Меню

Река любви как символ

Древние символы Вода и Земля — символика неживой природы

Вода — символ женского начала, чистоты, здоровья. На Востоке вода может быть символом вечно меняющегося мира иллюзий. Значение древних символов Воды — источник и гробница всего сущего во вселенной.

Символ непроявленного, первичной материи. «Жидкость все проверяющая» (Платон).

Любая вода является древним символом Великой Матери и ассоциируется с рождением, женским началом, утробой вселенной, первоматерией, водами плодородия и свежести, источником жизни.

Вода как древний символ

Вода — жидкий двойник света. Она также сравнивается с непрерывным изменением материального мира, бессознательным, забывчивостью. Вода растворяет, уничтожает, очищает, «смывает» и восстанавливает.

Ассоциируется с влагой и циркуляцией крови, жизненными силами как противопоставлением сухости и неподвижности смерти.

Вода возвращает к жизни и дает новую жизнь, отсюда крещение водой или кровью в обрядах инициации — вода и кровь смывают старую жизнь и освящают новую.

Погружение в воду символизирует не только возврат к первоначальному состоянию чистоты, смерть в старой жизни и возрождение в новой, но также омовение души в материальном мире.

Источник Жизни берет начало от корней Древа Жизни, которое растет в центре Рая.

В виде дождя вода несет оплодотворяющую силу небесного бога, что символизирует плодородие. Как роса, она олицетворяет благовещение и благословение, духовное обновление и свет восхода.

Нырнуть в воду — значит искать секрет жизни, ее конечную тайну. Ходить по воде- значит преступить за границу материального мира. Все великие мудрецы ходили по воде.

Текущая вода-это «живая вода». Пересечь водную преграду — значит перейти из одного онтологического состояния в другое.

С другой стороны, это символ отделения, например, при пересечении моря или реки смерти. Но, поскольку вода имеет силу и жизни, и смерти, она может не только отделять, но и соединять.

Вода и огонь являются враждующими стихиями, которые, в конечном счете, проникают друг в друга и объединяются, символизируя противоречия материального мира.

В состоянии противоборства они — необходимые для жизни тепло и влага, но «горящая вода» — это союз противоположностей.

Огонь и вода ассоциируются также с двумя великими началами, Отцом-Небом и Матерью-Землей, причем в этом случае Отец-Небо превращается в оплодотворяющую влагу дождя, изливающуюся на Землю.

Вода и вино символизируют слияние человеческой и божественной природы, или божественность, незримо присутствующую в человечности.

Нижние Воды — это Хаос, или вечно меняющийся материальный мир, а Верхние Воды — царство всеобъемлющих вод.

Нижние и Верхние Воды связаны с Малыми и Большими Мистериями, а вместе они составляют Единое и означают всеобщее обновление.

Потревоженные воды — символ превратностей судьбы, иллюзий и тщеславия жизни — «призрачный поток ощущений и идей».

Бегущая вода означает жизнь и ее источник, символом которого является волнистая линия, спираль или меандр.

Вода, подобно дереву, роще, камню и горе, может символизировать космос во всей его полноте.

Символами порождения и уничтожения жизни, разделяющих и объединяющих сил воды часто являются существа комбинированной природы, чудовища или драконы, змеи, сокол, лев, крокодил и кит, в то время как питающая и плодородная сила изображается в виде коровы, газели, а чаще всего рыбы.

Вода имеет огромное значение в магических ритуалах (стихии).

В русском фольклоре водяной-морской царь — властвовал над водной стихией. В Древней Руси вода считалась первоосновой всех вещей.

Чистая вода олицетворяла честность, правдивость («Вывести на чистую воду»).

Баламутная, нечистая — нечестность, изворотливость («Ловить рыбку в мутной водице»). Течение воды ассоциировалось с течением времени («Годы бегут, как вода»).

В христианстве вода олицетворяет восстановление, обновление, очищение, освящение и крещение. Ручей символизирует Христа как источника жизни и Деву Марию как утробу творения.

Вода, смешанная с вином, символизирует пассивное начало, испытывающее воздействие Духа, «зачатие от воды и от Духа», смешение низшего и высшего в человеке. Согласно св. Киприану, Христос — это вино, а вода-тело Христово.

В христианском искусстве вода символизирует смирение. Вода, окружающая что-либо, имеет не просто оборонительное значение, пространство внутри круга становится чистым и священным.

Вода с глиной олицетворяют творение и символизируют горшечника, придавшего вселенной ее облик.

Глубокие вода моря, озера, колодца ассоциируются с царством мертвых или местом обитания сверхъестественных существ и тесно связаны с Великой Матерью. Смирение изображается как вода, смешанная с вином.

Роса — символ Благовещения.

Что символизируют волна, дождь, лед

Волна

Поскольку вода символизирует бесконечное движение, волны олицетворяют превратности жизни, изменения, иллюзии, тщеславие и возбуждение.

Кто с водяным ладит — у того и дождь вовремя в поле, и рыбы в неводах вдоволь. Народные представления о волне хорошо отразил А.С. Пушкин:

Ты, волна моя, волна!
Ты гульлива и вольна;
Плещешь ты, куда захочешь,
Ты морские камни точишь,
Топишь берег ты земли,
Подымаешь корабли.

Дождь

Символизирует Божественное благословение, нисхождение небесного блаженства и очищения, плодородие.

Символизм дождя сходен с символизмом солнечных лучей в случае, когда он олицетворяет оплодотворение и духовное открытие.

Все боги Неба оплодотворяют Землю дождем. У славян дождь был божьей благодатью, он уподоблялся молоку. Тучи наши предки представляли как женские груди.

Образ небесной воды в орнаменте выражался в виде вертикально-динамичного рисунка.

Олицетворяет скованность, холод, хрупкость, недолговечность. Является символом плотных вод земли в противовес «свежим» и живительным водам родника в Раю.

Он также обозначает жестокосердие, холодность и отсутствие любви. Тающий лед означает смягчение жестокого сердца.

Что символизируют море, озеро, река, омут

Символ безграничного водного пространства. С ним сравнивают поле: рыбаки называют его несеяным полем, с которого они собирают жатву, моряки — дорогой.

Они предпочитают не купаться в море, сравнивая его с дорожной пылью.

Наводнение. Символизирует лунную силу вод. Конец старого цикла и начало нового. Смерть и возрождение.

Озеро

Означает женское начало, стихию влажности, место обитания чудищ или магических женских сил, подобных тем, что упоминаются в выражении «дева озера».

Океан. Стихия зарождения жизни, безбрежности, сумма всех возможностей. Символизирует женское начало. Означает первоначальные воды, хаос, бесформенность, материальное существование, бесконечное движение.

Это источник всякой жизни, заключающий в себе все потенции, сумма всех возможностей в проявленном виде, непостижимое, Великая Мать. Символизирует также море жизни, которое предстоит пересечь.

Место опасности, перехода, порог в подводное царство; обманчивое спокойное место: «Затянуть в омут», «В тихом омуте черти водятся».

Символ необратимого потока времени. Символ потери и забвения. Река-дорога в страну мертвых. Река — символ преграды, разделяющей два мира.

Символ постоянной изменчивости: «Нельзя дважды войти в одну и ту же реку». Вода рек священна. Ею крестят при первом посвящении, ею омывают грехи, очищают тело и душу.

Она снимает усталость — физическую и душевную (река забвения Лета). Река дает плодородие. Река — артерия земли. Она — источник жизни для людей оседлых культур. Их реки — Нил, Ганг, Хуанхэ -символы и гаранты благополучия.

Мировой поток явлений, течение жизни.

  • Река жизни — это царство божества, макрокосм.
  • Река смерти — явное существование, мир изменений, микрокосм.

«Возвращение к истоку», символически изображаемое в виде реки, текущей вверх, — это возврат к изначальному, райскому состоянию, с целью обрести просветление.

Устье реки имеет то же символическое значение, что и ворота или дверь. Оно обеспечивает доступ в иное царство, в океан единства.

В обрядах прохода и при «путешествиях» из одного состояния в другое движение обычно мыслится как переправа с одного берега на другой через реку жизни или смерти.

Если путешественник направляется к устью реки, то берега оказываются опасными, и их следует избегать, так что все в целом путешествие через реку приобретает символическое значение опасного прохода.

Четыре реки рая, текущие в направлении четырех сторон света, берут начало в источнике, ключе или колодце у корней Древа Жизни или из скалы под ним в центре Рая.

Они символизируют творческую силу, истекающую из своего неявного источника в явный мир до его крайних пределов (моря). Иными словами, от высшего уровня к низшему.

Река — дорога вниз, к океану, река порождает океан. Река-стена, преграда, которую преодолевают либо с помощью посредника, либо волшебным образом: огненная река, река Стикс и т. п.

В христианстве четыре реки Рая, истекающие из одной скалы, символизируют четыре Евангелия, идущие от Христа.

Что символизирует роса

Символ здоровья, чистоты, любви, святости. Славяне считали росу слезами Богородицы. Означает свет рассвета, духовное освежение, благословение, доброе слово.

Сладкая роса — это мир и преуспевание. Она может олицетворять изменение, иллюзию и мимолетность. Связана с Луной, приходом ночи и сном.

Древний символ Земля

Земля — древний символ плодовитости, радости. У древних славян Земля-мать была тотемом. Ее считали живой, священной.

Сохранилось это в поговорках: «Весной грех землю бить — она беременна», «Грех землю бить — она ваша мать. », «Земля-кормилица».

Позже Земля как древний символ приобрела хтоническое значение как противоположность Небу, стала символом могилы: «Из земли вышел человек, в землю и вернется. »

«Разлука ты, разлука, / Чужая сторона, /Никто не приголубит, /Лишь мать сыра земля. », — поется в песне.

Земля здесь понимается как дом, который всегда родной для человека. Она воспринималась также как родительница, имеющая право на родительский суд и на праведное наказание грешных.

Говорили: «Как его земля носит?»

Силы земли магичны. Ведьмы катаются по земле для того, чтобы зарядиться энергией. Целованием земли скрепляли клятвы. Есть землю — символ покорности и искренности.

В память о посещении святого места и как символ перенесения его с собой брали горсть земли. Горсть земли с участка родного дома возили с собой, его бросали на гроб первой.

С землей связаны все земледельческие обряды. Известны праздники первой борозды, которую должен был делать самый уважаемый человек в деревне, а в государстве — царь.

Для обильного урожая шаман или царь должен был оплодотворить землю. Земля воспринималась как женское начало, пассивное.

В морской символике берег, земля-это временный приют, враждебная стихия, место отдыха, получения необходимых припасов.

Что означали для наших предков Небеса

Небеса как древний символ означают бесконечность, высоту, царство блаженства, высшую власть, порядок во Вселенной.

Боги Неба — это обычно Творцы. Они всемогущи и всеведущи и символизируют космические ритмы.

Это стражи Закона. При матриархате небесные божества обычно женского пола, иногда боги Неба бывают бесполыми.

В ритуальной архитектуре Небеса изображаются сводом, ступой, чортеном, либо центральным отверстием в шатре, навесе и сакральной постройке.

Повсеместно они изображаются синим цветом, но иногда черным.

Источник

Краткий список образов и символов японской поэзии

Шёлковый Путь Авадзи – остров, неоднокрастно воспетый в поэзии. Особенной красотой славятся его горы, видимые издалека.

Читайте также:  Кто устанавливает водоохранную зону реки

Ама – одновременно «рыбачка» и «монахиня».

Аромат. Переходящий аромат – постоянный мотив поэзии. Изначальный вариант – цветы передают свой аромат прикоснувшимся к ним рукавам. Последующий производный мотив – рукава (обычно рукава возлюбленной), прикоснувшись к цветам, передают им свой аромат. В те времена принято было пользоваться благовониями, существовал также обычай наполнять рукава лепестками цветов. Принято было изготовлять собственные ароматы, по которым часто узнавали человека. Аромат рукавов – постоянный образ.

Бамбук. Короткое коленце бамбука или тростника – постоянный образ короткого промежутка времени.

Варэкара – означает и «из-за себя», и служит названием червячка живущего на водорослях.

Веревка священная – симэнава – веревка из рисовой соломы, которой ограждали не только поля (веревки исполняли роль межей и служили оберегом), но и священные деревья, растущие при храмах. В любовной лирике – образ запрета, «ограждения» возлюбленной от посягательств других, символ любовной клятвы – принадлежать друг другу.

Ветер. Голос ветра меняется: если летом он напоминает вздохи, то зимой и осенью дует со свистом, с завыванием.Образ ветра в соснах часто употребим, особенно в песнях осени. Ветер, вывертывающий листья, — образ осени. Страна божественного ветра – постоянный эпитет (макура-котоба) к названию Исэ. Источником его явилось древнее предание о том, как в старину каждый раз, когда вражеские корабли приближались к берегам Исэ, на море поднималась сильная буря, выражая гнев синтоистских богов. Ветер, дующий в рукава – постоянный образ, часто используется в песнях странствий.

Вишня – постоянный образ сравнения цветов вишни с облаками, снегом, лунным сиянием. Облетающие лепестки вишни напоминают о мимолетности жизни, моно-но аварэ.Цветы вишни, как и вообще цветы, — постоянная метафора, образ женщины.

Глициния – Фудзи – фамильное имя рода Фудзивара («поле глициний»). Волны глициний – постоянный образ. Гроздья цветов лилового цвета, растущих обычно у воды, колеблемые ветром, напоминали волны. «Глициниевое» платье – темно-лиловое платье, которое надевали для тайных свиданий и в знак траура.

Горы. Горы, покрытые лесом, — образ множества людских глаз – вариант «общемирового» образа любовной лирики. Перейти гору, как и перейти реку, — образ-символ, имеющий значение «добиться успеха в любви». Сравнение огня вулкана Фудзи с пламенем любви – традиционный образ из древней поэзии. Дым над вершиной Фудзи – символ людской молвы.

Гуси. Дикие гуси – в класической поэтике вестники, несущие послание от друга. Перелетные гуси – вестники любви. Тема перелетных гусей была постоянной в весенних и осенних песнях.

«Девица-цветок» — оминаэси – цветок валерианы, один из любимых японцами осенних цветов и «семи осенних трав». Многолетнее растение, цветет мелкими бледно-желтыми цветочками в форме зонтика. В поэзии постоянно обыгрывается как образ девушки или молодой женщины.

Дороги грез – постоянный образ в любовной лирике – встречи во сне.

Дымка – признак ранней весны. Тема сожаления о весенней дымке, скрывающей первые цветы вишен на горе Тацута, наиболее показательна для песен весны.

Ёсино – горы в центральной Японии в префектуре Нара. Во времена создания «Кокинвакасю» славились снежными пейзажами. Позже стали известны как место любования вишней.

Идзуми – гора в провинции Ямасиро, славилась своим строевым лесом, который шел на строительство дворцов.

Идэ – одно из мест, воспетых в поэзии, славилось и прекрасными желтыми розами (ямабуки), и «поющими» лягушками (кадзика) и другими достопримечательностями.

Инада-химэ – дева, спасенная, согласно японскому мифу, богом стихий Сусаноо от восьмиглавого змея, которую Сусаноо сделал своей женой.

Ирис – аямэ, омонимическая метафора с аямэ – «замешательство».

Кагуяма – одна из воспетых в поэзии трех гор провинции Ямато. (В «Манъёсю» есть песня-легенда о том, как гора Кагуяма и гора Миминаси затеяли спор из-за любви к горе Унэби, традиционно выступавшей в роли женщины.) Ее называли «Небесной горой», поскольку, по преданию, в незапамятные времена она «сошла с небес на землю».

Каннаби – река богов – протекает у подножия горы того же названия, имеющего значение «место обитания божества», т.е. храм. Горы с таким названием были в нескольких местах страны, и там действительно имеются храмы.

Каннадзуки – «безбожный месяц» — первый месяц зимы (октябрь). По синтоистскому поверью, в это время осенние боги покидают землю.

Касуга – луг, который находился в пределах современного города Нара, исстари славился красотой весенних трав.

Катами – «трудность» и «решето».

Кацураги – см. Кумэдзи.

Каэруяма – гора возвращения – один из постоянных образов.

Краска. Изменчивость человеческого сердца часто сравнивали с увяданием цветов или с выцветающей (линяющей) краской, при этом использовалась полисемантика слова иро, которое имеет два значения: «цвет» и «любовь». В качестве примера нестойкого красителя чаще всего приводилась так называемая «лунная трава» или луноцвет (цукигуса).

Криптомерия – одно из распространенных в Японии хвойных вечнозеленых деревьев. Часто росли при храмах, считались священными.

Крыша. Кипарисовая крыша – образ жилища городского жителя, в отличие от «травяной крыши» или «плетеной двери» — традиционных образов горной хижины или временного ночлега в пути.

Кукушка (хототогису) – вестница загробного мира. Считалось, что кукушка зимует в дальних горах, т.е. в глубинах гор, а в мае прилетает в «селенье» — в столицу. Кукушку обычно с нетерпением ждали, особенно ее «первого голоса», а запевала она в полночь, и потому старались не проспать. Считалось, что в первые дни кукушка поет еще несмело, негромко – пока не привыкнет к новому месту. Кукушка и цветы унохана – один из многих парных образов хэйянской поэзии.

Кумэдзи – легендарный мост. Бог Кацураги строил мост между горой Кацураги и горой Кимбусэн в провинции Ямато. Мост должен был быть построен «из скал» (из камня). Однако, поскольку бог Кацураги имел очень непривлекательную внешность, работы по строительству велись только в ночное время, и мост рухнул. Поэтому он стал ассоциироваться с неуспехом, с делом, сделанным лишь наполовину, часто этот речевой оборот употребляют в переносном значении «ни то ни се».

Леса из цветов – деревья в снегу, красоте которых завидуют облака.

Листья – образ багряных листьев, покрывающих сплошным ковром горные реки, постоянен в японской поэзии.Традиционна и метафора: ковер из опавших листьев – мост, по которому может перебраться через реку возлюбленный звезды Ткачихи (Танабата). Осенья ветер выворачивает листья наизнанку.

Луна – согласно легенде, на ней растет дерево камфарного лавра. В поэзии луна часто уподоблялась женщине: ее приходится подолгу ждать, особенно летом, когда луна появляется лишь на рассвете. Лик луны отражается на рукаве, увлажненном слезами. Видеть в лике луны образ возлюбленной или возлюбленного – постоянный мотив поэзии.

«Лунная трава», «луноцвет» — энотера. Используется для окраски одежд, нестойкий краситель, часто используется как метафора для выражения непостоянства в любви.

Мальва. Постройка, увитая цветами мальвы, создает ощущение ночлега в полях во время странствий.

Мандаринки, мандариновые утки — символ верности в любви, успешного брака.

Миёсино – старинное название местности Ёсино. Местность славилась красотами природы, историческими реминисценциями и была особенно любима японцами. Когда-то – до переноса столицы из Нара в Хэйян – здесь находился загородный дворец императоров. Этот дворец и бывшая столица стали постоянными ностальгическими образами поэзии. Постоянно используемый образ старой заброшенной столицы иногда подразумевает просто понятие провинции.

Мирумэ – «морская сосна» — род водорослей, которые употребляются в пищу и которые поэтому собираются рыбаками. В то же время может означать и «свидание».

Мисима – бухта, славящаяся красивыми тростниковыми зарослями.

Мискант – полевое злаковое растение. Цветет, т.е. «выходит в колос», осенью. Связать мискант – в любовной лирике означает связать себя любовными узами.

Миякодори – «птица столицы».

Мо – «одежды» и «скорбь, траур». «Снять одежду» получает вследствие этого смысл «избавиться от скорби и траура», в переносном значении от несчастья вообще.

«Молодые травы» («ранние травы») — вакана, семь или, в другом наборе, одиннадцать видов полевых злаков, которые употребляли в пищу зимой и ранней весной. Принято было преподносить в подарок друзьям молодые травы, собранные в седьмой день первой луны.

Мурасаки – воробейник аптечный – цветет летом маленькими белыми цветами. Часто переводится как фиалка. «Мурасаки (фиалки) с равнины Касуга» — образ молодых девушек, живущих на равнине Касуга.

Нагамэ – «грустная задумчивость» и «долгий дождь».

Нанива – берег моря близ Осака. Место известно своими зарослями тростника.

Наоби – синтоистское божество, обладающее способностью обращать дурные дела в хорошие и несущее людям радости.

Натори – река, традиционно используется как омонимическая метафора: название как бы раскрывает свое нарицательное значение: «дурная слава», «молва». Образ деревьев, затонувших в реке Натори, постоянен, используется в разных вариантах, в том числе как образ тайного, сокрытого, иногда – как образ обреченности.

Ночь, черная как ягода тута (нубатама-но ё) – постоянный эпитет макура-котоба, один из наиболее древних.

Нуса – особый предмет, употребляемый при синтоистских ритуалах. Нечто вроде палки с прикрепленными к ней лоскутами бумаги или ткани. «Большая нуса» — нуса особой формы, применяемая при обряде «великого очищения». Лоскутами этими подвергающиеся очищению гладят свое тело и затем выбрасывают их в реки, в море и т.п. Привешенные рядами лоскутки являются как бы руками этой нуса. Отсюда постоянные сравнения, особенно в поэзии, человека, за все цепляющегося, непостоянного, с такой большой нуса.

Облако оторвалось от вершины – образ, часто встречающийся в любовной лирике, символ непостоянства в любви. Облако может быть намеком на облако дыма от погребального костра.

Оги – многолетнее злаковое растение из семейства рисовых, шелест ветра по листьям оги – постоянный образ осени. Женщина в поэзии часто уподобляет себя листьям оги, которых вдруг коснется (прошелестит по ним) осенний ветер.

Оки – остров, в эпоху Хэйян – место ссылки лиц, неугодных императору.

Олень – считалось, что олень ночует в поле, а с рассветом возвращается в горы. Существовало поверье, что олень и кустарник хаги – супруги. Стон одинокого оленя, призывающего подругу, — постоянный образ поздней осени.

Оосака – Застава Встреч – застава между Оми и Ямасиро в краю Оцу. У заставы обычно прощались с теми, кто уезжал на Восток, прощались с надеждой на встречу в будущем, которая, однако, далеко не всегда осуществлялась.

Осень традиционно считалась порой грусти и печали. Отсюда неизменный образ слез, выражаемый постоянной метафорой – роса. Одновременно и намек на росу в полях – признак наступившей осени.

Читайте также:  Река альпийского происхождения 4 буквы

Осидори – водоплавающие птицы, подобные гусям или уткам. Обычно плавают парами и потому служат символом супружеской верности и привязанности.

Петух. Петуха в лентах выносили на окраину столицы в период смут и волнений – к четырем заставам. Крик петуха означает близость рассвета и конец любовного свидания.

Платье. Существовало поверье, что милого можно привлечь, если ночью вывернуть платье наизнанку. В эпоху Хэйян ночное платье служило и подстилкой и одеялом. Если мужчина очень любит женщину, у той сами собой распускаются завязки ее нижнего платья. Платье из перьев – одежды небожителей. Отбивание, выбивание одежды – постоянный образ «Песен осени». В те времена это был один из важнейших моментов подготовки к зиме. Платье, сшитое на зиму, в первозданном виде сидело плохо, ибо материя, как правило, была плотной и неэластичной. Поэтому, прежде чем надевать, платье «отбивали» при помощи валька: помещали на массивную каменную подставку и били по нему специальным деревянным молотком. Ткань смягчалась и приобретала блеск. Занимались этим обычно ночью. Замшелые одежды – образ одежды монаха из грубой ткани.

Померанцы – цветущие мандарины – традиционный образ воспоминаний (обычно о прежней любви).

Потрясающе-стремительные – перевод многосмысленного слова тихаяфуру, служащего постоянным эпитетом к слову «божество».

«Птичьи следы» – письмена, похожие в рукописном начертании на следы птичьих лапок.

«Пурпурные шаровары» — агримония китайская – полевой цветок с приятным запахом.

Река. Течение реки – образ-символ постоянства. Поток, стремительно мчащийся под гору, скрытый между деревьями, — постоянный образ глубоко скрытого страстного чувства. Образ плотины – символ препятствия, например, боязнь людской молвы. Река слез – традиционная гипербола, рядом с ней иногда встречается образ рукав-плотина.

Роса – постоянный образ мимолетности, эфемерности жизни. Растаять вместе с росой – в смысле «умереть» — постоянный мотив японской лирики. Один из первых признаков наступающей осени. Слезы – роса – постоянная метафора. Считали, что именно роса, а также моросящий осенний дождь «красит» зелень в осенние тона. Считалось, что цветы и травы вянут от росы и холодных дождей. Постоянная метафора: роса – жемчуг (жемчужинки). Сестра-роса – постоянный спутник осеннего холодного ветра. Заледеневшая к утру роса (слезы) – постоянный мотив песен поздней осени и зимы.

Рукав. «В рукаве волненье», «рукав увлажнен» — обычные образы слез, отираемых рукавом. Узкий рукав – символ бедности, низкорожденности. Черные рукава – образ одежды монаха. Ветер, дующий в рукава – постоянный образ, часто используется в песнях странствий. Рукава-изголовье – на любовном ложе под голову клали рукава.

Сакаки – клейра японская – священное дерево в синтоистских церемониях.

Синобу. Ткань, отличающаяся чрезвычайно путаным узором, прихотливыми переливами оттенков – в целом, лиловатого цвета (на гладкий камень накладывались различные травы и цветы, поверх них расстилался холст, который имели в виду окрасить, а затем по нему проводили гладким камешком, «натирая» его). «Ткань Синобу» означает как то, что узоры и окраска ее были наведены посредством особой травы, называемой Синобу, так и то, что именно такие ткани выделывались в местности Синобу. Также слово «Синобу» означает и понятие любовного томления, томительной страсти, тоски и одиночества.

Соловей японский, угуису – камышовка короткохвостая, чьи песни символизируют приход весны (однако поет и летом). Считали, что соловей зиму проводит в ущелье, в гнезде, а с началом весны прилетает в «селенье», то есть прежде всего в столицу. В классической поэтике бытует образ соловья, навевающего крыльями ветер на цветы вишни. Слезы соловья (пение птиц, а также «голоса» насекомых и некоторых животных (например, оленя) обозначались в японском языке словом наку – «плакать») – зимой соловей, как известно, молчит. Отсюда образ замерзших слез, которые весною, соответственно, оттаивают.

Сосна – традиционный образ ожидания, постоянная омонимическая метафора: мацу — «сосна» ассоциируется с мацу – «ждать». Древние сосны в Иванума (в древности Такэкума) – постоянный поэтический образ. Сосны в Такасаго — символ верности, преданности, надежности в любви.

Стрела из лука – стилистическое традиционное введение (дзё) к слову хару – «весна», присоединяемое к этому слову с помощью омонимической метафоры: хару – «весна» ассоциируется с хару – «натягивать».

Суга – селение в провинции Идзумо, но землю которой Сусаноо спустился с небес. В Суга Сусаноо построил дворец-терем «с восьмирядной изгородью» для своей жены Инада-химэ. Согласно мифу, по случаю возведения этого дворца Сусаноо сложил песню, которая считается первой песней-танка:
Над землей Идзумо – облака в восемь гряд…
С изгородью восьмирядною
Строю я дворец, —
Чтоб жену укрыть,
С изгородью восьмирядною!

Суминоэ – бухта на побережье в Осаке, близ храма Сумиёси. Славилась красотой соснового бора, а также двумя исполинскими соснами, что росли из одного корня.

Сумиёси – побережье залива Суминоэ, одно из живописнейших мест старой Японии, славилось своими древними соснами и синтоистским храмом, посвященным богу Сумиёси.

Танабата – праздник воссоединения влюбленных, отмечается в ночь на 7-е число 7-го лунного месяца. Согласно легенде, в которой фигурируют звезды Вега и Альтаир, в эту ночь раз в году звезда Ткачиха переправляется к своему милому, Волопасу, через Небесную Реку (Млечный Путь) по мосту, образованному стаями сорок («сорочий мост»). Дождь, выпавший в ночь Танабата, уподобляется брызгам с весел ладьи Волопаса, переправлявшегося через Небесную Реку к Ткачихе.

Таноми – «пить, зачерпнув ладонью» и, с другой стороны, «вера», «надежда».

Тацута. Принцесса Тацута (букв. «Ткачиха» — ткала парчу из багряных листьев) – богиня осени. Она отправляется в путь на Запад, в край увядания. Река Тацута берет начало в горах Икома, течет через места, славящиеся осенними кленовыми листьями, в префектуре Нара близ Икаруга и впадает в реку Ямато.

Тидори – птицы, во множестве гнездящиеся на речных берегах.

Токива – «Извечная» или «Вечнозеленая» — гора в Киото, в районе Укё-ку.

Торимоно – вид песен о ритуальных предметах, которые брали в руки при оправлении синтоистских обрядов.

Трава, густая трава – постоянный образ-символ заброшенности и запустения. Трава забвенья – цветы из семейства лилий. Летом цветут желтыми и красными цветами. Постоянный образ. Изголовье из трав (кусамакура) – постоянный образ, обычно употреблявшийся как эпитет-зачин со словом таби – «странствие». В старину завязывали траву в знак предотвращения бед или загадывая желание. Густые летние травы – образ любви, заполнившей сердце, и одновременно образ людской молвы, что «сплошной стеной» окружила влюбленных. Образ скошенной и разбросанной травы – постоянное сравнение, символ душевного смятения из-за любви.

Тростниковая дверь – принадлежность бедной хижины крестьянина или рыбака, горного приюта отшельника. Аналогично дверь, сплетенная из прутьев, хвороста.

Унохана – маленькие белые неприхотливые цветы, которые зацветают в начале лета, совпадая по времени с сезоном кукушки. Кукушка и цветы унохана – один из многих парных образов хэйянской поэзии.

Хаги – леспедеца двуцветная, полукустарник с желтыми цветами. Хаги цветет в брачный период оленей. Тема кустарника хаги, его листьев, красиво желтеющих снизу, и его мелких цветов, украшающих поля, — одна из постоянных в осеннем наборе.

Хризантема – цветок, с которым связывались надежды на долголетие. Праздник Хризантем (девятый день девятой луны) служил поводом для различных обрядов, связанных с долголетием. Белая хризантема от инея меняет свой цвет – желтеет (т.н. второе цветение). Согласно китайскому поверью, если выпить росу с цветка хризантемы или воду с этой росой, то можно продлить молодость и достичь долголетия.

Цикады. Стрекотание цикад воспринималось как плач, стон, отсюда образ – слезы цикад. Слезы – роса – постоянная метафора. Считали, что именно роса, а также моросящий осенний дождь «красит» зелень в осенние тона. Слезы цикад представлялись в поэзии как слезы горькие («кровавые»), отсюда – багряная окраска осенних листьев. Цикады на соснах – постоянный осенний образ. Слабеющие голоса цикад – образ глубокой осени, когда эти насекомые погибают от холода.

Червячки. Два шелковичных червячка – самец и самка – в одном и том же шелковичном коконе – образ двух любовников.

Шапка. Надевание шапки – достижение юношей совершеннолетия.

Э – «мелкий ручей» и «любовный союз».

Ямабуки – желтые розы. Растут обычно у воды – на берегу реки или пруда. Часто упоминаются в «Песнях весны». Омонимически схожи со словом яма – гора.

«Ямато надэсико» — гвоздика из края Ямато – обозначение трепетной и нежной красавицы.

Источник

Личутин Владимир, Река любви»

Поверья называли волотами некогда населявших Землю гигантов-богатырей. Вот и пришёл откуда-то один из них на север России, в район реки Кучемы и дал начало роду, последняя представительница которого и стала героиней повести «Река любви». Собственно, если сказать упрощённо, весь сюжет и заключается в её плавании по Кучеме к родной деревушке и возвращению к тому месту, которое стало её новым домом. Но это если говорить совсем упрощённо – Личутин умудряется на такой банальной завязке выстроить целый мир, в котором уместились десятки судеб человеческих и ещё одна судьба – судьба всего этого северного края, вместе с его прошлым, настоящим и будущим. Я не любитель разгадывать смыслы и символы, которые писатель (это не относится только к Личутину) закладывает в своё детище. Возможно, в нашем случае, автор хотел сделать жизнь своей героини, богатырши и Королишки, символом жизни всего северного края – сильного, буйного в прошлом и остывающего, уходящего в историю в наше время, возможно, это речь вообще о деревенском, крестьянском укладе с его традициями, привычками и причудливой смеси христианства и язычества, всё может быть. Не так это и важно, каждый может найти свои смыслы, увидеть этот мир своими глазами. Автор сделал для этого много, дело за читателем. Повесть порадовала своею цельностью, единым ритмом, богатством и плотностью языка. Тому, кто уже читал Личутина, об этом говорить будет лишним, но тем, кто ещё не погружался в его книги, могу дать свою рекомендацию. Только найдите время, свободное от суеты, потому что это настолько концентрированная проза, что мне, например, трудно было бы сразу взяться за другую личутинскую книгу: чтение его книг – занятие не развлекательное и предполагает сотрудничество автора и читателя, а для этого нужно прилагать усилия и со своей стороны.

Источник



Река любви как символ

Река — амбивалентный символ, который соответствует как созидательной, так и разрушительной силе природы. С одной стороны, она означает плодородие, движение и очищение, а с другой — препятствие, опасность, связанную с потопом, наводнением.

Читайте также:  Лондон самая длинная река

В ряде мифологий река в качестве некоего «стержня» Вселенной, мирового пути, пронизывает верхний, средний и нижние миры, выступая как космическая (или мировая) река. Некоторые традиции описывают две космические реки, которые текут параллельно (иногда с неба) и впадают в общее море. В другом варианте из находящегося в центре Вселенной моря или озера вытекают главные реки или одна река. Истоки выдающейся в том или ином отношении реки часто относились к какой-нибудь сверхъестественной сфере; например, истоки Нила — к священному ущелью, а ключевых рек Азии (Брахмапутра, Ганг, Инд и Амударья) — к мировой горе Меру.

Река

Широко распространена в разных традициях идея четырех стран света, которые задают структуру пространства. В индуизме четыре реки рая текут с горы Меру, образуя горизонтальный крест земного мира и соотносясь с четырьмя элементами, четырьмя фазами циклического развития, четырьмя эпохами (югами). Четыре реки, указывающие стороны света, известны в шумеро-семитской традиции, в библейских легендах, есть они и в мусульманской традиции; упомянуты четыре реки и в «Младшей Эдде». Четыре реки рая, текущие в направлении четырех сторон света, берут начало в источнике, ключе или колодце у корней Древа Жизни или из скалы под ним в центре рая.

Для многих крупных цивилизаций, благополучие которых зависело от орошения полей природными водами, реки были важными символами плодородия, очищения и возобновления. Река — артерия земли и источник жизни для людей оседлых культур. Общепринятое представление о райских потоках, текущих от Древа Жизни, является метафорой божественной энергии, духовной пищи, творческой силы, которая истекает из своего неявного источника в явный и подпитывает всю вселенную.

Горная река

Своим течением, динамикой разливов река определяет решающие для человеческого существования периоды времени, символизируя мировой поток явлений, течение жизни, необратимое течение времени и, как следствие, потерю или забвение. Она является символом постоянной изменчивости: «Нельзя дважды войти в одну и ту же реку».

Нередко реки представлялись как границы, преграды, разделяющие миры живых и мертвых, вход в подземное царство, рубеж между своим пространством и чужим. Устье реки имеет то же символическое значение, что и ворота или дверь. Оно обеспечивает доступ в иное царство, в океан единства. Мотив вступления в реку означает начало важного дела, подвиг; переправа через реку — завершение подвига, обретение нового статуса, новой жизни. В обрядах перехода и при «путешествиях» из одного состояния в другое движение обычно мыслится как переправа с одного берега реки на другой.

Река может выступать символом очищения и исцеления. Так, «возвращение к истоку» — это возврат к изначальному, райскому состоянию с целью обрести просветление. Вода рек является священной: ею крестят при первом посвящении, омывают грехи, очищают тело и душу, она снимает усталость — физическую и душевную.

Бог Ра на реке Нил

В Древнем Египте Нил, «великая река», всегда был источником жизни, общим достоянием двух земель — Верхнего и Нижнего Египта. Широко известно изречение Геродота: «Египет — дар Нила». Во многих текстах подчеркивается космичность Нила, его подземный и небесный характер. Существовали представления, согласно которым по небесному Нилу днем плывет ладья Солнца. Под землей тоже есть Нил, по нему Солнце, спустившись за горизонт, путешествует ночью. Образ подземного Нила был тесно связан со смертью, с душами умерших и судом над ними в загробном мире. Обращаясь к богу, египтянин говорил: «Ты создал Нил в преисподней и вывел его на землю по желанию своему, чтобы продлить жизнь людей, подобно тому, как ты даровал им жизнь, сотворив их».

Бог Хапи был образом Нила, протекавшего на земле. Он почитался как «высокий Нил, который дает жизнь всей стране своим питанием», как податель влаги и урожая. По преданию, пещера, откуда бог следил за подвластной ему рекой, находилась немного южнее Асуана, на острове Бига у первого порога.Сам Нил населяли добрые и злые божества в образе животных: крокодилов, гиппопотамов, лягушек, скорпионов, змей. Отцом Xапи был первобытный океан Нун. Праздник, посвященный Xапи, был приурочен к началу разлива Нила. В этот день ему приносили жертвы, в реку бросали свитки папируса с перечислениями даров.

Месопотамия

В Месопотамии водная стихия внушает ужас и трепет, так как несет с собой разрушение, грозит смертью людям, размывает холмы, на которых построены храмы богов. За четыре тысячелетия до наших дней так описывали грозные наводнения Тигра и Евфрата: «Никому не остановить пожирающий все поток, когда небо гремит и дрожит земля. » С другой стороны, когда разливаются Тигр и Евфрат, пышно расцветает и жизнь, растительная и животная.

Силу пресных вод, рек, прудов и дождей в Шумере олицетворял бог Энки. Обычно Энки изображается с двумя потоками — Тигром и Евфратом, — низвергающимися с его плеч или же из вазы, которую он держит в руках. Богу Энки было поручено устройство космоса. Он установил водный режим Евфрата и Тигра, отделил болота от моря. Согласно мифу, бог Энки вместе с богиней Нинмах вылепил людей из речного ила; несмотря на данную клятву блюсти тайну, он предупредил Атрахасиса о потопе.

Главной рекой ведийской сакральной географии является Сарасвати. Она благодатна, полноводна, стремительна; ее поток величием превосходит все другие воды; ее вода очищает, исцеляет, приносит дары, пищу, потомство, жизненную силу, бессмертие. Сарасвати — богиня священной речи, поэтому покровительствует певцам и поэтам.

Священная река Ганг

Для индусов река Ганг олицетворяет собой Гангу, богиню очищения. Божественная Ганга — осевой символ Вселенной, небесная река, излившаяся на землю. Когда Ганга падала с неба, ее принял Шива, чтобы она не разрушила своей тяжестью землю, а с его головы она стекла вниз семью потоками. Слившись с океаном, Ганга ушла в подземный мир — паталу. Она изображается восседающей на фантастическом морском животном — макаре, с сосудом, наполненным водой, и с лотосом в руках. Один из сыновей Ганги стал известен под именем Бхишмы — наставника пандавов и кауравов в эпосе «Махабхарата».

Каждый год паломники совершают долгие и трудные путешествия к Гангу в надежде, что их грехи будут смыты, если они искупаются в этой священной реке или напьются ее воды. Индусы также верят, что если они будут кремированы на берегах Ганга, а их пепел развеян над рекой, то их души будут исключены из цикла новых рождений и смогут достичь рая, или нирваны.

В Древнем Китае река выступала символом вечной жизни. Считалось, что существование государства непосредственно зависит от гор и рек: если горы рушатся, а реки высыхают, то это предвещает его гибель. Задача правителя состоит в регулировании потока вод, тем более что управлять людьми по китайским понятиям — все равно что управлять водами. Так, великий Юй, легендарный правитель древности, в борьбе с наводнением проложил реки и каналы, которые доходили до Восточного океана и сохранились по сей день. А дойдя до великой реки Хуанхэ, Юй встретил там речного духа Хэ-бо, который дал Юю камень, где был изображен план борьбы с наводнением.

Небесная река Хуанхэ

Согласно легендам, Хуанхэ и «Небесная река», Млечный Путь, сливаются где-то на краю света. Когда-то это была одна река, разделявшая мир небесный и мир земной. На ее берегах встретились Небесная ткачиха и Волопас; с историей их любви и разлуки в Китае и Японии связан традиционный праздник встречи влюбленных в седьмой день седьмой луны на мосту из сорочьих хвостов.

Считалось, что люди, утонувшие в реке, становились ее феями и духами. В плохом настроении они устраивали наводнения, поднимали бури. Существуют легенды о борьбе отважных героев с этими речными духами: Ли Бин борется с драконом, который жил в реке и каждый год забирал двух молодых девушек, стрелок И — с Хэ-бо, причинявшим бедствия людям.

В скандинавском эпосе все реки берут начало из истока, который называется Кипящий Котел. Вода в него стекает с «дубовых кончиков рогов» чудесного оленя. Этот олень, Эйктюрнир, «стоя на Вальгалле, поедает листья с мирового дерева Иггдрасиль». Поток Кипящий Котел находится в середине царства мертвых, а у самых врат Хель, преисподней, течет река Гьелль — «шумная». Мертвецы, бредущие в Хель, должны вброд пересекать эту реку.

В греческой мифологии Океан — это божество реки, окружающей землю и море. Со своей женой Тефидой он породил три тысячи дочерей — океанид и столько же сыновей — речных потоков. Океан известен своим миролюбием и добротой, он не участвовал в битве титанов против Зевса и сохранил свою власть, а также доверие олимпийцев. Его мудрая дочь Метида — супруга Зевса. Океан омывает на крайнем западе границы между миром жизни и смерти.

Туман над рекой

Чтобы попасть в Аид, царство мертвых, душам умерших необходимо было преодолеть подземные реки. Кокит, Стикс, Ахеронт, Пирифлегетон. Огненная река Пирифлегетон (Флегетон) окружает Аид. Через Ахеронт Харон перевозит души умерших. Кокит (Коцит, «река плача») отличается ледяным холодом. Лета, персонификация забвения, — река в царстве мертвых, испив воду которой, души умерших забывают свою прошлую жизнь. Клятва водой Стикса — самая страшная: нарушивший ее бог подвергается девятилетнему изгнанию. Во время раздоров боги по приказу Зевса произносят клятвы над водой Стикса, которую приносит Ирида.

В христианской мифологии считается, что реки, в качестве награды людям, прокладываются в пустыне, иссекаются из скалы; в качестве наказания — иссушаются, превращаются в пустыню, в смолу, в кровь, наполняются гадами. В христианстве четыре реки рая, истекающие из одной скалы, символизируют четыре Евангелия, идущие от Христа, а также являются метафорой божественной энергии и духовной пищи, которые подпитывают всю Вселенную. Эти «реки воды жизни» таинственно подмешиваются к водам земли и подслащивают их горечь. Раннее христианское искусство изображает Христа или Агнца стоящим на вершине горы, из которой изливаются четыре потока. Крестные купели часто украшаются символическими изображениями райских рек, а вода для крещения символизирует священную воду Иордана, в котором Иоанном был крещен Иисус.

В геральдическом искусстве реки означают, что «основатель рода такого благородного происхождения либо на службе своего господина великое путешествие через море совершил, либо первым переправился через реку, атакуя или преследуя врага, либо какой иной похвальный поступок на воде содеял. Равно как и поныне подвижные воды не терпят в себе никакой падали и гнилости и извергают их беспокойной волною, так же и духи небесные непраздны и выполаскивают утомляющих их своим пустомельством. Светлые воды очищают ото всякой нечистоты, подобно верному другу, что не только пороки ведает, но и пути избавления». (Ганс Бидерманн, «Энциклопедия символов»)

Источник

Adblock
detector