Меню

Озеро пелено боровичский район

Вести с водоема: Пелено озеро

Знатоки водоема

ruslan_muratov + 1
Serginho + 1
andrei + 1

Обновились водоемы Новгородская обл:
Мста река

Отчет о рыбалке: 20 марта, Пелено, озеро

Мормышка. Улов: 3-5 килограмм

Сообщений
Отчетов
Откуда Домодедово
Способ ловли
Имя KOLDUN

«>KOLDUN (KOLDUN) 23.03.2010 в 11.23

Сообщений
Отчетов
Откуда Сергиев-Посад
Способ ловли Разный
Имя Di_moon

«>Di_moon (pingjop) 10 24.03.2010 в 08.42

Отчет о рыбалке: 27 сентября, 27 сентября, Пелено, озеро

Поплавочная снасть. Улов: 3-5 килограмм

Место ловли: д.Приозерье

Вымокли до нитки,ловили с 12.00 до 16.00 пока шёл дождь рыба клевала активней.Самая большая лещ на 1.00 кг

Источник

Озеро пелено боровичский район

Протяженность — 280 км. Число ходовых дней — 10-12. Сезонность — июнь-август. Категория сложности — II (схема 19).

Маршрут проходит по востоку Новгородской области. Начало и конец в городе Боровичи. Чередование озер, соединенных протоками и небольшими речками, делает маршрут разнообразным; в конце похода предстоит сплав по реке Мсте с группой Боровичских порогов, растянувшихся на 30 км.

К началу маршрута — озеру Пелено попадают от железнодорожной станции Боровичи и затем попутным автотранспортом по шоссе на Хвойную. От дороги до берега озера, где есть удобное место для сборки байдарок, около 100 м. Поскольку протока из Пелено в следующее озеро — Люто непроходима, надо сразу держать курс в северный конец Пелено и делать оттуда километровый волок в Люто. Южный берег Люто — низкий, болотистый, а северный — высокий, покрытый сосновым лесом с хорошими грибными местами.

Из северо-западного угла Люто вытекает узкая, извилистая речка, впадающая в озеро Шерегодро (по-местному — Жуковское). На ней могут быть завалы (после половодья и работы бобров) и заколы. Большинство из них можно разобрать. Озеро Шерегодро очень живописно, с высокими берегами, поросшими сосной, и полосой песчаных пляжей. Здесь нужно сделать дневку и посетить усадьбу-музей А. В. Суворова в селе Кончанское-Суворовское, находящемся на юго-восточном берегу озера. Здесь полководец, уволенный Павлом I в отставку, жил с 1797 до 1799 года и отсюда уехал в свои последние Итальянский и Швейцарский походы.

После дневки путь лежит в северо-восточный залив Шерегодро и дальше по короткой мелкой протоке в зарастающее озеро Ситно, из северо-восточного конца которого вытекает река Ситница, напоминающая по характеру протоку из Люто в Шерегодро. Ситница впадает в озеро Ямное с живописными островами, удобными для стоянок. Из этого карстового озера почти ежегодно в середине июля полностью или частично уходит вода. В таком случае приходится доставать автомашину или подводу и переезжать на берег реки Удины, находящейся в 5 км от Ямного. О Ямном можно узнать много интересного от жителей села Ямница, что на юго-восточном берегу озера.

Если вода из озера не ушла, нужно двигаться по реке Ямнице, вытекающей из восточной части озера рядом с одноименным селом. Берега Ямницы, как и Ситницы, высокие, лесистые. Много грибных мест и малинника. Местами лес сменяют поля.

Река Удина, по которой идет дальнейший путь, — узкая, со слабым течением. В русле попадаются топляки и отдельные камни. В деревне Удино река перегорожена запрудой из камней; через запруду байдарки надо проводить (при низкой воде — обнос). Ниже — очень мелко, и в русле много камней. В этом месте предстоит проводка судов вброд около 600 м.

У деревни Яковищи (Яковищенские ключи) на правом берегу из двух больших воронок бьет вода и с шумом бежит в речку. Здесь же разрушенные строения двух водяных мельниц. Предполагают, что работа ключей связана с уходом воды из озера Ямное, так как ключи появляются одновременно с понижением уровня озера. Ниже на Удине препятствий нет, и она спокойно вьется среди живописных берегов. Правый покрыт смешанным лесом, левый, более низкий, кустами черной и красной смородины. Несколько поворотов — и Удина впадает в длинное, узкое озеро Коробожа с высокими берегами, заросшими сосной. Они почти сплошь окаймлены лентой тростника, что затрудняет подход к ним. В прибрежных лесах много грибных мест и малинника, а на озере неплохая рыбалка.

Дальше путь идет в юго-восточный узкий конец озера, откуда вытекает Уверь — правый приток Мcты. Ширина Увери здесь около 20 м. Берега высокие, поля и луга чередуются с сосновыми рощами. По берегам много черной и красной смородины. Основные препятствия — наплавные мостики у деревень.

По мере приближения к устью правого притока — реки Сьежа берега понижаются, но затем опять становятся выше. Между деревнями Болоньей и Перелучи реку перегораживает каменная плотина-бейшлот, построенная в 1740 году М. Сердюковым (строителем Вышневолоцкого водного пути) для регулирования уровня воды на Мсте, по которой проходил водный путь в Петербург. Ныне бейшлот бездействует и проход через него не представляет труда. У деревни Перелучи Уверь описывает последнюю петлю и впадает в Мсту.

Путь по Мсте до Боровичей описан в маршруте 30.

Литература: 45а, 82, 95, 99.

Авторские права на все материалы принадлежат их владельцам.
Публикация любых материалов с этого сайта без ссылки на сайт и на автора материала запрещается.

Источник

Дельфис

Последнее обновление

  • Подписка
  • Мероприятия
  • Конференция
  • Рубрики
  • Архив
  • Авторы
  • Контакты
  • Магазин

Помочь фонду

Статьи по теме

Рекомендуемые книги

Страницы старого дневника Г.С.Олькотт
Купить за 350р >>

Лечебник Агни-Йоги. Медицина третьего тысячелетия
Купить за 300р >>

Учение Живой Этики (в 4-х томах). Том 1
Купить за 650р >>

Подписка на рассылки

Оставайтесь с нами

Отзывы наших читателей

Отзывы наших читателей

По местам в Новгородском крае, где в начале века занимался археологическими раскопками Николай Константинович Рерих, прошел уже в наши дни Анатолий Матвеевич Троянов из Белгородского рериховского общества. Красоты нашей родной земли, которыми так восхищался Н.К.Рерих и которые он запечатлел на своих полотнах и в «Листах дневника», так вдохновили А.М.Троянова, что он решил поделиться своими впечатлениями с читателями нашего журнала (см. фото).

В «Дельфисе» (№2(15) и №3(16)) было опубликовано исследование В.Л.Мельникова (Санкт-Петербург) «Н.К.Рерих и Вышневолоцкий край». Оба материала показывают масштаб деятельности Н.К.Рериха и его творческих интересов.

Н.К.Рерих в Новгородском крае

Крупные события истории и великие личности сильнее задевают душу и сердце, если чувствуешь причастность к событию или творцу. Рерих-художник завладел моим сердцем и душой в то мгновение, как я увидел впервые его картины. Но о какой причастности идет речь? Я говорю о причастности, может быть, точнее — прикосновении — к местам, где творил художник. В течение нескольких лет, приезжая по работе в Новгородскую область, я имел возможность посещать места, где Николай Константинович создавал свои картины и проводил археологические исследования, и смог любоваться теми же пейзажами, держать в руках предметы, извлеченные им из раскопа, ощущать его рядом.

Об этих местах хочу рассказать.

Боровичи. «Дом с привидениями»

На востоке Новгородской области, пересекая отроги Валдайской возвышенности, течёт живописная порожистая река Мета. На береговых террасах этой реки расположился славный и старый город Боровичи. В 947 году по льду Меты проезжала великая княгиня Ольга, утверждая здесь власть Киева. Вместе с лоцманами не раз проходил боровичские пороги Петр I. Совершала путешествия по реке Екатерина II, для которой в Боровичах был построен специальный «путевой дворец». В здешних окрестностях много лет охотился Н.А.Некрасов.

Прекрасна природа этого края: синие озёра, изумрудно-зелёные леса, а голубое небо так близко, что можно потрогать руками. В начале века здесь неоднократно бывал Николай Константинович Рерих. Здесь он писал этюды для многих картин: «Гонец», «У дивьего камня неведом старик поселился», «Озеро», «Лес», «Домовичи», «Волокут ладьи». Старейшие боровичские писатели-краеведы В.Грановский и Л.Фрумкин указывали мне места, где работал художник. Этюды для картины «Гонец» Рерих выполнял на реке Березайка близ озера Пирос.

Да, природа здесь обладает сказочным очарованием. И дело не только в сознании, что в этих местах начиналась история Руси. Строгость лесов и торжественность небесного свода настраивают душу на эпический лад. Однако же историческую подлинность сюжетам давали материалы археологических исследований, раскопок курганов, которые проводил здесь Н.К.Рерих. В Боровичском краеведческом музее сохранилась «Карта археологических обследований и раскопок, произведённых Н.К.Рерихом в Боровичском уезде в 1902 году». На ней обозначены исследованные художником-археологом сопки, курганы и жальники в деревне Тини, у берегов озёр Пелено, Люто и Шерегодро, а также реки Уверь. Выезжали на раскопки рано утром. Именно о них знаменитая рериховская фраза: «Колеблется седой вековой туман, с каждым взмахом лопаты, с каждым ударом лома раскрывается перед вами заманчивое тридесятое царство».

В Боровичи Николай Константинович приезжал из деревни Окуловка, где останавливался неоднократно, или с Валдая.

Запомнилась мне одна поездка в Боровичи по этой дороге, которая то поднимается на холмы, то скатывается с них. Горючее было на исходе, под уклон шли с выключенным двигателем. Вечерело. Наша огромная красная «Татра», как диковинный зверь, бесшумно проскакивала мимо деревушек, изумляя жителей. А мы дивились сказочному вечернему пейзажу Валдайского озера. В трёх километрах от Боровичей открывается прекрасный вид на город с горы Поклонницы. Называется она так потому, что уходя из города, жители в последний раз кланялись ему с неё. Поклонился и Рерих. На правую сторону реки Меты Рерих переправлялся на пароме, а позднее по одноарочному красавцу-мосту, первому в России и Европе, который и сейчас является символом и гордостью боровичей. А дальше.

Читайте также:  Где находится белого озера

Н.К.Рерих в Новгородском крае

Озеро Пирос. Фото М.М.Бибичкова

Если повернуть направо, то вскоре на бывшей Вындомской набережной, за рядами лип мы увидим старинный деревянный дом. Осенью и зимой, когда деревья облетают, он хорошо просматривается, являя современнику свой старомодный благородный фасад. Дом двухэтажный, с крещатым мезонином на резных столбах. Профильная резьба балконных деревянных решёток, водосточные трубы с коронами из просечного железа — всё указывает на незаурядное мастерство строителей. Дом этот известен среди боровичан как «дом с привидениями» — за всякие чудесные явления, которые якобы происходили в нём в те годы, когда он пустовал.

В начале же века в этом доме находилась «Профессиональная школа Ю.А.Аргамаковой», «генеральши», как её называли в Боровичах, так как Юлия Андреевна состояла в браке с генералом Аргамаковым. В школе учились девочки из крестьянских семей. Помимо общеобразовательных предметов здесь преподавался теоретический и практический курс кройки и шитья дамских нарядов, а также разных рукоделий. Выпускницы школы получали места «начальных учительниц» или мастериц. Школа за короткий срок сумела завоевать симпатии общества и «распространить» славу о себе далеко за пределы Боровичского уезда. Школа заслужила медаль на выставке в Валдае. Газета «Мстинская волна» писала: «Попечитель Петербургского учебного округа гр. Мусин-Пушкин, в бытность свою в Боровичах в 1909 году, посетил школу и, ознакомившись с нею, остался настолько доволен ею, что перевёл из третьего разряда во второй».

Боровичские краеведы считают, что Николай Рерих «в бытность свою в Боровичах» также посетил школу Ю.А.Аргамаковой. Документальное подтверждение этому факту ожидается, но сомнения не вызывает. Педагог божьей милостью, руководитель школы Общества поощрения художеств, Рерих не мог пройти мимо интересного опыта профессиональной школы. Газета «Биржевые ведомости» от 10 октября 1915 года подчёркивает его «отвращение к рутине, большую терпимость по отношению ко всевозможным методам преподавания, лишь бы в каждом из них чувствовался живой подход к делу». С деятельностью Николая Рериха в Обществе поощрения художеств пересекается жизненный путь ещё одной представительницы рода Аргамаковых. Это Анастасия Фёдоровна Аргамакова, которая была сестрой милосердия на фронтах русско-японской войны 1904—1905 годов, а позднее училась в Рисовальной школе Общества поощрения художеств. За успехи в учёбе Анастасия Фёдоровна была отмечена: сын Аргамаковой, Константин Александрович, подарил мне рисунок матери и грамоту о награждении её малой золотой медалью. Подписано: председатель Императорского Общества поощрения художеств принцесса Евгения Ольденбургская, директор школы — Николай Рерих.

Загадка кургана № 23

В 35 километрах от Боровичей находится село Кончанское — бывшая усадьба и место ссылки Александра Васильевича Суворова. Отсюда великий русский полководец отправился в свой последний Альпийский поход. Сейчас здесь открыт музей-заповедник А.В.Суворова, диорама сражения у Чёртова моста. На горе Дубиха — суворовская светёлка, за горой — суворовский колодец, где зимой и летом родниковая вода. А в полутора километрах — озеро Шерегодро, светлыми просторами которого любовался великий полководец.

На северном берегу озера Шерегодро в 1902 году Н.К.Рерих произвёл частичные раскопки курганов. Известно, курганы являются кладбищем древних славян, в них хоронили прах умерших, нередко в глиняных урнах. Однако в насыпях курганов были найдены и предметы каменного века: кремневые отщепы и орудия, черепки глиняных сосудов с ямочно-гребенчатым орнаментом и янтарные украшения-подвески в форме язычков и пуговок. Возник вопрос, почему и как попали эти предметы в славянские погребальные сооружения? Вариантов ответа было два: или курганы расположены на неолитической стоянке, или для их сооружения песок был принесён с берега озера, где находилась древняя стоянка, и озеро, разрушая её, вымывало кремневые орудия и другие фрагменты.

Николай Константинович не успел выяснить загадку раскопа. К ней вернулись лишь спустя 70 лет. В 1973 году на берега озера Шерегодро прибыла из Боровичей экспедиция с целью произведения частичных раскопок тех же курганов, где трудился Н.К.Рерих. Руководил экспедицией профессор Новгородского педагогического института доктор исторических наук С.Н.Орлов, в составе экспедиции были юные члены школьного краеведческого кружка. Для раскопа был выбран курган № 23, согласно карте Н.К.Рериха. В результате частичного раскопа северной ополины снова были найдены кремневые орудия, черепки керамики и янтарные украшения. Однако по-прежнему было не ясно, как попали в курган неолитические вещи.

На следующий год экспедиция в том же составе снова прибыла на берега Шерегодро. Опять сделали небольшой секторный раскоп северо-восточной ополины кургана № 23. И снова были обнаружены янтарные «пуговицы», но на этот раз в куче охристого песка. Загадок прибавилось. Тогда было решено прорезать весь курган траншеей, чтобы выяснить, сооружён ли он на культурном слое стоянки. Под южной ополиной кургана, ниже погребения, вновь обнаружили охристый красный песок. И тогда раскоп в этом месте расширили, а весь грунт выше красного песка осторожно удалили. После тщательной расчистки представилась интересная картина: красный песок образует овальную насыпь длиной около двух метров и шириной 60 сантиметров. И на ней в определённом порядке лежат янтарные украшения в виде большого ожерелья из крупных подвесок и мелких «пуговиц». К сожалению, от костяка погребённого ничего не осталось.

Загадка захоронения была раскрыта: в эпоху каменного века существовал обычай обсыпать покойников красной охрой, значит славянский курган был расположен на неолитическом могильнике. Уникальные находки экспедиции были переданы сотруднику Института археологии АН СССР Майе Павловне Зиминой. А в мае 1987 года, во время встречи со Святославом Николаевичем Рерихом, по поручению работников краеведческого музея, я рассказал ему, что нераскрытая Николаем Константиновичем загадка на озере Шерегодро ныне разгадана, и вручил ему осколок неолитического сосуда из кургана № 23 и фотоальбом Боровичей.

«Память отца для меня священна», — сказал тогда Святослав Николаевич.

Пирос находится не в Греции

Когда я впервые приехал в Боровичи, то увидел на многих зданиях название «Пирос».

— Откуда здесь это греческое слово? — удивился я.

— По имени озера Пирос, оно тут неподалёку.

— А откуда взялось название озера — может быть, от того самого пути — «из варяг в греки»? — задумался я.

Побывать на озере я не торопился.

В ноябре 1984 года на юбилейной выставке Н.К. и С.Н.Рерихов в Государственном Музее Востока я увидел картину «Камни. Озеро Пирос». Картина небольшая, строгая и неяркая, но чем-то она привлекала к себе внимание. Я возвращался к ней, желая увидеть больше, чем фрагмент, ограниченный рамкой. Помнится, там была табличка «Из частной коллекции Е.М.Величко» 1 . И вскоре я уже был на берегах озера Пирос. Стояла глубокая осень, небо хмурилось и озеро показалось мне ещё более суровым, чем на картине.

В 1992 году на конференции, посвященной юбилею Юрия Николаевича Рериха, я услышал рассказ Евгении Михайловны Величко о том, с каким волнением встретился Юрий Николаевич с картиной «Озеро Пирос»: «Он долго стоял перед картиной, вероятно, мысленно перенесясь в далёкие годы, на Валдай. Через некоторое время Юрий Николаевич сказал: «Это любимая картина моей матушки, она висела в её комнате в нашей петербургской квартире».

Вам приходилось ощущать необычайное чувство. парения, трепета, когда вы вдруг услышали о предмете, безмерно вам дорогом, о котором по крупицам собирали сведения, а теперь вам открылась информация, каждое слово которой вы воспринимаете как жемчужину или алмаз? Такое ощущение я испытывал не раз на той интересной конференции.

У меня не возникло вопроса, за что же так любила Елена Ивановна озеро Пирос. К тому времени я не раз побывал на этом озере, расположенном в 25 километрах от Боровичей и в 10 километрах — от ближайшей железнодорожной станции Лыкошино. Озеро бывает разным, но особенно прекрасно оно летом. Лес рядом с озером, и в жаркую погоду воздух напоён запахом хвои. Берег пологий, вокруг зелёные поляны и пляжи. Можно купаться, можно ловить рыбу — с берега или с лодки, можно просто покататься на лодках. Сюда приезжают отдохнуть на несколько дней и на несколько месяцев. «Наше маленькое лесное озеро — Пирос — прекрасно», — писал Виталий Бианки.

На той встрече со Святославом Рерихом я спросил его, участвовал ли он в экспедициях с родителями, помнит ли то время. Он заметно обрадовался: «Да, я помню все эти места и всю работу, которая там проводилась. Особенно Николай Константинович любил окрестности озера. Там на пляжах оно выбрасывало кремневые изделия, орудия, и их было так много, что казалось, будто кто-то высыпал их из мешка. Знаете. я не знаю, в каком состоянии сейчас Пирос, но, очевидно, оно было когда-то центром оседлой жизни, и там, несомненно, находились обширные поселения, между собой связанные».

Камень у источника

«А вот чудо. Среди зелёного мшистого луга, около овечьего стада, наехали на ключ живой воды. Среди кочек широкая впадина. Чаша неотпитая».

Да, это слова Николая Рериха — «Чаша неотпитая», его рассказ о красотах Новгородского края. «Причудны леса всякими деревьями. Мшистые ковры богато накинуты». Я сразу вспомнил свой поход за клюквой. Никогда я не испытывал такого тревожно-радостного чувства, как в этот раз, когда шагал между кочками, и этот «мшистый ковёр» пружинил под ногами, и сердце ухало куда-то вниз. Но и в наши дни бы- вает чудо, и чудо в том, что сохранился у «Чаши неотпитой» тот родник в неприкосновенности. И зеркало воды среди зелени луга, как драгоценный камень в оправе.

Читайте также:  Отдых в ленинградской области у озера с животными

А находится он близ села Мшенцы Бологовского района Тверской области. Есть здесь и второй родник, над ним раньше стояла часовня. Неподалёку церковь с колокольней. За последние годы пейзаж здесь изменился к лучшему, и немалый «виновник» этого — окуловский краевед, любящий свой край — Леонард Эдуардович Бриккер. Много лет он искал дом, где останавливался Николай Константинович с Еленой Ивановной и где родился их сын Юрий. Кажется, нашёл — это дом аптекаря Манасевича. Затем его стараниями была увековечена и память земляка Н.Н.Миклухо-Маклая. Сначала установили камень с табличкой, а теперь уж бронзовый памятник стоит, и Маклаевские чтения не один год собирают немало народу.

Десять лет назад задумал Бриккер установить камень возле родника в Мшенцах и с помощью учащихся Бологовского сельхозтехникума осуществил эту мечту. И стоит теперь возле «Чаши неотпитой» громадный валун, и на нём литая табличка: «Точно неотпитая чаша стоит Русь. Самоцветами горит подземная сила. Пройдёт испытание. Русь стряхнёт пыль и труху. Сумеет напиться живой воды. Наберётся сил».

Уже срублена часовня и встала как прежде над вторым родником. Установлены леса для ремонта церкви. Готовятся документы для охранной зоны.

Испейте целебной воды из «Чаши неотпитой»! Утром из Москвы до Бологого, затем элек- тричкой до станции Алешинка, оттуда на автобусе — а лучше пешком — четыре километра до совхоза «Всходы» и чуть по грунтовке до села Мшенцы. Ходить пешком здесь — сплошное удовольствие!

1 Евгения Михайловна Величко — член редколлегии журнала, журналист, человек, много сделавший для того, чтобы Юрий Николаевич Рерих смог вернуться на Родину. — Прим. ред.

Источник



Теребенские истории

Теребня Новгородской обл. Боровичского р-на. Моей любимой бабушке посвящается.

Сообщений: 434
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 938

Лето 1973 года. Я уже хожу, но еще неуверенно. Папа вносит меня в дом. Внутри темно и прохладно. Опускает на пол. Помещение кажется мне большим, но что-то не так. потолок непривычно близко. Устоять не удается — сильный наклон пола тянет меня вправо, и я падаю. Снова ставят на ноги. Чтобы не потерять равновесие, я начинаю быстро бежать. Моя цель — небольшое окошко в стене напротив, единственный источник света в этой мрачной комнате, и лавка под ним, за которую можно уцепиться. Но предательский пол теперь заваливается вперед, меня несет как под горку, и со всего размаха я врезаюсь переносицей о лавку, казавшуюся такой спасительной. Крик, слезы. Занавес.

Это мое самое первое, самое раннее воспоминание о деревне. Следующий раз я появилась здесь уже в семилетнем возрасте, и накренившаяся избушка приняла меня гораздо более доброжелательно. Мы подружились на долгие годы, и каждое лето, когда я приезжала на каникулы, она открывала мне какой-нибудь новый секрет или рассказывала одну из многочисленных историй ее непростой жизни. Переживя на полвека всех своих ровесников, сейчас она, конечно, сильно состарилась, служит сараем и гостей не принимает, но нрав свой нет-нет, да покажет. Крестная моих детей, Татьяна, женщина молодая и совсем не суеверная, заходить в старую избу опасается — говорит, там живет домовой. То дверь неожиданно захлопнется, то свет погаснет, то кто-то половицами заскрипит. А самое опасное — преодолеть вход с крыльца в сени. Проем там очень низкий, заставляет кланяться до земли. Чуть замечтался — и прямо лбом о притолоку. Таня много раз с шишками возвращалась, а один раз войти так и не смогла — удар был такой силы, что она упала навзничь и долго не могла в себя прийти. С того случая, прежде чем переступить порог, она шепчет ей одной понятную скороговорку-приветствие, чтобы живущий в доме дух позволил войти.

Сейчас, смотря на поросшую мхом провалившуюся крышу, на заросли вокруг, на заколоченные окна, на ветхий остов крыльца сложно представить, какой эта изба была «в юности», но определенно можно сказать, что ее история идет в параллели с историей самой деревни в ХХ в., и теперешнее состояние обеих, несомненно, одинаково контрастирует с тем, как они выглядели до революции. А что до мистики, то она здесь на каждом углу, не только по домам прячется.

Продолжение следует.


С уважением, Мария

ERRARE HUMANUM EST

Козловские — Гриб — Гречухины — Быстровы — Лобановы — Щенниковы — Большаковы — Топоровы — Ованесянц — Сержпутовские — Сидоровы — Михайловы — Метельские — Фроленковы

Сообщений: 434
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 938

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ. Откуда что взялось.

Теребня сегодня — это деревня Новгородской области, Боровичского района, относящаяся к Волокскому сельскому поселению. Находится она в стороне от основных трасс, и, благодаря такому расположению, в конце ХХ века еще сохранила, пусть частично, облик и атмосферу типичной деревушки, где все друг другу приходятся родней, где двери не запираются, где здороваются со всеми, кого встречают, где по утрам поют петухи, а вечерами устраиваются на завалинке.

По преданиям местных жителей, название Терéбня связано с глаголом «теребить» (и это, конечно, верно, — корень «тереб» у них общий и этимологически восходит к праславянскому terb-), а «теребили», судя по этим преданиям, лён. Услышав такое объяснение названию в детстве, я особенно не задумывалась над его правдивостью или спорностью. до недавнего времени, когда интерес к истории места перешел из стадии любопытства в стадию изучения. Дело в том, что никаких следов льна, его культивации, обработки, каких-либо ремесел, связанных с изделиями из льна, я пока не обнаружила ни в самой деревне, ни в окрестностях. Зато нашла интересное исследование по новгородской топонимии:

АРХАИЧЕСКАЯ ТОПОНИМИЯ
НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ
(Древнеславянские
деантропонимные образования) ,

где, в частности, предлагается развернутый анализ по региональным наименованиям с корнями терб-, тереб-:

Теребуново дер. Боровенковск. Ок., ранее – село Заозерской вол. Кр.у. при оз. Теребуновском [СНМНГ IV, 20–21], по спискам селений 1-й пол. XIX в. – пог. Теребунов с одной церковью в Кр. у., по Карте Шуберта – пог. Теребуновский [Неволин 1853, 180]. По писцовым книгам Дер. пят. конца XV – 1-й пол. XVI в. числится как сельцо Теребуново с церковью Великий Егорий при оз. Теребуново, центр Теребуновского пог. [НПК II, 115, 127, 128, 132–142; ПКНЗ 4, 134, 386, 439, 441–443, 446, 452; ПКНЗ 5, 58, 59, 183–185]. В окрестностях населенного пункта много археологических достопримечательностей – свидетельств давней освоенности местной округи: группа сопок высотой до 10 м, два жальника, два селища, гранитный валун с вырубленным изображением креста на верхнем склоне холма возле истока р. Волмы в 1,3 км севернее деревни [Пам. истории и культуры Новг. обл., 167–168; Арх. пам. Новг. обл. II, 28]. Ойконим образован от личн. Теребунъ. Ср. в Чехии геогр. Trěbouň сел. (ранее – Triebun, 1284 г.): по мнению исследователей, – это йотово-посессивное производное от др.-чеш. личн. Trěbún [Prof. MJ IV, 365; Rospond 1983, 140; Šmilauer, Svoboda 1960, 618]. Й.Заимов обнаруживает личн. Требун в др.-болг. источниках до IX в. [Заим. БИ, 223], а в Архиве Юго-Западной России отражено ст.-укр. личн. Теребунец, каневский драб 1552 г. [Туп. СДЛСИ, 446]. Однако современные новгородские ойконимы Теребуни дер. Вшельск. Сол., Теребуня дер. Хваловск. Волх., не найденные по средневековой документации (что позволяет предположить их позднее возникновение), могут относиться к классу распространенных деапеллятивных образований от *terb- при помощи суф. -un’a, ср. др.-рус. теребити ‘расчищать под пашню’. См. еще укр. Теребуня оз. и Теребуни луг – оба названия в Ровенской обл., польск. Trzebunia, Trzebuńka рр. басс. Вислы и Одера; по [Шульгач 1998, 292]. Др.-слав. личн. Теребунъ стоит в одном ряду с многочисленными и очень популярными некогда, особенно у западных славян, именами от прасл. *terb- ‘быть нужным, необходимым’. Антропонимические композиты с препозитивным компонентом Тереб- безусловно были знакомы славянам, заселявшим бассейн Ильменя (см. подр. об этом новг. геогр. Теребовижа, Теребонижье, там же обширный инославянский материал), но явно использовались также гипокористические или образованные от корня при помощи разных суффиксов простые имена. Относительно последних контекст ойкониму Теребуново составляют, повидимому, новг. геогр. Тереболево, Тереболя – пункты соответственно Дремяцкого и Илеменского пог. Шел. пят. 1498 и 1571 гг. [НПК V, 167, 492], к которым добавляется блр. геогр. Тереболь сел. под Мозырем и Слуцком [Vasm. RGN IХ 1, 58]: они скорее всего мотивированы личн. Тереболя; ср. с -l-суффиксацией тождественные или максимально близкие польск. личн. Trzebala, Trzebiel, Trzebol [SSNO V, 479; Schlimpert 1978, 147], личн. Trebl, Trebla у древних полабских и поморских славян [Schlimpert 1978, 147], личн. Trebel, известное по письменности альпийских славян IX в. [Kronsteiner 1981, 211], нижн.-луж. Tŕbal, Trěbal [Muka, 105], др.-чеш. Třěbel [Svoboda 1964, 169], Требел, Требло из др.-болг. источников [Заим. БИ, 223]. Новг. геогр. Теребякино дер. Дегожского пог. Шел. пят. 1-й пол. XVI в. [НПК V, 362] обусловлено личн. *Теребяка; ср. с -k-суффиксацией др.-польск. личн. Trzebek, Trzebko [SSNO V, 477], др.-чеш. Třěbak, Třěbek [Svoboda 1964, 132, 135], нижн.- луж. Tŕebik, Trěbik [Muka, 105], древнее альпослав. Trěbak [Kronsteiner 1981, 211]. Тем не менее, при анализе подобных географических названий необходимо быть предельно осторожным ввиду того, что основа тереб- в значении ‘расчищать лес под пашню’ широко отложилась в новгородской топонимии, маркирующей участки подсечного земледелия. Ср. многочисленные названия Теребеж, Теребня, Теребутинец и др., осмысляемые на базе апеллятивов, наряду с тем, что новгородские говоры до сих пор знают словосочетание теребёное место – ‘место, расчищенное, очищенное от леса, кустов’ и т. п. [НОС 11, 33]. Поэтому, скажем, трактовка старописьменных геогр. Теребышино дер. Опоцкого пог. Шел. пят. 1575 г. [НПК V, 685, 689] (которая, кстати сказать, была соотнесена с дер. Требутици, вар. Теребутица 1498 г. в этом же погосте [НПК IV, 176, 177], см. [Андрияшев 1914, 423]), Теребышово пожня в Грузинском пог. Вод. пят. 1500 г. [НПК III, 448], Теребушино дер. в Паозерье 1498 г. [НПК IV, 7], современного новг. Теребушево дер. Амосовск. Кр. в известной мере двусмысленна. С одной стороны, у западных славян были в ходу (и отчасти используются до сих пор) личные имена от *terb- с -š-суффиксацией: др.-польск. Trzebosz [SSNO V, 480], полаб.-помор., др.-луж. Trebuš, Trěbiš, нижн.-луж. Trěboš, Trěbuš [Schlimpert 1978, 147–148; Muka, 105], личн. Trěbeš, Trěbišinъ у древних альпийских славян [Kronsteiner 1981, 211]; с другой стороны, суф. -уш-, -ыш- часто характеризуют бесспорно деапеллятивные топонимы (ср. хотя бы новг. микротопонимы Горбуша, Крутуша [НОС 2, 39; 4, 158] – к крутой, горб). Недаром мы нередко обнаруживаем среди топонимов на Тереб- такие названия, как Теребушка Бесѣда сельцо Никольского Ястребинского пог. Вод. пят. 1500 г. [НПК III, 763, 790] (= совр. Теребушка Шумск. Кир.) или Теребоша (Теребош) дер. Влажинского пог. Дер. пят. 1495 г. [НПК II, 655] (= ? совр. дер. Теребуша Добростск. Кр.), которые не осложнены -ов-/-ев-, -ин-суффиксацией, привычно отсылающей к исходным антропонимам (впрочем, такая суффиксация иногда присутствует и в названиях, основанных на апеллятивах). В целом же, безусловно, большинство топонимии на Тереб- имеет прямое отношение к участкам «теребления» – таковы, скажем, названия с суффиксами -ан, -он, -ун, -ын, -ен, -еж-: новг. Теребань, Теребони, Теребуни, Теребыни, Теребень, Теребеж и др., многочисленные по старописьменной документации и по современным материалам; подр. они будут рассмотрены в другом месте. Архаические деантропонимные названия от *terb- сблизились, смешались с деапеллятивными, возникавшими на протяжении всего средневековья, иногда модифицировались под их влиянием, поэтому формальные критерии в данном случае не всегда достаточны для разграничения двух этимологических типов.

Читайте также:  Чем знаменито озеро баскунчак

Итак, теребёное место — место, расчищенное от леса и кустов, и это гораздо ближе к истинному происхождению топонима Теребня. Ведь, как будет видно из дальнейшего повествования, и местоположение, и предназначение деревни нашли отражение в ее названии.


С уважением, Мария

ERRARE HUMANUM EST

Козловские — Гриб — Гречухины — Быстровы — Лобановы — Щенниковы — Большаковы — Топоровы — Ованесянц — Сержпутовские — Сидоровы — Михайловы — Метельские — Фроленковы

Сообщений: 434
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 938

Точная дата основания деревни неизвестна, впрочем, как и многих других деревень в округе. Однако с уверенностью можно сказать, что поселение это очень древнее, о чем свидетельствуют не только письменные источники, но и несколько сопок, до сих пор возвышающихся на окраине. В одном из справочников конца XIX века о них сказано следующее:

Сопки — это было наше излюбленное место: будучи детьми, мы собирали на них ландыши и землянику, играли в прятки, став подростками — устраивали вечерние костры и гитарные посиделки. На вопрос «зачем они?» ответы взрослых сильно разнились: от «да в войну картошку хранили» (? погребов там нет никаких) до «клад, наверное, закопан». А на вопрос «когда появились» ответ был неизменный — «всегда стояли».

В летописях наиболее раннее упоминание о заселении этих мест относится к X веку, когда после восстания древлян и убийства князя Игоря княгиня Ольга сожгла город Искоростень, казнила непокорных и устроила на реке Мсте погосты и дани (Повесть временных лет).

Таким образом, ориентировочно период возникновения Теребни можно приурочить к основанию погоста Волок (Волок Держков) на Мсте, которое датируется серединой X в.

Про Волок Держков надо рассказать отдельно.

Как известно, волок — это перевал между водными бассейнами, путь, по которому «волочили» суда.

Наиболее известные в России волоки:

Смоленский — между реками Касплей (левый приток Западной Двины, бассейн Балтийского моря) и Днепром (бассейн Чёрного моря), на «пути из варяг в греки» в районе Гнёздово в 14 км к западу от Смоленска.

Новгородский, или Вышний Волок — между реками Цна (через озеро Мстино, Мсту, озеро Ильмень, Волхов, Ладожское озеро, Неву входит в бассейн Балтийского моря) и Тверцою (левый приток Волги, бассейн Каспийского моря), от которого получил название город Вышний Волочёк в Тверской области.

Нижний Волок — на реке Мста в обход Боровичских порогов — Уверь, Удина, цепочка озёр к северу от Боровичей и волок назад во Мсту. Волок называли Нижним волоком в отличие от Верхнего волока из Тверцы в Цну возле Вышнего Волочка. Волок начинался возле села ниже Боровичей, которое так и называется — Волок.

Двинский — на Заволоцком пути, между Северной Двиною и озёрами ладожской системы.

Донской — между реками Доном и Волгой около города Царицына (сейчас Волгоград), от посёлка Дубовки (на Волге) к Калачу-на-Дону, в настоящее время в этом месте находится Волго-Донской канал.

Волжский — у села Переволоки Самарской области, который спрямляет путь вокруг Жигулёвских гор. Сейчас им пользуются туристы во время Жигулёвской кругосветки.

Волок на Ламе (Волок Ламский) — Волоколамск

Волок Славенский — между левыми притоками Шексны и рекой Порозовицей

«Яузское мытище» — из Яузы в Клязьму, от него получил название город Мытищи.

Интересующие нас волоки — новгородские, которые были частью знаменитого пути «из варяг в греки». Вот как описывается в «Повести временных лет» — летописи XII века – эта круговая водная дорога: «…бъ путь изъ Варягъ в Греки и изъ Грекъ по Днъпру, и верхъ Днъпра волокъ до Ловоти, и по Ловоти внити в Ылмерь озеро великое, из него же озера потечеть Волховъ и вътечеть в озеро великое Нево, и того озера внидеть устье в море Варяжьское. И по тому морю ити до Рима, а от Рима прити по тому же морю ко Царюгороду, а от Царягорода прити в Понтъ море, в не же втечет Днъпръ ръка». В переводе академика Д. С. Лихачёва с древнерусского языка это звучит так: «…Был путь из Варяг в Греки и из Грек по Днепру, а в верховьях Днепра волоком до Ловоти, а по Ловоти можно войти в Ильмень, озеро великое; из этого же озера вытекает Волхов и впадает в озеро великое Нево, и устье того озера впадает в море Варяжское. И по тому морю можно плыть до Рима, а от Рима можно приплыть по тому же морю к Царьграду, а от Царьграда можно приплыть в Понт море, в которое впадает Днепр река».

Густая речная сеть и плоские водоразделы Русской равнины позволяли новгородцам сравнительно легко перебираться из одной реки в бассейн другой. Места, где суда перетаскивали по суше через водоразделы — волоки — были наиболее трудными звеньями сообщений. Товары с судов перегружались на сухопутный транспорт. Огромные усилия тратились на то, чтобы перетащить суда по суше, хотя и существовало для этого много приспособлений – колеса, катки, волокуши. При большинстве волоков возникали поселения.

Новгородских волоков исстари было 2: верхний и нижний. Верхний — плоская заболоченная местность водораздела Балтийского и Каспийского морей. Он соединял реки Тверцу, Цну и Мсту. Его всегда считали легким (всего 10 верст), а раз легкий, то не «волок», а «волочек». Вот и стали называть «Вышним Волочком» сначала сам волок, а потом и селение, возникшее в 1470-х гг. на берегу реки Цны.
Нижний же волок, расположенный ниже по течению Мсты, по которому суда тащили в обход Мстинских порогов, совсем забыт в настоящее время, но был значительно сложнее верхнего (болотистая местность, перепады высот) и составлял 93 версты. В месте, где он начинался, и был основан сначала погост, а потом и село Волок Держков. Волок проходил по следующему маршруту: от Волока Держкова до озера Пелено через села Кострицы, Теребня, Старухино, Белавино. Далее — озеро Люто – озеро Щерегодра – озеро Ситное – озеро Ямное – река Ямница – река Удина – река Уверь через села Осиновец, Кончанское, Сопины, Любони, мимо села Болонье и деревни Перелучи суда вновь выходили в Мсту выше порогов.

Начальный этап этого пути (до озера Щерегодра) представлен на карте:

Продолжение следует.


С уважением, Мария

ERRARE HUMANUM EST

Козловские — Гриб — Гречухины — Быстровы — Лобановы — Щенниковы — Большаковы — Топоровы — Ованесянц — Сержпутовские — Сидоровы — Михайловы — Метельские — Фроленковы

Источник

Adblock
detector