Меню

Озеро облако башня смысл финала

Урок-исследование: «Голос скрипки в пустоте». В. Набоков «Облако, озеро, башня»

Я верю, что… появится переоценщик, который объявит, что я не был легкомысленной жар-птицей, а наоборот, строгим моралистом, который награждал грех пинками, раздавал оплеухи глупости, высмеивал вульгарных и жестоких и придавал высшее значение НЕЖНОСТИ, ТАЛАНТУ и ГОРДОСТИ.

— Сегодняшний урок – продолжение знакомства с творчеством Владимира Набокова, одного из интереснейших представителей Серебряного века и литературы русского Зарубежья.

По-разному оценивали критики произведения и авторскую манеру В.Набокова. Вот несколько суждений: “Странный писатель, сущность которого остается загадочной”, “Очень талантливо, но неизвестно, для чего…”, “Читателя приглашают полюбоваться… Его никуда не зовут”.

Мы будем интерпретировать рассказ “Облако, озеро, башня”. Попытаемся определить его смысл, наблюдая за символами и деталями, коими богата проза писателя, возможно, выразим свое представление о произведениях В.Набокова. Может, нам удастся выступить в роли переоценщика, о котором писал наш автор ( чтение эпиграфа).

Каковы ваши впечатления от рассказа? Как вы читали Набокова? Можно ли его читать быстро?

— Рассказ понравился. Он вызывает разные ощущения: и восхищение главным героем, его умением видеть и оценить прекрасное, и горечь от содеянного его попутчиками, и удивление мастерством писателя… Читать В.Набокова интересно. Быстро прочесть невозможно. Множество деталей заставляют остановиться, задуматься о прочитанном. А еще хочется перечитать, осмыслить текст.

— С первых строк рассказа мы знакомимся с героями. В чем особенность портретов, которые создает автор? Какие детали особенно запомнились?

— В рассказе нет развернутого портрета главного героя Василия Ивановича. Но детали указывают на авторское отношение к нему. Он скромен, незаметен, деликатен. Внешность его неброская, неэффектная. Он самый обыкновенный. Мы видим выражение его лица, взгляд героя, “умные и добрые глаза”. У него обнаруживается душа, как будто отсутствующая у случайных его “товарищей”. Имя своему герою автор дает обычное – Василий Иванович.

Детали портретов его попутчиков тоже выражают авторское отношение: “лакированный нос”, “огромные рты”, “необыкновенно обильная растительность” на лице, “огромные”, “волосатые” колени, о женщинах – “задастые и непоседливые”. Перед нами описание тела, а не души.

— Как называется портрет, в котором внимание сосредоточено на 1-2 деталях, намерено гиперболизированных?

Карикатура или шарж.

— Каким приемом пользуется автор, рисуя портреты героев?

— Антитезой. Скромности и деликатности Василия Ивановича противостоят нарочито шумные, неприятные, пошлые его попутчики. Их “долговязость” противопоставляется “коротковатости” главного героя, хамство – его кротости. Смысловую близость можно заметить в эпитетах (“кроткий” и “коротковатый”), которыми наделяет автор главного героя.

— В поездке, в минуты свободы, отдыха человек расслабляется и раскрывается наиболее полно. Как проявляют себя герои в путешествии?

— Они играют, но их игры, как и они сами, пошлые, грубые, примитивные, оскорбительные для человека со вкусом, с достоинством. “Славная забава” заканчивается съеданием окурка. Конечно, это должен сделать наш герой.

— Обратите внимание на фразу: “Перекидывались пудовыми шутками”. Шутки могут быть тонкими, легкими и, наоборот, плоскими, грубыми … Пудовыми бывают гири в цирке у силачей. (Кстати, попутчики и внешне напоминают клоунов: “рыжая, несколько фарсового вида вдова”). Цирк – массовое, доступное площадное искусство. Вот почему образы цирка появляются в рассказе.

Василий Иванович тоже любит “поиграть”, но его “шутки” имеют другой характер. Он берет с собой в дорогу томик Тютчева и наслаждается странно звучащей цитатой из стихотворения “Silentium”, балансируя на грани смысла и бессмыслицы. Оказывается, он предпочитает уединение с классикой, испытывает радость от сотворчества.

И участники “увеспоездки” тянутся к искусству. Они поют песню, очень похожую на отрядную речевку. В ней утверждается жизнь в массе, обязательные для всех радости, все вещественное, материальное, массивное. Песенка отвергает “сомнения” и “тревогу”, то есть все индивидуальное, непохожее на других, жизнь души. Следует отметить бедность лексики и рифм, бесконечные повторы, заполняющие пустоты, перечисление нот, бодрый ритм … Поющие лишены вкуса, словесного чутья. “Добрые люди” с “большой дороги” с “толстой палкой” в руках невольно напоминают разбойников.

Таким образом, конфликт между героями неизбежен. Как он развивается и когда наступает самый напряженный момент в рассказе?

— Кульминация конфликта – решение Василия Ивановича остаться в полюбившемся месте и последовавшая реакция попутчиков.

— Прочитаем выразительно описание пейзажа с “облаком, озером, башней”. Что необычного в его изображении?

(Перед чтением звучит живой голос скрипки. Ученица музыкального отделения играет отрывок из произведения “Граве” Бэнда).

— Пейзаж необыкновенно одушевлен (“улыбка”, “таинственная невинность”, вспомним, природу одушевлял Ф.Тютчев), вызывает любовное влечение (“любовь моя, послушная моя”). Он – воплощенная поэзия. Не случайно в ритме строк мы ощущаем дактиль, упомянутый и в тексте. (“Облако, озеро, башня”, “елки, обрывы, пенистые речки”, “все выходило так просто”, “высилась прямо из дактиля в дактиль старинная черная башня”). Украшением милого уголка являются и зеркала (один из любимых набоковских мотивов). Они как эхо отражений: облако отражается в озере, озеро в раме окна, стены с намалеванными на них ромашками в зеркале.

Объясните парадокс: почему удивительный пейзаж, которым любуется Василий Иванович, совершенно невидим другими, его попутчиками?

— В изображаемом Набоковым мире нет одной реальности, а есть множество субъективных реальностей. Это один из художественных принципов писателя. Другими словами каждый видит этот мир по-своему.

— Все: поведение героя, его доброта и кротость, любование обычным пейзажем за окном, его восхищение пейзажем с “облаком, озером, башней” – это “голос скрипки в пустоте” непонимания. Случайные попутчики Василия Ивановича не могут его понять, а потому сцена заканчивается жестоким избиением.

В рассказе есть целый ряд предметов, ассоциативно связанных с цифрой “8”. Заметили? Какова конструктивная роль цифры “8”? Как ее графическая форма обыгрывается в содержании рассказа?

— Героя привлекает пейзаж за окном вагона: восьмерку напоминает увиденный им велосипед, формы скрипки, пропеллера и лиры, с которыми ассоциируются судьбы детей, герой восемь лет “безвыходно” любит “чужую жену”, у него восемь попутчиков, восемь – количество слогов в названии рассказа и т.д.

( Гимназисты – художники предлагают иллюстрацию сюжетной композиции рассказа комментируют ее).

Композицию рассказа мы представили в виде бабочки. В основе лежит мотив зеркала, которое делит мир на две части: прекрасную, цветную (ее видит главный герой) и черно-бело-красную. Эти два мира дисгармоничны. Красный и черный цвета символизируют жестокость людей в черном, трагедию, кровь. Это толпа из восьми человек в очках: они, словно слепые, не замечают тех сторон жизни, которые видит главный герой. Синий цвет восьмерки как символ времени, бесконечности, космоса.

В жизни главного героя можно заметить также восемь главных вех. Они отмечены римскими числами, которые расположены на восьмерке, обозначающей жизненный путь человека. Первый и восьмой этап – начало и конец, точка, пространственное расположение облака, озера, башни.

Цифра “8” встречается в рассказе очень часто: количество елочек, часы на башне, показывающие восемь, восемь вагонов, один из которых, символизирующий душу героя, остается в точке гармонического центра. Василий Иванович возвращается, как того хотят его попутчики, домой, но душа остается там, где ей хорошо.

Еще одна цифра-символ – тройка. Отражаясь в зеркале, она является составляющей цифры восемь. Это и три слова в названии, и три компонента, из которых состоит башня…

В целом изображение на нашей иллюстрации представляет собой бабочку. Ее крылья – это половинки восьмерки, а усики – ромашки, “намалеванные” на стенах комнаты, в которой мечтает остаться Василий Иванович.

Таким образом, мы попытались объяснить композицию произведения через его детали и основные символы, проследить путь главного героя через цвет и форму.

— Необычен стиль писателя. Язык Набокова не перепутать ни с одним другим автором. Какие языковые особенности прозы, стилевые подробности нашего писателя вы заметили?

— Автор строит текст таким образом, что нетрудно заметить разницу в повествовании: удивительно выразительно показана линия главного героя и, напротив, карикатурно, выпукло все, что связано с его антиподами. Вот примеры метафор из мира героя: (“брать с собой в сон личико очков”, “дрожащее счастье”, “воспоминание любви, переодетое лугом”). Удивительно красиво описан пейзаж, который явился герою в путешествии.

— А вот еще необычное описание : “Ночная бабочка металась по потолку, чокаясь со своей тенью”. Возможно, здесь с бабочкой сравнивается главный герой. Подобная подробность использована В.Набоковым в романе “Приглашение на казнь”, главный герой которого, Цинциннат, “непрозрачен”, “непроницаем для окружающих, у него есть “некоторая своя особенность”. Его объявляют преступником и выносят смертный приговор. Таким образом, В.Набоков отвергает тоталитарное государство, подавляющее личность, свободу сознания.

Мы знаем, что В.Набоков занимался энтомологией, и образ бабочки часто можно встретить в его произведениях. Мне кажется, данное описание из нашего рассказа созвучно фольклорному тексту из книги Владимира Владыкина “В народе говорят”:

В огромном окне
Отчаянно бьется маленькая бабочка –
Может, моя судьба-душа.
С трудом поймал,
Окно открыл
И выпустил.
На пальцах осталась легкая пыль
От крыльев – крыл…

— Еще один излюбленный прием В.Набокова – неожиданный финал. Скажите, от какой “должности” отказывается Василий Иванович? Куда “отпускает” его рассказчик?

— Скорее всего, наш герой имел какую-то небольшую “должность” (вспомним, он скромный и деликатный человек), но любая должность обязывает подчиняться и, напротив, повиноваться, чему герой противится. Он не умеет и не хочет жить в коллективе. Вот из коллектива, от людей и “отпускает” его рассказчик. Вернется ли герой к “облаку, озеру, башне”, в милый сердцу уголок, мы не знаем.

— Автор настолько милостив по отношению к своему герою, что позволяет ему уйти из обезличенного и потому пустого мира людей, так как у того действительно “сил больше нет быть человеком”. Не вернется сейчас к милому озеру наш герой. Жаль, но, скорее всего, это так. Съест его рыжий, плюющийся нечистотами речи и поступков злой дракон – фашизм. Единственный путь, который провидец Набоков предлагает кроткому Василию Ивановичу – уход, уход из жизни. И делает этот жест жутким до обыденности (или обыденным до жуткости?) – “я его отпустил”.

Окуклится маленький человечек, суть “червячок”, переспит лихие времена, переживет в земле, а в следующей жизни (ведь жизнь бесконечна) мощно вырвется на прекрасных крыльях к свету, к глади озера, в котором живет отражение облака и башни.

Подведем итоги. О чем же рассказ писателя?

— Рассказ написан в 1937 году, когда укрепляются, набирая силу, две тоталитарные системы: фашизм и сталинизм. В комментарии к произведению читаем: “… рассказ этот достоверно воспроизводит атмосферу фашистских пикников, проводившихся под девизом “Сила через радость”. Автор, конечно, имел ввиду и советский коллективизм (обратим внимание на характерное для начала развития социализма сокращение “увеспоездка”), и любое другое тоталитарное государство с его отношением к личности.

Читайте также:  Российский заповедник озеро ханка

Несмотря на то, что В.Набоков в автокомментариях к своим произведениям просил не искать политических аллюзий и негативно относился к литературе “на злобу дня”, он человек своего времени и не мог быть равнодушен к проблемам политики. Сестре Е.Сикорской он писал: “…как ни хочется спрятаться в свою башенку из слоновой кости, есть вещи, которые язвят слишком глубоко, например немецкие мерзости, сжигание детей в печах, — детей, столь же упоительно забавных и любимых, как наши дети. Я ухожу в себя, но там нахожу… ненависть к немцу, к концентрационному лагерю, ко всякому тиранству…”.

Весь рассказ создает ощущение беззащитности героя перед безликой силой (у попутчиков героя Набокова одинаковые имена: два Шульца, две Греты), перед массой, по существу, нечеловеческой (герои писателя сливаются “постепенно, срастаясь, образуя одно сборное, мягкое, многорукое существо, от которого некуда было деваться”).

Еще в юности, обучаясь в Тенишевском училище, В.Набоков был уличен “в нежелании приобщаться к среде”, а зрелым человеком, подводя итоги своей жизни, признавался, что “в течение всей своей сознательной жизни… отказывался “быть частью”.

— Вернемся к эпиграфу. В.Набоков мечтал о неком переоценщике его творчества. Не захочется ли вам в своих сочинениях выступить в его роли?

— Сегодня, размышляя о рассказе, мы убедились, что проза нашего писателя – это многогранный текст, где каждый образ, каждая деталь символичен и глубок. Конечно, в ней присутствует и нравственный пафос. Я не соглашусь с критиками, которые называют произведения В.Набокова “бессодержательной демонстрацией писательских приемов”.

С творчеством В.В.Набокова (раздел программы “Литература русского зарубежья”) учащиеся 11 класса знакомятся после изучения прозы И.А.Бунина и А.И.Куприна. Предлагаемый урок третий, ему предшествуют “Очерк жизни В.Набокова” и “Феномен В.Набокова (Особенности художественного мира писателя)”. Следующее занятие — “Тема “потерянного рая” в романе “Машенька”.

Предметом исследования на уроке является текст В.Набокова, наблюдение за семантикой символов и художественный деталей. Рассказ “Облако, озеро, башня”, признанный писателем одним из лучших, несмотря на свою несложность и прозрачность, на наш взгляд, ярко демонстрирует то, что мы называем “феноменом В.Набокова”.

Учащиеся получают домашнее задание – вопросы по рассказу “Облако, озеро, башня”:

  1. В чем особенности портретов в рассказе?
  2. Как проявляют себя герои в путешествии?
  3. Почему удивительный пейзаж, который видит герой, совершенно не видим для его попутчиков?
  4. Какова конструктивная роль цифры “8”? Как ее графическая форма обыгрывается в содержании рассказа?
  5. Понаблюдайте за языковыми особенностями прозы В.Набокова. Какие стилевые подробности писателя вы заметили?
  6. Объясните неожиданный финал рассказа. От какой “должности” отказывается Василий Иванович? Куда отпускает его рассказчик?
  7. О чем заставляет задуматься рассказ писателя?

На урок приглашаются гимназисты-художники (они готовят иллюстрацию сюжетной композиции рассказа и ее защиту), учащаяся музыкального отделения (голос скрипки в ее исполнении создаст музыкальный фон при выразительном чтении кульминации рассказа).

Источник

Облако, озеро, башня — простые сложности

Некоторые шарады Набокова решаются и доказываются без особого труда. Достаточно показать картинку. Их сложность в другом: почему эти переживания передаются по наследству? Почему над ними кручинятся совершенно чужие люди? Может быть, они и не чужие. С этим ещё предстоит разобраться.

(Пост оказался громоздким. Под катом много иллюстраций. И все главные секреты Набокова.)

Александр Бенуа дружил с Владимиром Дмитриевичем Набоковым, и регулярно печатал свои статьи в его газете «Речь». В 1903-1904 годах Бенуа нарисовал прелестную азбуку. Интересно, для кого? Ради кого? Якобы для своего сына, которому было всего два года.
https://ar.culture.ru/ru/subject/oblozhka-knigi-1

Эта версия вызывает недоверие. Тогда считалось вредно слишком рано обучать детей. Сын, Николай Александрович Бенуа, родился в апреле 1901 года, поэтому в 1903 году едва научился ходить. Таким детям книги не писали — боялись сглазить. В то время даже у аристократов выживаемость младенцев была очень невысокой.

Зато Володя Набоков был старше на два года. И уже умел читать на латинице. Он подсел на английские вещицы и французские курорты, а русское не любил.

Отец дружил со множеством художников, и попросил увлечь сына. Отозвался Бенуа, потому что понял: этим он сделает подарок и своему сыну, когда тот подрастёт, и русским детям, да и фамилия его получит большую славу — когда все его читатели вырастут.

Издатель предложил художнику выпустить азбуку для простого народа, на дешёвой бумаге — по цене 25, 50 и 75 копеек (что было тоже немало). Но Бенуа отказался. Он хотел преподнести эту азбуку очень солидным господам, которых знал лично. Поэтому в 1905 году он сумел тиражировать эту младенческую книжку на самой престижной фабрике: «Экспедиция заготовления государственных бумаг». Очевидно, не без содействия Гласного столичной Думы, господина В.Д. Набокова. Было выпущено 2500 экземпляров по цене 3 рубля, и ещё 34 хромолитографии с золотом и серебром.

Скорее всего, именно по такой азбуке Володя и учил русский алфавит, и запечатлел магию русского языка. А зрелый поэт Сирин решил отдать должное этому судьбоносному событию, подводя итоги жизни. Почему? Когда?

Рассказ «Озеро, облако, башня» Набоков написал в конце июня 1937 года. С 18 по 23 июня он был в Праге, повидал мать, затем отправился на чешский курорт Мариенбад, где Вера и Анна Фейгина гостили на вилле «Буш». 29 июня они купили путёвки на Всемирную выставку, и сразу отправились в Париж по билетам с 50% скидкой. Ехать предстояло через Германию. А Владимир уже сбежал из Германии (нелегально?), получил краткосрочный французский нансеновский паспорт (купил?), и его уже атаковала Гуаданини (медовая ловушка?). Скорее всего, именно ему и пришлось прятаться под вагонную лавку, пока тётушки и ребёнок его прикрывали своими юбками и тряпками. Даже если это произошло только в сознании и разговорах, то испытание для аристократа преизрядное. Им было не до шуток: в случае проверки документов его бы арестовали, а в Германии Гитлера и Бискупского это верная смерть.

Почему Владимир подводил итоги жизни в 1937 году? В частности, потому что болел чахоткой и чесоткой. Даже деликатные дамы писали, что во Франции он очень плохо выглядел, безудержно кашлял и страдал кожным заболеванием. Сирин понимал, что может умереть — точно так же, как его дядя: в больнице, в пригороде Парижа. И он написал рассказ «Озеро, облако, башня», чтоб кончина казалась нестрашной. Жаль, не эту последовательность унаследовали впоследствии следователи. Звук зазвучал благозвучнее: «Облако, озеро, башня». Но кодировка нарушилась — смысл потерялся пропавший.

Лучше в этом рассказе искать поэтику, а не политику. Там почти нет нацизма, или коммунизма. Зато есть фашизм! Итальянский фашизм. Fascism, fascio — «только все вместе». Вообще это глубоко личный рассказ. Заклинание собственных демонов. Протест против конформизма. И конструктивизма. Прочтём же детали, хотя бы на этих видеограммах.

«Долговязый вожак» — это Великан со страницы «Буква А».

Кто вдохновлял Владимира? С кем он встречался в Праге и Мариенбаде? Кто ещё мог ехать с ним в Париж? Брат. Студент Лёвенского университета с Чешской пропиской — Кирилл Набоков. Летом у студентов каникулы. Где же он околачивался? Обязан был приехать в Чехию, чтобы встретиться с матерью, сестрой и братом. А мог ли он пропустить такое событие, как прогулка с братом по Всемирной выставке? Вряд ли. Есть один факт, который объясняет, почему Бойд и другие биографы так мало пишут про Кирилла. Когда Набоков женился на Вере, в Праге был скандал. Елена Ивановна была очень недовольна и несдержанна.

«Детство героя» — это Генерал со страницы «Буква Г».

Скорее всего Вера недолюбливала всех «пражских», а Кирилла ревновала особенно. А когда он стал ещё и работать на британскую армию и разведку, она просто боялась — не его, но тайного преследования врагов. А после того, как Кирилла убили в Мюнхене, демонстративным образом 06.04.64, Вера и вовсе старалась не упоминать деверя. Это было и опасно для семьи, и вредно для легенды. Вдруг кто-то узнает, что Сирил снабжал Сирина идеями? И помогал очень быстро писать и публиковать рассказы? Вдруг кто-то вычислит, что без Сирила Сирин писал, наоборот, очень долго, а публиковался ещё дольше? Вдруг кто-то вычислит, что без Сирила Сирин вообще не мог писать, как это произошло в США в 1940-1945 годах? Опытный, зрелый, натренированный литератор, каковым якобы был Сирин, за пять лет может опубликовать пятьсот страниц. Эмигрантские приключения давали бездну материала. Но Сирин только переводил старую писанину. Якобы был занят. Расправлял бабочек. Шутить изволите! Значит, не мог. Но стоило ли развеивать миф о великом и единственном Набокове? Разве можно было раскрывать секрет, что работали целых трое Набоковых, а затем и четверо — семейный кооператив? Поэтому и Вера, и Дмитрий всегда темнили, напрягались и секретничали.

Описание Группы в Поезде — это Игрушки на странице «Буква И».

У Владимира был и свой особенный секрет. Он страдал от противоречивой обсессии. Его снедали острые желания: и убить — и воскресить. Избить, но приласкать. Уничтожить, но спасти. Ибо он слишком рано потерял своего самого любимого человека. Дядя ему наобещал золотые горы, подарил имение. И вдруг пропал, погиб, и с ним погибли и все подарки. Владимир отчаянно уцепился за самый за последний подарок дяди Руки — страсть к бабочкам. В зрелом возрасте он понял, что это спорт не хуже гольфа. Отчасти из-за навязчивого переживания утрат Набоков стал курильщиком-аддиктом. Понимал, что умирает от кашля, но не мог остановиться.

Утверждают, что Василий Иванович Рукавишников (18 января 1872 — ноябрь 1916) умер в лечебнице «Сан-Манде» под Парижем, «бывшем поместье Фуке». Значит, и Владимир боялся, что тоже умрёт в какой-нибудь «манде», что профукает свою жизнь в каком-нибудь «Фуке».
(Что-то то я сомневаюсь в этих названиях. Надо бы их перепроверить.)

Нападение на Василия Ивановича — это Нападенiе на странице «Буква Н».

Владимир тосковал не по России. Он её не знал, и не любил. Он тосковал по своему имению, по болотам Оредежи, по домику с колоннами. Но не потому что это было богатство. С чего там богатеть? А потому, что они там гуляли и играли с Васей. Всё это написано в «Других берегах», лишь с небольшими художественными преобразованиями.

Съесть окурок Василия Ивановича заставили Шуты со страницы «Буква Ш».

— Объясните-ка вы, нынешние шуты-психологи, эту пронзительную репетицию ностальгии!
— Зачем ты меня зовёшь? Я уже не маленький. Мало не покажется, если объяснять начну я.

Читайте также:  Озеро шлино снять дом

Источник

Анализ рассказа В. Набокова «Облако, озеро, башня»

«Облако, озеро, башня» — рассказ Владимира Набокова, написанный в 1937 году во время проживания в Мариенбаде на русском языке.

Сюжет: Русский эмигрант, живущий в Берлине, вынужден присоединиться к увеселительной поездке за город. В пути руководитель группы постоянно принуждает его участвовать в увеселениях и развлечениях, наполненных пошлостью и мещанским юмором. Герой всеми силами старается противостоять их давлению, однако у него не хватает для этого душевных сил. «Увеселительная прогулка» становится невыносимой. Он решает остаться в случайно увиденном живописном месте, но попутчики силой и издевательствами заставляют его возвращаться с ними в Берлин и по пути в поезде начинают его избивать. Герой просит у автора (который является начальником рассказчика)отпустить его, так как больше не может быть человеком. Автор соглашается -«я его отпустил, разумеется».

Портреты героев: В рассказе нет развернутого портрета главного героя Василия Ивановича. Но детали указывают на авторское отношение к нему. Он скромен, незаметен, деликатен. Внешность его неброская, неэффектная. Он самый обыкновенный. Мы видим выражение его лица, взгляд героя, «умные и добрые глаза». У него обнаруживается душа, как будто отсутствующая у случайных его «товарищей». Имя своему герою автор дает обычное — Василий Иванович. Детали портретов его попутчиков тоже выражают авторское отношение: «лакированный нос», «огромные рты», «необыкновенно обильная растительность» на лице, «огромные», «волосатые» колени, о женщинах — «задастые и непоседливые». Перед нами описание тела, а не души. Скромности и деликатности Василия Ивановича противостоят нарочито шумные, неприятные, пошлые его попутчики.

Искусство, творчество: Они играют, но их игры, как и они сами, пошлые, грубые, примитивные, оскорбительные для человека со вкусом, с достоинством. «Славная забава» заканчивается съеданием окурка. Конечно, это должен сделать наш герой. Василий Иванович тоже любит «поиграть», но его «шутки» имеют другой характер. Он берет с собой в дорогу томик Тютчева и наслаждается странно звучащей цитатой из стихотворения «Silentium», балансируя на грани смысла и бессмыслицы. Оказывается, он предпочитает уединение с классикой, испытывает радость от сотворчества. И участники «увеспоездки» тянутся к искусству. Они поют песню, очень похожую на отрядную речовку. В ней утверждается жизнь в массе, обязательные для всех радости, все вещественное, материальное, массивное. Песенка отвергает «сомнения» и «тревогу», то есть все индивидуальное, непохожее на других, жизнь души. Следует отметить бедность лексики и рифм, бесконечные повторы, заполняющие пустоты, перечисление нот, бодрый ритм … Поющие лишены вкуса, словесного чутья. «Добрые люди» с «большой дороги» с «толстой палкой» в руках невольно напоминают разбойников. Кульминация конфликта — решение Василия Ивановича остаться в полюбившемся месте и последовавшая реакция попутчиков.

Пейзаж: необыкновенно одушевлен («улыбка», «таинственная невинность», вспомним, природу одушевлял Ф.Тютчев), вызывает любовное влечение («любовь моя, послушная моя»). Он — воплощенная поэзия. Не случайно в ритме строк мы ощущаем дактиль, упомянутый и в тексте. («Облако, озеро, башня», «елки, обрывы, пенистые речки», «все выходило так просто», «высилась прямо из дактиля в дактиль старинная черная башня»). Украшением милого уголка являются и зеркала (один из любимых набоковских мотивов). Они как эхо отражений: облако отражается в озере, озеро в раме окна, стены с намалеванными на них ромашками в зеркале. Все: поведение героя, его доброта и кротость, любование обычным пейзажем за окном, его восхищение пейзажем с «облаком, озером, башней» — это «голос скрипки в пустоте» непонимания. Случайные попутчики Василия Ивановича не могут его понять, а потому сцена заканчивается жестоким избиением.

Композицию рассказа мы представили в виде бабочки. В основе лежит мотив зеркала, которое делит мир на две части: прекрасную, цветную (ее видит главный герой) и черно-бело-красную. Эти два мира дисгармоничны. Красный и черный цвета символизируют жестокость людей в черном, трагедию, кровь. Это толпа из восьми человек в очках: они, словно слепые, не замечают тех сторон жизни, которые видит главный герой. Синий цвет восьмерки как символ времени, бесконечности, космоса. Цифра «8» встречается в рассказе очень часто: количество елочек, часы на башне, показывающие восемь, восемь вагонов, один из которых, символизирующий душу героя, остается в точке гармонического центра. Василий Иванович возвращается, как того хотят его попутчики, домой, но душа остается там, где ей хорошо.

Интерпретация сюжета: Рассказ имеет отчётливую антитоталитарную направленность. Его сюжет выстраивается вокруг конфликта эстетически одарённого чувствительного одиночки и грубого, пошлого коллектива, насилием принуждающего этого одиночку «быть как все». «Облако, озеро, башня» — пейзаж, который наблюдает герой рассказа, можно прочитать как символ уединённой независимой жизни, которой он оказывается лишён. Помимо сатиры на немецкое общество достаётся и Тютчеву за неблагозвучное сочетание: «Мы слизь. Речённая есть ложь» (на самом деле «Мысль изречённая есть ложь»).

Метафора творчества Набокова: окна или зеркала. Окно — чем чище, чем лучше (нет условностей). Его концепция — это витраж. Он хорош своей поверхностью. Герой — это лишь узор на этой плоскости, и чем непрозрачней — тем лучше. Драгоценное стекло, которое нужно рассматривать. Вся глубина на поверхности.

Источник

Анализ рассказа В. В. Набокова Облако, озеро, башн

Министру просвещения П.А. Тюркину

Об одном эмигранте

Уважаемый Павел Анатольевич, уведомляю Вас, что даже в не советской стороне появился яростный попутчик коммунизма. Имя ему Владимир Набоков. В рассказе «Облако, озеро, башня» писатель умело критикует буржуазных немцев, играя с читателем, шокируя необычностью ситуации, что обычно присуще, как Вы прекрасно знаете, новелле. Линейная же архитектоника открывается обширной панорамой, где животные и явления неживого намного больше похожи на людей, чем сами немцы : «воробьи не унывают», «личико часов». Природа здесь уникальна, в отличие от людей. Все попутчики, кроме Василия Ивановича, простого работника, лишнего среди этого устрашающего безымянного «животного царства», который совершенно в это общество не вписывается: поездка ему навязана (не перестаю удивляться тому, что в Германии даже выехать куда-то свободно нельзя, бюрократизм немцев дошёл до необходимости «свидетельства о невыезде из города на летнее время», а общество увеспоездок выглядит жалкой пародией по сравнению с нашими ревтребуналами и наркомпросом), петь герой не умеет; провизия и та не делится с едой остальной компании, а любимый русский огурец признан несъедобным и безжалостно выброшен в окошко. Конечно, герой не лишён и слабостей отечественной интеллигенции: неотделимостью от природы в «воспоминании любви, переодетом лугом», «волнением, возбуждаемым в нём лучшими произведениями русской поэзии», романтической безвыходной любовью. Художественная натура героя проявляется также в живописных описаниях насилия («набросала в воздухе начало оплеухи») и в метафоричных обломках прошлого: «навязанная ему судьбой в открытом платье», «деревья появлялись партиями (прямо какие-то заключённые немецких концлагерей, а не деревья), показывая новые моды», будто дворянки на светском рауте. Кстати говоря, не удерживается от минутных слабостей и сам нарратор, несколько раз восклицающий в лирических отступлениях «любовь моя». Чувственные тонкости увлекли меня, однако теперь продолжим. Василий Иванович всё же не заслуживает грозы, предчувствие которой просматривалось уже в аллитерации на ш и р, звучащей в самих именах попутчиков : Шрам, Шульц, Грета и продолженной в характеристике персонажей буквами щ и ц : «петушиный», «чудовищный». И все они вместе, вместе, вместе (слова «вместе с добрыми людьми» звучат жестокой насмешкой над будущностью нашего бедного соотечественника), по двое (вот уж где «каждой твари по паре») и не зря исковеркана строка «Silentium» Тютчева: «Мы слизь. Реченная есть ложь.». Коллектив попутчиков, цели которого не ясны, не менее точно характеризует первое слово, не принадлежащее Василию Ивановичу — «пацлуй» — и то опошленное неправильным произношением. Такие товарищи во главе с петушиного вида «специальным подогревателем», без которого они и восхититься ничем не могут, развлекаются «пудовыми шутками» и сомнительными по оригинальности песнями. «Километр за километром,\Ми-ре-до и до-ре-ми» — сплошь повторы, исход которых ясен. В конфликт с этой ясностью вступает название: Озеро, облако — понятный ассонанс на о, оба слова какой гласной начались, той и закончились, а вот «башня», как герой и его представления о счастье, выпадает из стройного ряда. Василий Иванович не может спокойно двигаться «каруселью». В нём бушует внутренний конфликт, который выражен в первом, на чём можно без последствий выместить злость от бесконечного движения по кругу, на хлебе, тоже круглом: «До чего я тебя ненавижу, насущный!». Герой пытается уверить себя, что поездка именно то, чего он хочет и паровоз, фрагмент хронотопа, ведёт Василия Ивановича в правильном направлении, но его ужас сливается с лихорадочным ходом паровой машины и даже не различишь сразу, о ком идёт речь в начале поездки: » Паровоз, шибко-шибко работая локтями, бежал сосновым лесом. и понимая ещё только смутно в чушь и ужас своего положения, и пожалуй, пытаясь уговорить себя, что всё очень мило, Василий Иванович ухитрялся наслаждаться мимолётными дарами дороги.». Образ паровоза противопоставлен образу старого снимка с деревенскими школьниками, у которых ещё есть надежда на светлое будущее, но над будущем крайнего мальчика поставлен крест — теперь он движется по кругу, повсюду высматривая символичные отголоски того мира: «синяя сырость оврага» (ох, и сколько же было синего в этом Серебряном веке : в синий плащ заворачивал бывших возлюбленных А.А. Блок, свои предпочтения девушке в голубом отдавал и Есенин), и наконец Василий Иванович отходит от общества попутчиков, этого «сборного, мягкого, многорукого существа», налезавшего на него со всех сторон, заставившего нашего соотечественника съесть (!) окурок, и, наконец, приходит в свой рай, на который почти не надеялся, о котором «как-то вполгрёзы» думал. Там и дорогое сердцу синее озеро, и башня (мечта поэта, а не башня, хоть и чёрная) высится «из дактиля в дактиль», и старик, который (наконец-то!) плохо изъясняется по-немецки и не понимает по-русски, будучи неотделим от привычного уже «языка быта» — впечатление от пейзажа и знание о гостевой комнате привело к сорвавшемуся поневоле : «Знаете, я сниму её на всю жизнь». А комната была самая обычная: » с красным полом, с ромашками, намалёванными на белых стенах. — но из окошка было ясно видно озеро с облаком и башней, в неподвижном и совершенном сочетании счастья» (цвета триколора старой России — ещё одна маленькая слабость из прошлого). В этом домике становится реальным синий костюм и её фотография (почти что она сама), потому Василий Иванович отказывается продолжать бесцельный путь, подчёркивая свою решительность эпифорой: «Я дальше не еду. Никуда не еду.», что заставило улыбку предводителя полинять раньше сезона и если раньше на него смотрели глаза одного из попутчиков лишь «без блеска» («лучистые глаза» княжны Марьи затмевает их одним напоминанием), то теперь взгляд нашего соотечественника встречается с «каменными глазами» специального подогревателя. Оставшаяся за спиной ропчущая чаша бездейственно чернеет, предвосхищая «приглашение на казнь». «Превеселое» избиение довело героя до увольнения, а дальнейшие следы Василия Ивановича теряются.
Итак, пока у нацистов всё репрессии, репрессии и репрессии, русский (и советский делом) человек пытается достичь «дрожащего счастья», но влияние враждебно настроенной капиталистической среды подавляет в нём самое стремление к лучшему миру. Надежда, подорванная чужбиной, не оставляет сил быть человеком.

Читайте также:  Кто плавает в озере из птиц

В связи со всем вышесказанным предлагаю опубликовать набоковский рассказ, который поднимет дух рабочих (не в пример «Котловану» Платонова), в одной из наших газет.

Посол СССР в Германии Алексей Фёдорович Мерекалов

В публикации отказать.
Посла из Германии отослать.

Источник



«Облако, озеро, башня», анализ рассказа Набокова

История создания

Рассказ Набокова «Облако, озеро, башня» был написан в 1937 г. в Мариенбаде и напечатан в Париже в журнале «Русские записки» №2. Впоследствии вошёл в сборник «Весна в Фиальте», напечатанный впервые в Нью-Йорке в 1956 г.

В 1937 г. Набоков переехал из Германии во Францию, спасаясь от нацизма, всем своим естеством ощущая опасность тоталитарного государства для жизни человека. Именно об этом рассказ. Даже само понятие человека в тоталитарном обществе раздваивается.

В конце рассказа герой просит освободить его от должности, так как «сил больше нет быть человеком». То есть человеком как частью безумного общества, человеком как «винтиком и колёсиком» безжалостной общественной машины.

Литературное направление и жанр

Набоков – писатель-модернист. Его рассказ, не лишённый сатирической направленности, лиричен, как и другие рассказы писателя. В творчестве Набокова, по словам литературоведа Н.Мельникова, создаётся атмосфера зыбкости и амбивалентности. Черты модернизма в рассказе – отсутствие абсолютной истины, лингвостилистическая игра, пародирование. Игра в шарады из реминисценций, присущая Набокову, свойственна скорее постмодернизму.

Тема, основная мысль, проблема

Тема рассказа – влияние тоталитарной системы на человека. Конфликт рассказа характерен для многих других произведений индивидуалиста Набокова и для произведений других авторов, сопротивляющихся фашизму и тоталитаризму. Это конфликт между личностью и обществом; индивидуальным, задавленным большинством, и толпой. Конфликт начинается как моральное давление и перерастает в физическое воздействие. Сюжет рассказа – проблема общества в миниатюре, тоталитаризм и тирания толпы, множества по отношению к личности, единице. Таким образом, Набоков поднимает традиционную в русской литературе проблему маленького человека.

Сюжет и композиция

Рассказ повествует об увеселительной поездке героя на природу. Выигранная на благотворительном балу путёвка сразу становится проблемой. Герой не хочет ехать, но решается на путешествие, волнуется, даже надеется на приключение.

Предвкушение счастья не оправдывается. С момента встречи с группой Василий Иванович испытывает всё большее разочарование. Он тяготится восемью попутчиками, которые принуждают его оставить чтение томика Тютчева и присоединиться к компании. Даже в этом состоянии герой «ухитряется наслаждаться мимолётными дарами дороги», «понимая только смутно всю чушь и ужас своего положения.

Сюжет рассказа – эмоциональные перемены в герое и компании, вызванные взаимодействием личности и коллектива. Подробно описаны три дня и две ночи пятидневной поездки. Последний, кульминационный третий день — день встречи героя со счастьем и крушение надежды на счастье. Дорога в Берлин не описана, кроме кульминационной сцены изощрённого избиения в поезде. Герой переживает, как замечают исследователи, мучения, подобные страстям Христа. Ему буравят штопором ладонь и ступню, бьют самодельным кнутом (параллель с бичеванием), железными каблуками, щиплют и дают пощёчины.

Ненависть к «инакомыслящему» у коллектива развивается постепенно. Сначала Василий Иванович вынужден петь хором по розданным нотам со словами, потом петь соло, так что в хоровом пении «он уже не смел выпасть». Следующий этап издевательств – коллективная еда. Никто не принимает во внимание вкусы Василия Ивановича. Принцип «поделить провизию поровну» очень напоминает принцип коммунистического равенства, которое в тоталитарном государстве приводит к тому, что нечто, представляющее ценность для одного, выбрасывается как бесполезное для всех (огурец). С другой стороны, делёжка не происходит поровну, а зависит от первоначальной доли. Поэтому герою вместо любимых им трёх яиц достаётся часть общей колбасы, причём доля меньшая, чем у других.

Следующее испытание – внимание со стороны общества: героя заставляют играть, тормошат, занимаются им «сперва добродушно, а потом с угрозой».

Все «добрые дела» общества по отношению к личности учитывают только желания коллектива: Василию Ивановичу «дарят на ночь» почтового чиновника, разлучая его с собственной женой, а вот чиновник не даёт спать герою, потому что ему захотелось поговорить.

Простая фраза вдохновлённого пейзажем героя: «Нам с вами больше не по пути. Я дальше не еду. Никуда не еду!» — вызывает бешенство у группы. Василий Иванович понимает, что не может ничего решить в собственной судьбе, не может остаться там, где желает.

Герой будто попадает в придуманную кем-то игру, проживает чужую жизнь, увлекаемый, «как в дикой сказке». Развязка в последнем абзаце повествует об увольнении героя. Композиционно она подтверждает тождество героя и рассказчика, который, отпустив героя и не принуждая его ни к чему, показывает, насколько далёк он от психологии коллективной жизни «вместе с добрыми людьми».

Герои рассказа

Главный герой рассказа – обычный человек, продолжающий линию «маленьких людей» в русской литературе. Он настолько незначителен, что даже имени его рассказчик не может вспомнить, хотя и является его начальником.

Имя, которое даёт герою рассказчик с оговоркой «кажется» — Василий Иванович. Это обычное традиционное русское имя неуместно в обстоятельствах чужой страны, где Василий Иванович – чужой, эмигрант.

Имя в творчестве Набокова имеет огромное значение. Василий – это царь, Иван – милость Божья. Оба значения нивелируются в рассказе, так что герой не только не получает почестей царя, но и не чувствует себя человеком.

Портрет героя менее важен, чем личностная характеристика. Которую Набоков даёт в первом же предложении: «Скромный, кроткий холостяк, прекрасный работник». У Василия Ивановича есть своё мнение обо всём, он точно знает, чего хочет. Проблема состоит в том, что он хочет чего-то «ненормального» с точки зрения пошлых обывателей. Ему не хочется ехать в увеселительную поездку, не хочется петь (ни хором, ни соло), а хочется жить в сельском доме на берегу озера.

О внешности Василия Ивановича сказано, что он милый, коротковатый, всегда аккуратно подстриженный, с умными и добрыми глазами. Так даже во внешности героя подчёркивается его малость и незначительность. Обыденность героя проявляется и в его понятии о счастье, связанном для него с детством, с волнением от чтения русской поэзии, с созерцанием во сне вечернего горизонта и восьмой год безвыходно любимой чужой женой.

Читателю открыты все мысли и чувства героя. Набоков добивается этого через несобственно-прямую речь: «Как это всё увлекательно, какую прелесть приобретает мир, когда заведен и движется каруселью! Какие выясняются вещи!»

В первом и в последнем абзаце герой и рассказчик не тождественны, хотя рассказчик понимает героя и сочувствует ему. В остальном тексте происходит смешение, отождествление героя и рассказчика. Именно поэтому герой видит пейзажи как художник: «Синяя сырость оврага… Перистые облака, вроде небесных борзых… Чистое, синее озеро с необыкновенным выражением воды». А в кульминационном абзаце избиения рассказчик описывает страдания героя с сарказмом («Молодчина!» «Было превесело»), хотя кажется, что он перешёл на сторону «коллектива», целью которого является доставить всех путешественников в Берлин «живыми или мёртвыми».

Главному герою противопоставлены остальные восемь путешественников. Набоков подчёркивает их однотипность: четверо попутчиков служат в одной строительной фирме, из них двое мужчин имеют одинаковые фамилии Шульц, две девицы «с огромными ртами, задастые и непоседливые», зовутся Гретами . Из восьми человек один – снаряжённый обществом вожак, а другой – специальный подогреватель от общества увеспоездок, «дававший первый знак к восхищению». Вожак — это типичный представитель своей нации и при этом «правильный» гражданин: долговязый блондин в тирольском костюме, который «с устрашающей лёгкостью» нёс на спине чудовищный рюкзак. Он напоминал герою петуха, на него была похожа ещё одна путешественница – рыжая вдова.

Во внешности каждого члена экспедиции есть что-то отталкивающее, потому что всех их читатель видит глазами главного героя. У вожака – золотисто-оранжевые волосатые колени, у молодого человека по фамилии Шрам есть что-то «неопределённое, бархатно-гнусное в облике и манерах». Почтовый чиновник – это «упрямое и обстоятельное чудовище в арестантских подштанниках, с перламутровыми когтями на грязных ногах и медвежьим мехом между толстыми грудями».

В кульминационный момент рассказа все попутчики сливаются, «срастаясь, образуя одно сборное, мягкое, многорукое существо, от которого некуда было деваться». Дальше они действуют слаженно, готовы даже нести сопротивляющегося на руках.

Художественное своеобразие

С первых страниц рассказа начинается знаменитая набоковская игра со словами, создающая художественные образы с подтекстами. Берлинское лето не в разгаре, а в разливе, то есть сыро и холодно. Тютчевские строки «Мысль изреченная есть ложь» превращаются в «Мы слизь. Реченная есть ложь». То есть мысль как таковая исчезает, а вместо неё появляется некая коллективная субстанция, слизь, которая отождествляется с мы и поглощает я, индивидуальность. Она лжива, насквозь фальшива.

Возвышенному, ищущему красоты в поэзии и природе герою противопоставлены приземлённые люди. Набоков готовит читателя к их восприятию, подчёркивая их вес, тяжесть. Увеспоездка превращается не в увеселительную, а в увесистую, шутки путешественников пудовые, рюкзак вожака чудовищный. Чтобы как-то заземлить Василия Ивановича, ему вручают «огромный круглый хлеб».

Необычные метафоры в рассказе даны как бы с точки зрения героя и рассказчика, составляющих единое целое: личико часов, случайная судьба в открытом платье, дрожащее счастье.

Набоков видел страшные сигналы тоталитаризма в налаженной немецкой бюрократической системе. Пройдя несколько учреждений (министерство путей сообщения, нотариуса, у которого надо было составить прошение на гербовой бумаге, полицию, у которой надо было раздобыть «свидетельство о невыезде из города на летнее время»), Василий Иванович понял, что дешевле поехать. Сама общественная система не давала отказаться даже от награды и удовольствия. Тем более от награды. А удовольствие член общества обязан был получить.

Основная мысль текста заключена в образе насильного увода обществом человека от открывшегося ему счастья, которое для героя заключено в сочетании облака, озера и старинной чёрной башни. Это счастье и так призрачно, ведь облаку не вечно отражаться в озере. Но тоталитаризм не щадит хрупкий мир, уничтожая его раньше, чем он разрушится сам.

Источник

Adblock
detector