Меню

Озеро белое вологодская область храм

Белое озеро: мелкое, древнее, безграничное

Это озеро в Вологодской области можно рассмотреть даже на глобусе — круглое голубое пятнышко на северо-востоке Европы. Возле него испокон веков жили люди и история его накрепко связана с историей нашей страны.

Откуда название?

Почему озеро называется «Белое»? Не потому, что в конце осени замерзает, а вскрывается только в начале мая. На сегодня общепринятая версия происхождения названия — буквальный перевод с вепсского. Вепсы называли озеро Vaugedjärv — «Белое озеро».

В Географическом словаре Российского государства Афанасия Щекатова (издан в 1807 году) написано: «Оно (Белоозеро) довольно глубоко, имеет чистую воду и каменистое, по большей части глинистое дно. Сия глина, будучи бела и весьма мелка, перемутясь во время погоды с озерной водой, дает ей белый цвет».

Шторм на Белом озере. Фото Сергея Рассказова

Любопытное явление можно наблюдать здесь после заката: небо над озером черное, а вода словно со дна светится фосфоресцирующим светом, сначала слабым, затем разливающимся по всей поверхности, белым, мерцающим, переливающимся…

Какая связь с Каспийским морем?

Белое озеро находится на западе Вологодской области, посредине между Онежским озером и Рыбинским водохранилищем. И оно — большое. По размерам занимает седьмое место среди крупнейших озер Европы после Ладожского, Онежского, Венерн (Швеция), Псково-Чудского, Веттерн (Швеция) и Сайма (Финляндия).

И сразу парадокс: это озеро относится к водной системе (бассейну) Каспийского моря. Как так? Казалось бы, где Вологодчина, а где Каспий… И тем не менее: Белое озеро — Шексна — Волга — Каспийское море.

Церковь в Крохино на реке Шексне у истока из Белого озера. Фото: michael clarke stuff/FlickrCC BY-SA 2.0

В озеро впадает около 60 рек и ручьев. В многоводье их бывает и больше, но немалая их часть к концу лета пересыхает. Единственная судоходная из всех этих рек — Ковжа. Вытекает из Белого озера всего одна река — уже упомянутая Шексна.

Через Белое озеро проходят важнейшие водные пути России. В древности это был вытегорско-белозерский путь, в начале XIX века Белое озеро стало частью Мариинской водной системы, а с 1964 года вошло в состав Шекснинского водохранилища, которое является частью Волго-Балтийского водного пути. Водосбор Белого озера начинает одно из крупнейших ответвлений Волжской водной системы: вода из Беломоро-Каспийского и Балтийско-Каспийского водоразделов попадает в Белое озеро и дальше по Шексне уходит в Волгу и Каспийское море. Иначе говоря, на северо-западе озеро связано с Балтикой, на юго-востоке — с Каспием.

Границы плавают

Площадь озера велика: до 43 километров в длину и до 32 километров — в ширину, но глубина небольшая: в среднем 5-7 метров, есть ямы до 15 и даже до 20 метров. Откуда частица «до» — почему «до 43 км в длину»? Разве нет точных величин? Нет. Границы озера… меняются. Берега низкие, грунты илисто-песчаные, у берега почти на километр — мелководье, поэтому Белое озеро то разливается и расширяется, то опять сужается.

За счет протяженного мелководья у берегов озера образуются очень высокие волны, а ветра здесь сильные и затяжные, особенно осенью. Кораблям к берегу подходить неудобно, спрятаться от ветра и волн негде — бухт и заливов по берегам нет, поэтому судоходство на Белом очень рискованное: сколько торговых барж и парусных кораблей затопило в шторма за всю историю белозерского судоходства, сколько рыбачьих лодок разбило в щепки — не сосчитать! Например, буря 27 августа 1832 года потопила 62 судна!

Для того чтобы обезопасить судоходство, в сороковых годах XIX века вокруг юго-западной части озера, от реки Ковжа до Шекснинского водохранилища, прорыли Белозерский обводной канал длиной 67 километров и шириной 32,7 метра, достаточной, чтобы в нем могли разойтись две баржи, движущиеся в противоположные стороны. Канал частично проходит через город Белозерск, отделяя Белое озеро от городской черты. Сегодня канал используется больше малыми судами.

Какое озеро без рыбы?

На Белом озере влажно и прохладно даже летом. Средняя температура июля всего +18 градусов.

Во все времена на озере было развито рыболовство. На берегу располагался государев Рыбный двор, на котором особые приставы наблюдали за рыбным промыслом и собирали дань с рыбаков. У Белого озера есть особенность: зимой здесь не происходит заморов рыбы, то есть она не гибнет от кислородного голодания. Поэтому здесь водятся чувствительные к аэрации вод рыбы — снеток и ряпушка. Первое рыбохозяйственное описание озера в 1875 году зафиксировало здесь 18 видов рыб. В XIX веке в Белом озере водились стерляди и осетры, иногда заплывали сюда и белуги.

Сейчас осетровых в озере нет, но видовой состав насчитывает 29 видов, и промыслового статуса Белое озеро не утратило. Самым рыболовным считается северный берег. В водах Белого озера ловится судак, снеток, щука, лещ, берш, синец, чехонь, ерш, плотва, окунь, уклея, налим, жерех, красноперка, ряпушка, язь, карась, линь, голавль, густера, елец, пескарь. Самой ценной рыбой ценители на сегодня признают белозерского судака: крупные экземпляры достигают 10 и даже 12 кг.

В озере живет 170 разновидностей водорослей. Берега заболочены и покрыты лесами, береговой полосы практически нет, поэтому подход к воде и выход к самому озеру затруднен.

Озеро и люди

Люди живут по берегам Белого озера с глубокой древности.

Крупные населенные пункты, которые сейчас находятся по периметру озера: Белозерск, Троицкое (Киснема), Ухтома, Крохино, Липин Бор. Раньше было больше: много деревень, сёл и даже городов затопило во время большой стройки водохранилищ.

Летописный город Белоозеро когда-то был расположен на северном берегу, в местности Киснема. Сюда, согласно «Повести временных лет», в 862 году прибыл один из братьев-варягов Синеус. Призвали троих: Рюрика, Синеуса и Трувора, вот князь Синеус, по мнению историка Николая Карамзина, поселился с дружиной в этих самых местах. Ученые продолжают спорить об историчности самих персонажей — Трувора и Синеуса, но как бы то ни было, Белое озеро в летописях упоминается именно в связи с жизнью славян IX века.

Белозерск, вид на озеро. Фото Ксении Андреевой

Долго эти земли принадлежали киевским князьям, позже Белоозеро было перенесено на южный берег, а при Михаиле Федоровиче Романове вошло в состав Российского царства.

Многие видели фотографии или даже сами фотографировали с туристических теплоходов выступающие из воды остатки затопленной церкви Рождества Христова в Крохине. Храм 1780 года находится в самом начале Шексны в Белом озере. Затоплен был, когда создавался Волго-Балтийский водный путь. Сейчас волонтеры пытаются если не восстановить, то хотя бы законсервировать разрушающийся храм, состояние которого ухудшается на глазах.

Удар по экологии

К сожалению, по данным ученых, хозяйственная деятельность человека уже многие десятилетия меняет экологию Белого озера не в лучшую сторону. Лесная и деревообрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, коммунальное хозяйство — из-за попадания их отходов в воды происходит токсикологическое и органическое загрязнение, ускоряются темпы эвтрофирования (ухудшения качества воды из-за избыточного поступления в водоем так называемых «биогенных элементов»), снижается видовое богатство и видовое разнообразие обитателей озера.

Водоснабжение, судоходство, рыболовство — все это тоже не лучшим образом влияет на состояние водоема. Сюда же — воздействие с воздуха: от одного из крупнейших промышленных центров Русского Севера, Череповца, воздушные массы приносят к Белому озеру вредные соединения, которые выпадают с дождем и снегом и остаются в воде.

Затопленный лес у Белого озера. Фото: Iluha81/WC CC-BY-3.0

Ежегодно углубляют судоходные участки озера, в результате донные отложения размываются, в воду попадает медь, содержащаяся в них, мелкая глинистая взвесь, это тоже наносит серьезный урон экосистеме.

Самое сильное вмешательство человека в судьбу озера произошло в середине ХХ века, после реконструкции Крохинской плотины в 1963–1964 годах, когда Белое озеро вместе с рекой Шексной стало частью Шекснинского (Череповецкого) водохранилища. Прежняя площадь озера — 1126 квадратных километров увеличилась после затопления до 1284 квадратных километров. Почти на два метра, с 2,2 до 4,1 метра, вырос средний уровень воды. При этом прозрачность воды снизилась в 1,7 раза.

После искусственного подпора вод в районе впадения основных притоков озера — Ковжи и Кемы — образовался Ковжинский разлив.

Спокойное место

И все же Белое озеро по сей день остается красивейшим местом, по-прежнему привлекающим туристов и рыбаков, которые едут сюда за прекрасными видами, уникальной природой и хорошим уловом. Добираются, как правило, от Череповца (166 километров) или от Вологды (171 километр) до Белозерска, который расположен на самом берегу. Едут, чтобы познакомиться и с самим городом — одним из древнейших городов Руси, с его кремлем, валами, насыпанными еще при великом князе Иване III в XV веке, храмами, музеями, и с жизнью «белозёров» — неспешной и размеренной, полюбоваться на прекрасные закаты над озером, прокатиться на лодке, катере или теплоходике по каналу или по речкам, или по самому озеру, узнать больше о флоре и фауне этого необыкновенного места. Кто-то едет, чтобы поучаствовать в археологических раскопках или в восстановлении памятников архитектуры, а кто-то просто для того, чтобы искупаться и отведать белозерского судака. Здесь красиво и спокойно. Как сто, двести, пятьсот и тысячу лет назад.

Читайте также:  Ярослав стельмах химера лісового озера або митькозавр із юрківки твір

Источник

Озеро белое вологодская область храм

Храму Рождества Христова в Крохино в 2018 году исполняется 230 лет. Чтобы отметить это событие, мы собрали воедино материалы по истории храма, которые по крупинке собирали с 2009 года.

Некоторые материалы и фотографии мы ни разу не публиковали, всё ждали повод. И вот он настал.

Вид на посад Крохино и церковь Рождества Христова с р. Шексны. Фото начала ХХ века, автор неизвестен

Церковь Рождества Христова в посаде Крохино заложили в 1788 году на левом берегу реки Шексны. Она была окончательно достроена к 1820 году на средства прихожан и имела четыре престола: в нижнем этаже — Рождества Христова (в храме), Петра и Павла и Николая Чудотворца (в трапезной); в верхнем этаже — Воскресения Христова.

В Новгородском сборнике 1865 года под редакцией Н. Богословского мы читаем:

О внешнем виде храма

Композиция «кораблём» была составлена из одноглавого храма типа «восьмерик на четверике», четырёхъярусной колокольни и соединяющей их трапезной. Церковь имела двухэтажный гранёный алтарь с едиными плоскостями граней для тёплого храма, расположенного на первом этаже, и холодного на втором. Апсида завершалась фигурной кровлей с небольшим гранёным куполом.

Крохинский храм был обнесён невысоким заборчиком с трёхчастными воротами. Во второй половине 19 века вокруг колокольни пристроили двухэтажную паперть.

Церковь во имя Рождества Христова в Крохине. Фото С. М. Прокудина-Горского, 1909 г.

Наружное убранство фасадов храма характерно для позднего барокко. Формы декора отличались плоскостным характером и жёстким рисунком. Фасады симметричны по композиции: четверик храма в три оси окон, трапезная – в четыре. Углы четверика, трапезной, колокольни и паперти были обработаны поэтажными филёнчатыми пилястрами, а углы восьмерика охвачены огибающими пилястрами.

Все проёмы на фасадах (за исключением арочных в колокольне) имели лучковые перемычки и были оформлены рамочными наличниками с ушами и трёхчастными клинчатыми замками. Окна первого света второго этажа храма были выделены фигурной формой ушей. Первый этаж был отделен от второго междуэтажным карнизом упрощённой профилировки. Четверик и восьмерик храма завершены более сложным карнизом, карниз четверика обогащён сухариками (выступами-брусками). Аналогичный мотив использовался в карнизе трапезной и паперти.

Четверик храма при помощи ступенчатых тромпов нёс восьмерик, перекрытый сомкнутым сводом. Перекрытия первого этажа храма и бесстолпной трапезной на обоих этажах были плоскими по балкам. Откосы окон первого света на втором этаже храма были обработаны штукатурными филёнками. В основании и завершении восьмерика проходили лепные карнизы.

Церковь сложена из кирпича размером: 28/31 х 15/16 х 7,5/8,5 см, система перевязки верстовая. В кладке паперти система перевязки такая же, размер кирпича: 27/27,5 х 13 х 7/8 см.

В алтарной части храма на сохранившейся западной стене до сих пор различимы несколько фресок: фрагмент Всевидящего ока, силуэты святых, дискос, сосуд и лжица. Почитать о них подробнее можно

мы расшифровали клеймо ДИНД с храмовых связей — и выяснили, например, что железо в Крохино везли аж с Урала, с заводов семьи Демидовых в Пермской губернии.

Деревянный резной иконостас из верхней (летней) церкви. Из книги Н. Макаренко «Путевые заметки. Наброски о русском искусстве. Выпуск 1. Белозерский край»

Эта фотография крохинского иконостаса была обнаружена нами в фотоархиве Института истории материальной культуры Российской Академии Наук. С неё (а также с лёгкой руки нашего волонтёра Юры Антонова) начались наши архивные поиски — и они активно продолжаются. К примеру, наш архитектор Станислав Таранов предполагает, что у двух других белозерских храмов, вероятно, был один и тот же архитектор, что и у крохинского храма. В связи с этим надежда обнаружить информацию об архитекторе храма увеличивается втрое.

О стоимости храма и принадлежащих ему построек

Согласно страховой оценке, произведённой в 1910 г., церковь вместе с иконостасами и колокольней оценена в 22,5 тыс. руб., что в пересчёте на современный курс составляет больше 30 млн рублей. Для сравнения: соседняя Крохинская кладбищенская церковь Всех Скорбящих 1878 г. постройки была оценена вместе с иконостасами и колокольней всего в 1 тыс. руб. (1.335.000 современных рублей).

Из материалов Страховой оценки:

[л. 1]
СТРАХОВАЯ ОЦЕНКА
июня 3 дня 1910 года мы, нижеподписавшиеся, производили оценку строений, принадлежащих Крохинской Христорождественской церкви, что в посаде Крохино 1го благочиннического округа, Белозерского уезда, Новгородской епархии.
При осмотре строений оказалось, что Крохинской Христорождественской церкви принадлежат нижеследующие строения

1. Крохинская Христорождественская церковь двухэтажная – каменная, снаружи оштукатурена и крашена известью, внутри оштукатурена и крашена масляною краскою, покрыта железом, окрашенным зеленою масляною краскою. Длина церкви, считая и колокольню 19 саж ¼ арш., наибольшая ширина 5 саж. 13 вершк., высота до верха карниза 8 ½ саж. На церкви имеется одна большая глава, крытая железом. Всех больших окон 52 шт., малых (на главе) 4 шт. Дверей наружных створчатых обшитых железом 2 шт., внутренних обшитых железом 1 шт. и филенчатых 3 шт. [Нрзб] иконостас в нижнем этаже длиной 4 саж. 1 арш. 10 верш., высотой 1 саж. 4 арш. (оценен в 1500 руб.), боковой северный длиной 3 саж. и высотой 1 саж. 1 арш. (оценен в 1500 руб.), южный такой же длины и высоты (оценен в 1500 руб.). Иконостас в верхнем этаже длиной 5 саж. 1 арш., высотой 4 саж. 2 ар. (оценен в 2000 руб.). Церковь отапливается тремя кирпичными печами (из них 1 обшита железом). Колокольня в 2 яруса общей высотой до верха карниза 3 саж. Вблизи церкви чужих жилых строений [л. 1об] не имеется. Церковь построена в 1820 году. Строение хорошо сохранилось. Оценена вместе с иконостасами и колокольней 22500 руб.

2. Сторожка деревянная бревенчатая, крыта дранкой, длина 5 саж. 2 ½ арш., ширина 4 саж. 1 арш., высота 1 саж. 2 ½ арш., окон 9, дверей 10. При ней тесовые сени, длиной 2 саж. 1 ¾ арш., шириной 1 саж. 1 арш., высотой 1 саж. 2 ¼ арш. Построена в 1906 году. Сохранилась хорошо. 400 руб.

3. Часовня в посаде Крохино деревянная бревенчатая, обшита тесом, крашеным масляною краскою, покрыта железом, окрашенным зеленою масляною краскою, длиной 3 саж., шириной 3 саж., высотой 1 саж. 2 арш., окон 4, дверь 1. Построена в 1883 году. Сохранилась хорошо. 50 руб.

Оценку производили:
и.д. благочинного 1 окр., священник Михаил Н[нрзб]ский
Помощник благочинного священник А. Л[нрзб]ский
Каргулинской Троицкой церкви священник Петр Смирнов
Крохинской Христорождественской церкви
священник Иоанн Щукин
диакон Александр Георгиевский (?)
церковный староста Ив. [нрзб]
представители прихожан
посадский староста А. Губанов (?)
Г. Николаев

О судьбе храма после его закрытия

В 1937 году храм Рождества Христова в Крохино был закрыт. С тех пор в нём располагались клуб, сельскохозяйственная мастерская с сушильней сена, склад колхоза «Строитель коммунизма».

В сентябре 1940 года ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР приняли постановление о строительстве Волго-Балта — водного пути, соединившего Волгу с Балтийским морем. Для расширения водного бассейна было принято решение затопить более 700 населённых пунктов. В их числе было и село Крохино.

Подготовка села Крохино к затоплению. Большинство домов уже перевезены, сады вырублены. В храме Рождества Христова размещен маяк зоны затопления. Фото из домашнего архива В. Колесовой, 1956 год.

Из паспорта Крохино 1990 г:

«В 1960 г. Территория вокруг церкви была залита. Разрушена полукруглая апсида. Не сохранились главы храма и колокольни. Сломаны перекрытия трапезной и верхних ярусов колокольни. Утрачено убранство интерьеров.

Реставрационные работы не проводились.

В настоящее время церковь стоит в воде, ранее располагалась на левом берегу реки Шексны, вытекающей из Белого озера».

Благодаря маяку, размещенному над куполом, Христорождественский храм в Крохино не был уничтожен перед затоплением, как все прочие храмы, которые располагались на будущем водном пути Волго-Балта.

Это подтверждают архивные документы, — в частности, «учётная карточка церкви д. Крохино»:

Так на некоторое время храм стал техническим объектом, означающим устье реки Шексны и вход-выход из Белого озера.

Лоция водного пути в районе истока реки Шексны из Белого озера, 1950-е годы. Крестиком на карте обозначен крохинский храм, а пунктирами — траектория распространения света лампы маяка.

После затопления в конце 1950-х годов и вплоть до 2000-х годов не предпринималось деятельных попыток сохранения храма Рождества Христова в Крохино — и под воздействием волн и льда он постепенно разрушался.

Храм в 1989 году. Фотография А. Джуса

В 2009 году был создан наш благотворительный волонтерский проект, целью которого стало сохранение и консервация уникальной затопленной церкви. В перспективах проекта – обустройство мемориальной путевой часовни в нижнем ярусе колокольни храма и стилизация маяка в верхнем ярусе.

На сегодняшний день нами уже разработан проект сохранения храма-маяка (архитектор Станислав Таранов):

Читайте также:  Участки в поселке лесные озера

230 лет — это много или мало? Мы не знаем. Но мы очень рады, что есть люди, с которыми можно поделиться этой датой.

Хотим ещё раз поздравить всех вас, неравнодушных к судьбе крохинского храма. Фонд «Крохино» проделал огромную работу для того, чтобы защитить храм, но без вас мы бы не смогли. Спасибо!

Издание Новгородского Статистического Комитета под редакцией Н. Богословского. Новгород. 1865 г.;

Страховые оценки Крохинского прихода Белозерского уезда Новгородской губернии. 1910 г. (РГИА фонд 799, опись 33, дело 1066);

Учётная карточка церкви д. Крохино (ГАРФ. Ф.6991. Оп.2. Д.331. Л.249);

Церковь Рождества Христова. Паспорт объекта. (Дата составления паспорта: ноябрь 1990 года. Составитель: искусствовед Г.К. Смирнов).

Источник

Озеро белое вологодская область храм

Утром мы позавтракали в отеле и поехали из Карелии обратно в Центральную Россию. Снова под колесами машины шуршал гравий, снова в окнах с обеих сторон ярко зеленели густые карельские леса. Карельская природа даже подарила нам короткую встречу с местной фауной: прямо перед нами дорогу перебежал заяц, и мы даже успели его немного рассмотреть. По крайней мере, мы уверены, что это был именно заяц, а не кошка и уж точно не обещанный еще в Вологде лось (что, может быть, и к лучшему).

Дима и дядя Володя распределили между собой участки пути и сменяли друг друга на посту водителя. Нам предстояло проехать сегодня более 800 км, поэтому каждая минута была дорога. Мы перекусывали прямо на ходу и запивали гадостной водой из Марциальных вод. «Тебе желудочной или сердечной?» — уточняла тетя Марина, прежде чем передать бутылку. Обе из-за их насыщенности железом приобрели мутный рыжеватый оттенок, и было похоже, будто мы набрали их из ближайшей лужи, что не прибавляло желания заниматься водолечением даже в отсутствие какой-либо другой питьевой жидкости.

Мы въехали в Вологодскую область, и меня с удвоенной силой объяло волнение. Приближалось мое Крохино, которое особо никого больше не интересовало, поэтому тут проверялась моя везучесть: попадется ли мне какой-нибудь человек с лодкой и согласится ли он отвезти нас к церкви.

Особые отношения с Крохино у меня длились уже несколько месяцев, но пока дистанционно, что мне очень хотелось исправить. И вот маршрут этого путешествия Дима по моему заказу специально проложил мимо Крохино. Когда-то ради одной торчащей из воды колокольни я уже затеяла поездку в Калязин, которая потом по цепочке событий в итоге вылилась в нашу с Димой свадьбу. Поэтому тематика затопленных ради глобальных целей городов и деревень мне была уже знакома и почему-то очень меня волновала. Хотя стоит, наверное, перечитать «Прощание с Матерой», чтобы понять, почему. Был, например, городок, где веками жили люди, хоронили своих родителей, растили детей, строили дома, церкви, а вместе с этим формировали свой присущий только этой местности уклад жизни, свою уникальную мини-культуру. И вот потом ради возведения какой-нибудь ГЭС людей расселяют, дома разбирают и все навеки покрывается толщей воды. Был город — и нет его. Казалось бы, что в этом такого: всего один маленький город. Но разве не из таких же городов состоит вся Россия?

Так вот, после Калязина я узнала про Мологу, но ехать туда меня Дима отговорил, потому что там толком ничего нет, кроме запоздалой таблички «Прости, Молога!». Мне было интересно, существует ли что-нибудь еще вроде Калязина, где от затопленного поселения остались какие-нибудь следы. И тут мы совершенно случайно посмотрели фильм «Калина красная». И я просто дар речи потеряла, увидев кадры, как главный герой проплывает на «ракете» мимо этого чуда!

Я не смогла лечь спать, пока не выяснила, что церковь посреди воды — это церковь Рождества Христова в затопленном Крохино. Село располагалось как раз на месте древнего Белоозера и само имело достаточно богатую историю: деревня Крохино известна еще с XV века, в дальнейшем село благодаря своему расположению стало важным торговым центром, а в 1777 году Екатерина II переименовала село в посад, что давало его жителям городские права и освобождало от крестьянских повинностей.

Со строительством в 1846 году Белозерского канала посад Крохино потерял своё значение для торговли и былой достаток. В 1961 году было заполнено Шекснинское водохранилище, и от Крохино осталось то, что от него осталось: одна только церковь, стоявшая некогда на возвышении. Из-за того, что совсем близко проходит фарватер, фундамент церкви постоянно подмывают волны, вследствие чего она постепенно разрушается. Но в 2011 году возникла группа волонтеров, которые и по сей день ездят к церкви, укрепляют насыпь вокруг нее цементом и кирпичами. У волонтеров есть целый поэтапный план возрождения церкви: они мечтают восстановить ее и сделать туристическим объектом, но мне кажется, что будет очень хорошо, если удастся хотя бы просто уберечь имеющиеся на настоящий момент руины от дальнейшего разрушения и сохранить их как памятник затопленным городам, чтобы один только вид опустевшей церкви-корабля предостерегал потомков от повторения подобного в наше время. Например, от затопления в перспективе поселка Тура Красноярского края при строительстве Эвенкийской ГЭС.

Вот примерно такие мысли у меня были по дороге в Крохино. А еще я очень переживала, что мы задержимся из-за ожидания паромов, и на несуществующие села уже не будет времени: лишь бы добраться сегодня в здравствующий и активно принимающий туристов Мышкин.

Но проверку на везучесть я определенно прошла: все паромы мы проскочили так, как будто они ждали нашего приезда. Мы три раза подъезжали как раз под погрузку, и Дима очень радовался, снова и снова напоминая, что это были его участки пути, а значит, это он так точно привез нас к паромам. Мы погрузились на тот самый паром после села Липин Бор, и справа можно было увидеть крохинскую церковь, а слева — стоящую в камышах цаплю.

Но цапель за свою жизнь я насмотрелась предостаточно, и меня больше волновало совсем другое. «Лодка, лодка, лодка, полцарства за лодку!» — бессмысленно вертелось у меня в голове. Я спросила у паренька, который работал на пароме, нет ли у паромщиков лодки. Он сказал, что нет, если только у охранников спросить. Мы сошли на берег, и у деревянной будки охранников я с удовлетворением заметила две лодки с моторами и показала их Диме. Осталось только найти хозяев. Навстречу как раз не спеша шли три мужика, явно не с парома и не на паром. «Здравствуйте! А там не ваши лодки стоят?» — сказала я сразу всем троим как можно громче, чтобы мужики вообще заметили, что я с ними разговариваю. Один кивнул на другого, и тот поинтересовался: «А вам зачем? Арендовать хотите?» По компании пробежал легкий смешок. «Не совсем. Вы не могли бы нас отвезти туда. к церкви очень хочется.» — я звучала наверняка жалко и не очень убедительно, нужно было срочно приводить главный аргумент. «Мы заплатим!» — и мужик сразу с пониманием отнесся к нашему желанию подплыть к церкви, сделал рукой жест типа «щас все будет» и попросил немного подождать. Мы рассказали все родителям и скучковались у воды. Я радовалась, но при этом меня одолевало неприятное чувство. Ситуация с мужиком и лодкой напоминала американский фильм, где все можно купить, стоит только сказать «я плачу!». Я же привыкла платить там, где продается, а не там, где я хочу, чтобы продавалось. Но на весах стояло с одной стороны Крохино, а с другой стороны какое-то непонятное чувство, которое и названия-то не имеет.

Мужик пошел со своими товарищами в гараж, наличие которого я вообще раньше не замечала, потоптался там с ними и вернулся уже с видом коммерсанта. Он, видимо, совсем не был против подзаработать, и никакие лишние чувства ему не мешали. Он объявил свою цену — 500 рублей, мы сразу согласились. Оказалось, его лодка стояла не у парома, а в лодочном гараже чуть поодаль. Мужик пригнал лодку к месту, где мы стояли, помог нам зайти и всячески старался выполнить свою услугу лучшим образом. В лодке не хватало одной скамейки, поэтому мы с дядей Володей уселись у самой воды рядом с мотором, а Дима с тетей Мариной сели на единственную скамейку. При этом нам пару раз приходилось перебегать по лодке, чтобы пустить нашего провожатого к мотору, который он заводил, а потом управлял приспособленным спереди рулем.

Знакомый с детства ветер в лицо под рев мотора — только вокруг не Дон, а Шексна. «Нас только поближе подвезти, чтобы мы могли посмотреть и сфотографировать. На сам остров можно не высаживаться, а то еще там что-нибудь обвалится».

«За столько лет не обвалилось, а сейчас обвалится?» — возразил хозяин лодки. Я могла бы его поправить, что вообще-то за последнее время церковь очень даже обвалилась, но он уже подрулил к островку и перед нами мгновенно выросли кирпичные руины.

Читайте также:  Приложение карта глубин ладожского озера

Источник

Последние крохи

«Руина» — так называется пространство в Музее архитектуры имени Щусева в Москве. От Рождественского храма в Крохино, фильм о котором здесь презентовали, тоже остались только руины.

Анор Тукаева и другие волонтеры уже 10 лет приезжают туда, где река Шексна вытекает из огромного Белого озера, и делают все, чтобы храм не разрушился окончательно. Возможно, он и не дошел бы до наших дней, если бы не их усилия.

Чем уникален храм в бывшем селе Крохино? Это единственная из церквей, которая стоит посреди воды (в Калязине, например, сохранилась только колокольня).

Во время большой стройки водрохранилищ были затоплены десятки храмов, монастырей, деревень, сел и даже городов. Где-то оставались кирпичные остовы, но и их постепенно стачивала вода. А этот храм как-то дожил до наших дней, постоянно напоминая о себе. Его за эти годы увидели миллионы, всякий раз высыпая на палубу туристических теплоходов, которые курсируют по Волго-Балту.

Для «Родины» это знаковое место — впервые с воздуха крохинский храм сфотографировал Александр Джус. Потом эта фотография появилась на обложке мартовского номера журнала в 1993 году. А в 2017-м мы вновь сняли церковь с воздуха — уже на видео — и представили свой фильм «Спасение утопающего».

Новый документальный фильм, который сделали сами волонтеры, называется «Незатопленные истории Белого озера». Им удалось собрать воспоминаия бывших жителей Крохино, которое расселили и затопили в 1960-х. Дома или перевезли или разрушили, а Рождественскую церковь оставили прямо в воде. Сначала она служила в навигационных целях — как маяк, а затем стала медленно разрушаться.

Если бы не дамба, которую волонтеры вручную возвели вокруг храма, вода доломала бы его. Но работа здесь не прекращалась все эти годы. И руины устояли.

. А в «Руине», в самом центре Москвы, старушечьи голоса вспоминают свое Крохино, которое не как, а действительно в воду кануло полвека назад:

— Работали так, что день и ночь спокою не было! Господи, сколько мы тут оставили..

— Все помню, ага. Кто где жил, кто чего.

— Шесть улиц, седьма сама длинна была.

— Почти все поначалу говорили, что ничего не помнят или не хотят рассказывать, — рассказывает после премьерного показа о том, как по крохам собирали воспоминания Анор Тукаева. Она в 2009-м, увидев крохинский храм, не прошла мимо, а стала возвращаться к нему каждый год и теперь возглавляет благотворительный фонд. — Это казалось странным, но потом мы поняли, что люди действительно до сих пор переживают, это для них не пережитая история.

И все-таки белозерцев — а многих из Крохино переселили именно в Белозерск — удалось разговорить, они показали семейные альбомы, в которых сохранились фотографии села и храма.

— Среди тех историй, что есть в фильме, нет какой-то главной, — говорит Анор. — Нам важно было показать, что у всех разные мысли и о жизни, и о селе, и о храме. И собрать все воедино было трудно. Это как лоскутное одеяло.

Крохинский храм многие впервые увидели в фильме Василия Шукшина и Анатолия Заболоцкого «Калина красная», когда Егор Прокудин проплывает мимо на судне с подводными крыльями. Журналист Леонид Парфенов, побывавший на премьере, отметил, что по тем временем Шукшин с Заболоцким сделали почти невозможное — показали храм с разных ракурсов в течении нескольких секунд.

Про «Незатопленные истории Белого озера» Парфенов отзывается так: «Хорошо, что фильм сделан безыскусно. И хорошо, что он оставлен, как документ».

Сам Парфенов вместе с режиссером Сергеем Нурмамедом крохинскому храму тоже уделили много внимания в своем фильме «Цвет нации», который был снят в 2013-м и показан на Первом канале, а сейчас доступен в YouTube. В своем фильме Парфенов посетил места, которые фотографировал в цвете в начале ХХ века известный фотограф Сергей Прокудин-Горский. В том числе, и храм в селе Крохинский посад.

— Конечно, это очень сильный образ утраченной России. Не только в архитектурном смысле, но и в смысле отношения людей, — говорит Леонид. — Ведь до такой степени они потеряли связь с землей, со своей историей, ощущением этого места своим, что относились ко всему, как временщики, как те, кому ничего здесь не нужно. И это горький урок для всех, в том числе, для меня, как уроженца Вологодской области. Ведь были люди, которые этот храм ставили, им было это для чего-то нужно. И что случилось с последующими поколениями, которые не считали нужным его сохранять.

Парфенов и в «Цвете нации» отмечает, что когда-то эти земли «кормили себя сами», а теперь.

— Теперь непонятно, зачем они вообще существуют. И без федеральных или региональных трансфертов там просто не выжить. Пенсионерское население здесь уже ничего не может производить. Оттуда ушла жизнь. Ну, какая же это деградация страшная русской цивилизации, которая произошла в месте, где когда-то было одно из ее сердец.

Причина, по словам Леонида, в том числе, и в том, что «у нас за 100 лет третья страна, и это не проходит бесследно»:

— Поэтому мы не чувствуем своей ответственности за то время, не чувствуем его своим, нам это не передано, как завет предыдущих поколений. Ну, так не может быть, когда одни возвращаются с Отечественной войны 1812 года и ставят в своей (и моей) родной деревне церковь, а спустя 150 лет другие ее разрушают. Значит, это совсем другие люди.

. Те, кто пытается сохранить крохинскую церковь — тоже другие. Им почему-то оказалось не все равно. Они почему-то решили остаться здесь, а не пройти мимо, покачав головой или сделав фото на память.

Восстанавливать храм на острове вряд ли теперь есть смысл. Важнее сохранить то, что осталось до наших дней, зафиксировать, а в колокольне разместить маяк, как и значится в волонтерском проекте. Не столько для навигации, сколько в память о таких же храмах и селах, ушедших на дно и для напоминания, что и русская цивилизация может так же исчезнуть.

Источник



Крохинская церковь на реке Шексне

Крохино — бывшее село в Белозерском районе Вологодской области. Находилось в 17 км к востоку от Белозерска на левом берегу реки Шексны, у её истока из Белого озера. Широко известно благодаря печальной судьбе: село было затоплено при заполнении Шекснинского водохранилища в начале 1960-х годов. От него осталась лишь полуразрушенная церковь Рождества Христова, построенная в конце XVIII века, и до сих пор возвышающаяся над водой, но из года в год все более разрушающаяся.

Крохино, церковь Рождества Христова

Вид церкви в 1909 году. Автор: С.М. Прокудин-Горский (источник)

Деревня Крохинская впервые упоминается в 1426 году. При строительстве Мариинского водного пути село Крохинка, принадлежавшее Ферапонтовому монастырю, получило название «Крохинская пристань». На пристани производилась перегрузка товаров с речных судов, ходивших по Шексне, на озёрные, выходившие в Белое озеро, а жители работали лоцманами и шкиперами, перегружали товары, изготавливали и продавали принадлежности для судоходства. В 1777 года указом Екатерины II Крохинская пристань переименована в посад. Жители Крохино были освобождены от крестьянских повинностей и получили городские права. В 1846 году был построен Белозерский канал в обход озера, начинавшийся в 10 км ниже Крохино. Пристань была закрыта и посад быстро потерял своё значение для торговли, а с ним и достаток.

В 1961-1962 годах было заполнено Шекснинское водохранилище, образованное строительством Шекснинской ГЭС, и ставшее частью Волго-Балтийского канала. Из-за этого уровень воды в реке Шексне поднялся на 5 метров и Крохино оказалось в зоне затопления. Дома и жители перемещены в другие населённые пункты. Над водой осталась только каменная церковь Рождества Христова, находившаяся на возвышении. Сейчас суда, следующие по реке Шексне в Белое озеро и наоборот, проходят в нескольких десятках метров от стен церкви, по специально углубленному фарватеру.

Крохино, церковь Рождества Христова

Вид церкви в 1970-х годах (источник)

Под воздействием воды и волн от проходящих судов, ледостава и ледохода стены церкви стали постепенно разрушаться. К 1980-м годам была разрушена кровля колокольни и трапезной, к 2000-му году обрушилась часть западной стены трапезной, от восточной части храма осталась только западная стена. Летом 2010 года окончательно обвалился юго-восточный угол, просела и начала рушиться колокольня. В конце 2013 года, во время шторма на Белом озере, рухнули оставшиеся части купола.

Крохино, церковь Рождества Христова
Вид церкви в 2001 году. Фото: Михаил Архипов

Крохино, церковь Рождества Христова
Вид церкви в 2015 году. Фото: Михаил Архипов

Крохино, церковь Рождества Христова
Вид церкви в 2018 году. Фото: Михаил Архипов

Источник

Adblock
detector