Меню

Озеро ясхан в туркменистане

В долине Узбоя [Правда 1951]

Порой удивительные материалы находишь в главной газете страны Советов — “Правде”. Например, о буднях строительства Главного Туркменского канала (ГТК). Слыхали о таком? “Подумаешь, — скажет современный обыватель, — очередная “великая стройка коммунизма”, эка невидаль! Тоталитарная власть решила построить очередной тоталитарный канал руками заключенных ГУЛАГа”.

Возможно, и так, но сам проект подразумевал поистине большевистский размах! ГТК должен был соединить реку Аму-Дарья и Каспийское море через пустыню Каракум, причем по задумке воды реки не должны были сбрасываться в море. Длина канала по проекту составляла более 1000 км., что делало ГТК на тот момент вторым в мире по длине, но это далеко не все его значение.

“ГТК должен был оросить, главным образом для хлопководства, свыше 1 300 тысяч гектаров новых земель. Из них около 500 тысяч гектаров в Каракалпакии. Обводнению подлежало свыше 7 миллионов гектаров пастбищ в пустыне Каракумы. ГТК придавалось и важное судоходное значение, с его помощью хотели объединить реки Волгу и Амударью, соединить Арал с Каспием, Азовом, Черным морем, Балтикой и Арктикой, образовать невиданный по протяженности и по разнообразию грузов сквозной водный путь из Средней Азии в Европу. Строительство канала предусматривало использование пяти тысяч самосвалов, двух тысяч бульдозеров, столько же экскаваторов, 14 земснарядов. Ширина канала — более ста метров, глубина — 6-7 метров. В зоне канала проектировались 10 тысяч километров магистральных и распределительных каналов, 2 тысячи водоемов, 3 ГЭС по 100 тысяч киловатт. Строительство ГТК было объявлено всенародным делом, стройкой всесоюзного значения. Завершить строительство планировалось к 1957 году”.
А.Жолдасов, На руинах великой стройки. История Главного туркменского канала

Журнал “Техника молодежи” прибавлял к этому в 1952 году, что решится энергетическая проблема региона, электричество получат прилегающие сельскохозяйственные и промышленные предприятия (в том числе новые предприятия). Возникнут десятки городов, сотни населенных пунктов, на огромных пространствах будут посажены леса, на тучных пастбищах появятся многомиллионные стада скота, на орошаемых полях будет выращиваться хлопок и виноград. А исходным сооружением Главного Туркменского канала станет Тахиа-Ташская плотина, которая сможет сдержать полноводную Аму-Дарью, поднять уровень реки в ее узком месте на 5 метров и отвести часть воды (25%) в канал. Сама плотина соединит правобережный и левобережный оазисы Аму-Дарьи автомобильной и железной дорогой, рядом будет построена крупная ГЭС, а очистные сооружения освободят воды реки от излишнего песка и ила.
(http://zhurnalko.net/=nauka-i-tehnika/tehnika-molodezhi/1952-02—num3)

Главный Туркменский канал так и не был построен в СССР. В 1953 году стройку заморозили, а в 1954 году строительство ГТК было отменено. Магическое число 1953 — год смерти вождя мирового пролетариата Сталина стал в определенной степени переломным, в том числе для Каракалпакии и будущего Туркменистана.

Как так? Почему такой амбициозный проект не был завершен в еще полном сил СССР? Версии называются разные. Первая и “самая весомая”, после смерти Сталина “более либеральные” правители СССР упразднили ГУЛАГ, работать на канале стало некому, отсюда и незавершенность. Вторая, перед носом советских руководителей замаячил призрак целины, техника, финансы и рабочая сила понадобилась там. Третья, анекдотичная:

“Секретарь Компартии Туркменистана Гапуров (фамилия может быть неточна. АЖ) обещал Хрущеву завалить страну хлопком и производить не менее 3 миллионов тонн хлопка в год, если строительство ГТК будет прекращено, но канал будет все же построен и пройдет по другому руслу (по которому идет сейчас). Он же мотивировал это тем, получить тонковолокнистый хлопок будет возможно только на юге Амударьи, а не на севере. Где секретарь, где Хрущев и где 3 миллиона тонн хлопка?”.
А.Жолдасов, На руинах великой стройки. История Главного туркменского канала

Наверняка у современных буржуазных “ученых” найдутся и другие причины невыполнения этой поистине Великой стройки коммунизма. Какая из причин оказалась решающей или все они имели место быть, дело отдельного исследования.

В статье газеты “Правда” №106 от 1951 года, которую предлагает вниманию редакция Бескома, вы не прочтете о заключенных ГУЛАГа, о рабском труде местных жителей, о безоглядном воровстве руководства строительством. Вы прочтете рассказ о самоотверженном труде советских людей, гениальных решениях советской инженерии, невообразимых сегодня возможностях социалистической экономики и о грандиозном Плане преобразования природы, который проводился в жизнь по всей огромной стране под руководством И. В. Сталина.

Казанджик — по-русски означает “маленький котел”. В этом туркменском городке у подножья Копет-Дага и впрямь, как в котле: постоянно дуют, крутятся пыльные ветры, и лишь километрах в 10-15 к северу от него становится тише. Здесь солнечные лучи палят немилосердно, и жара усиливается по мере того, как дорога все дальше уходит в пески.

Дорога! Слово это для здешних мест имеет скорее условное обозначение. И в самом деле, как может назваться дорогой тот невероятно тяжелый путь, проложенный через барханы, двигаться по которым на автомашинах можно лишь с бесконечными остановками, постоянно подкладывая под колеса длинные бревна. Недаром старик, главный погонщик верблюжьих караванов, сказал одному из шоферов:

— Много лет я прожил на свете. Исходил вдоль и поперек пустыню, но никогда не думал, что по сыпучим пескам пойдут машины. Какая сила в советском человеке!

Шоферам приходится особенно трудно, когда они ведут свои машины по глинистым местам после дождя. Почва разбухает, становится, как тесто. Машины вязнут, и их приходится вытаскивать гусеничными тракторами — тягачами.

Но неутомимые шоферы, энтузиасты великой стройки, мужественно и с большим искусством преодолевают дорожные невзгоды. С каждый днем они сокращают время в пути от Казанджика — штаба и перевалочной базы экспедиции — до озера Ясхан, где работают сейчас изыскательские партии. Если в декабре прошлого года, при первых рейсах, это расстояние покрывалось за два дня, то теперь даже тяжело груженные машины затрачивают на это не более восьми часов.

Вереницы автомобилей подвозят разведчикам пустыни самое необходимое для работы и жизни: буровое оборудование, инструменты, строительные материалы, продукты, палатки, “челеки” — деревянные бочки для воды. От своевременной доставки этих грузов зависят и объем, и темпы инженерно-изыскательских работ на трассе Главного Туркменского канала. Об этом всегда помнят шоферы, и они торопятся, совершая рейсы днем и ночью.

Вот место, где разольется Ясханское море!

Перед нами простирается огромная пойма древнего Узбоя. Местами она совершенно ровная, как стол, а кое-где взбугрилась и поросла мелким саксаулом.

— В этой гигантской чаше воды будет не меньше, чем в Московском море, — рассказывает главные инженер Туркменской геологической экспедиции на трассе канала С. И. Рыбаков. — Поперек Узбоя здесь ляжет мощная плотина гидроэлектростанции. На берегу Ясханского моря возникнет прекрасный город-порт.

Да, большой город, важнейшие экономические центры будут заложены в этом пустынном крае. Изобилие воды и электрической энергии преобразует не только окрестные районы, но и даст великую живительную силу всей Юго-Западной Туркмении, вызовет к жизни субтропические сады и хлопковые плантации, поможет использованию богатств, таящихся в недрах земли. Но чтобы осуществить все это, от советских людей требуется огромное напряжение сил и энергии.

. Первую трудовую победу одержали топографы, геологи и бурильщики 33-й экспедиции Гидропроекта. Они пришли на Ясхан в декабрьскую стужу прошлого года, раскинули на голом месте свои походные палатки и сразу же, не дожидаясь подхода всех инструментов, отправились в поле на разведку мест. С одной только картой и компасом принялись топографы вместе с геологами намечать точки для буровых скважин. Здесь особенно отличился 54-летний техник-топограф А. А. Ламтев. Он блестяще провел всю работу. Когда её проверяли инструментами, вся она оказалась точной, правильной. Так было выиграно несколько драгоценных дней.

21 декабря прошлого года над песками поднялась первая буровая установка.

Читайте также:  Между двух озер сибирь

— Это были торжественные минуты, — с волнением вспоминает буровой мастер М. М. Карпов, — Мы стояли у высокого копра, сняв шапки, всматриваясь в трепещущий на ветру красный флаг, и каждый из нас думал о Родине, о Сталине. И хотелось громко сказать на всю страну, на весь мир: спасибо Вам, товарищ Сталин, за Вашу великую заботу о народе, о счастье советских людей. Мы осуществим все Ваши предначертания — преобразим природу, построим каналы и гидротехнические узлы и вместе с Вами придем к торжеству коммунизма!

Ныне в пустыне пробурены десятки скважин, взято огромное количество проб из разных глубин, исследованы многие сотни квадратных километров площадей. Сейчас готовится к отправке проектировщикам канала первый предварительный отчет, в котором дается характеристика природных условий района будущего водохранилища и энергетического центра.

Экспедиции обеспечены первоклассной отечественной техникой. МОЗНЫЕ машины московских, горьковских и минских автомобилестроителей, челябинский и сталинградских тракторостроителей штурмуют тяжелые пески: грузо-пассажирские самолеты доставляют на трассу людей, оборудование, продукты. Все разведчики — топографы, геодезисты, геологи и гидрологи — вооружены новейшими инструментами и приборами. Новая техника делает высокопроизводительным труд бурильщиков.

Фронт работ с каждым днем расширяется. На берегу Ясхана закладывается фундамент под механическую мастерскую. Тягачи “С-80” уже доставили сюда несколько строгальных, фрезерных, шлифовальных и других станков, оборудование для кузницы и электростанции.

А бесценные грузы все идут и идут на трассу Главного Туркменского канала. Каждый день на перевалочные базы Чарджоу, Ургенча, Красноводска поступают строительные материалы и машины. Из Горького к берегами Аму-Дарьи мчится эшелон с гигантским землесосом.

Великая всенародная помощь вдохновляет преобразователей пустыни.

— С каким энтузиазмом работают люди! — говорит инженер-гидролог А. П. Соловьев, человек, которому уже идет восьмой десяток лет и который побывал за свою долгую жизнь и на Крайнем Севере, и на юге, и на Дальнем Востоке, и на западе нашей страны. — Порой диву даешься, столько энергии! Ведь вот возьмем нашу молодежь, — кажется, совсем недавно они приехали в суровые Кара-Кумы, едва-едва покинули студенческую скамью, но загляните на этих москвичей, волжан, сибиряков, как они стойко переносят трудности. Жарища, безводье, пески, а они смело идут на любое задание.

Уже наступил вечер, уже высоко в небе зажглись звезды, а небольшой топографический отряд Ашхабадской экспедиции все еще не возвращался с работы. В лагере заволновались: мало ли что может случиться в этом море песков, да притом ночью. Сергей Иванович Рыбаков отдал распоряжение: зажечь костер на самом высоком бугре, а навстречу разведчикам выслать автомашину. Так и сделали. Но тревога оказалась напрасной. Едва вспыхнул костер, как на дальнем конце лагеря с шумом и смехом показались топографы, неся теодолиты, буссоли, рейки.

И мы услышали, с каким жаром объяснила причину опоздания техник-топограф Вера Спирина:

— Понимаете, товарищи, мы получили очень интересное задание. Правда, оно оказалось великовато, но мы решили во что бы то ни стало закончить всю работу за один день. И вот за делом не заметили, как далеко ушли от лагеря, а когда спохватились — солнце уже село. Но вы, между прочим, зря о нас беспокоились: разве топограф где пропадет? Вот только пить, есть здорово захотели: все-таки двенадцать часов после завтрака прошло, и потом что-то уж очень жарко было днем.

Услышав последние слова, кто-то, видимо, из старых кара-кумцев, заметил:

— Это в апреле-то жарко? А что же ты, милая девушка, скажешь в июле, августе? Вижу не бывала в Кара-Кумах летом.

Вера улыбнулась и ответила на это просто, убедительно:

Да, поистине крепчайшая сталь закаляется на великой стройке коммунизма. Люди закаляются физически и духовно, стремительно растут. Вчерашние выпускники средних и высших учебных заведений проходят хорошую школу жизни на сталинской стройке, становятся технически зрелыми специалистами, которым приходится решать многие, самые сложные задачи. На новую ступень поднимается мастерство каждого участника строительства. Мы встречались с десятками людей, которые, приехав на Узбой с небольшим опытом или даже совсем без специальности, сейчас стали квалифированными работнкиами.

Именно здесь, на Ясхане, обучались мастерству бурения скважин туркменские колхозники С. Кульниязов, М. Кубанмурадов, М. Мерекулиев. В сложных условиях пустыни раскрылся талант шоферов Е. Скоросова, Н. Канатикова, П. Маслова, о которых говорят в шутку, что их умению пробираться на машине через барханы позавидует даже такой “корабль” пустыни, как верблюд.

Здесь, на трассе канала, возмужало и окрепло мастерство молодого топографа В. Зимина, техника-геолога А. Проценко, буровых мастеров Н. Добрецова, Э. Эмербекова, К. Новикова и многих, многих других. В помощь разведчикам при экспедициях созданы различные производственные курсы, действуют кружки техминимума, в которых преподают опытные, высококвалифицированные специалисты.

Суровый, дымящий на ветру бархан придвинулся к руслу Узбоя, и, кажется, вот-вот эта громада вторгнется в зеленую пойму и погребет под собой все живое. Но этого не случается. Какие же силы удерживают пески? Как эти силы станут воздействовать на будущий канал?

Узкая перемычка земли шириной в какие-нибудь 10 метров отделяет два больших озера, но в одном из них вода горько-соленая, а в другом — совершенно пресная, ее можно пить. А чем объяснить это явление? Насколько оно сохранится, когда по Узбою зашумят воды Аму-Дарьи и вокруг разольется гигантское водохранилище?

Подобных вопросов — самых сложных и простых — возникает перед исследователями много. На каждый из них надо дать вполне исчерпывающий ответ, чтобы проектировщики и строители канала были вооружены всеми необходимыми данными, а ведь канал протянется на 1100 километров.

— Такого огромного объема геологических исследований не знала мировая практика, — говорит кандидат геолого-минералогических наук В. Л. Дубровкин.

Тов. Дубровкин руководит гидрологическими и инженерно-геологическими работами Ашхабадской экспедиции. С увлечением рассказывал он молодым специалистам, только что прибывшим на трассу канала:

— Перед каждым из вас здесь открыто широкое поле деятельности. Надо иметь в виду, что все предварительные исследования на Узбое недостаточны для проектирования генеральной схемы трассы канала. Очень много нам надо исследовать, разузнать. Сейчас, после некоторых проведенных комплексных работ, кое-что уже начинает проясняться. Мы, например, все больше узнаем о строении долины Узбоя, о фильтрационных свойствах песков, прилегающих к руслу.

Почти ежедневно в поездах, на самолетах, на пароходах приезжает в республику для работы на Главном Туркменском канале новые отряды специалистов, ученых, строителей.

Из Москвы прибыла научно-исследовательская экспедиция Министерства лесного хозяйства СССР. Совместно с лесоводами Туркмении она займется проектированием лесных полос в зоне канала. Работы по озеленению пустыни уже начались, в песках засеяны сотни гектаров саксаула и других древесных и кустарниковых пород.
Специалисты изучают вопросы экономического освоения орошаемых земель в Кара-Кумах. К приходу аму-дарьинской воды все должны быть подготовлено для создания в пустыне 30-35 новых административных районов, десятков машинно-тракторных станций, заводов и фабрик, новых центров хлопководства, виноградарства, шелководства.

Ученые занимаются сейчас и такой проблемой, как рыборазведение и птицеводство в зоне Главного Туркменского канала.

В Кара-кумах весна. В нынешнем году, она особенно волнующе прекрасна. В извечной тишине песков зазвучали сильные и веселые голоса советских людей, пришедших творить, создавать, строить.

Источник

Крутые места в Туркменистане.

В этом посте я расскажу о природных нереально атмосферных местах в Туркмении. Туркменистан — самодостаточная страна в плане природных богатств. Тут вам и каньон, как в американских фильмах про Дикий Запад, и пещеры со сталактитами, горы с узкими ущельями. Подземное озеро? Да пожалуйста. Даже море (которое на самом деле озеро) присутствует. А пустыня Каракум! Вы видели в программах канала Дискавери о выживании пустыню Каракум? Нет, и не увидите. Беар Гриллс тут проживет максимум до заката. Что вам предложить ещё? Горящую яму? Э-э-э. Хорошо. Думаю найдется) Местные люди очень доброжелательные и простые. Везде вы будете себя чувствовать в абсолютной безопасности.
Для затравки небольшое фото. Обычный жилой микрорайон. Обратите внимание на задний план. Горы. Высоченные, с заснеженными вершинами. Те, кто приезжает в Ашхабад в первый раз впадают в ступор от этого величественного зрелища. А местные к таким видам давно привыкли и не считают это чем-то особенным.

Читайте также:  Телецкое озеро снять квартиру

И еще. С другого ракурса.

А теперь природные нереально крутые места.
1. Каньон Янги-Кала.

В переводе с туркменского словосочетание «янги кала» означает «огненные крепости».
И, правда, отвесные обрывы белого, желтого, охряного, пурпурного и красного цветов, причудливо вырезанные ветрами и дождями, очень похожи на каменные замки из какого-нибудь фэнтези. Особенно красивы каньоны на закате, когда все вокруг окрашивается в огненно-красный цвет.

Когда-то дно каньонов было дном древнего моря. А сегодня по нему можно прогуляться, словно по природному парку скульптур из спрессованной, осыпающейся в руках, почвы.
А помните знаменитый «Язык Тролля» в Норвегии? Ну что ж, что-то подобное можно найти и здесь.

И еще. А то, говорят, картинок маловато.

2. Подземное озеро Ков-ата.
Подземное озеро с термальными водами «Ков-Ата» расположено в Бахарденской пещере, вблизи одноименного поселка. Название — «Ков-Ата» в переводе с туркменского языка означает «отец пещер». Иногда ее называют также «чудо-пещерой».

Спуск к подземному озеру.

В этой лечебной воде содержатся сера, йод, магний, калий, натрий, сульфат, а также хлор, алюминий, бром, железо, сурьма — всего 38 элементов. Купание в воде благотворно действует на организм, улучшает кровообращение, помогает излечить такие заболевания, как ревматизм, простуда, почечные и кожные заболевания, успокаивает нервную систему. Рекомендуется находиться в пещере не более 45 минут, а в воде — не более 20 минут.

В научных кругах поговаривают, что озеро является верхним из каскадных озёр, которые располагаются на различных глубинах, и сообщаются, поэтому не стоит заплывать далеко.

Источник

Пресное озеро Ясхан в Каракумах.Тайны туркменской земли

В Западных Каракумах в Туркменистане есть удивительное пресное озеро Ясхан. Его название обьясняется просто. «Ясга» – означает «низина». А как существует среди песков этот пресный водоем, было загадкой. В этом уголке Каракумов мало дождей и в наши дни нет рек.

Располагаются они по сухому руслу Западного Узбоя, древнего протока реки Амударьи. Говорят, здесь побывал любитель Востока Марк Поло. Река здесь текла много столетий назад и впадала в Каспийское море. Она давно исчезла, а реликтовые озера Ясхан, Топиатан и Кара-Тегелек существуют и поныне. Глубина их не превышает 4 м. Такой слой воды горячее солнце испаряет в течение двух лет. А озера по руслу Узбоя существуют как ни в чем не бывало. И вода в них не соленая, а пресная.

Пресное озеро Ясхан в Каракумах.Тайны туркменской земли

Из какого же источника эти озера получают пресную воду, если вокруг простирается безбрежное море барханных песков, и в них не впадает ни одной речки или ручья? Дело в том, что Приузбойские Каракумы вовсе не безводны. Здесь под барханами на глубине 40 м залегает огромная масса удивительной пресной воды, объем которой достигает 10 млрд куб м. Вот эта линза, вода в которой накапливается из года в год, и питает подземным стоком озера Ясхан, Топиатан и Кара-Тегелек, компенсируя испарение влаги с их поверхности. Еще удивительно то, что вода в озере Ясхан в одной части соленая, в другой — пресная. И ко всему это красивейшее место отдыха для туркменистанцев.

Что интересно :

  1. Озера Ясхана соленые и пресной не только не пересыхают,но и не смешиваются между собой хотя и соприкасаются друг с другом

Озеро Ясхан вызывает интерес как уникальный водоем в русле древнего Узбоя, удивительная природная достопримечательность. Его рельеф и ландшафт носят реликтовый характер, озеро и прилегающая к нему территория имеют и эколого-туристическое значение.

Говорят, что когда-то на берегах озера Ясхан побывал знаменитый путешественник, большой знаток Востока Марко Поло. Озеро стоит того, чтобы его увидеть.

Источник



Озеро ясхан в туркменистане

Гладышев А.И.
Доктор биологических наук Российская академия сельскохозяйственных наук Москва

ПУТЬ К КАСПИЮ.

Река начала свое существование, когда древнее Хвалынское море уже значительно сократилось и продолжало стремительно отступать на запад. Порожистые участки русла, перепады со следами деятельности бывших водопадов, сформировавшиеся террассы с многочисленными остатками раковин пресноводных моллюсков и органическими остатками былой флоры и др. позволили утверждать, что Узбой — это типичная речная долина, сформированная постоянно и длительно действующим речным потоком.

Прежде чем преодолеть 500 километровый путь до Каспия, Узбой должен был произвести огромную эрозионную работу, и прежде всего в верховьях долины в пределах Верхне-Узбойского коридора. Ландшафты здесь величественны: плато и откосы возвышенностей ограничивают грандиозные, нередко почти отвесные обрывы. На западе они сопровождают правобережье реки вплоть до солончака Кара-Шор.

За плато Челюнг-Кры Узбой пересекает впадину, занятую Кемальским солончаком, затем — песчанный массив Чиль-Мамед-Кум. Левобережье Узбоя от южной оконечности Верхне-Узбойского коридора (урочище Куртыш-Баба) до Малого Балхана образовано единой геоморфологической областью, сложенной мощной толщей песчано-глинистых отложений и плотных коренных пород сармата и акчагыла, сформиировало узкую и глубокую долину, переходящую местами в каньоны. Река, сильно петляя, низвергала здесь свои воды с семиметрового водопада.

Последний участок, где Узбой проходит через коренные породы, расположен между урочищами Тоголек и Декча. Здесь русло реки круто падает и несколько ниже пересекает крупные Аджикуинские пороги. Ниже русло Узбоя полностью заложено в рыхлых, песчано-глинистых отложениях Каракумской свиты.

Озера Топиатан и Ясхан

Участок долины от урочища Куртыш-Баба до солончака Кель-кор считается средним течением Узбоя. Здесь русло и сегодня производит впечатление живой реки с берегами, обрамленными зарослями тамариска или тростника южного. Только интенсивно голубой цвет воды и ослепительно белая канва солей по побережью говорят о том, что перед нами мертвые озера с соляной рапой и даже иногда мощными скоплениями солей. Было бы ошибкой считать, что они — остаток некогда протекавшей здесь реки. Если бы русло было лишено постоянного притока, вода давно и бесследно бы испарилась. Долина сильно углублена и действует как дрена, собирая грунтовые воды с прилегающей территории. Соленые озера Узбоя издавна служили «курортом» хивинцам и туркменам, они приезжали сюда, чтобы испытать лечебную силу здешней глины и соленой воды: ее пили и в ней купались.

В урочище Куртыш-Баба В. А. Обручев наблюдал «кладбище» брошенной одежды: перед отъездом больные развешивали ее по кустам и облачались в новую. Усиленное безмолвием и безлюдностью пустыни, это зрелище сохранилось в памяти исследователя. В низовьях Узбоя и в наши дни работает старейшая грязелечебница Молла-Кара.

Но кроме соленых озер в среднем течении Узбоя имеются и пресные: Ясхан, Тоголок и Топиатан. Встречу с наиболее красивым из них описал мой учитель, известный знаток Средней Азии Л. Е. Родин: «После нескольких дней пути перед нами открылась будто настоящая синяя река в золотых берегах, то с зеленой полоской тростников и туранги, то со сверкающей белизной солончаковой оторочки. А надо всем этим безоблачное небо и вокруг бескрайний простор безлюдной пустыни. Все так ярко вписалось в память, что и сейчас вижу это как наяву… Шли годы, я побывал во многих краях и странах, очень ярких и, по общему признанию, красивых, но очарование пустыни навсегда залегло где-то в глубине души и не покидало меня никогда. Та «синяя река», что мы увидели в песках, — озеро Ясхан, старица, сохранившаяся в былой долине Узбоя».

Читайте также:  Озеро великое рязанская область описание

В настоящее время установлено, что существование этих озер поддерживается пресными водами, скапливающимися в линзах под барханными песками, которые пополняет сток с гор Большого Балхана и Западного Копетдага. Приток пресных грунтовых вод бывает столь значительным, что, несмотря на испарение (порядка 2000 мм/год), озерной водой пользуется местное население, а также пополняется водовод Ясхан-Балханабад.

Культовые могилы предков на Узбое (Куртыш Баба)

Своеобразна флора и фауна этой части долины. Здесь на такыровидных старотугайных почвах, в комплексе с тамарисковыми и черносаксауловыми сообществами произрастают настоящие тугайные виды: тополь сизолистный, туранга, лох восточный, дереза русская, здесь же нашел себе пристанище мягкоплодник критмолистный — единственный представитель древнейшего, вымирающего рода Malacocarpus. Когда Узбой был живой рекой, на его террасах произрастали настоящие тугайные леса, оставившие в почвенном профиле характерные следы пойменного почвообразования. В водах Ясхана обитает эндимичный вид карликового леща, а в Топиатане — узбойская плотва и водяная черепаха. Ниже Ясхана характер долины Узбоя постепенно меняется. Пересекая с северо-востока Балханский коридор, его русло врезается в обширные песчаные комплексы и солончаки, в итоге полностью сливаясь с последними. Особый интерес представляет солончак Кель-Кор, лежащий примерно на уровне Каспийского моря и бывший в недалеком прошлом его заливом. Когда уровень Каспия стал падать, здесь образовалась большая лагуна, в которую с востока впадал Узбой, а из лагуны в сторону Балханского залива Каспийского моря протянулся устьевый его участок Актам.

ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЯЗИ.

Большинство исследователей западного Турана считают, что Узбой зародился, существовал и прекратил свой сток в доисторические времена, всего за 10 тыс. лет. Экспедиции под руководством археолога С. П. Толстова установили, что сток вод по Узбою прекратился не менее 2-3 тыс. лет назад в связи с трансгрессией Каспийского моря и понижением уровня Сарыкамышского озера из-за сокращения притока в него амударьинских вод. Однако весьма вероятно, что сток по Узбою прерывался и возобновлялся не раз. По водности река значительно уступала древней Амударье, а поскольку Сарыкамыш являлся грандиозным отстойником, то Узбой не имел паводков и нес осветвленную воду.

Чередование в высохшем Узбое системы озер и чисто русловых участков объясняется динамикой стока: воды, переливавшиеся из Сарыкамышского озера, заполняли в первую очередь пониженные участки местности, образуя озеро или систему озер, после заполнения которых происходил прорыв последних в очередную впадину. Так озеровидные расширения чередовались с относительно узкими долинами. По этой же причине Узбой не мог сформировать единой для всей долины террасы, и для каждого ее комплекса характерна своя собственная.

Как любая река, Узбой на протяжении всей своей активной фазы был неразрывно связан с культурой, традициями и хозяйственными интересами народов, заселявшими его берега (в основном это были хивинцы и туркмены). Следы этой цивилизации были открыты и сохранились до наших дней практически по всей долине реки, в особенности в ее истоках и на террасах Сарыкамышского озера.

Здесь обнаружены остатки своеобразной ирригационной системы, представлящей собой густую сеть водопроводящих каналов, радиально расходящихся от центральной части котловины к ее перифирии. Массивы орошаемых земель располагались между этими каналами, а для подачи воды на поля использовалась чигирная система.

С. П. Толстов считает, что эта система действовала в XV — начале XVII в., когда Сарыкамышская котловина заполнялась водами Амударьи до уровня около + 50 — 53 м абсолютной высоты, озеро распространялось далеко на юг, что не исключало частичный слив воды в русло Узбоя. Возможно, грандиозный (видимо, последний) прорыв амударьинских вод к Сарыкамышу произошел благодаря огромнейшим разрушениям произведенным в Хорезмском оазисе при его завоевании Тимуром в 1388 г. Его войска разрушили не только города (включая столицу Ургенч), но практически и всю ирригационную систему края.

Эпизодическое обводнение в средние века сыграло существенную роль в накоплении мощных отложений солей в русле Узбоя, но уже не могло оживить и поддержать в долине развитие цивилизации. Поэтому в то время постоянное население на его берегах отсутствовало.

Когда сток по Узбою прекратился — люди покинули его долину и в дальнейшем она привлекала их больше как культовый символ, корнями связанный с историей некогда заселявших ее народов. В древности через Устюрт и Узбой проходили старинные караваные пути, например дорога, соединявшая Хиву с низовьями Эмбы и Волги. Сохранилось много старинных кладбищ, одиночных святых могил, культовых памятников, мавзолеев — мазаров, крепостй, следов ирригационной культуры от истоков Узбоя до Каспия. Они волнуют воображение и не оставляют равнодушным путника в наши дни.

СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ.

Поскольку в упомянутом постановлении президента Туркменистана С. А. Ниязова речь идет о новом озере в пустыне, уместно вспомнить о судьбе Сарыкамыша. К концу XVI в. приток воды в него заметно уменьшился, уровень его стал понижаться, а вода засоляться. Система орошения пришла в упадок и более не возобновлялась. Озеро разбилось на отдельные небольшие соленые водоемы, приуроченные к наиболее глубоким котловинам, эти небольшие озера с весьма неустойчивым уровнем просуществовали, по-видимому, долго, поддерживаясь периодическими прорывами амударьинских вод (один из последних случился в 1878 г.). Затем озера стали носить сезонный характер, летом большинство из них полностью пересыхало и превращалось в солончаковую пустыню.

С 1963 г. в Сарыкамышскую котловину по Дарьялыку и Даудану стали сбрасывать дренажные воды из Амударьинского и Хорезмского оазисов (от 5 до 7 км куб. в год). Постепенно образовалось огромное озеро, площадь которого превышает 3 тыс. кв. км, а глубина более 20 м. Оно стало одним из крупнейших современных сбросовых водоемов в Средней Азии. Промывные воды стока, содержащие стойкие хлорорганические ядохимикаты высокой концентрации, оказывают тяжелейшее влияние на природу региона, в первую очередь на флору и фауну самого озера.

А по более раннему (1900 года) проекту строительства канала Амударья — Красноводск часть стока вод Амударьи через Сарыкамышскую впадину и далее перебрасывалась по древнему руслу Узбоя на юг, к Каспийскому морю. При этом в зоне этого Главного Туркменского канала планировалось оросить и обводнить 1300 тыс. га земель, организовать интенсивное использование огромных пустынных пастбищ Южного Устюрта и Каракумов, стабильную и высокопродуктивную кормовую базу. Эта грандиозная водная магистраль должна была связать животноводческие районы Западной Туркмении с другими районами Средней Азии. Именно тогда выполнены детальные комплексные исследования региона и долины Узбоя в частности. Однако проблема оказалась гораздо сложнее, чем предполагалось, и от проекта отказалсь. Позднее (с 1954 г.) начал сооружаться Каракумский канал, ирригационное сооружение века, о достоинствах и недостатках которого написано немало. И вот — создание крупнейшего в Туркменистане накопителя коллекторно — дренажных вод — Каракумского озера.

Предполагается собрать все дренажные воды, начиная с восточных оазисов Амударьи до предгорий Западного Копетдага и Большого Балхана, а также с юга и севера страны, и по трем крупным коллекторам (один пересечет пустыню Каракум с юга на север, другой с востока на запад по южной кромке Каракумов, третий соберет дренажную воду низовий Амударьи) отвести их в одну из крупнейших солончаковых впадин на севере республики — Кара-шор, позволяющую накопить до 140 куб. км воды, что во много раз больше, чем собрано во всех искусственных водоемах страны, включая оз. Сарыкамыш. В нее будет отводиться да 10 куб. км воды в год. На последнем этапе дренажные воды будут заполнять Кара-шор по руслу Узбоя с пропускной способностью 450 куб. м воды в секунду (для сравнения: среднегодовой сток Амударьи у г. Керки составляет 1900 — 1970 куб. м /с).

Источник

Adblock
detector