Меню

Некрасов мертвое озеро год

Мертвое озеро

Н. А. Некрасов

Роман «Мертвое озеро», как и другие прозаические произведения выдающегося русского поэта Н.А.Некрасова, недооценен и издавался незаслуженно редко. Между тем написан он (при участии А.Я.Панаевой) мастерски, дает широкую панорамную картину жизни русского общества середины XIX века. Среди героев романа — дворянские аристократы, купцы, актеры и даже уголовники. В центре повествования — волнующая судьба и несчастная любовь молодой женщины. Увлекательность сюжета, живой образный язык привлекут к роману внимание широких читательских кругов. И хотя произведение Н.А.Некрасова нельзя назвать «женским романом» в строгом значении этого понятия, особый…

Лучшая рецензия на книгу

Н. А. Некрасов - Мертвое озеро

21 января 2021 г. 08:30

3.5 Дамский роман

Ну просто мыльная опера 18 века!) Сначала думаешь: что за ерунда? Потом, как часто бывает с сериалами, затягивает, начинаешь следить за судьбой героев, кому-то сопереживать. Объем тоже соответствует жанру.) Местами было интересно к чему приведет очередной поворот в судьбе героев, местами познавательно как картинка из нашего прошлого. Но от Некрасова ожидала много большего. Язык откровенно бедный и ни тебе глубокого понимания человеческой натуры, как у Толстого, ни тонкой иронии, как у Гончарова. Никогда про этот роман не слышала и теперь понятно почему.

Книга прочитана в рамках Новогоднего флешмоба-2021, 4/18.
Благодарю за совет читателя Merkurie . Спасибо, что открыли мне творчество Некрасова с новой стороны.

Год издания: 1958

Возрастные ограничения: 12+

Подробнее о книге

  • Рецензии 19
  • О книге
  • Цитаты 5
  • Подборки 32
  • Книгообмен 1/-
  • Читатели 129

20 апреля 2020 г. 23:26

Матерь божья, кто надоумил Некрасова писать это? Миллион страниц тягомотины. Как только наконец-то что-то происходит — стиль автора превращает любой экшен в ту же самую тягомотину. Все описано сотнями лишних слов, витиеватых предложений — разменянных, как черепаший забег. Это убийственно просто. Сами реакции героев и их описание — просто издевательство над чужим временем и вкусом. Это мрак. Это даже не мертвое озеро, это тягучее болото.

Спаси и сохрани.

31 августа 2019 г. 21:55

4 отчего же озеро Мертвое?

Почему свой роман Некрасов назвал именно так, мы узнаем только ближе ко 2/3 произведения. А начинается все с истории Любы и Петруши — откуда они взялись в доме Федора Андреича и Настасьи Андреевны. В доме брата и сестры. Тяжела была их жизнь. Настасья Андреевна даже отказалась от своей любви к учителю музыки, настолько сурова была ее мачеха. И не только сурова, но и скупа. Петрушу просто привезли на обозе к дому Настасьи. В руках он держал письмо. Что было в нем не открывалось. Лишь в конце романа мы узнаем, что Петруша — сын того самого учителя. И сразу становится ясно, почему она его так любила. А откуда же появилась Люба? С Любой на похоронах встретился Федор Андреевич. Абсолютно случайно. Пожалел бедную, еле стоящую на нога девушку. А потом оказалось, что это внучка его дальнего…

Источник

Некрасов мертвое озеро год

Четыре часа пополудни; день жаркий, но воздух чист и ароматен. Солнце усердно нагревает темно-серые стены большого, неуклюжего дома, стоящего вдали от прочих деревенских изб. Об архитектуре его можно сказать одно: вероятно, он был недостроен, когда его покрыли крышей. Окна, маленькие и редкие, наглухо заперты. У дома есть и сад; но он нисколько не защищает его от солнца; кроме кустов сирени да акаций, не видно в нем никаких дерев. Впрочем, в нем найдется всё необходимое для деревенского сада: крытая аллея из акаций, с беседкой, несколько дряхлых скамеек, расставленных на дурно выметенных дорожках; в стороне — гряды с клубникой, а по забору тянутся кусты смородины и малины. Полусгнившая терраса с колоннами и деревянными перилами, выкрашенными белой краской, выходит в сад, и от нее тянется дорожка; она спускается вниз к небольшой реке, которая вся покрыта болотными лилиями и другими травами. Через речку перекинут узенький мостик в китайском вкусе. Переходящему его нужно иметь достаточный запас мужества, потому что местами доски сгнили, а остальные прыгали от прикосновения. Но за смелость свою он щедро вознаграждался, очутившись вдруг в прекрасном лесу вместо унылого, обнаженного сада. Огромные деревья заменяли здесь беседку и крытую аллею, зеленая мягкая трава с цветами — сгнившие деревянные скамейки. Тут так всё дышало весело и роскошно, как будто не маленькая река, а целое море разделяло два сада.

Вступив в дом, мы увидим одну из главных комнат, необыкновенно широкую и низенькую, с полом, выкрашенным густо-коричневой краской, с закопченным потолком, с меблировкой, в которой каждая вещь свидетельствует давность лет и лишение удобств. Высокие стулья, выкрашенные белой краской, с букетом роз на спинке, с соломенными подушками, привязанными к сиденью, жались плотно друг возле друга, окаймляя стены. Посреди комнаты — обеденный круглый стол с бесчисленными тоненькими ножками, напоминавший огромного окаменелого паука. В углу против окон — массивный флигель в неуклюжем чехле из толстого серого сукна. На желтой закопченной стене — барометр, оправленный в черное дерево. В одном углу помещались стенные часы с пудовыми гирями, которые по огромности своей скорее годились украшать башню рыцарского замка, чем столовую мирного селянина.

Под монотонный стук маятника по комнате ходила женщина пожилых лет, с лицом бледным и суровым. В ее крупных и неправильных чертах было полное отсутствие малейшей нежности. Закинув руки назад, она прохаживалась тяжелою поступью, погруженная в раздумье. Ее полутраурный туалет гармонировал с мрачностью комнаты: он состоял из темного ситцевого капота и бархатной пелеринки с бахромой; за поясом позванивала огромная связка ключей; тюлевый чепчик с темными лентами прикрывал волосы женщины, черные с проседью.

У окна, затянутого серпянкой, сидели девушка и старичок, лицом друг к другу. Противоположность лет резко выказывала молодость, полную жизни, и кроткую старость. Несмотря на совершенно детский туалет девушки, ей смело можно было дать лет шестнадцать. Ситцевое полинялое светленькое платье с короткими рукавами, которые выказывали полненькие и красивые руки, и беленькая детская пелеринка не могли скрыть пышных плеч. Девушка была причесана a la chinoise. <в китайском стиле (франц.)> Ее слегка волнистые волосы приподняты были кверху, открывая красивый лоб и виски. Коса ее, очень густая, низко спускалась на затылок, на котором вились от природы маленькие пукли. Головка так грациозно была поставлена на ее прекрасных плечах, что невольно обращала на себя внимание. Черты лица были небольшие, исключая глаз — ясных и смелых; а в очертании красивых губ, несмотря на детское еще выражение всего лица, выражалось уже столько энергии, что вы невольно догадывались о силе характера. Гармония господствовала во всей фигуре девушки, начиная с огненных ее глаз до красивых пальцев, которыми она работала бисером на бумаге,— занятие, придуманное для потери зрения.

Старичок был очень маленького роста: он почти весь мог бы усесться в вольтеровских полинялых креслах. Лицо его было кротко, черты мелкие, но, несмотря на дряхлость, сохранившие еще форму. Из-под белого вязаного колпака, которым была покрыта его голова, падали редкие длинные седые волосы и ложились на воротник ситцевого халата. Огромные очки почти закрывали всё его маленькое лицо. На коленях у него лежала книга, а на окне подле него — табакерка и розовый клетчатый платок.

Тишина была томительная кругом в доме; одна только мерно-тяжелая поступь, то заглушаемая боем маятника, то вторившая ему, монотонно раздавалась по зале. Внимательный глаз, однако ж, заметил бы маленькую комедию, которая безмолвно разыгрывалась среди всеобщей тишины. Лишь только высокая женщина поворачивалась спиною к окнам, как девушка отнимала голову от работы и заглядывала за ширмы, стоявшие у окна. Старик делал то же. Они улыбались, глядя в окно; по временам девушка едва сдерживала смех. Но как только высокая женщина доходила до двери против окон и поворачивалась, девушка и старик пугливо обращались к своим занятиям; лица их быстро принимали серьезное выражение.

Внимание старичка и девушки привлекал стоявший у окон в саду высокий мальчик… впрочем, мальчиком его можно было назвать только по костюму, да еще по гримасам и прыжкам, какие он теперь выделывал. Широкие его плечи заключены были в узенькую синюю суконную курточку, рукава которой едва доставали до кисти его мускулистых рук. На отложенный воротничок рубашки падали светло-белокурые длинные волосы. Ростом он был довольно высок и вообще имел вид недоросля. Щеки его горели ярким румянцем, пот катился градом с его открытого лба; но он ничего не замечал и усердно гримасничал и ломался. Однако ж проказам его, которые так занимали старика и девушку, суждено было скоро кончиться.

Высокая женщина случайно, не дойдя до двери, повернула голову и застала врасплох старичка и девушку. Как бы почувствовав устремленные на них зоркие глаза, они оба вздрогнули и склонили головы, один — к книге, другая — к работе. Язвительно улыбнувшись, высокая женщина молча вышла из залы в боковую дверь. Девушка выразительно переглянулась со старичком и робко прислушивалась к стуку двери в соседней комнате, которая выходила на террасу. Через минуту возвратилась в зал высокая женщина; запыхавшись, тащила она за собою проказника, пойманного врасплох в саду,— он неохотно шел за ней, упираясь всем телом. Со всею силой своего высокого роста и могучих плеч она посадила мальчика на стул у флигеля и грозно сказала:

– — Я жду, жду его, думаю — еще в классе, а он изволит гримасничать, как фигляр какой-нибудь.— И, с презрительной миной обратясь к старичку, который, как школьник, уткнулся в книгу, она прибавила: — А как вам-то не стыдно?

Затем, быстро отвернув голову, подошла к девушке, низко склонившей голову над работой, с готовностью принять грозу, уже тяготеющую над ней.

– — А вы, сударыня! — воскликнула высокая женщина, дурно скрывая свой гнев и, однако, стараясь придать своему голосу более ровности.— Вспомнили бы, что едите чужой хлеб, носите чужое платье! хоть бы из деликатности, коли в вас нет благодарности, слушались ваших благодетелей. Не зевали бы по окнам, а работали бы.

Читайте также:  Новое озеро в африке

Изливая таким образом свой гнев, высокая женщина всё ближе и ближе подходила к девушке. Сдерживая ускоренное дыхание, бедная девушка сжала свои губы, на которых как бы блуждала улыбка; щеки ее горели, а дрожащей рукой она ловила бисеринку, которая упорно увертывалась от нее.

Голос высокой женщины всё возвышался, лицо пылало гневом. Она продолжала:

– — Я вас проучу, сударыня, я заставлю вас не улыбаться, а плакать, когда вам говорят дело. Взятая из милос…

Источник

Мертвое озеро Текст

С этой книгой читают

«Четыре часа пополудни; день жаркий, но воздух чист и ароматен. Солнце усердно нагревает темно-серые стены большого, неуклюжего дома, стоящего вдали от прочих деревенских изб. Об архитектуре его можно сказать одно: вероятно, он был недостроен, когда его покрыли крышей. Окна, маленькие и редкие, наглухо заперты. У дома есть и сад; но он нисколько не защищает его от солнца; кроме кустов сирени да акаций, не видно в нем никаких дерев. Впрочем, в нем найдется всё необходимое для деревенского сада: крытая аллея из акаций, с беседкой, несколько дряхлых скамеек, расставленных на дурно выметенных дорожках; в стороне – гряды с клубникой, а по забору тянутся кусты смородины и малины…»

  • Возрастное ограничение: 12+
  • Дата выхода на ЛитРес: 30 ноября 2016
  • Дата написания: 1851
  • Объем: 850 стр.
  • Правообладатель: Public Domain
  • Оглавление

. судьба посылает счастье именно тем, кто всего менее в нем нуждается. Кто всего чаще выигрывает лотерейные выигрыши: кареты, серебряные сервизы и участки земли и всё сколько-нибудь ценное. богачи, люди, имеющие сами миллионы, разъезжающие в отличных экипажах, кушающие с дорогих сервизов, имеющие богатые дачи! Кому везет в картах? опять всего чаще тем же богачам! Нужны ли еще примеры? нужны ли доказательства? Каждый в собственной жизни, вероятно, встречал их довольно.

. судьба посылает счастье именно тем, кто всего менее в нем нуждается. Кто всего чаще выигрывает лотерейные выигрыши: кареты, серебряные сервизы и участки земли и всё сколько-нибудь ценное. богачи, люди, имеющие сами миллионы, разъезжающие в отличных экипажах, кушающие с дорогих сервизов, имеющие богатые дачи! Кому везет в картах? опять всего чаще тем же богачам! Нужны ли еще примеры? нужны ли доказательства? Каждый в собственной жизни, вероятно, встречал их довольно.

В жизни некоторых людей есть эпоха, с наступлением которой они как будто ограждены от всех переворотов и случайностей. С той счастливой эпохи дни их начинают плестись однообразно и правильное течение их нарушается только изредка домашними незначительными происшествиями.

В жизни некоторых людей есть эпоха, с наступлением которой они как будто ограждены от всех переворотов и случайностей. С той счастливой эпохи дни их начинают плестись однообразно и правильное течение их нарушается только изредка домашними незначительными происшествиями.

Отзывы 5

Как это прекрасно, когда писатель остаётся верен себе! Читатели не обманываются, открывая его книги, а герои романа бывают в разных социальных слоях, переживая свои страсти. Как романист, Н. Некрасов мне знаком по роману ««Три страны света», а этот роман ещё лучше, глубже, интересней. Жаль, что сейчас его мало читают.

Да, действительно существовало такое озеро, которое глубоким дном или болотистыми берегами забирало людей. Но в романе Мертвое озеро – олицетворение нашей жизни, такой зыбкой и неустойчивой, если нет твёрдых принципов и нравственности, что очень легко погибнуть. И, обуздав природную стихию и поселившись у озера с женой (на ком женился Гриша – не спрашивайте, а то потеряете интерес к книге), Григорий доказал, что нет на свете ничего более пагубного, как алчность и обман.

Королева романа, конечно, Аня. Приживалка, актриса, любовница и просто жена – вы с трудом будете узнавать её в каждом амплуа, настолько эта девушка талантлива. Ане противостоит Люба – дочь цыганки. Не зря имена этих девушек так похожи: будучи актрисой, Аня называлась Любская. Что это: от слова любовь к одному мужчине? или от понятия жертвенности этой любви? Для двух девушек история заканчивается по-разному, и та, на стороне которой было больше моих симпатий, нашла свой трагический конец на последних страницах романа.

А вообще эти страницы – шикарное познание русской жизни. Тут и жизнь в приживалках, и граф-повеса Тавровский, и жизнь отставного военного Понизовкина, подробно описана игра в карты, выигрыш и проигрыш, психология играющего при каждом обороте игры (может, Некрасов был заядлым игроком? откуда он так хорошо знает эту сторону жизни?), жизнь актёров, совсем не похожая на богемную жизнь в наше время, деревни продаются и покупаются одним махом, и, конечно же, чувства. Любовь и ревность, иногда даже верность с младых лет, чаще разочарование, дружба и долги, ответственность, воровство и несправедливость – я окунулась в это мёртвое озеро жизни, с жадностью глотая каждую букву этих судеб, но совсем не хотела быть спасённой. Некоторые характеры встречаются часто в романах русских писателей, как, например, Наталья Кирилловна. Именно она воспитала Тавровского таким – причиной многих бед и сломанных судеб. Осмелюсь предположить, что Наталья Кирилловна – типичный характер жалкой и вредной старушенции, разводящей вокруг себя плесень сплетень, раздора и жадности.

С удивлением узнала, что этот роман написан в соавторстве с А. Панаевой – с этой женщиной у писателя длился роман 15 лет. Для меня это является залогом, что произведение будет замечательным.

Источник



Книга: Н. А. Некрасов «Мертвое озеро»

Роман «Мертвое озеро», как и другие прозаические произведения выдающегося русского поэта Н. А. Некрасова, недооценен и издавался незаслуженно редко. Между тем написан он (при участии А. Я. Панаевой) мастерски, дает широкую панорамную картину жизни русского общества середины XIX века. Среди героев романа — дворянские аристократы, купцы, актеры и даже уголовники. В центре повествования — волнующая судьба и несчастная любовь молодой женщины. Увлекательность сюжета, живой образный язык привлекут к роману внимание широких читательских кругов. И хотя произведение Н. А. Некрасова нельзя назвать «женским романом» в строгом значении этого понятия, особый интерес оно вызовет у почитателей этого жанра, вновь ставшего популярным в наши дни.

Издательство: «Таткнигоиздат» (1957)

Формат: 84×108/32, 772 стр.

Другие книги автора:

Книга Описание Год Цена Тип книги
Н. А. Некрасов. Поэмы В книгу вошли широко известные поэмы писателя: ДЕДУШКА и КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО — Народная асвета, (формат: 84×108/32, 240 стр.) Подробнее. 1978 90 бумажная книга
Три страны света Роман «Три страны света» написан Н. А. Некрасовым совместно с А. Я. Панаевой. Сюжетную канву произведения образуют странствования по России — от Новой Земли до Каспия, отНовгородской губернии до… — Правда, (формат: 84×108/32, 768 стр.) Подробнее. 1990 250 бумажная книга
Н. А. Некрасов. Лирика В сборник вошли избранные стихотворения Н. А. Некрасова 1845-1877 гг. «Я лиру посвятил народу своему», — писал великий поэт. Его стихи полны любви к народу, веры в него и ненависти к его угнетателям — Советская Россия, (формат: 84×108/32, 144 стр.) Школьная библиотека Подробнее. 1978 60 бумажная книга
Н. А. Некрасов. Стихотворения. Поэмы В поэзии Н. А. Некрасова отразился революционно-демократический этап русского освободительного движения. В центре его творчества — страдания народа под игом властьимущих. Настоящий сборник включает… — Правда, (формат: 84×108/32, 558 стр.) Подробнее. 1984 100 бумажная книга
Н. А. Некрасов. Стихотворения В однотомник вошли избранные произведения Н. А. Некрасова лирического и сатирического характера 1845 — 1877 гг — Советская Россия, (формат: 70×108/32, 352 стр.) Подробнее. 1978 100 бумажная книга
Н. А. Некрасов. Стихотворения и поэмы Николай Алексеевич Некрасов — русский поэт, прозаик, критик. В изображении повседневного быта городских низов, крестьянских будней, женской доли, мира детства «музамести и печали» поэта особенно… — Художественная литература. Москва, (формат: 84×108/32, 624 стр.) Подробнее. 1971 130 бумажная книга
Поэт и гражданин Суждения Н. А. Некрасова о современной ему литературе отличаются гражданской направленностью, глубиной мысли, тонким эстетическим чувством. Книга вводит читателя ватмосферу литературной и… — Современник, (формат: 60×90/16, 271 стр.) Библиотека «Любителям российской словесности» Подробнее. 1982 35 бумажная книга
Генерал Топтыгин «Дело под вечер, зимой, И морозец знатный. » Недалеко от родовой усадьбы Зиновьево костромских дворян Корниловых, что за современным поселком Никольское, Некрасов узнал о проделке ручного медведя… — НИГМА, (формат: 60×90/8, 24 стр.) Старые друзья Подробнее. 2013 248 бумажная книга
Н. А. Некрасов. Стихотворения. Кому на Руси жить хорошо Великий русский поэт Н. А. Некрасов назвал свою музу «печальной спутницей печальных бедняков, рожденных для труда, страданий и оков» . Поэзия Некрасова проникнута любовью к трудовому народу, горячей… — Детская литература, (формат: 60×90/16, 288 стр.) Школьная библиотека Подробнее. 1979 80 бумажная книга
Н. А. Некрасов. Сочинения в 3 томах (комплект из 3 книг) В первый том «Сочинений» Н. А. Некрасова вошли стихотворения и поэмы 1843-1860 годов (» Родина», «Тройка», «Саша», «Размышления у парадного подъезда», «Убогая и нарядная» и др.). Во второй том… — Художественная литература. Москва, (формат: 84×108/32, 1322 стр.) Н. А. Некрасов. Сочинения. В 3 томах. Подробнее. 1978 430 бумажная книга
Н. А. Некрасов. Собрание сочинений в 4 томах (комплект из 4 книг) «Не принижал ни на минуту ни великих алтарей Пушкина и Лермонтова, ни более скромных, но прекрасных памятников Алексея Толстого, Тютчева, Фета и других, мы все же говорим — нет в русской литературе… — Современник, (формат: 60×84/32, 2400 стр.) Н. А. Некрасов. Собрание сочинений в 4 томах Подробнее. 1990 1000 бумажная книга
Н. А. Некрасов. Полное собрание стихотворений в 3 томах (комплект из 3 книг) Настоящее полное собрание стихотворений Н. А. Некрасова подготовлено коллективом литературоведов, заново проверивших и в ряде случаев уточнивших тексты поэта. Комментарии обогащены новейшими данными… — Советский писатель. Ленинградское отделение, (формат: 84×108/32, 1950 стр.) Библиотека поэта. Большая серия Подробнее. 1967 1700 бумажная книга
Н. А. Некрасов. Избранная проза Проза Н. А. Некрасова (1821—1877/1878) — яркое и характерное явление русской литературы XIX века. В повестях и рассказах, включенных в настоящий сборник, автор с присущим емусвоеобразным юмором… — Правда, (формат: 84×108/32, 480 стр.) Подробнее. 1985 50 бумажная книга
Русские женщины В эту книгу вошли самые известные поэмы Николая Алексеевича Некрасова «Саша», героиня которой воплотила в себе лучшие черты пушкинской Татьяны и явила новый тип, позднее получивший развитие в прозе… — Лениздат, Команда А, (формат: 75×100/32, 192 стр.) Лениздат-классика Подробнее. 2013 96 бумажная книга
Я лиру посвятил народу своему В сборник вошли лирические стихотворения Николая Алексеевича Некрасова (1821-1877), великого поэта, чье имя в истории русской словесности стоит рядом с именами А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова… — Команда А, Лениздат, (формат: 75×100/32, 288 стр.) Лениздат-классика Подробнее. 2014 89 бумажная книга

Н. А. Некрасов

28 ноября (10 декабря) 1821 ( 18211210 )

Никола́й Алексе́евич Некра́сов ( 28 ноября (10 декабря) 1821 ( 18211210 ) , Немиров — 27 декабря 1877 (8 января 1878), Санкт-Петербург) — русский поэт, писатель и публицист.

Содержание

Рождение

Принадлежал к дворянской, некогда богатой семье Ярославской губернии (в наше время — Ярославская область); родился в Винницком уезде, Подольской губернии, где в то время квартировал полк, в котором служил отец Некрасова. Это был человек, много испытавший на своём веку. Его не миновала семейная слабость Некрасовых — любовь к картам (Сергей Некрасов, дед поэта, проиграл в карты почти всё состояние). В жизни поэта картам тоже принадлежала большая роль, но он играл счастливо и часто говорил, что судьба делает только должное, возвращая роду через внука то, что отняла через деда. Человек увлекающийся и страстный, Алексей Сергеевич Некрасов очень нравился женщинам. Его полюбила Елена Андреевна Закревская, варшавянка, дочь богатого посессионера Херсонской губернии. Родители не соглашались выдать прекрасно воспитанную дочь за небогатого, малообразованного армейского офицера; брак состоялся без их согласия. Он не был счастлив. Обращаясь к воспоминаниям детства, поэт всегда говорил о матери как о страдалице, жертве грубой и развратной среды. В целом ряде стихотворений, особенно в «Последних песнях», в поэме «Мать» и в «Рыцаре на час», Некрасов нарисовал светлый образ той, которая скрасила своей благородной личностью непривлекательную обстановку его детства. Обаяние воспоминаний о матери сказалось в творчестве Некрасова необыкновенным участием его к женской доле. Никто из русских поэтов не сделал столько для апофеоза жён и матерей, как именно суровый и «мнимо-чёрствый» представитель «музы мести и печали».

Ранние годы

Детство Некрасова протекло в родовом имении Некрасовых, деревне Грешнёве Ярославской губернии и уезда, куда отец Алексей Сергеевич Некрасов (1788—1862), выйдя в отставку, переселился. Огромная семья (у Некрасова было 13 братьев и сестёр [в живых осталось лишь трое — двое братьев и сестра]), запущенные дела и ряд процессов по имению заставили отца Некрасова взять место исправника. Во время разъездов он часто брал с собой маленького Николая, а прибытие исправника в деревню всегда знаменует собой что-нибудь невесёлое: мёртвое тело, выбивание недоимок и т. п. — и много, таким образом, залегло в чуткую душу мальчика печальных картин народного горя.

В 1832 году Некрасов поступил в ярославскую гимназию, где дошёл до 5 класса. Учился он плоховато, с гимназическим начальством не ладил (отчасти из-за сатирических стишков), и так как отец всегда мечтал о военной карьере для сына, то в 1838 году 16-летний Некрасов отправился в Петербург, для определения в дворянский полк.

Однако встреча с гимназическим товарищем, студентом Глушицким, и знакомство с другими студентами возбудили в юном Некрасове такую жажду учиться, что он пренебрёг угрозой отца оставить его без всякой материальной помощи и стал готовиться к вступительному экзамену в Петербургский университет. Он его не выдержал и поступил вольнослушателем на филологический факультет. С 1839 по 1841 годы пробыл Некрасов в университете, но почти всё время уходило у него на поиски заработка. Некрасов терпел страшную нужду, не каждый день имел возможность обедать за 15 коп. «Ровно три года, — рассказывал он впоследствии, — я чувствовал себя постоянно, каждый день голодным. Не раз доходило до того, что я отправлялся в один ресторан на Морской, где дозволяли читать газеты, хотя бы ничего не спросил себе. Возьмешь, бывало, для вида газету, а сам пододвинешь себе тарелку с хлебом и ешь».

Не всегда у Некрасова была квартира. От продолжительного голодания он заболел и много задолжал солдату, у которого снимал комнатку. Когда, ещё полубольной, он пошёл к товарищу, то по возвращении солдат, несмотря на ноябрьскую ночь, не пустил его обратно. Над ним сжалился проходивший нищий и отвёл его в какую-то трущобу на окраине города. В этом ночлежном приюте Некрасов нашёл себе и заработок, написав кому-то за 15 коп. прошение. Ужасная нужда закалила Некрасова, но она же неблагоприятно повлияла на развитие его характера: он стал «практиком» не в лучшем значении этого слова.

Начало литературной деятельности

Дела его скоро устроились: он давал уроки, писал статейки в «Литературном прибавлении к Русскому Инвалиду» и «Литературной Газете», сочинял для лубочных издателей азбуки и сказки в стихах, ставил водевили на Александрийской сцене (под именем Перепельского). У него начали появляться сбережения, и он решился выступить со сборником своих стихотворений, которые вышли в 1840 году, с инициалами Н. Н., под заглавием «Мечты и звуки».

Полевой похвалил дебютанта, по некоторым сведениям к нему отнесся благосклонно и В. А. Жуковский, но В. Г. Белинский в «Отечественных записках» отозвался о книжке пренебрежительно, и это так подействовало на Некрасова, что, подобно Н. В. Гоголю, некогда скупавшему и уничтожавшему «Ганса Кюхельгартена», он сам скупал и уничтожал «Мечты и звуки», ставшие поэтому величайшей библиографической редкостью (в собрание сочинений Некрасова они не вошли).

Интерес книжки в том, что здесь можно видеть Некрасова в совершенно чуждой ему сфере — в роли сочинителя баллад с разными «страшными» заглавиями наподобие «Злой дух», «Ангел смерти», «Ворон» и т. п. «Мечты и звуки» характерны не тем, что являются собранием плохих стихотворений Некрасова и как бы низшей стадией в его творчестве, а тем, что они никакой стадии в развитии таланта Некрасова собой не представляют. Некрасов автор книжки «Мечты и звуки» и Некрасов позднейший — это два полюса, которых нет возможности слить в одном творческом образе.

В начале 1840-х Некрасов становится сотрудником «Отечественных записок», сначала библиографического отдела. Белинский близко с ним познакомился, полюбил его и оценил достоинства его ума. Он понял, однако, что в области прозы из Некрасова ничего, кроме заурядного журнального сотрудника, не выйдет, но восторженно одобрил стихотворение его «В дороге».

Скоро Некрасов стал усердно публиковаться. Он выпустил в свет ряд альманахов: «Статейки в стихах без картинок» (1843), «Физиология Петербурга» (1845), «1 апреля» (1846), «Петербургский Сборник» (1846). В этих сборниках дебютировали Д. Григорович, Ф. Достоевский, выступали И. Тургенев, А. Герцен, А. Майков. Особенный успех имел «Петербургский Сборник», в котором появились «Бедные люди» Достоевского.

«Современник»

Издательские дела Некрасова пошли настолько хорошо, что в конце 1846 года он, вместе с И. И. Панаевым, приобрел у П. А. Плетнёва журнал «Современник». Литературная молодёжь, придававшая силу «Отечественным запискам», бросила А. А. Краевского и присоединилась к Некрасову. Белинский также перешёл в «Современник» и передал Некрасову часть того материала, который собирал для затеянного им сборника «Левиафан».

В практических делах «глупый до святости», Белинский очутился в «Современнике» таким же журнальным чернорабочим, каким был у Краевского. Впоследствии Некрасову справедливо ставили в упрёк это отношение к человеку, более всех содействовавшему тому, что центр тяжести литературного движения 1840-х годов из «Отечественных записок» был перенесён в «Современник». Со смертью Белинского и наступлением реакции, вызванной событиями 1848 года, «Современник» изменился, хотя и продолжал оставаться лучшим и наиболее распространённым из журналов того времени. Лишившись руководительства великого идеалиста Белинского, Некрасов пошёл на разные уступки духу времени. Начинается печатание в «Современнике» бесконечно длинных, наполненных невероятными приключениями романов «Три страны света» и «Мёртвое озеро», писанных Некрасовым в сотрудничестве с Станицким (псевдоним А. Я. Головачёвой-Панаевой).

Около середины 1850-х годов Некрасов серьёзно, думали смертельно, заболел горловой болезнью, но пребывание в Италии отклонило катастрофу. Выздоровление Некрасова совпадает с началом новой эры русской жизни. В творчестве Некрасова также наступает счастливый период, выдвинувший его в первые ряды литературы. Он попал теперь в круг людей высокого нравственного строя; Н.Чернышевский и Н.Добролюбов становятся главными деятелями «Современника». Благодаря своей замечательной чуткости и способности быстро усваивать настроение и взгляды окружающей среды, Некрасов становится по преимуществу поэтом-гражданином.

С менее отдавшимися стремительному потоку передового движения своими прежними друзьями, в том числе с Тургеневым, он постепенно расходился, и около 1860 года дело дошло до полного разрыва. Развертываются лучшие стороны души Некрасова; только изредка его биографа печалят эпизоды вроде того, на который сам Некрасов намекает в стихотворении «Умру я скоро». Когда в 1866 году «Современник» был закрыт, Некрасов сошёлся со старым врагом своим Краевским и арендовал у него с 1868 года «Отечественные записки», поставленные им на такую же высоту, какую занимал «Современник».

Поздние годы

В начале 1875 года Некрасов тяжко заболел (врачи обнаружили у него рак кишечника), и скоро жизнь его превратилась в медленную агонию. Напрасно был выписан из Вены знаменитый хирург Бильрот; мучительная операция ни к чему не привела. Вести о смертельной болезни поэта довели популярность его до высшего напряжения. Со всех концов России посыпались письма, телеграммы, приветствия, адресы. Они доставляли высокую отраду больному в его страшных мучениях, и творчество его забило новым ключом.

Написанные за это время «Последние песни» по искренности чувства, сосредоточившегося почти исключительно на воспоминаниях о детстве, матери и совершённых ошибках, принадлежат к лучшим созданиям его музы. Рядом с сознанием своих «вин», в душе умирающего поэта ясно вырисовывалось и сознание его значения в истории русского слова. В прекрасной колыбельной песне «Баю-баю» смерть (в лице его матери) говорит ему: «не бойся горького забвенья: уж я держу в руке моей венец любви, венец прощенья, дар кроткой родины твоей… Уступит свету мрак упрямый, услышишь песенку свою над Волгой, над Окой, над Камой…» Некрасов умер 27 декабря 1877 года. Несмотря на сильный мороз, толпа в несколько тысяч человек, преимущественно молодёжи, провожала тело поэта до места вечного его успокоения на петербургском Новодевичьем кладбище.

Похороны Некрасова, сами собой устроившиеся без всякой организации, были первым случаем всенародной отдачи последних почестей писателю. Уже на самых похоронах Некрасова завязался или, вернее, продолжался бесплодный спор о соотношении между ним и двумя величайшими представителями русской поэзии — Пушкиным и Лермонтовым. Достоевский, сказавший несколько слов у открытой могилы Некрасова, поставил (с известными оговорками) эти имена рядом, но несколько молодых голосов прервали его криками: «Некрасов выше Пушкина и Лермонтова». Спор перешёл в печать: одни поддерживали мнение молодых энтузиастов, другие указывали на то, что Пушкин и Лермонтов были выразителями всего русского общества, а Некрасов — одного только «кружка»; наконец, третьи с негодованием отвергали самую мысль о параллели между творчеством, доведшим русский стих до вершины художественного совершенства, и «неуклюжим» стихом Некрасова, будто бы лишённым всякого художественного значения.

Значение творчества

Все эти точки зрения не односторонни. Значение Некрасова есть результат целого ряда условий, создавших как его обаяние, так и те ожесточенные нападки, которым он подвергался и при жизни, и после смерти. С точки зрения изящества стиха Некрасов не только не может быть поставлен рядом с Пушкиным и Лермонтовым, но уступает даже некоторым второстепенным поэтам. Ни у кого из больших русских поэтов наших нет такого количества прямо плохих со всех точек зрения стихов; многие стихотворения он сам завещал не включать в собрание его сочинений.

Некрасов не выдержан даже в своих шедеврах: и в них вдруг резнет ухо прозаический, вялый и неловкий стих. Между стихотворцами «гражданского» направления есть поэты, гораздо выше стоящие Некрасова по технике: Плещеев изящен, Минаев — прямо виртуоз стиха.

Но именно сравнение с этими поэтами, не уступавшими Некрасову и в «либерализме», показывает, что не в одних гражданских чувствах тайна огромного, до тех пор небывалого влияния, которое поэзия Некрасова оказала на ряд русских поколений. Источник его в том, что, не всегда достигая внешних проявлений художественности, Некрасов ни одному из величайших художников русского слова не уступает в силе. С какой бы стороны ни подойти к Некрасову, он никогда не оставляет равнодушным и всегда волнует.

И если понимать «художество» как сумму впечатлений, приводящих к конечному эффекту, то Некрасов художник глубокий: он выразил настроение одного из самых замечательных моментов русской исторической жизни. Главный источник силы, достигнутой Некрасов, — как раз в том, что противники, становясь на узко эстетическую точку зрения, особенно ставили ему в укор — в его «односторонности». Только эта односторонность и гармонировала вполне с напевом «неласковой и печальной» музы, к голосу которой Некрасов прислушивался с первых моментов своего сознательного существования.

Все люди 1840-х в большей или меньшей степени были печальниками горя народного; но кисть их рисовала мягко, и когда дух времени объявил старому строю жизни беспощадную войну, выразителем нового настроения явился один Некрасов. Настойчиво, неумолимо бьёт он в одну и ту же точку, не желая знать никаких смягчающих обстоятельств. Муза «мести и печали» не вступает в сделки, она слишком хорошо помнит старую неправду. Пускай наполнится ужасом сердце зрителя — это благодетельное чувство: из него вышли все победы униженных и оскорбленных. Некрасов не дает отдыха своему читателю, не щадит его нервов и, не боясь обвинений в преувеличении, в конце концов добивается вполне активного впечатления. Это сообщает пессимизму Некрасов весьма своеобразный характер.

Несмотря на то, что большинство его произведений полно самых безотрадных картин народного горя, основное впечатление, которое Некрасов оставляет в своем читателе, несомненно бодрящее. Поэт не пасует перед печальной действительностью, не склоняет пред нею покорно выю. Он смело вступает в бой с тёмными силами и уверен в победе. Чтение Некрасова будит тот гнев, который в самом себе носит зерно исцеления.

Звуками мести и печали о народном горе не исчерпывается, однако, всё содержание поэзии Некрасова. Если может идти спор о поэтическом значении «гражданских» стихотворений Некрасова, то разногласия значительно сглаживаются и порой даже исчезают, когда дело идет о Некрасове как об эпике и лирике.

Первая по времени большая поэма Некрасов, «Саша», открывающаяся великолепным лирическим вступлением — песнью радости о возвращении на родину, — принадлежит к лучшим изображениям заеденных рефлексией людей 1840-х, людей, которые «по свету рыщут, дела себе исполинского ищут, благо наследье богатых отцов освободило от малых трудов», которым «любовь голову больше волнует — не кровь», у которых «что книга последняя скажет, то на душе сверху и ляжет». Написанная раньше Тургеневского «Рудина», Некрасовская «Саша» (1855), в лице героя поэмы Агарина, первая отметила многие существеннейшие черты рудинского типа.

В лице героини, Саши, Некрасов тоже раньше Тургенева вывел стремящуюся к свету натуру, основными очертаниями своей психологии напоминающую Елену из «Накануне». Поэма «Несчастные» (1856) разбросана и пестра, а потому недостаточно ясна в первой части; но во второй, где в лице сосланного за необычное преступление Крота Некрасов, отчасти, вывел Достоевского, есть строфы сильные и выразительные.

«Коробейники» (1861) мало серьёзны по содержанию, но написаны оригинальным слогом, в народном духе. В 1863 году появилось самое выдержанное из всех произведений Некрасова — «Мороз Красный Нос». Это — апофеоз русской крестьянки, в которой автор усматривает исчезающий тип «величавой славянки». Поэма рисует только светлые стороны крестьянской натуры, но всё-таки, благодаря строгой выдержанности величавого стиля, в ней нет ничего сентиментального. Особенно хороша вторая часть — Дарья в лесу. Обход дозором воеводы-Мороза, постепенное замерзание молодицы, проносящиеся перед нею яркие картины былого счастья — все это превосходно даже с точки зрения «эстетической» критики, потому что написано великолепными стихами и потому что здесь все образы, все картины. По общему складу к «Морозу Красному Носу» примыкает раньше написанная прелестная идиллия «Крестьянские дети» (1861).

Ожесточенный певец горя и страданий совершенно преображался, становился удивительно нежным, мягким, незлобивым, как только дело касалось женщин и детей. Позднейший народный эпос Некрасова — написанная крайне оригинальным размером огромная поэма «Кому на Руси жить хорошо» (1873—76) уже по одним своим размерам (около 5000 стихов) не могла вполне удаться автору.

В ней немало балагурства, немало антихудожественного преувеличения и сгущения красок, но есть и множество мест поразительной силы и меткости выражения. Лучшее в поэме — отдельные, эпизодически вставленные песни и баллады. Ими особенно богата лучшая, последняя часть поэмы — «Пир на весь мир», заканчивающаяся знаменитыми словами: «ты и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная, матушка Русь» и бодрым возгласом: «в рабстве спасенное сердце свободное, золото, золото, сердце народное». Не вполне выдержана и другая поэма Некрасов — «Русские женщины» (1871—72), но конец её — свидание Волконской с мужем в руднике — принадлежит к трогательнейшим сценам всей русской литературы.

Лиризм Некрасова возник на благодарной почве жгучих и сильных страстей, им владевших, и искреннего сознания своего нравственного несовершенства. До известной степени живую душу спасли в Некрасове именно его «вины», о которых он часто говорил, обращаясь к портретам друзей, «укоризненно со стен» на него смотревших. Его нравственные недочеты давали ему живой и непосредственный источник порывистой любви и жажды очищения.

Сила призывов Некрасова психологически объясняется тем, что он творил в минуты искреннейшего покаяния. Ни у кого из наших писателей покаяние не играло такой выдающейся роли, как у Некрасова. Он единственный русский поэт, у которого развита эта чисто-русская черта. Кто заставлял этого «практика» с такой силой говорить о своих нравственных падениях, зачем надо было выставлять себя с такой невыгодной стороны и косвенно подтверждать сплетни и россказни? Но, очевидно, это было сильнее его. Поэт побеждал практического человека; он чувствовал, что покаяние вызывает лучшие перлы со дна его души и — отдавался всецело душевному порыву. Зато покаянию и обязан Некрасов лучшим своим произведением — «Рыцарь на час», которого одного было бы достаточно для создания первоклассной поэтической репутации. И знаменитый «Влас» тоже вышел из настроения, глубоко прочувствовавшего очищающую силу покаяния. Сюда же примыкает и великолепное стихотворение «Когда из мрака заблуждения я душу падшую воззвал», о котором с восторгом отзывались даже такие мало расположенные к Некрасову критики, как Алмазов и Аполлон Григорьев. Сила чувства придает непреходящий интерес лирическим стихотворениям Некрасова — и эти стихотворения, наравне с поэмами, надолго обеспечивают ему первостепенное место в русской литературе. Устарела лишь его обличительная сатира, но из лирических стихотворений и поэм Некрасов можно составить том высокого литературного достоинства, значение которого не умрет, пока жив русский язык.

Стихотворения Некрасова выдержали после смерти 6 изданий, по 10 и 15 тыс. экземпляров. О нём ср. «Русская библиотека», изд. М. М. Стасюлевичем (вып. VII, СПб., 1877); «Сборник статей, посвященный памяти Некрасова» (СПб., 1878); Зелинский, «Сборник критических статей о Н.» (М., 1886—1891); Евг. Марков в «Голосе» 1878, № 42—89; К. Арсеньев, «Критические этюды»; А. Голубев, «Н. А. Некрасов» (СПб., 1878); Г. З. Елисеев в «Русском Богатстве» 1893, № 9; Антонович, «Материалы для характеристики русской литературы» (СПб., 1868); его же, в «Слове», 1878, № 2; Скабичевский, в «Отечественных записках», 1878, № 6; Белоголовый, в «Отечественных записках», 1878, № 10; Горленко, в «Отечественных записках», 1878, № 12 («Литературные дебюты Н.»); С. Андреевский, «Литературные Чтения» (СПб., 1893).

Источник

Adblock
detector