Меню

Планктон в озерах карелии

Озёра

Молодые и старые одновременно, карельские озёра давно считаются главным брендом Карелии. Среди них — крупнейшие в Европе Ладожское и Онежское, одно из которых перестало быть озером еще в прошлом веке. О зеркале, в которое не первую тысячу лет вглядывается республика, — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Ладожское озеро. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Страна озёр

«Карельский народ не допустит, чтобы богатства Карелии: воды, леса, водопады, руды, рыбные промыслы — расхищались». Так в 1920 году решили делегаты первого Всекарельского съезда Советов, учредившие Карельскую Автономную Республику. Из пяти богатств, расхищения которых допустить было нельзя, три связаны с водой.

Воды в Карелии действительно много. Озёрами покрыта пятая часть республики, говорит старший научный сотрудник Института водных проблем Севера КарНЦ РАН Александр Литвиненко. Даже если не считать Онего и Ладогу, частично расположенные в других регионах России, коэффициент озёрности (доля водоемов в общей площади) остается впечатляющим — 11%. По этому показателю Карелия занимает одно из первых мест в мире: соперничать с нами могут разве что Финляндия да пара провинций в Канаде.

Карельские озёра — древние и молодые одновременно. Древние потому, что рельеф республики сформировался миллиарды лет назад, тогда же образовались и неровности, в которых сейчас плещется вода. Молодые — потому что карельский ландшафт серьезно подправил ледник. Он двигался с северо-запада на юго-восток республики, и вслед за ним вытягивались будущие озёра. Современный вид наши водоемы получили каких-то десять тысяч лет назад: возраст, по геологическим меркам, совсем юный (Байкалу, например, ученые дают 25-35 миллионов).

У воды карельских озёр две главные особенности. Первая — низкая минерализация: в среднем 20-40 миллиграммов на литр. Вода наша очень чистая, но, как ни странно, для человека это скорее плохо.

— Вода — один из основных источников поступления минеральных солей в наш организм. По литературным данным, оптимальная минерализация питьевой воды для человека — 300-400 миллиграмм на литр. А у нас и ста нет! Мы пьем практически дистиллят. Этот недостаток [минералов] надо компенсировать какими-то другими путями, — объясняет Александр Литвиненко.

Вторая особенность — высокое содержание органики. Оттого воду карельских озёр голубой можно назвать лишь с большой натяжкой: обычно она светло-коричневая. Объясняется это просто: треть республики — болота и заболоченные леса, откуда в водоемы вымываются органические вещества. Впрочем, для человека это не опасно.

Озёрно-речная система между Сегозером и Чинозером (отмечено красным). Этого не видно, но озёра соединены целой сетью рек. Фото: Google Maps

Онего

На Онежское озеро человек пришел девять тысяч лет назад. Первые жители Карелии поселились на его берегах и оставили потомкам наскальные рисунки — петроглифы.

В петроглифах древний карел отражал свои представления о мире. Здесь — небо, солнце и луна. Там — ветер и дождь. Есть звери и птицы, рыбы и растения, совсем непонятные бесы. И всё это — на самом берегу озера.

Древние люди ушли, их место заняли карелы и вепсы, потом — славяне. Они тоже селились на берегах Онего, строили здесь деревни, закладывали города. Охотились, рыбачили, собирали грибы и ягоды — всё рядом с озером.

Онежскому озеру обязана существованием и столица Карелии. Во-первых, завод в устье Лососинки основали благодаря болотным и озёрным рудам. Во-вторых, доставлять пушки и ядра, которые на этом заводе производили, оказалось очень удобно именно по Онежскому озеру: из него через Свирь суда выходили в Ладожское озеро, а дальше — та самая Европа, окно в которую мечтал прорубить первый российский император.

В годы Второй мировой озеро сыграло с Петрозаводском злую шутку. Когда к столице подступили финские войска, защитники города рисковали попасть в котёл: двигаться дальше мешала вода. Избежать этого помогло своевременное решение генерал-лейтенанта Гореленко сдать Петрозаводск и вывести из него войска.

С другой стороны, по озеру летом 1941-го эвакуировались многие горожане. И именно с Онего ровно три года спустя в Петрозаводск пришли освободители — бойцы Онежской военной флотилии.

Своим существованием Петрозаводск обязан Онежскому озеру. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Теперь шокирующая информация: с середины двадцатого века Онежского озера не существует. Во всяком случае, с точки зрения гидрологии. Дело в том, что в начале пятидесятых на Свири построили каскад гидроэлектростанций, вода в Онего поднялась на 30 сантиметров. Образовалось Верхнесвирское водохранилище, частью которого с тех пор и считается бывшее озеро. Впрочем, несмотря на это, и простые люди, и даже сами гидрологи по-прежнему называют водоем Онежским озером.

Поднявшаяся после строительства свирской плотины вода Онежского озера постепенно размывает набережную Петрозаводска. Дошло до того, что власти карельской столицы попросили вновь понизить ее уровень — и получили отказ.

Вместо этого решено укрепить берега, на которых стоит город. Проект приурочили к столетию Карелии. Уже готовится техническое задание, следующий шаг — разработка проекта берегоукрепительных сооружений. Построить их планируют в 2020 году.

Ладога

Это отрывок из «Повести временных лет», где описывается легендарный Варяжский путь, по которому велась торговля между Европой и Византией. Упомянутое здесь «озеро великое Нево» сегодня называется Ладожским.

Купцы, ходившие на рубеже тысячелетий путем из варяг в греки, знали Ладогу как озеро неспокойное, штормовое. Оно и понятно: крупнейший пресноводный водоем Европы и второй в России (после Байкала).

Последние полтысячи лет Ладожское озеро принадлежало то России, то ее соседям — Швеции и Финляндии. Именно шведы в средине XVII века основали на его северном побережье город Сордвалла, со временем ставший неофициальной столицей Северного Приладожья и одним из главных городов Карелии.

После Северной войны озеро стало полностью российским и оставалось им до распада империи. Спустя два века, во время блокады Ленинграда, по Ладоге прошла «Дорога жизни», связавшая Северную столицу с советским тылом.

Буксир ведет баржу по Ладоге в сентябре 1942-го. Фото: РИА Новости

В Ладожском озере около 660 островов площадью больше гектара. Самые крупные — Риеккалансари, Мантсинсаари, Кильпола и Тулолансари. Самый известный — Валаам.

Ладожское озеро, и Валаам в частности, любили посещать русские художники. Иван Шишкин провел на острове пять сезонов. За написанные здесь работы он получил большую медаль Академии художеств. Валаам Шишкин называл своей школой.

Заплывали на ладожские острова и другие художники — Архип Куинджи, Александр Гине, Петр Балашов. Но чаще всего здесь вспоминают Николая Рериха, который пару лет жил в Сердоболе (сейчас — Сортавала). На Ладоге великий художник написал «Святой остров», «Скалы и утесы», «Северные острова», «Север». Есть мнение, что природа озера и его островов повлияла и на одну из главных картин Рериха — «Заморские гости».

Сегодня Ладога — один из туристических центров европейской части России. Кроме Валаама, туристы посещают Ладожские шхеры, также расположенные в карельской части водоема. Это архипелаг из 650 небольших скалистых островов, разделенных узкими, изрезанными проливами. В 2017 году Ладожские шхеры получили статус национального парка.

Ладожские шхеры. Фото: Игорь Георгиевский

Экология

— Если сравнивать Карелию с другими регионами России, то проблема загрязнения остро у нас не стоит. Загрязнение у нас есть, но оно носит локальный характер, — говорит Александр Литвиненко.

В целом ситуацию с загрязнением озер в Карелии назвать плачевной нельзя, подтверждает доцент Института лесных, горных и строительных наук ПетрГУ Елена Графова. При этом есть отдельные проблемы, требующие быстрого решения. Одна из главных — недостаток канализационно-очистных сооружений (КОС).

Несколько лет назад Елена Графова участвовала в международном проекте «Чистая Ладога». Исследователи проверяли концентрацию загрязнений рядом с десятками населенных пунктов на берегу озера. Пробы брали непосредственно в местах, где отходы жизнедеятельности выпускают в водоем, а затем на расстоянии 200 метров и двух километров.

Выяснилось, что в двух километрах от мест сброса загрязнения не было: огромные размеры озера сглаживают вред, причиняемый человеком (ученые называют это «большой буфер самоочищения»).

Тогда же эксперты сравнили загрязнения, которые дают небольшие населенные пункты без очистных сооружений, и крупные промышленные центры с работающими системами очистки. Выяснилось, что деревня даже без КОСов загрязняет Ладогу меньше, чем Сортавала или Питкяранта, где фильтры не пускают в водоем большую часть веществ.

Источник

8. Озера Карелии: водная растительность, зоопланктон, бентос

1 Фитопланктон (микроскопические водоросли) имеет большое значение в жизни озер. Он является пищей для многих планктонных животных, которыми, в свою очередь, питаются рыбы. Общий состав фитопланктона озер Карелии характеризуется преобладанием диатомовых (Melosira, Tabel-laria, Fragilaria, Asterionella), периденей и сине-зеленых (Apha-nizomenon, Anabaena, Microcystis). Сине-зеленые в южной Карелии достигают большего развития, чем в северной, а жгутиковые и десмидиевые разнообразнее в видовом отношении на севере (И. И. Николаев). В. К. Чернов (1949) установил и некоторые особенности видового состава фитопланктона в озерах восточной Карелии. Обильнее развивается фитопланктон в евтрофных озерах (Святозере, Крошнозере, Миккельском озере). Массовое развитие планктонных водорослей цветение» воды в июле-августе происходит за счет сине-зеленых (Aphanizomenon, Anabaena), весной и осенью обильно развиваются диатомовые (Melosira). В олиготрофных и особенно гумифицированных и дистрофных озерах фитопланктон представлен значительно беднее, чем в евтрофных и мезотрофных озерах. Высшая водная растительность в редких озерах Карелии достигает значительного развития. В крупных северных озерах Сегозере, Топозере, Пяозере, Куйто и других она занимает 0,04 0,75% водной площади, в озерах южной Карелии (Лососинное, Суйстамонъярви и др.) до 3 6%, как исключение до 30% (озеро Миккельское). Обычно заросли окаймляют берега и острова неширокой, до м прерывистой полосой и только в мелководных тихих заливах распространяются более широко. В водохранилищах, потерявших свою водную растительность в результате подъема и колебаний уровня, естественное восстановление ее происходит очень медленно. Например, Выгозеро почти лишено водной растительности, хотя после превращения его в водохранилище прошло более 25 лет. Преобладающими прибрежными и водными растениями в озерах Карелии являются осоки, хвощи, тростник, рдесты, камыш, кувшинки, кубышки, элодея, земноводная гречиха, уруть, водяной лютик, стрелолист, полушник и другие, обычные для северо-западных озер России виды. Во многих озерах распространен водяной мох фонтина-лис и харовые водоросли. 1 / 9

2 В жизни рыб водная растительность имеет большое значение, так как используется ими для откладывания икры, а заросли являются убежищами для молоди. Водные растения (рдесты, уруть, элодея) служат и пищей некоторым карповым рыбам. Нередко в зарослях развивается богатая фауна и происходит массовый нагул многих рыб. Умеренное развитие растительности в озерах благоприятный фактор для существования рыб. В. Н. Чернов и Е. П. Чернова рекомендуют посадку или посев водной растительности в такие озера Карелии, где ее недостаточно. Для заселения каменистых грунтов пригодны тростник, камыш, осоки, уруть, некоторые рдесты. Эти растения имеют тонкие корневища, которые могут укрепляться среди камней. Возможно искусственное продвижение на север роголистника и элодеи, хорошо приживающихся и на каменистых грунтах. Рекомендуются и растения для мягких грунтов. Для посадки в водохранилища предлагается поставить опыт акклиматизации в Карелии многолетнего водяного риса. Зоопланктон, бентос и их кормовое значение Зоопланктон (беспозвоночные животные, обитающие в толще воды) и бентос (донные беспозвоночные) в озерах Карелии представлены многими группами с большим количеством видов и разновидностей. Среди планктона карельских озер известно свыше 100 видов коловраток, более 100 видов и разновидностей ветвистоусых рачков кладоцер и около 50 видов веслоногих рачков копепод (Герд, 1949). Коловратки пищевого значения для рыб почти не имеют. Первое место в пище рыб занимают кладо-деры, второе копеподы. Из кладоцер во многих водоемах встречается лептодора один из самых крупных (до 5 8 мм длиной) планктонных рачков Карелии. Широко распространены разные виды и разновидности босмин и дафний, из прочих рачков битотрефес, хидорус, голопедиум, сида, еврицеркус, полифемус и др. Среди копепод в пище рыб большое значение имеют кала-ниды. К ним относится реликтовый рачок лимнокалянус

Читайте также:  Озеро шли где находится

3 холод-новодных озерах Карелии. Более широко распространены диаптомус (D. gracilis), гетерокопе (Н. appendiculata) и еври-темора (Е. lacustris). Из других копепод особенно многочисленны циклопы (Mesocyclops, Acanthocyclops, Cyclops). Зоопланктоном питается молодь рыб, а для таких ценных видов как ряпушка, корюшка, снеток и некоторые сиги рач-ковый планктон является пищей в течение всей их жизни. Потребляют его и малоценные рыбы: мелкая плотва и окунь, уклея, елец, ерш и др. Поэтому очень важно иметь представление о запасах планктонного корма и о том, как его используют рыбы. Сравнительно низкие показатели по численности и биомассе планктона характерны для глубоких и прохладных олиготрофных и олигогумозных озер: в исследованных водоемах эти показатели не превышают 5,5 тыс. экз. и 0,120 г/м3 воды. Значительно продуктивнее мезотрофные озера, в которых число рачков достигает 50 тыс. и более, а их биомасса бывает и свыше 2 г/м3. Близкие показатели дают и некоторые мезогу-мозные озера. Мелководные, хорошо прогреваемые евтрофные водоемы южной Карелии, например, Святозеро и Крошнозеро, по развитию зоопланктона не уступают многим озерам Ленинградской области. Известны небольшие мезотрофные и евтрофные озера Карелии с еще большей численностью планктона, чем Святозеро и Крошнозеро. Например, в озерах системы р. Шуи Чогозере (1,36 км2) и Шаньгиме (2 км2) средняя численность рачков в июле августе составляет тыс., экз., а их биомасса 2,6 3 г, в Вешкелицких озерах (западнее Сямозера) до 114 тыс. экз. и 2,7 г. В небольших дистрофированных и дистрофных озерах-лам-бах с кислой реакцией воды видовой состав и биомасса рачков обычно сильно снижаются. Но встречаются ламбы, богатые планктоном, пригодные благодаря этому для однолетнего выращивания рыб. Положительное качество зоопланктона озер Карелии преобладание в нем (по весу) высококормных ветвистоусых рачков (кладоцеры). В разных районах Онежского озера они составляют от 41 до 71% биомассы, в Водлозере 70%, в озере Лососинном 70,6% и т. д. В Святозере, когда бывает прохладное лето, в большом количестве развиваются не менее питательные для рыб каланиды (в 1956 г. до 63% биомассы). Для большинства озер характерно послойное распределение зоопланктона. Летом наиболее густо заселены рачками верхние слои эпилимниона. 3 / 9

4 Ниже двухметрового слоя количество планктонных организмов резко снижается. Поэтому и нагул рыб, питающихся планктоном, происходит в озерах Карелии главным образом в верхних слоях воды (за исключением тех рыб, распространение которых связано с более низкими температурами воды). Зимой численность рачков, наоборот, большая в нижележащих слоях воды, где сохраняются сравнительно высокие температуры. В это время там и держатся рыбы. По количеству планктона озера Карелии уступают водоемам более южных областей. Но нельзя считать, что для всех наших озер это объясняется исключительно природными их особенностями (климатическими условиями, глубоководностью, невысокой минерализацией воды, малым содержанием в ней биогенных веществ и т. д.). Надо иметь в виду, что приведенные выше показатели характеризуют остаточный планктон, то есть то его количество, которое остается неиспользованным рыбами. Но многие озера Карелии засорены тугорослыми и в то же время потребляющими огромные количества планктонного корма породами. Низкие показатели численности рачкового планктона во многих озерах, несомненно, объясняются выеданием зоопланктона этими рыбами. Особенно разнообразно и обильно по численности представлены в озерах Карелии насекомые: их личинки, куколки и взрослые формы. Хотя они далеко не все используются рыбами, но в общей сложности имеют в их пище преобладающее значение. Водные личинки некоторых насекомых встречаются как в прибрежной зоне, так и в самых глубоких местах озер и поэтому могут быть пищей для разных рыб. Массовыми объектами питания рыб являются главным образом личинки водных двукрылых и ручейников, а также личинки поденок, вислокрылок, отчасти стрекоз и др. Питаются рыбы и взрослыми формами вылетающих или падающих в воду водных насекомых. Немалое значение имеет иногда и питание типичными наземными насекомыми, попадающими в воду, например, жуками. Очень широко распространены среди бентоса озер Карелии личинки некровесосущих комаров семейства хирономид (тенди-педид). К ним относятся крупные, до 2,5 3 см длиной, ярко-красные личинки комара-мотыля из рода хирономус (тендипес) и другие виды. Крупные личинки мотылей особенно многочисленны в не очень глубоких евтрофированных озерах южной и средней Карелии. В больших и глубоких озерах преобладают более мелкие хирономиды ортокладиины. 4 / 9

5 Личинки хирономид по численности и биомассе в озерах Карелии нередко занимают в бентосе первое место. В Крошн-озере и Святозере они составляют около 80% всей биомассы донных животных, в оз. Гомсельгском 73%, в Суоярви 57,5% и т. д. В некоторых озерах или отдельных их участках в большом количестве развиваются личинки и другого комара хаоборуса, или коретры. Много этих личинок в Коткозере (73% биомассы бентоса), в Малом Янисъярви (51%), в Ведлозере (44%). Личинки хирономид основной объект пищи леща и многих бентосоядных сигов. Поедают их также ерш, плотва, язь, мелкий окунь. Весной, когда еще мало зоопланктона, личинками хирономид иногда питается даже ряпушка. Однако в некоторых озерах крупные хирономиды нередко держатся в толще ила и поэтому не могут быть использованы даже лещом. В прибрежной зоне озер Карелии очень многочисленны (более 140 видов) ручейники (трихоптера), составляющие один из важнейших видов корма для многих рыб. Особенно большое кормовое значение имеют ручейники лептоцериды и фри-ганеиды. Взрослые формы ручейников (вылетевшие насекомые) во многих местах Карелии называются липками». Падающие в воду липки» тоже поедаются рыбами, особенно охотно хариусом и сигами. Поденки (эфемероптера), личинки которых обитают в литорали (преимущественно в нижней), в некоторых озерах составляют значительную часть биомассы донных животных: в Лижм-озере до 41,3%, оз. Гимольском 27%, Нюкозере 14,4%, Габ-озере 14%, Сямозере 10 11%. Питаются поденками сиг, хариус, окунь, язь и другие рыбы, причем не только личинками, но и взрослыми насекомыми. Личинки стрекоз чаще встречаются в прудах и маленьких озерах. Большого кормового значения для рыб они не представляют, лишь мягкие личинки некоторых стрекоз иногда поедаются окунем, язем и другими рыбами (Герд, 1946). Личинки многих стрекоз, в частности, наиболее распространенной, личинки стрекозы коромысло» являются хищниками, нападающими на молодь рыб. 5 / 9

6 Вислокрылки (сиалис) в озерах Карелии встречаются иногда в значительных количествах и интенсивно используются рыбами. Так, в Савасозере они составляли (в июне) 11,7% биомассы всего бентоса, в Сямозере около 7%. Из высших ракообразных для озер Карелии характерны реликтовые рачки: мизида и бокоплавы гаммаракантус, палласея и понтопорея. Эти рачки найдены (в общей сложности) в 85 озерах Карелии (Гордеев, 1954), но, несомненно, они распространены гораздо шире. Вместе с лимнокалянусом и четырехрогими бычками Ладожского и Онежского озер реликтовые рачки представляют собой тех животных, которые сохранились в наших озерах от существовавшего здесь в древности моря. Как корм для рыб мизида и бокоплавы представляют большую ценность. Реликтовая мизида (Mysis oculata relicta) достигает длины мм, изредка 20 мм. Средний вес ее мг. В Карелии мизида обнаружена в 37 озерах. Встречается преимущественно в нижних слоях воды и предпочитает температуры не свыше Но осенью, зимой и весной мизиды выходят и на мелководье. Этот рачок ведет стайный образ жизни, поэтому им усиленно питаются многие рыбы. В желудках сига лудоги Онежского озера С. В. Герд находил более чем по 800 экз. мизид, у налима до 150, у кильца свыше 50 экз. Питаются ею также ерш, окунь, корюшка и другие рыбы. Гаммаракантус, или панцирный бокоплав (Gammaracanthus lorlcatus lacustris) самый крупный из реликтовых ракообразных Карелии, длиной до 40 мм и весом до мг. Он найден в Ладожском и Онежском озерах, где держится обычно на глубинах свыше м. Как объект питания гаммаракантус используется налимом, изредка крупными сигами. Палласея (Pallasea quadrispinosa) встречается летом не только в профундали, но и у берегов, так как переносит сравнительно высокие температуры свыше 20 (Гордеев, 1954). Этот бокоплав известен для 38 озер. Размеры палласеи мм, вес до 100 мг. Ею питаются сиги, корюшка, окунь, ерш, молодь палии, налим и др. Понтопорея (Pontoporeia affinis) самый мелкий бокоплав в озерах Карелии: длина его обычно до 5 7 мм, средний вес около 10 мг. Обнаружена понтопорея в 42 озерах. 6 / 9

7 Распространяется она очень широко, встречаясь от верхней литорали до максимальных глубин, и приспособилась к значительным колебаниям температур: от 6 7 до (но чаще встречается при 8 12 ). Из реликтовых рачков понтопорея является самой многочисленной. В Онежском озере она составляет 20% биомассы его бентоса. Особенно обильно представлена понтопорея в Путкозере, где дает около 150 кг/га (86,6% биомассы бентоса). Много ее в кончезерских озерах: в самом Кончезере (60% биомассы), Долгой Ламбе (45,9%), Мунозере (31,4%), Укшезере (29,7%). В Онежском озере понтопорея главный объект питания ямного сига. Используют ее сиг лудога, озерно-речные сиги, ерш, окунь, четырехрогий бычок и др. В Ладожском озере к 4 перечисленным реликтовым ракообразным прибавляется мезидотея (Mesidothea entomon) бал-тийскоморского происхождения. Из озер южной Карелии известен обыкновенный бокоплав гаммарус (Gammarus lacustris), обитающий преимущественно в литорали. Довольно широко распространен водяной ослик (Asellus aquaticus) рачок до мм длины, обильно заселяющий прибрежные заросли, где им питаются многие рыбы. В Онежском озере водяной ослик встречается и на метровых глубинах, хотя и редко. Есть бентосные формы и среди низших ракообразных: кла-доцеры, копеподы, остракоды. Мелкие рачки этих групп относятся к микробентосу. Микробентос используют личинки некоторых рыб при переходе их к самостоятельному питанию, а взрослые рыбы, например лещ, в больших количествах заглатывают детрит с находящимся в нем микробентосом. В фауне водных моллюсков Карелии насчитывается около 70 видов. В литоральной зоне озер много мелких моллюсков: прудовиков (лимнея), катушек (планорбис), затворок 7 / 9

8 (вальвата), горошинок (пизидиум), шаровок (сфериум) и др.; встречаются крупные беззубки (анодонта) и перловицы (унио). Некоторые пизидиумы, например P. conventus, распространяются и на большие глубины профундали. Численность и биомасса мелких моллюсков в озерах Карелии достигают иногда довольно значительных величин. Пизидиумы в оз. Ватчельском дают летом 54,6% общей биомассы его бентоса, в Шотозере 50%, в Лексозере 41,2%-, в Вашозере и Торосозере 35 35,6%, в Суоярви 25,6%. Крупные моллюски анодонты особенно большого развития достигают в Водлозере, где они составляют 20% биомассы бентоса. Мелких моллюсков охотно поедают многие рыбы, в частности сиги, а также лещи и другие карповые. Беззубку в Водлозере использует язь. Малощетинковые черви олигохеты представлены в озерах Карелии не менее чем 48 видами (Герд, 1950). Большой интерес представляет нахождение в Онежском озере разновидности байкальской олигохеты лампродрилюс (Светлов, 1936; Берг, 1951). Населяют олигохеты различные биотопы, в частности илы глубоководной зоны. В профундали Онежского озера они дают местами до 80% численности всех донных животных и 90 95% их биомассы (Б. М. Александров). В Сегозере олигохеты составляют 54% биомассы всего бентоса, в Большом Янисъярви 55%, в Пялозере и оз. Сандал по 40%, в Елмозере 30%. Олигохеты относятся к кормовому для рыб бентосу, потребляются они, в частности, сигами. Однако в профундали глубоких озер возможности использования олигохет рыбами ограничиваются. Некоторые из олигохет зарываются глубоко в ил и становятся для рыб недоступными. Кроме перечисленных основных групп и видов донной фауны озер Карелии, которые имеют главное значение в питании рыб, изредка в составе их пищи можно найти и других беспозвоночных: круглых червей (нематод), пиявок, водяных клещей и др., но питание ими носит случайный характер. В тех озерах, где есть речные раки, ими охотно питаются крупные окуни. 8 / 9

Читайте также:  Кто живет в озерах беларуси

Источник

Озера Карелии

Фитопланктон (микроскопические водоросли) имеет большое значение в жизни озер. Он является пищей для многих планктонных животных, которыми, в свою очередь, питаются рыбы.

Общий состав фитопланктона озер Карелии характеризуется преобладанием диатомовых (Melosira, Tabel-laria, Fragilaria, Asterionella), периденей и сине-зеленых (Apha-nizomenon, Anabaena, Microcystis). Сине-зеленые в южной Карелии достигают большего развития, чем в северной, а жгутиковые и десмидиевые разнообразнее в видовом отношении на севере (И. И. Николаев). В. К. Чернов (1949) установил и некоторые особенности видового состава фитопланктона в озерах восточной Карелии.

Обильнее развивается фитопланктон в евтрофных озерах (Святозере, Крошнозере, Миккельском озере). Массовое развитие планктонных водорослей—„цветение» воды — в июле-августе происходит за счет сине-зеленых (Aphanizomenon, Anabaena), весной и осенью обильно развиваются диатомовые (Melosira). В олиготрофных и особенно гумифицированных и дистрофных озерах фитопланктон представлен значительно беднее, чем в евтрофных и мезотрофных озерах.

Высшая водная растительность в редких озерах Карелии достигает значительного развития. В крупных северных озерах — Сегозере, Топозере, Пяозере, Куйто и других — она занимает 0,04—0,75% водной площади, в озерах южной Карелии (Лососинное, Суйстамонъярви и др.) до 3—6%, как исключение до 30% (озеро Миккельское). Обычно заросли окаймляют берега и острова неширокой, до 20—50 м прерывистой полосой и только в мелководных тихих заливах распространяются более широко. В водохранилищах, потерявших свою водную растительность в результате подъема и колебаний уровня, естественное восстановление ее происходит очень медленно. Например, Выгозеро почти лишено водной растительности, хотя после превращения его в водохранилище прошло более 25 лет.

Преобладающими прибрежными и водными растениями в озерах Карелии являются осоки, хвощи, тростник, рдесты, камыш, кувшинки, кубышки, элодея, земноводная гречиха, уруть, водяной лютик, стрелолист, полушник и другие, обычные для северо-западных озер России виды. Во многих озерах распространен водяной мох фонтина-лис и харовые водоросли.

В жизни рыб водная растительность имеет большое значение, так как используется ими для откладывания икры, а заросли являются убежищами для молоди. Водные растения (рдесты, уруть, элодея) служат и пищей некоторым карповым рыбам. Нередко в зарослях развивается богатая фауна и происходит массовый нагул многих рыб.

Умеренное развитие растительности в озерах— благоприятный фактор для существования рыб. В. Н. Чернов и Е. П. Чернова рекомендуют посадку или посев водной растительности в такие озера Карелии, где ее недостаточно. Для заселения каменистых грунтов пригодны тростник, камыш, осоки, уруть, некоторые рдесты. Эти растения имеют тонкие корневища, которые могут укрепляться среди камней. Возможно искусственное продвижение на север роголистника и элодеи, хорошо приживающихся и на каменистых грунтах. Рекомендуются и растения для мягких грунтов. Для посадки в водохранилища предлагается поставить опыт акклиматизации в Карелии многолетнего водяного риса.

Зоопланктон, бентос и их кормовое значение

Зоопланктон (беспозвоночные животные, обитающие в толще воды) и бентос (донные беспозвоночные) в озерах Карелии представлены многими группами с большим количеством видов и разновидностей.

Среди планктона карельских озер известно свыше 100 видов коловраток, более 100 видов и разновидностей ветвистоусых рачков — кладоцер и около 50 видов веслоногих рачков — копепод (Герд, 1949). Коловратки пищевого значения для рыб почти не имеют. Первое место в пище рыб занимают кладо-деры, второе — копеподы.

Из кладоцер во многих водоемах встречается лептодора — один из самых крупных (до 5—8 мм длиной) планктонных рачков Карелии. Широко распространены разные виды и разновидности босмин и дафний, из прочих рачков — битотрефес, хидорус, голопедиум, сида, еврицеркус, полифемус и др.

Зоопланктоном питается молодь рыб, а для таких ценных видов как ряпушка, корюшка, снеток и некоторые сиги рач-ковый планктон является пищей в течение всей их жизни. Потребляют его и малоценные рыбы: мелкая плотва и окунь, уклея, елец, ерш и др. Поэтому очень важно иметь представление о запасах планктонного корма и о том, как его используют рыбы.

Сравнительно низкие показатели по численности и биомассе планктона характерны для глубоких и прохладных олиготрофных и олигогумозных озер: в исследованных водоемах эти показатели не превышают 5,5 тыс. экз. и 0,120 г/м3 воды. Значительно продуктивнее мезотрофные озера, в которых число рачков достигает 50 тыс. и более, а их биомасса бывает и свыше 2 г/м3. Близкие показатели дают и некоторые мезогу-мозные озера. Мелководные, хорошо прогреваемые евтрофные водоемы южной Карелии, например, Святозеро и Крошнозеро, по развитию зоопланктона не уступают многим озерам Ленинградской области. Известны небольшие мезотрофные и евтрофные озера Карелии с еще большей численностью планктона, чем Святозеро и Крошнозеро. Например, в озерах системы р. Шуи Чогозере (1,36 км2) и Шаньгиме (2 км2) средняя численность рачков в июле — августе составляет 60—90 тыс., экз., а их биомасса 2,6—3 г, в Вешкелицких озерах (западнее Сямозера)—до 114 тыс. экз. и 2,7 г.

В небольших дистрофированных и дистрофных озерах-лам-бах с кислой реакцией воды видовой состав и биомасса рачков обычно сильно снижаются. Но встречаются ламбы, богатые планктоном, пригодные благодаря этому для однолетнего выращивания рыб.

Положительное качество зоопланктона озер Карелии — преобладание в нем (по весу) высококормных ветвистоусых рачков (кладоцеры). В разных районах Онежского озера они составляют от 41 до 71% биомассы, в Водлозере — 70%, в озере Лососинном — 70,6% и т. д. В Святозере, когда бывает прохладное лето, в большом количестве развиваются не менее питательные для рыб каланиды (в 1956 г. до 63% биомассы).

Для большинства озер характерно послойное распределение зоопланктона. Летом наиболее густо заселены рачками верхние слои эпилимниона.

Ниже двухметрового слоя количество планктонных организмов резко снижается. Поэтому и нагул рыб, питающихся планктоном, происходит в озерах Карелии главным образом в верхних слоях воды (за исключением тех рыб, распространение которых связано с более низкими температурами воды). Зимой численность рачков, наоборот, большая в нижележащих слоях воды, где сохраняются сравнительно высокие температуры. В это время там и держатся рыбы.

По количеству планктона озера Карелии уступают водоемам более южных областей. Но нельзя считать, что для всех наших озер это объясняется исключительно природными их особенностями (климатическими условиями, глубоководностью, невысокой минерализацией воды, малым содержанием в ней биогенных веществ и т. д.). Надо иметь в виду, что приведенные выше показатели характеризуют остаточный планктон, то есть то его количество, которое остается неиспользованным рыбами. Но многие озера Карелии засорены тугорослыми и в то же время потребляющими огромные количества планктонного корма породами. Низкие показатели численности рачкового планктона во многих озерах, несомненно, объясняются выеданием зоопланктона этими рыбами.

Особенно разнообразно и обильно по численности представлены в озерах Карелии насекомые: их личинки, куколки и взрослые формы. Хотя они далеко не все используются рыбами, но в общей сложности имеют в их пище преобладающее значение. Водные личинки некоторых насекомых встречаются как в прибрежной зоне, так и в самых глубоких местах озер и поэтому могут быть пищей для разных рыб.

Массовыми объектами питания рыб являются главным образом личинки водных двукрылых и ручейников, а также личинки поденок, вислокрылок, отчасти стрекоз и др. Питаются рыбы и взрослыми формами вылетающих или падающих в воду водных насекомых. Немалое значение имеет иногда и питание типичными наземными насекомыми, попадающими в воду, например, жуками.

Очень широко распространены среди бентоса озер Карелии личинки некровесосущих комаров семейства хирономид (тенди-педид). К ним относятся крупные, до 2,5—3 см длиной, ярко-красные личинки комара-мотыля из рода хирономус (тендипес) и другие виды. Крупные личинки мотылей особенно многочисленны в не очень глубоких евтрофированных озерах южной и средней Карелии. В больших и глубоких озерах преобладают более мелкие хирономиды — ортокладиины.

Личинки хирономид по численности и биомассе в озерах Карелии нередко занимают в бентосе первое место. В Крошн-озере и Святозере они составляют около 80% всей биомассы донных животных, в оз. Гомсельгском — 73%, в Суоярви — 57,5% и т. д.

В некоторых озерах или отдельных их участках в большом количестве развиваются личинки и другого комара — хаоборуса, или коретры. Много этих личинок в Коткозере (73% биомассы бентоса), в Малом Янисъярви (51%), в Ведлозере (44%).

Личинки хирономид — основной объект пищи леща и многих бентосоядных сигов. Поедают их также ерш, плотва, язь, мелкий окунь. Весной, когда еще мало зоопланктона, личинками хирономид иногда питается даже ряпушка. Однако в некоторых озерах крупные хирономиды нередко держатся в толще ила и поэтому не могут быть использованы даже лещом.

В прибрежной зоне озер Карелии очень многочисленны (более 140 видов) ручейники (трихоптера), составляющие один из важнейших видов корма для многих рыб. Особенно большое кормовое значение имеют ручейники лептоцериды и фри-ганеиды. Взрослые формы ручейников (вылетевшие насекомые) во многих местах Карелии называются „липками». Падающие в воду „липки» тоже поедаются рыбами, особенно охотно хариусом и сигами.

Поденки (эфемероптера), личинки которых обитают в литорали (преимущественно в нижней), в некоторых озерах составляют значительную часть биомассы донных животных: в Лижм-озере до 41,3%, оз. Гимольском 27%, Нюкозере 14,4%, Габ-озере 14%, Сямозере 10—11%. Питаются поденками сиг, хариус, окунь, язь и другие рыбы, причем не только личинками, но и взрослыми насекомыми.

Личинки стрекоз чаще встречаются в прудах и маленьких озерах. Большого кормового значения для рыб они не представляют, лишь мягкие личинки некоторых стрекоз иногда поедаются окунем, язем и другими рыбами (Герд, 1946). Личинки многих стрекоз, в частности, наиболее распространенной, личинки стрекозы „коромысло» являются хищниками, нападающими на молодь рыб.

Вислокрылки (сиалис) в озерах Карелии встречаются иногда в значительных количествах и интенсивно используются рыбами. Так, в Савасозере они составляли (в июне) 11,7% биомассы всего бентоса, в Сямозере около 7%.

Из высших ракообразных для озер Карелии характерны реликтовые рачки: мизида и бокоплавы — гаммаракантус, палласея и понтопорея. Эти рачки найдены (в общей сложности) в 85 озерах Карелии (Гордеев, 1954), но, несомненно, они распространены гораздо шире. Вместе с лимнокалянусом и четырехрогими бычками Ладожского и Онежского озер реликтовые рачки представляют собой тех животных, которые сохранились в наших озерах от существовавшего здесь в древности моря.

Читайте также:  Сколько машин утонуло в ладожском озере

Как корм для рыб мизида и бокоплавы представляют большую ценность.

Реликтовая мизида (Mysis oculata relicta) достигает длины 10—15 мм, изредка 20 мм. Средний вес ее 10—25 мг. В Карелии мизида обнаружена в 37 озерах. Встречается преимущественно в нижних слоях воды и предпочитает температуры не свыше 12—14°. Но осенью, зимой и весной мизиды выходят и на мелководье. Этот рачок ведет стайный образ жизни, поэтому им усиленно питаются многие рыбы. В желудках сига лудоги Онежского озера С. В. Герд находил более чем по 800 экз. мизид, у налима до 150, у кильца свыше 50 экз. Питаются ею также ерш, окунь, корюшка и другие рыбы.

Гаммаракантус, или панцирный бокоплав (Gammaracanthus lorlcatus lacustris) — самый крупный из реликтовых ракообразных Карелии, длиной до 40 мм и весом до 350—450 мг. Он найден в Ладожском и Онежском озерах, где держится обычно на глубинах свыше 25—30 м. Как объект питания гаммаракантус используется налимом, изредка крупными сигами.

Палласея (Pallasea quadrispinosa) встречается летом не только в профундали, но и у берегов, так как переносит сравнительно высокие температуры — свыше 20° (Гордеев, 1954). Этот бокоплав известен для 38 озер. Размеры палласеи 17—20 мм, вес до 100 мг. Ею питаются сиги, корюшка, окунь, ерш, молодь палии, налим и др.

Понтопорея (Pontoporeia affinis) — самый мелкий бокоплав в озерах Карелии: длина его обычно до 5 —7 мм, средний вес около 10 мг. Обнаружена понтопорея в 42 озерах. Распространяется она очень широко, встречаясь от верхней литорали до максимальных глубин, и приспособилась к значительным колебаниям температур: от 6—7° до 20—22° (но чаще встречается при 8—12°).

Из реликтовых рачков понтопорея является самой многочисленной. В Онежском озере она составляет 20% биомассы его бентоса. Особенно обильно представлена понтопорея в Путкозере, где дает около 150 кг/га (86,6% биомассы бентоса). Много ее в кончезерских озерах: в самом Кончезере (60% биомассы), Долгой Ламбе (45,9%), Мунозере (31,4%), Укшезере (29,7%).

В Онежском озере понтопорея — главный объект питания ямного сига. Используют ее сиг лудога, озерно-речные сиги, ерш, окунь, четырехрогий бычок и др.

В Ладожском озере к 4 перечисленным реликтовым ракообразным прибавляется мезидотея (Mesidothea entomon) бал-тийскоморского происхождения.

Из озер южной Карелии известен обыкновенный бокоплав гаммарус (Gammarus lacustris), обитающий преимущественно в литорали.

Довольно широко распространен водяной ослик (Asellus aquaticus) — рачок до 15—20 мм длины, обильно заселяющий прибрежные заросли, где им питаются многие рыбы. В Онежском озере водяной ослик встречается и на 25—30-метровых глубинах, хотя и редко.

Есть бентосные формы и среди низших ракообразных: кла-доцеры, копеподы, остракоды. Мелкие рачки этих групп относятся к микробентосу. Микробентос используют личинки некоторых рыб при переходе их к самостоятельному питанию, а взрослые рыбы, например лещ, в больших количествах заглатывают детрит с находящимся в нем микробентосом.

В фауне водных моллюсков Карелии насчитывается около 70 видов. В литоральной зоне озер много мелких моллюсков: прудовиков (лимнея), катушек (планорбис), затворок (вальвата), горошинок (пизидиум), шаровок (сфериум) и др.; встречаются крупные беззубки (анодонта) и перловицы (унио). Некоторые пизидиумы, например P. conventus, распространяются и на большие глубины профундали.

Численность и биомасса мелких моллюсков в озерах Карелии достигают иногда довольно значительных величин. Пизидиумы в оз. Ватчельском дают летом 54,6% общей биомассы его бентоса, в Шотозере 50%, в Лексозере 41,2%-, в Вашозере и Торосозере 35—35,6%, в Суоярви 25,6%. Крупные моллюски — анодонты — особенно большого развития достигают в Водлозере, где они составляют 20% биомассы бентоса.

Мелких моллюсков охотно поедают многие рыбы, в частности сиги, а также лещи и другие карповые. Беззубку в Водлозере использует язь.

Малощетинковые черви — олигохеты — представлены в озерах Карелии не менее чем 48 видами (Герд, 1950). Большой интерес представляет нахождение в Онежском озере разновидности байкальской олигохеты лампродрилюс (Светлов, 1936; Берг, 1951). Населяют олигохеты различные биотопы, в частности илы глубоководной зоны. В профундали Онежского озера они дают местами до 80% численности всех донных животных и 90—95% их биомассы (Б. М. Александров). В Сегозере олигохеты составляют 54% биомассы всего бентоса, в Большом Янисъярви 55%, в Пялозере и оз. Сандал по 40%, в Елмозере 30%.

Олигохеты относятся к кормовому для рыб бентосу, потребляются они, в частности, сигами. Однако в профундали глубоких озер возможности использования олигохет рыбами ограничиваются. Некоторые из олигохет зарываются глубоко в ил и становятся для рыб недоступными.

Кроме перечисленных основных групп и видов донной фауны озер Карелии, которые имеют главное значение в питании рыб, изредка в составе их пищи можно найти и других беспозвоночных: круглых червей (нематод), пиявок, водяных клещей и др., но питание ими носит случайный характер. В тех озерах, где есть речные раки, ими охотно питаются крупные окуни.

Источник



Из-за токсичных водорослей вода в Ведлозере опасна для всего живого

Текст: Антонина Кябелева

Из-за нашествия ядовитых сине-зеленых водорослей озеро Ведлозеро переживает настоящую экологическую катастрофу. К этому выводу пришли ученые Института водных проблем Севера КарНЦ РАН, которые в сентябре 2020 года побывали на водоеме и взяли пробы воды на исследование. О своих выводах ученые рассказали депутатам ЗС РК на заседании парламентского комитета природных ресурсов и экологии, которое состоялось 12 октября.

Инициатором рассмотрения вопроса об экологическом состоянии карельского озера стал депутат ЗС РК Валерий Шоттуев, к которому обратились жители села Ведлозеро. Люди жалуются на то, что когда-то чистейший водоем зарастает странными водорослями, резко ухудшилось состояние воды, а рыба непригодна для еды.

Представитель карельского Министерства природных ресурсов и экологии рассказал, что право пользования проблемным водным объектом было дано ОАО «Совхоз «Ведлозерский». Правда, договор на пользование озером истек в конце прошлого года, а новый так и не был заключен. Совхоз, напомним, находится в собственности Республики Карелия. Ведлозерские канализационные очистные сооружения находятся в муниципальной собственности и переданы в пользование муниципальному предприятию «Пряжинское КУМИ». Пряжинская администрация, по данным Минприроды, тоже не оформила документы на право пользования водоемом.

Представитель министерства рассказал, что информация о несоблюдении природоохранного законодательства была передана в карельскую природоохранную прокуратуру еще в июне 2020 года. Правда, о реакции прокуратуры на это тревожное сообщение чиновник ничего не сообщил.

Единственное предложение, прозвучавшее от представителя Минприроды, заключалось в том, чтобы организовать трехгодичный мониторинг состояния озера для «выявления всех источников антропогенного воздействия» и выделять на его проведение по 800 тысяч рублей ежегодно.

В общем, все как обычно. Законодательство нарушается, виновных нет, прокуратура молчит, а чиновники предлагают за всем этим понаблюдать несколько лет с соответствующим финансовым наполнением. Короткое сообщение представителя Минприроды прозвучало так безлико и формально, что казалось, будто данное ведомство судьба карельского озера абсолютно не тревожит.

Совсем в иной тональности было выдержано выступление доктора биологических наук, заведующей лабораторией Института водных проблем Севера Натальи Калинкиной. Она рассказала, что в середине сентября 2020 года ученые выезжали на озеро Ведлозеро, чтобы взять пробы и оценить состояние водоема. Были взяты пробы в четырех местах: в заливе Рожнаволок, в заливе близ устья реки Вахтозерки, в самой реке около выпуска канализационных стоков и в заливе около деревни Юргилица.

По словам Натальи Калинкиной, наиболее неблагоприятная ситуация была выявлена в заливе Рожнаволок.

— Отмечаются все признаки опаснейшего явления – интенсивного развития сине-зеленых водорослей,

— сказала доктор биологических наук.

Калинкина отметила, что в воде обнаружились «невиданные», как она выразилась, объемы биомассы опасного планктона, который способен выделять токсины. По ее словам, такие случаи размножения токсичных водорослей науке хорошо известны, но характерны они в основном для южных регионов.

— Во многих странах, где такие ситуации отмечаются, категорически запрещается любое использование цветущей воды для купания, рыбной ловли. Описаны случаи, когда токсины сине-зеленых водорослей вызывали гибель людей, животных, птиц и рыб,

— сказала Наталья Калинкина.

В районе реки Вахтозерки концентрация опасных веществ была на два порядка ниже, чем в застойном заливе Рожнаволок. По мнению ученых, река улучшает водообмен, что может быть спасением для озера.

— Необходимо ликвидировать дамбу и восстановить естественный водообмен, — считает Наталья Калинкина.

Воду Ведлозера ученые охарактеризовали как «непригодную для питьевых и хозяйственных нужд населения». К примеру, в воде были обнаружены, по словам Калинкиной, «чрезвычайно высокие показатели содержания фосфора». Это свидетельствует об интенсивном биогенном загрязнении.

— Именно фосфор является главным фактором интенсивного развития водорослей,

Она назвала и источники поступления фосфора в озеро: канализационные сооружения, сливы хозяйственно-бытовых стоков и туристические стоянки. Наталья Калинкина особо обратила внимание на массовые стихийные автостоянки рыбаков-любителей. В районе деревни Юргилица скапливается, по ее информации, до 30 машин.

Зарастание озера опасными водорослями, по словам местных жителей, началось относительно недавно, около пяти лет назад. Это совпало с уменьшением уровня воды в озере. По мнению ученых, основная причина загрязнения – это не только канализационные сооружения, но прежде всего стоки, поступающие от домов, расположенных в частном секторе. Усугубляет ситуацию дамба, соединяющая остров Рожнаволок с селом Ведлозеро.

— Состояние залива Рожнаволок во время работ, проводимых Карельским научным центром, в сентябре 2020 года было катастрофическим для биоресурсов и человека в результате гиперцветения токсичных сине-зеленых водорослей,

— к такому выводу, по словам Калинкиной, пришли ученые.

Биологи уверены, что помимо контроля за канализационными очистными сооружениями необходимо разрушить существующую дамбу между берегом и островом Рожнаволок, рекультивировать берега на месте животноводческих комплексов и запретить стихийные туристические стоянки.

Наталья Калинкина рассказала, что ровно год назад трагичная ситуация сложилась на озере Святозеро. После падения уровня воды началось активное цветение опасных водорослей.

— Там точно такая же была ситуация. Абсолютно. Один к одному,

По ее мнению, опасные процессы связаны с потеплением климата в Карелии, снижением уровня воды, которое по цепочке приводит к наступлению токсичного планктона.

Очевидно, что самый проблемный вопрос для Ведлозера – это дамба, которая в действительности представляет собой засыпанный в 70-е годы прошлого века мост между островом и большой землей. Если ее разрушить, то нужно строить новый мост, что потребует и серьезных финансовых вложений, и времени. Полумерами в виде прокладки труб ситуацию, по мнению специалистов, не решить.

Депутаты приняли решение создать рабочую группу, чтобы определить, как спасать один из живописных и когда-то чистейших водоемов Карелии. Только бы не было слишком поздно. Темпы, с которыми в Карелии приступают к решению экологических проблем, порой «не догоняют» даже процессов, связанных с глобальным изменением климата.

Источник

Adblock
detector