Меню

Немецкая сказка озеро лебедей

Сказка “Шесть лебедей” Братьев Гримм

Сказки братьев Гримм

(к 235 – летию Якоба Гримма)

Сегодня дети разных стран с удовольствием читают и перечитывают мудрые и интересные сказки Братьев Гримм. Якоб Гримм (1785-1863) и Вильгельм Гримм (1786-1859) вошли в историю культуры как первоиздатели немецких народных сказок, как основоположники европейского сказковедения.
Десятки лет ушло у Братьев Гримм на собирание и записывание народных сказок. В поисках новых сказок Братья Гримм ездили по всей стране, часто мокли под дождём, мёрзли зимой, разыскивая людей, которые помнили народные сказки и могли их рассказать. Упорство в достижении своих целей и трудолюбие помогли им создать сборники замечательных сказок. Так известные многим сказки “Шесть лебедей”, “Госпожа Метелица”, “Столик накройся” были записаны Братьями Гримм в семье аптекаря Вильде. От старой бабушки Марии они услышали любимые нашими детьми сказки о Красной Шапочке, Мальчике С-пальчик, заколдованной Красавице. Интересные сюжеты сказок “Кот в сапогах”, “Король Дроздобород” подарила Братьям Гримм семья Хассенпфлуг.
Многолетний труд Братьев Гримм, создание ими замечательных сборников сказок, завоевал любовь огромного круга читателей, как на их родине, так и в других странах мира.
Но не только благодаря сказкам Братья Гримм стали известны всему миру. Они были выдающимися учёными своего времени, создали такие научные труды, как “Немецкая грамматика”, “Словарь немецкого языка” и множество трудов по истории.
Прошло более двухсот лет с тех пор, но дети и сейчас с удовольствием читают волшебные и поучительные сказки Братьев Гримм.

Мы предлагаем вам прочесть интересную сказку Братьев Гримм “Шесть лебедей”. А после этого вы сможете ответить на такие вопросы по сказке:
1. Кто превратил шестерых братьев в лебедей?
2. Какие лишения пришлось пережить их сестре, чтобы обратить своих братьев снова в людей?
3. Какие качества характера проявились в девушке при спасении своих братьев от злых чар?
4. Что побеждает в сказке добро или зло?
5. Понравилась ли вам сказка и почему?

Нарисуйте шесть лебедей и их сестру. Свои рисунки высылайте на нашу электронную почту. Они будут размещены внизу этой статьи.

Сказка “Шесть лебедей”

Охотился раз король в большом дремучем лесу. Без устали гонялся он за зверем и никто из его людей не мог за ним поспеть. Но вот уже наступил вечер. Придержал тогда король своего коня, оглянулся и видит, что заблудился. Стал он искать дорогу, но найти её никак не мог. И вот увидел он в лесу старуху с трясущейся головой. Она шла к нему прямо навстречу,а была то – ведьма.
– Бабушка,-сказал он ей,- не можете ли вы указать мне дорогу из лесу?
– О да, господин Король, -ответила она, -это я могу, но с одним условием, если вы его не выполните, то не выйти вам из лесу никогда и пропадете вы тут с голоду.
– А какое же условие? -спрашивает Король.
– Есть у меня дочь, говорит старуха, – она такая красавица, какой вам и на свете нигде не сыскать, и заслуживает она вполне того, чтобы стать вашей женой. Если вы согласны сделать её королевой, то я укажу вам дорогу из лесу.
Король в страхе согласился и старуха привела его в свою избушку, где у очага сидела её дочь. Она приняла Короля так, будто его и ждала, и он увидел, что она очень красива, но однако же, она ему не понравилась, и он не мог глядеть на неё без затаённого страха. Когда Король посадил девушку на коня, старуха указала ему дорогу, и Король воротился в свой королевский замок, где они и отпраздновали свадьбу.
А король был уже однажды женат, и от первой жены было у него семеро детей – шесть мальчиков и одна девочка, и любил он их больше всего на свете. Но он боялся, как бы не стала мачеха плохо с ними обращаться, как бы не сделала она им какого зла, и вот он отвёз детей в потаённый замок, который находился в самой середине леса. Он был скрыт в лесной чаще и дорогу к нему найти было так трудно, что и сам бы он не нашёл её,если бы не подарила ему одна ведунья волшебных ниток. А был тот клубок такой, что стоило бросить его перед собой, как он сам разматывался и указывал путь-дорогу.
Король очень часто уезжал к своим любимым детям в лес, и вот наконец на частые его отлучки обратила внимание Королева. Ей захотелось узнать, что он делает там один в лесу. Она дала много денег своим слугам, и они выдали ей тайну и рассказали о клубке ниток, который один только и может указать туда путь. И не было у неё покоя до тех пор, пока не выведала она где хранит король тот клубок; затем сшила она из шёлка маленькие белые рубашки; и так как она была обучена своей матерью колдовству, то зашила она в них чары. Вот уехал однажды король на охоту, а она взяла те рубашки и отправилась в лес, и клубок указал ей путь-дорогу. Дети, увидав издали, что кто-то идет, подумали, что это идёт к ним их любимый отец, и на радостях выбежали к нему навстречу. И вот набросила она на каждого из них рубашку; и только прикоснулись те рубашки к их телу, как обратились они в лебедей, поднялись над лесом и улетели.
Вернулась Королева домой очень довольная, думая, что она избавилась от своих пасынков. Но девочка не выбежала ей навстречу вместе с братьями, а королева этого не заметила. На другой день пришёл король, чтобы навестить своих детей, но нашел одну только дочку.
– А где же твои братья? – спросил он у неё.
– Ах, милый отец, – ответила она, – они улетели и оставили меня одну. И она рассказала ему,что видела из окошка, как братья пролетели лебедями над лесом, и показала ему перья, что обронили они во дворе, которые она подобрала. Опечалился король, но не знал, что это дело совершила злая Королева; он стал бояться, что у него похитят и дочку, и вот решил он взять её с собой. Но она боялась мачехи и упросила короля оставить её ещё на одну ночь в лесном замке.
Подумала бедная девочка: “Мне оставаться тут недолго придётся, – пойду я на поиски своих братьев”.
Вот наступила ночь, и выбежала она из замка и пошла в чащу лесную.Побродила она там целую ночь и целый день, пока наконец от усталости идти больше уже не могла. И увидела она охотничий домик, вошла в него, видит – комната, а в ней шесть маленьких кроваток, но она ни в одну из них не решилась лечь, а забралась под одну из кроваток легла прямо на жестком полу и решила там заночевать.
Вскоре и солнце зашло, и услышала она шум и видела, что прилетело к окну шесть лебедей. Они уселись на окошко и стали дуть друг на друга, стали перья свои сдувать, и вот все перья с них послетали, и лебединое оперенье снялось с них, словно рубашка. Глянула на них девочка и узнала своих братьев. Обрадовалась и вылезла из-под кровати. Братья, увидав свою сестрицу, не меньше её обрадовались, но радость их была недолгой.
– Здесь оставаться тебе нельзя, – сказали они ей, – это разбойничий притон. Если разбойники вернутся и найдут тебя тут, они тебя убьют.
– А вы разве не сможете меня защитить? – спросила у них сестрица.
– Нет, – ответили они, – мы можем снимать свое лебединое оперенье только по вечерам на четверть часа, тогда мы становимся людьми, а затем снова обращаемся в лебедей.
Заплакала сестрица и говорит:
– А неужто нельзя вас расколдовать?
– Ах нет, – ответили они, – выполнить это слишком трудно. Ты не должна будешь шесть лет ни говорить, ни смеяться – должна сшить нам за это время шесть рубашек из звёздоцвета. А если ты вымолвишь хоть одно слово, то вся твоя работа пропала.
Пока братья рассказывали ей об этом, прошло четверть часа, и они снова вылетели в окно лебедями.
Но девочка твердо решила освободить своих братьев, даже если бы это стоило ей жизни. Она покинула охотничий домик ушла в самую чащу лесную, взобралась на дерево и провела там ночь. Наутро она спустилась с дерева, набрала звёздоцвета и принялась шить. Говорить ей было не с кем, а смеяться ей не было охоты. Она всё сидела да работала.
Так прошло много времени, и случилось, что король той страны охотился в эту пору в лесу и его егеря подъехали к дереву, на котором сидела девочка. Они её окликнули:
– Кто ты такая?
Но она ничего не ответила.
– Спустись к нам вниз, – сказали они , – мы тебе ничего дурного не сделаем.
Но она только головой покачала.
Когда они стали её допрашивать, она сбросила им вниз золотое ожерелье, думая, что они будут этим довольны. Но они всё продолжали задавать ей вопросы; тогда она сбросила им свой пояс; но когда и это не помогло, сбросила им свои подвязки, так мало-помалу она отдала им все, что было на ней, и осталась в одной рубашке. Но егеря и тогда от нее не отстали; они влезли на дерево, сняли её оттуда и привели к Королю. Король спросил:
– Кто ты такая? Что ты там делаешь на дереве? – Но она ничего не ответила.
Стал он спрашивать её на всех языках, какие только были ему известны, но она оставалась, как рыба, немой. А была она красивая, вот Король сильно влюбился в неё. Он укутал её в свой плащ и посадил впереди себя на коня и привез её в свой замок. И велел он одеть её в богатые платья, и она сияла красотой, словно ясный день. Но невозможно было добиться от неё ни слова. Он сел у стола рядом с нею, и робость на её лице и её скромность так ему понравились, что он сказал:
Вот на этой хочу я жениться и ни на какой другой на свете. И через несколько дней он с ней обвенчался.
Но была у короля злая мать – она была недовольна его женитьбой и стала о молодой Королеве злословить.
Кто знает, откуда взялась эта девка, – говорила она, – и слова вымолвить не может; она недостойна быть женой Короля.
Спустя год, когда Королева родила на свет первого ребенка, старуха унесла его, а Королеве во время сна вымазала рот кровью. Затем она пошла к королю и обвинила её в том, что она людоедка. Король верить этому не хотел и не позволил причинить Королеве зло. И вот сидела она всё время да шила рубашки и ни на что другое внимания не обращала.
Когда она снова родила прекрасного мальчика, лживая свекровь опять совершила такой же обман, но король не хотел верить её злым речам. Он сказал:
– Она слишком скромна и добра, чтобы совершить подобное; если б не была она немая, то доказала бы свою невиновность.
Но когда старуха и в третий раз похитила новорожденного младенца и обвинила Королеву, которая не сказала ни слова в свою защиту, то королю оставалось только одно – отдать её на суд; и её присудили сжечь на костре.
Наступил день исполнения приговора, а был то как раз последний день из тех шести лет, в течение которых она не могла ни говорить, ни смеяться. Она уже сшила за это время шесть рубашек, и только на последней рубашке ещё не было левого рукава.

Когда её повели на костер, то взяла она с собой рубашки, и когда взвели её уже на помост и вот-вот должны были развести огонь, она оглянулась и видит-летят к ней шесть лебедей. И поняла она, что близко её освобождение, и забилось у нее сердце от радости.
С шумом подлетели к ней лебеди и спустились так низко, что она смогла кинуть им рубашки; и только те рубашки к ним прикоснулись, спало с них лебединое оперенье, и стояли перед ней её братья, живы, здоровы и по-прежнему прекрасны, – только у младшего не хватало левого рукава, и потому у него на спине осталось лебединое крыло. Стали они обнимать да целовать друг друга, – так она освободила своих милых братьев от злого заклятья. И пришла Королева к Королю, и он был сильно удивлён, но вот заговорила она и сказала:
– Мой возлюбленный супруг, отныне я могу говорить и открою тебе, что я ни в чём не повинна, ложно обвинена, – и она рассказала ему про обман свекрови, которая забрала и спрятала троих детей. И принесла их в замок к великой радости Короля, а злую свекровь в наказание сожгли на костре.
А Король и Королева вместе с шестью своими братьями жили мирно и счастливо долгие-долгие годы.

Источник

Лебединое озеро. Что стало прототипом классического сюжета? А также несколько экранизаций известного балета

Прототип Лебединого озера меня интересовал давно.

Напомним, премьера «Лебединого озера» на сцене Большого театра состоялась 140 лет назад. Публика приняла балет довольно прохладно.

Глубокая музыка ЧАЙКОВСКОГО не нашла тогда достойного воплощения в танце и не встретила понимания.

Зато сейчас этот балет — одно из немногих классических произведений, о которых знают не только заядлые театралы, но и простые обыватели.

Даже если бы Петр Ильич не написал за свою жизнь ничего, кроме «Лебединого озера», то на сегодняшний день его гонорар, по данным делового журнала «Businessweek», составил бы около $1,2 миллиарда.

В основу «Лебединого озера» положена старинная немецкая легенда, повествующая о прекрасной принцессе Одетте, превращенной в лебедя проклятием злого колдуна — рыцаря Ротбарта.

Чары злого гения действуют днем, но с приходом луны белый лебедь превращается в девушку.

Прекрасную Одетту на берегу озера во время охоты встречает принц Зигфрид.

Потрясенный ее историей, он клянется ей в вечной любви. Цепь трагических событий приводит к схватке Зигфрида с Ротбартом, но бурные волны разбушевавшейся на озере стихии поглощают и рыцарей, и заколдованных лебедей.

Освободившаяся от злых чар Одетта соединяется с Зигфридом в потустороннем мире.

Чайковский верил, что его смерть тоже будет связана с водой. Однажды после очередных переживаний из-за неудач в личной жизни он весьма оригинально пытался покончить жить самоубийством. Осенней ночью 1877 года Петр Ильич простоял несколько часов в Москве-реке, ледяная вода доходила ему до горла. Композитор надеялся заболеть воспалением легких и покинуть этот мир, но даже не кашлянул.

Смерть настигла его 16 лет спустя. Он подхватил холеру, выпив стакан некипяченой воды в элитном петербургском ресторане Лейнера на углу Невского проспекта и набережной Мойки.

Выросшая из античности, европейская культура многократно «перепела» все ее сюжеты, особенно игривого содержания, которые можно было использовать, не опасаясь строгого осуждения морализаторов.

Самый же знаменитый сексуальный сюжет из Древней Греции — это момент совокупления жены спартанского царя Тиндарея, прекрасной Леды и Зевса. Бог-громовержец овладел Ледой, представ перед ней в образе лебедя.

В силу своего эротического содержания миф пользовался особой популярностью в искусстве эпохи Возрождения. Леонардо да Винчи, Микеланджело, Корреджо открыто изображали Леду в момент ее совокупления с Зевсом либо после него.

Пушкин описывает этот момент в кантате «Леда» тоже предельно откровенно:

Покров красавицы стыдливой,

Небрежно кинутый, у берега лежал,

И прелести ее поток волной игривой

С весельем орошал…

К Леде прекрасной

Лебедь в искусстве того времени — символ «удовлетворения сексуального желания». Чайковский, разумеется, прекрасно об этом знал и сублимировал свое неудовлетворенное желание в музыке. Живое воображение гения рисовало совершенно четкие картины, где лебедями были отнюдь не заколдованные девушки.

В петербургском обществе о такой метаморфозе прекрасно догадывались, поэтому и не приняли балет на ура.

Для жителей бывшего СССР балет имеет довольно зловещее значение.

Его крутили по телеку во время смерти генсеков и все дни августовского путча 1991 года.

Идея использовать музыку Чайковского как седативное средство принадлежит Юрию Андропову.

Он, будучи шефом КГБ, получал множество доносов на высокое начальство о том, что они засыпают в театре во время этого длинного балета и дискредитируют своим некультурным поведением партию.

Вот Юрий Владимирович и дал команду председателю Гостелерадио СССР Сергею Лапину поставить «Лебединое озеро» в день смерти Леонида Ильича Брежнева. Вогнать народ в тоску и сонливость.

При этом танец маленьких лебедей считается самым веселым моментом мировой балетной классики. На него существует огромное количество пародий. Наиболее удачная показана в 15-м выпуске мультфильма «Ну, погоди!»:

В качестве прототипов, вдохновивших Чайковского на балет называлась русская народная сказка «Белая уточка» и «Украденное покрывало» в пересказе Иоганна Музеуса.

Читайте также:  Алма ата реки озера

Но в этих сказках, как говорится, было все не так.

В «Лебедином озере» излагается почти шекспировская трагическая история Одетты, уже не принцессы, а королевы лебедей, которую превратил в птицу и преследовал злой колдун Ротбарт — Хозяин лебединого озера.

Королева лебедей встречает принца Зигфрида, тот клянется ей в вечной любви и это должно избавить Одетту от злых чар.

Но до свадьбы дело не доходит. Предусмотрительный Ротбарт является на бал к принцу вместе с дочкой Одиллией, которую принц то ли принимает за Одетту, то ли просто забывает о ней, увидев новую красотку, но в результате Зигфрид почти называет самозванку своей невестой, а видевшая все Одетта бежит к озеру в слезах.

Зигфрид догоняет её и молит о прощении.

А далее, существует несколько вариантов. Зигфрид решает собственной смертью искупить вину, тем доказать верность и снять заклятие с Одетты, но она не может без него жить, и обеих героев поглощает озеро.

Либо Одетта заявляет ему, что все между ними кончено, и топится в озере. Зигфрид пытается удержать девушку, и в итоге оба погибают.

По другому, более редкому варианту Зигфрид бросает вызов Ротбарту и побеждает его, а Одетта оказывается спасена.

В «Белой уточке» — наиболее близкой к либретто — речь идет о княгине превращенной в утку злой колдуньей пока князь находится в отлучке.

Колдунья заменяет законную супругу собой и живет припеваючи, пока уточка не выводит детишек и, при попытке колдуньи их убить, законный отец узнает правду и всех спасает.

Сюжет, где муж проживает с притворяющейся его женой ведьмой, довольно распространен.

И главная тема в таких сказках — ослушание, ведь княгиня нарывается на превращение, потому что нарушает запрет мужа, например, не выходить в его отсутствие из терема.

Однако в «Лебедином озере» эта тема уходит, а на первый план выводится осуждение адюльтера и неумения сдержать слово.

В «Украденном покрывале» Музеуса история оказывается перевернутой. Главный герой в ней мужчина — солдат швабской армии Фридберт (имя созвучно с Зигфрид).

Героиня — принцесса, потомок Леды, которая может превращаться в лебедь по собственному желанию.

Прельщенный её красотой Фридберт завладевает её волшебным покрывалом, и не сознаваясь девушке в этом, делает вид, что всячески хочет ей помочь.

Его расчет прост. Он собирался добиться ситуации, как говорила Людмила в «Москва слезам не верит»: «Меня любит, без ребенка жизни не представляет, еще и прощения просить будет».

Дело и правда идет к свадьбе, но перед самым бракосочетание простодушная мамаша героя случайно отдает Каллисте её покрывало и девушка понимает, что её жестоко обманывали все это время.

Она накидывает покрывало и улетает, а незадачливому ловцу лебедей ничего не остается, как отправляться её искать.

Ибо неосуществленная страсть и чувство вины — страшная движущая сила.

Само собой Фридберт находит свою зазнобу, при том умирающей от любви. Для приличия она попытаться прогнать обманщика, но тот знал что говорить и, конечно, оправдал своё плутовство любовью к ней.

Далее следует счастливое воссоединение не особо знатного и, прямо скажем, не особо благородного героя с принцессой, которая щедро отсыпает ему всех благ.

Сказка эта мне не нравится. Написана она в 18 веке слишком сладким куртуазным языком, в галантном духе и потому, осуждаемый в «Лебедином озере» адюльтер, тут цветет и пахнет во всю, как и идея «любовь спишет все».

И она правда списывает гигантские количества обмана. Герои просто поражают своей омерзительностью.

Что предприимчивый Фридберт, что мнимый монах Бено, что Прекрасная Зоя — чувственная мамаша Каллисты.

Главный герой, конечно же, первейший галант, но если отбросить это, то в сухом остатке окажется — обманщик, дезертир, мнимый отшельник и просто оборотистый парень, распродающий под видом святых реликвий свои лохмотья и посох другого отшельника, а так же приписавший себе родовитую родословную, чтобы жениться на Каллисте. Я бы сказала, что он образцовый делец.

До рыцаря же ему как до луны, и Зигфрид, польстившийся на Одиллию, перед ним просто ангел.

Любовь тут оправдывают мнимое монашество, которое принимает Бено, мечтая лишь об одном — снова увидеть лебедь-Зою и отобрать у неё крылья.

Любовью оправдывает все свои действия Фридберт. Любовью оправдывает свою тягу к заезжему рыцарю Прекрасная Зоя, и Каллисто, конечно же, оказывается дочкой Бено, а не законного папеньки.

Читать детям не рекомендую, да и взрослым будет скучно.

Хочу сказать, что в русских сказках сюжет украденных крыльев встречается тоже.

Я бы даже решила, что он и послужил основой сказки Музеуса, но наши Иваны-царевичи поступали честнее, во всяком случае, морская царевна влюблялась, зная кто он такой и на что способен.

Так что превращение в балет пошло сюжету на пользу.

В виде «Лебединого озера» он стал проще, но романтичнее и заговорил о вечных ценностях верности, жертвенности и любви, дающей силы и спасающей от козней. На том, видимо, и стоит.

Кстати, Пушкинская Царевна- лебедь из сказки про царя Салтана и его сына Гвидона, тоже прямой аналог «Лебединого озера» (Рисунок принадлежит Iren Horrors):

Хотя оригинал заканчивается трагично, в СССР такие концовки были неприемлемы.

Странно, что она с Русалочкой Андерсена, по которой мультфильм сняли, прокатила, а с Лебединым Озером — нет.

В 1981 году японская компания «Toei Animation», известная своими шедеврами про Кота в сапогах и Русалочку Андерсена, выпустила аниме «Лебединое озеро» (яп. 世界名作童話 白鳥の湖 Sekai Meisaku Dōwa Hakuchō no Mizūmi):

Оно почти в точности следовало оригиналу, но в конце персонажи остались живы.

В 1994 году по мотивам балета Чайковского вышел американский мультфильм «Принцесса Лебедь»:

Мультфильм срежиссирован Ричардом Ричем — бывшим диснеевским режиссёром.

Имеется девять сиквелов:

«Принцесса-лебедь: Тайна замка» (1997)
«Принцесса-лебедь: Тайна заколдованного замка» (1998)
«Принцесса-лебедь: Рождество» (2012)
«Принцесса-лебедь: Королевская сказка» (2014)
«Принцесса-лебедь: Пират или принцесса?» (2016)
«Принцесса-лебедь: Королевское прикрытие» (2017)
«Принцесса-лебедь: Королевская тайна» (2018)
«Принцесса-лебедь: Царство музыки» (2019)
«Принцесса-лебедь: Королевская свадьба» (2020)

Сюжет весьма далёк от оригинала, и повествует о том, что будучи детьми, принц Де́рек (заменяет принца Зигфрида) и принцесса Оде́тт были обручены и каждое лето должны были проводить вместе, потому что их овдовевшие родители надеялись, что их дети в конце концов полюбят друг друга и поженятся. Таким образом, два королевства наконец-то объединятся.

Пока Дерек и Одетт были маленькими, они совершенно не нравились друг другу, но, повзрослев, молодые принц и принцесса всё же влюбились друг в друга.

Однако случается так, что Одетт обижается на Дерека и решает, что станет его женой только если Дерек докажет, что он любит её такой, какая она есть, а не за одну только её красоту.

В это время лорд Ротбарт — злой колдун, который в своё время был изгнан из королевства Ви́льяма (отца Одетт), задумывает коварный план по захвату власти: вместо завоевания королевства силой, стать королем законно, женившись на наследнице.

Мстительный Ротбарт убивает короля Вильяма и похищает юную Одетт, налагая на неё заклятье, в силу которого она днём превращается в лебедя и лишь ночью, при луне, может становиться человеком.

И лишь клятва в вечной любви Дерека или замужество с Ротбартом может расколдовать её.

В последнем случае Ротбарт получает в свою собственность королевство.

А если же Дерек поклянётся в вечной любви другой, Одетт погибнет.

Также у Одетты в данной версии есть друзья — черепаха Скороход, птица-тупик Лейтенант Пуффин и лягушка Жан-Прыг (который считает себя принцем и надеется превратиться в него после поцелуя прекрасной принцессы).

В 2003 году вышел последний мультфильм по мотивам балета Чайковского — на этот раз про Барби:

Здесь самая знаменитая кукла в мире предстаёт в роли красавицы Одетт — дочери пекаря в данной интерпретации, последовавшей за единорогом в Заколдованный Лес.

Злой волшебник Ротбарт, который в данной версии превращался не в филина, а ястреба, желая победить свою кузину, Королеву Фей, и захватить Заколдованный Лес, превращает бедняжку Одетт в лебедя.

К счастью, сказочной Фее удаётся снять часть заклятья, и теперь героиня Барби превращается в птицу лишь при свете дня, ночью же снова становится прекрасной девушкой.

Примерно так гласит описание.
На самом деле, девушку завлекла в Лес 🌲 неосторожная и хвастливая Единорог Лила, когда её пытались схватить местные охотники.

Одетта добывает волшебный кристалл, который провозглашает ее судьбу как спасителя заколдованного леса.

Опять это чертово клише с пророчествами и Избранными!

Из одной сказки в другую!
Одетта также встречается с другими лесными эльфами (которые выглядят как обычные дети): Карлита, которая теперь скунс; Иван — дикобраз; Мариса — олень; Лиана — лиса; Келли — лебедь; и Дженни — мышь.

Отец Одетты и её младшая сестра Мари начинают искать ее, боясь, что Одетта пропала.

Также в этой истории дочь Ротбарда, Одилию, превратили в капризную, одержимую модой, весьма непривлекательную особу.

Источник

Шесть лебедей

В большом лесу охотился однажды король и так рьяно гнал по следу за каким-то зверем, что никто из его людей не мог за ним поспеть и все от него отстали. Когда завечерело, он сдержал коня, стал кругом себя оглядываться и заметил, что заблудился. Стал он искать выхода из лесу и никак не мог его найти.

Вот и увидел он, что идет ему навстречу старушка старенькая-престаренькая, такая, что у ней уж и голова трясется от старости; а он и не знал, что эта старушка — ведьма.

«Голубушка, — сказал он ей, — не можешь ли ты мне показать дорогу из лесу?» — «О, конечно, могу, — отвечала старушка, — только при одном условии; и если вы, господин король, его не исполните, то никогда из этого леса не выбьетесь, и должны будете здесь помереть от голода». — «А какое же это условие?» — спросил король. «У меня есть дочь, — сказала старуха, — она краше всех на свете и, конечно, заслуживает чести быть вам супругою. Вот если вы ее возьмете в жены, так я вам укажу дорогу из леса».

Король перепугавшись, согласился, и старуха повела его к избушке, где ее дочь сидела у огня.

Эта дочь приняла короля так, как будто уже ожидала его прихода; и король увидел, что она действительно очень хороша собою, но ее лицо все же ему не понравилось, и он не мог смотреть на нее без затаенного страха.

После того, как он посадил девушку к себе на коня, старуха показала ему дорогу из леса, и король снова мог вернуться в свой королевский замок, где и отпраздновал свадьбу.

До того времени король уже был однажды женат, и от первой его супруги у него было семеро детей — шесть сыновей и дочь, которую он любил более всего на свете. Но так как он боялся, что мачеха с ними будет недостаточно хорошо обращаться или даже причинит им какое-нибудь зло, то он и свез их в уединенный замок, который стоял в самой чаще леса.

Замок был так в этой чаще укрыт и дорогу к нему было так трудно отыскать, что король и сам бы, пожалуй, не отыскал ее, если бы одна ведунья не подарила ему клубок ниток дивного свойства: стоило ему только тот клубок бросить перед собою, клубок сам собой начинал разматываться, катился впереди и указывал дорогу.

Но король так часто отлучался на свидания со своими милыми детушками, что эти отлучки наконец обратили на себя внимание королевы. Она полюбопытствовала узнать, что он там один-одинешенек делает в лесу. Подкупила его слуг, и те выдали ей тайну короля да рассказали и о клубке, который один только мог туда указать дорогу.

Она же до тех пор не успокоилась, пока не вызнала, где король прячет тот клубок, и тогда нашила она много маленьких белых шелковых рубашечек, а так как она матерью своей была обучена колдовству, то сумела и в эти рубашечки зашить некоторые чары.

И вот, когда однажды король выехал на охоту, она взяла рубашечки и пошла в лес, а клубочек ей показывал дорогу. Дети, еще издали увидевшие, что к ним идет кто-то, подумали, что это отец, и радостно побежали навстречу. Тогда она на каждого из них накинула по рубашечке, и едва только эти рубашечки касались тела ребенка, он превращался в лебедя и улетал за лес.

Королева вернулась домой, очень довольная своей поездкой, и думала, что она уж навсегда отделалась от своих пасынков; но дочка короля не выбежала в тот раз к ней навстречу вместе с братьями, и королева ничего о ней не знала.

На другой день явился король в лесной замок к детям и никого в замке не нашел, кроме дочки. «А где же твои братья?» — спросил король. «Ах, батюшка, — отвечала она, — они улетели и оставили меня одну», — и рассказала ему, что из своего окошечка видела, как ее братья, обернувшись лебедями, улетели за лес, и даже показала ему перья, которые они обронили во дворе, а она подобрала.

Король запечалился, но ему и в голову не приходило, что это злое дело могло быть совершено королевой; а так как он опасался, что и дочку его могут также похитить, то задумал он взять ее с собой.

Но дочка боялась мачехи и упросила короля, чтобы он ей дозволил еще хоть эту ночь остаться в лесном замке. Бедная девочка подумала, что ее уже не оставят долее в этом замке, и она решилась во что бы то ни стало отыскать своих братьев.

И чуть только наступила ночь, она убежала из замка и углубилась прямо в самую чащу леса. Она шла всю ночь напролет и весь следующий день, пока уже не утомилась окончательно.

Тогда увидела она охотничий домик, вошла в него и нашла в нем комнатку с шестью маленькими кроватками; но она не решилась лечь, а залезла под одну из этих кроваток, улеглась на крепком полу и задумала там провести ночь. Но когда солнце стало близиться к западу, она услышала шум в воздухе и увидела, что в окошко влетели шесть лебедей. Они опустились на пол и стали сдувать друг другу перья: сдули все перья, и их лебединые шкурки свалились с них как рубашки.

Тогда девочка взглянула на них, узнала своих братьев и вылезла из-под кроватки. Братцы тоже очень обрадовались, увидев свою сестричку; но радость их была непродолжительна. «Ты здесь не можешь оставаться, — сказали они ей, — это разбойничий притон; если разбойники найдут тебя здесь, то убьют тебя». — «А разве вы не сумеете меня защитить?» — «Нет, — отвечали они, — потому что мы можем каждый вечер только на четверть часа скидывать с себя свои лебединые шкурки и принимать человеческий образ, а потом опять обращаемся в лебедей». Сестричка заплакала и сказала: «Так неужели же нет возможности вас освободить от заклятия?» — «Есть возможность, — отвечали братья, — но это обставлено такими тягостными условиями, что выполнить их невозможно. Ты должна шесть лет сряду не говорить и не смеяться и за это время должна сшить нам шесть рубашек из цветков астры. И если хоть одно словечко у тебя вырвется в течение этих шести лет, то все твои труды пропадут даром».

И когда братцы это проговорили, четверть часа миновало, и они снова, обратившись в лебедей, вылетели в окно.

А сестричка твердо решилась избавить своих братьев от заклятья, хотя бы даже ценою своей жизни. Она вышла из охотничьего домика, пошла в самую чащу леса, влезла на дерево и там просидела всю ночь.

На другое утро она сошла с дерева, набрала много цветов астры и стала шить. Говорить ей было не с кем, а смеяться не было охоты: она сидела на своем дереве и смотрела только на свою работу.

Много прошло времени с тех пор, как она удалилась в эту глушь, и случилось однажды, что король той страны охотился в лесу, а его егеря подошли к тому дереву, на котором сидела девушка.

Они стали ее кликать и спрашивали: «Кто ты такая?», — но она им ни слова не отвечала.

«Сойди сюда к нам, — сказали они, — мы тебе никакого зла не сделаем».

Она в ответ только отрицательно покачала головой. Так как они продолжали приставать к ней с вопросами, то она сбросила им с дерева свою золотую цепь с шеи и думала их этим удовлетворить.

Но они все продолжали ее допрашивать; тогда она сбросила им свой пояс, а когда и это не помогло — свои подвязки, и так мало-помалу все, что на ней было надето, и осталась наконец в одной сорочке.

Читайте также:  Самое мал озеро в мире

Но егеря и тут от нее не отстали, взлезли на дерево, сняли оттуда девушку и привели ее к королю.

Король спросил: «Кто ты такая? Что ты делала там на дереве?» Но девушка не отвечала ни словечка.

Он задал ей те же вопросы на всех языках, какие ему были известны, но девушка по-прежнему оставалась нема как рыба. А так как она была прекрасна собою, то сердце короля было тронуто, и он вдруг воспылал к ней горячею любовью.

Обернув ее своим плащом, посадил он девушку на коня перед собою и отвез в свой замок.

Там приказал он одеть ее в богатое платье, и она блистала красотою, как ясный день, но от нее нельзя было добиться ни одного слова.

Он посадил ее за стол рядом с собою, и ее скромное выражение лица, ее уменье держать себя до такой степени понравились ему, что он сказал: «Я хочу взять ее замуж, и ни на ком другом, кроме нее, не женюсь».

И несколько дней спустя он действительно обвенчался с нею.

У того короля мать была женщина злая, да притом еще и недовольна этою женитьбою сына.

Она злословила про молодую королеву. «Кто ее знает, откуда она родом, — говорила она, — от нее, немой, не дознаешься; а только она королю не пара».

Год спустя, когда королева родила первого ребенка, старуха унесла его, а королеве во время сна вымазала рот кровью. Затем она пошла к королю и обвинила королеву в том, что она людоедка и съела своего ребенка.

Король не хотел этому верить и не дозволил причинить королеве никакого зла.

А королева постоянно сидела над своей работой и шила рубашечки, не обращая внимания ни на что другое.

В следующий раз, когда она снова родила красавца-мальчика, лукавая старуха опять пустила в ход подобный же обман, однако же король не решился поверить ее клевете на королеву.

Он сказал: «Она слишком добра и богобоязненна, чтобы совершить что-нибудь подобное; не будь она нема, она сумела бы сама себя защитить, и ее невинность, конечно, тотчас же обнаружилась бы».

Когда же старуха и в третий раз похитила новорожденного ребенка и взвела на королеву то же обвинение (а та ни слова не могла сказать в свое оправдание), то король уже не мог защитить жену и должен был предать ее суду, который и приговорил сжечь ее на костре.

Вот и наступил день исполнения приговора, наступил в то же время и последний день тех шести лет, в течение которых она не смела ни смеяться, ни говорить — и таким образом ее милые братья были уже избавлены ею от заклятья.

И шесть рубашечек из цветков астры были также изготовлены; только у последней не хватало левого рукавчика.

Когда ее повели на костер, она сложила все рубашечки на руку; а когда уж она была на костре и костер уже собирались зажигать, то она оглянулась кругом и увидела, что к ней летят шесть лебедей. Тут она убедилась, что и ее избавление близко, и сердце ее затрепетало от радости.

Лебеди закружились около нее и спустились настолько низко, что она могла им перебросить рубашечки; и едва только те рубашечки их коснулись, лебединые шкурки с них свалились, ее братцы стали перед нею, молодец к молодцу, живехоньки и здоровехоньки; только у самого младшего не хватало левой руки, а вместо нее осталось лебединое крыло за спиною.

Целовались-миловались братцы с сестрицею, а потом королева подошла к королю, который был всем случившимся изумлен, и сказала ему: «Дорогой супруг! Теперь я смею говорить и могу открыть тебе, что я невинна и обвинена не право».

И она сообщила об обманах старой свекрови, которая похитила и скрыла ее троих деток.

Дети, к великой радости короля, были разысканы и возвращены, а злая свекровь в наказание привязана на тот же костер и сожжена.

Король же с королевою и ее шестерыми братьями еще долгие годы жили в мире и счастье.

Вот и сказке Шесть лебедей конец, читай снова наш Ларец . Оценка: 107 22

Источник



Дикие лебеди

Дикие лебеди

Далеко-далеко, в той стране, куда улетают от нас на зиму ласточки, жил король. У него было одиннадцать сыновей и одна дочь, которую звали Элизой. Одиннадцать братьев-принцев уже ходили в школу; у каждого на груди блистала звезда и у левого бока гремела сабля. Принцы писали алмазными грифелями на золотых досках и отлично умели читать — и по книжке, и без книжки, на память. Конечно, так хорошо читать могли только настоящие принцы. Пока принцы учились, сестра их Элиза сидела на скамеечке из зеркального стекла и рассматривала книжку с картинками, которая стоила полкоролевства. Да, хорошо жилось детям! Но скоро все пошло по-другому.

Умерла их мать, и король женился снова. Мачеха была злая колдунья и невзлюбила бедных детей. В первый же день, когда во дворце праздновали свадьбу короля, дети почувствовали, какая злая у них мачеха. Они затеяли игру «в гости» и попросили королеву дать им пирожных и печёных яблок, чтобы накормить своих гостей. Но мачеха дала им чайную чашку простого песка и сказала:

— Хватит вам и этого!

Прошла ещё неделя, и мачеха задумала избавиться от Элизы. Она отправила её в деревню к каким-то крестьянам на воспитание. А потом злая мачеха стала наговаривать королю на бедных принцев и насказала столько дурного, что король не хотел больше и видеть своих сыновей.

И вот королева велела позвать принцев, и, когда они приблизились к ней, она крикнула:

— Пусть каждый из вас превратится в чёрного ворона! Летите прочь из дворца и сами добывайте себе пропитание!

Но ей не удалось довести до конца своё злое дело. Принцы превратились не в безобразных ворон, а в красивых диких лебедей. С криком вылетели они из окон дворца и понеслись над парками и лесами.

Было раннее утро, когда одиннадцать лебедей пролетали мимо хижины, где спала ещё крепким сном их сестрица Элиза. Они долго летали над крышей, вытягивая свои гибкие шеи и хлопая крыльями, но никто не слышал их и не видел. Так и пришлось им улететь дальше, не повидав своей сестры.

Высоко-высоко, к самым облакам, взвились они и полетели в большой тёмный лес, который тянулся до самого моря.

А бедняжка Элиза осталась жить в крестьянской хижине. Целые дни она играла зелёным листочком — других игрушек у неё не было; она проткнула в листочке дырочку и смотрела сквозь неё на солнце — ей казалось,что она видит ясные глаза своих братьев.

Дни шли за днями. Порой ветер колыхал розовые кусты, распустившиеся возле дома, и спрашивал у роз:

— Есть ли кто-нибудь красивее вас? И розы, качая головками, отвечали:

— Элиза красивее нас.

И вот наконец Элизе минуло пятнадцать лет, и крестьяне отослали её домой во дворец.

Королева увидела, как прекрасна её падчерица, и ещё больше возненавидела Элизу. Злой мачехе хотелось бы превратить Элизу, как и её братьев, в дикого лебедя, но этого она не могла сделать: король хотел видеть свою дочь.

И вот рано утром королева пошла в свою мраморную купальню, всю разубранную чудесными коврами и мягкими подушками. В углу купальни сидели три жабы. Королева взяла их в руки и поцеловала. Потом она сказала первой жабе:

— Когда Элиза войдёт в купальню, сядь ей на голову — пусть она сделается такой же. глупой и ленивой, как ты.

Другой жабе королева сказала:

— А ты прыгни Элизе на лоб — пусть она станет такой же безобразной, как ты. Тогда и родной отец её не узнает… Ну, а ты ляг ей на сердце!- шепнула королева третьей жабе.- Пусть она станет злой, чтобы никто её не любил.

И королева бросила жаб в прозрачную воду. Вода тотчас же стала зеленой и мутной.

Королева позвала Элизу, раздела её и велела войти в воду.

Как только Элиза ступила в воду, одна жара прыгнула ей на темя, другая На лоб, а третья на грудь. Но Элиза даже не заметила этого. А три жабы, прикоснувшись к Элизе, превратились в три красных мака. И Элиза вышла из воды такой же красивой как и вошла.

Тогда злая королева натёрла Элизу соком грецкого ореха, и бедная Элиза стала совсем черной. А потом мачеха вымазала ей лицо вонючей мазью и спутала ее чудные волосы. Теперь бы никто не смог узнать Элизу. Даже отец, взглянув на неё, у испугался и сказал, что это не его дочь. Никто не узнавал Элизу. Только старая цепная собака с приветливым лаем бросилась к ней да ласточки, которых она часто кормила крошками, прощебетали ей свою песню. Но кто же станет обращать внимание на бедных животных?

Горько заплакала Эли за и тайком ушла из дворца. Целый день брела она по полям и болотам, пробираясь к лесу. Элиза и сама хорошенько не знала, куда ей идти. Она всё думала о братьях, которых злая мачеха тоже выгнала из родного дома. Элиза решила искать их повсюду пока не найдёт.

Когда Элиза добралась до леса, уже настала ночь, и бедная девушка совсем сбилась с дороги. Она опустилась на мягкий мох, а голову положила на пень. В лесу было тихо и тепло. Сотни светлячков, в точно зелёные огоньки, мелькали в траве, а когда Элиза задела рукой за кустик, какие-то блестящие жуки посыпались с листьев звездным дождем.

Всю ночь снились Элизе братья: все они опять были детьми, вместе играли, писали алмазными грифелями на золотых досках и рассматривали чудесную книжку с картинками, за которую отдано было полкоролевства. Картинки в книжке были живые: птицы распевали и люди выскакивали со страниц книги и разговаривали с Элизой и её братьями; но как только Элиза переворачивала страницу, люди прыгали обратно — иначе в картинках вышла бы путаница.
Когда Элиза проснулась, солнце стояло уже высоко; она даже не могла хорошенько разглядеть его за густой листвой деревьев. Только иногда солнечные лучи пробирались между ветвями и бегали золотыми зайчиками по траве. Невдалеке слышалось журчание ручейка. Элиза подошла к ручейку и нагнулась над ним. Вода в ручейке была чистая и прозрачная. Если бы не ветер, шевеливший ветвями деревьев и кустов, можно было бы подумать, что и деревья и кусты нарисованы на дне ручейка,- так ясно они отражались в спокойной воде.
Элиза увидела в воде своё лицо и очень испугалась — такое оно было чёрное и безобразное. Но вот она зачерпнула рукой воды, потёрла глаза и лоб, и лицо у неё опять стало белым, как прежде. Тогда Элиза разделась и вошла в прохладный, чистый ручей. Вода тотчас же смыла с неё сок грецкого ореха и вонючую мазь, которой натёрла Элизу мачеха.

Потом Элиза оделась, заплела в косы свои длинные волосы и пошла дальше по лесу, сама не зная куда. По дороге она увидела дикую яблоню, ветви которой гнулись от тяжести плодов. Элиза поела яблок, подпёрла ветви палочками и пошла дальше. Скоро она зашла в самую чащу леса. Ни одна птичка не залетала сюда, ни единый солнечный луч не проникал сквозь перепутанные ветви. Высокие стволы стояли плотными рядами, точно бревенчатые стены. Кругом было так тихо, что Элиза слышала свои собственные шаги, слышала шуршанье каждого сухого листка, попадавшегося ей под ноги. Никогда ещё Элиза не бывала в такой глуши.

Ночью стало совсем темно, даже светлячки не светили во мху. Элиза улеглась на траву и заснула.

Рано утром она отправилась дальше и вдруг встретила старушку с корзинкой ягод. Старушка дала девушке горсточку ягод, а Элиза спросила её, не проезжали ли тут, по лесу, одиннадцать принцев.

— Нет,- сказала старушка,- принцев я не встречала, но вчера я видела здесь на реке одиннадцать лебедей в золотых коронах.

И старушка вывела Элизу к обрыву, под которым протекала река. Элиза простилась со старушкой и пошла по берегу реки.

Долго шла Элиза, и вдруг перед нею открылось безбрежное море. Ни одного паруса не было видно на море, ни одной лодочки не было поблизости.
Элиза села на камень у самого берега и задумалась, что же ей делать, куда идти дальше?

К ногам Элизы подбегали морские волны, они несли с собой мелкие камешки. Вода стёрла края камешков, и они были совсем гладкие и круглые.

И девушка подумала: «Сколько труда нужно, чтобы твёрдый камень сделать гладким и круглым! А вода делает это. Море неустанно и терпеливо катит свои волны и побеждает самые твёрдые камни. Спасибо вам за то, что вы научили меня, светлые быстрые волны! Я буду, как вы, неустанно трудиться. Сердце говорит мне, что когда-нибудь вы отнесёте меня к моим милым братьям!»
На берегу среди сухих водорослей Элиза нашла одиннадцать белых лебединых перьев. На перьях ещё блестели капли — росы или слёз, кто знает? Вокруг было пустынно, но Элиза не чувствовала себя одинокой. Она смотрела на море и не могла насмотреться.

Вот надвигается на небо большая чёрная туча, ветер крепчает, и море тоже чернеет, волнуется и бурлит. Но туча проходит, по небу плывут розовые облака, ветер стихает, и море уже спокойно, теперь оно похоже на лепесток розы. Иногда становится оно зелёным, иногда белым. Но как бы тихо ни было в воздухе и как бы спокойно ни было море, у берега всегда шумит прибой, всегда заметно лёгкое волнение — вода тихо вздымается, словно грудь спящего ребёнка.

Когда солнце близилось к закату, Элиза увидела диких лебедей. Как длинная белая лента, летели они один за другим. Их было одиннадцать. На голове у каждого лебедя сверкала маленькая золотая корона. Элиза отошла к обрыву и спряталась в кусты. Лебеди спустились неподалёку от неё и захлопали своими большими белыми крыльями.

В эту самую минуту солнце скрылось под водой — и вдруг с лебедей упали их белые перья, и уже не одиннадцать лебедей стояли перед Элизой, а одиннадцать красавцев принцев. Элиза громко вскрикнула — она сразу узнала своих братьев, хотя за эти долгие годы они очень изменились. Элиза бросилась в их объятья и стала называть их всех по именам.

Братья очень обрадовались тому, что нашли сестрицу, которая так выросла и стала такой красивой. Элиза и братья смеялись и плакали, а потом они рассказали друг другу обо всём, что с ними случилось.

Самый старший из принцев сказал Элизе:

— Мы летаем дикими лебедями весь день, от восхода солнца до самого заката. Когда же солнце заходит, мы снова превращаемся в людей. И вот к часу солнечного заката мы спешим опуститься на землю. Если бы мы превратились в людей в то время, когда летим высоко над облаками, мы тотчас же упали бы на землю и разбились. Живём мы не здесь. Далеко-далеко за морем лежит такая же прекрасная страна, как эта. Вот там-то мы и живём. Но дорога туда длинна, надо перелететь через всё море, а по пути нет ни одного острова, где бы мы могли провести ночь. Лишь на самой середине моря высится одинокий утёс. Он так мал, что мы можем стоять на нём, только тесно прижавшись друг к другу. Когда море бушует, брызги волн перелетают через наши головы. Но всё же, если бы не было этого утёса, нам никогда не удалось бы побывать на нашей родной земле: море широко, мы не можем перелететь через него от восхода до заката солнца. Только два раза в год, в самые длинные дни, наши крылья в силах перенести нас через море. И вот мы прилетаем сюда и живём здесь одиннадцать дней. Мы летаем над этим большим лесом и глядим на дворец, где мы родились и провели детство. Он хорошо виден отсюда. Тут каждый куст и каждое дерево кажутся нам родными. По зелёным лугам бегают дикие лошади, которых мы видели ещё в детстве, а угольщики поют те самые песни, которые мы слышали, когда жили ещё в родном дворце. Тут наша родина, сюда тянет нас всем сердцем, и здесь-то мы нашли тебя, милая, дорогая сестричка! В этот раз мы пробыли здесь уже девять дней. Через два дня мы должны улететь за море, в прекрасную, но чужую страну. Как же нам взять тебя с собою? У нас нет ни корабля, ни лодки.

— О, если бы я могла освободить вас от чар! — сказала братьям Элиза.

Так они проговорили почти всю ночь и задремали только перед самым рассветом.
Элиза проснулась от шума лебединых крыльев. Братья опять стали птицами и полетели в родной лес. Только один лебедь остался на берегу с Элизой. Это был самый младший из её братьев. Лебедь положил свою голову ей на колени, и она гладила и перебирала его пёрышки. Целый день провели они вдвоём, а к вечеру прилетели десять лебедей, и, когда солнце село, они вновь превратились в принцев.

Читайте также:  От деревни до леса 5 км это в 3 раза меньше чем от леса озера

— Завтра мы должны улететь и не посмеем вернуться раньше будущего года,- сказал Элизе старший брат,- но мы не покинем тебя здесь. Полетим с нами! Я один на руках могу пронести тебя через весь лес, так неужели мы все одиннадцать на наших крыльях не сможем перенести тебя через море?

— Да, возьмите меня с собой! — сказала Элиза.

Всю ночь плели они сетку из гибкой ивовой коры и тростника. Сетка вышла большая и прочная, и братья положили в неё Элизу. И вот на восходе солнца десять лебедей подхватили сетку клювами и взвились под облака. Элиза спала в сетке сладким сном. А чтобы лучи солнца не разбудили её, одиннадцатый лебедь летел над её головой, защищая лицо Элизы от солнца своими широкими крыльями.

Лебеди были уже далеко от земли, когда Элиза проснулась, и ей показалось, что она видит сон наяву,- так странно было ей лететь по воздуху. Возле неё лежала ветка со спелыми ягодами и пучок вкусных кореньев — их собрал и положил возле Элизы самый младший брат, и Элиза улыбнулась ему — она догадалась, что это он летел над ней и защищал её от солнца своими крыльями.

Высоко, под самыми облаками, летели братья и сестра, и первый корабль, который они увидели в море, показался им плывущей по воде чайкой. Лебеди летели так стремительно, как летят стрелы, пущенные из лука, но всё-таки не так быстро, как всегда: ведь на этот раз они несли сестру.

День стал клониться к вечеру, и зашумела непогода. Элиза со страхом глядела, как солнце опускалось всё ниже и ниже, а одинокого морского утёса всё ещё не было видно. И Элизе показалось, что лебеди уже совсем устали и с трудом машут крыльями. Зайдёт солнце, её братья на лету обратятся в людей, упадут в море и утонут. И она будет этому виной! Приближалась чёрная туча, сильные порывы ветра предвещали бурю, грозно сверкала молния.

Сердце Элизы затрепетало: солнце уже почти касалось воды.

И вдруг лебеди устремились вниз со страшной быстротой. Элизе показалось, что они падают. Но нет, они ещё летели. И вот, когда солнце уже наполовину ушло в воду, Элиза увидела внизу утёс. Он был очень маленький, не больше тюленя, высунувшего из воды голову. Лебеди ступили на камни утёса в ту самую минуту, когда погас в воздухе последний луч солнца. Элиза увидела вокруг себя братьев, стоявших рука об руку; они едва умещались на крошечном утёсе. Море бешено билось о камни и окатывало братьев и Элизу целым дождём брызг. Небо пылало от молний, и ежеминутно грохотал гром, но сестра и братья держались за руки и ободряли друг друга ласковыми словами.

На заре буря улеглась, и опять стало ясно и тихо. Как только взошло солнце, братья с Элизой полетели дальше. Море ещё волновалось, и они видели с высоты, как белая пена плыла, точно миллионы лебедей, по тёмно-зелёной воде.
Когда солнце поднялось выше, Элиза вдруг увидела вдали огромный замок, окружённый лёгкими, словно воздушными, галереями; внизу, под стенами замка, колыхались пальмы и росли прекрасные цветы.

Элиза спросила, та ли это страна, куда они летят, но лебеди покачали головами: это был только призрачный, вечно изменяющийся облачный замок Фата-Морганы. Элиза опять посмотрела вдаль, но замка уже не было. Там, где раньше был замок, поднимались высокие горы, поросшие густым лесом. На самых вершинах гор сверкал снег, глыбы прозрачного льда спускались между неприступными скалами.

Вдруг горы превратились в целую флотилию кораблей; Элиза вгляделась пристальнее и увидела, что это просто морской туман, подымавшийся над водой.
Но вот наконец показалась и настоящая земля. Там, на берегу, расстилались зелёные поля, темнели кедровые леса, а вдали виднелись большие города и высокие замки. До заката солнца было ещё далеко, а Элиза уже сидела на скале перед глубокой пещерой. По стенам пещеры вились нежно-зеленые растения, как будто вышитые зелёные ковры. Это был прекрасный дом её братьев-лебедей.

— Посмотрим, что приснится тебе в эту ночь,- сказал младший брат и отвёл Элизу в её опочивальню.

— Ах, если бы я увидела во сне, как освободить вас от чар! — сказала Элиза и закрыла глаза.

И вот ей пригрезилось, что она летит высоко-высоко к тому замку, который она видела над морем. А из замка навстречу ей выходит фея Фата-Моргана. Фата-Моргана светла и прекрасна, но в то же время удивительно похожа на ту старушку, которая дала Элизе в лесу ягод и рассказала о лебедях в золотых коронах.

— Твоих братьев можно спасти,- сказала Фата-Моргана,- но хватит ли у тебя мужества и стойкости? Вода мягче твоих нежных рук, и всё-таки она делает камни гладкими и круглыми, но вода не чувствует боли, которую будут чувствовать твои пальцы; у воды нет сердца, которое сжимается от страха и муки, как твоё сердце. Видишь, у меня в руках крапива. Такая же крапива растёт.здесь возле пещеры, и только она да ещё та крапива, которая растёт на кладбище, может тебе пригодиться. Запомни же это! Нарви крапивы, хотя руки твои покроются волдырями от ожогов; потом разомни её ногами и свей из неё длинные нити. Из этих нитей сплети одиннадцать рубашек с длинными рукавами и, когда они будут готовы, набрось их на лебедей. Чуть только рубашки коснутся их перьев, колдовство исчезнет. Но помни, что с той минуты, как ты начнёшь свою работу, и до тех пор, пока не окончишь её, ты не должна говорить ни слова, хотя бы работа твоя длилась целые годы. Первое же слово, которое сорвётся у тебя с языка, пронзит сердца твоих братьев, как кинжалом. Их жизнь и смерть в твоих руках! Помни же всё это!

И Фата-Моргана коснулась руки Элизы жгучей крапивой. Элиза почувствовала боль, как от ожога, и проснулась. Был уже светлый день. У самой постели Элизы лежало несколько стеблей крапивы, точь-в-точь как та, которую она видела во сне. Тогда Элиза вышла из пещеры и принялась за работу.

Своими нежными руками рвала она злую, жгучую крапиву, и пальцы её покрывались большими волдырями, но она с радостью переносила боль: только бы спасти милых братьев! Она нарвала целую охапку крапивы, потом размяла её голыми ногами и стала вить длинные зелёные нити.

Когда зашло солнце, в пещеру прилетели братья. Они стали расспрашивать сестру о том, что она делала, пока их не было. Но Элиза не ответила им ни слова. Братья очень испугались, увидя, что сестра их стала немой.

«Это новое колдовство злой мачехи», — подумали они, но, взглянув на руки Элизы, покрытые волдырями, поняли, что она стала немой ради их спасения. Самый младший из братьев заплакал; слёзы его капали ей на руки, и там, куда падала слезинка, исчезали жгучие волдыри, утихала боль.

Ночь Элиза провела за своей работой; об отдыхе она и не думала — она думала только о том, как бы поскорее освободить своих милых братьев. Весь следующий день, пока лебеди летали, она оставалась одна-одинёшенька, но никогда ещё время не шло так быстро. Вот уже одна рубашка была готова, и девушка принялась за следующую.

Вдруг в горах послышались звуки. охотничьих рогов. Элиза испугалась. Звуки всё приближались, затем раздался лай собак. Девушка скрылась в пещеру, связала всю собранную крапиву в пучок и села возле него. В ту же минуту из-за кустов выпрыгнула большая собака, за ней другая и третья. Собаки громко лаяли и бегали взад и вперёд. Скоро у пещеры собрались все охотники. Самый красивый из них был король той страны; он подошёл к Элизе. Никогда ещё не встречал он такой красавицы!

— Как ты попала сюда, прелестное дитя? — спросил он, но Элиза только покачала головой — она ведь не смела говорить: если бы она сказала хотя бы одно слово, её братья погибли бы.

Руки свои Элиза спрятала под передник, чтобы король не увидел волдырей и царапин.

— Пойдём со мной! — сказал король. — Здесь тебе нельзя оставаться! Если ты так же добра, как и хороша, я наряжу тебя в шёлк и бархат, надену тебе на голову золотую корону, и ты будешь жить в великолепном дворце.

И он посадил её на седло перед собой.

Элиза горько плакала, но король сказал:

— Я хочу только твоего счастья. Когда-нибудь ты сама поблагодаришь меня.

И он повёз её в горы, а охотники скакали следом.

К вечеру перед ними показалась великолепная столица короля, с дворцами и башнями, и король ввёл Элизу в свой дворец. В высоких мраморных покоях журчали фонтаны, а стены и потолки были расписаны красивыми картинами. Но Элиза ни на что не смотрела, она плакала и тосковала. Служанки надели на неё королевские одежды, вплели ей в волосы жемчужные нити и натянули на её обожжённые пальцы тонкие перчатки.

В богатых уборах Элиза была так прекрасна, что весь двор преклонился, перед ней, а король провозгласил её своей невестой. Но королевский епископ покачал головой и стал нашёптывать королю, что немая красавица, должно быть, лесная колдунья — она околдовала сердце короля.

Король не стал его слушать, он подал знак музыкантам, велел позвать лучших танцовщиц и подавать на стол дорогие блюда, а сам повёл Элизу через благоухающие сады в великолепные покои. Но Элиза по-прежнему была грустной и печальной. Тогда король открыл дверцу в маленькую комнату возле спальни Элизы. Комната вся была увешана зелёными коврами и напоминала лесную пещеру, где король нашёл Элизу. На полу лежала связка крапивы, а на стене висела сплетённая Элизой рубашка. Всё это, как диковинку, захватил с собой из лесу один из охотников.

— Тут ты можешь вспоминать свое прежнее жилище,- сказал король.- А вот и твоя работа. Может быть, ты пожелаешь иногда развлечься среди окружающей тебя пышности воспоминаниями о прошлом.

Увидев свою крапиву и сплетённую рубашку, Элиза радостно улыбнулась и поцеловала руку короля, а он прижал её к своей груди.

Епископ продолжал нашёптывать королю злые речи, но они не доходили до сердца короля. На другой день сыграли свадьбу. Епископ сам должен был надеть на невесту корону; с досады он так плотно надвинул ей на лоб узкий золотой обруч, что всякому стало бы больно, но Элиза даже не заметила этого. Она всё думала о своих милых братьях. Губы её по-прежнему были сжаты, ни единого слова не вылетало из них, зато в её глазах светилась горячая любовь к доброму, красивому королю, который делал всё, чтобы только порадовать её. С каждым днём она привязывалась к нему всё больше и больше. О, если бы она могла рассказать о своих страданиях! Но она должна была молчать, пока не окончит своей работы.

По ночам она тихонько уходила в свою потайную комнатку, похожую на пещеру, и плела там одну рубашку за другой. Уже шесть рубашек были roтовы, но когда она принялась за седьмую, то увидела, что крапивы у неё больше нет.

Элиза знала, что может найти такую крапиву на кладбище. И вот ночью она потихоньку вышла из дворца.

Сердце её сжималось от страха, когда она пробиралась лунной ночью на кладбище по длинным аллеям сада, а потом по пустынным улицам.

На кладбище Элиза нарвала крапивы и вернулась домой.

Лишь один человек не спал в ту ночь и видел Элизу. Это был епископ.

Утром епископ пришёл к королю и рассказал ему о том, что он видел ночью.

— Прогони её, король, она злая колдунья! — нашёптывал епископ.

— Неправда, Элиза невиновна! — ответил король, но всё же сомнение закралось в его сердце.

Ночью король только притворился, что спит. И вот он увидел, что Элиза встала и скрылась из спальни. В следующие ночи повторилось то же самое: король не спал и видел, как она исчезала в своей потайной комнатке.

Король становился всё мрачнее и мрачнее. Элиза видела это, но не понимала, чем недоволен король. Сердце её ныло от страха и от жалости к братьям; на её королевское платье катились горькие слёзы, блестевшие как алмазы, а люди, видевшие её богатые уборы, завидовали ей. Но скоро, скоро конец её работе. Уже десять рубашек. было готово, но на одиннадцатую опять не хватило крапивы. Ещё раз, последний раз, нужно было пойти на кладбище и нарвать несколько пучков крапивы. Она с ужасом подумала о пустынном кладбище и всё-таки решилась идти туда.

Ночью Элиза вышла тайком из дворца, но король и епископ следили за ней, и они увидели, как Элиза скрылась за кладбищенской оградой. Что могла делать королева ночью на кладбище.

— Теперь ты сам видишь, что она злая колдунья, — сказал епископ и потребовал, чтобы Элизу сожгли на костре.

И король должен был согласиться.

Элизу посадили в тёмное, сырое подземелье с железными решётками на окнах, в которые со свистом врывался ветер. Ей бросили охапку крапивы, которую она нарвала на кладбище. Эта жгучая крапива должна была служить Элизе изголовьем, а сплетённые ею жёсткие рубашки — постелью. Но ничего другого Элизе и не надо было. Она снова принялась за работу. Вечером у решётки раздался шум лебединых крыльев. Это самый младший из братьев отыскал свою сестру, и Элиза громко зарыдала от радости, хотя и знала, что ей осталось жить всего одну ночь. Зато работа её подходила к концу, и братья были тут!

Всю ночь плела Элиза последнюю рубашку. Мыши, бегавшие по подземелью, сжалились над ней и, чтобы хоть немножко помочь ей, стали собирать и приносить к её ногам разбросанные стебли крапивы, а дрозд, сидевший за решётчатым окном, утешал её своей песенкой.

На заре, незадолго до восхода солнца, к дворцовым воротам пришли одиннадцать братьев Элизы и потребовали, чтобы их впустили к королю. Им ответили, что это невозможно: король ещё спал и никто не смел его беспокоить. Но они не уходили и продолжали просить. Король услышал чьи-то голоса и выглянул в окно, чтобы узнать, в чём дело. Но в эту минуту взошло солнце, и братья Элизы исчезли.

Король увидел только, как взвились в небо одиннадцать диких лебедей.

Народ толпами шёл за город посмотреть на казнь королевы. Жалкая кляча везла телегу, в которой сидела Элиза; на Элизу надели рубаху из грубого холста; её чудные длинные волосы были распущены по плечам, а лицо её было бледным, как снег. Даже по дороге к месту казни не выпускала она из рук своей работы: десять рубашек лежали у ее ног совсем готовые, одиннадцатую она продолжала плести.

— Посмотрите на ведьму! — кричали в толпе.- Она не расстаётся со своими колдовскими штуками! Вырвем-ка их у неё да разорвём в клочки!

Чьи-то руки уже протянулись к телеге, чтобы вырвать у Элизы зелёную рубашку, но вдруг прилетели одиннадцать лебедей. Они сели по краям телеги и шумно захлопали своими могучими крыльями. Испуганный народ расступился в стороны.

— Белые лебеди слетели с неба! Она невиновна! — шептали многие, но не смели сказать этого вслух.

И вот палач уже схватил Элизу за руку, но она быстро набросила на лебедей зелёные рубашки, и, чуть только рубашки коснулись их перьев, все одиннадцать лебедей обратились в красавцев принцев.

Лишь у самого младшего вместо левой руки осталось лебединое крыло: Элиза не успела доплести рукав на последней рубашке.

— Теперь я могу говорить! — сказала Элиза.- Я невиновна!

И народ, видевший всё, что произошло, преклонился перед ней и стал прославлять её, но Элиза без чувств упала в объятия братьев. Она была измучена страхом и болью.

— Да, она невиновна,- сказал самый старший принц и рассказал всё, как было.
А пока он говорил, в воздухе распространилось благоухание, словно от миллионов роз: это каждое полено в костре пустило корни и ростки, и вот на том месте, где хотели сжечь Элизу, вырос высокий зелёный куст, покрытый красными розами. А на самой верхушке куста блестел, как звезда, ослепительно белый цветок.

Король сорвал его, положил на грудь Элизы, и она очнулась.

Тут все колокола в городе зазвонили сами собой, птицы слетелись целыми стаями, и ко дворцу потянулось такое счастливое шествие, какого не видывал ещё ни один король!

Источник

Adblock
detector