Меню

Переправившись через реку войско персов

НАШЕСТВИЕ ПЕРСОВ

Информация античных авторов дает нам возможность хотя бы фрагментарно восстановить историю Скифской империи. Сюжет с рабами, которые сошлись с женами скифов во время их похода в Переднюю Азию, а потом пробовали воевать — конечно же, сказка. Те, кто ушел в Закавказье, пробыли там восемь десятилетий. Они там устраивались «всерьез и надолго». И женились, естественно, там же. Но после изгнания оттуда в 595–594 гг. до н. э. им требовалось «место под солнцем», пастбища. Которые в Причерноморье были уже освоены другими племенами. Очевидно, произошла война за главенство и передел территорий. Победили пришлые. Они-то и сочинили насмешливую легенду, что им пытались противостоять «рабы». Возможно, во время этих миграций и войн отделились и «особые скифы», уйдя на Каму.

Если брать не легендарных, а «исторических» царей Причерноморской Скифии, то первым у Геродота фигурирует Ариапит. При нем империя уже занимала важное место в Восточноевропейском регионе, поддерживала дипломатические связи с соседями. Одна из жен Ариапита была гречанкой из придунайской Истрии, своих дочерей выдали за него царь Фракии Терей и царь агатирсов Спаргапит. Но затем Спаргапит убил Ариапита. Как именно, неизвестно. Сообщается лишь — «коварно умертвил». И попытался захватить скифский престол (вероятно, при поддержке части знати). Но не удержался на нем. В результате начавшейся войны скифы отстояли права прежней династии, и царем стал малолетний Скил, сын Ариапита от жены-гречанки.

Кстати, рассказ об этих событиях опровергает версию, будто вместе с царями отправляли на тот свет их жен. Впрочем, и Геродот указывает — с монархом хоронили «одну из наложниц». А жены Ариапита продолжали здравствовать. И играть важную роль в политике. У ряда степных народов сын наследовал и жен отца, кроме собственной матери. По-видимому, так было и у скифов. Супругой и царицей-регентшей при юном Скиле стала одна из вдов по имени Опия. А воспитывала его мать. И воспитывала не в скифском, а в греческом духе. Отметилась в политике и вдова-фракиянка. На ее родине после смерти Терея развернулась борьба за власть между его сыновьями. Победил Ситалк, а его брат бежал в Скифию к сестре и получил убежище. После чего отношения между Скифией и Фракией, естественно, испортились.

Ну а царь Скил под влиянием матери стал первым в нашей истории «западником» (конечно, употребляю этот термин условно). Он повадился ездить в эллинскую Борисфениду. Свиту отпускал за городом и жил в нем по месяцу и больше. Переодевался в эллинскую одежду, приносил жертвоприношения в эллинских храмах. Завел себе местную жену, отгрохал беломраморный дворец, обнесенный стеной, украшенный сфинксами и грифонами (откуда видно, что скифские цари были людьми далеко не бедными). Скил преклонялся перед всем греческим и открыто объявлял, что эллинская культура ему милее обычаев собственного народа. Но в один прекрасный день он пожелал, чтобы его посвятили в таинства Диониса-Вакха. А кто-то из горожан расхвастался перед скифами — дескать, вы «варвары», и даже ваш царь предпочитает нашу «цивилизованность».

Скифы не поверили, и болтун тайком провел их и показал, как Скил в «вакхическом исступлении» прыгает и бесится в толпе полуголых вакхантов и вакханок. Это вызвало в Скифии такое омерзение, что страна восстала. И провозгласила царем Октомасада, сына Ариапита от фракиянки. Что ж, патриотизму скифов можно только позавидовать. Они хорошо понимали, какую опасность для государства и народа несет вероотступничество и измена национальным традициям. Скил бежал во Фракию. Октомасад двинулся за ним с армией. На Дунае его встретил с войском фракийский царь Ситалк и предложил переговоры. Сказал — имеет ли смысл нам резаться? Ведь ты мой племянник. У тебя нашел убежище мой братец, у меня твой. Вот и давай разменяемся. Октамасад согласился. Выдал фракийского царевича, а взамен получил Скила, коему тут же отрубил голову. А заодно были восстановлены добрососедские отношения с Фракией.

Археологические находки показывают, что скифы совершали походы до Урала, Верхней Волги — очевидно, обложив данью местные племена. Были походы и на запад, скифы доходили до Балтики, их богатые погребения, относящиеся к VI в. до н. э., обнаружены на Одере и в Венгрии (хотя хронологии этих войн мы не знаем). Однако главным эпицентром мировой политики в данную эпоху оставалась Передняя Азия.

Здесь развернулась борьба за лидерство четырех великих держав: Мидии, Лидии, Вавилона и Египта. При изгнании скифов из Закавказья какая-то их часть ушла не в Причерноморье, а в Лидию. Для которой они были не врагами, а союзниками, помогшими ей сбросить зависимость от киммерийцев. Поэтому скифов здесь приняли, предоставили убежище [20]. Для мидийского царя Киаксара это стало поводом к войне с Лидией. Но вмешался с посредничеством Вавилон и развел враждующие стороны. В итоге вавилонские цари повысили свой авторитет, провозгласили систему «равновесия», а себя — ее гарантами.

На самом деле «расновесие» стало лишь лозунгом, под коим Вавилон вышел в лидеры. Разгромил египтян, окончательно подмяв Ближний Восток. После нескольких восстаний в Иудее добил ее. Иерусалим с храмом Соломона был разрушен, уцелевших после осады и штурма горожан угнали в плен. Были покорены Аммон, Моав, Финикия. Это подорвало финикийскую торговлю и господство на морях, в Восточном Средиземноморье лидерство перехватили греки. Зато в Западном Средиземноморье стал усиливаться Карфаген — финикийцы перебирались туда, переводили капиталы. Но усиливалась и Мидия. Захватила обширные области на востоке. И Навуходоносор, осознав угрозу, от дальнейших войн с Египтом отказался. Заключил мир и союз, чтобы противостоять мидянам. Тогда и Киаксар спохватился. Заключив мир и союз с Лидией.

Однако главная опасность для Вавилона вызрела не извне, а изнутри. Этот огромный космополитичный город стал не только прообразом нынешних мегаполисов, но и родоначальником… либерализма. Здешних купцов и банкиров уже не удовлетворяла царская власть. Хотелось дорваться до нее самим. И у них вызрела идея сделать пост царя выборным, ставить своих марионеток. Реализовывать ее стали в 562 г. до н. э., когда умер Навуходоносор II. Его наследник Амель-Мардук был убит заговорщиками, на престол олигархи возвели Нергал-шарру-уцура. Но в 556 г. до н. э. он скончался. И снова законный наследник Лабаши-Мардук был убит, вавилонские тузы поставили царем Набонида.

Но с этой кандидатурой они серьезно просчитались. Набонид не желал быть марионеткой, а своей опорой сделал армию. Опорой олигархов были жрецы (храмы тоже являлись банками и крупными собственниками). А под идеологию выборности царя была подтасована древняя традиция — в каждый праздник вавилонского «нового года» монарх слагал свои регалии и проходил обряд «утверждения», должен был «взять руку» истукана бога Бэла и совершить ритуальное соитие с его жрицей. После чего считался «избранным» еще на год. Набонид понимал, что при такой процедуре жрецы могут объявить его «неутвержденным». Или его просто прикончат. И нашел оригинальный выход — вообще покинул Вавилон. Оставил там гарнизон во главе с царевичем Валтасаром, назначив его соправителем, а сам захватил Аравию и остался там, его резиденцией стал город Тейма. В отсутствие царя само празднование «нового года» и обряд «утверждения» не могли состояться. А строить козни против Валтасара для олигархов было бессмысленно — он не являлся «богоизбранным» царем.

Из Аравии Набонид начал проводить религиозную реформу. Пересылал указания, а Валтасар выполнял. Сносились храмы и строились новые — с заменой жрецов. В противовес культу Бэла царь поднял значение храма бога Луны Сина, и верховной жрицей-иеродулой назначил свою дочь. В Вавилоне Набонида ненавидели. Свидетельство сохранилось в «Книге Пророка Даниила», хотя Ветхий Завет выпустил нескольких царей и Набонида совместил с Навуходоносором — который якобы сошел с ума, семь лет жил с дикими зверями, оброс шерстью и питался травой. Именно такие сплетни пускали олигархи про Набонида, удалившегося из столицы в Аравию.

Неурядицами в Вавилоне решили воспользоваться мидяне, готовили вторжение. Но обстановка вдруг переменилась. Вассалом Мидии была Персия. И ее царь Кир в 553 г. до н. э. поднял восстание против мидийского Астиага. Для Вавилона сперва это стало спасением. Но Кир шел от победы к победе, и уже сам угрожал соседям. И Набонид заволновался, стал сколачивать антиперсидскую коалицию — к ней примкнули Египет, Мидия, Лидия, греческая Спарта. Но союз возник только на бумаге. Персы громили противников по очереди. В 550 г. до н. э. пала Мидия, в 547–546 гг. до н. э. — Лидия.

В Скифии в это время правил Савлий, правнук Ариапита. И как раз он послал принца Анахарсиса в Грецию. Эллины именовали Анахарсиса «царем» — вероятно, из-за отсутствия в их словаре титула «принц». В действительности же он был братом Савлия (хотя мы и не знаем, родным, двоюродным или сводным). Как уже отмечалось, Анахарсис произвел настоящий фуррор среди эллинов, поражая их своими познаниями и остроумием, побывал в разных государствах, установил связи с царем Лидии Крезом. А по возвращению в Скифию пришел к выводу: «Все эллины, кроме лакедемонян, стараются все узнать. И стать мудрыми, кроме лакедемонян. Однако только с лакедемонянами можно вести разумную беседу».

По Геродоту, Савлий посылал брата «на учение», в чем мы усомнимся. Переучиваться по греческим меркам скифы никогда не стремились. Скорее, целью миссии была дипломатическая разведка в связи с нарастающей персидской угрозой. Об этом говорит связь с Крезом и положительная характеристика лакедемонян — спартанцев. Из греческих государств они были единственными, кто уже осознал эту угрозу и пытался противостоять ей.

Но для самого Анахарсиса попытка контакта с зарубежьем кончилась плачевно. Нет, он не стал оголтелым «элллинофилом», как Скил, он был умнее. Однако как раз увлечения «умствованиями» его сгубили. Контактируя с греческими мудрецами разных школ и городов, Анахарсис заразился тайным оккультным учением «Матери богов» — Кибелы. О чем, кстати, Геродот упоминает мельком, без всякого осуждения. Хотя культ этот был темным и страшным, с ритуальными членовредительствами, человеческими жертвоприношениями, сексуальными оргиями. И Анахарсис принес его на родину. В Гилее — густых лесах низовий Днепра, устроил тайное святилище, где и начал практиковать эти ритуалы, привлекая к ним скифов. Но кто-то сообщил царю, и Савлий самолично застрелил брата из лука.

В Азии же полыхала война. Набониду пришлось вернуться из Аравии, организовывать оборону против персов. В 539 г. до н. э. он вышел с войском навстречу врагу. Кир разгромил его и обложил Вавилон. Крепость была мощной, гарнизон большой, но… сыграла роль «пятая колонна». Свои же вавилонские олигархи! Заключили с Киром тайный сговор — за обещание оставить им самоуправление и сделать пост царя выборным. И подсказали, как и когда можно взять город. 12 октября, когда все вавилоняне пили и плясали, справляя большой праздник, персы с помощью местных специалистов использовали систему шлюзов, спустив воду Евфрата в обводной канал Паллукат. И по руслу реки вошли в Вавилон. А царевич Валтасар, пировавший во дворце, был убит заговорщиками.

Олигархи и жрецы принялись соревноваться в низкопоклонстве перед персами. Все вавилонские хроники изобразили их не захватчиками, а «освободителями» от Набонида, густо залив его грязью. Но Кир хорошо понимал, чего стоят такие «друзья». Идти на поводу у них не желал. И решил создать здесь собственную опору, даровав свободу пленникам-евреям. Вернуться на родину, в нищую, разоренную Иудею, захотели немногие. Большинство уже прижилось в Вавилоне, имели семьи, дома, свое дело. Они остались, но уже в качестве полноправных вавилонских граждан. А что касается договоренностей с олигархами, то была разыграна комедия. «Автономным» царем Вавилона с соблюдением всех формальностей был избран сын Кира Камбиз, но вскоре он как бы добровольно уступил корону отцу. Местные тузы зароптали, но поделать уже ничего не могли.

Персия расширяла экспансию, и в 530 г. до н. э. Кир повел войско в Среднюю Азию. Здесь лежало государство массагетов, родственных скифам. Правила им мудрая царица и воительница Томирида, предложившая вступить в переговоры. Она получила высокомерный отказ, персы уже считали себя непобедимыми владыками мира. И сперва они смогли одержать победу. Притворно отступили, бросив лагерь с пожитками и большим количеством вина. Войско массагетов во главе с сыном Томириды увлеклось грабежом, напилось и было перебито. Но тут уж разъяренная царица, подняв все подвластные племена, сама явилась с армией. Персов разгромили. А голову убитого Кира Томирида велела бросить в бурдюк с кровью, сказав — «Раз ты хотел крови, то пей!»

После чего Персия чуть не развалилась. Царем стал самодур и пьяница Камбиз. Убил младшего брата Бардию. Сумел еще завоевать Египет. Но погиб при странных обстоятельствах, якобы напоролся на собственный кинжал. Покатилась смута. Выдвинулся Лже-Бардия. Его убили аристократы, провозгласив царем Дария из рода Ахеменидов. В начавшейся междоусобице «обиженный» Вавилон отпал, и здешние «либералы» наконец-то реализовали мечту о выборных царях-марионетках. Возвели на трон некоего Нидинту-Бэла, назвав его Навуходоносором III, сыном Набонида. Он был разбит персами, пленен и казнен. Тогда вавилонская верхушка короновала армянина Араху под тем же именем Навуходоносора III. Простонародье даже не узнало, что царь сменился — его держали во дворце, а от его имени правили купцы и банкиры.

Но Дарий постепенно одолел всех своих противников. И двинулся на Вавилон. Олигархи, достигшие своих чаяний о политической власти, призывали народ к оружию для борьбы за «свободу». А чтобы подогреть решимость стоять насмерть даже решили избавиться перед осадой от «лишних едоков» и учинили массовое избиение женщин. Но, как отмечает Геродот, кроме своих матерей, жен. А как показывают сохранившиеся таблички, не тронули и рабынь видных граждан. Перерезали состарившихся невольниц, персонал многочисленных лупанаров, храмовых рабынь, безответных вдов и сирот из бедноты. Да ведь только… и у персов была в городе «пятая колонна». Облагодетельствованные ими евреи. У Геродота история падения Вавилона (якобы осаждавшегося 7 лет) искажена фантастической журналистикой. На самом же деле в августе 521 г. до н. э. войско Дария выступило из Персии, а через 3 месяца все было кончено. Осаждать мощную крепость почти не пришлось, персам открыли ворота изнутри.

Читайте также:  Отец всех рек мира

Кто — история умалчивает. Но известно, кто оказался в выигрыше. На этот раз, в отличие от взятия Киром, расправа была крутой. Часть богачей перебили солдаты в ходе грабежа. А 3 тыс. уцелевших именитых граждан вместе с их семьями Дарий велел повесить на кольях — персы не сажали приговоренных на кол, а поддевали острие под ребра, насаживая грудной клеткой. Имущество погибших было конфисковано и передано так называемым «держателям» для формирования армии. В зависимости от количества земли и собственности, держания различались на «дом лука», «дом коня», «дом колесницы». Получили их в основном евреи, но сами они не служили, а должны были платить налог на содержание, соответственно, лучника, всадника, колесницы с экипажем. С этого времени евреи стали в Вавилоне господствующей прослойкой, подобрав под себя промыслы здешних торговцев и ростовщиков.

Дарий провел реформы, разделив свою державу на 20 сатрапий во главе с наместниками. На каждую сатрапию налагалась определенная постоянная дань. Так, IX сатрапия, Вавилония с Ассирией, должна была ежегодно поставлять царю 1 тыс. талантов (30,3 т) серебра и 500 мальчиков-евнухов. Персы совершил победоносный поход в Индию, подчинив ряд местных княжеств. Покорилось и большинство греческих государств: Милет, Самос, Абидос, Лампсак, Парий, Херсонес Фракийский, Митилена, Кизик, Византий, Хиос, Фокея, Килия. Другие, в том числе Афины, тоже склонялись к подчинению.

А в 514 г. до н. э. Дарий объявил поход на Скифию. Причиной Геродот называет месть за давнее вторжение скифов в Переднюю Азию. Что ж, в древности и не такие поводы использовались. Но истиная причина была, конечно, иной — идея власти над миром. На востоке персы покорили все что могли. На юге тоже — за Египтом лежала пустыня. Грецию уже считали фактически покорившейся. Оставался север. Состав армии и флота Геродот определяет в 700 тыс. человек и 600 кораблей. Что наверняка сильно преувеличено. Для такой массы людей и лошадей не хватило бы никаких обозов и травы в степи. Поэтому цифру надо уменьшить раз в 5. Но ясно, что войско было огромным. Кстати, вот еще любопытный момент — посылают ли большие армии для завоевания дикой и необжитой «пустыни», каковой обычно представляют Скифию? Вот уж нет. Повторюсь, Скифия являлась богатой и развитой страной. И в Персии об этом знали.

Для переправы персидских полчищ через Босфор пришлось строить мост из кораблей. Создавший его инженер, самосец Мандрокл, в память такого достижения подарил в храм Геры картину с низкоподданнической надписью. Расхваливал мост и указывал: «Славу самосцам стяжал, себе же венец лишь почетный, царскую волю свершив, Дарию я угодил». У Босфора были воздвигнуты и две мраморные стелы с перечнями народов, которые Дарий вел на Скифию. Персы, мидяне, вавилоняне, сирийцы, финикийцы, лидийцы, фригийцы, египтяне… наверное, побольше «двунадесяти языков». «Попутно» была завоевана Фракия. Большинство племен подчинилось без боя. Сражение дали только геты. Потерпели поражение, выразили покорность, и Дарий присоединил их к войску.

Отражать врага довелось царю Идантирсу, сыну Савлия. Геродот называет еще двух «царей», Скопасиса и Таксакиса. Но они занимали подчиненное положение и, очевидно, были принцами. При системе многоженства царевичей у скифов хватало, и двое из них были выделены в качестве полководцев. Информация о надвигающейся опасности, разумеется, поступила заранее. Связи между разными берегами Черного моря существовали. Тогда-то и созвали скифы упомянутую международную конференцию с участием всех соседей. Хотя, возможно, имела место не единовременная конференция, а серия переговоров. Представители греческих колоний на них не приглашались. Ведь они были милетянами, а Милет являлся союзником Дария.

В результате переговоров поддержать скифов согласились гелоны, будины и савроматы. Невры, тавры, меланхлены, андрофаги отказались. Агатирсы тоже — они заняли вооруженный нейтралитет, собрали войска и объявили, что будут драться как с персами, так и со скифами, если те нарушат их границы. Впрочем, агатирсы жили в Карпатских горах, и имели надежду отбиться. Тем временем персидский флот достиг устья Дуная, снова навел мост из кораблей и дождался подхода сухопутной армии.

Но описание войны у Геродота выглядит совершенно невероятным. Будто Дарий, переправившись, оставил на Дунае флот и греческих союзников, а сам за 2 месяца прошел все Причерноморье, форсировал Дон, вдоль его левого берега двинулся вглубь страны. Сжег деревянный Гелон, оставленный жителями, и оттуда повернул обратно в степи… Для огромной армии, обремененной обозами, сроки такого похода нереальны. Кроме того, флот Дария был и понтонным парком. Как без него армия дважды переправилась бы через Днепр, Дон и другие реки? Да и в греческих городах Северного Причерноморья полки персов не появлялись, хотя это было бы естественно — восполнить запасы продовольствия, связаться с флотом.

Значит, скифы увели врага западнее, прочь от побережья. И вся война развернулась в степях между Дунаем и Днестром (или, по крайней мере, между Дунаем и Днепром). Это подтверждает и Страбон, писавший, что войско Дария погибло в «Гетской пустыне», по которой водили его скифы. Они эвакуировали на север, в леса, свои стада и женщин с детьми, а сами двигались на один день пути впереди персов, не принимая боя, но сжигая траву и засыпая колодцы. Причем, когда враги, лишенные припасов, начинали голодать, и возникали сомнения, не пора ли повернуть обратно, их специально «подкармливали», оставляя на пути немного скота. Скифы, охранявшие стадо, разбегались, что создавало иллюзию победы. Персы приободрялись, подкреплялись трофеями. И их заманивали дальше.

Но и в покое не оставляли. Нападали по ночам, засыпали стрелами, клевали вражескую конницу. Она паниковала, кидалась на собственную пехоту, спешившую на помощь. А с пехотой скифы столкновений не принимали и ускользали. Возможно, персы на подручных средствах сумели форсировать Днестр (разумеется, не в нижнем течении), в легендах перепутанный с Доном. И действительно сожгли какой-то праславянский деревянный город, а то и не один — городов в этих местах обнаружено несколько.

Когда Дарий сообразил, что забрался слишком далеко, он остановил войско. И попытался закрепиться на достигнутых рубежах, построив укрепления. Но вскоре понял, что и этого не получится. И послал Идантирсу письмо: «Зачем ты убегаешь? Если ты силен — остановись, и мы померяемся силами. Если ты слаб — тогда тебе следует также оставить бегство и, неся в дар своему владыке землю и воду, вступить в переговоры». На что получил ответ: «Я не убегаю, а кочую, как привык кочевать; если же вы желаете во что бы то ни стало сразиться с нами, то вот у нас есть отеческие могилы. Найдите их, и тогда узнаете, станем ли мы сражаться за эти могилы, или нет… А сильнее мы тебя или слабее — пойми из моего подарка». Подарок же состоял из птицы, мыши, лягушки и пяти стрел.

Лизоблюды пытались трактовать их как знак покорности — скифы дают «землю и воду» и складывают оружие. Но мудрец Гобрий расшифровал: «Если вы не скроетесь в небо, как птицы, или в землю, как мыши, или в воду, как лягушки, то вы все погибнете от наших стрел». После чего персы наконец-то увидели и войско скифов, массы конницы и пехоты. Очевидно, праславянской и финской. Но когда на поле выскочил заяц, скифы в боевом строю начали со смехом гоняться за ним. Такое их поведение привело Дария в ужас. Он понял, что персов не боятся: «Эти люди презирают нас…»

По Геродоту, генеральной битвы не было. Хотя, скорее, столкновение произошло. Неудачное для персов (иначе не скрыли бы) и действительно не «генеральное» — скифам не требовалось лезть на рожон. Они и так поставили врага в безвыходное положение. Когда измученные персы повернуло назад, скифы обрушились со всех сторон и принялись истреблять их, налетая днем и ночью. А конный корпус Скопасиса из части скифов и савроматов двинулся наперерез, к Дунаю. Грекам, стоящим тут с флотом, посоветовали разрушить переправу — «и уходите свободными подобру-поздорову, благодаря богов и скифов». Афинянин Мильтиад, тиран Херсонеса Фракийского, склонялся последовать совету. Но правители остальных полисов дружно воспротивились. И развели только часть моста от северного берега.

А войско Скопасиса повернуло навстречу Дарию. Спасло его лишь стечение обстоятельств. Скифы рассуждали, что отступать он будет по тем местам, где сохранились трава и вода, туда и бросили свои силы. Но у Дария-то логика была другая — не считаясь с потерями людей, падежом коней и верблюдов, он шел по своим старым следам, где все было выжжено и вытоптано, зато не было опасности заблудиться. Уже вблизи переправ, чтобы отвлечь внимание преследователей, он бросил в лагере 80 тыс. «самых изнуренных и тех, чья гибель имела наименьшее значение». А сам с личной гвардией среди ночи метнулся к Дунаю. Сохранившие ему верность греки быстро навели недостающую часть моста, и царь сумел выскочить. По этому поводу у скифов родилась пословица: «Если греки — свободные люди, то нет людей их трусливее; если греки рабы — то нет рабов их преданнее».

Закончилась кампания полным триумфом скифов — преследуя остатки персов, они переправились через Дунай и дошли до Дарданелл, захватили зависимый от Дария Херсонес Фракийский (Галлиполи). Намеревались вторгнуться и в саму Персию. И направили послов для переговоров со Спартой, чтобы ударить с двух сторон. Но тут уж помешала случайность другого рода. Дипломатия сопровождалась пирами. А пить скифы умели куда круче греков. Поэтому спартанский царь и полководец Клеомен, пытавшийся поднимать чашу наравне с ними, свалился в белой горячке и повредился в уме.

Тем не менее именно Скифия оказала решающее влияние на весь ход Персидских войн. В результате разгрома Дария среди покоренных народов начались восстания. Резко изменились настроения многих греческих государств, в том числе Афин. А Персия оправилась от катастрофы очень не скоро, и операции против эллинов Дарий начал лишь через 20 лет. Да и то посылал на них уже не гигантские армии, а по сути лишь карательные экспедиции, одну из которых разметала буря, а другая была разбита при Марафоне — разбита тем же афинянином Мильтиадом, который в скифском походе участвовал на стороне персов. Не смог одолеть Элладу и сын Дария Ксеркс. Ведь он вел на нее разношерстное рыхлое ополчение, собранное из разных провинций. А основной костяк прежних персидских воинов — тех, которые одним махом крушили великие державы, навеки остался в скифских степях…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

23. У персов V–VII вв.

23. У персов V–VII вв. Римляне, даже в период наибольшей военной мощи, не могли захватить Двуречье. Местное население активно помогало парфянам, а потом персам. За проявленную лояльность шахи Ирана благоволили к евреям, позволив им создать колонии в Ктезифоне и Испагани

Так было у персов

Так было у персов Вопрос 4.21Как совершался персидский обряд проскинезы?Напомню: он состоял из двух основных элементов.Вопрос 4.22Как называлась высшая придворная должность при царе царей Дарии Первом? Почему она считалась высшей должностью?Вопрос 4.23Служивший персам

«Ноу-хау» древних персов

«Ноу-хау» древних персов Как недавно выяснили британские ученые, химическое оружие против своих врагов применяли еще древние персы. К такому сенсационному выводу археологи пришли, тщательно изучив руины античного города-крепости Дурра-Европос, что на востоке

У персов V–VII вв

У персов V–VII вв Римляне, даже в период наибольшей военной мощи, не могли захватить Двуречье. Местное население активно помогало парфянам, а потом персам. За проявленную лояльность шахи Ирана благоволили к евреям, позволив им создать колонии в Ктезифоне и Испагани

Мнение персов

Мнение персов Итак, с точки зрения как историка, так и этнолога Александр вовсе не был ни богом, ни гением, ни героем. Его многочисленные победы являются прежде всего победами, одержанными при помощи оружия, выкованного ему отцом, или, говоря прежде всего о людях, то были

Армия персов

Армия персов Древние греки были уверены, что армия Ксеркса насчитывала 3 миллиона человек, не считая обоза. Геродот дает нам общую цифру в пять с четвертью миллионов, однако сам он явно немного сомневается в том, что такую армию можно было прокормить. В конце 1920-х годов

Поражение персов

Поражение персов После этого страшного удара, нанесенного римскому престижу, персы с налета захватили столицу Сирии, богатую Антиохию. Рассказывают, что неприятельская конница с такой быстротой приблизилась к городу, что значительную часть населения застала в цирке.

Армия персов

Армия персов Древние греки были уверены, что армия Ксеркса насчитывала 3 миллиона человек, не считая обоза. Геродот дает нам общую цифру в пять с четвертью миллионов, однако сам он явно немного сомневается в том, что такую армию можно было прокормить. В конце 1920-х годов

Религия древних персов

Религия древних персов Немногочисленные клинообразные надписи на древнеперсидском языке эпохи Ахеменидов, персидские изображения и памятники материальной культуры этого времени, а также некоторые свидетельства греческих авторов позволяют лишь в самых общих чертах

Поражение персов

Поражение персов После этого страшного удара, нанесенного римскому престижу, персы с налета захватили столицу Сирии, богатую Антиохию. Рассказывают, что неприятельская конница с такой быстротой приблизилась к городу, что значительную часть населения застала в цирке.

О нравах и обычаях персов

О нравах и обычаях персов «О нравах и обычаях персов я знаю следующее, — пишет Геродот, — Ставить кумиры, сооружать храмы и алтари у них не в обычае. Кто это делает, тех они обзывают глупцами, — потому, как мне кажется, что не представляют себе богов человекоподобными, как

Как погиб красивейший из персов

Как погиб красивейший из персов Когда Мардоний узнал, что спартанцы выступили в поход, он вывел свое войско из Аттики и отошел в Беотию. Аттика была страной холмистой, а Беотия — страной ровной и очень удобной для персидской конницы.«Танцплощадка войны», — так назвал

Читайте также:  Река в виде самолета

Огонь возник из-за персов

Огонь возник из-за персов Пожар, возникший спустя год, был, как говорили, устроен убийцей-поджигателем. По этому случаю провели строгое расследование. Подозреваемые лица после мучительных допросов и полученного признания были подвергнуты наказанию. Все другие свободные

Империя персов

Империя персов Чтобы понять истоки этих событий, нужно заглянуть в прошлое.В середине VI в. до н. э. персы и мидийцы, говорившие на индоевропейских языках и населявшие плоскогорья Ирана, были объединены под властью «царя царей». На востоке они завоевали земли вплоть до

§ 1. Структура войска персов

§ 1. Структура войска персов В отличие от римской армии, войско Сасанидов с точки зрения его структуры, организации и системы управления изучено гораздо менее основательно и всесторонне. Главная причина такого положения дел — отсутствие достаточно объемного и

7. Нашествие галлов и библейское нашествие филистимлян Мост через реку, разделяющую противников Поединок на мосту

7. Нашествие галлов и библейское нашествие филистимлян Мост через реку, разделяющую противников Поединок на мосту 1) Тит Ливии сообщает, что именно галлы напали на римлян. Говорится о «ГАЛЛЬСКОМ НАШЕСТВИИ», см. выше. В ответ на вторжение галлов римляне собирают войско,

Источник

Всемирная история

§ 42. Поход Александра Македонского на Восток

1. Первые победы. В 334 году до н. э. греко-македонское войско переправилось через пролив, отделяющий Европу от Азии.

Преграждая путь войску Александра, на обрывистом берегу горной реки Гранин стояли конные и пешие отряды персов. Надвигался вечер. Что делать? «Жди утра, царь, — посоветовал старый военачальник Парменида, — и нападай перед рассветом: застигнешь врага врасплох». «Стыдно нам, перешедшим морской пролив, бояться ручейка, — ответил Александр. — Трубите к наступлению!»

Под градом стрел, преодолев быстрое течение и высокий крутой берег, конница македонян вступила в бой. В схватке Александр был окружён врагами. Военачальник персов длинным изогнутым клинком срубил гребень его шлема и вновь занёс клинок. Гибель царя казалась неизбежной. Но в этот миг подоспел друг Александра Клит и пронзил перса копьём. Сражение окончилось победой македонян. Она открыла Александру путь в глубь Малой Азии. Одни города без боя признавали его власть, другие он покорял силой оружия.

Дарий Третий. По древнему изображению.

Переход через реку Граник. Рисунок нашего времени.

2. От битвы при Иссе до основания Александрии Египетской. Персидский царь Дарий Третий двинулся во главе огромного войска навстречу Александру. Персы и македоняне встретились близ города Исс. Александр лично возглавил атаку своих войск и прорвался к самой колеснице персидского царя. Оказавшись в гуще сражающихся, Дарий испугался и бежал с поля битвы. Сопротивление персов было сломлено всего за два часа. Македоняне захватили не только лагерь персов, но и семью царя — мать, жену и двух дочерей. Александр тотчас послал сказать этим женщинам, что воюет только с Дарием, а им будут оказаны те же почести, к каким они привыкли на свободе.

Дальнейшей целью Александра была Финикия. Богатый город Тир решил сопротивляться. Он был расположен на неприступном скалистом острове и окружён стенами. Более полугода длилась его осада. Жители Тира сражались не за Дария, а за свою свободу. Александру удалось окружить город кораблями, на которых были установлены тараны и метательные машины. Когда под ударами таранов рухнули стены, македоняне ворвались в город. Они разграбили и подожгли Тир, убили его мужественных защитников, тысячи жителей обратили в рабство.

Боевой слон. Рисунок нашего времени.

Боевая колесница персов. Рисунок нашего времени.

В эти дни Александр получил от Дария письмо. Царь персов предлагал мир. Он был готов дать в жёны Александру дочь и половину царства — все земли до Евфрата. «Будь я Александром, — сказал седой Парменион, — я принял бы эти условия!» Но юному царю полцарства было мало. «Я поступил бы так же, если бы был Парменионом!» — ответил он. Поскольку решал всё царь, война продолжалась.

Египтяне встретили Александра как освободителя от персов. Жрецы объявили его богом и сыном бога Солнца, как было принято в отношении фараонов. Военные успехи настолько вскружили голову Александру, что он принял решение жрецов с благосклонностью. Покорённые народы должны были поверить, что в их страны пришёл бог и ему нужно безоговорочно подчиняться.

В дельте Нила, где остров Фарос защищал от ветра морскую гавань, царь основал город, назвав его Александрией в свою честь. Он сам разметил места будущих площадей, улиц и храмов.

3. Гибель Персидского царства. В 331 году до н. э. начался поход Александра в глубь Персии. Целых четыре месяца шло войско. Наконец, переправившись через Евфрат и Тигр, оно оказалось у селения Гавгамелы, где в ожидании битвы стояли персы. Даже бывалых македонян встревожил вид огромной равнины, заполненной огнями вражеского лагеря. Дарий Третий собрал невиданную по размерам армию: пехоту, конницу, колесницы и боевых слонов, которых привели индийцы. Македонские военачальники советовали царю напасть на персов ночью. «Я не краду победу», — ответил Александр.

Из рассказов древних писателей об Александре Македонском

Перед походом на Персию Александр решил побеседовать со старым мудрецом Диогеном. Царь застал его лежащим под открытым небом и греющимся на солнышке. Диоген слегка приподнялся при виде множества людей и пристально посмотрел на Александра. Поздоровавшись, царь спросил Диогена, нет ли у него какой-нибудь просьбы. «Есть, — ответил тот, — отступи чуть в сторону и не заслоняй мне солнца». Царю так понравился ответ, что он воскликнул: «Если бы я не был Александром, то хотел бы быть Диогеном».

В городе Гордии Александру показали колесницу, на дышле которой был запутанный узел. При этом царь услышал такое предание: кто развяжет узел, станет владыкой Азии. Александр решил испытать судьбу, но узел не поддавался. Тогда он выхватил меч и одним ударом разрубил его.

Битва при Гавгамелах началась с атаки персидских колесниц. Бешено неслись кони, грозили смертью остро отточенные косы, приделанные к колёсам и дышлам. Но македоняне вовремя расступились, и колесницы промчались, не причинив им вреда. Возницы гибли под градом македонских стрел.

Построившись клином, македонская конница во главе с Александром в свою очередь атаковала персов, прорвала их строй и устремилась к тому месту, где находился Дарий. За конницей с боевым кличем двинулась фаланга. И снова, как некогда при Иссе, Дария охватил страх. Вскочив на коня, он обратился в бегство, а за ним — его воины.

Одержав победу, Александр занял Вавилон, Персеполь и другие древние города. Управлять вновь завоёванными областями он назначал как македонян, так и знатных персов.

«Вперёд, сожжём дворец!» Рисунок нашего времени.

Походы Александра Македонского на Восток.

Между тем бежавший от Александра царь-неудачник Дарий Третий был убит своими приближёнными. Войско провозгласило Александра «царём Азии». Он стал требовать, чтобы полководцы отвешивали ему земные поклоны, целовали край его одежды, почитали его как бога. Всё это раздражало македонских военачальников. Однажды на пиру Клит стал упрекать Александра: «Ты возомнил себя богом! Победы над врагами, добытые нашей кровью, приписал себе одному!» В ярости Александр схватил копьё и нанёс Клиту смертельный удар. Тут же гнев царя угас, он пришёл в ужас от содеянного, но жизнь другу, спасшему его от гибели в битве при Гранике, уже нельзя было вернуть.

Гибель дворца в городе Персёполе

Захватив Персеполь, македоняне шумно праздновали победу. Среди пирующих была острая на язык и бесстрашная афинянка Тайс. Когда все опьянели, она громогласно заявила, что желает своей рукой поджечь роскошный дворец Ксеркса. Пусть это будет местью давно умершему владыке персов за сожжённые им некогда Афины! Слова Тайс были встречены гулом одобрения. Напрасно старый Парменион отговаривал от безрассудного поступка. Александр схватил горящий факел и во главе участников пира устремился вперёд. Он первым поджёг дворец, затем метнула факел зачинщица Тайс. Всё вокруг запылало, огромное пламя поднялось над Персеполем. Вскоре, правда, Александр одумался и приказал тушить огонь, но было поздно. Одно из величайших зданий древности превратилось в развалины.

4. Цель Александра — завоевать весь мир. Пройдя с боями через восточные области Персидского царства, войско Александра вторглось в долину Инда. В кровопролитной битве с правившим здесь царём македоняне столкнулись с боевыми слонами. Лошади пугались огромных животных, но меткие лучники Александра ранили многих слонов. Те пришли в ярость, повернули назад и начали топтать своих же воинов. Александр и на этот раз одержал блестящую победу. Окрылённый успехами, он объявил о походе в долину Ганга. Однако его войско, измученное тяжёлыми боями и переходами, отказалось повиноваться.

Пришлось Александру повернуть назад. Десятилетний поход завершился в 324 году до н. э. в Вавилоне. В этом величайшем из городов Востока царь сразу же замыслил новый поход — на Запад, желая подчинить все страны до Атлантического океана. Но летом 323 года до н. э. Александр Македонский внезапно заболел и умер.

Проверьте себя. 1. Когда начался и когда закончился поход Александра Македонского на Восток? 2. Почему Александр расправился с жителями Тира? 3. Почему Египет сдался без боя? 4. После какой битвы Персидское царство перестало существовать? 5. Почему Александр отказался от похода в долину Ганга?

Поработайте с картой (см. с. 204). Найдите города с одинаковым названием. Чем можно это объяснить?

Опишите рисунок «Переход через реку Граник» (см. с. 201): как выглядит Александр и его воины? Кто и как спас Александра от верной гибели на другом берегу реки?

Подумайте. Александр разослал в греческие города гонцов с требованием признать его богом. В Спарте Народное собрание дало лаконичный ответ: «Если Александр хочет быть богом, пусть будет им». Почему?

Крылатая богиня победы Ника. Древнегреческая статуя (её голова не сохранилась). Богиня изображена слетевшей на нос корабля. Скульптор передал стремительное движение Ники навстречу ветру.

Древнегреческая статуя Афродиты Милосской (её руки не сохранились). Найдена на острове Милос. В древности считали, что в этой статуе воплощено представление о совершенной женской красоте.

Источник

Переправившись через реку войско персов

Дославянская Русь или как персы со скифами воевали.

Поход против причерноморских скифов

Продвижение к Дунаю

Предполагаемый маршрут похода Дария I против причерноморских скифов
Дарий восстановив спокойствие и порядок в своём государстве, ощутил необходимость в большой и, конечно, победоносной войне, которая должна была сблизить разнородные племена его царства и вместе с тем послужить испытанием твёрдости этого союза. На одной из надписей ему прямо влагаются в уста слова: «Копьё персидского воина должно под моей властью проникнуть далее пределов царства». Диодор Сицилийский так характеризует политическую программу этого царя:
«После того как Дарий овладел практически всей Азией, он желал покорить Европу. Его безграничное желание основывалось на уверенности в силах персов; он желал в своих замыслах захватить весь обитаемый мир, думая, что будет позором, если цари, его предшественники, победили наиболее сильные нации, а он, располагающий могущественными армиями, каких никто до него не имел, не совершит поступок, достойный упоминания».[19]
Около 512 года до н. э.[20] Дарий решил совершить поход против причерноморских скифов. Ещё до этого сатрап Каппадокии Ариарамн с небольшим флотом в 30 кораблей пересёк Чёрное море и захватил пленников, чтобы получить у них необходимые сведения для предстоящего похода.[21] Дарий собрал большой флот из кораблей греческих городов Малой Азии и огромную армию и направился к берегам Чёрного моря. Искусный греческий инженер Мандрокл соорудил мост из судов в самом узком месте пролива Босфор. Огромная персидская армия переправилась по нему на европейское побережье. Ионянам Дарий повелел плыть в Чёрное море до устья реки Дунай (древнегреческое название Истр), а затем по прибытии к Дунаю построить мост через реку и ожидать его там. Сам же Дарий со своим войском двинулся вдоль западного побережья моря. Местные фракийские народы, обитавшие там, подчинились персам, не оказав никакого сопротивления. Только воины племени гетов попытались сопротивляться, но были разбиты и вынуждены присоединиться к войску Дария[22].

Вступление в Скифию

Через Дунай был сооружён понтонный мост из судов и, перейдя его, многочисленная[23] армия Дария начала продвигаться на север. Для охраны моста был оставлен греческий контингент из ионийцев с приказом ждать 60 дней, после чего разрушить мост. Видно, Дарий задумал обогнуть Чёрное море и вернуться в Персию через Кавказ, но на всякий случай решил сохранить переправу, если придётся отступить. Скифы не отважились вступить в решающую битву с огромным войском противника и прибегли к своей излюбленной тактике «выжженной земли». Они стали отступать, угоняя с собой скот, уничтожая траву и засыпая источники. При этом скифская конница постоянно нападала на отдельные отряды персидской пехоты и истребляла их. Скифы, понимая, что они одни не в состоянии отразить полчища Дария в открытом бою, отправили послов к соседним племенам с призывом о помощи. На прошедшем межплеменном совещании присутствовали цари тавров, агафирсов, нёвров, андрофагов, меланхленов, гелонов, будинов и савроматов. Цари гелонов, будинов и савроматов пришли к согласию и обещали помочь скифам. Цари же агафирсов, невров, андрофагов, а также меланхленов и тавров отказались.[24]

Между тем персы напали на одну из частей скифского войска и преследовали её в восточном направлении к реке Танаис (Дон). Скифы перешли реку Танаис, а непосредственно за ними переправились и персы и начали дальнейшее преследование, пока через землю савроматов не прибыли в область будинов. Пока путь персов шёл через Скифию и Савроматию, они не могли опустошать местность, так как она была бесплодной. Проникнув в землю будинов, персы нашли там город, окружённый деревянной стеной. Будины бежали, город опустел и персы предали его огню.[25]
После этого персы продолжали следовать всё дальше за отступающим противником, пока, пройдя через эту страну, не достигли пустыни. Пустыня эта совершенно необитаема, расположена она севернее страны будинов и тянется в длину на семь дней пути. Севернее этой пустыни жили фиссагеты. Дойдя до пустыни, Дарий с войском остановился станом на реке Оаре. Затем царь приказал построить восемь больших укреплений на равном расстоянии — около 60 стадий друг от друга. Пока Дарий занимался этим сооружением, преследуемые им скифы обошли его с севера и возвратились в Скифию. При внезапном исчезновении скифов Дарий велел оставить наполовину завершённые постройки и, так как скифы больше не появлялись, повернул на запад. Отступая далее, скифы решили заманить персов в земли тех племён, которые отказались от союза со скифами, и так как Дарий не прекращал преследования, то скифы, согласно своему военному плану, решили отступать во владения тех племён, которые отказали им в помощи, чтобы вовлечь и их в войну с персами. Прежде всего — в страну меланхленов. Вторжение персов и скифов устрашило меланхленов и они в страхе бежали на север. Затем скифы начали завлекать врага в область андрофагов. Устрашив и этих, они стали отступать в землю нёвров. После этого, наведя страх и на нёвров, скифы отступили к агафирсам. Агафирсы услышав, как их соседи бежали в страхе перед скифами и послали глашатая, прежде чем те проникли в их землю, с запрещением вступать в их пределы. Агафирсы заявили скифам, что если те всё же посмеют вторгнуться в их страну, то им придётся сначала выдержать смертельный бой с ними — агафирсами. После этого агафирсы выступили с войском к своим границам, чтобы отразить нападение. Скифы же не пошли в страну агафирсов, так как те не желали их пропускать, а стали заманивать персов из страны нёвров в свою землю.[26]

Читайте также:  Крушение поезда в реку

Отступление армии Дария

Долгое преследование скифов вглубь их территории истощило армию Дария. Тогда персидский царь послал к скифам послов, которые обратились к скифскому вождю — могучему старцу Иданфирсу:
— Зачем вы убегаете от нас, скифы? Если вы считаете себя сильнее — вступайте с нами в бой. А если вы слабее — пришлите нашему владыке «землю и воду» и покоритесь.
— Мы не убегаем от вас, персы. Мы просто кочуем по своим степям, как привыкли с давних пор, — насмешливо улыбнулся Иданфирс.
Не имея достаточных запасов продовольствия и возможности вступить в открытый бой со скифами, Дарий решил отступить. Постыдно бросив больных и раненых воинов и часть обоза, и оставив свой стан с зажжёнными кострами, чтобы скрыть от скифов внезапное отступление, персы ночью скрытно двинулись в обратный путь.[27] Отступление проходило по той же дороге, что и вторжение и это отчасти спасло оставшуюся часть войска. Когда скифы поняли, что их провели и бросились преследовать Дария, то они и подумать не могли, что персы пойдут по уже выжженной земле и начали их искать в других местах. Между тем скифы послали своих представителей к мосту на Дунае с заданием уговорить ионян и других греков, оставленных там для охраны, изменить Дарию и разрушить мост. Многие греческие военачальники уже были готовы последовать совету скифов, но тиран Милета Гистией напомнил им, что они правят своими городами только благодаря поддержке Дария и что без него они вряд ли сохранят свою власть. Это возымело действие и мост был сохранён. Через некоторое время утомлённое и значительно поредевшее персидское войско благополучно переправились через Дунай во Фракию.

Источник



Битва при Гранике: причины, военная стратегия, ход событий и итоги

После смерти Филиппа Македонского многие его наместники на недавно завоеванных территориях желали воспользоваться слабостью нового молодого короля — Александра. Эти территории включали в себя земли иллирийцев, фракийцев и некоторые города-государства южной Греции. Александр должен был доказать силу своего правления, прежде чем отправиться в персидскую кампанию, поэтому подавил несколько зарождающихся восстаний в Греции и на территории северных племен. Дата битвы при Гранике — 334 год до н. э.

Стадия планирования

После обширного планирования сражения у себя дома, в Македонии, Александр начал готовиться к следующему крупному завоеванию: вторжению в Азию. Перед отъездом из Македонии Александр назначил опытного генерала Антипатра своим регентом, оставив ему 9 000 пехотинцев и 1 500 кавалеристов для сохранения контроля над владениями македонян в Европе. Весной 334 года до нашей эры великий полководец Александр взял 2 600 кавалеристов и отправился на 20-дневный марш из Македонии в Геллеспонт, чтобы присоединиться к Пармениону в Азии. Так готовилась битва при Гранике.

Реакция персов

Прежде чем Александр и его армия смогли переправиться через Геллеспонт, иранские губернаторы и другие знатные особы, находившиеся в то время у власти в Персии, собрали свои силы из 10–20 тыс. кавалеристов и 5–20 тыс. пехотинцев в городе Зелеа. Мемнон был высокопоставленным греческим наемником, нанятым персами, и он посоветовал опустошить землю, которую Александр должен будет пройти, чтобы таким образом лишить его армию продовольствия и припасов. Это должно усложнить жизнь Александру и его солдатам в их долгом путешествии перед битвой при Гранике.

Цели и задачи персов

Персидские сатрапы не доверяли Мемнону из-за его национальности и не стали разорять указанные территории. Персы преследовали две основные цели. Во-первых, они попытались заставить Александра занять выгодную с их точки зрения позицию, прежде чем он смог бы продолжить путь внутрь страны, а во-вторых, персы надеялись устроить себе комфортное оборонительное положение, которое свело бы к минимуму преимущество нападающего в пехоте. Персы продвинулись от Зелеи к реке Граник, которая была препятствием для Александра и его армии. Противник надеялся, что армия великого полководца не сможет удержать форму строя, что серьезно подорвет ее эффективность, поскольку сохранение тесно упакованного и взаимоподдерживающего построения, обычно используемого греками, было центральным в эллинской стратегии. Персы ожидали прибытия македонцев со всей их кавалерией на линию фронта. Александр, после переправы в Азию у Геллеспонта, прошел 100 км назад на север, чтобы встретить персидские армии.

Столкновение

И грянула битва при Гранике. По словам биографа Александра, Арриана, армия македонского царя встретилась с персами в третий день мая по пути из Абидоса. Правая рука Александра, Парменион, предложил пересечь реку вверх по течению и атаковать на рассвете на следующий день, но Александр атаковал сразу же. Эта тактика застала персов врасплох. Македонская линия была выстроена с тяжелыми фалангами в середине и кавалерией с обеих сторон. Александр был со спутниками на правом фланге. Персы ожидали, что основной удар придет с позиции Александра, и переместили части из центра на уязвимую сторону.

Начало битвы

Битва на реке Граник началась с атаки персидской кавалерии и легкой пехоты, ударивших македонцев слева, со стороны Пармениона. Кавалерийскую эскадрилью возглавлял офицер Птолемей, сын Филиппа. Персы сильно укрепили эту сторону, и выпад македонян был отброшен, но в этот момент Александр повел всадников классическим клиновидным построением и врезался в центр иранской армии. Несколько высокопоставленных персидских дворян были убиты самим Александром или его телохранителями, хотя полководец все же был поражен ударом топора от иранского аристократа по имени Роисак. Второй иранец по имени Спитридат попытался напасть на Александра сзади, пока великий царь еще нетвердо стоял на ногах, однако был убит Клитусом Черным, отрубившим врагу вытянутую руку. Александр быстро поправился и продолжил вести войну уже после битвы при Гранике.

Сила кавалерии

В конце концов, македонские кавалеристы смогли получить преимущество над своими супостатами благодаря превосходству их копий над персидским вооружением, а также тесной поддержке легкой пехоты, перемежавшей конные эскадроны. Затем греческая кавалерия повернула налево, чем заставила персидскую кавалерию, которая после общего наступления была занята левой стороной македонской линии, поменять направление движения. В недавно освобожденной локации на линии фронта открылась дыра, и македонская пехота атаковала разобщенную персидскую армию с тыла. Македонская фаланга напала на греческих наемников. Поскольку многие лидеры уже были мертвы, а пехота разгромлена, оба фланга персидской кавалерии отступили, увидев развал центра. Пехотинцы были частично добиты, а выжившие взяты в плен после битвы на реке Граник.

Потери

Общие потери греков составляли 300-400 человек. Персы лишились около 1 000 единиц кавалерии и 3 000 убитых пехотинцев. Греческие наемники под командованием Мемнона Родосского, сражавшегося за персов, были оставлены после отступления кавалерии. Они пытались заключить мир с Александром, но безрезультатно. После сражения Александр приказал, чтобы наемники были порабощены. Из 18 000 греческих наемников половина была убита, а 8 000 порабощены и отправлены обратно в Македонию. Царь послал 300 персидских доспехов в Афинский Парфенон в качестве жертвоприношения Афине со следующей эпиграммой: «Александр, сын Филиппа, и греки, кроме лакедемонян, от варваров, живущих в Азии». Победитель битвы при Гранике — Македонский, продолжил свой великий поход.

Противоречия

Вышеупомянутый рассказ о битве прямо противоречит словам Диодора Сикулуса, который заявлял, что, когда Александр узнал о концентрации персидских сил, он быстро продвинулся и разбил лагерь напротив врага таким образом, чтобы между ними протекала река Граник. Персы отдыхали на возвышенности. Царь не двинулся с места, намереваясь напасть на врагов в то время, когда пересекал реку, потому что иранцы предполагали, что могут ничего не опасаться днем. Но Александр на рассвете смело переправил свою армию через реку и развернул в хорошем порядке прежде, чем персы успели его остановить.

В ответ персы разместили всадников по всему фронту македонцев, поскольку решили сразиться с ними в битве. Мемнон Родосский и сатрап Арсаменский держали левое крыло, каждое со своей конницей. Рядом с всадниками из Пафлагонии разместились Сатрапатский сатрап Ионии во главе гирканской кавалерии, правое крыло которого удерживали тысяча мидийцев и две тысячи всадники во главе с Реомитром, а также столько же бактрийцев. Победитель битвы на реке Граник — Александр Македонский, вошел в историю как величайший военачальник.

Всего же кавалерия врага составила более десяти тысяч человек. Персидских пехотинцев было не менее ста тысяч, но они были размещены далеко и не продвигались вперед, поскольку считалось, что кавалерии достаточно, чтобы сокрушить македонцев. Рассуждения Арриана и Диодора о битве несогласованны, поэтому историки обычно предпочитают версию первого, хотя некоторые ревизионисты пытаются все-таки согласовать оба рассказа.

Мнение Грина

Историк Питер Грин в своей книге «Александр Македонский» 1974 года предложил способ примирить рассказы Диодора и Арриана. Согласно интерпретации Грина, берег реки охраняла пехота, а не кавалерия, и силы Александра понесли большие потери при первоначальной попытке пересечь реку. Соответственно, были вынуждены уйти. Затем Александр неохотно принял совет Пармениона, ночью пересек реку, а на следующий день вступил в бой на рассвете. Персидская армия поспешила к месту переправы Александра, причем кавалерия достигла места сражения раньше более медленной пехоты, а затем битва продолжалась в значительной степени так, как описано в рассказах Арриана и Плутарха.

Грин объясняет различия между своим рассказом и древними источниками, предполагая, что Александр позже скрыл свое первоначальное неудачное пересечение реки. Грин посвящает целую главу в поддержку своей интерпретации, считая, что по политическим причинам Александр не мог допустить даже временного поражения. Таким образом, первоначальный крах был прикрыт его пропагандистами очень героическим (и гомеровским) нападением на хорошо подготовленного врага. В предисловии к перепечатке издания 2012 года Грин заявляет: «На основании имеющихся доказательств теория остается несостоятельной, а противоречие необъяснимым». Так или иначе, сражение на реке Граник стало одним из величайших столкновений того времени.

Почести павшим врагам

К концу битвы Александр похоронил персидских командиров и греческих наемников, которые пали, сражаясь на стороне врага. Те, кого он взял в плен, были скованы и отосланы в Македонию для обработки почвы, потому что, хотя узники были греками, они боролись против своей страны в армии врага, воспротивившись указам, принятым эллинами на федеральном совете. В Афины полководец также отправил 300 единиц персидских доспехов, чтобы, как уже говорилось, повесить их в Акрополе в качестве подношения Афине. Также царь приказал добавить к щедрой жертве текст, где повествовалось, в том числе, о лакедемонянах, с целью отметить отсутствие спартанцев в объединенной греческой армии.

Армия Королевства Македонии была одной из величайших военных подразделений древнего мира. Изначально ее создал грозный король Македонский Филипп II. Раньше армия Македонии не много значила в контексте политических баталий античного мира, а город-государство считался второстепенным. Итоги битвы при Гранике все изменили.

Эффективность армии

Последние инновации в оружии и тактике были приняты и усовершенствованы Филиппом II, и он создал уникальную, гибкую и эффективную армию. Введя военную службу как вид занятости на полный рабочий день, Филипп получил возможность регулярно тренировать своих людей, обеспечивая единство и сплоченность в рядах македонцев.

Тактические усовершенствования

Тактические усовершенствования включали последние разработки в развертывании традиционной греческой фаланги, придуманной Эпаминондом Фивским и Ифиратом Афинским. Однако македонский царь также самостоятельно вводил новшества. Он принял в качестве стандарта использование более длинного копья, двуручной «щуки». Македонская щука, сарисса, давала обладателю множество преимуществ как в нападении, так и защите. Впервые кавалерия стала решающей силой в ​​бою. Македонская армия усовершенствовала координацию различных типов войск. В сущности, это ранний пример комбинированной тактики вооружения. Тяжелая пехотная фаланга, стрелковая пехота, лучники, легкая и тяжелая кавалерия и осадные машины были развернуты в бою таким образом, дабы каждый тип войск использовался по назначению, создавая синергию взаимной поддержки. Благодаря столь мощной армии во время битвы при Гранике победа досталась именно македонцам.

Многонациональный состав

Новая македонская армия представляла собой объединение различных сил. Филипп имел дело с македонцами и другими греками (особенно с фессалийской кавалерией), а также широким кругом наемников со всех концов Эгейского моря и Балкан. К 338 г. до н. э. более половины армии, рекрутированной для его запланированного вторжения в Персидскую империю Ахеменидов прибыли со всего греческого мира и близлежащих варварских племен, таких как иллирийцы, пеоны и фракийцы. Победитель битвы при Гранике — Александр Македонский, явно не судил о людях по их национальности и оказался прав.

Источник

Adblock
detector