Меню

Операция в районе озера балатон

«Весеннее пробуждение». Последний удар Рейха

«Весеннее пробуждение». Последний удар Рейха

Агония Третьего рейха. 75 лет назад, 6 марта 1945 года, началось наступление вермахта под Балатоном. Последнее крупное наступление немецкой армии во Второй мировой войне. Последняя оборонительная операция советских войск.

Ситуация перед операцией

Наступление Красной Армии на южном крыле советско-германского фронта вело к освобождению от гитлеровцев и местных нацистов Юго-Восточной и Центральной Европы. Наступательные операции 2-го, 3-го и 4-го Украинских фронтов (2-й, 3-й и 4-й УФ) в Венгрии и Чехословакии оттягивали значительные силы вермахта от главного берлинского направления. Также советские армии выходили на южные рубежи Германии.

17 февраля 1945 года, после взятия венгерской столицы советская Ставка приказала войскам 2-го и 3-го УФ провести наступление с целью разгрома группы армий «Юг» и освобождения района Братиславы, Брно и Вены. Войска 2-го УФ под командованием Родиона Малиновского должны были вести наступление из района севернее Будапешта на Братиславу и Вену. 3-й УФ под командованием Фёдора Толбухина должен был начать наступление из района южнее Будапешта и севернее озера Балатон в обход столицы Австрии с юга. Операция назначалась на 15 марта 1945 года.

Войска 2-го УФ стояли севернее Дуная, на рубеже реки Грон. В середине февраля 1945 года армии Малиновского вели бои в юго-восточной части Чехословакии и заняли часть Словакии. 17 февраля ударная группа вермахта (1-й танковый корпус СС) нанесла сильный удар по 7-й гвардейской армии Шумилова. Советские войска занимали плацдарм на западном берегу реки Грон. В ходе яростного боя наши войска понесли тяжелые потери и были вытеснены на восточный берег реки. Командованию фронта пришлось для стабилизации ситуации перебросить на этот участок дополнительные силы. Немецкий удар парировали. Войска 3-го УФ и 46-я армия 2-го УФ вели бои в западной части Венгрии на рубеже восточнее Эстергома, озеро Веленце, озеро Балатон и северный берег Дравы. На южном фланге фронта Толбухина располагались войска Народно-освободительной армии Югославии.

Во второй половине февраля 1945 года советская разведка обнаружила, что в Западной Венгрии происходит концентрация мощной бронетанковой группировки противника. Первоначально эти данные были встречены верховным командованием с недоверием. Было странно, что в тот момент, когда советские войска на центральном направлении были в 60 -70 км от Берлина и готовили наступление на германскую столицу, а немецкая Ставка сняла 6-ю танковую армию СС с Западного фронта и перебросила её не в район Берлина, а в Венгрию. Однако вскоре эта информация получила подтверждение. Гитлеровцы готовили крупное наступление в районе озера Балатон. Поэтому войска Малиновского и Толбухина получили указание перейти к обороне, измотать врага в оборонительных сражениях и затем нанести поражение ударной группировке вермахта. Одновременно наши войска продолжали подготовку Венской операции.

Разведка позволила выявить направление главного удара противника. Войска 3-го УФ, по примеру битвы на Курской дуге, подготовили глубокоэшелонированную оборону. Местами её глубина доходила до 25-30 км. Главное внимание уделялось противотанковой обороне, созданию различных заграждений. В этом районе подготовили 66 противотанковых района и сконцентрировали 2/3 артиллерии фронта. В некоторых местах плотность орудий и минометов доходила до 60-70 шт на 1 км. Были подготовлены резервы. Большое внимание уделили возможности манёвра силами как по фронту, так и из глубины.

На участке, где ждали главный удар врага, наши войска располагались в два эшелона. В первом располагалась 4-я гвардейская армия Захватаева и 26-я армия Гагена; во втором – 27-я армия Трофименко (её передали из состава 2-го УФ). На второстепенном направлении южнее располагались порядки 57-й армии Шарохина, к ней примыкала 1-я болгарская армия Стойчева. Далее занимала позиции войска 3-й югославской армии. В резерве фронта были 18-й и 23-й танковые, 1-й гвардейский механизированный и 5-й гвардейский кавалерийский корпуса, отдельные артиллерийские и другие части. Также в резерве оставалась 9-я гвардейская армия, она предназначалась для Венской операции, но в крайнем случае могла вступить в бой.

Планы германского командования

Приказ провести наступление в Западной Венгрии отдал Адольф Гитлер. В середине января 1945 года германская Ставка дала указание перебросить 6-ю танковую армию СС с Западного фронта в Венгрию. Также войска для готовящейся операции перебрасывали из Италии. Фюрер считал, что первостепенное значение для Рейха имеют последние нефтяные ресурсы, которые расположены в Венгрии. Эта область давала в это время до 80 % всей нефтедобычи Германии. Без этих источников продолжать войну долго было нельзя, не оставалось топлива для авиации и бронетехники. Под контролем Третьего рейха оставалось всего два нефтяных источника — в Цитерсдорфе (Австрия) и в районе озера Балатон (Венгрия). Поэтому верховное командование решило перебросить последние крупные подвижные соединения в Венгрию, а не в Померанию, куда первоначально и планировали перебросить танки с Запада. При успехе наступления гитлеровцы надеялись отбросить русских за Дунай, восстановить оборонительный рубеж по этой реке, ликвидировать угрозу выхода врага к границам Южном Германии, поражения в Австрии и Чехословакии. Крупная победа на южном фланге стратегического фронта могла связать силы Красной Армии, отсрочить удар по Берлину.

В результате гитлеровское командование по-прежнему придавало первостепенное значение удержанию Венгрии. Венгерский стратегический плацдарм был необходим для обороны Чехословакии, Австрии и Южной Германии. Здесь располагались последние источники нефти и нефтезаводы, без продукции которых ВВС и подвижные соединения воевать не могли. Также Австрия была важна как мощный промышленный регион (сталелитейная, машиностроительная, автомобильная и военная отрасли). Также эти области были поставщиками солдат для армии. Поэтому Гитлер требовал любой ценой удержать Западную Венгрию и Австрию.

Немцы подготовили план операции «Весеннее пробуждение». Гитлеровцы запланировали нанести три рассекающих удара. Главный удар из района Веленце и северо-восточной части озера Балатон наносила 6-й танковая армия СС Йозефа Дитриха и 6-й полевая армия Балька. В эту же группировку входила и 3-я венгерская армия Хезлени. На некоторых участках концентрация танков и САУ доходила до 50-70 машин на 1 км. Немцы собирались прорваться к Дунаю в районе Дунафёльдвар. Второй удар немцы запланировали южнее озера Балатон в направлении на Капошвар. Здесь атаковали войска 2-й танковой армии Максимилиана де Ангелиса. Третий удар гитлеровцы наносили из района Доньи-Михольяца на север, на Печ и на Мохач. Его наносил 91-й армейский корпус из состава группы армий «Е» (воевала на Балканах). Войска 2-й танковой армии и 91-го корпуса должны были прорываться навстречу 6-й танковой армии СС.

В итоге три мощных удара должны были развалить фронт 3-го УФ, разрушить советские боевые порядки в Венгрии. После прорыва вермахта к Дунаю, часть ударной группировки должна была повернуть на север и освободить венгерскую столицу, часть сил развить наступление на юг. Это вело к окружению и разгрому основных сил 3-го УФ, созданию большой бреши в русском фронте, восстановлению оборонительного рубежа по Дунаю и стабилизации всего южного фланга Восточного фронта. После успеха операции «Весеннее пробуждение» гитлеровцы могли ударом по левому флангу нанести поражение 3-му УФ. Это полностью стабилизировало положение на южном участке советско-германского фронта и позволяло перебросить танковые соединения для защиты Берлина.

Силы сторон

В состав фронта Толбухина входили: 4-я гвардейская, 26-я, 27-я и 57-я армии.

Войска фронта насчитывали 40 стрелковых и кавалерийских дивизий, 6 болгарских пехотных дивизий, 1 укрепрайон, 2 танковых и 1 механизированный корпуса. Плюс 17-я воздушная армия и часть сил 5-й воздушной армии. Всего более 400 тыс. человек, около 7 тыс. орудий и минометов, 400 танков и САУ, около 1 тыс. самолетов.

Нашим войскам противостояла группа армий «Юг» под командованием Отто Вёлера: 6-я танковая армия СС, армейская группа «Балк» (6-я полевая армия, остатки 1-й и 3-й венгерских армий), 2-я танковая армия; часть сил группы армий «Е». С воздуха немцев поддерживал 4-й воздушный флот и венгерские ВВС. Эти войска насчитывали 31 дивизию (включая 11 танковых), 5 боевых групп и 1 мотобригаду. Всего боле 430 тыс. человек, свыше 5,6 тыс. орудий и минометов, около 900 танков и самоходок, 900 БТР и 850 боевых самолетов. То есть в живой силе гитлеровцы имели небольшое преимущество, в артиллерии и авиации преимущество было за советскими войсками. В главной ударной силе – по бронетехнике, германцы имели двойное превосходство. Именно на мощный бронетанковый кулак гитлеровские генералы и возлагали главные надежды.

«Лесной дьявол»

6 марта 1945 года германские войска пошли в наступление. Первые атаки были проведены на южном фланге. Ночью были атакованы позиции болгарских и югославских войск. Утром ударили по 57-й армии. На участке армии Шарохина гитлеровцы час вели артподготовку, затем пошли в наступление и ценой больших потерь смогли вклиниться в нашу оборону. Командование армии ввело в бой войска второго эшелона, резервы, включая артиллерию, и смогло остановить дальнейшее продвижение врага. В итоге на южном участке гитлеровцы продвинулись всего на 6-8 километров.

На участке обороны болгарской и югославской армий гитлеровцы смогли форсировать Драву и захватили два плацдарма. Но далее прорваться на Печ и Мохач германским войскам не удалось. Советское командование перебросило на помощь братьям-славянам 133-й стрелковый корпус, дополнительную артиллерию. Активизировала свои действия советская авиация. В результате фронт стабилизировали. Славяне, при поддержке Красной Армии, отразили вражеский удар, а затем перешли в контратаку. Вражеские плацдармы были ликвидированы. Бои на этом направлении продолжались до 22 марта. В результате операция германской армии («Лесной дьявол») на участке южнее озера Балатон к успеху не привела.

«Весеннее пробуждение»

В 8 часов 40 минут после 30-минутной артподготовки пошли в атаку на северном участке войска 6-й танковой и 6-й полевой армий. Сражение сразу приняло ожесточённый характер. Немцы активно использовали своё преимущество в танках. Использовали тяжёлые танки «Тигр-2» и средние танки «Пантера». К концу дня гитлеровцы продвинулись на 4 км, взяли опорный пункт Шерегейеш. Советское командование, для усиления обороны, стало вводить в сражение 18-й танковый корпус. Также на опасный участок стали перебрасывать 3-ю десантную дивизию 35-го гвардейского стрелкового корпуса из состава 27-й армии. В этот же день упорных схватки шли в полосе обороны 1-го гвардейского укрепленного района из состава 4-й гвардейской армии.

Читайте также:  Арендованные озера витебской области 2020

7 марта 1945 года немецкие войска при активной поддержке авиации возобновили атаки. Особенно опасное положение сложилось в полосе обороны 26-й армии. Здесь немцы собрали бронекулак из 200 танков и самоходок. Гитлеровцы постоянно меняли направления атак, искали слабые места в обороне противника. Советское командование перебрасывало сюда противотанковые резервы. 26-ю армию Гагена укрепили 5-м гвардейским кавкорпусом и бригадой САУ. Также для усиления боевых порядков армий первого эшелона на вторую полосу оборону стали выдвигать войска 27-й армии. Кроме того, большую роль в отражении бронетанковых масс противника сыграли сильные удары советской 17-й воздушной армии. В итоге за два дня жестких боев немцы смогли вклиниться в советскую оборону всего на 4 – 7 км. Гитлеровцы не смогли прорвать тактическую зону обороны советской армии. Своевременное определение направление главного удара, создание крепкой обороны, упорное и умелое сопротивление наших войск предотвратили прорыв противника.

8 марта гитлеровское командование бросило в бой главные силы. Немцы по-прежнему искали слабые места в обороне, бросали в бой большие массы танков. На направлении главного удара вперёд шли 250 танков и штурмовых орудий. Пытаясь снизить эффективность действия артиллерии и авиации противника немцы атаковали и ночью. 9 марта гитлеровцы бросили в бой новые силы, нарастив мощь ударной группировки. На армию Гагена навалилось до 320 боевых машин. Немецкая армия смогла прогрызть главную и вторую полосу обороны наших войск и вклинилась на 10 – 24 км на главном направлении. Однако гитлеровцы ещё не прорвали тыловой армейский и фронтовой рубеж обороны. При этом в бой уже бросили основные силы, и они понесли тяжелые потери в живой силе и технике. С 10 марта в отражении наступления группы армий «Юг» стала участвовать 5-я воздушная армия, которая поддерживала войска 2-го УФ. Кроме того, в распоряжении 3-го УФ имелась 9-я гвардейская армия (переданная по указанию Ставки), которая была развёрнута юго-восточнее Будапешта и могла вступить в бой в случае ухудшения ситуации. Также командование 2-го УФ стало перебрасывать в район венгерской столицы войска 6-й гвардейской танковой армии. То есть имели крупные резервы на случай вражеского прорыва.

10 марта немцы довели свои бронесилы в районе между озёрами Веленце и Балатон до 450 танков и САУ. Упорные бои продолжались. 14 марта германское командование бросило в сражение последний резерв – 6-ю танковую дивизию. Два дня позиции 27-й советской армии Трофименко штурмовало более 300 немецких танков и самоходок. Гитлеровцы вклинились в нашу оборону до 30 км. Это был последний успех. Боевая мощь германский дивизий была истощена, техника выбита. Новых резервов для развития наступления не было.

Таким образом, германский бронекулак так и не пробил советскую оборону, хотя ситуация была тяжелой. К исходу 15 марта многие немецкие части, включая отборных эсэсовцев, утратили боевой дух, надломились, стали отказываться идти в атаку. Наступление немецких войск захлебнулось. Под прикрытием подвижных соединений, которые ещё ожесточенно дрались, гитлеровцы стали отходить на исходные позиции и перешли к обороне. Фюрер был в ярости, но ничего сделать было нельзя. Гитлер приказал личному составу танковой армии СС спороть с униформы почётные нарукавные ленты.

Последнее крупное наступление вермахта во Второй мировой войне завершилось поражением. Немцы не смогли прорваться к Дунаю и разгромить основные силы фронта Толбухина. Русские войска измотали врага упорной обороной, активно использовали артиллерию и авиацию. Большую роль в это сыграла советская разведка, вовремя обнаружив подготовку врага к наступлению. В другом случае немцы могли добиться кратковременного успеха и нанести большой урон нашим войскам. В ходе Балатонской битвы вермахт потерял около 40 тыс. человек (наши потери — около 33 тыс. человек), около 500 танков и самоходок, около 200 самолетов.

Боевой дух вермахта и отборных частей СС был сломлен. Боевые силы гитлеровцев в Западной Венгрии были серьёзно ослаблены. Танковые дивизии СС потеряли большую часть своих боевых машин. Практически без паузы 16 марта 1945 года войска 2-го и 3-го УФ начали Венскую наступательную операцию.

Источник

БАЛАТОН — КРОВЬ ВОЙНЫ: ПОСЛЕДНИЙ РУБЕЖ ОБОРОНЫ.

ВИКТОР НАГИБИН Часто сталкиваешься с заявлениями «либералов от истории», что-де в Великую Отечественную Войну Германия «сама развалилась», а «совки только оборонялись». Ну да. «Оборонялась» Красная Армия вплоть до 1945 года. Вот только оборонялась так, что гитлеровцы потом советскую «оборону» видели в кошмарных снах. Название «Балатон» после капитуляции Германии часто звучало в криках ужаса в сотнях психиатрических клиник Германии. Память о Балатонской оборонительной операции СССР сводила нацистов с ума. В буквальном смысле.

Тот неловкий момент, когда едешь убивать русских, а потом они используют останки твоей машины, чтоб сапоги в грязи не запачкать.
ИСТОЧНИК ФОТО

КРОВЬ ВОЙНЫ
. Генрих Шталль, с января 1945 года служил в танковом батальоне 2-й танковой армии вермахта под командованием генерала Максимилиана де Ангелиса. Его батальон принял участие в попытке последнего наступления гитлеровской армии на Восточном фронте.
«. Нас перебросили в район мадьярского города Надьканижи. Практически сразу начали выдавать увеличенные нормы питания, сигарет, шнапса. В 1945 году это было не так часто. У солдат всегда была примета: если начали лучше кормить, значит — жди беды. Тем более, что на небольшом участке сосредоточили очень много танков. К началу весны заговорили о наступлении. Это казалось безумием: после Сталинграда, после провала «Цитадели», уже мало кто верил в хороший конец войны. Но офицеры между собой говорили, что всё дело в нефти. Если мы потеряем мадьярскую нефть, то Иваны возьмут нас голыми руками. Мы боялись Иванов, они так зверски убивали наших. так что тоже хотели удержать нефть. Так что «Весеннее пробуждение» мы встретили, как наш последний шанс. А оно стало для многих последним днём. «.
«Солдатское радио» вермахта не ошиблось. Дело было действительно было в последних призрачно-доступных для вермахта нефтяных месторождениях, расположенных неподалёку от озера Балатон. Сложно сказать, насколько вермахту и люфтваффе помогли бы эти месторождения относительно небольшого объёма, но к 1945 году с топливом для техники у гитлеровцев было более чем грустно. Фактически, в зеркальном отображении повторилась ситуация августа 1942 года у Сталинграда. Только в 1942 году гитлеровская Германия рассчитывала одним ударом по транспортной артерии лишить топливной подпитки Красную Армию, а в 1945 году — дралась за последние баррели нефти для себя. Кстати, в обоих сражениях принимала участие одна и та же «роковая» 6-я армия вермахта. Да-да, та самая, возглавлявшаяся Фридрихом Пауллюсом! Переформировать, конечно, после Сталинграда её переформировали, но результат. Впрочем, не будем забегать вперёд.
Пощады от Красной Армии гитлеровцы не ждали. Это тогда, в 1945 году они заговорили о «зверствах» Красной Армии, а в 1941-1944 годах на территории Советского Союза никакие «гуманные идеалы» не мешали гитлеровцам всех мастей тысячами убивать женщин, стариков и детей, жечь заживо, насиловать, грабить, отправлять в рабство. Что и говорить, советским людям было за что спросить с тварей в мундирах крысиного цвета.
Потому гитлеровцы попытались собрать для своей «ставки отчаяния» максимум техники, которая ещё могла двигаться. Кроме «отхватившей» в Сталинграде 6-й армии вермахта в «Весеннем пробуждении» участвовала ещё и 6-я танковая армия СС под командованием небезызвестного Йозефа (Зеппа) Дитриха, перед тем крепко потрепавшая «союзников» во время Арденнского наступления (и бесславно битая, когда Красная Армия начала Висло-Одерскую операцию). Кроме того, наступление на Капошвар в Венгрии должна была начать уже упоминавшаяся выше 2-я танковая армия де Ангелиса. Вот что рассказывал Генрих Шталль:
«. Мы всё-таки надеялись на успех. На километр наступления у нас было по 30, 40, а в некоторых местах и больше танков. И это были танки, а не танкетки и не грузовики с пулемётами. Мы знали, что мы должны победить. «.
Шталль не преувеличивает, скорее — преуменьшает. Начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта Гейнц Гудериан в своих мемуарах называл цифры в 50 — 60 танков на километр линии прорыва. Поддержку танковой армады осуществлял и недавно сформированный «греческий» 91-й армейский корпус. Это — не считая 3-й венгерской армии, части которой также поддержали гитлеровское наступление. Им-то было совсем грустно: в случае неудачи за поддержку нацизма мадьярских гитлеровцев вышвыривали с земли, которую они уже считали своей.
Но советская разведка тоже не даром получала паёк.

ВСЕМ МИРОМ
Уже в первых числах февраля нездоровая активность гитлеровцев была замечена и верно истолкована советской разведкой. Вот только какой-либо армии целиком на оборонительный рубеж поставить откровенно не удавалось. В результате Висло-Одерской операции советские войска вышли на «финишную прямую» штурма Берлина. Красная Армия доколачивала гитлеровские войска в Кёнигсберге и Пиллау. Полным ходом шла подготовка наступления на Вену. В общем, подразделениям Красной Армии пришлось всерьёз поступиться резервами.
Встречать гитлеровцев в Венгрии готовились всем миром. Наземную оборону совместно крепили части аж четырёх армий: 4-й гвардейской армии командующего Никанора Захватаева, 26-й армии Николая Гагена, 27-й армии Сергея Трофименко и 57-й армии Михаила Шарохина. К ним на помощь пришли войска 1-й болгарской армии Владимира Стойчева и 3-й югославской армии Косты Надя.
Однако, паритет по численности с наступающей гитлеровской группировкой так и не был достигнут. Нет, формально Красная Армия и её союзники уступали гитлеровцам не слишком сильно: 431 тысяча гитлеровцев против 400 тысяч красноармейцев, болгар и югославов. Однако «дьявол кроется в деталях». Если паритет в артиллерии был достигнут и соотношение стволов даже сложилось в пользу Красной Армии: 6800 советских стволов против 6000 гитлеровских, то по остальным показателям вермахт был впереди. Против 400 советских танков и САУ гитлеровцы выставили 877 танков и штурмовых самоходных орудий, а также — около 900 бронетранспортёров. Та же ситуация сложилась и в небе: 4-й воздушный флот люфтваффе располагал около 850 самолётов. 5-я воздушная армия Сергея Горюнова и 17-я воздушная армия Владимира Судеца смогли выставить против вражеской воздушной армады около 700 машин.
Участник битвы, сержант Виктор Илюхин, позднее рассказывал:
«. У тех, кто повоевал, было чувство, будто вернулись самые тяжёлые дни войны. Вроде били-били, а Фриц — снова такой силой собрался. Очень страшно было. А показывать нельзя: пополнение пришло из мальчишек необстрелянных. Хорошие ребята, в бой рвутся, только бой он всё равно душу вынимает. Страшно. И тут уже только на нас, «стариков» надежда была. Комиссар наш, который политрук, так и сказал нам — «старикам»: «Пока вы стоите — все стоят, мальцы на вас смотрят. Так что вы уж покажите им, как Фрица бить!». И сказал так, будто наперёд завещание составил. Душевный мужик был. Не прятался, всегда с нами в атаку шёл. Убило его тогда. Ну а мы стояли. И выстояли. Вот и вся история.«.
За этими простыми словами кроется настоящий подвиг. И начался он ещё до сражения. Под руководством начальника инженерных войск Леонтия Котляра в кратчайшие сроки был создан глубоко (от 15 до 30 километров) эшелонированный оборонительный рубеж. Техника и пехота были расположены в укрытиях, а с тыла к оборонительным рубежам была подведена тщательно спланированная и размеченная сеть рокадных путей. Особое внимание уделили переправе через Дунай. Пять понтонных переправ могли бы обеспечить все потребности Красной Армии, если бы. не авиация противника. Которой у немцев было много. По распоряжению Котляра через Дунай навели канатно-подвесной мост и трубопровод для доставки горючего.
83-километровый участок фронта от Ганта до Балатона был превращён практически в сплошную артиллерийскую позицию. Болгарскую и югославскую армии отправили на левый фланг, надеясь, что удары по ним будут слабее: Красная Армия всё-таки превосходила своих союзников по боевой подготовке и оснащённости.

Читайте также:  Озеро у вулкана чили

«Тигр». «Пантера». После встречи с Красной Армией, всё одно — металлолом!
ИСТОЧНИК ФОТО

НА ТЕ ЖЕ ГРАБЛИ
Всё-таки гитлеровские генералы не успели понять, что дважды наступать на те же грабли — глупо. В час ночи после мощной артиллерийской подготовки танковая армия вермахта при поддержке пехотных соединений нанесла удар. Удар пришёлся как раз на позиции болгар и югославов.
Гитлеровцы рассчитывали опрокинуть союзников Красной Армии и прорвать фронт, но войска Стойчева и Надя, хоть и отошли на несколько километров, но не побежали. А вот гитлеровцы в захваченных двух плацдармах — завязли всерьёз. На помощь союзникам выдвинулись 133 стрелковый корпус Красной Армии, а также две бригады 18-го танкового корпуса и танковый полк 1-го гвардейского механизированного корпуса и наступление гитлеровцев встало.
Второй удар гитлеровские войска нанесли по войскам 57-й армии, надеясь, что командование Красной Армии посчитает ранее нанесённый удар основным и единственным. На эти позиции в 8.40 утра после артподготовки пошла на штурм в полосе между озерами Веленце и Балатон элитная 6-я танковая армия СС, поддерживаемая вновь сформированной 6-й полевой армией.
И вот тут своё слово сказал боевой опыт советского высшего командного состава. Гитлеровское командование в течение пяти дней пыталось реализовать «силовой» вариант, используя постоянные массированные атаки техники, перебрасывая войска на различные участки фронта. Но командование Красной Армии в этих «шахматах» оказало гитлеровским генералам достойное сопротивление. Умелое маневрирование плюс героизм советских солдат сводили большинство усилий гитлеровцев на нет. Так 7 марта на позициях 26 армии один-единственный стрелковый корпус оказался атакован двумя пехотными дивизиями вермахта при поддержке 170 танков и штурмовых орудий. Однако тщательно подготовленная позиция дала возможность красноармейцам продержаться до подхода помощи. Обрушившиеся на гитлеровцев, как снег на дурную голову 5-й кавалерийский корпус и 208-я самоходно-артиллерийская бригада резко поубавили спеси бронированной «свинье» гитлеровских «крестоносцев». А уж когда на помощь подошли части 27-й армии, немецкое командование поняло: фронт не прорвать.
8 марта гитлеровцы пошли ва-банк. Круглые сутки на позиции Красной Армии следовали массированные танковые атаки. Плотность атакующей техники порой достигала 100 танков на километр линии фронта. Как рассказывал участник боёв Виктор Илюхин:
«. В какой-то момент уже устали бояться. Это была страшная, нудная, тяжёлая работа. Грязь, дым, вонь, опять грязь. Запах крови и сырой земли чувствовался только первые часы. Потом — всё. Есть враг, его надо убить. Есть свои, им надо помочь. А с немецкой стороны — танки, танки, танки. У меня справа пацан «зелёный», несколько фрицев положил и встал столбом. Бывает, переклинивает человека. Не нормально для человека убивать, если он не фашист. По каске ему чем-то — хрясь! Очухался, дёрнулся, залёг. Живой. А танки прут, уже рядом. ПТР навожу, ору «Патрон!», а второго номера нету. То есть — есть, но без головы. Патрон не подаст, понятно. Я своему крестнику снова — хрясь по каске. Понял, встал за «второго». Так до конца боя. А я и не знаю, как его зовут. Потом меня ранили, так спросить и не успел. »
Всего за десять дней ожесточённых боёв гитлеровские войска вклинились в советскую оборону на 15-30 километров. Но прорвать фронт так и не смогли, также, как это было на Курской Дуге. Вот только после Курской Дуги у гитлеровцев ещё оставались иллюзии и надежды, а вот результатом боёв у озера Балатон стало осознание — всё. Побед больше не будет. Как говорили на эту тему Гейнц Гудериан и Зепп Дитрих — можно найти в любом справочнике. А вот как это видели рядовые бойцы вермахта — рассказывал Генрих Шталль:
«. Можно было сойти с ума! Представьте. Мы атакуем русские позиции, у нас несколько десятков танков, всё вокруг перерыто артиллерией, противника не видно. Мы уже подошли к линии укреплений и вдруг они «взрываются». Ощущение, что под каждым камнем если не танк или пушка, то — русский солдат! Горит машина впереди, рядом. Русские стреляли так, что не было отряда, где бы кого-то не сожгли в первые же минуты боя! Нам приказывают идти вперёд, мы врываемся на позиции и — что? И по нам начинают стрелять уже не только с фронта, но и сбоку и даже сзади. А потом тех, кто остался в живых выводят из атаки. И через час-другой — снова посылают на русские позиции! В соседнем батальоне один из механиков-водителей после третьего приказа атаковать просто застрелился! Когда выдавали шнапс перед боем, всегда находились те, кто его приберегал. Но не в этот раз. Пили перед атакой все и всё, что давали. Потому что так воевать нельзя! Это был Ад! И Иваны были дьяволами! Каждый из ни был Дьявол!»
15 марта гитлеровские войска прекратили наступление. Больше масштабных попыток наступать вермахт в Великой Отечественной Войне не предпринимал. Прорвать оборону Красной Армии у озера Балатон гитлеровцы не смогли, в бесплодных атаках потеряв более 27 тысяч человек, более 300 орудий и миномётов, около 500 танков и штурмовых орудий, свыше 200 самолётов.
Безвозвратные потери Красной Армии составили 8492 человека. Это к вопросу о том, кто и кого «закидал шапками».

Источник

БАЛАТОНСКАЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ, МАРТ 1945 Г. ЧАСТЬ 2.

Оригинал взят у mihalchuk_1974 в БАЛАТОНСКАЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ, МАРТ 1945 Г. ЧАСТЬ 2. Продолжение, начало тут : http://mihalchuk-1974.livejournal.com/74100.html

За один день оборонительных боев на данном участке 1964-й, 1965-й и 1966-й ИПТАП, входившие в состав 43-й ИПТАБр, сожгли 21 и подбили 23 танка и 5 БТР противника, потеряв от его действий 32 орудия (из них 17 ЗИС-2), 3 тягача и 4 грузовых автомобиля. После этого 1965-й и 1966-й ИПТАПы были выведены для доукомплектования, а уцелевший 1964-й ИПТАП был введен в бой под Шарсентаготом.

Для остановки немецкого наступления на этом участке в бой были введены инженерно-штурмовые подразделения, осуществлявшие срочное минирование неприкрытых артиллерией участков обороны. Под Шарсентагот были выдвинуты два безномерных артиллерийских дивизиона на трофейной матчасти, вооруженные «самоходными 150-мм пушками СУ-150» (8 САУ «Hummel») и «самоходными 88-мм зенитными пушками СУ-88» (6 САУ «Nashorn»). Эти подразделения вели бои весь день 9 марта, потеряв от огня немецких танков всю материальную часть.

Расчёт дивизионной артиллерии, выдвинутый для прикрытия танкоопасного направления.

12 марта под Эньинг в бой с наступавшими немецкими войсками был брошен «трофейный танковый батальон». Поскольку этот батальон не являлся штатным подразделением, то о его составе можно лишь гадать. Известно только, что он имел «4 тяжелых и 7 средних танков», а также «два штурмовых орудия СУ-75» (видимо САУ StuG). Батальон, к сожалению, никак себя не проявил, так как еще до подхода немецких войск был атакован советскими же штурмовиками, в результате чего две машины сгорело, а еще 5 — застряли в грязи, пытаясь выйти из под удара ИЛ-2 (вероятно, позже немцы вытащили застрявшие танки, и 13-15 марта использовали их в развитие наступления на Цеце — канал Капош, так как после боев у канала Капош была обнаружена брошенная немцами «Пантера» с советской звездой на башне, прикрытой фанеркой.) 13 марта наступавшие здесь немецкие войска были усилены 23-й ТД, переброшенной из района Аба — Шарашд, но все их попытки преодолеть рубеж каналов Елуша — Капош окончились неудачей. К полудню 15 марта наступление на этом направлении было окончательно остановлено.

На правом фланге советской обороны, как уже говорилось, насыщенность боевых порядков противотанковой артиллерией нашей 26-й А была очень высока. Немцам за два первых дня сражения так и не удалось сколько-нибудь заметно потеснить наши войска. В ходе боев 7 марта отличились подразделения 18-го ТК. Танки 170-й ТБр совместно с частями 3-й гв. ВДД и 1016-м САП отбили все атаки противника огнем из засад и удержали все рубежи севернее и восточнее Шерегельеш. Особо отмечались успешные действия самоходчиков сочетавших мощный огонь с коротких дистанций из засад с маневром для смены огневых позиций.

Танки Т-34/85 18-го тк готовятся к контратаке.

Читайте также:  Самые крупные озера беларусь

Максимальное продвижение немецких войск в течение 7 марта составило всего 2-5 км. Потери в бронетехнике были такими высокими, что уже 8 марта немцам пришлось ввести в бой резервные 2-ю и 9-ю танковые дивизии СС. Но даже это не привело к успеху.

Однако во второй половине дня 8 марта создалось опасное положение для наших войск на восточном берегу канала Шарвиз, в полосе обороны 63-й КД. Под сосредоточенными ударами немецких танков дивизия понесла большие потери и фронт оказался на грани прорыва. На угрожаемое направление были выдвинуты 1068-й и 1922-й САП, поддержанные большим количеством штурмовой авиации. Батареи 1068-го САП, выставив засады на подготовленном рубеже обороны в районе Надь — Херчек и западнее, совместно с артиллерией 236-й СД уничтожили внезапным огнем 10 немецких танков и рассеяли до батальона пехоты. В это же время батареи 1922-го САП встретили прорвавшегося противника огнем с фронта, а 60-й танковый полк и подошедший 1896-й САП 5-го гв. КК действовали из засад восточнее прорвавшейся группировки. Таким образом, прорвавшиеся немецкие танки и САУ оказались под огнем с трех сторон и прекратили свое наступление, начав отход на исходные позиции.

Схема обороны 3-го Украинского фронта на участке Гант — оз. Балатон на 5 марта 1945 г.

9 марта советские войска проводили перегруппировку, перебрасывая на наиболее угрожающие направления самоходную и противотанковую артиллерию. Обстановка усложнялась тем, что Ставка ВГК категорически запретила использовать для отражения немецкого наступления войска 9-й армии.
Фронт застыл в состоянии неустойчивого равновесия.

К концу дня 9 марта немецкое командование попыталось обойти позиции советских войск в районе высоты 159,0. 110-я ТБр обороняла высоту до 20:00 без пехотного прикрытия, когда в сумерках немецкой пехоте удалось вплотную подойти к позициям танков бригады, и при поддержке подошедшей бронетехники сбросить с высоты оставшиеся танки 110-й ТБр. Однако подоспевшая дивизионная артиллерия беглым огнем остановила немецкую пехоту и отразила дальнейшее продвижение немецких танков, позволив, тем самым, 110-й ТБр организованно отойти и занять новый рубеж обороны.

Направление ударов противника в районе оз. Балатон 6 марта 1945 г.

10 марта введя в бой резервные части 1-й и 3-й танковых дивизий, немецкие войска попытались прорвать советскую оборону на узком участке правого фланга 3-го УФ. Однако, к этому моменту сюда были переброшены 4 резервных ИПТАП, благодаря чему, плотность советской артиллерии на данном участке достигла 49 орудий и минометов на 1 км фронта. Прорвать такие боевые порядки немцам оказалось не под силу, хотя советские войска и отошли под давлением противника на 1-7 км.

В обороне на этом участке особенно отличились экипажи из 1951-го и 1953-го САП 209-й САБр. Самоходчики смогли организовать хорошее взаимодействие с пехотой и дивизионной артиллерией. Так старший лейтенант А. Кочерга (командир батареи СУ-100), младший лейтенант Ворожбицкий и младший лейтенант Самарин уничтожили в течение дня по три танка и САУ каждый. А батарея СУ-100 из состава 1952-го САП под командованием капитана Васильева уничтожила в одном бою три танка «Королевский тигр». Всего в течение дня немцы потеряли (по отчету фронта) 81 танк и САУ, 36 орудий и минометов, 25 БТР и БА, 21 самолет и до 3 500 человек убитыми.

11-12 марта немецкие войска попытались перенести свои удары по нашим позициям на темное время суток. Но если в атаках позиций противотанковой артиллерии, стоявшей иногда на открытом месте без пехотного прикрытия, немцы имели некоторый успех, то в большинстве других случаев их атаки ночью не приводили к какому-либо результату. В отражении ночных атак немецких войск особенно отличилась дивизионная и самоходная артиллерия, оперативно выдвигавшаяся на передний край атакованных позиций. Батареи СУ-100 все чаще стали использовать для «цементации» обороны пехотных подразделений и нанесения коротких контратак, и командующий БТиМВ 27-й А издал приказ об обязательном оснащении каждой САУ этого типа ручным пулеметом, в первую очередь это касалось боевых машин из 207-й, 208-й и 209-й САБр.

Схема боевых действий на участке оз. Балатон — оз. Веленце с 6 по 15 марта 1945 г.

14 марта было последним днем, когда немецко-венгерские части попытались прорваться вдоль озера Веленце. К этому времени здесь были развернуты подразделения 23-го советского ТК, поддержанные 207-й САБр, которые оказались на самом острие немецкого удара. Советские танки внезапно контратаковали наступавших во фронт и с флангов. Немецкое наступление быстро захлебнулось и местами наступавшие войска отошли на 1-3 км под ударами 23-го ТК. Однако части 23-го ТК, наносившие удар в лоб по наступавшей группировке, также понесли большие потери, так как контратаки проводились нескоординировано и без должной разведки. Тем не менее корпус закрепился на достигнутых рубежах и отразил последующие атаки немецкой пехоты.

Наступление в полосе обороны 57-й А также развивалось для немецких войск неудачно. Хотя эта армия не имела столь мощной противотанковой обороны, как 26-я А. Плотность артиллерии в полосе обороны 57-й А составляла 13,6-14,7 орудий и минометов на 1 км фронта, однако, действия оборонявшихся здесь были более эффективны, в первую очередь по причине лучшей работы разведки. Вполне точно был определен участок главного удара немецкой 2-й ТА, поэтому когда началась атака двух пехотных полков противника при поддержке 40 танков в районе Надьбайом на позиции 64-го СК, ее встретил плотный огонь артиллерии калибра 122-152 мм, ведущийся «вслепую» (в условиях тумана видимость не превышала 150-200 м) по заранее пристрелянным реперам. Этот обстрел нанес наступавшим серьезный ущерб и ослабил их удар по позициям советской пехоты. Во второй половине дня немцы ввели в бой бригаду штурмовых орудий и попытались вклиниться между позициями советских ПТОП №11 и №12. Пехотное прикрытие противотанковых опорных пунктов не выдержало удара и начало беспорядочный отход. Только ввод в бой артиллерийского резерва 64-го СК, в составе дивизиона 972-го артполка (ЗИС-3), и подразделений 864-го САП помог приостановить отход пехоты и вывести из-под обстрела артиллерию и минометы полуокруженных ПТОП. 7 марта на этот участок были спешно переброшены 47-й пушечный и 46-й гвардейский артполки и две батареи 42-го гв. корпусного артполка из состава соседнего 6-го гв. СК. Кроме того из фронтового резерва были переданы 12-я ИПТАБр, а из резерва 26-й А — 184-й ИПТАП. В последующие два дня командование фронта довело количество противотанковых полков артиллерии РВГК на данном участке с одного до пяти ИПТАП, в результате чего на направлениях главного удара немецкой группировки плотность советской артиллерии достигла 87 орудий на 1 км фронта.

После неудачных попыток пробить оборону 64-го СК в лоб, 10 марта немцы попытались обойти участок максимальной концентрации советской артиллерии и начали наступление от Куташа вна юг, в направлении на Сабаши и Киш-Байом. Удар наносили три пехотных полка при поддержке 80 танков и САУ, тяжелой артиллерии и шестиствольных минометов. После двухчасового боя немецкие танки ворвались в Киш-Байом и повернули на Сабаши. Но здесь, где, по немецким данным не должно было быть советских войск, они встретили позиции батареи неполного состава (3 орудия ЗИС-3) 843-го артполка, которая внезапно с короткой дистанции открыла фланговый огонь по наступавшей по дороге колонне, первыми же выстрелами подбив головную и замыкающие машины. Глубокая грязь вдоль дорог затрудняла маневр запертых на дороге танков, а советские артиллеристы постоянно меняли огневые позиции. Бой продолжался около часа. За это время командующий артиллерией 57-й А отдал приказ 184-му ИПТАП спешно выдвинуться из района Киш-Корпад в Сабаши. Полк прибыл в назначенное место около 16 часов и сразу вступил в бой, чем спас остатки батареи от полного уничтожения. До наступления темноты полк отбил пять немецких атак, уничтожив 3 танка, 2 САУ и 2 БТР. Кроме того, 3 танка и два штурмовых орудия были уничтожены тремя орудиями 843-го артполка. Таким образом, артиллеристы задержали продвижение немецких колонн на сутки, что позволило командованию армии перегруппировать резервы, и подтянуть на участок Киш-Байом — Себеши два артиллерийских и три стрелковых полка, которые смогли окончательно остановить продвижение противника.

Источник



«Последняя оборонительная»: как Балатонская операция Красной армии лишила нацистов надежд на сохранение рейха

75 лет назад началась последняя из крупных оборонительных операций Красной армии в ходе Великой Отечественной войны — Балатонская. Гитлеровские войска предприняли отчаянную попытку остановить продвижение советских войск в Венгрии, организовав наступление под кодовым названием «Весеннее пробуждение». Нацистское командование рассчитывало сохранить контроль над нефтяными месторождениями Центральной Европы и отбросить Красную армию за Дунай, лишив её тем самым возможности вступить в Австрию. Однако эти планы провалились: советские войска сдержали натиск мощной группировки немцев и вскоре развернули масштабное наступление в направлении австрийской границы.

6 марта 1945 года на территории Венгрии началась Балатонская оборонительная операция советских войск. В ходе ожесточённых боёв Красная армия при поддержке болгарских и югославских подразделений остановила попытку наступления отборных частей вермахта и СС, которые пытались сохранить для Германии нефть Центральной Европы и прикрыть юго-восточные границы рейха.

Расстановка сил

В конце 1944-го — начале 1945 года советские войска в Венгрии нанесли ряд болезненных поражений гитлеровским силам. Красная армия освободила от нацистов Будапешт и вступила в западную часть страны, приблизившись к границам Австрии.

«Сложившаяся в начале 1945 года в Венгрии ситуация создала целый комплекс экономических, военно-политических и моральных угроз гитлеризму. Утрата австрийской и венгерской нефти лишила бы гитлеровскую армию важнейшего источника топлива, а выход советских войск к юго-восточной границе рейха был чреват военной катастрофой. Кроме того, Австрия была родиной самого Адольфа Гитлера. Мысль о том, что в его родные места придут ненавистные ему большевики, ужасала фюрера», — отметил в беседе с RT военный историк Юрий Кнутов.

В связи с этим, по его словам, гитлеровское командование вместо укрепления обороны Берлина приняло решение нанести мощный контрудар по советским войскам на территории Венгрии. Нацисты планировали внезапным ударом прорвать порядки Красной армии и отбросить её за Дунай.

Источник

Adblock
detector