Меню

Ночь озеро лунная дорожка

Описание лунной ночи из разных книг

Лунной ночью холод сбирается в мириады фиолетовых крупинок, рассыпается перед нами, перед странным светом. Я терялся в догадках: что было главным в это время? Освещение?
Сама луна, большая, беспристрастная, летела в темном небе сквозь редкий дым облаков, сквозь наше предчувствие. В мыслях луна была точкой, от которой отсчитывают начало, она довлела над всеми понятиями, определяла их, и был какой-то укор мне, немой, укор во мне, но такой силы, что я постоянно не забывал такое время.
О чем-то хотел догадаться, о неестественно правдоподобном, словно хотел видеть себя со стороны.
* * *
Ясно освещенной мчалась через дымчатые облака подробная и тонкая в очертании луна. Тускло белевший снег на местности изредка светлел, светлело небо, обозначались тени от деревьев и изб. Странный свет! В нём все было видно, но видно едва. При этом свете мир больше в несколько раз, чем днем, и за привычно отдаленной луной еще виделось огромное пространство, более сжатое, более видное.
Хотелось лететь над землей, бесшумно, и почти верилось в сверхъестественное в этой ночи.
При взгляде на темноватый снег в объеме воздуха мерцали пятна.
* * *
Луна светится, крутясь, отдаленно висит, тонко и независимо; вечное небо бесконечно подробно глубиной оттенков и расстояний, но небо — противопоставление всему, что есть на земле. Что луна? Почему мы придумываем что-то? Не потому ли, что богаты собственной историей?
* * *
Воздух под лунным светом тонко редеющий, поверхность снежная в бледной синеве. Под холодным и пронизывающим ветром прижимаются друг к другу ветви березы, всюду бегут, мчатся стайки снега, вихрем останавливаясь в облачко, и вот уже оседает оно под своей тенью.
Как дрожат тонкие ветви березы, шумит и свистит ветер, и ты один здесь, кто думает об уюте… А хоровод снежинок наметает сугроб: пляска – облачко, немеют щеки, руки – и ты бежишь от холода – тебя заставляют в природе играть.
Шумит и свистит ветер, светлым снегом наметая сугроб.
* * *
Лунное небо над силуэтами деревьев — спокойное смешение зеленого и синего. Неостановимо небо тянет взгляд к себе, оставляя его там, растворяя в крутящихся линиях.
Струится свет бледный, а даль за небом и горизонтом светла. Мерцающий свет, сверху входя в лес, пронзает его. Первые минуты свет задерживает тебя тусклым, но после неожиданно видишь все резко, — ты видишь ночью, когда будто не положено тебе видеть.
А лес звенит под луной неподвижными ветвями, звон неслышный под глубоким небом, поднимающийся, да выдает его тонкий блеск темного снега.
Звенит лес, от стволов деревьев тени-плоскости. Странно, когда тени ночью, жутковато в огромном лесу при лунном освещении, потому что ты один, ты вынужден следовать предчувствию. Ты силен, для тебя предчувствие — игра, ловушка для раскрытия смысла. А странность остается, то ли как инерция, то ли мы чувствуем больше, чем знаем.
Взглядом ты опережаешь силуэты деревьев, ты переступаешь через тени — как светло! Тонкий звон ветвей, шептание снежных полян — все выдумано тобой?
* * *
Сквозь голые ветви дерева светит луна, ветви тянутся к свету, в них лунный свет замирает крохотными черточками.
Зимнее небо дальше от земли ночью, чем в это же время летом — все только при луне.
* * *
Жёлтая, вся в кровоподтёках, луна медленно поднималась над небольшим скоплением седых туч… Жёсткий морозный ветер … Синяя темнота рядом. Ты задыхаешься от жгучего прикосновения
* * *
Местность при тусклом свете луны простирается далеко — сколько хватает взору. Проходили чередой облака, закрывая луну тонкой волнистой пеленой, и все небо наполнялось чем-то, и местность темнела, то облака полностью прятали в себе луну, то вдруг выпуская, и она светилась бледной открытой улыбкой.
А пустынная местность все равно оставалась будто не должной быть, будто все подстроено нам, будто какое-то значение есть у лунной ночи, значение, которое мы еще не можем понять.
* * *
Небо лунной ночью за луной, в седине, а все от луны до земли будто пусто совсем, но видно. Пусто… светлой темнотой. Мы в удивлении от того, что видим, от того, что можем видеть.
* * *
Лунной ночью оцениваешь поверья и представленья. Неподвижная мерцающая местность с одинокими молчаливыми деревьями, уснувшая деревня, темная, — все кажется таинственным и вечным.
Долго-долго смотришь ты на ночь, и мысли не могут уйти от какой-то основы.

Тихая лунная ночь. На снегу тени. Небо грязно-голубое, у горизонта сливается неясным со снежной далью.
Лунная ночь — ночь-пустыня, холодная; тени на снегу резкие, сопровождающие тебя. Ночь прекрасна. Почему мы чувствуем красоту? Как мы хотим понять ее? Привносим ли мы сейчас в ночь с собой красоту или, точнее, берем ли частицу, нужную нам?
. Нет, нет, мы едины, и что-то одно и в природе и в нас.
* * *
Странно, молчаливая луна почти не освещает тёмную землю – лишь небеса вокруг…. А на земле едва заметный бледный отблеск да чуть приметные тени …
Но всё как-то объёмно, всё богато тайнами …
Звонко лают собаки, доносится пение лягушек из пруда, слышны далёкие голоса людей
* * *
В тихое сумеречное время силуэты деревьев являют нам близкое, тёплое и таинственно-сказочное; а за ними фиолетово-голубое светлое вдали небо с оранжевой луной
* * *
Теперь я знал, почему лунная ночь или раннее утро казались прекрасными, но тревожно-непонятными: не было привычки к ним, всегда они воспринимались как чудо, как откровение …

После утомительного времени дня появляется низкая полная пуна. Долгое время она лишь дополняет пейзаж подробностью: резко очерченным оранжевым кругом, отдельно видным. Но за темными силуэтами, еще пыльной дорогой, серой теплотой местности она начинает светиться рыхлым и нежно-оранжевым касанием к тихим сумеркам.
И уже мягкий свет собран в одно яркое кострище, довлеющим в грязно-синем окружении.
* * *
Летом в сумерках зелень словно отторгнута от себя и застывшая так; успокоившееся небо бледно-бледно все до пыльных дорог. Озеро гладко-светло, взгляд разлетается по его поверхности; уже закручивается чувствуемо в рыхлые пятна воздух. Небо держит полную луну, она спокойна, ждет своего времени, когда переливаясь медным отливом, будет с пением соловьев выражать ночь.
И ночь свежа иссиня светлым горизонтом на месте захода солнца, прибегающими к нам всеми линиями сразу силуэтами деревьев, чудной тишиной, шумно отходящей от тебя до самого дальнего леса; ночь свежа рождающейся отовсюду прохладой, которая проталкивает тебе то запах росы и зелени с низин, низкий и медленный в движении, то прохлада – свобода необъятного и волшебного неба, всё в голубых лунных сумерках, и мчится пространство, схватывая мысли, и теряешься ты: все твои теории обесцвечены прикосновением ночи. Сама луна далеко, где-то за темными садами, отдельно яркая, но бессильная перед темной деревней. все-все слышно сейчас. Время какое: ты сбираешь его в единое, а оно расходится с каждой подмеченной подробностью. И воздух — отторжение всего.
* * *
Перед рассветом синее вдали небо проявляет белые тучи, к западу бегуще-зеленоватые. Горизонт — переход, лилово-красный, он нес к себе землю в сумеречном освещении, и все словно двигалось к востоку, и наше внимание.
За нами внизу неба лежит луна, полная, за силуэтами деревьев, домов. Луна поодаль от себя в ярко-желтом мерцании прятала последние остатки летней ночи, в седине зелени — тайну звуков.
Ветер ровный, спокойный, запах сильный, плоский. Проступающая серым местность держит мысли как на весу, а бледное озеро с отраженьем зари у дальнего берега беспрерывно захватывает их в неясные собрания. Столько непосредственного у нас.
Запах сильный, над землей, и льется прохладный ветер, и опережают все незнакомые звуки.
* * *
Летом луна низка над тёмной землёй и тёмными силуэтами деревьев, над далью. И спешит уже сменить короткую ночь низкая слабо-фиолетовая красноватая заря …
* * *
Расстилается по дорогам и равнинам лунный свет, темны сады и овраги, уносится ввысь недоступностью бледное озеро, и словно сам растекаешься под лунными брызгами, — ты всюду: над темнотой тайн, над виднеющейся дорогой, голубовато-серебристым инеем росы в низинах, ты, неуловимое тепло и неожиданное обнажение, принимающий разум и предельно конкретные ответы.
* * *
Лунной ночью тишина широкая, а звуки случайны. Тишина, вертясь, мгновенно и беспрерывно уходит в небо.

* * *
Лунной ночью в поле от тебя все серо и тишина, большая. Низкая даль сочно-темная, небо с неопределенно-низкой границей. Все низко, все плывет в неслышных и невидимых струйках прохлады. Взгляд твой разбивается о сумеречное освещение, да и оно кажется новым-новым, будто совсем недавно до него были цветные огоньки, и вдруг огоньки убежали от теплой земли, оставив нам недоумение от сиюминутного состояния мыслей.
* * *
Таинственная лунная ночь в деревне или раннее звучное утро , неожиданное солнцем и теплом, — всё бесконечное открытие каждой подробности , где в ходе открытия можно представить многие стороны своей тайны и тайны красоты земли
Летом даль и близкое до полудня наполнены радостным воздухом, тёплым и голубоватым, пронизанным солнечными лучами , и свободным , парящим … Ты так рад миру своему
* * *
И сейчас я боготворил освещение лунной ночи, когда местность стала видимой таинственно, когда освещенно-синее небо огромно прохладой, редкими далёкими звёздами…, и под луною небо бесконечно близкое, льюще-зеленоватое, под луною земля большая, силуэтно-волшебная , тёмная…
* * *
Есть какая-то торжественность в лунной ночи : сквозь серое темнеет земля, запах низин окутывает холмы, а льющийся бледно-синий цвет от луны в мириадах точек молчаливо прикасается к серому …
А земля спит.
* * *
Ночью принимаем мы мир свежо и сразу отовсюду.
Сейчас бледное с зеленоватым отливом освещение сверху — луна. Тревожится сердце, предчувствуя что-то иное, чем красоту. Притихшая земля безлюдна, тени в ночи всегда необычны, виднеющаяся до горизонта местность — будто не должная быть видимой. Весь мир тих, словно всего касается единое.
После ночи мы мудрее для дня.
* * *
Ночью вообще мы принимаем мир свежо и сразу отовсюду; лунной ночью небо зеленоватое: льётся бледное освещение луны
земля безлюдна, тени необычные, сама местность, виднеющаяся до горизонта, словно не должная быть видимой
тишина : не шелохнётся листочек , слышна даль
А у меня же тревожилось сердце, предчувствуя что-то иное, чем красоту
Что?

Читайте также:  Где находится рахмановское озеро

Ночью полная луна на живописном своде — тонком, безразлично проходила разорванные темные облака: местность то светлела, обнажаясь строениями, то незаметно и сразу темнела.
* * *
Осенью небо за луной — пространство с бесконечно удаленной, но видной границей, явно освещенное луной. А здесь на земле — темно и сыро, здесь мы вмещаем ночь низкую в наше сознание…
* * *
Луна ослепительна, ясно освещает небо до темного свода, на земле все видно единым, которое разрывает и не может разорвать ветер. На озере в лунной дорожке огненные вихри постоянно разбегаются, отклоняясь от начального центра.
* * *
Иногда после сумерек поздней осенью появившаяся луна долго-долго ничего не освещает, много позже, когда уже местность вокруг – притихшая под луной и объединённая её светом, сама луна – главное событие, и мы ждём чего-то…
Неужели мы придумываем миру нечто своё, а потом верим придуманному?

Из книги «Природа»

Прохладной ночью в августе ярко светит далекая луна; в деревне лают собаки, задолго до рассвета кричат петухи.
Ночь глубокая: горизонт неба неопределенно близок или далек, само небо тяжелое, но тебе легко в этом торжествен¬ном течении времени. А даль пронизывает тебя: далекие звуки рядом; ночью ты вообще приближен ко всему. Луна освещает пустынные улицы деревни, повсюду лунные те¬ни, — странно вокруг! Странное, торжественное, великое время!
Странное время потому, что стараемся осознать виденное, что собственное знание сейчас о планете Луна нам и не нужно: неужели мы хотим что-то «осознать» через чувства? То есть, через знание, получаемое мгновенно, с нуля?
Ни в какие противоречия мы не вступаем, мы хотим осознать непременно конечную связь между ландшафтом (с нашим Я, разумеется) и Луной. Эта «эстетическая» связь, переворачивающая тебя буквально, тем не менее, остается непонятно-возвышенной.
Светло настолько, что можно читать; лунный свет медленен. Вокруг словно обратное тому, что происходит днем; какой смысл в том, что такую красоту мы постоянно просыпаем, в том, что мы словно подглядываем? в том, что у нашего мира есть иное состояние? Луна, лунный свет провоцирует наши мысли о сказочном, волшебном, неестественном, и нам хорошо от таких мыслей, — ведь мы ими закрываем какие-то пустоты, проблемы.
Зимой луна освещает пустынные поляны белого снега, темные дома и деревья: всюду тени и мрачный возвышенный свет, подчеркивающий твою отчужденность, твое одиночество, твое сознание.
Лунный свет естественно обнажал такие взаимоотношения между нами и природой, которые не могли «вскрыть» другие состояния дня и ночи. Луна холодно спешила в освещаемом собой небе и своим светом магнетически воздействовала — на землю: мы завораживались и луной, и виднеющейся навстречу луне местностью, и тайнами всюду; пустая темнота, медленная и текучая, поглощала или усиливала звуки.
А летом, низкая над сумеречной и гулкой ночью, вся далекая и большая, луна освещала только открытые пространства, но все же было темнее, чем зимой; впрочем, ореол таинственности при лунном свете сохранялся во все времена года. Небо летом под луной было низким, сумеречным, струйки темноты видимо уходили вверх. А зимой — небо под луной и за луной виделось просторным настолько, что впору было говорить о неожиданном новом небесном пространстве.
Разгоряченные собственными взаимоотношениями, мы не замечаем красоты неба: какое время нужно для естественного перехода к восприятию окружающего чуда? Ведь все это есть: и чудо, и восприятие, и время! И ничего нет. Словно все в чужом течении.
Солнце сияло, луна светила; луна, как нечто невоздушное, воспринималась с большим удивлением, чем солнце, создавала и хранила больше тайн, ибо попросту сказать, все заключалось в «организации» светового пространства: оно, действительно, при лунном свете оказывалось необычным.
При пустынности улиц и всей местности — пространство оказывалось тесным, заполненным твоими домыслами, фантазиями, заполненным легендами, поверьями. Чем еще?

Из работы «О самодостаточности человека»

Ночью (весенней? но уже была трава), вдруг, проснувшись, сердцебиением я почувствовал пересекаемость значений времени: миры наслаивались, стояла громкая тишина, и…тягучая торжественность бледного лунного освещения горела за окнами деревенского дома…
Да и изба была пронизана торжественной тишиной, словно приподнята была неведомым таинством.
Я вышел так, как будто был вызван, не боясь, дрожа от внутреннего непонятного мужества и сиюсекундно ожидая какого-то зла, – не против себя! но вопреки всему,….ожидая какой-то изнанки мира, которая управляет всем-всем, до мельчайшей подробности.
Блистала луна! На холодной траве, листьях, стенах избы, на силуэтах дальних строений и деревьев луна оставляла серебро молчания, изливаясь и истончаясь светом. Всё близкое холодное небо, тёмно-зелёное или тёмно-синее, было видным, освещённым: осветлялось луною, даже оттенялось ею. И небо дышало звучной тишиной, дышало невысказанным, ожидаемым…
Большая луна…смотрела, говорила о неслучайности мира, луна являла связь, родство,…странное родство, рассудочное (?). И странный свет! Медленный, висящий в тёмном воздухе светлыми пунктирами,…свет бледный, сильный, тяжёлый – несознаваемый?
А мы быстры, мы «уходим» от влияния лунного давления. Мы живём в обычном (дневном?) времени…
Сказочный неестественный свет лунный свет есть великая провокация нам: ведь ум наш только тогда начинает действовать, когда есть различие (в данном случае времени). Есть различие!
Луна, лунный свет, весь этот хор тишины, вся организация видимого едва пространства, вся эта лунная торжественность – всё было противовесом дню.
И богат ты был бесчисленными возможностями событий, и сильнее становился для себя, для единственного времени, в котором так много зависело именно от тебя, и – умиротворённее: пульсировал в сознании твой протест, твой поиск, твоё различие – отличие.

Из книги «Арабески»

Нет большего контраста, чем беззаботно отдыхающие люди в лунную ночь и воспринимающие луну лишь как деталь собственного отдыха.
. а луна сияла — открытая, недоступно далёкая, безмерно печальная, луна смотрела на землю, заливая её до горизонта печальным светом, и словно тайну какую-то несла с собой. Какую?
. летняя низкая лунная ночь шумная, звучная, таинственная; и кажется, что дышишь ты насквозь шумным воздухом, темным, силуэтным, не дышишь — пьёшь. летняя лунная ночь прохладная, прохлада. в отдалении, прохлада застывающая.
а свет луны — торжественный, замирающий, медленный да и время это всё — медленное, словно земное быстрое время, незамечаемое тобой. встречаясь с лунным светом, — замедляется: от этого необычно!
луна замедляет твоё время! поэтому на «острие» времени «скапливаются» бегущие мгновенья, и вот уже ты не на «острие» времени, но на поверхности времени, открытой лунным светом. а «времена» всё прибывают и прибывают!
какое-то торжество, чьё-то торжество вокруг, а ты не можешь быть непосредственным: ты постоянно «оглядываешься» на собственное прошлое, да и вот оно, рядом! . времена выстраивают печальную поляну, всё увеличивающуюся
/низкая ночь потому, что темнота только вокруг, а поодаль словно светло.!/
. низкая летняя ночь, а там, далеко в небе, бледные звёзды да редкие облака, то седые, то чёрные, и всё тот же печальный и разреженный свет луны.
А зимою уже высокая луна, и ночное небо уже высокое-высокое — видное! — видное от самой заснеженной земли, видное всё с тем же застывающим в пути встречным лунным светом, а темнота, должная быть, вытягивается куда-то в невообразимую вышину, к горизонту, и поэтому зимней лунной ночью — светлее, зимней лунной ночью сам ты кажешься себе — меньше /!/, поэтому вся зимняя лунная ночь — объемнее, просторнее, да и луна в холодном небе кажется меньше, а «печаль» её — недоступнее

Читайте также:  Каракольские озера где остановиться

* * *
Открывается земля со всем живым — луне, и безотчётно, подсознательно, человек обращает мысли к себе, к оценке себя
Открывается земля лунному свету и беспокойство с нами, настигает неожиданная и непонятная самооценка, а она, оказывается, «требует» как-то иначе «обращаться» со временем. Как? и какая самооценка?
Безмолвный свидетель луна, свидетель наших помышлений и действий, луна — великая спутница на нашем пути.
И луна, и водное отражение всегда несли с собою что-то совсем-совсем новое — для нас. Что?

Из книги «Этюды о сознании»

288. Ночью льётся бледный лунный свет на переполненную шумом жизни Землю: я – здесь, среди жизни, я осознаю потому, что у меня есть сознание, и моё я, удивительное и для меня самого,- в моём же сознании, или даже ведёт его…И сознание, моё же, мне удивительно: мне всё это – в дар!
Что за «земными пределами» осознания? вот, также «подведёт» физиология, сознание угаснет (с нашей точки зрения), и где оно тогда будет? С богатой оценкой на жизнь, с неповторяющейся памятью: где память будет развёрнута?
Неужели только в памяти близких?
Я не верил
Не верил потому, что бесконечное в себе исчезать не может!
* * *
405. Холодный воздух и твёрдую землю освещает медленный свет маленького месяца; я немедленно представил зимнее лунное небо и пустынный снежный ландшафт под ним
Луна, в особенности, месяц – свидетель наш, великий выразитель одиночества.
Ещё совсем недавно, летом, в гулком пространстве воздушного неба, низкая и круглая луна таинственно объединяла ночь, порождая тени (!), силуэты, и (вдруг) открывая бледные поляны…
Всегда, всегда! луна или месяц привносили странное чувство, что мы не одни: там, за нашими жизнями, есть что-то другое…Что?
Я думаю, что странное чувство диктуется тем, что наш дом Земля охраняет нас (т.е. наше сознание), охраняет вся Земля, противопоставляя иным пространствам и временам. Сознание – глобально, и мы не можем решить эту проблему при узком подходе. (Молодец!) См также № 856.
* * *
521. Надо бы выписать и заново пережить, «переформулировать» описания лунной ночи из своих сочинений: луна оказывает странное воздействие на сознание
Сознание «обнаруживает» себя в новых условиях – с разным временем!
Да и свет лунный, словно распылённый, был в каком-то равновесии с твоим внутренним: он не «препятствовал» …объективной самооценке
С печальным светом луны над тёмной отрадой летней местности (или словно независимым ни от чего светом далёкого месяца над светлеющимися зимними просторами) ты ясно осознавал присутствие Наблюдателя (!).
Физического. Безразличного.
Может быть такое?
* * *
522*…перед зимними сумерками, когда морозный голубеющий вечер держал огромное небо, уже светила луна: и вся местность под огромным небом объединялась этой непонятной голубеющей целостностью
Застывшее мгновенье словно зацепило цветом всю картину перед глазами, но вместе с тобой!, и — держало …
Я знал, что там, где луна, там в любое время года время лишалось непосредственности (?!), оно (само время) было – рядом, но не в тебе (!).

© Copyright: Анатолий Марасов, 2017
Свидетельство о публикации №217123001559 Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении Другие произведения автора Анатолий Марасов Душа наша страдает от того, что не получает живых впечатлений от живой жизни. А дарует их нам и лунная ночь

. а если ещё представить, что все наши ежедневные (чтоб не написать «ежемгновенные») впечатления — не более чем иллюзии, то страдания души просто неиссякаемы. Что, живём от впечатления к впечатлению, стало быть.

Источник

Лунная дорожка

Продолжение сказки «Отважный Чан и прекрасная Тага»

После того, как образовалось озеро, Чан с Тагой стали замечать, как по ночам с Луны опускалась в воду лунная дорожка, и по ней сходили серебристые люди. Куда они исчезали и что делали, никто не знал и не ведал. Чан собрался, было отправиться на поиски этих людей, но Тага его не пустила.

— Я не хочу расставаться с тобой и тем более, я одна боюсь, а если ты уже окончательно решил отправиться на их поиски, то тогда я тоже отправлюсь с тобой! — твёрдо заявила она.
Чан не хотел подвергать жену напрасным испытаниям и решил остаться дома, хотя и часто плавал по озеру на своей лодке-долблёнке (лодке, выдолбленной из целого дерева).

И вот однажды во время рыбалки, его среди озера застала буря. Чан сразу же торопливо стал грести к одному из образовавшихся островов. Выйдя на берег, он наломал сушняку, разжёг костёр в затишке, приготовил ужин и, поев, улёгся отдыхать. Спать почему-то не хотелось, и, по­лежав ещё немного, Чан поднялся и вышел на берег.

Вдруг ветер мгновенно затих, буря успокоилась, и вода заблестела в свете показавшейся из-за туч Луны. В это время рыбак заметил, что от ночного небесного светила потянулся тонкий лучик света, который постепенно превратился в лунную дорожку, проложенную прямо на берег, где находился Чан. Он затаился в кустах и стал наблюдать: что же будет дальше?

Вскоре по этой дорожке стали спускаться люди. Они молча и быстро сходили и тут же исчезали. Чан из-за кустов не мог разглядеть: куда именно, а ближе подойти побоялся. И когда, наконец, уже под утро эта огромная вереница людей завершила своё шествие, рыбак вышел из своего укрытия и решил поглядеть на эту лестницу вблизи.

Только он приблизился и хотел потрогать её, как вдруг заметил огромного, седого как лунь, старца, который медленно, словно задумавшись, спускался по этой дорожке. Чан осмелился и спросил:

— Кто ты, мил человек? И кто все остальные? И что вас за надобность привела на нашу многострадальную Землю?

Старик сошёл с дорожки и, поклонившись рыбаку, с почтением сказал:

— Низкий поклон тебе, о достопочтеннейший житель этой славной планеты Земля! Мы, жители соседней планеты Луна, передаём вам свой горячий привет и просим приютить нас хотя бы на время!

— У вас, наверное, что-то случилось? — спросил Чан.

— Да, нашу планету захватили злые инопланетяне и стали проводить на ней всевозможные эксперименты. Мы народ сугубо мирный и не смогли противостоять завоевателям, поэтому и решили на время покинуть свою планету, ибо эти захватчики отравили там уже и воздух, и воду иссушили, и жить там стало невозможно. На время мы решили поселиться на вашей планете, а когда оккупанты уйдут с нашей обезображенной и поруганной планеты, мы вновь вернёмся в свои родные пенаты.

— А как же вы вернётесь обратно? — удивился рыбак.

— А вот по этой самой дорожке и вернёмся, — пояснил седобородый житель Луны.

— А почему вы выбрали именно это место для прибытия на Землю? — не унимался любопытный Чан.

— Да просто потому что, этот водоём, очевидно, не так давно образовался, и мы поместимся в нём, никому не мешая и не досаждая.

Наши люди приспособлены жить в любой среде: хоть в воде, хоть на суше, поэтому с адаптацией у нас проблем не будет.

Сказав это, старец тут же исчез. Толи в воду нырнул, толи ещё куда делся, но рыбак даже не успел и заметить. Да он и домой стал так спешно собираться, чтобы поделиться подобной новостью с Тагой, что даже забыл обследовать лунную дорожку.

Но вскоре и на земле произошло невероятное событие: взорвался один из крупнейших вулканов Кракатау. В атмосферу выбросило такое огромное количество пепла и камней, что Землю покрыла непроницаемая мгла. Тогда погибло много разных видов животного и растительного мира. В том числе, видимо, была разрушена и лунная дорожка, и лунные жители так до сих пор и остались жить в озере, которое сейчас называют Чаном. Впоследствии многие виды расселились и по другим водным водоёмам нашей планеты. Приспособившись к водной среде, они превратились в рыб с таким же серебристым цветом, с каким они прибыли на Землю (язь, пелядь, плотва и т.п.).

Много время с тех пор прошло, но планета Луна так до сих пор и осталась необжитой. И даже захватчики покинули её. Только на поверхности её виден иногда чей-то лик, который как бы с укором смотрит на планету Земля, дожидаясь, когда же вернуться её коренные жители, но лунная дорожка была разрушена, и обратный путь им оказался отрезанным. Только иногда в лунную ночь, когда воды Чана серебрятся отсветом Луны, большинство рыб всплывает на поверхность, и начинают плескаться, даже выскакивая из воды, пытаясь вновь отыскать свою лунную дорожку. Хотя рыбаки, которые видят это, считают, что это рыба просто «играет».

Источник

Лунная дорожка на море

Любовь Нефедова Вода и небо и луна!
В ночи над бездной моря
Сокрыта тайною волна
В таинственном просторе.
В непостижимой глубине
Покой незрим и вечен.
Дорожка лунная ко мне
Во тьме бежит навстречу.
Путь в вечность небом освещен,
Открыт для человека.
Стезя исчезнувших времен
И будущего века.
Играют блики серебром,
Конца дорожке нету.
В морскую даль и мы идем
К божественному свету.
Над нами полная луна
И звезд ночных сиянье.
Всё ближе эта тишина
Слышна сквозь расстоянье.

Читайте также:  Зимний дом у озера

© Copyright: Любовь Нефедова, 2014
Свидетельство о публикации №114102910885 Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении Другие произведения автора Любовь Нефедова «Вода и небо и луна!
В ночи над бездной моря
Сокрыта тайною волна
В таинственном просторе.»
От Вашего стихотворения,Люба,так и чувствуется запах крымского моря,горячий аромат ливанского кедра,можжевельника,лавра,роз и др. Я много раз была в Ялте и Ваши стихи как будто возвращают в Крым снова и снова.
Спасибо,Очень понравились!
Светлана.

Светлана Прилепская 29.04.2020 18:06 Заявить о нарушении Светлана! Два раза я была в гостях у своей подруги Любочки в Крыму.Возвращаясь домой, мои яркие воспоминания и впечатления ложились на бумагу. Эти благодарные строчки я отправляла подружке.Очень рада, что стихотворение Вам понравилось!
С теплом ,

Любовь Нефедова 30.04.2020 01:20 Заявить о нарушении Это Вам,Люба,спасибо за стихи,которые не оставляют равнодушным всех тех,кто их читает.И еще,спасибо Людмиле Александровне за знакомство с Вами.
Всех Благ!
Светлана.

Источник

Лунная дорожка

Какие стихи вы предпочитаете?

Стихи — Лунная дорожка

Лунная дорожка морем пролегла,
Разбросав по глади много серебра.
И луна так ярко осветила ночь,
Чувство беспокойства улетело прочь.
Мыслить не хотелось, только созерцать,
По дорожке лунной в сказку убежать.

Тарас Тимошенко
Июнь 2010 г.

Стихи — Лунная дорожка

Стихи — Лунная дорожка

Стихи — Лунная дорожка путь укажет

Стихи — Лунная дорожка путь укажет

Стихи — Лунная дорожка

Стихи — Лунные дорожки

Загорелись звезды в небе,
Легкий свет от фонаря,
И луна так ярко светит,
После солнечного дня.

Здесь, среди домов огромных,
Я иду под свет луны,
Ну а ты в дорожке лунной
Там плывешь в морской тиши.

Как похожи две дорожки,
Что горят в ночной тиши:
Здесь, моя – асфальта отблеск
И твоя – морской волны.

Как мне хочется увидеть
Вновь тебя в этой ночи…
Как же хочется столкнуться
Двум дорожкам от луны…

Но меж нами километры
Нам с тобой не по пути.
Не увидеть мне сиянье
Той.

Стихи — По лунной дорожке походкою Джексона

Стихи — По лунной дорожке осеннего сада. Булгаковская осень

По лунной дорожке осеннего сада
Мой кот уходил в эту полночь куда-то.
О, эта надежда, о эта отрада-
Дарил вдохновенье посланник крылатый,
И было и грустно немного и больно,
Что кануло в Лету веселое лето,
По лунной дорожке шагнула невольно.
И все говорила с тобой до рассвета,

О том, как внезапно зима наступила,
И тени метались устало по кругу,
О том, как легко эти выси любила,
В любовнике видела верного друга.
И все, что могло в эти ночи случиться,
Проносится мимо, и.

Источник



Лунная дорожка — почему длинная и узкая

Всем привет. Хочу представить геометрические построения, которые покажут, почему лунная (или солнечная) дорожка такая длинная (в сторону источника света) и узкая. Вот несколько примеров:

Если бы поверхность воды была горизонтальна в каждой точке водоёма, мы бы видели отражение луны (солнца) как в зеркале, такого же углового размера как и источник света (примерно 0.5 градуса). Однако в водоёмах почти всегда бывают волны, которые отклоняют поверхность воды на некий угол от горизонтали. Условно волну можно представить следующим образом:

Как видно из рисунка, поверхность воды горизонтальна в районе гребня и подошвы волны (оранжевые отрезки), и наклонена на некий максимальный угол α (крутизна склона волны) между гребнем и подошвой (зелёный отрезок). Последний угол определяет, насколько «расползётся» пятно, в котором отражается источник света.

Однако с ходу не совсем понятно, почему дорожка имеет вытянутую форму. Представим, что в случае невозмущённой поверхности воды источник света отражается в точке А:

Возникает вопрос — почему мы видим отражения источника света в точках В и С (вдоль дорожки) и не видим этих отражений слева и справа, в точках D и Е, отстоящих от центральной точки А на таком же угловом расстоянии, что и В, С? Ведь максимальный угол наклона волны α примерно одинаков для всех точек водоёма, а волны в свою очередь сориентированы по поверхности хаотично (то есть равновероятно во все стороны, по любому азимуту).

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте рассмотрим луч света, падающий на горизонтальное зеркало, а затем покачаем его вокруг разных осей. Выберем угол падения достаточно пологим, что соответствует невысокому положению луны (солнца) над горизонтом (угол φ). Я специально выбрал слово «пологий», поскольку в физике углом падения строго говоря называется угол между лучом и перпендикуляром к поверхности падения (см. угол β на рисунке), и он в данном случае близок к 90 градусам:

Как видно из рисунка (10 клеток влево, 1 клетка вверх), угол φ равен арктангенсу 1/10, то есть 5.7 градуса. Это вполне соответствует случаю лунной дорожки, когда луна (солнце) расположены невысоко, в нескольких градусах выше горизонта. Вспоминаем, что угол падения β равен углу отражения γ, ставим экран и видим, куда попадает отражённый луч.

Теперь изменим точку зрения, посмотрим вдоль луча, и попробуем покачать зеркало на небольшой ОДИНАКОВЫЙ угол вокруг двух осей — сначала поперечной (обозначена бордовым) к плоскости падения луча, а затем продольной (обозначена зелёным):

При этом последим за характером отклонения отражённого луча. При повороте зеркала вокруг «бордовой» оси на угол θ отражённый луч будет поворачиваться на двойной угол, на 2*θ. Пусть угол θ будет таким, чтобы отражённый луч в нижнем положении почти доходил до горизонтального состояния, то есть в данном случае θ = 2.3°. При этом мы увидим следующую картину (гиф из двух кадров, перещёлкивается положение зеркала и отражённого луча):

То есть мы видим существенное изменение траектории отражённого луча, на 2θ = 4.6° в обе стороны.

Во втором случае, когда мы поворачиваем зеркало относительно второй (зелёной) оси на тот же угол θ, направление отражённого луча меняется на порядок меньшую величину. Следующий рисунок может пояснить, почему так происходит:

Колебания зеркала на небольшой угол θ относительно продольной оси (обозначена на рисунке зелёным) почти соответствуют вращению вокруг оси, совпадающей с начальным направлением луча (до отражения). Таким образом можно достроить начальный луч до плоскости наблюдения (экран), до точки О, и тем самым получить конус с углом раствора 4φ (на рисунке показана половина раствора 2φ), вокруг которого происходят угловые колебания отражённого луча АВ (на угол θ). И если максимальный угол колебания θ = 2.3° (как и в предыдущем случае), то угловое смещение отражённого луча составит всего лишь (θ/360°)*2*π*2φ = 0.46°, то есть в 10 раз меньше, чем в случае колебаний зеркала вокруг поперечной оси, см. гиф из двух кадров:

Поскольку я понимаю, что могу легко ошибиться в своих построениях, этот вывод я проверил через:
1) моделирование в Экселе — через вектор падающего луча f, вектор нормали к отражающей поверхности n, и формулу вектора отраженного луча r = f-2n·(f·n);
2) научпоп книгу «Удивительная физика», в которой выведена формула отношения двух видимых полуосей пятна = sin(φ), что в нашем случае как раз составляет 1/10.

Из формулы следует, что чем выше будет светило, тем относительно шире будет дорожка, вплоть до круглого пятна в случае зенита (и если мы будем наблюдать пятно откуда-то сверху вниз).

Также я провёл эксперимент, в котором направил луч фонаря на зеркало, а противоположную стену использовал как экран для отражённого луча. В эксперименте:
1) покрутил зеркало на 360 градусов вокруг вертикальной оси (убедиться, что оно горизонтально, а значит отражённый луч практически не будет менять своё направление при вращении);
2) покачал вокруг двух осей (продольной и поперечной), показав разницу колебаний отражённого луча на стене-экране;
3) подпёр один край зеркала подставкой, зафиксировав тем самым угол наклона относительно горизонтали, и прокрутил зеркало на 360 градусов вокруг вертикальной оси, при этом отражённый луч нарисовал на стене фигуру, близкую к эллипсу.

В заключение сошлюсь на пост двухлетней давности — в выделенном комментарии человек @troshki как раз сожалеет, что у него не получилась узкая дорожка, и что луна в кадр не поместилась — после представленного выше материала вы уже понимаете, что одно закономерно вытекает из другого.

Источник

Adblock
detector