Меню

Озера беларуси в виде сердца

ТОП-10 лучших мест для отдыха в Беларуси. Второе место

Второе место в рейтинге лучших разделили озеро Нарочь и природный комплекс «Голубые озера».

Туризм на самом большом озере Беларуси начал развиваться еще в первой половине ХХ века, когда польские промышленники построили на западном берегу Нарочи несколько вилл, ресторан, яхт-клуб и пристань для парусных лодок. Сегодня Нарочь — один из известнейших озерных курортов страны. Находящиеся рядом Голубые озера не уступают Нарочи в популярности, и в летний сезон туда устремляется большой поток туристов. Безусловно, и Нарочь, и Голубые озера заслуживают отдельных ступенек на пьедестале. Однако многим туристам удается совместить отдых на этих озерах, что позволило нам, в свою очередь, объединить их одним рассказом.

Национальный парк «Нарочанский»

Озеро Нарочь окутано легендами. В преданиях, раскрывающих его происхождение, фигурируют и любовь, и коварство, и радость, и грусть. По одной из версий, название озера имеет балтские корни и переводится как «русалка». Это самое большое озеро Беларуси: его площадь составляет 80 квадратных километров, а вдоль береговой линии можно совершить прогулку длиной в 41 километр. Максимальная глубина озера доходит до 25 метров, а средняя — до 9. На Нарочи низкие, песчаные и песчано-галечные берега, что делает их удобными для отдыха. Свои воды в Нарочь несут 17 ручьев, вытекает из озера одноименная речка, впадающая в Вилию. Летом вода здесь прогревается до 19 градусов, а купальный сезон длится почти сто дней в году. На берегу Нарочи стоит курортный поселок Нарочь, где расположены санатории, пансионаты, дома отдыха. У каждой здравницы, а их здесь 13, есть свой, открытый для всех туристов пляж. Самая большая пляжная полоса — у пляжно-парковой зоны «Урлики». На всех пляжах работают пункты проката лодок, катамаранов, водных лыж, велосипедов. При желании можно совершить прогулку на катерах, которые вмещают от 4 до 6 человек. По курортному городку ежедневно курсирует маршрутное такси, в маршруте которого предусмотрено четыре остановки. Билет на обзорную экскурсию стоит 1100 рублей. Возле курортного города есть две платные автостоянки, где можно оставить автомобиль за плату 3300 рублей в сутки.

Национальный парк «Нарочанский»

Говоря о Нарочи, невозможно опустить проблему, появившуюся на озере около 20 лет назад. У некоторых туристов плавание в озере вызывает «зуд купальщика», или церкариоз. Дело в том, что некоторые водоплавающие птицы и моллюски на Нарочи поражены церкариями. Они проникают в кожные покровы человека во время купания, и через полчаса кожа краснеет, появляются жжение и зуд. Личинки живут несколько часов, потом погибают, но оставляют после себя сыпь и волдыри. Зараженный человек чувствует слабость, возможно повышение температуры. Полное выздоровление наступает через 7-10 дней. Церкарии размножаются при температуре воды 19-20 градусов и на мелководье. «Проблема церкариоза существует приблизительно в 500 водоемах Беларуси, — рассказал Валерий Люштык, заместитель по научной работе генерального директора Национального парка «Нарочанский». — На Нарочи она вызвана особенностями озера — здесь большая мелководная зона и вода быстро прогревается. Чтобы избежать заражения, мы советуем отдыхающим купаться в отведенных для этого местах, а после купания обязательно принимать душ». Для этого на нарочанских пляжах установлены душевые кабины, а в воду заходить можно с плавучих платформ длиной более ста метров, которых на озере четыре. Кроме того, отдыхающим раздаются буклеты с рекомендациями, как избежать заражения. К слову, специалисты отмечают, что с симптомами церкариоза к врачу обращаться стали реже: если раньше число пострадавших доходило до 600, то в последние годы «зуд купальщика» беспокоит чуть более ста человек. А тем временем на берегах Нарочи идет профилактическая работа: чистятся пляжи и мелководье, расставлены щиты с убедительной просьбой не прикармливать птиц. Правда, как с сожалением отмечают сотрудники национального парка, отрицательная частица «не» со щита периодически исчезает.

Недалеко от Нарочи расположился природный комплекс «Голубые озера», основу которого составляет Болдукская группа озер. Болдук — одно из крупнейших озер этого региона и пятое по глубине в Беларуси. Его название имеет балтские корни и переводится как «бездонное». Кроме него в группу входит еще 10 озер: Глубля, Глубелька, Мертвое, Ячменек, Карасик, Куели, Болдучица, Имшарец, Ильгиния, Глухое. Озера окружены высокими холмами, поросшими сосновым и еловым лесом.

Озера Глубля и Глубелька

У подножия холмов протекает река Страча — правый приток Вилии, берущий начало из озера Малые Швакшты. В притоках и ручьях, которые впадают в Страчу, живут бобры — на территории национального парка их обитает более 150.

В Страчу впадают и такие ручейки

Водные походы по Страче могут быть как самыми интересными, так и тяжелыми

Вот так сказочно выглядит зимой Страча

Нарочь и Голубые озера входят в состав Национального парка «Нарочанский». Отдыхать на его территории можно только в отведенных для этого местах. Кроме того, большая часть Голубых озер является заповедной зоной, и путешествовать по ней можно только по обозначенным экологическим маршрутам. Для любителей природы на территории комплекса оборудованы 2 туристские стоянки — «Болдук» и «Мельница» и пять мест для отдыха. Ловить рыбу разрешено не на всех озерах, но Нарочь, Болдук, Глубля и Глухое открыты для любительской рыбалки. В Национальном парке разработаны различные экскурсионные маршруты, в которые включены основные достопримечательности Нарочанского края. Безусловно, его главное богатство в озерах — по-своему прекрасны озера Большие Швакшты, Мядель, Белое, Россохи, Лотвины, Волчино, Свирь и другие. Продолжительность экскурсий в зависимости от маршрута составляет от 2 до 12 часов.

Как добраться: Из Минска до Нарочи можно добраться двумя трассами. Р28 проходит через Заславль, Молодечно, Вилейку: эта дорога богата достопримечательностями и может превратиться в своеобразный экскурсионный маршрут. Трасса Р58 ведет через Вилейское водохранилище и Илью: она проходит по живописным местам, мимо привлекательного туристического объекта — Будслава. Каждый день с Московского автовокзала в курортный поселок Нарочь отправляются автобусы и маршрутки.

Где разместиться: К сезону в Национальном парке «Нарочанский» подготовлено 16 оборудованных туристических стоянок. На них есть навесы, столы, кострища и туалеты. Возле стоянок разрешена парковка автомобилей. Проживание на стоянке национального парка стоит 3000-3500 рублей в сутки. Кроме того, на территории парка расположены база отдыха «Проньки» на 80 человек и 4 гостевых домика, каждый вместительностью 4-6 человек. Бюджетный вариант ночлега предлагает кемпинг «Нарочь», расположенный на берегу Нарочи. 2-3-местные номера эконом-класса в домах на 15 и 40 человек обойдутся в 19-21 тысячу белорусских рублей. Размещение и туристические услуги предлагают сельские усадьбы в деревнях Пасынки, Черевки, Нарочь, Соболевщина, Лещинск, Заболотье, Шиковичи, Азарки Пудовинка.

Читайте также:  Карта пути васютки из рассказа васюткино озеро 5 класс рисунок

Достопримечательности: Отдых на озерах можно совместить с посещением достопримечательностей, которых в Нарочанском крае немало. В Мяделе стоит посмотреть костел Наисвятейшей Девы Марии в стиле барокко, построенный в 1754 году. В деревне Нарочь, одном из древнейших поселений этого края, — неоготический костел Св. Андрея и стоящую рядышком деревянную звонницу. В Константиново достоин внимания костел Вознесения Наисвятейшей Девы Марии XIX века. А в Ольшево любопытно посмотреть на руины усадьбы Хоминских и усадебный парк, который считается памятником садово-паркового искусства Беларуси. В городском поселке Свирь находится городище, где в XIII веке стоял замок князя Довмонта, а в центре поселка расположен костел Св. Николая. В деревне Засвирь сохранился Троицкий костел кармелитов. В Шеметовщине можно пройтись по старому усадебному парку, последними владельцами которого были Скирмунты. На искусственно возведенном холме на территории парка возвышаются костел и звонница. Кстати, в крипте костела сохранились захоронения Скирмунтов. В деревне Узла, стоящей на границе Вилейского и Мядельского районов, не пропустите Успенскую церковь, построенную в 1820-х годах. В Княгинине можно увидеть усадьбу второй половины XIX века, в которой теперь работает школа. В этой деревне стоит посетить и православную Троицкую церковь. В Кривичах — костел Св. Андрея и церковь Св. Троицы.

Что здесь необычного: Одним из интереснейших предложений для туристов считается экскурсия по экологической тропе природного комплекса «Голубые озера», которую еще называют «путешествием в природу». Протяженность тропы — почти четыре километра, и путешествие по ней занимает порядка 4 часов. У начала маршрута оборудована охраняемая автостоянка. На экологической тропе туристы увидят пойму реки Страча, озера Глубля, Глубелька и Мертвое. С высоты холма Лысая Гора насладятся прекрасным видом на лесной массив и затаившиеся в нем два озера. Вдоль всей тропы установлены указатели и информационные стенды. Отправиться по экологической тропе можно самостоятельно, а можно и с экскурсоводом. Вход на территорию природного комплекса стоит 2 тысячи. Билет можно приобрести прямо на автостоянке. Экскурсия в составе организованной группы с экскурсоводом будет стоить порядка 123 тысяч.

На экологической тропе в природном комплексе «Голубые озера»

Река Страча хороша в любое время года

За этими дверями — озеро Глубелька

Фотографу все равно, какие грибы, лишь бы красиво было

Одной из известнейших достопримечательностей Нарочанского края считается Будслав. Тысячи пилигримов посещают Будславский костел XVIII века, в котором находится чудотворная икона Богоматери. Во время Будславского фэста, который проходит 1-2 июля, Будслав представляет собой захватывающее зрелище — вечером на праздничной молитве зажигаются сотни свечей. В эти дни в знаменитую деревеньку приезжают не только пилигримы, но и обычные туристы.

Усадьбы Мядельского района можно посмотреть на www.tio.by.

Яна Шидловская, фото Сергея Плыткевича

ТОП-10 лучших мест для отдыха в Беларуси. Девятое место

ТОП-10 лучших мест для отдыха в Беларуси. Восьмое место

Источник

Озеро-сердце

После удачной охоты во время праздничного ужина паны договорились поженить своих детей Галю и Винсента. Раньше спрашивать у детей согласия не было принято – все решали родители. Свадьбу решили сыграть через четыре года, когда Гале исполнится семнадцать лет.

Винсенту после смерти отца пришлось самому вести хозяйство, из-за чего он покинул военную службу. Винсентов отец был скуповат, сына деньгами не баловал. Получивши наследство, сын решил погулять, а потом взяться за хозяйство. Он так отдался кутежу (карты, трактиры, женщины), что вскоре все промотал, даже проиграл в карты усадебный дом…

Отец Гали пригласил вести хозяйство Данилу, сына своего друга, который как раз окончил учебу. Молодой парень добросовестно взялся за дело. Он несколько раз в неделю объезжал фольварковые владения, следил за порядком. Особенно любил проехаться по «панской дороге». Часто к нему в бричку подсаживалась озорная дочь пана – Галя. Она, как ласточка, щебетала о красоте озер и речки Страчи. Иногда пела. Ее пение повторяло многоголосое лесное эхо. Эти поездки нравились и Даниле. Со временем они уже не могли друг без друга.

В Ольшево готовились к балу в честь семнадцатилетия Гали. Пригласили гостей.

Во время очередной поездки Галя обратилась к Даниле: — Посмотри на озеро! Оно — как сердце. И волнуется также, как мое сердце…

Потом она обняла Данилу, крепко поцеловала и тихо сказала: — Я хочу, чтобы на балу ты танцевал только со мной. Договорились? – Договорились, — растерянно сказал Данила.

На бал приехало много гостей. Приехал и Винсент. Когда увидел красавицу Галю, то вспомнил про договор отцов. Вот удача! Брак поможет поправить дела.

Начались танцы. По праву нареченного Винсент заказал мазурку и устремился пригласить Галю. А Галю вел в круг Данила…

Винсент вызвал Данилу на дуэль. Местом выбрали полянку между лесными озерами, куда поскакали на конях. Узнав про поединок, Галя помчалась вдогонку.

Когда сбегал с горы, то услышала два выстрела. Потом увидела Винсента, который стоял около дерева, держа руку у груди…

Галя подбежала к раненому, чтобы оказать помощь, но в этот момент Винсент выхватил кинжал и вонзил его в молодое девичье тело: — Ни мне – ни ему, — были его последние слова.

Данила подхватил девушку и понес на гору к карете. Она обняла его рукой и шептала: — Любимый… Дорогой… Не волнуйся… Я выживу… Я сильная. Мы будем счастливы. Посмотри на наше озеро-сердце…

Озеро было таким, как всегда. Но вдруг ветер сильно поднял воду, и на середине озера появился продолговатый остров. Он напоминал рану на сердце.

Галя умерла на руках у Данилы.

— Галя! Голубка! Голубелька моя! – в отчаянии закричал юноша.

— Голубелька! Голубелька-а-а-а, — несколько раз повторило эхо.

И сейчас эхо на Голубельке повторяе сказанное по нескольку раз.

Остров – это застывшая кровь из раны на чистом девичьем сердце – является осуждением позорных человеческих качеств: корысти, зависти, ревности.

Справка: ныне озеро Глубля входит в природный комплекс «Голубые озера», который в свою очередь является частью Национального парка «Нарочанский».

Источник

Смертельная утопия, или Опасная красота белорусских Мальдив

Наш корреспондент побывала на меловых карьерах, пообщалась с отдыхающими, спасателями и представителем органов власти, чтобы узнать, для кого разрешен отдых в этих местах и насколько он безопасен.

Вероятно, скоро каждый белорус сможет заявить: «Да, я отдыхал на Мальдивах». Оказывается, для этого не обязательно ехать за тридевять земель, достаточно вбить в поисковик «белорусские Мальдивы», и он тут же выдаст… меловые карьеры под Волковыском, Гродно, Любанью, Кричевом, Минском, Березой, Климовичами. Мало того, один из туроператоров приглашает туда отдыхающих и подробно расписывает схему проезда. В одном из интернет-изданий прочитала, что «Мальдивы» возле поселка Красносельский могут включить в туристический маршрут для иностранных граждан, приезжающих к нам без визы. Ничего не поняла. Насколько мне известно, меловые карьеры, пусть и красивое, но очень опасное место. И возле них запрещен отдых, тем более — купание. Словом, вопросов много, надо разобраться.

Читайте также:  Аппликация озеро с детьми

Экскурсия в «рай»

К красносельским карьерам в Волковысском районе близко не подходила, смотрела на них лишь с расстояния, а вот оценить необычную красоту возле деревни Хотилово в Любанском районе смогла лично. Наивно полагая, что буду находиться практически в безлюдном месте чуть ли не наедине с природой, оторопела, когда на гравийной лесной дороге из-за большого количества посетителей пришлось искать место для парковки. Обратила внимание на номера авто — со всего света, как говорится, включая российские регионы. Пока шла по лесной тропинке к карьеру, искала глазами информационные щиты и знаки, либо разрешающие купание и отдых, либо запрещающие. Ни тех, ни других не увидела. Ну не может же быть, чтобы их не ставили! Или отдых разрешен? Сомневаюсь.

Специально оборудованного пляжа и мест для купания тоже не нашла. Соответственно, нет и площадок с мусорными контейнерами. А кто мусор будет убирать, леший, что ли? Имея достаточный опыт палаточного отдыха на берегах водоемов, могу заверить: к сожалению, далеко не каждый дикарь увезет с собой свои же пакеты с бумагой, банками-склянками и пластиковыми бутылками. Чтобы где-то осесть, часто сначала приходилось разгребать то, что оставили в «наследство» предшественники.

Если сказать, что на берегу карьера было много людей, значит не сказать ничего. Тысяча, не меньше. Палатки стояли в лесу, а то и прямо возле дороги. Вода, как и природа вокруг, конечно, красивая. Нет затхлого запаха, тины и густых зарослей, зато обрывы крутые, иногда вертикальные. Только на одном пологом берегу можно спуститься к воде легко. Тем не менее плескались и ныряли везде как взрослые, так и детвора. Даже на водных мотоциклах рассекали практически там же, где торчали из воды головы плавающих.

Одна из женщин, караулившая мужа и внука издалека, поделилась впечатлениями: «Мы из Минска, приезжаем сюда не в первый раз, нам нравится. Только в плане организации отдыха людей местные власти могли бы и постараться». На вопрос о том, что купание здесь, скорее всего, запрещено, женщина фыркнула: «А что не так? Думаете, вода чище на Минском море?»

Все цвета калия

Водоем только внешне похож на красивое озеро среди леса с бирюзовой водой. На самом деле это затопленные меловые карьеры, технические водоемы, образовавшиеся после выработки отложений. Как пояснила заместитель председателя Любанского райисполкома Тамара Домашевич, мел отсюда брали очень давно комбинат строительных материалов и блочный для производства силикатных блоков. Много лет назад выработки прекратились, карьеры должны были рекультивировать, но не успели — огромные ямы заполнились грунтовыми водами. Водная гладь передана иностранной фирме, она предлагала инвестиционный проект, но пока ничего не делается. А бирюзовый цвет дает большая концентрация солей калия. И цвет воды может меняться от зеленого до синего в зависимости от погодных условий. Вероятно, эта красота и привлекает заезжих.

Вернусь на минуту в Волковысский район. Из-за большой площади карьеров, принадлежащих ОАО «Красносельскстройматериалы», вокруг них забор не выстроишь. По словам заместителя генерального директора по идеологической работе и социальным вопросам Геннадия Найдюка, чтобы не допустить к технологическим водоемам посторонних, предприятие установило пре­дупреждающие знаки и щиты, все подъезды перекрыты бетонными блоками. Проводятся спецрейды и патрули, людям постоянно напоминают о том, что отдых здесь небезопасен.

— Карьеры очень глубокие, в некоторых местах до 50 метров, — говорит Геннадий Рышардович. — И дно не зарастает. Предприятием ведется рекультивация, предусматривающая выравнивание и выполаживание берегов. Из-за большой глубины и непредсказуемости ландшафта местные жители на этих карьерах не купаются и не ловят рыбу (!). С отдыхающими было сложно бороться, но нам удалось как-то преломить ситуацию. В последнее время посетителей стало значительно меньше. Приезжают, но в основном для фотосессии и просто посмотреть, хотя и это небезопасно из-за возможных обвалов.

По данным ОСВОД, только за последние годы на карьерах Волковысского района утонули 10 человек. А легко ли спасателям вытащить из такого водоема утопающего?

Итак, под Красносельском запрет введен. И это не только со слов руководства завода, я слышала об этом не единожды от своих знакомых, которых туда не пускали. А что в Любанском районе? Те же меры, о которых я расскажу чуть позже, но… Я уж не знаю, что еще можно придумать, чтобы остановить безбашенного человека.

Нужно понимать, меловые карьеры засыпать невозможно, обезопасить засасывающее известняковое дно нереально, можно только облагородить берега. Но станет ли водоем от этого безопаснее? Может, надежнее и лучше проводить время у другого источника удовольствий? Благо на той же Любанщине их немало: озеро Дикое или Любанское водохранилище, базы отдыха. А еще парк семейного отдыха «Лап-Ландия» с автостоянками, пирсами, беседками, песчаным дном, водными аттракционами… Да, это платные услуги, но стоят, по словам Тамары Николаевны, всего два рубля. Пожалуйста, приезжайте и наслаждайтесь!

Спасение утопающих на совести самих утопающих

Итак, меловой карьер — настоящая головная боль и для тех, кто, рискуя своей жизнью, старается спасти другую. Почему старается? Наверное, потому, что в данной ситуации шанс очень невелик.

— Для того чтобы работать на такой глубине, нужна спецтехника, — рассказывает председатель Любанской районной организации ОСВОД Сергей Смоляк. — Водолаз, экипированный от и до, далеко не всегда может помочь утопающему. Глубина — метров сорок, если не больше, буквально рядом с берегом. Из-за выработок подводный рельеф неровный. Там может быть метр и вдруг резко десятки, а по меловому скользкому дну легко съехать вниз. Однажды доставали утопленника, так наши ребята смогли спуститься только на 35 метров. К сожалению, на этом карьере каждый год кто-то тонет. В основном приезжие из других городов взрослые и в нетрезвом состоянии. Было восемь трамплинов, сами отдыхающие сделали. МЧС при помощи спецоборудования их срезало. Через некоторое время люди их снова пытались установить. Опасность еще в том, что сверху вода прогревается максимум на метра полтора. А если нырнуть с берега или трамплина, да еще при жаре, случится резкий перепад температур. На глубине ведь вода ледяная. Иногда и здоровое сердце не выдержит или спазм легких произойдет. А еще проблем добавляют спиртные напитки, ведь отдыхающие часто этим грешат. Даже если спасатель будет стоять на берегу и сразу нырнет за утопающим, не факт, что успеет его вытащить.

Читайте также:  Дом возле озера рассказ


Так, а предупредительные меры принимали какие-то? Конечно, и вот здесь начинается самое интересное и грустное. Главный проезд с гравийки к карьеру подняли трактором, чтобы не могла подъехать легковая машина. Везде неоднократно ставили знаки, но их выламывают подчистую, даже следов не остается. Поставили металлические, а вместо деревянного древка — рельсу, которую вмонтировали в бетон. И что? Ночью вырвали тросами, привязанными к машинам. Купальщики умудрились сделать тарзанку, протянув тросы от одного берега к другому. С нее прыгали в воду прямо посередине карьера. Пришлось срочно ее убирать. Через лес по всему периметру тракторами сделали глубокие противопожарные разрывы… Люди закапывали, и легковые авто все равно проезжали. Весело? Мне нет. Штрафы за купание выписывают постоянно, но «до трех базовых» многих не пугает. Тем более россиян, которые при приближении патруля предлагают сразу заплатить «с кармана», лишь бы им не мешали отдыхать. Но в случае чего, кто их будет доставать с этой глубины? Неужели МЧС России приедет? При мне две мамы, наблюдая с берега за тем, как резвятся в воде их дети, возмущались тем, что нигде не видно спасателей, которые просто обязаны обеспечивать безопасность всех купальщиков и ныряльщиков. Но здесь не спасатели нужны для перестраховки детей, а милиция с протоколами на самих родителей.
К сожалению, у белорусских осводовцев и эмчеэсников нет полномочий налагать штрафы, это полномочия милиции и лесхоза. А надо было бы на законодательном уровне наделить и первых таким правом да сумму наказаний увеличить в разы. Может, тогда бы что-то дошло? Или нет?

Теперь насчет мусора. Земли вокруг озера принадлежат лесхозу, и он протоколы составляет регулярно. Во время наложения запрета на посещение лесов туда в любом случае нельзя заходить. Пока этого нет, никто не тронет. Но, опять же, при условии, что ты придешь как культурный человек. А насколько мы культурные, я уже говорила. Да, а контейнеры никто не обязан и не будет там устанавливать опять же по причине того, что это не зона отдыха.

И еще один любопытный факт: местных, слава Богу, среди погибших нет. Они не ходят сюда, ума хватает! Я слышала об этом от представителей завода в Красносельском. Это же подтверждает и Сергей Смоляк, за девять лет его работы в Любанском ОСВОДе все утонувшие в карьере были из числа приезжих — из Слуцка, Солигорска, России и больше всего минчан. В 2019-м это был 25-летний житель столицы. Ночью 24 августа парень, оступившись с самодельного трамплина, упал в воду с высоты около семи метров и не вынырнул. Его тело водолазы Солигорской спасательной станции нашли на глубине 17,5 метра только на следующее утро. И вот скажите, что еще должно произойти, чтобы до ума людей дошло: их жизнь и ее спасение зависят прежде всего от них самих.

Фото на фоне

Некоторые туроператоры, как я говорила, особенно российские, прямо зазывают на меловые карьеры Беларуси. Не знаю, имеют они от этого какую-либо выгоду, но рекламы в интернете много. Я решила узнать, а разрешены ли посещения «Мальдив» у нас, и если да, то для кого?

Про экзотику на Любани пока помолчу, там народ нужно еще приструнить. А вот начальник отдела спорта и туризма Волковысского райисполкома Наталья Чумакова пояснила: для посещения туристов, в том числе иностранных, определена одна линза меловых карьеров, принадлежащих предприятию «Красносельскстройматериалы», но для этого нужно связаться с инструктором, курирующим этот вопрос. Тогда можно будет посмотреть на карьер и сфотографироваться, не более. Смотровая площадка сейчас на стадии разработки проектно-сметной документации. Пока ее не обустроят, услуга бесплатна. С вводом площадки придется за экскурсию платить. Только есть еще одно но. Посещение меловых карьеров войдет в маршрут производственного туризма, к объектам которого относятся музей поселка Красносельский и санаторий «Пралеска», принадлежащий заводу, ну и само производство. Так что смотрите, пожалуйста!

В карьерах запрещено купание, даже посещение под запретом. Нет и разрешенных автостоянок.

За это полагается штраф. При несчастном случае оказать экстренную помощь и спасти человека на таких объектах крайне сложно.

УРОВЕНЬ ОПАСНОСТИ ОЧЕНЬ ВЫСОКИЙ

Причина — возможное обрушение берегов, скользкое дно и большая глубина. Мокрый мел может втянуть, как трясина. К тому же он не может положительно влиять на кожу. А если случайно глотнуть воды, как иногда бывает?

Источник



Знакомьтесь: Беларусь. Часть 7. Голубые озёра

Обычно путешествие на Блакитные озёра проходит так. Все проходят по экологической тропе до смотровой площадки, кричат там хором «ГА-А-А-ЛЯ-А-А!, купаются в озере Глубля, омолаживаются*. Потом пикничок под коньячок и назад, на стоянку, где нервно курит, похаживая туда-сюда, водидель экскурсионного автобуса. Многие вообще приезжают просто на пляж. Много дачников. Бывшая дикая глухомань постепенно превращается в курортную зону. В окрестных деревнях выкуплены все пустующие участки и активно строятся новые дома. Альшево, Грумбиненты, не говоря уже про Вайшкуны. Кого там, говорят, только нет. И этого нет и того… А вообще и Песняры там, и Гостюхин, дома от минских элитных застроек не отличаются, только земли побольше и красота неописуемая. Но, как говорится, кто на что учился…

Мы по-скромненькому: пешком на озеро Балдук и обратно. Последний раз я проходил этим маршрутом 11 лет назад, когда ещё цифровых фотоаппаратов не было. Интересно было вспомнить и сравнить.

*Картина маслом-1. Ходит легенда, что вода из озера Глубля омолаживает.
Приехали на Глублю экскурсанты, обычные работяги. Тёточки предпенсионного возраста, не снимая юбок, залезли в воду по пояс и стоят, шепчутся. Мужики уже выпили по стаканцу, им общения захотелось, ну и полезли они тёток из озера вытягивать. А те ни в какую. Кричат: — не трогайте нас, мы омолаживаемся!

Итак, машина благополучно нашла своё место на стоянке, уплачен экологический сбор в размере 10 тысяч с лица (чуть больше доллара)*, и мы пошли. Начало тропы выглядит презентабельно, сделан «евроремонт»: стенды с информацией, перила на спуске. В общем отличия от подобных троп в Европе нет.**

Источник

Adblock
detector