Меню

Разливы реки урал в оренбурге

Вскрытие рек в Оренбуржье начнется с первого апреля

Оренбуржцам сообщили прогноз по вскрытию рек весной 2021 года. Примерные сроки предоставили в региональном департаменте пожарной безопасности и гражданской защиты.

От предстоящего паводка специалисты не ждут неприятных сюрпризов. Уровень половодья на реках бассейна Урала ожидается в пределах и ниже нормы на 20-140 см. На реках бассейна Волги ожидается максимальный уровень воды в пределах и ниже нормы на 20-50 см. Лишь в бассейне р. Жарлы вода поднимется на 53 см выше обычного.

Весеннее половодье может увеличить поступление воды в Ириклинское водохранилище вдвое больше, чем обычно. Нормой считается поступление в объеме 1,2 куб. км, а весной он вырастет до 1,6 – 2,4 куб. км.

Также не дают специалисты аномальных прогнозов и по срокам вскрытия рек. Ледоход начнется в соответствии с многолетними показателями.

Время вскрытия рек в бассейне р. Урал:

  • р. Урал — Березовка 8-13 апреля, норма 10 апреля,
  • р. Урал у Орска 9-14 апреля, норма 11 апреля,
  • р. Урал у Оренбурга 10-15 апреля, норма 12 апреля,
  • р. Урал у Илека 9-14 апреля, норма 11 апреля,
  • р. Б. Кумак — Новоорск 10-15 апреля, норма 12 апреля,
  • р. Орь — Истемис 9-14 апреля, норма 11 апреля,
  • р. Сакмара- Тат. Каргала 8-13 апреля, норма 10 апреля,
  • р. Салмыш — Буланово 9-14 апреля, норма 11 апреля.

Время вскрытия рек в бассейне р. Волги:

  • р. Самара 1-6 апреля, норма 3 апреля,
  • р. Б. Кинель 2-7 апреля, норма 4 апреля,
  • р. М. Кинель 4-9 апреля, норма 6 апреля,
  • р. Ток 3-8 апреля, норма 5 апреля,
  • р. Бузулук 3-5 апреля, норма 2 апреля.

Ириклинское водохранилище освободится ото льда позднее рек. Ждать этого следует в конце апреля, в 24-29 числах.

Источник

Оренбургские ученые знают, как спасти обмелевший Урал

5 июня отмечался «Всемирный день окружающей среды» или как его ещё называют «День эколога», учрежденный в 1972 году. Для многих оренбуржцев экология — больная тема. Особенно тревожит состояние рек, даже самой крупной — Урала.

В этом году вид этой некогда водной жемчужины края величественным не назовёшь. С берега на берег вброд у пешеходного моста в Оренбурге спокойно можно перейти вброд. Высказываются мнения, что однажды река настолько обмелеет, что высохнет. А ведь из истории известно, что Урал когда-то был судоходным. На лодках и даже пароходах перевозили людей и транспортировали грузы.

— Гидрологи и географы не переживают по поводу пересыхания Урала, потому что г одовой сток у реки очень разный. Как говорится, раз на раз не приходится. Уровень воды в русле зависит от климатических условий, количества осадков, поступающих, в том числе, и с верховья. Это и есть особенность нашей степной реки. Ч то Урал совсем высохнет, такой угрозы нет, — считает кандидат географических наук, доцент, преподаватель ОГПУ Татьяна Чибилева.

Тем не менее, проблемы у главной артерии региона есть, в то же время отмечает собеседница . Весомый вклад в разрушение экосистемы Урала вносят крупные хозяйства, забирающие большие объёмы воды и загрязняющие реку.

— Антропогенных факторов много. Это и промышленные предприятия, и коммунальные хозяйства, осуществляющие забор воды. Распашка склонов вдоль реки также приводит к заиливанию родников, которые питают русло. Это всё смывается весной с полей талыми водами. В Казахстане, в районе Уральска, установлено много насосных станций, которые снабжают сады вокруг города водой из Урала. Человек сыграл определённую роль в том, что Урал обмелел.

Как будет заниматься спасением?

Уже более 20 лет в Оренбургской области проводится российско-казахстанская историко-культурная, экологическая и спортивная экспедиция по реке Урал. За эти годы члены экспедиции прошли несколько тысяч километров по Уралу, его притокам Сакмаре и Илеку, и своими глазами увидели разрушительное влияние человека на реки.

В 2017 году в Уральске прошло расширенное заседание с участием представительной делегации от Оренбуржья. На встрече был подписан двусторонний Совместный протокол. Этот документ и сегодня регламентирует научную и практическую деятельность по охране и использованию природных ресурсов бассейна реки Урал.

— Создан единый орган управления, и какие-то сдвиги уже начались. Сейчас идёт формирование комиссии, которая займётся исполнением регламента. Главное, чтобы в первую очередь в неё входили люди от науки. Научная общественность сможет установить систему экологического мониторинга в бассейне реки и Казахстана и России, — отмечает Татьяна Викторовна.

Но не только учёные должны заниматься спасением реки. Всем оренбуржцам необходимо менять свою культуру, отношение к водным объектам.

— Как у нас говорят, нужно повернуться лицом к реке. Но к сожалению, даже населённые пункты стоят к реке задними дворами. И все отходы через задний двор выбрасываются на берег. Это — проблема. И это вопрос культуры, в первую очередь.

Читайте также:  Какая рыба водиться в реке лава

Лучше лишний раз не трогать!

Урал у набережной Оренбурга выглядит, мягко говоря, неприглядно. Издалека можно увидеть, как из зеленоватой воды проглядывают насыпи песка. Давно звучат разговоры о запуске машин для углубления дна — наподобие тех, что расчищают у морских портов фарватеры для судов.

— Экологи и географы против против земснарядов, углубительных работ. Так нарушается экосистема, и ил, который в реке уже выполняет роль фильтра реки, будет повреждён. Как показывают наблюдения учёных, Урал не везде такой мелкий. На перекатах встречаются и глубокие омуты, хотя в этом году большой воды не было. За счёт инсоляции (сухого испарения снега в пар) воды было мало, — отмечает ученый.

Учёные против идеи расчищать реку от ила и гальки, но выступают за очистку Урала от отходов человеческой деятельности. У берегов и на дне реки нередко можно наткнуться на пластиковый и стеклянный мусор. Только такие благородные акции, к сожалению, обычно проводят «для галочки». Регулярной же уборки прибрежной территории нет.

Своенравная река

Уровень воды в русле Урала, в зависимости год от года, отличается. Учёные считают, что колебания уровня имеют цикличность с периодом в несколько десятков лет. Так, наблюдения показывают, что в первой трети ХХ века Урал тоже мелел, но затем, к 50-м годам, поднимался. Теперь опять цикл спада, с середины 90-х прошлого века сильных наводнений не было. Поэтому сегодня под Оренбургом расцвела активная застройка поймы. Причем нередки случаи, когда возводят целые коттеджные посёлки в пойме. Несет ли это опасность для тех, кто соблазнился красивым видом из окна?

— Определенный риск подтопления есть. Уровень Урала цикличен, и может в какой-то год вернуться к прежним объёмам. Наверняка велись определённые подсчёты, чтобы такие риски свести к минимуму. Но селятся люди не там, где это нужно, а потом пытаются защититься от стихии. Предугадать же, когда произойдёт наводнение, сложно. Поэтому риск затопления поймы сохраняется.

К слову, в 1957 году во время весеннего половодья, уровень Урала поднялся до 907 сантиметров. Тогда в Чкалове (так назывался наш город тогда) подтопило 11 школ, 9 больниц и поликлиник, 9 детсадов, 4 бани, 9 культурных учреждений, 14 промышленных предприятий, 85 магазинов и 7466 домов.

Сегодня, конечно, сброс стока регулирует Ириклинское водохранилище, которого в 50-х годах не было. Но даже оно не сможет обуздать суровый нрав степной реки, когда водный цикл развернётся в сторону подъёма.

Источник

Благоустройство набережной Урала в Оренбурге продолжат после паводка

В Оренбурге после стабилизации уровня воды в реке Урал продолжится благоустройство восточной части набережной. Об этом сообщает городская мэрия.

Работы пройдут на участке от пешеходного моста до улицы Красная площадь. В этом году подрядчику предстоит благоустроить 325 тыс. кв. м территории, уточняет 56orb.ru.

Внизу участка, с правой стороны от детской железной дороги, обустроят двухполосную велодорожку протяженностью 700 м. Также будут созданы пешеходные зоны. В верхней части объекта появятся дорожки из бетонных тротуарных плит. Кроме того, специалисты восстановят исторический фонтан площадью 19 кв. м.

Замначальника МБУ «Управление капстроительства» Вероника Тулупчикова утверждает, что место станет еще одной городской изюминкой. Территорию набережной озеленят, а для любителей фотографии создадут красочную фотозону. Около улицы Красная площадь обустроят велосипедные парковки, детскую площадку и пандус. Кроме того, будет оборудован декинг (площадка из деревянного покрытия для отдыха в любое время года).

По словам директора фирмы-подрядчика ООО «СтройМац» Александра Демидова, впервые в Оренбурге планируется возвести габионную подпорную стену, призванную удержать грунт между путями детской железной дороги и берегом Урала. Материалом послужит камень, уложенный в специальный сетчатый каркас. Эта работа будет иметь первостепенное значение.

Благоустройство стартует сразу после паводка. Завершить работы должны до 1 ноября этого года.

Источник



О проблемах главной водной артерии Оренбургской области — реке Урал

В канун Всемирного дня охраны окружающей среды информагентства обнародовали список российских регионов с экстремально высоким загрязнением водоемов. Ссылаются на исследование аналитиков международной аудиторско-консалтинговой сети Finexpertiza. Оренбургская область тоже в этот «черный список» попала. И Урал — в перечне рек с высоким загрязнением бассейна. В принципе, ничего удивительного: состояние главной водной артерии нашего степного края давно тревожит не только экологов, но и простых жителей. О проблемах Урала мы побеседовали с академиком РАН, вице-президентом Русского географического общества Александром ЧИБИЛЁВЫМ. За свою жизнь он исходил весь бассейн реки — пешком и на лодке — и знает ситуацию, что называется, изнутри.

2enscdeoa5k.jpg

О климате мы знаем мало

— Александр Александрович, наверное, первая проблема Урала, которая бросается в глаза, это обмеление. Когда в разгар лета переходишь его в Оренбурге в районе пляжа лишь по пояс в воде, с удивлением думаешь: а ведь когда-то здесь теплоход «Мария Гризодубова» курсировал…
— Да не был и раньше Урал у Оренбурга судоходным. По весне только баржи какие-то грузы перевозили, да «Гризодубова» раз в неделю отдыхающих на прогулку собирала. Урал — одна из самых степных рек, а для степи характерно неравномерное выпадение осадков. Весной воды много, летом мало. Вот Сакмара, приток Урала, река уже лесостепная, а ее приток Большой Ик — вообще лесная. У Сакмары бассейн в три раза меньше, чем у Урала, но воды она при слиянии здесь, в Оренбурге, приносит в полтора раза больше. И по годам выпадение осадков в степи неравномерно — то их много, то засуха.
— Прошлым летом говорили как раз о необычайно малом количестве воды. А в этом году как дело обстоит?
— Да, в 2019-м река повторила рекорд 1933-го — по ней прошло всего 2,5 кубических километра воды. При этом средний многолетний расход Урала — около 10 кубических километров. А в иной год и до 33 доходит. Прошлой зимой и снега оказалось мало, талые воды до Урала не дошли — произошло сухое таяние, вода испарилась или впиталась в землю… В этом году в Оренбурге Урал тоже не разливался, но воду дала Сакмара и ее главный приток Большой Ик, потому что в Башкирии снег нынешней зимой был. Паводок для реки благо: он позволяет ей промыть путь в Каспийское море. Много пойменных лугов, лесов, озер — их нужно наполнить водой. В районе Оренбурга пойма неширокая, километра полтора, у Краснохолма — уже 5, ниже Илека — 10…
— Старики утверждают, что прежде Урал разливался куда сильнее и, вроде, паводки случались позже, чем сейчас.
— Насчет сроков — да, они сместились месяца на полтора. Раньше пик паводков приходился на начало-середину мая, а в низовьях и в июне много было воды. Еще в 1980-х я видел разливы Урала на 15 и более километров: в мае леса стояли затопленными. В 1950-х в районе Илека вся пойма, от края до края, оказывалась в воде, а потом на тех лугах трава вырастала под два метра. Выезжали косить — лошади в ней видно не было! Теперь от этих лугов остались скудные сенокосы с щуплой травкой. Чем плохо, что вода поднимается сейчас в марте-апреле? Тогда еще нет вегетации. Вода нужна, когда тепло. Ну и больших разливов в последнее время не стало. Причин несколько. Процентов 10-15 воды задерживает Ирикла. А есть и другие водохранилища, в Башкирии плотин много, да и разных мелких прудов предостаточно. И распаханные поля воду впитывают, и на орошение что-то идет, и города свою часть забирают. Конечно, в круговороте эта вода остается, но до Каспия уже не доходит. Важную роль играют изменения климата. Во второй половине 20 века эти изменения – в сторону потепления. Но считаю, что большие паводки еще будут. И тогда жилищный фонд, который появился в Оренбурге в пойме Урала, будет окружен весенними водами. Мы вообще очень мало знаем об изменениях климата. 70 процентов поверхности Земли занимает Мировой океан — какие процессы в нем происходят? Тут на суше-то метеостанции сокращают, пытаясь на них сэкономить. А потом критикуем синоптиков, которые только дня на три более-менее точно могут погоду предсказать.

otfnsqspcua.jpg

Чем денег меньше, тем лучше

Читайте также:  Можно ли назвать конструкцией мост через реку высотное здание электрический чайник чашку

— Климат нам не поменять. А что мы все же можем сделать для спасения Урала? Вот прошлым летом, когда река зацвела, оренбургские волонтеры ходили убирать водоросли — это имело смысл?
— Глазу горожан вид реки без водорослей, конечно, приятней. Но вообще Урал каждый год цветет. При малом количестве воды и высоких температурах это просто интенсивнее происходит. На Сакмаре течение побыстрее, но в затонах и она может цвести. И на Урале в пойменных озерах, затонах есть кувшинки, кубышки — это хорошо. Вот синезеленые водоросли — плохо, они от избытка органики, нитратов. Мы же Урал в сточную канаву превратили, все туда сбрасываем. С другой стороны, это тоже реакция реки на загрязнение, водоросли пытаются ее защитить, принимают на себя излишки нитратов. Вся растительность в реке в конечном итоге способствует улучшению качества воды.
— Есть сторонники углубления дна при помощи земснарядов. Я читала ваши «12 заповедей сохранения экосистемы реки Урал» — вы категорически выступаете против этого метода. Почему?
— Все зависит от того, что мы хотим в итоге получить — реку или канаву. Если канаву — копайте! А если живую реку с водной фауной — нужно сохранять дно, где все микроорганизмы, кормовая база и своеобразная лаборатория по очистке. Прорыв канаву, рассчитывать на помощь природы уже не придется. Впрочем, через пару-тройку лет водный поток размоет отведенный ему коридор, он очень активный и склонен сам прокладывать себе русло. Кстати, когда существовало наше, так называемое судоходство, тоже каждый год издевались над рекой при помощи земснаряда.
— Так как же помочь нашей реке?
— Чем меньше денег будет выделяться на якобы спасение Урала, тем лучше. Все плохое, что сделано для реки, сделано на какие-то средства. Мы вели дноуглубительные работы, строили плотины, развивали примитивное орошение и только ухудшали ситуацию, нарушая законы природы. Нужно смириться с тем, что река у нас именно такая, сопоставлять свои аппетиты с ее возможностями и не пытаться увеличить водность за счет строительства новых тромбов. Хотя, конечно, отказаться от роли покорителя Природы человеку очень сложно. Во времена Минводхоза СССР плотины сооружались повсеместно — для орошения, зарыбления или просто чтобы деньги освоить. Более двух тысяч плотин у нас в бассейне Урала появилось. Многие из них сегодня пришли в негодность, стоят бесхозными, земля с них смывается опять же в Урал. Сейчас ведется кампания по сносу таких плотин. Деньги на это все равно, конечно, требуются, но не те, что на строительство новых.

diiai7fcu6e.jpg

Маленький, но еще живой

Читайте также:  Какая река является притоком оки

— Самый большой «тромб» Урала — безусловно, Ириклинское водохранилище…
— Оно уже есть, сегодня остается разумно его использовать. В зимнюю и летнюю межени Ирикла пополняет Урал, повышает его уровень. Благодаря водохранилищу Орск стало меньше топить в паводок. Все равно топит, конечно, но это не Ирикла виновата, не Урал, а Иван Кириллович Кириллов, заложивший город не на том месте. Ну откуда ему в Петербурге было знать особенности нашей реки?
— Вы неоднократно принимали участие в российско-казахстанских сплавах по Уралу. Чиновники на байдарках охотно позируют перед фотокамерами, на митингах говорят правильные слова, а толк-то есть, как считаете?
— Это мероприятие прежде всего политическое и просветительское, потому что невозможно решать проблемы трансграничной экосистемы Урала отдельно со стороны российской, отдельно — с казахстанской. Мы двадцать лет призывали создать межгосударственный орган по реке Урал, в итоге такая комиссия появилась. Я в политике не участвую, для меня экспедиции интересны с точки зрения научных исследований. У нас имеется возможность пройти весь Урал и увидеть реальную ситуацию. Однажды в сумерках к Атырау приблизился — вся река перекрыта сетями! Пришлось за весла взяться, иначе мотором все бы там порвал. Потом на митинге об этом, конечно, сказал: с браконьерским ловом в Казахстане нужно бороться! Кстати, вопреки официальным заявлениям, осетры в Урале до сих пор встречаются — видел я их в браконьерских сетях. И на Каспии они еще есть.
— А ведь когда-то рыболовство и в наших краях было основным источником доходов местных жителей!
— Казаки Яик берегли. Каждая станица имела смотрителя войсковых вод с большими полномочиями. Поить скот из реки было нельзя, загрязнять реку нельзя, колокола во время нереста не звонили и так далее. Весь здешний люд с реки кормился, обозы с осетрами зимой отправлялись и в Москву, и в Санкт-Петербург. Еще в 1970-х осетры к нам стеной шли. Хотя мы это не особо ощущали — на прилавках они не лежали ни в Оренбурге, ни в Уральске. Я, наверное, был последний, кто у нас их изучал — мне поручили атлас нерестилищ составить. Урал давал до 40 процентов мировой добычи черной икры и 33 процента мировой же добычи красной рыбы. Имеется в виду не по цвету красной, а — дорогой. Осетровые — рыба красная. Это был золотовалютный резерв нашей страны. В 1970-х именно осетры спасли Урал, не дали воплотиться планам по строительству новых плотин и водохранилищ на Большом Ике, Сакмаре, под Оренбургом, в Уральске… Иначе было бы как на Волге — из-за каскада тромбов этой реки уже практически нет. А ведь Волга в 25 раз больше Урала! И Каму почти прикончили. От самого Дуная Урал сейчас единственная река, не зарегулированная в своем среднем и нижнем течении. Дунай, Днестр, Днепр, Дон, Волга — все зарегулированы, этих рек нет! А Урал — маленький, но еще живой, течет. Осетрам его уже не защитить, но он никуда не денется. Только будет страдать от нашей глупости и желания победить Природу.

eeo61tctszk.jpg

Беседовала Васса ЯКУШЕВА. Материал размещен в газете «Южный Урал» № 22 от 03.06.2020 г.

Источник

Adblock
detector