Меню

Река нева в древности

Откуда вытекает и куда впадает Нева? Описание реки Нева

Река Нева одна из самых красивых рек России. Большинству людей она знакома благодаря прекрасному Санкт-Петербургу, расположенному на её берегах. Как известно из школьного курса географии, Нева – это одна река, берущая своё начало в Ладожском озере, здесь её исток. В Финском заливе Балтийского моря расположена Невская губа, куда впадает Нева, там её устье.

куда впадает нева

Протекает река по территории Ленинградской области и городу Санкт-Петербургу. Её протяжённость равна 74 км, длина по прямой от истока Невы до ее устья 45 км. Глубина составляет в среднем от 8 до 11 м, самая глубокая отметка 24 м. Нева несёт свои воды по равнине, носящей название Невская низменность. Берега круто спускаются к воде, их высота составляет 4-5 м, в устье реки они более пологие — 3-4 м. Место, куда впадает Нева — это Финский залив, свое начала, как уже было сказано, она берет в Ладожском озере.

Ширина реки составляет в среднем 600 м, самое широкое место доходит до одного километра. По сравнению с другими низменными водоемами она достаточно быстротечная. Скорость течения составляет более 1 м в секунду. Река Нева довольно круто изгибается в трёх местах.

  • У Ивановских порогов. Примерно трёхкилометровый участок реки с малой глубиной, частыми отмелями и большой скоростью течения до 4 м в секунду. Он находится недалеко от города Отрадное.
  • У Усть-Славянки – исторического района Санкт-Петербурга.
  • У Смольного института. Данное историческое здание является памятником эпохи раннего классицизма, построено по проекту архитектора Д. Кваренги. В настоящее время резиденция губернатора.

Нева, имея протяженность 75 км, является одной из самых крупных, глубоких и полноводных рек Европы. Из-за равномерного стока воды из Ладожского озера (истока) на реке практически не бывает весенних разливов.

река нева

Дельта Невы – Санкт-Петербург

Город Санкт-Петербург был заложен и построен в низменном и болотистом месте. Для осушения болот потребовалось прорыть сто один канал и большое количество прудов. Грунт, извлеченный при рытье каналов, использовался для повышения уровня островов. С течением времени многие из них теряли своё значение, их засыпали землёй. Сейчас количество островов сократилось до 59.

Невская губа, куда впадает Нева, находится в Финском заливе Балтийского моря. При впадении река образует разветвлённую дельту с множеством островов, которые соединены каналами. На этих островах, собственно, и находится Санкт-Петербург. Самые знаменитые острова – это Заячий и Васильевский. На первом находится Петропавловская крепость, на втором расположены знаменитые питерские сфинксы и здание биржи.

У императора Петра I была мечта разделить самый большой из островов, Васильевский, в устье Невы каналами, сделать его похожим на уголок Амстердама. Грезам правителя не было суждено сбыться. Сподвижник императора Петра I А. Меншиков растратил, имеющиеся в казне средства. На острове долгое время люди отказывались селиться, так как сюда не было дорог. Его массовое заселение смогли осуществить только после сооружения мостов через Неву.

Площадь бассейна водной артерии Санкт-Петербурга составляет около 5 тыс. км 2 , включая Онежское и Ладожское озера. Он отличается сложным устройством гидрологической сети. Бассейн включает около 26,3 тыс. озер, 48,3 тыс. рек. Непосредственно в Неву впадет 26 рек и небольших речек. Главные ее притоки: с правой стороны – Ижора, Славянка, Мга, Тосна, Мурзинка, с левой – Черная речка и Охта.

исток невы

Этимология названия

Есть несколько версий возникновения названия реки. Первая, финская, от слова «neva», которое переводится как безлесное болото. В переводе с саамского слово «nёvё» означает маленький, быстрый. Вторая версия отталкивается от шведского слова «ny(en)» – новый. Существует и славянская гипотеза происхождения названия Нева. Из летописей известно, что Ладожское озеро, являющееся истоком Невы, в старину называли Нево, что значило «новое». По всей видимости, племена, населявшие ранее эти земли, были очевидцами выхода воды из берегов водоема и зарождения реки.

Санкт-Петербургские наводнения

устье невы

Город находится в низменных и болотистых местах, на островах, соединённых протоками, речками и каналами. Во время сильных осенних ветров, дующих с юго-западной стороны, происходит нагон воды в Финский залив, куда впадает Нева, и оттуда она поступает по реке и протокам в город. Наводнения повторяются часто и порой имеют катастрофические последствия. Возле Исаакиевской площади установлена стела с отметками всех известных наводнений. Самая высокая отметка находится на уровне 4,21 м. Это наводнение произошло в 1824 году и нашло отражение в произведении А.С. Пушкина «Медный всадник».

В Санкт-Петербурге на Неве наводнения случаются в период с сентября по декабрь. Они наносят городу значительный ущерб. Последнее очень опасное наводнение, когда отметка воды по кронштадтскому футштоку составила 220 см, случилось в 2007 году. В 2011 году было закончено строительство комплекса защитных сооружений в Невской губе. Он был задействован во время нагона воды 28 декабря 2011 года. Это помогло избежать очень опасного наводнения, по оценкам специалистов уровень воды смог бы подняться до отметки 281 см. Если бы не успели закрыть дамбу, то городу был бы нанесён многомиллиардный ущерб.

невская губа финского залива

Города на Неве

Всего на берегах Невы находится четыре города. Это прежде всего Санкт-Петербург, расположенный на Невской губе Финского залива. Кроме того, на реке стоят Отрадное, Кировск, Шлиссельбург, находящийся на выходе Невы из Ладоги. На берегах располагаются многочисленные небольшие населённые пункты.

Отрадное

До революции селение Отрадное было местом загородного отдыха жителей столицы. Красивые места, свежий воздух и чистая река привлекали сюда жителей города в летнее время. Теперь Отрадное с населением 25,3 тысячи человек – это довольно крупный промышленный центр, который имеет свой судостроительный завод «Пелла», Кондитерское объединение «Любимый край», «Ленречпорт», ОАО «Невский завод электрощит» и др. Город, получивший в 1970 году свой статус в результате присоединения поселков Ивановское и Усть-Тосно, имеет более чем пятисотлетнюю историю.

Он находится в 18 км от станции метро «Рыбацкое», входящей в состав территории г. Санкт-Петербурга.

нева санкт петербург

Кировск

Кировск был заложен в 1931 году на высоком левом берегу Невы как город строителей Кировской ГРЭС. Расстояние от Петербурга — 35 км. В настоящее время это промышленный город с населением 26 тысяч человек. Здесь находится завод «Ладога», домостроительный комбинат, филиал концерна «Океанприбор» и многие другие. Через Кировск проходит трасса М18, соединяющая город Санкт-Петербург с Мурманском. Город носит имя выдающего деятеля Советского Союза Сергея Мироновича Кирова. В нем есть пристань и железнодорожная станция Невдубстрой.

Шлиссельбург

куда впадает нева

Город Шлиссельбург был основан как крепость. Она была заложена в 1323 году князем новгородским Юрием при выходе Невы из Ладоги на острове Ореховый и носила название «Орешек». Крепость была деревянная, через 25 лет новгородцами были заложены каменные стены. Она выполняла важную стратегическую роль и открывала Новгороду путь к морю.

Не раз «Орешек» выдерживал осаду шведов, но в 1613 году был захвачен ими и получил новое название — Нотебург, что в переводе со шведского значило город орехов. Через 89 лет населенный пункт был отвоёван Петром I. Он и дал ему современное название.

На левом берегу реки был образован посад с таким же названием, которому в 1780 г. присвоен статус города Шлиссельбурга. Сейчас его население составляет 15 тыс. человек. До Санкт-Петербурга проложена дорога Н135 Шлиссельбург – Кировск – Петербург. Расстояние до Северной столицы — около 50 км.

Источник

А. Нева

«Нева вытекает из Ладожского озера двумя рукавами, образующими небольшой остров Орехов, на котором расположена Шлиссельбургская крепость. Вход в реку усеян песчаными рифами, что препятствует судам с осадкой в 5–6 (1,86 м) футов свободно проникать из озера в Неву. Наиболее доступный фарватер идёт от Кошкина маяка на Ладожское озеро (в 5 верстах от устья Невы) вдоль западного берега; глубина его в начале на протяжении 1/2 версты не более 7 (2,17 м) футов, иногда же уменьшается до 4 (1,25 м) футов, затем глубина увеличивается, достигая местами 21 фута; ширина фарватера 200 саженей»[194].

То есть река не слишком-то подходит для плавания более или менее крупных судов, если уж на самом лучшем фарватере глубина иногда составляет всего 1,25 метра. Знающим нынешнюю Неву это представить трудно, но, как вы понимаете, составителям знаменитого словаря врать резона не было.

Плюс к тому, на реке этой располагались ещё и пороги.

«Порогов в обычном понимании на реке Неве нет. Ивановскими же порогами называют двухкилометровый участок реки между впадением рек Тосны и Святки (в 43,7 и 45,7 км от устья соответственно). Начало Ивановских порогов это быстроток, образованный резким сужением русла до 210 м у мыса Святки. Скорость течения здесь весьма велика, до 4,0–4,5 м/сек. Такой скоростью течения обладают далеко не все горные реки. Бурный поток воды, вырвавшийся из сужения, устремляется к правому берегу, но, встретив здесь каменистую отмель, круто поворачивает на юг и юго-запад к левому берегу и затем широко разливается (до 1000 м) у устья реки Тосны. Примерно посредине расширения находится обширная каменистая отмель — Ивановская луда, а к северу от неё, у правого берега, — Большепорожская луда»[195].

Напомним, что 4 м/с — это 14,4 км/ч, или в пересчёте на более привычный для моряков язык — примерно 7,8 узла. 4,5 м/с — это 16,2 км/ч или 8,7 узла. Так что мои детские воспоминания вполне верны: не проходит Неву против течения судно со скоростью ниже 7 узлов. Вернее, как удалось убедиться после изучения отчётов о разных плаваньях яхтсменов и тому подобное, и разговоров с людьми, при низком уровне воды в Ладоге и Неве скорость там может быть и 4–5 км/ч. Зато в высокую воду достигает иногда всех 18 км/ч. Нежиховский, кстати, об этом тоже пишет: «Любопытно, что система течения в Ивановских порогах непостоянна. При больших и средних расходах воды поток почти полностью устремляется по правому, или спусковому, фарватеру, создавая тем самым в левой части реки тихоход. При малых расходах поток рассредоточивается по всей ширине реки»[196].

Причём нужно учитывать ещё, что в настоящее время порогов в районе посёлка Ивановское на деле не существует. Первые крупные работы по расчистке фарватера там проходили ещё в 1756 году. Потом в 1820 году, в 1913 году и так далее. Последние масштабные работы велись в конце 70-х годов прошлого века. О результатах этих работ информационно-справочный сайт «Водные пути России» WWW. INFOFLOT.RU сообщает следующее: «С открытием Волго-Балта движение по Неве значительно увеличилось. Чтобы обеспечить нормальные условия судоходства в районе Ивановских порогов, Невско-Ладожский технический участок пути выполнил здесь большой объём взрывных и дноуглубительных работ, в результате которых скорость течения реки значительно снизилась, спусковой фарватер стал шире и глубже».

Стало быть, во времена викингов пройти вверх по Неве своим ходом представляется совершенно нереальным. Скорость хода их судов, правда, — величина не слишком известная. Однако «на судне „Викинг“ 13 норвежских моряков… за 40 суток прошли от Бергена… до Чикаго… При плавании максимальная измеренная скорость составляла 11 узлов»[197]. Это про «новодел» знаменитого судна из Гокстада, шедший в открытом море, под парусами, да ещё и поставившем на форштаге фор-стаксель, которого на древнескандинавских не было. Капитан Магнус Андерсон иначе не мог, по его собственному утверждению, справиться с тем, что судно приводилось к ветру, тем самым теряя, между прочим, скорость.

Но это максимальная скорость. Понятно, что средняя будет значительно меньше. Вот что о ней говорит болгарский путешественник Асен Дремджиев, предпринявший поход на яхте по античным маршрутам Чёрного моря.

«Вообще данные о средних скоростях, показанных судами, плавающими под парусами, публикуются редко… Но и из того, что нам известно, можно сделать вывод: даже у современных яхт нормальная скорость не превышает 7 узлов. Установив это, мы можем (при небольшой доле фантазии, конечно) проникнуть и в тайну средних скоростей древних парусных судов.

Редкие письменные источники (например, библиотека Диодора, I век до н. э.) свидетельствуют, что при благоприятном ветре расстояние от Родоса до Александрии в 330 миль покрывалось обычно за четверо суток со средней скоростью 3,4 узла.

Значительно позднее арабский путешественник и писатель Идриси (XII век), описывая черноморские порты, рассказывал, что от Трапезунда до Константинополя надо плыть девять с половиной суток. А это означает, что корабли продвигались со средней скоростью 2,2 узла. Анализируя эти факты, я пришёл к мысли, что в эпоху парусного судоходства до новой эры средней скорости в 6,5 узла с большим трудом могли достигнуть только крупные торговые суда»[198].

Читайте также:  Как течет река волга в каком направлении

Ну, насчёт 6,5 узла — это болгарский исследователь, думаю, подзагнул. Впрочем, что такое крупные торговые суда «до новой эры», Бог знает. Может, и были такие, что ходили по южным водам со скоростью нынешних яхт. Но вот относительно северных морей, то даже очень любящий своих соотечественников Хольгер Арбман, на которого нередко ссылаются наши норманисты, определяет скорость скандинавских судов под парусами в открытом море так: «Определённый отрезок пути (откорректированный в соответствии с течениями), который проходил корабль Отера за день, очень хорошо согласуется с обычным днём плавания ладьи, описанным в сагах, — 100 миль со скоростью 4 узла»[199].

На реке даже с такой скоростью идти нельзя. И ветер на ней поменьше, и дует он не с такой постоянной силой и направлением, как в шторм на море. Кроме того, река петляет, и ширина её как раз у Ивановских порогов минимальная — 200 метров. Тут особенно-то не покрутишься, выбирая наиболее удобный ветер. К тому же в восточной части Невы с мая по август преобладают северо-восточные (стало быть, встречные для поднимающихся вверх по реке) ветры. Да и вообще ветров северной части горизонта (с северо-запада до юго-востока) на Неве, как свидетельствуют все описания, значительно больше.

Получается, что в районе порогов путешественники должны были останавливаться и проводить суда на буксире. То есть идти берегом, таща их на канате. И рискуя посадить на камень или мель. Дело это не быстрое, и уж в этом случае следует ожидать, что либо кто-то должен был упомянуть о существовании такой трудности, либо археологи у Ивановских порогов просто обязаны были найти следы поселений. Что мы и увидим позже у порогов на Волхове, да и не только там. Если есть постоянное движение судов в трудном для их проводке месте, тут же появляются лоцманы из местных, «бурлаки», торговцы, которые стремятся использовать вынужденную задержку моряков, чтобы им что-то продать и у них что-то купить. «Места переходов обживались в первую очередь», — пишет Нежиховский[200]. Однако про городища в этом районе я что-то ничего не слышал. И не только я. Недавно задал этот вопрос Петру Сорокину, руководящему раскопками Ландскроны и Ниеншанца. Он сперва заметил, что там и копать негде, поскольку в районе порогов сплошь посёлки. Но потом уточнил: если бы было городище, всё равно что-нибудь да осталось бы. Так что, похоже, ничего и не было.

Есть, пожалуй, возможное объяснение. Помните, я спрашивал: почему летописец не знает Невы, а говорит о каком-то устье, ведущем из Нево в Варяжское море? И почему скандинавские источники называют реку Неву именем близким к слову «новая»? Так, может, никакой Невы в VIII—X веках ещё не было? Напомним, что географы описывают возникновение её так.

Около 10 000 — 7500 лет назад на месте нынешнего Балтийского моря находился пресноводный замкнутый Анциловый бассейн, или Анциловое озеро. Водоём занимал лишь часть Балтийского моря, его восточный берег находился в районе Кронштадта. Уровень в Анциловом озере был ниже, чем в океане, и на 3–4 метра ниже, чем в современном Балтийском море.

Реки Невы тогда не существовало. На её место текли река Тосна, которая впадала по нынешнему Морскому каналу в Анциловое озеро за Кронштадтом, и река Мга, направлявшая свои воды в сторону Праладоги. Сама Праладога была обособленным озером и имела выход в Анциловый бассейн на севере Карельского перешейка по линии Приозёрск — Выборг (то есть, по нынешней Вуоксе).

Приблизительно 7500 лет назад вследствие опускания суши произошло отделение Ютландского полуострова от южной Швеции и образовались проливы Большой и Малый Бельты. Воды Северного моря хлынули через проливы в Анциловый бассейн, превратив его в море. Это море получило наименование Литоринового по названию населявшего его моллюска-обитателя прибрежных районов моря, сильно опреснённых речными водами.

Литориновое море занимало большую площадь, чем нынешнее Балтийское, и вдавалось в сушу узким проливом по Приневской низменности; уровень воды в нём был на 7–9 метров выше современного. Ладожское озеро представляло тогда залив моря и соединялось с ним через широкий пролив на севере Карельского перешейка.

В период существования Литоринового моря происходили два важных процесса — поднятие суши Фенно-Скандии и похолодание. Вследствие последнего часть осадков, выпадавших в высокогорных районах и приполярных материковых областях, перестала возвращаться в океан, и пошла на пополнение вечных снегов и льдов. Поступление воды в океан уменьшилось, и уровень в нём начал падать.

В результате поднятия суши и понижения уровня океана Литориновое море стало сокращаться, отступать, образовав в результате этой регрессии около 4000 лет назад Древнебалтийское море. Уровень воды в этом море был на 4–6 метров выше, чем в современном Балтийском. Берег Древнебалтийского моря прослеживается в Петербурге в виде невысокого пологого уступа, окаймляющего дугой островную часть города.

Поднятие суши происходило неравномерно. Северная часть Ладожского озера находилась в области более быстрого поднятия земной коры, чем южная. Вследствие этого протока на севере Карельского перешейка постепенно отмирала. Ладога превратилась в обособленное озеро и начала переполняться. Воды озера покрыли значительные участки суши на южном побережье, затопив торфяники, древесную растительность и стоянки доисторического человека. Наполнение озера продолжалось до тех пор, пока его воды не затопили всю долину реки Мги и не подошли к узкому перешейку, разделявшему реки Мгу и Тосну. Наконец, воды озера, поднявшись более чем на 12 метров и превысив уровень моря на 17–18 метров, хлынули через водораздел. В результате этого прорыва около 4000–4500 лет назад образовалась река Нева. В месте прорыва остались Ивановские пороги.

Но, может быть, правы те учёные, которые считают, что прорыв Ладоги произошёл не четыре, а всего одну тысячу лет назад? И в интересующие нас времена его не было, а потому никто по Неве и не ходил. Ходили по системе нынешней Вуоксы — тому самому древнему стоку Ладоги, который в те времена был ещё полноводен. Он, между прочим, действовал ещё в XVI веке, хотя, как отмечал в начале прошлого века историк В. П. Крохин в работе «История карел», «в это время на нём было уже до восьми волоков, некоторые в одну шестую мили длиною, так, что большие и тяжело гружёные лодки не могли быть отправлены по этому пути»[201].

Путь этот существовал, по оценкам историков, как минимум с VIII века, поскольку именно на нём найдены все три известные на Карельском перешейке памятника этого времени[202]. Полноводная Вуокса, вытекая из озера Сайма, имела два основных рукава. Один пересекал Карельский перешеек с севера на восток и впадал в Ладожское озеро. Второй делал резкий поворот на запад, к Финскому заливу.

Движение по Вуоксе в IX—X веках может быть подтверждено картографированием археологических памятников этого времени и двумя кладами арабского монетного серебра, найденными близ Выборга (X в.) и близ Приозёрска (IX в.).

Потому-то на вуоксинском пути и стоит та же Корела (Кякисалми, «Кукушкин пролив», откуда и шведское Кексгольм), которую Татищев, ссылаясь на Иоакимовскую летопись, считает одним из древнейших городов (в нём умер будто бы отец Гостомысла Буривой). А на противоположной стороне, на месте ещё одного карельского поселения шведы в 1293 году построили Выборг. Прошло два года, и отряд во главе с рыцарем Сигго Лоба (Siggo Loba) прошёл на судах от Выборга по Вуоксинскому водному пути до Ладожского озера и захватил Корелу. В тот же год новгородцы их выбили. Напомню: на Неве в это время никто ещё ничего даже не пытался строить. Строительство Ландскроны началось пятью годами позже.

А в среднем течении реки расположено Тиверское городище (четыре километра южнее пос. Васильево Приозёрского района Ленинградской области), комплекс X—XI веков которого характеризуется очень разнородным по происхождению керамическим материалом и весьма редкой для поселения находкой навершия рукояти меча. Вообще-то возник Тиурин-линна (по-карельски «город на пороге») не позднее начала X века, если судить по археологическим находкам. Стоял городище на пороге (очередной привет Ивановским порогам, на которых ничего нет!) и контролировал путь от Выборга к Кореле. За что шведы его в набеге конца XIII века и разрушили. Хотя, до начала XV века Тиверск точно додержался, поскольку упомянут в летописях под 1411 г.: «Того же лета приходиша свеа ратью и взяша новгородский пригород Корельский».

Был ли Тиверск единственным городком на Вуоксе? Питерский историк Г. С. Усыскин, в 1983 году по заданию Географического общества СССР прошедший дважды на байдарках весь маршрут с рекогносцировкой берегов и русла реки, считает, что близ каждого из серьёзных порожистых участков Вуоксы возникали подобные укреплённые поселения. Есть ли этому подтверждения? Пока только косвенные. У селения Хейнийоки (Вещево) был обнаружен клад древнегерманских монет. А ведь именно здесь, по определению Усыскина, в результате поднятия почвы произошёл «перелом» водной системы Вуоксы, после чего пройти по ней насквозь стало невозможно. «И сегодня ещё видно, что при большой воде эти два потока — основной вуоксинский и воды системы Финского залива — соединяются», — пишет он[203]. Так что Вуоксинский путь явно был в первоначальные времена важнее Невского.

Кстати, Ладожское озеро в таком случае вполне могло стоять серьёзно выше нынешнего уровня, заливая земли на своём южном берегу до линии глинта. То есть у устья Волхова — до уровня Ладоги и Любши. Этому можно найти ещё одно подтверждение. Как сказал мне Пётр Сорокин, все поселения ижоры в Приневье расположены не в долине реки, а дальше от неё, на возвышенных местах в районе глинта. Он считает это свидетельством того, что по Неве было активное движение, и жить на её берегах было опасно. Но может быть, поселения отдалены от нынешних берегов как раз потому, что сами берега были в другом месте?

Можно предложить и ещё одну гипотезу. Выше нынешнего уровня стояли и Ладожское озеро, и Финский залив (бог весть по какой причине). Вместе они заполняли почти всю Приневскую низменность, смыкаясь у Ивановских порогов. Оставался только двухкилометровый участок шириной более 200 метров. Это вполне можно было бы назвать устьем (для Вуоксы такое название — большая натяжка). Объясняется и название «Новая», поскольку река сформировалась на глазах людей по мере отступления залива и обмеления озера.

Этой версии придерживаются ещё большее число исследователей. К примеру, Н. Е. Бранденбург ещё в конце XIX века писал, что Нева была «в своё время много шире, чем теперь, и имела даже вид пролива в Финский залив, пролива, быть может, не исчезнувшего даже около времени Нестора»[204].

«Путь из Финского залива в Ладожское озеро едущим мог представляться скорее каким-то заливом или проливом, чем рекой», — подхватывает Брим[205].

И, наконец, Д. А. Мачинский обращает внимание, что в Повести временных лет упоминается Волхов, «озеро великое Нево» и «устье», а в новгородской летописи XIII века уже «Ладожьское» или «Водьское» озеро и Нева. «Не исключено, что в VIII веке, когда славяне и варяги познакомились с этим районом, будущая Нева была ещё не рекой с разработанной дельтой, а широким протоком, устьем Ладоги», — указывает он[206].

Можно ещё сослаться и на древний письменный источник. Им будет знаменитый автор «Гетики» Иордан: «Скандза имеет с востока обширнейшее, углублённое в земной круг озеро, откуда река Ваги, волнуясь, извергается, как некое порождение чрева, в Океан». B. C. Кулешов считает, что тут описана именно ситуация, когда Ладожское озеро в районе Ивановских порогов стекает в Финский залив широким потоком, ставшим позднее Невой.

Я не берусь утверждать, что так и было, у меня данных явно не достаточно. Вариант с «устьем» представляется, пожалуй, всё-таки предпочтительным. Ведь, к примеру, исследования Ландскроны показывают: в каменном веке тут было поселение. Но 3–4 тысячи лет назад оно было буквально смыто и засыпано сверху чистеньким песочком. Причём, до появления Ландскроны там больше люди не жили! Почему?

Читайте также:  По английски река пахра

Прошу заметить: в скандинавских письменных источниках Нюйа появляется только в географических сочинениях, довольно поздних («Великие реки» датируются по самому раннему списку началом XIV века). Т. Н. Джаксон относит этот гидроним к «поздней этнографической традиции», объединяющей географические сочинения, скальдические Тулы и саги о древних временах. То есть, произведения, написанные начиная с XII века.

В русских летописях Нева появляется под 1228 годом: «Новгородьци же стоявъше въ Неве неколико днии, створиша вече и хотеша убити Судимира, и съкры и князь въ насаде у себе; оттоле въспятишася въ Новъгородъ, ни ладожанъ ждавъше»[207]. Стояли они так, между прочим, в ожидании еми (финнов), напавших на Приладожье. Но те, хотя пришли на судах, отступать решили берегом. Причём, каким — непонятно. Летописец говорит сперва, что ладожане (выступившие раньше новгородцев) настигли противника где-то у Олонца («Олоньсь»). И новгородцы ушли к себе, не дождавшитсь у Невы ладожан. Стало быть, можно предположить, что бились у восточного берега. Но потом высадившихся финнов добивают ижоряне и карелы, живущие на южном и западном берегу озера. Так что о пути, которым пришла емь, говорить сложно.

А первую крепость — Орешек — новгородцы построили на Неве ещё веком позже. «В лето 6831 [1323]. Ходиша новгородцы съ княземь Юрьемь и поставиша город на усть Невы, на Ореховомъ острове; ту же приехавше послы великы от свеиского короля и докончаша миръ вечный съ княземь и с Новымьгородомь по старой пошлине»[208]. Кстати, Орешек-то стоит по этому известию на устье Невы, хотя, по нынешнему состоянию, на истоке. Может, и вообще новгородцы во всех этих летописных статьях и договорах, говоря о Неве, имеют в виду озеро Нево? То бишь Ладогу, которую они называют то тем, то другим названием? А река Нева у них так и продолжает именоваться просто устьем Нево?

Шведы же попытались обосноваться на Неве в 1300 году, позже, чем построили Выборг. И это уже известно и из русских, и из шведских хроник.

«В лето 6808 [1300]. Того же лета придоша изъ замория Свеи в силе велице в Неву, приведоша изъ своей земли мастеры, из великого Рима от папы мастеръ приведоша нарочитъ, поставиша городъ надъ Невою, на усть Охты рекы, и утвердиша твердостию несказанъною, поставиша в немъ порокы, похвалившеся оканьнии, нарекоша его Венець земли: бе бо с ними наместникъ королевъ, именемь Маскалка; и посадивше в немъ мужи нарочитый с воеводою Стенемъ и отъидоша; князю великому тогда не будущю в Новегороде.

В лето 6809 [1301]. Приде князь великый Андрей с полкы низовьскыми, и иде с новгородци къ городу тому, и приступиша к городу, месяца мая 18, на память святого Патрикия, въ пяток пред Сшествием святого духа, и потягнуша крепко; силою святыя Софья и помощью святою Бориса и Глеба твердость та ни во чтоже бысть, за высокоумъе ихъ; зоне всуе трудъ ихъ безъ божия повеления: град взят бысть, овыхъ избиша и исекоша, а иныхъ извязавше поведоша с города, а град запалиша и розгребоша. А покои, господи, въ царствии своём душа техь, иже у города того головы своя положиша за святую Софью»[209].

Может, потому на Неве раньше никто не пытался обосноваться, что её просто не было? Вот как появилась (и была упомянута в летописях), так сразу же обе стороны, и шведы, и новгородцы, попытались поставить там свои крепости для контроля за этой водной артерией. А то, честно говоря, не слишком понятно, чего же они столько ждали?

Пётр Сорокин считает: новогородцы не ставили на Неве своих крепостей, потому что опасались, что их будет не защитить от нападений шведов. А ижоры крепостей вообще не имели, все их поселения — не укреплённые. В отличие от карелов, для которых укреплённые поселения — нормальное явление.

Но если принять эту версию, она говорит тогда, о том, что условия плавания от Ладоги до Невы были настолько тяжёлыми, что новгородцы не рассчитывали быстро успеть туда в случае нападения с моря шведского флота.

Да, ещё одно замечание: в 1240 году шведское войско стояло, прилично не дойдя до Ивановских порогов. Причём некоторые исследователи последних времён удивляются: и чего это шведы остановились и стояли тут несколько дней? Даже шатры на берегу разбили. Что бы им не пойти сразу на Ладогу? Автор парадоксальной книжки «Александр Невский. Кто победил в Ледовом побоище?» Александр Нестеренко даже на основании этого делает вывод, что к речке Ижоре приплыло никакое не войско, а караван шведских купцов, который разграбил молодой Александр. Войску-де незачем было столько стоять! Но, может быть, всё дело как раз в том, что оно не могло преодолеть Ивановские пороги и ждало, к примеру, встречного сильного ветра?

А князь Александр Ярославич пошёл на шведов, если верить традиционной версии, на конях, лесами и болотами, а не по воде. Хотя, по воде мог бы, вроде, перебросить побольше людей. Но у русских на Ижоре, точно, лодей не было, иначе они наверняка напали бы на шведский флот и с реки. Ан, не было этого!

Ну, и, наконец, уже в XVII веке (1634 год) немецкий учёный Адам Олеарий едет в Москву с голштинским посольством как раз по интересующему нас участку пути из варяг в греки[210]. Прибывает по суше из Нарвы в Ниеншанц (новую шведскую крепость на Неве), потом в Нотебург (Орешек). Оттуда до Новгорода посольство идёт водой. Причём делает оно это на множестве гребных лодок, да и то преодолевая каждый отрезок пути в несколько приёмов. И, прошу заметить, первый раз Олеарий упоминает лодки среди средств передвижения посольства только при отбытии из Нотебурга: «…мы на 7 ладьях поехали в путь через Ладожское озеро»[211]. До этого же гольштинское посольство путешествует сушей, несмотря даже на то, что автор путевых заметок и называет современную ему Неву «судоходной водой».

Нет, ещё раз: я ничего не утверждаю. Но мне хотелось бы всё же услышать внятный ответ: как проходили плывущие из варяг в греки купцы и воины Ивановские пороги? Пока на этот вопрос ответ не дан, можно смело изобретать любые гипотезы, и они не будут менее вероятными, чем драккары, развивавшие восемь узлов на вёслах. И ещё: ну, почему же всё-таки в германских языках Нева именовалась «новой»?! Между прочим, В. К. Тредиаковский ещё в XVIII веке пытался доказать, что Нева и в русском языке — не от финского то ли «болото», то ли от «небольшой порог», «река с быстрым течением» (есть две версии), а от «нова». Над ним тогда посмеялись, а может, зря?

Читайте также

«НЕВА» И «НАДЕЖДА»

«НЕВА» И «НАДЕЖДА» Григорий Шелехов и Александр Баранов давно мечтали об отправлении кораблей из Кронштадта к берегам Аляски и Камчатки. Еще в 1786 году предполагалось послать в поход «около свега» суда «Холмогор», «Соловки», «Сокол», «Турухтан» и «Смелый». Были уже

«НЕВА» И «НАДЕЖДА»

«НЕВА» И «НАДЕЖДА» Григорий Шелехов и Александр Баранов давно мечтали об отправлении кораблей из Кронштадта к берегам Аляски и Камчатки.Еще в 1786 году предполагалось послать в поход «около света» суда «Холмогор», «Соловки», «Сокол», «Турухтан» и «Смелый». Были уже

1.17. Муром, Нева, Непр, Нил, Новгород = Хольмград, Олкога, Олонец

1.17. Муром, Нева, Непр, Нил, Новгород = Хольмград, Олкога, Олонец Скандинавы сообщают, что:Русский город МУРОМ =*= МОРАМАР — MORAMAR [523], с. 38.Река НЕВА =*= река НИЯ — NYIA [523], с. 35.Река НЕПР — NEPR =*= река ДНЕПР [523], с. 35.Река НИЛ в Египте =*= река ГЕОН [523], с. 32.Русский город НОВГОРОД =*=

А. Нева

А. Нева «Нева вытекает из Ладожского озера двумя рукавами, образующими небольшой остров Орехов, на котором расположена Шлиссельбургская крепость. Вход в реку усеян песчаными рифами, что препятствует судам с осадкой в 5–6 (1,86 м) футов свободно проникать из озера в Неву.

Нева вздувалась и ревела…

Нева вздувалась и ревела… День 6 ноября 1824 года с самого утра был очень неприятным. Дождь и пронзительно холодный ветер… К вечеру он еще больше усилился, предвещая Петербургу грозное бедствие. Только когда вода поднялась на три с половиной фута, на Адмиралтействе были

НЕВА ВЗДУВАЛАСЬ И РЕВЕЛА…

НЕВА ВЗДУВАЛАСЬ И РЕВЕЛА… День 6 ноября 1824 года с самого утра был очень неприятным. Дождь и пронзительно холодный ветер. К вечеру он еще больше усилился, предвещая Петербургу грозное бедствие. Только когда вода поднялась на три с половиной фута, на Адмиралтействе были

Нева, река

Нева, река 1703. Главная водная магистраль Петербурга, или, как выражались в старом Петербурге, «Главный проспект», вытекает из Ладожского озера и впадает в Финский залив. Длина Невы составляет 74 километра, глубина доходит до 24 метров и ширина – до 1200 метров. Нева впадает в

Глава 3 РАЗЛИЧНЫЕ СИТУАЦИИ НА ФРОНТАХ. МАЛАЯ ВИШЕРА, ТИХВИН, ВОЛХОВСТРОЙ, НЕВА Середина октября – конец декабря 1941 года

Глава 3 РАЗЛИЧНЫЕ СИТУАЦИИ НА ФРОНТАХ. МАЛАЯ ВИШЕРА, ТИХВИН, ВОЛХОВСТРОЙ, НЕВА Середина октября – конец декабря 1941 года После того как наступление на Ленинград было окончательно прекращено, немецкое командование разрабатывало план падения укрепленного города за счет

17. Муром Нева Непр Нил Новгород = Хольмград Олкога Олонец

17. Муром Нева Непр Нил Новгород = Хольмград Олкога Олонец Скандинавы сообщают, что: Русский город МУРОМ = * = МОРАМАР — MORAMAR [523], с. 38. Река НЕВА = * = река НИЯ — NYIA [523], с. 35. Река НЕПР — NEPR = * = река ДНЕПР [523], с. 35. Река НИЛ в Египте = * = река ГЕОН [523], с. 32. Русский город НОВГОРОД = * =

«В гранит оделася Нева», 1762 год Ведомость описания работ, Карл Росси

«В гранит оделася Нева», 1762 год Ведомость описания работ, Карл Росси Возведение города требовало и укрепления невских берегов, на которых строились дома, дворцы и другие здания. По выражению отечественного исследователя В. И. Кочедамова, «ни один из городов мира в XVIII и XIX

Источник

История реки Невы

В 1912 году географ Айлио записал в деревне Микулайнен, на берегу Ладожского озера, такую сказку:
«Река Нева была раньше маленькой. Упадет дерево – с берега на берег ляжет, и по нему реку перейти можно было. Затем лет через 50–60 она стала шире. Пастухи через нее друг другу перебрасывали горящие головни – разводить костры. А затем она у своего истока землю съела и вовсе широкой стала».
Во всякой сказке есть доля правды, есть она и в этой сказке. Мы не знаем, точно ли так образовалась река Нева, но знаем, что произошло это недавно, когда люди уже знали огонь, обжигали на нем хорошую, красиво украшенную глиняную посуду, пряли нитки и вязали из них сети, но еще не знали металлов, а делали свое оружие и инструменты из камня. По вычислениям шведского археолога Монтеллиуса, это было примерно за 1800 лет до начала нашей эры.
Вот что удалось узнать о реке Неве путем исследования местности.

Рис. 1. Высоты на водоразделе Черного и Балтийского морей заштрихованы в клетку. Когда ледник покрывал их, вода, естественно, шла в Черное море. Когда ледник отступил, образовались озера (мелкая штриховка). Вода текла сначала, как показано жирными стрелками. При дальнейшем отступании ледника образовывались новые озера (отмечены точками). Вода из них шла уже в Балтийское море. Водораздел установился по высотам, там, где он находится и сейчас.

В прошлом всю северную часть нашей страны покрывал огромный ледник, спускавшийся из Финляндии. Потом стало теплее, лед стал таять. Талая вода стекала сначала на юг, в Черное море. Но вот ледник вытаял так, что край его оказался севернее Черноморско-Балтийского водораздела (см. рис. 1). Вода не могла течь против уклона местности – в гору – и стала застаиваться, образуя озера. Вода из этих озер сначала шла по-прежнему на юг. Затем, когда ледник отступил севернее линии АБ и часть впадины Балтийского моря вышла из-подо льда, повернула на запад. Озера у края ледника слились в одно, находившееся примерно на месте современного Балтийского моря. История этого озера очень сложна: оно то мелело, то снова наполнялось, то соединялось с океаном, превращаясь в море с соленой водой, то снова отделялось и опреснялось.

Читайте также:  Как из реки тепловую энергию

Рис. 2. Древний Ладожско-Балтийский пролив и торговый путь, проложенный шведами в обход устья р. Невы в XIII веке. Пролив заштрихован, озера, по которым шел торговый путь, обведены жирной чертой. Треугольники – людские поселения 3000 года до нашей эры. Квадраты – поселения 2000 годов до нашей эры. Обратите внимание на то, что они стоят на местах, где путешественники должны пересаживаться с морских судов на мелкосидящие речные лодки.

По этому озеру-морю ходили волны, подмывали берега, образуя на них береговые обрывы, которые уцелели до сих пор. По ним можно прочесть историю этого озера-моря. Я не буду излагать ее всю. Скажу только, что оно делалось все меньше и меньше и, наконец, от него осталось море чуть побольше современного Балтийского. Называют его Древне-Балтийским. Береговые обрывы этого моря точно нанесены на карту, и по ним можно видеть, что оно соединялось с Ладожским озером. Пролив шел между тех мест, где сейчас стоят города Выборг и Приозерск. (На карте он заштрихован.) Реки Невы тогда не существовало вовсе – вместо нее текли две речки: Тосна – впадала в Финский залив – и Мга – в Ладожское озеро.
В эту пору на берегу Ладоги, у впадения в нее реки Волхова, поселились люди. На месте их стоянки найдены кости, черепа, грубая глиняная посуда, каменные и костяные инструменты и дубовая долбленая лодка. По этим остаткам определено, что жили они примерно за 3000–2500 лет до нашей эры.

Рис. 3. Район послеледникового поднятия в Швеции. Цифры – высоты поднятия в метрах.

Еще одну любопытную подробность нашли ученые при изучении следов Древне-Балтийского моря и морей, бывших на его месте раньше него: оказывается, что высота их береговых обрывов над современным уровнем моря не одинакова: чем дальше на северо-запад от Санкт-Петербурга, тем они лежат выше. Происходит это оттого, что берег моря поднимается. Эго заметили еще средневековые мореплаватели и, сделав на береговых скалах засечки, записали об этом в шведских летописях. По засечкам удалось установить, что центр поднятия лежит на Скандинавском полуострове. По встреченным у подножия старых береговых обрывов раковинам и по другим ископаемым удалось определить, что подъем начался давно – еще в то время, когда начал таять великий ледник. Удалось также вычислить высоту этого подъема (смотрите рис. 2).
Итак, во времена Древне-Балтийского моря местность поднималась. Подъем этот происходил на северо-западе (в Финляндии) сильнее чем на юге (в Ленинградской области). Дно пролива, соединявшего Ладожское озеро с морем, также поднималось, загораживая воде выход из Ладоги. Вода там застаивалась, уровень ее повышался, озеро затопляло свои берега (смотри рис. 2). (Затопленные берега озера заштрихованы так же, как и Ладожско-Балтийский пролив.) Людские поселения на берегу озера были, конечно, залиты водой, разрушены и засыпаны озерными осадками. Погибла и стоянка у устья Волхова. Люди переселились выше (рис. 2).
На целые 11 метров поднялись воды Ладожского озера. На этой высоте остались прекрасные береговые обрывы, а на них – остатки поселений людей каменного века. В этих поселениях найдены посуда хорошей выделки, сделанная с помощью гончарного круга, большое количество кремневых инструментов и оружия и даже обрывки сетей для ловли рыбы. Кремни в этих местах не встречаются, очевидно, они были приведены человеком издалека. Это значит, что люди совершали далекие путешествия за предметами, которые им были нужны. Расположение стоянок в глубине защищенных бухт при входе и выходе из Ладожско-Балтийского пролива заставляет думать, что путешествовали они главным образом на лодках. Предполагают, что поселения эти существовали несколько позже 2000 года до нашей эры.
Во время подъема воды в Ладожском озере долина впадавшей в него речки Мги была затоплена. Вода подошла к водоразделу Мги и Тосны, затопила его и хлынула через него в долину Тосны. Так образовалась река Нева.
Берега ее состоят в этом месте из очень плотной глины с валунами, такой прочной, что Нева до сих пор не размыла ее окончательно; на этом месте находятся невские пороги. Поэтому можно легко поверить, что ладожская вода прорывалась постепенно и количество воды в Неве нарастало медленно, как это рассказывается в сказке.

Рис. 4. Варяги едут в Новгород по открытому морю, которое было на месте современного города Санкт-Петербурга. В левом верхнем углу рисунка карта местности, какой она была в IX веке. Прерывистой линией показаны возвышения на морском дне, из которых потом образовались острова.

Но на этом формирование долины Невы не закончилось: земля в ее устье лежала ниже, чем теперь, так что острова, на которых лежит город, были еще под водой. Еще в конце IХ века, когда в Новгороде княжили Рюрик и Олег, на месте этих островов было открытое море (рис. 4). Только в XII– XIII веках из-под воды начали выходить острова и образовались мели, стеснявшие вход в Неву (рис. 5).

Рис. 5. Новгородский князь Александр, впоследствии прозванный Невским, расставляет часовых и разведчиков накануне битвы со шведами (1240 год). На реке Неве к этому времени уже появились низкие острова (их приблизительное положение и высота в сантиметрах показаны на карте). Точками отмечены мели меньше 20 сантиметров глубины, штрихи – невысокий обрыв, бывший берегом в IX веке.

Место это показалось удобным ливонским (немецким) рыцарям для того, чтобы грабить проходящие с товарами купеческие корабли. Удобным показалось оно и шведам, и они пытались захватить его у новгородцев, владевших этими землями. Но русские в 1240 году под руководством князя Александра Невского разбили и прогнали их. Тогда шведы придумали себе обходный путь в Ладожское озеро мимо устья Невы. Они воспользовались прежним проливом между Ладожским озером и Балтийским морем (рис. 2). К тому времени он превратился в ряд озер и, вероятно, высох бы совсем, если бы в одно из них не впадала очень многоводная река Вуокса. Она переполняла озеро (его называют также Вуокса), а так как оно лежит как раз на водоразделе, то вода из него текла в обе стороны – и в Финский залив и в Ладожское озеро. Шведы основали в 1292 году при впадении Вуоксы в Финский залив город Выборг и стали ездить от Выборга вверх по течению до озера Вуоксы, а дальше – вниз по течению до Ладожского озера, где они основали город, который сегодня называется Приозерск. Путь был не очень удобен: на нем было много порогов, которые или приходилось обходить волоком или спускать лодки на бичеве. Несмотря на это он существовал до начала XIX века.

Рис. 6. Петр Первый выбирает место для крепости в устье Невы в 1703 году. В левом верхнем углу снимок со шведской карты 1698 года. Обратите внимание на выбранное Петром место – отмечено цифрой 1. Шведы давно имели крепость на реке Неве при устье Охты (2), там, где река еще не разделилась на отдельные рукава. Проплыть мимо этой крепости незамеченным было нельзя. Петр укрепился на небольшом острове, с которого видны были все три судоходные рукава Невы. Он мог видеть входящие в реку корабли раньше шведов и, конечно, принимать соответствующие меры.

Тем временем земля продолжала подниматься и в устье Невы вырастали острова. Первую точную карту этой местности составили шведы в 1698 году. Ею пользовались Карл XII и Петр I при борьбе за устье Невы (рис. 6). На ней видно, что острова, на которых построен Санкт-Петербург, были меньше чем сейчас, а протоки между ними шире.
Между тем финны не забывали о своем «собственном» водном пути в Ладожское озеро и в 1856 году решили улучшить его. Поводом к этому решению послужил следующий случай: между озером Вуоксой и Ладожским озером лежит длинное озеро Суванто (на рис. 2 над ним поставлена стрелка). Оно было отделено от Ладоги песчаным валом. Вода в нем стояла на 11 метров выше, чем в Ладоге и на 6 метров выше, чем в Вуоксе. Из Суванто у поселка Кивинимени вытекала река и впадала в Вуоксу.
Весной 1818 года вал, отделявший Суванто, прорвался и оно соединилось с Ладогой. Уровень его резко понизился. Протока у Кивинимени обсохла. Тогда финнам пришло в голову возобновить эту протоку с тем, чтобы теперь уж Вуокса впадала бы в Суванто, а Суванто – в Ладогу. Этим выпрямился бы путь по реке Вуоксе. И вот, не произведя никаких исследований местности, в 1856 году вырыли канал. Вуокса стала действительно впадать в Суванто и в Ладогу, но водного пути не получилось: мягкие породы, покрывавшие перешеек у Кивинимени, были скоро размыты, а на твердых образовался водопад в 3 метра высоты. Озеро Вуокса понизило свой уровень, проливы, соединявшие его с Выборгом, высохли, и путь между Ладожским озером и Финским заливом прервался. Таким образом, Нева осталась единственным водным путем, соединяющим эти два водоема.
Остается еще отметить, что сейчас рост островов в устье Невы прекратился: по измерениям земля не только перестала подниматься, но даже несколько опустилась.

Источник



Откуда появилась Нева и почему у нее такое интересное название

Мощная и величественная Нева является не только одной из крупнейших северных рек, но и общепризнанным символом Санкт-Петербурга. Поэтому в нашей сегодняшней статье мы расскажем вам о том, как она появилась и, самое главное — почему получила такое интересное название.

Начнем с того, что современная Нева — очень полноводная река. По расходу воды она уступает Волге всего лишь в 3 раза, а по полноводности равна Дону и Днепру вместе взятым. К тому же, она является единственной рекой, вытекающей из Ладоги, в то время, как в саму Ладогу впадает около 30 рек. Воды всех этих рек Нева и выносит в Балтику. При этом длина Невы всего 74 км, 32 из которых находятся на территории Санкт-Петербурга.

Наверное, вы удивитесь, узнав о том, что Нева еще совсем молодая река и по географическим меркам ей всего-то 2000-2500 лет, хотя история ее появления началась очень и очень давно. Если точнее – во времена Ледникового периода. Тогда на просторах современной Балтики лежал огромный ледяной щит, таяние которого со временем привело к образованию большого пресноводного озера. Чем больше таял ледник, тем больше озеро меняло свои очертания, с веками превращаясь то в Иольдиевое море, то в Анциловое озеро, то в Литориновое море, в итоге приняв вид современного Балтийского моря.

Побережье Балтийского моря в Светлогорске (Калининградская область)

На том месте, где сейчас протекает Нева несли свои воды реки Тосна и Мга. Мга впадала в Ладогу, а Тосна — в Балтику. Со временем Ладога стала настолько большой, что уровень воды в ней поднялся на целых 12 метров. Это привело к тому, что в районе современного поселка Отрадное Ладога прорвалась в Балтику, образовав тем самым Неву.

Акватория Ладожского озера

Сначала новоиспеченная река текла только по одному руслу, но вследствие того, что Балтийское море постепенно отступало, начали образовываться острова, а у Невы появляться новые протоки и рукава, постепенно формируя рисунок ее современной дельты.

Что касается этимологии (происхождения) названия реки, то здесь ученые не могут прийти к единому мнению. Существует несколько основных гипотез.

Самая распространенная из них – финская. Она гласит, что словом «Neva» финны называют болото, трясину и топь. Слово не имеет аналогов в финно-угорских языках, что свидетельствует о его исконно финском происхождении.

Озера Финляндии

Другая гипотеза основана на том, что в старину Ладожское озеро называли Нево. Проживающий на его берегах народ считал Неву устьем озера, следовательно река получила свое название в честь одноименного соседа.

Исток Невы. По центру - крепость

Еще одна гипотеза – шведская. В переводе с этого языка — Ny (en) — «Нева» обозначает «новая». Кстати, так же реку называли и немцы в официальном языке Ганзейского торгового союза.

Источник

Adblock
detector