тобой.

В поперечье всем кликушам,
Что кричат наперебой.
В жизни нету пары лучше,
Чем ты да я, да мы с тобой.

За дела не стыдно будет,
Что оставим за собой.
Себя сами строго судим,
Ты да я, да мы с тобой.

Тридцать лет прожили вместе,
Рано думать про покой.
Мы не все пропели песни,
Ты да я, да мы с тобой.

Об одном порой мечтаем –
Дожить до свадьбы золотой.
Хлеб жуем, не унываем,
Ты да я, да мы с тобой.

Годы мчат неудержимо,
Но по-прежнему любя,
Кто упал, другой поднимет,
Ты меня, а я тебя.

ЗИМНИЙ ДЕНЬ В ДЕРЕВНЕ

Настал январь, мороз вовсю лютует,
На ветках иней, серебрясь, блестит.
Не описать пером красу такую,
Как снег кружится и метель гудит.

Как по утрам в деревне топят печи
И дым столбом струится над трубой.
Как пар клубится в полыньях у речки
И снегири свистят наперебой.

Сугробы в рост, завьюжена дорога,
На окнах кружево нарисовал мороз.
Над лесом солнце поднялось немного
И заискрились ветки у берез.

Короток день крещенскою порою,
Зажгутся в избах огоньки вот-вот.
Смолк воробей, укрывшись под стрехою,
На печке теплой растянулся кот.

Хлопочут бабы, ужин собирая,
И вся семья расселась за столом.
Покой кругом от края и до края,
Лишь только ветер шелестит снежком.

Накинет ночь на землю покрывало,
И звезды вспыхнут россыпью огней.
Уснет деревня, как мужик усталый,
Пусть добрый сон приснится нынче ей.

А завтра новый день зарей займется,
Рассвет окрасит пурпуром окрест.
Краса такая вряд ли где найдется,
Неброская краса родимых мест.

СВИДАНИЕ С РОДИНОЙ
(30 лет спустя)

Закат окрасил красным небо,
Туман поднялся над леском.
Как долго я в деревне не был,
В краю таежном и глухом.

В краю, где ели осины,
Где хмель островины обвил,
Который в детстве я покинул
Не потому, что не любил.

Уж просто так судьба сложилась,
Что в девять лет стал сиротой.
Жизнь понеслась и покатилась,
И вот уже почти седой.

Я по чащобе лез до хрипа,
Ну, вот дошел, ещё чуток.
Вот здесь росла большая липа-
Но нет её, один пенек.

И нету изб возле дороги,
Поля и пожни лес забил.
Пейзаж унылый и убогий,
Меня, как молния, пронзил!

Где дом стоял – растет крапива,
Малины куст да первоцвет.
Взглянул – и сердце защемило:
Вот здесь родился я на свет.

И постояв, вздохнул печально,
Попил воды из родника.

Всё то, что было изначально,
Втирает времени рука!

И понял я, что нет возврата,
Не отмотать жизнь, как в кино,
Здесь правых нет и виноватых…
Всё, всё судьбой предрешено.

ВИДНО, Я СТАНОВЛЮСЬ…

.Видно, я становлюсь сельским жителем,
Раз меня потянуло в поля.
Дом бревенчатый стал мне обителью,
А опорой по жизни – родная земля.

Я рожден был в глухой деревеньке,
В вологодской, таёжной глуши.
Вот и зрела, росла постепенно
Эта тихая грусть моей Руссой души.

Как сравнить городские просторы
С шумным грохотом сотен машин,
Утро раннее с солнышком светлым,
Что встает из-за острых вершин.

Вот оно разлилось по округе,
Заблестела трава миллионами искр.
И запел соловей, потом замер в испуге,
Наш российский природный артист.

Свежий воздух, прохладный, упругий,
Ароматом ни с чем не сравним,
Грудь наполнил и как бы окутал
Вас с легка дуновеньем своим.

Я судьбе благодарен за это,
Что вновь солнце сегодня взошло.
Сам собою пришел я к ответу,
Почему меня тянет в село.

Какие закаты, какие рассветы,
Солнце в полнеба, простор.
Ковер на лужайке из ярких соцветий,
За Кончею — речкой крутой косогор.

Здесь воздух особый упругий и сладкий,
Весной соловьи ночью спать не дают.
И дым по утрам поднимается шапкой,
Да, петухи, день, встречая, поют.

Леса и болота, туман по низинам,
Что стелется к ночи, как пух лебедей.
И все здесь слилось монолитом единым,
В простой деревеньке, теперь уж моей.

А ночью, когда холодок набегает
И выйдет из туч колдовская луна,
Все в сказочном свете вокруг замирает…
И Барлово просто зовётся она.

Звучит вопрос нелепый:
Зачем, скажи, писать стихи?
Мы, что по- твоему, ослепли,
Или в эстетике плохи?

Я им отвечу, эти строки:
Про птиц, цветы и про луну,
О том, что шумные сороки,
Трещат, пугая тишину,

Или о пурпуре заката,
Про дождь, июльскою порой,
Или о том, как мы когда-то
В ночное бегали гурьбой,

Про кисти алые рябины,
Про палисад с кустами роз,
Как величаво, будто спины,
Гнет ветер ветви у берез.

Или о том, как пар над речкой
К ночи белеет молоком,
Про дом родной, где у крылечка
Сирень качает ветерком.

Про поле спелое пшеницы,
Что золотою бьет волной,
Гусей крикливых вереницы,
Летящих к югу надо мной.

Про шелест листьев на осинах,
Траву, покрытую росой,
Про радугу на небе синем,
И лес за речкой голубой.

Переполняет душу радость,
Ну, как про это не писать!
Я отвечаю: надо, надо!
Все это ярче увидать.

На пригорке родная моя деревушка,
Как мне больно смотреть на тебя.
В три окошка с фасада избушка,
Над двухскатною крышей печная труба.

Палисадник, увы, зарастает крапивой,
Покосился некрашеный старый забор.
У крылечка березка склонилась учтиво,
Две поленицы дров, да пустующий двор.

Изменилась ты очень, совсем опустела,
В половине домишек одни старики.
А когда-то, родная, ох как ты шумела
Песней, пляской веселой в ночи у реки!

Объедалась блинами все красной седмицей,
Пировала на свадьбах неделю, подряд.
Почему так все скоро смогло измениться,
Коль картина родная не радует взгляд?

Неизменна с годами природа родная,
Буйство красок чарует, как прежде, весной.
Летом радуга в небе от края до края
После дождика ярко встает над рекой.

Значит, мы изменились во многом,
Потянуло нас в город, в уют и покой.
И с годами тропинка к родному порогу
Наяву и в душе зарастает травой!

С тоской слежу за серым небом:
То моросит, то дождь со снегом,
Лишь иногда из серых туч
Пробьется робко солнца луч.

Уносит ветер листьев стаю,
Что кружат, дружно опадая.
Затем ковром ложатся пестрым
Между осин, елей и сосен.

Читайте также:  Река московского области бассейна реки москвы

Крикливых птиц большие стаи
Все чаще мимо пролетают.
Крича, зовут с собой на юг,
Прочь от морозов и от вьюг.

Над речкой голая ветла
Торчит, как старая метла.
Сковал ледок слегка дороги,
Видать, зима уж на пороге.

ГРУСТНО МНЕ СТАЛО…

Грустно мне стало,
Пойду за село,
Где шариком алым
Спать солнце ушло.

Где воздух упругий
Ласкает, как кот,
А к дому по лугу
Стадо тихо бредет.

Где клевер душистый
Разлил аромат,
Закат золотистый
Мне радует взгляд.

Под сению клена
В сплетеньи ветвей
В награду влюбленным
Запел соловей.

И с пением томным
Грусть быстро ушла.
Я улицей темной
Бреду вдоль села.

Сарай с сеновалом
На самом краю.
Я рухнул на сено,
Заснул, как в раю!

Моя, деревенька, совсем небольшая,
В пяти лишь домах постоянно живут.
Поверьте, но мне её так не хватает,
Хотя и люблю городской я уют.

Все: воздух пьянящий, медовые травы,
Просторы цветущих лугов и полей
С запахом скошенной утром отавы,
Стали отныне любовью моей.

Студеные струи воды родниковой
Имеют особый изысканный вкус.
И кустик сирени в нарядной обнове
Приводят, как прежде, к смятению чувств.

Лишь солнце тихонько верхушек коснется
Своими лучами ранней зарей,
Все это в уставшей душе отзовется
Забытою нами детства порой.

Моя деревенька, совсем небольшая
Каких по России, наверно, не счесть.
Но русскому сердцу такая родная,
Спасибо! Спасибо за то, что ты есть!

В отчий дом меня уже не тянет,
В глухом краю лежат отец и мать.
Пока я жив, язык мой не устанет
Молитвенно их души поминать.

Давно могилы заросли травою,
Подгнил с годами, покосился крест.
Лишь вьюга воет зимнею порою-
Хозяйка этих захолустных мест.

Унынье здесь не только на погосте,
Разъехался с годами деревенский люд.
И адрес здешний позабыт на почте,
Одно иль два за год письма придут.

Жилых домов всего лишь пять осталось,
А было ведь когда-то больше ста.
Народу до полтыщи собиралось
В Иванов день на поле у моста.

Вот потому и в отчий дом не тянет,
В таёжный край, где «спят» отец и мать.
Пока живу, в душе не перестану,
И буду, как и прежде, вспоминать.

НОЧЬ НА СЕНОВАЛЕ

Мой старый добрый сеновал,
Сарай, набитый до отказа.
Кто летом здесь не ночевал,
Тот не блаженствовал ни разу.

Я залезал в душистый мрак,
Бросал одежду к изголовью.
Смотрел на небо, просто так
В минуты томного безмолвья.

На небе звезды, как огни,
Горели, трепетно мерцая.
Манили вдаль меня они-
Мне так казалось, засыпая.

Я слушал шорохи извне,
Вдыхая терпкий запах мяты.
Который раз уже во сне
Увидел матушку у хаты.

Хотя уж нет её давно,
Во сне она всегда живая.
Привычно машет мне в окно,
Под кров родимый зазывая.

Но ночь в июле коротка,
Уже рассвет встает румяный.
И с дуновеньем ветерка
Природа ото сна восстанет.

Лишь только солнечным лучом
Осветит старые стропила…
Лежишь, мечтая ни о чем,
Таком обыденном и милом.

Прохладен воздух поутру,
Блестит роса на паутине,
А я никак не соберусь
Вот этот рай земной покинуть.

Ах! Старый добрый сеновал,
Сарай, набитый до отказа.
Кто здесь ни разу не бывал,
Тот не блаженствовал ни разу!

Луна и снег, темнеет лес вдали,
Скрипят ветвями старые березы.
И стекла на окошках поросли
Невиданным узором от мороза.

Я свет увидел в ночь на Рождество,
Когда трещат суровые морозы.
Горящих звезд на небе волшебство,
Тогда казалось жизненною прозой.

Суровый край, заботы и нужда…
Сливались воедино монолитом,
Но память сохранила навсегда
Всё то, что «пылью времени» покрыто.

Речушку Лочваж, старое гумно,
Вдоль изгороди заросли малины
И русской печки доброе тепло,
И ручеёк с названьем «Половинник».

Вкус хлеба и парного молока,
Скрип ворота у общего колодца.
Как рожь колышется от ветерка,
И стайка ласточек над крышей вьется.

Уж нет давно ни дома, ни села,
Растут леса на месте огорода.
И речка обмелела, заросла,
Не ставят скирды на лугу у брода.

Увы, увы! Промчалось столько лет,
Живу я в городе, достатком не обижен.
Но вот беда, душе покоя нет,
Что было в детстве, снова ясно вижу.

ЧТО ЗНАЧИТ ЧЕЛОВЕКОМ БЫТЬ

Не распыляйся в мелочах напрасно,
Старайся всем добро творить.
И верь лишь в то, что жизнь прекрасна,
А это значит человеком быть.

Любуйся утром летним, свежим,
Увидев паутины тонкой нить.
Храни заботу в сердце нежном,
И это значит человеком быть.

Заботами к другим не тяготиться,
Весь этот мир огромный полюбить.
В грехах своих попробуй повиниться,
Все это значит человеком быть!

Блестят деревья «пылью» звездной,
И снегири свистят в ветвях.
Сверкает снег в тиши морозной
На крышах изб и на полях.

Клубится дым над крышей дома,
Петух горланит во хлеву.
За речкой лес полоской темной
Встает, как сказка, наяву.

Сияньем солнечным одета
И эта стать, и эта ширь.
А тихий шелест голых веток
Звучит, как музыка души.

Души простого человека,
Который в этот край влюблен.
За благодать, за счастье это,
Святой Руси – земной поклон!

Облетит листва с березок гибких,
Тихо ляжет на сырой земле.
Старый пруд колышет ряску зыбко,
Лунный серп чуть видится во мгле.

Осень, осень, чаровница осень,
Одевает в пестрый лес наряд.
И печальный крик с небес доносит
Ветер – стай, что мимо нас летят.

Тонким льдом подернутся озера,
Белым инеем подернется трава.
А мороз причудливым узором
На стекле проявится слегка.

Цикл годичный завершит природа:
Осень, вслед зима, и вновь весна…
Изменить нельзя вселенной хода,
Сила нам такая не дана.

А пока листву срывает ветер,
Словно сыплет золотым дождем.
Ничего красивей нет на свете,
Той поры, в которой мы живем.

Когда любовь наполнит душу
И даже мир наполнит весь,
Ты только сердце своё слушай
Оно советчик главный здесь.

Глядя на всполохи заката,
Как солнце село засело
В тоске и время виновато,
Что разлучить с тобой смогло.

Но чувством сильным окрыленный,
К тебе стремился и летел.
И машинально обреченно,
Я написал лишь букву «Л».

Так на окошке запотевшем
Как на листе, письмо любви.
Я выводил рукой неспешной
Слова – признания свои.

Но только новый день настанет,
Исчезнут буквы на стекле,
Их может ветер прочитает
И перескажет все тебе.

А за окном в притихшем поле
Кричит тревожно перепел…
Но я опять помимо своей воли,
Пишу, пишу лишь букву «Л».

Позови меня в даль, или в темную ночь.
Если в сердце печаль, кто нам в силах помочь.
Если крик журавлей оборвался в тиши,
Ты за это любовь обвинять не спеши.

Может, это судьба наложила печать,
И за счастье свое мы должны отвечать.
Если труден твой путь в этом мире большом,
Не стремись ко всему, а моли об одном.

Не растрачивай пыл, свои силы губя,
И удача скорей заприметит тебя.
Постучится слегка в твой распахнутый дом
И сперва погостив, вдруг останется в нем.

Я не верю, что нельзя вернуть
Жизни путь, зовущийся судьбою.
Отыскать, как клад, в прожитом суть
И с душевной разобраться болью.

Если память воскрешает вновь
Все былое, как на фотоснимке:
Первый шаг и первую любовь,
Дом родной и тонкие рябинки.

Если снова видится во сне
Образ матери в домашнем одеянии,
Её голос в гулкой тишине,
Значит, живы в нас воспоминания.

Раз волнует золото полей,
В пояс рожь с колосьями тугими,
Вспоминаешь всех своих друзей,
Что остались вечно молодыми.

Если вновь способен пережить
Боль и радость за родных и веру.
Всё, что начал, сможешь завершить
Значит, ты живешь по полной мере.

ЖИВИТЕ С ЛЮБОВЬЮ

Зимнее солнце хоть светит, не греет,
В природе затишье, в природе покой.
Вот так же и тот, кто любить не умеет,
Тепла не дает, пусть здоров и живой.

С годами родник зарастает травою,
Коль воду не черпать для нужд бытия.
А люди хиреют, смирившись с судьбою
И радости нет, и семья не семья.

Им ранний рассвет и закаты не в радость,
А ветер порой навевает печаль.
Унынье и грусть получает в награду,
И этих людей мне поистине жаль.

Живите, открыто, живите с любовью,
Пусть радостным будет коротенький миг.
И день ото дня отличается новью,
Тогда ты душою не будешь старик.

Оглянись на пройденный свой путь,
Кого любил, ну, а кого ославил?
Что возвратил, а что не смог вернуть,
Что завершил, а что другим оставил?

Какая чаша жизненных весов
Окажется в итоге тяжелее?
Коль перевесит та, где больше дел, чем слов,
Ты жил не зря, гляди вперед смелее.

А иногда, увы, бывает так:
Пустая чаша перевесит все же.
Хоть шел по жизни, ускоряя шаг,
Но ты отстал, к тому же безнадежно!

Остановить мгновенья невозможно,
Ход времени не задержать вовек.
Но с этой аксиомой непреложной
Смириться не желает человек.

В ранней юности медлительнее время
С годами только ускоряет бег.
Оно ложится непосильным бременем,
В его величии жалок человек.

Оно бывает: золотым и светлым,
Лихим и праздным, малым и большим.
Ох, как оно спешит, когда мы медлим,
И медлит очень, когда мы спешим.

Ещё бывает трудным и жестоким,
Холодным, долгожданным, дорогим.
Бывает так же близким и далеким,
И мы его так бережно храним.

Крупицы времени ценить мы начинаем,
Когда прошел по жизни долгий путь.
И с тайной грустью здесь мы замечаем,
Что не вернуть, то время, не вернуть.

Бег времени имеет постоянство
Его прервать пока никто не смог.
Порою миг огромное богатство,
Его ж отсутствие – в небытие порог!

Солнце на небе играет,
И с крыш побежали ручьи.
И сердце опять замирает,
Вот – вот прилетят соловьи.

Весна на планете бушует
Хозяйкою стала она,
Грачи по полянам кочуют,
Где редкая травка видна.

Во всем появляется легкость,
Душе просто хочется петь.
Мечтая о чем-то далеком
Стремишься ты в высь полететь.

Обнять этот мир многоликий,
Улыбкой всех, всех одарить.
Душою для счастья открытой
Ещё беззаветней любить.

Простить своих недругов прежних,
Друзей одарить теплотой,
И чувством наивным и нежным,
Что снова приходит с весной!

Родина далекая и близкая,
Край, в котором я увидел свет.
Где заря, студеная и чистая,
До сих пор тебя милее нет.

Край черёмух по весне духмяных,
Край глухих нехоженых лесов.
Где косач токует на полянах…
Остается главной темой снов.

А ночами, словно в кинозале
Все всплывает, сбросив пелену:
Дом родной, сиреневые дали,
Наш колодец и заросший пруд.

Берега извилистой речушки
С говорливой, чистою водой.
Сена стог, стоящий у опушки
Снова проплывают предо мной.

Луг цветущий, за рекою поле,
Возле леса старое гумно.
Это сердцу милое раздолье,
Мне с рожденья было отдано.

Как морошка бисером янтарным
Нас манила летнею порой.
Я судьбе за это благодарен,
Что причастен к красоте такой.

Родина далекая и близкая,
Пусть тебя я вижу лишь во сне.
Где заря студеная и чистая
Бередит и греет душу мне!

Незаметно промелькнуло лето,
Снова осень за моим окном.
И все чаще алые рассветы
Полыхают в поле за селом.

Как-то разом потемнели дали,
Словно стерлись контуры границ.
А вчера под вечер услыхали
Крик прощальный перелётных птиц.

Не жалеет осень ярких красок,
Нанося «мазки на полотно».
Золото берез из старых сказок
Будоражат душу мне давно.

На опушке стройные осинки
Нарядились в красный сарафан.
Рядом с ними тонкие рябинки
Грациозно изгибают стан.

Манит лес на «тихую охоту»:
В тишину, прохладу и покой.
Всем дарам природы нету счету,
Попадаешь словно в рай земной.

Очень жаль, что промелькнуло лето,
Но такой привычен жизни ход.
И весна с малиновым рассветом
Снова радость людям принесет.

Белый снег пушистый
Лег, укрывши землю.
Тихо в поле чистом
Всё покою внемлет.

Снегири на ветках
Словно кисть рябины.
И по всем приметам
Стужа будет длинной.

За уснувшей речкой
Дальний лес темнеет.
Солнце тусклой свечкой
Светит, но не греет.

Лихо, знать, придется,
И зверью, и птицам,
Коль поземка вьется,
Ручейком струится.

Тянет воз лошадка,
Слышен скрип полозьев.
По дороге гладкой
Нынче сено возят.

Не поспеешь к сроку
То пиши пропало.
Будет снегу много
У приречных балок.

Вовсе не проехать
К тем стожкам на луге.
Тут уж не до смеха
Сырость сено сгубит.

День зимой короче,
Солнце вон садится.
Издали все громче
Слышен крик возницы.

Печи топят в хатах
Свет зажегся в окнах.
День пришел к закату,
Всё кругом поблёкло.

Мне говорят, ты стал сентиментальней,
Мол, давит груз на плечи прошлых лет.
А след в душе от всей дороги дальней
Всё «зарастает», меркнет, как рассвет.

Казалось, раньше что-то очень важным,
Что не забудется, пожалуй, никогда.
Увы, не так, журавликом бумажным
Умчалось в даль, исчезло навсегда.

Другие ценности теперь, ориентиры,
Как отношенье доллара к рублю.
И все, что происходит в этом мире,
Я по-другому вижу и люблю.

Мне ближе стали чаянья народа,
Особенно, кому за шестьдесят.
Ведь им труднее пережить невзгоды,
Пусть тяжело – сдаваться не хотят.

А внуки стали вдруг детей дороже,
Я всех других по-новому люблю.
Всё завершить стараюсь, подытожить,
За каждый миг судьбу благодарю.

За новый день, за солнце и туманы,
За снег и дождь, за неба синеву.

И за любовь большую без обмана,
За этот мир, в котором я живу.

Так разве стал я чуть сентиментальней?
Да, давит груз на плечи прошлых лет,
Но след в душе от всей дороги дальней
Лишь чуть померк, а не «зарос» он нет!

Стареет деревня, как простой человек,
И так же, как он доживает свой век.
Крест-накрест доской заколочены рамы,
И кажутся окна зияющей раной.

Скривился с годами резной палисад,
Бурьяном затянут заброшенный сад.
Не скрипнет, как прежде, журавль у ворот,
К тому же он, бедный, вот-вот упадет.

Под вечер коров здесь не видно давно,
И хлебнее везут на пустое гумно.
Не слышно и смеха весёлых ребят,
И трубы над крышей давно не дымят.

Лопух возле дома да в пояс полынь
Заносят мне в душу, тревожную стынь.
Тропинка к порогу давно заросла,
Осталось три дома всего от села.

А было- то, сколько…по обе руки
Тянулась деревня до самой реки.
Печально смотреть, слёзы щиплют глаза,
На этот унылый и страшный пейзаж.

Одумайтесь, люди! Здесь корень всему
Не уж-то не видно беды никому?
И если не выровнять «жизни полет»,
То наша деревня и правда умрет.

Вновь уходят куда-то печали бесследно,
Растворяясь, как летний туман, над рекой.
И большая любовь, торжествуя победно,
Гордой птицей свободно парит над землей.

Если чувства в душе не остыли с годами,
Пусть давно побелила виски сединой.
Милый образ хранит благодарная память,
То не стоит тогда говорить про покой.

Значит, надо любить беззаветно и страстно,
Отдаваясь во власть этих чувств с головой.
Над любовью такой даже время не властно
И не надо, поверьте, судьбы мне иной.

Дождь идет занудливый и мелкий,
И цветами пахнет мокрый луг.
Мир вокруг, он без подделки:
От травинки до сосны в лесу.

Пчел не видно, притаились в улье,
С крыш вода на землю льет и льет.
Хорошо, друзья, когда в июле
Дождь грибной, как этот вон идет.

Он умоет лес, напоит землю,
Чтобы колос полнился зерном.
Сидя в доме, я покою внемлю,
Лишь шуршат дождинки за окном.

И не надо в жизни лучшей доли,
В краю родном, где дождик по утрам…
Я люблю тебя, люблю до боли
И в наследство детям передам.

Осень желтым крылом не маши,
Не взлетишь в высоту с журавлями.
Я гуляю по лесу в тиши,
Павший лист, загребая ногами.

Жар осиновый в роще горит,
Но, увы, его срок на исходе.
И все чаще и чаще вдали
Видно хмарь в голубом небосводе.

Солнце редко над лесом встает,
Нас теплом одаряя нечасто.
Стаи птиц, собираясь в полет,
Криком всё оглашают горласто.

Нивы сжаты и вспахано поле,
В него брошено семя опять.
Знать, весной на широком просторе
Рожь высокая будет стоять.

К завершению движется год,
Был он трудный, а может, не очень.
Жизнь, опять совершив оборот,
Нам надежду на счастье пророчит.

Так, что осень крылом не маши,
Не взлетишь в высоту с журавлями.
Ты – волшебница русской души
И навеки останешься с нами.

Не отхожу подолгу от окна
И жду, что солнышко в него заглянет.
Рябины куст да старая сосна
В окошке этом, словно на экране.

Дрожит от ветра робкая листва,
Я в это чудо, верю и не верю…
Вдруг просветлится неба синева,
И станет, виден мне далекий берег.

Светлее станет хмурое жильё,
Словно снова в дом любовь ворвалась.
И одиночество тоскливое мое
Мне больше чем-то страшным не казалось.

Зима опять сурово правит краем,
Морозами крещенскими давя.
Тут спозаранку за пустым сараем
Я с красной грудкой видел снегиря.

За ночь прилично снегу навалило,
И стало на дворе белым-бело.
Дым не столбом, а стелется уныло,
И на большак дорогу замело.

Поземку ветер по полю гоняет,
Намел к плетню причудливый сугроб.
Возница свою лошадь погоняет,
Сидит в тулупе, не замерзнуть чтоб.

В такую пору не проглянет солнце,
Не заблестит огнями в поле снег.
Мороз узоры вывел на оконце,
Каких создать не может человек.

Мороз и снег детишкам не помеха,
Их звонкий смех уносит эхо вдаль,
Скатиться вихрем для ребят – потеха.
Жаль, день короток, на дворе январь.

Глядишь, окна засветились в хатах,
Спустилась ночь, неся земле покой.
И все в округе тишиной объято,
Но ночь пройдет, наступит день другой.

Посадил под окошком березку,
Белоствольную, гибкую, тонкую.
Чтобы летние теплые грозы
Омывали её, как ребенка.

Пусть она золотистою кроной
Взор ласкает осенней порою.
А весною в наряде зеленом,
Как невеста стоит предо мною.

Пусть в ветвях воробьиная стая
Беззаботно и с шумом порхает.
Или, словно о чем вспоминая,
С громким криком за миг улетает.

В стужу зимнюю в иней одета,
Снегом белым прикрыта немножко.
От порывов холодного ветра
Ты ветвями стучишься в окошко.

Словно просишься в дом к человеку
Отойти от мороза и стыни.
Чтобы с тонких, чувствительных веток
Стёк водою серебряный иней.

Посадил под окошком березку
В палисаднике с самого краю.
Пусть она красотою неброской
Нежно душу мою согревает.

ЛЮБОВЬ РАССЧИТАНА НА ВСЕХ

Любовь рассчитана на всех,
С другими раздели её.
Даря любовь, найдешь успех –
Вот в жизни правило мое.

Любовь рассчитана на всех:
Как воздух, что вокруг,
Как беззаботный, звонкий смех,
Детей родных, подруг.

Любовь рассчитана на всех,
Как небо, что над головой.
Она коснется даже тех,
Кто сам к ней глух порой.

Любовь рассчитана на всех,
Как вся огромная планета…
Познав её, стремишься вверх,
Душа у вас поет при этом.

Любовь рассчитана на всех,
И эту истину не скроешь.
Создатель помнит и о тех,
Кто очернял её порою.

Кто искушал, подобно гаду,
Во имя низменных утех,
Но все равно, запомнить надо…
Любовь рассчитана на всех!

ЦВЕТ ВРЕМЕНИ В ПРИРОДЕ

Каждое время имеет свой цвет,
В этом довольно легко убедиться.
Даже осенний и летний рассвет
Цветом особым спешит озариться.

Зима предпочтенье своё отдает
Белому цвету, от края до края,
Слегка голубым небо делает лёд,
И снег на полях нереально сверкает.

Зайчишка трусливый по полю бежит
В белом пушистом наряде своем.
В саване белом березка стоит,
И сыплется иней белёсым дождем.

Наступит весна, цвет изменит природа,
Заплещется всюду живой изумруд.
Зеленою станет рябинка у брода,
И нежной травою луга порастут.

А в след на высоком пригорке,
Который за нашим селом,
Мать-мачехи яркое солнце
Вдруг вспыхнет в приволье таком.

Читайте также:  Есть в краснодаре прогулки по реке кубань

У лета, поверьте, особые краски:
Сияют так ярко в полях васильки,
А радуга в небе, как в сказке,
Повисла дугой у широкой реки.

В цвет алый окрашены маки,
Ромашки – в цвет белый невест.
И слов описать мне не хватит
Все краски родимых окрест.

Но осень опять поменяла
Цвета у природы всерьез.
Листва золотистою стала
У лип, тополей и берёз.

А клены одела в багрянец,
Словно в добротный халат.
Стерла привычный их глянец
С дубов, что у дома стоят.

Все это опять повторится…
За летом вновь осень придет,
Земля по весне пробудится,
Зимой до весны все замрет.

Природа по кругу шагает,
Нельзя изменить этот бег.
Время природы цвета изменяет,
Живя, так меняется и человек.

Вы только вдумайтесь, друзья,
Какую дата власть имеет.
Оторван просто лист календаря,
И ты уже на год взрослее.

Но перейдя незримую черту,
Вам кажется, ничто не изменилось.
Мир поглощен в реалий суету,
И солнце к ночи, как обычно, скрылось.

Не изменился мир родных полей
И лес, и луг не изменились тоже.
Но что-то щелкнуло в душе твоей…
Ты стал взрослей, а вовсе не моложе.

С годами мы становимся мудрей,
Другие ценности у нас теперь в почете,
Заслон поставлен для пустых затей,
Степеннее ты стал, в конечном счете.

Уже не рубишь грубо и с плеча,
Но подлая мыслишка душу гложет,
Что не вернуть все, снова не начать…
Ещё вчера ты был на год моложе.

Но огорчаться, верьте, нет причин
И каждому дана своя дорога,
А вот дойдешь ли в жизни до вершин –
Лишь от тебя зависит и от Бога!

Семейное танго – танго любви,
Его мы с тобой танцевали,
И все сокровенные чувства свои
Друг другу всегда отдавали.

Мелькают года, словно танца круги,
Причудно сплетаясь в тугие узоры.
Мы строили жизнь, отдавали долги,
Себе были верной опорой.

Растили детей – продолженье свое,
Шагая, по жизни открыто.
И горе, и счастье делили вдвоем,
Не может то быть позабыто.

Вся жизнь, это как танго любви,
Что кружит в стремительном вихре.
Как воздух, как небо, рожденье зари,
Как краски на пестрой палитре.

Мы жить по- другому, друзья, не могли
При том, не надеясь на милость.
Хочу, чтоб семейное танго любви
Как можно бы дольше продлилось!

Солнце садится
За бурной рекой.
Вновь мне не спится,
Забыл про покой.

Причина простая,
Когда не до сна.
Снег уже стаял,
И в мире весна!

Лес пробудился,
Поют соловьи.
Подснежник пробился
И свечкой горит.

Луга расцветают,
Хлопочут грачи.
И солнце без края
С утра до зари.

Трудяги- шмели
Деловито жужжат.
И первый листочек
Мой радует взгляд.

Он нежный и липкий,
Как будто смола.
Иду я с улыбкой
По краю села.

Солнце с восхода
Пригрело поля.
И как-то особенно
Пахнет земля.

День завершился
Пора отдыхать,
Но все повторится
С рассветом опять.

Прервать невозможно
Незримую нить.
Движенье природы
Нельзя отменить.

Зима отметет,
И наступит весна.
Все, все расцветет…
И опять не до сна!

Не считай, что боль твоя сильнее,
Чем у других, поверь мне, то не так.
Что своя рубашка лучше греет,
И у кого-то в жизни больше благ.

В своем глазу мы чувствуем соринку,
А вот в чужом не видим и бревно.
Вину свою, признав на половинку,
Виним других…Известно всем давно.

Попробуй отступить от этих «правил»,
Покайся честно, если согрешил.
Чтоб благодатью Бог вас не оставил,
Спеши помочь, пока хватает сил.

И поделись теплом души с другими,
Прости всех тех, кто в чем-то виноват.
Тем самым возвеличишь свое имя,
И меньше будет на пути преград.

ВНУЧКЕ НА 1 – е СЕНТЯТРЯ

На первой ты только ступени
Огромного к знаньям пути.
Большое значенье имеет,
Как путь этот долгий пройти.

Волненья, цветы и улыбки,
Друзья, те, что рядом сейчас.
Тетради, альбомы и книжки,
А ручек аж две, про запас.

Звучат поздравления старших,
Но вот он и первый звонок.
Всех вас, дошколяток вчерашних
Уводят на первый урок.

Пусть школа, науки обитель,
В мир знаний окно распахнет.
А первый твой в жизни учитель
Уверенно вдаль поведет.

ТЫ ИДЕШЬ…
Ты идешь с букетиком цветов
Теплотой июньскою согрета,
В ореоле легких облаков,
В переливах радужного света.

Не могу словами описать
Этой радости душевного полета.
От того, увидал опять
Я тебя бредущей одиноко.

Улыбаешься неведомо чему
Теребя букетик васильковый.
Счастлив я, наверно потому,
Что увидел всё вокруг по новой.

Луг цветущий, солнце в вышине,
Золотых полей простор безбрежный…
Это все наполнит душу мне
Той любовью трепетной и нежной.

От того готов весь мир обнять
Не жалея жизненные силы,
Чтоб, раскинув руки прокричать,
Господи, какой же я счастливый!

Желтым вихрем кружит буйный ветер
Ворох листьев сорванных с кустов.
Он меня с утра прохладцей встретил,
Что поделать на дворе Покров.

Потеряло небо краски лета,
Журавлиный крик застыл в дали,
Кромка леса в золото одета,
До весны замолкли соловьи.

Не горит заря, как было прежде
И все чаще дождик моросит.
Лишь рябинка в праздничной одежде
На ветру сгибаяся стоит.

Осень властвует от края и до края,
Раздавая щедрости свои.
С каждым днем мы с грустью замечаем,
Что ещё короче стали дни.

Все равно люблю я эту пору:
С серым небом, затяжным дождем.
А зимой под вьюги «разговоры»
Мы приход весны с надеждой ждем.

Хранить любовь, как факел нужно,
Нести вперед через года.
В огромном мире многолюдном
Оберегать от бед всегда.

Ласкать её, как мать ласкает,
Нас нежной трепетной рукой.
Без этих ласк она растает
Подобно дымке над рекой.

И не лишать, как птицу неба,
Чтоб не прервать её полет.
И вечно помнить, где бы небыл,
Что в мире нет главней её.

Прости любовь людишек грешных
За невнимательность порой.
Цвети, как сад, порою вешней
В сердца людей вселяй покой.

Простая вроде истина ей Богу,
Но сколько смысла вложено в неё,
Лишь разобраться надобно немного
И эта мудрость до тебя дойдет.

Поймешь, что горе на двоих пол горя,
А радость на двоих, то целых две.
И с утвержденьем этим не поспоришь,
А для себя отложишь в голове.

Сильнее станешь, коли есть подмога
И будет дух в борьбе непобедим.
И вдвое легче трудная дорога
Когда пот ней шагаешь не один.

И счастья будет больше ровно вдвое
Когда его разделишь на двоих,
И вдвое больше на душе покоя
И у тебя, и у друзей двоих!

Уходят года, как песок между пальцев
И их не вернуть, невозможно догнать.
В жизни земной мы все просто скитальцы
И поздно судьбу на другую менять.

В свои шестьдесят мы похожи на осень,
Поблек, увядая румянец былой.
Как первый снежок, появляется проседь,
В поступках уж нет бесшабашности той.

На вещи глядишь рассудительно, мудро,
Пропала охота без дела болтать.
Порой раздражение сдерживать трудно,
Коль суть у проблемы не можешь понять.

И к слову любовь отношенье другое
Стало оно полновесно, как гроздь.
Но если волнует ещё ретивое,
То значит, её сохранить удалось.

В душе поселилась навечно забота:
О детях, о доме, семье и судьбе.
Порой заедает нужда и работа,
Здесь мудрость житейская в помощь тебе.

Да, жизнь человека она, как природа,
За осенью следом зима настает.
Холод сменяется жаркой погодой,
Но жалко весна ещё раз не придет!

ХОЧУ, МОГУ, УМЕЮ, БУДУ

Я в жизни многое МОГУ:
Косить, копать, сверлить и красить,
Гулять с любимой по лугу,
Зашить дыру, капусту квасить.

Придумать с ходу анекдот,
Нарисовать картину маслом.
Иль устремляя мысль в полет,
Мечтать о чем-нибудь прекрасном.

ХОЧУ друзья в достатке жить,
Любить семью и быть любимым.
И всем прекрасным дорожить
Ведь в жизни все неповторимо.

Встречать рассветы над рекой,
Писать стихи для самой нежной.
Чтоб редко, редко – лишь порой
Я тосковал о жизни прежней.

УМЕЮ гладить, щи варить,
Стрелять из пушек по мишеням,
О самом главном говорить
При встречах с юным поколеньем.

Я БУДУ помнить всех друзей
Каких по жизни было много,
Идти вперед к мечте своей,
Просить прощения у Бога.

Все то, что в жизни я познал
До дней последних не забуду:
Как рос, любил, как воевал,
Об этом вечно помнить БУДУ.

И как начало всех начал
Слова со мною эти всюду.
Я их как клятву повторял,
МОГУ, ХОЧУ, УМЕЮ, БУДУ!

Давай говорить о цветах,
Символах летнего дня.
Венок на твоих волосах
Волнует красою меня.

В раздольных полях васильки
Яркою синью горят.
Купава у тихой реки,
Надела свой, дивный наряд.

Ромашек большой хоровод
Кружится в танце своем.
Вольно, у самых ворот
Клевер цветет и паслен.

Желтым пушистым ковром
Одуванчики буйно растут,
А под ракиты кустом
Две незабудки цветут.

Колокольчики видом своим
Радуют душу и глаз.
Пьянит ароматом жасмин,
Зовет за околицу нас.

Давай говорить о цветах,
О символах летнего дня.
Вся тихая их красота
Волнует, как прежде, меня.

Родной язык коверкают безбожно,
К примеру, взять словечко «сникерсни».
Такое даже слушать невозможно,
Нет, бы сказать привычно – отдохни.

И вспомнить снова «сударь» в обращении,
Забыть про «Боссов», «Шефов» нам пора.
За неудобства попросить прощения,
Здоровья близким пожелать с утра.

Надеюсь очень, что пора настанет
Родной язык, как песня, зазвучит.
И «Чел», обратно человеком станет
Который с гордостью по-русски говорит.

Все лучше б говорили, а не «круче»
И не «ага» нам слышалось, а «да».
Чтоб снова стал великим и могучим
Родной язык – отныне, навсегда!

Я смотрю на весну из окна
Городского кирпичного здания.
Всей душою своей я тогда
Ощущаю с тобой расстояние.

Сердце хочет сказать, что люблю:
Твои губы и мягкие волосы,

Что в разлуке встречая зарю,
Я тоскую по нежному голосу.

Я стремлюсь к тебе сквозь тишину
И туманы, на землю упавшие.
Чтоб почувствовать вновь глубину
Всей любви в мою душу запавшую.

Ты наверно услышишь в тиши
Сердца стук моего, как признание,
Словно песню влюбленной души,
Не помеха здесь ей расстояния.

ДЕТЯМ НА 11-ти ЛЕТИЕ СЕМЬИ

Одиннадцать рифмуется отвратно
И нужных слов я тоже не добыл.
Что прожито, не возвратить обратно
Да и зачем, коль путь счастливым был.

Итог тому прекрасная дочурка,
Как плод любви, не дать не взять.
Вся красота её, и стройная фигурка,
Естественно от мамы, что гадать.

От папы устремленность и удача,
К поэзии стремленье от меня.
От бабушек старанье – это значит,
В ней отразилась общая семья.

И пусть одиннадцать рифмуется отвратно,
Но все равно любимые мои…
Поздравить вас, поверьте, так приятно
Здоровья, счастья и большой любви!

К ЮБИЛЕЮ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

Плещет вода о гранитные плиты,
Моет ступени на сходнях к Неве.
Где крепость Петрова стоит монолитом,
И чайки свободно парят в вышине.

Три века прошло от создания града,
Три века борьбы за величье его.
И то, что он есть — для народа награда:
За труд и геройство, за веру в него.

Заложен форпостом в болотистом крае,
Как выход державы на финский простор.
Для стройки фортов мужиков собирали,
И эти твердыни стоят до сих пор.

И стал ты столицей, творенье Петрово,
Всё лучшее в мире стекалось к Неве.
Как в ткани сплелись уток и основа,
Так судьбы России сплетались в тебе.

Летели года и менялись названья,
Но белые ночи опять по весне,
Позволят увидеть в волшебном сиянии,
Как ангел соборный парит в вышине.

Враги не сломили в лихую годину,
Ты к сердцу России врага не пустил.
И встал Ленинград монолитом единым,
Выстоял, выжил и смерть победил.

Поныне чаруют приезжих туристов:
Клодтовы кони, Исакия стать,
И Летний твой сад с аллеей тенистой,
Где Онегин с французом любили гулять.

Зимний дворец над Невой величавой
Встаёт в первозданной своей красоте.
Огонь Пискарёвки, как отблески славы,
Забыть не дают о минувшей войне.

Пусть бьётся вода о гранитные плиты,
И мечутся чайки, крича над водой.
Живи, град Петров, оставайся открытым,
Для наших сердец, покорённых тобой!

Лес за селом и на выпасе скот
И речка, что манит прохладой.
Вся эта палитра несметных красот
Для русского сердца отрада.

Заря на пол неба и трель соловья,
Шелест колосьев на поле…
Под сенью берез деревенька моя
Грустит на широком приволье.

Говор, какого ни где не сыскать,
Да щедрость российской натуры.
И наших красавиц особая стать
Опять все в душе всколыхнули.

Как свежего хлеба забыть аромат,
Что мама пекла спозаранок?
Он мне казался вкусней во сто крат
Купленных в лавке баранок.

Есть много других деревень, городов
На нашей огромной планете,
Но я перед всеми поклясться готов,
Что места милее не встретил!

Хотел бы я спокойно жить на свете,
Ценить друзей, поступки и дела,
Любить детей и мир на всей планете
И мать свою за то, что родила.

Хотел бы я шагать своей дорогой
По этой жизни без потерь и бед.
И пить любовь, глотая понемногу,
Оставить о себе лишь добрый след.

Хотел бы я, чтоб в жизни быстротечной
Не растерять всех преданных друзей.
В конце пути задуматься о вечном,
Не изменить в делах мечте своей.

Хотел бы я, чтоб люди на планете,
Забыли слово страшное – война!
Под мирным небом пусть играют дети,
Уйдут в историю лихие времена.

Хотел бы я всем пожелать здоровья:
Друзьям, родным и тем, с кем не знаком.
Весь мир наполнить счастьем и любовью,
Добром, достатком каждый, каждый дом.

Хотел бы я подобно вольной птице
Взмыть в облака и с этой высоты…
Все обозреть и лично убедиться,
Сбываются, иль нет мои мечты.

Солнце встает, поднимая с собой
Меня по утру с сеновала.
Чистое небо, рассвет голубой
И траву росой покрывало.

Вихрастый мальчишка, соседский пострел,
Веря, что сказка случится,
Мчался к реке, его голос звенел
В небе встревоженной птицей.

Ягоду спелую соком нальет,
Я думаю людям в награду.
Вся эта палитра волшебных красот,
Для русского сердца награда

Бабочки вьются, кружа хоровод,
В буйном цветении луга.
Верю, что солнце и завтра взойдет,
Согреет теплом всю округу.

«Золотом» плещут на поле хлеба
И в счастье так хочется верить.
Такая уж видно России судьба,
Что чужакам не понять, не измерить.

Скажите мне, чего же я забыл?
Ответ ищу усиленно, до боли,
Что ненавидел или что любил
В исканиях своей нелегкой доли.

Скажите мне, чего я потерял,
Идя по жизни собственной дорогой?
В пути добро от злобы отделял,
Порою, жертвуя довольно многим.

Скажите мне, чего я не узнал?
Вот свет луны, он остается вечным,
Явленье в свет, начало всех начал,
А смерть, как финиш жизни человечьей.

Скажите мне, чего же дальше ждать?
От этой жизни трудной, но прекрасной,
Любовь и веру в людях возрождать…
Стремленье это не считать напрасным.

Отвечу вам на все вопросы сам!
Коль в жизни шел нелегкою дорогой,
И если смерть шагала по пятам,
То я просил защиты лишь у Бога.

Не выбирал тореного пути,
Не кланялся взбесившейся невзгоде.
Старался в полный рост свой «крест» нести,
Тем самым на вопрос ответил вроде.

ВЫ БУДЕТЕ СМЕЯТЬСЯ…

Вы будете смеяться надо мною,
Но я не перестану говорить,
Любовь прошла окольной стороною,
Все невозможно снова повторить.

Вы будете смеяться надо мною,
Но от судьбы, увы, не убежать.
Как листопад осеннею порою,
Что отменить нельзя и не убрать.

Дни осенью становятся короче,
Мы стали свечи раньше зажигать.
Как жаль, что не вернуть июля ночи,
Чтобы в луга цветущие сбежать.

Мое посланье, семь наивных строчек
Ты даже не хотела прочитать.
Я путь к тебе не выбирал короче,
Вот вынужден один рассвет встречать.

Вы будете смеяться надо мною,
Не лечит время раны от разлук.
Душа грустит гитарною струною,
Под трепетной игрой умелых рук.

Вы будете смеяться надо мною,
Да, все печально, что ни говори…
Судьба опять проходит стороною,
А сердце так устало без любви.

Не говорите о любви,
Хотя она жива ещё, быть может,
Но вдохновенья дать уже не может,
Уж слишком слабо свет её горит.

Не говорите о любви.
Мир мук ей Богом уготовлен,
Но крик души моей безмолвен,
И не разбужен сполохом зари.

Не говорите о мечтах.
И пусть они чисты и свежи,
Сплетенье рук в порывах нежных,
Подобны солнцу в облаках.

Не говорите о мечтах.
Они развеяны, и только ветер

Им другом стал на этом свете,
Распяв их в золотых цепях.

Прошу вас, говорите о любви!
И о мечтах, пусть это очень сложно,
А вот молчать обидно и безбожно,
Прошу Вас, говорите о любви!

Хочу сказать о том, что было
И след оставило в груди.
Чем душу в прошлом опалило,
На что надеюсь впереди.

Хочу сказать друзьям по вере
Кто выбрал ратный в жизни путь.
Для них в мой дом открыты двери,
Что кров и пищу здесь найдут.

Хочу сказать, о чем мечтаю,
Чего хотел, но не сбылось,
Чтоб недоверия лед растаял,
А правды солнце поднялось.

Хочу сказать слова любимой,
Каких ещё не говорил,
Что не прошли с годами мимо
Те чувства, что в душе носил.

Хочу я вымолить прощенье
У тех, кого обидеть мог.
Поверить твердо в завершенье
Ещё непройденных дорог.

Хочу в любовь и счастье верить,
В добро и нужный всем покой.
Чтобы утраты и потери
Нас обходили стороной.

Хочу, чтоб дети в жизни этой
Достигли всех своих вершин.
Пусть будет мир на всей планете…
Я в вере этой – не один!

Вольный ветер свежий и тугой,
Тронул кроны осин говорливых.
Шутя, изгибает березки дугой,
Треплет дубов кучерявые гривы.
Гоняет по озеру мелкую рябь,
Резвится вовсю на просторе.
Порывов его не смягчить, не унять
Не стоит с природою спорить.

Приносит прохладу в полуденный зной,
Колышет колосья на ниве.
Качают они золотой головой,
Слегка шелестя, как живые.

Вверх поднимает дорожную пыль,
А после разносит по полю.
К земле пригибает белесый ковыль
И дальше летит по приволью.

Подобен коню, что не в силах стоять,
Он в даль устремлен весь в порыве едином.
Летит, словно птица, его не догнать,
Стреножить нельзя и узду не накинуть!

Растаял снег, ушли морозы,
Над пашней кружатся грачи.
Набухли почки у березы,
Но все же холодно в ночи.

И лишь с утра проглянет солнце,
Средь первозданной синевы,
Заглянет в каждое оконце
Настывшей за зиму избы.

И полумрак разгонит разом,
Наполнит светом и теплом.
И старый дед, отвыкшим глазом,
Оценит заново свой дом.

Затем присядет у окошка,
Кисет достанет неспеша.
Свернув, закурит «козью ножку»,
Промолвив: — жизнь то хороша.

Прищурив глаз, взглянет на волю,
Где белым пухом облака
Плывут привольно, а за полем
Шумит и пенится река.

Увидит как на старых ветках
Наперебой свистят скворцы,
Как за водой идет соседка
С ней рядом внуки сорванцы.

Кругом движенье и шумиха
Весна дает природе жизнь.
Глядя на все, дед скажет тихо,-
Ну, слава Богу, дождались!

Летний вечер спустился тихонько,
Принеся в этот мир прохладу.
Лес темнеет полоскою тонкой,
Пес хозяйский притих у ограды.

Говорят, что краса так беспечна,
Так изменчива и непостоянна,
Летний вечер укутал речку
В шубу белую из тумана.

Расплескал по небу широко
Алый полог до горизонта.
Серпик месяца, встав на Востоке,
Светит трепетно и неровно.

Гомон птичий стихает к ночи,
Соловей лишь выводит трели.
Пеньем душу мою щекочет,
Вызывая истому в теле.

Звезды в небе заметнее стали
И роса на траву ложится.
Спят все те, кто за день устали,
Лишь влюбленным одним не спится.

Читайте также:  Река бахта красноярский край туруханский район

Сменит ночь этот летний вечер,
Только век её так короток…
Новый день уж спешит на встречу,
Расплескавшись, зарей широко.

Наша жизнь, как белый лист бумаги,
Но пишем мы с ошибками порой.
Летим, вперед забывши про «овраги»,
Нет бы, пройти окольной стороной.

А исправлять ошибки те не просто,
Их ластиком конечно не сотрешь.
Пусть говорят, они – ошибки роста
И много шишек на пути набьешь.

По жизни всяк идет своей дорогой,
Стремясь к вершине радужной мечты.
Но покоряется она, увы, не многим
Лишь тот достигнет, кто упорным был.

Кто мог делиться с близкими любовью,
Плечо подставил другу в трудный час.
Мог сострадать другим своею болью,
Тепло души не прятал про запас.

Тот и напишет строки жизни этой:
Красиво, ровно, грамотно, без клякс.
Хочу, чтоб путь их озарялся светом,
И этот свет до финиша не гас!

Теперь родным местам не поклониться,
Леса кругом, да и дороги нет.
Все поросло быльем, как говориться,
Лишь в памяти ещё остался след.

Глаза закроешь: видишь лес и поле,
Изгиб реки и буйный цвет лугов,
Как скот пасется, разбредясь привольно,
А к ночи слышен свист перепелов.

Вот дом родной, скворечник у ограды,
В дали колодец с чистою водой.
И как мы все её прохладе были рады,
Трудом измученные летнею порой.

Большая печь, что грела нас зимою,
Стол, у окна отмытый до бела.
И мама в кофточке домашнего покроя
На нем привычно тесто завела.

Хлеб испечет душистый и румяный,
Рядном накроет, чтобы остывал.
Краюхи той из рук любимой мамы
Потом вкусней по жизни не едал.

Идут года, стирая те картины,
Что дороги из тех далеких лет.
И в том, наверное, и мы повинны,
Что нет поселка и дороги нет!

Я смотрю на осень из оконца
Вспоминаю летнее тепло.
И грущу, что реже светит солнце,
Небо тучами заволокло.

Клен шумит листочками резными,
Но все чаще ветер-озорник,
Обрывая их, то вверх поднимет,
А то бросит под ноги твои.

Потянулись птицы дружно к Югу
И кричат призывно с высоты.
Словно предлагают быть их другом,
Чтобы вместе их достичь мечты.

Не пестрит цветами луг приречный,
Морось с неба чуть не каждый день.
Реже слышен щебет птиц беспечный,
Без листвы и ясень и сирень.

За рекою лес шумит устало
Нас, маня прощальною красой.
А даров его ещё не мало,
Не придешь с корзиною пустой.

Я смотрю на осень из оконца
На дожди и птичий перелет.
Не беда, что реже светит солнце…
Все вернется, лишь весна придет.

Солнце, поднявшись, туман разогнало,
Не шелохнется у речки камыш.
Бродят коровы по лугу устало,
Ласточки кружат над скатами крыш.

Замерли листья у чуткой осины,
Натужно жужжит в палисаднике шмель.
Трудяга паук ткет свою паутину,
Сильней аромат расточает нам ель.

В песке воробьи растопырили крылья,
Рядом в тенечке разнежился кот.
Трава вдоль дороги подернулась пылью,
Стремителен бабочек только полет.

Подвяла ромашка не выдержав зноя
И клевер склонился до самой земли.
Но эта жара обернется грозою,
Обильно на землю прольются дожди.

Стихло вдруг все, затаилось как будто,
Но вот стал сильней задувать ветерок.
Сменилась картина буквально в минуту,
Лишь туча закрыла собой небосвод.

В миг словно пронзило зигзагами небо,
И гром оглушил все живое окрест.
Раскат, как салют, после полной победы:
Над зноем, жарой, что так мучили всех.

Умыло дождем и ромашки у дома,
И ель, и траву, что растет у дорог.
Листва от дождя стала ярко-зеленой
И шумный ручей в низ по склону течёт.

Ну, вот и все, нет больше грома,
Нет в небе молний и дождя.
И вся природа облегченно
Вздохнула дождь благодаря.

Над рекой радуга взметнула
Свою дугу семи цветов.
Приятной свежестью пахнуло
По косогору вдоль лугов.

Водой умытые ромашки
Белее стали во сто крат.
Сильней дурманит запах кашки,
Растущей возле мокрых хат.

Пар начал таять быстро, быстро
Лишь солнце землю припекло.
Запели птицы голосисто
По перелескам за селом.

И пчелы вновь жужжат над полем,
Порхают бабочки в цветах.
Грозой умытое раздолье
Гудит на разных голосах.

Вмиг босоногие мальчишки
Спешат к друзьям из дома вон.
Их звонкий смех далёко слышен,
Как колокольцев перезвон.

Ну, вот и все, гроза иссякла
В июле срок ей невелик.
И лишь листва роняет капли,
Как слезы, к вам за воротник.

Летят года, летят, как птицы,
Полет стремительный их просто не унять,
Как не раздвинуть времени границы,
Их так же тщетно силиться догнать.

Не унывай, что жизнь идет к закату,
С годами тяжелеет груз забот.
Мы сознаем острее, чем когда-то,
Что это все так просто не пройдет.

А потому цени, что ты имеешь
На этом жизни рубеже своем.
Цени любовь и то, что солнце греет,
Что мир полнее, когда ты вдвоем!

Цени заботу всех по полной мере,
Всё буйство красок, золото полей.
Преодолев хандру, в святое верим
Сверяя жизнь с мечтой своей.

ПОВЕРЬ МОЙ ДРУГ…

Поверь, мой друг, у каждого свой Бог,
Своя судьба, грехи, своя дорога.
Идя по жизни, не забудь порог,
Куда вернешься в старости в итоге.

Учитель главный – это всё же труд,
Твоя оценка, то, что в жизни сделал.
Когда к тебе с бедой и с радостью идут,
То жил не зря и, значит, жил умело.

Долгов не делай, не теряй друзей,
Будь честен до конца в большом и малом.
Итогом дел твоих и жизни всей
И будет то, что за собой оставил.

Не злобствуй, не завидуй, не кляни
Тех недругов, которые встречались.
Ведь может статься, именно они
Теперь живут в унынии и печали.

Источник

Занялася заря

Занялася заря —
Скоро солнце взойдёт.
Слышишь… чу. соловей
Щёлкнул где-то, поёт. И всё ярче, светлей
Переливы зари;
Словно пар над рекой
Поднялся, посмотри. От цветов, на полях
Льётся запах кругом,
И сияет роса
На траве серебром. Над рекой, наклонясь,
Что-то шепчет камыш,
А кругом, по полям
Непробудная тишь. Как отрадно, легко,
Широко дышит грудь:
Ну, молись же скорей,
Ну, молись, да и в путь!

Статьи раздела литература

Русские писатели в Нью-Йорке

5 писателей-фронтовиков и их судьбы

5 рецептов блюд из романа «Мастер и Маргарита»

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: stream@team.culture.ru

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Источник

Рассвет

Владислав Дворников Занялася заря,
Скоро солнце взойдет,
Слышишь Чу соловей,
Громко песни поет.
Все ярчей и ярчей,
Переливы зари,
Словно пар над рекой,
Поднялся посмотри.
От цветов на полях льется запах кругом, И сияет роса на траве серебром.

Занялася заря,
Скоро солнце взойдет,
Слышишь Чу соловей,
Громко песни поет.
Все ярчей и ярчей,
Переливы зари,
Словно пар над рекой,
Поднялся посмотри.
И к воде наклонясь,что-то шепчет камыш,
А кругом на полях,
Непробудная тишь!

Как отрадно, легко,
Широко дышит грудь,
Ну молись же скорей,
Ну молись.
Поскорей.
Ну молись.
Поскорей.
Поскорей.
Да и в путь!
Ну молись же скорей,
Ну молись,да и в путь!
Ну молись же скорей,
Ну молись, да и в путь.
Над рекой наклонясь.
Что-то шепчет камыш.
А кругом на полях.
Непробудная тишь!
Непробудная тишь.

© Copyright: Владислав Дворников, 2016
Свидетельство о публикации №216032101102 Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении Другие произведения автора Владислав Дворников Мне тоже нравится Иван Суриков.
Только мой совет—всегда пиши кто автор. Ты ещё совсем молодой человек, и здесь на сайте совсем не давно и ты выставляешь те произведения, которые тебе нравятся из школьной программы. А у нас здесь есть читатели и авторы, которые посчитают эти работы за плагиат, хотя ты выставил эти произведения, потому что они тебе понравились. В следущий раз всегда пиши авторство—Выставляешь стих-прозу и пиши кто автор!
Иначе тебя просто не поймут.
Удачи.
ЭТо хорошо, что ты любишь литературу , поэзию.
Попробуй и себя в творчестве.
В твоем возрасте дети максималисты и вполне у тебя получится.
Дядя Равиль

Источник

Наклонившись над рекой что то шепчет камыш

Стихотворения - i_002.png

Стихотворения - i_003.png

Говоря об искусстве будущего. Л. Н. Толстой предсказывал, что создавать его будут не только «люди богатых классов или близких к ним, а все те даровитые люди из всего народа, которые

способными и склонными к художественной

Ростки такой будущей созидательной

пробивались уже при его жизни, когда в русской

как творчество крестьянских

из самых глубин угнетенных

масс, показавших своей одаренностью и бескорыстным служением

как велик творческий потенциал народа Правда, путь их в большую литературу был труден, а подчас и трагичен.

направления стоял Иван Захарович Суриков, почт

ни один русский литератор не имел на своем

столько препятствий, столько не стимулирующих вдохновение житейских невзгод, сколько выпало их на долю этого самородка из ярославских крепостных крестьян, бывшего, по собственному признанию, «с ранних лет рабом нужды». И тем не менее он совершил творческий подвиг, став народным поэтом России, чьи стихи и песни можно было услышать и в

салоне, и в бурлацкой артели;

на гимназических вечерах и пели на ярмарках слепые музыканты; они входили в школьные хрестоматии и становились народными песнями.

Прошло сто лет со дня смерти поэта, а его «Рябину» поют и поют. А для скольких поколений приобщение к великой российской словесности начиналось вот с этих незабываемых строк:

Вот моя деревня;

Вот мой дом родной;

Вот качусь я в санках

Вот свернулись санки.

И я на бок — хлоп

Под гору, в сугроб…

Пожалуй, никто в русской поэзии

не сумел выразить с такой искренностью и художественной силой бесхитростные, но неповторимые впечатления детства, недоступную для взрослых безмятежность детского мироощущения В простых и незатейливых на первый взгляд строках воскресает чудесный мир детства. Многое слилось в этом стихотворении: любовь к родным местам, природе, к народному творчеству, — и все это складывается в сознании каждого в высокое понятие — Родина. В этом отношении Ивана Сурикова можно назвать прямым продолжателем

традиции патриотического и нравственного воспитания. Недаром стихотворение «Детство» было высоко оценено В. И. Лениным [1]. Тогда, в 1919 году, в

страны время — разгар гражданской войны, — Советская власть, несмотря на нехватку бумаги, сочла возможным выпустить в свет в полуосажденном Петрограде сборник избранных стихотворений

Сурикова… Всенародную любовь к поэту, ставшему подлинным выразителем народных дум. чаяний и

хорошо выражают слова А. М. Горького, с гордостью писавшего о том, что «из среды народа выходили Ломоносо

Иван Захарович Суриков родился 25 марта (по старому стилю) 1841 года в небольшой, имевшей по переписи всего лишь «11 дворов и 55

деревушке Новоселово, расположенной в

Угличского уезда Ярославской губернии. Отец его Захар Андреанович, крепостной графа Шереметьева, почти постоянно находился на оброке в

изредка навещая оставленную в

Детские годы, самые счастливые в своей жизни, будущий поэт провел на лоне природы. И мать его Фекла Григорьевна, и бабушка Дарья Васильевна проявляли о маленьком Ване посильную заботу, стараясь не лишать ребенка радостей его возраста. Спустя много лет поэт напишет с ностальгической грустью: «Детства прошлого картины! Только вы светлы: высыпаете вы ярко из сердечной мглы». Навсегда в сердце Сурикова сохранились эти картины, сохранилась любовь к широким деревенским просторам, к неяркой, но трогательной красоте среднерусской природы.

Такие приметы деревенского детства, как катание с гор на санках, слушание бабушкиных сказок долгими зимними вечерами, поездки летом в ночное,

рыбная ловля на рассвете, старый вяз, растущий у дома, станут не только светлыми воспоминаниями, но и фактом творческой биографии, вдохновив поэта на создание целого ряда прекрасных детских стихотворений. Популярность их со временем стала так велика, что

них были включены в своеобразную

дореволюционной детской поэзии — сборник «Стихотворения Н. Некрасова, И. Никитина, И. Сури

напечатанный в 1910 году в серии «Библиотека наших детей» и «допущенный министерством народного просвещения для ученических библиотек городских и двухклассных сельских училищ».

…Но это уже из области посмертной славы. А при жизни Ивана Сурикова ждала борьба не за место на литературном Олимпе, а за… кусок хлеба, в прямом смысле слова. И это не могло не отразиться на его творчестве. Не зная биографии поэта, невозможно правильно понять

него репутацию общепризнанного «певца тоски и горя» так величала его современная ему критика.

Девяти лет Иван Суриков переезжает в

к отцу, уже не приказчику в овощном погребе, а владельцу собственной крохотной лавочки. Начинается совсем новая жизнь, в среде мелкого купечества и городской бедноты, наполненная самодурством отца и частыми угрозами торгового краха.

Жизнь не приготовила Сурикову ни университетов, ни гимназий, не пришлось ему ходить даже в церковноприходскую школу. В десятилетнем возрасте он обучается грамоте у соседок — сестер Финогеевых, и с той поры всем, чего достиг,

обязан своему упорному самообразованию и настойчивой тяге к знаниям,

что крайне не одобрял его отец, считавший, что «купцу лишняя книжность дохода не даст, а в мотовство того и гляди введет». Книги подростку приходилось читать урывками в основном время уходило на помощь отцу во лавке. Тем не менее у Ивана Сурикова рано проявляются литературные интересы. Уже первое знакомство с поэзией, а оно состояло из чтения басен Дмитриева, романсов Мерзлякова и песен Цыганова, вызвало у него внутреннюю потребность сочинять самому. С этой-то поры вся жизнь Сурикова протекала в двух измерениях — житейской прозы с ее ежедневной поденщиной, семейными неурядицами, мелкими торгашескими расчетами и творческого горения с его служением идеалам добра, гуманности и красоты.

Мечтавший выбиться «в люди», стать купцом первой гильдии. Захар Андреанович вначале успешно торгует, расширяет свое дело и заводит вторую

лавку, поставив за прилавок сына. Теперь на

у любознательного юноши оставалось еще меньше времени. Утомительное сидение в лавке и прочие коммерческие заботы сильно мешали его литературным интересам. Писать стихи он все же продолжает. Чувствуя их несовершенство, он часто рвет написанное, но, охваченный могучей поэтической страстью, вновь берется за перо. Однако первое соприкосновение начинающего поэта с миром

литературы оказывается весьма болезненным. Одна из его знакомых, М. Любникова, дочь домовладельца, у которого Суриковы арендовали помещение для лавки, узнав про литературные занятия Ивана Сурикова, устраивает ему встречу с крупным московским литератором, чье имя поэт, вспоминая впоследствии об этом эпизоде, скрыл под инициалами. Познакомившись со стихами

рикова, этот маститый писатель в резкой форме раскритиковал их, пренебрежительно посоветовав автору заниматься «своим делом», то есть

и предсказав, что никакого литератора из него

Источник



Иван Суриков — Занялася заря: Стих

Занялася заря —
Скоро солнце взойдёт.
Слышишь… чу. соловей
Щёлкнул где-то, поёт.

И всё ярче, светлей
Переливы зари;
Словно пар над рекой
Поднялся, посмотри.

От цветов, на полях
Льётся запах кругом,
И сияет роса
На траве серебром.

Над рекой, наклонясь,
Что-то шепчет камыш,
А кругом, по полям
Непробудная тишь.

Как отрадно, легко,
Широко дышит грудь:
Ну, молись же скорей,
Ну, молись, да и в путь!

  • Следующий стих → Иван Суриков — Рябина
  • Предыдущий стих → Иван Суриков — В степи

Читать похожие стихи:

  1. Иван Суриков — Косари
  2. Иван Суриков — Ярко солнце светит
  3. Иван Суриков — Солнце утомилось
  4. Иван Суриков — Рябина
  5. Иван Суриков — Грёзы
  • Стихи Александра Пушкина
  • Стихи Михаила Лермонтова
  • Стихи Сергея Есенина
  • Басни Ивана Крылова
  • Стихи Николая Некрасова
  • Стихи Владимира Маяковского
  • Стихи Федора Тютчева
  • Стихи Афанасия Фета
  • Стихи Анны Ахматовой
  • Стихи Владимира Высоцкого
  • Стихи Иосифа Бродского
  • Стихи Марины Цветаевой
  • Стихи Александра Блока
  • Стихи Агнии Барто
  • Омар Хайям: стихи, рубаи
  • Стихи Бориса Пастернака
  • Стихи Самуила Маршака
  • Стихи Корнея Чуковского
  • Стихи Эдуарда Асадова
  • Стихи Евгения Евтушенко
  • Стихи Константина Симонова
  • Стихи Ивана Бунина
  • Стихи Валерия Брюсова
  • Стихи Беллы Ахмадулиной
  • Стихи Юлии Друниной
  • Стихи Вероники Тушновой
  • Стихи Николая Гумилева
  • Стихи Твардовского
  • Стихи Рождественского
  • Евгений Онегин
  • Бородино
  • Я помню чудное мгновенье (Керн)
  • Я вас любил, любовь еще, быть может
  • Парус (Белеет парус одинокий)
  • Письмо матери
  • Зимнее утро (Мороз и солнце; день чудесный)
  • Не жалею, не зову, не плачу
  • Стихи о советском паспорте
  • Я памятник себе воздвиг нерукотворный
  • У лукоморья дуб зеленый
  • Ночь, улица, фонарь, аптека
  • Сказка о царе Салтане
  • Жди меня, и я вернусь
  • Ты меня не любишь, не жалеешь
  • Что такое хорошо и что такое плохо
  • Кому на Руси жить хорошо
  • Я пришел к тебе с приветом
  • Незнакомка
  • Письмо Татьяны к Онегину
  • Александр Пушкин — Пророк
  • Анна Ахматова — Мужество
  • Николай Некрасов — Железная дорога
  • Сергей Есенин — Письмо к женщине
  • Александр Пушкин — Полтава
  • Стихи о любви
  • Стихи для детей
  • Стихи о жизни
  • Стихи о природе
  • Стихи о дружбе
  • Стихи о женщине
  • Короткие стихи
  • Грустные стихи
  • Стихи про осень
  • Стихи про зиму
  • Стихи о весне
  • Стихи про лето
  • Смешные стихи
  • Матерные стихи
  • Стихи с добрым утром
  • Стихи спокойной ночи
  • Стихи про семью
  • Стихи о маме
  • Стихи про папу
  • Стихи про бабушку
  • Стихи про дедушку
  • Стихи о войне
  • Стихи о родине
  • Стихи про армию
  • Стихи про школу
  • Стихи о музыке
  • Стихи для малышей
  • Стихи о доброте
  • Стихи на конкурс
  • Сказки в стихах
  • Популярные стихи Пушкина
  • Популярные стихи Лермонтова
  • Популярные стихи Есенина
  • Популярные басни Крылова
  • Популярные стихи Некрасова
  • Популярные стихи Маяковского
  • Популярные стихи Тютчева
  • Популярные стихи Фета
  • Популярные стихи Ахматовой
  • Популярные стихи Цветаевой
  • Популярные стихи Бродского
  • Популярные стихи Блока
  • Популярные стихи Хайяма
  • Популярные стихи Пастернака
  • Популярные стихи Асадова
  • Популярные стихи Бунина
  • Популярные стихи Евтушенко
  • Популярные стихи Гумилева
  • Популярные стихи Рождественского
  • Другие поэты

Огромная база, сборники стихов известных русских и зарубежных поэтов классиков в Антологии РуСтих | Все стихи | Карта сайта

Все анализы стихотворений, краткие содержания, публикации в литературном блоге, короткие биографии, обзоры творчества на страницах поэтов, сборники защищены авторским правом. При копировании авторских материалов ссылка на источник обязательна! Копировать материалы на аналогичные интернет-библиотеки стихотворений — запрещено. Все опубликованные стихи являются общественным достоянием согласно ГК РФ (статьи 1281 и 1282).

Источник

Adblock
detector