Меню

Река табола рязанская область

ГЛАВА 1. Тени истории. Ратники с Таболы

На берегах рек Мечи и Таболы, где позднее возникнет город Ефремов, в XII-XIV веках, числом почти пятисот, существовали селения и городки, называемые селищами. Безобидное их население кормилось рекой и лесом: рыболовством, охотой и прославившим эти места бортничеством. Вековые леса, урожайные бортными деревьями, в которых жили пчёлы, войдут в песни и сказания. Один из этих лесов останется в истории как медовый, а вместе с ним — и устроенные при нём деревни Большие и Малые Медовые. Но это будет позднее, к концу XVI – началу XII века. А в 60-е годы XIII века прозовут эти места на Руси и будут звать много лет печально и страшно — «Дикое поле». Там не пахнет сладким мёдом, а только горькой степной полынью. Место без людей, безлюдная степь. Земля, где не будет осёдло жить никто несколько веков; земля, по которой пройдёт Муравский шлях – дорога, принёсшая на Русь смерть и разрушения. Путь отрядов Золотой Орды.
Слово «Табола» имеет корень «бол», который в ряде языков переводится как «сладкий». Воды реки сей, в древности, наверное, чистые, помутнеют от пены, падающей с боков чужих коней, переходящих её вброд, а потом покраснеют от крови, льющейся от схваток с иноземцами. Они будут приходить из степи — неумолимые, собранные из разных турецко-татарских племён; будут идти по ещё пока не ставшей диким полем земле широкой облавой, «волчьей стаей», специально разработанной хитрыми азиатскими полководцами стратегией; и вот уже с первых набегов мирные городки и селения стёрты с лица земли, их имена не сохранят даже летописи. Вчерашние бортники и рыболовы будут принимать неравный бой, но что медвежья рогатина или копьё — перед стенобитными машинами и другими татарскими приспособлениями для взятия городов? Селища падают одно за другим, татары рвутся к Московскому княжеству.
…Что бы мог рассказать белый Конь-Камень, гигантская глыба, окружённая вросшими в землю обломками, стоящая в двадцати пяти верстах от сегодняшнего города Ефремова? Камни говорить не умеют.
…Громадное облако летело от горизонта и становилось всё больше. Вначале слышались лишь лошадиное ржание и грохот многочисленных копыт. Но облако становилось на глазах гигантским, словно многоголовым, месивом, состоявшим из лошадиных и человеческих тел. Люди, не отделимые от коней, как будто родившиеся в сёдлах, в волчьих малахаях, с воем и улюлюканьем летящие на малорослых мохнатых лошадях. Не видно ног. Люди на копытах. Говор-крик на языке, которого не знают современные лингвисты, — сборный, из разных наречий. Воздух, напоённый запахом мёда и цветов, влажный от чистой журчащей воды, огласится звоном мечей; а потом запахнет кровью и диким зверьём — немытыми людскими телами и взмыленными, тяжело дышащими, привычными к схваткам татарскими лошадьми. Конь-Камень увидит пленников, которых в рогатках будут уводить в степь; и услышит стоны умирающих, их вопли на привычном его чуткому, пусть и каменному, уху славянском наречии. Ветер донесёт на белые бока Камня чёрный пепел от сожжённого селища. Муравский шлях, по которому уводят в Орду славянских рабов, будет залит слезами. И кто-то поднимет к небу глаза и призовёт: «Узри, Господи!»
Одна из легенд о Коне-Камне гласит, что некий надменный чужеземный богатырь ехал по заповедному лугу и не поклонился на привет красных девиц да молодых парней, сказав, что не кланяется никому. Ударил гром, сверкнула молния, и превратился гордец в камень.
…А можно поверить в иное. Вот шагом едут по степи нагруженные награбленной кладью татары, погоняя связанных пленников. Мордастый темник в узорчатом халате привычно дремлет в седле, сжимая в немытой лапе тяжёлую плеть. Откуда и почему в сумерках возник этот луг, незатоптанный и зелёный, не поняли ни сопящие ордынцы, «перебравшие» местного медового крепкого напитка, ни сгорбленные под тяжестью рогаток пленники. А он возник, и ясноглазые девушки, и улыбчивые парни молчаливой толпой — на нём. «Славные мне рабы», — подумал, наверное, темник, разлепляя заплывшие глаза-щелочки, и поднял тяжёлую плеть: «Взять их!» Почему вдруг загремел гром, и сверкнула молния в этот ясный, летний вечер перед праздником Иоанна Крестителя? Но темник и его отряд остались на дороге грудой камней.
«Свечи горят», — говорят люди, глядя на странное сияние раз в год, в ночь перед праздником, над Конём-Камнем. Помин невинно убиенных душ русских, или возмездие басурманам? Легенды и есть легенды. Белые бока коня — каменные…
Уцелевшие жители бежали на Оку. Ушли все почти разом, бросив всё и взяв лишь то, что можно унести. В 1389 году митрополит Пимен отправился в Царьград, и подробно, по дням, описывая своё путешествие, упоминая окрестности реки Таболы, заметил об этих местах, вплоть до Азова, на переезд по которым потратит тридцать дней, от четверга на Фоминой неделе до Вознесения: «Где стояли города и сёлы, где проживало большое количество людей, — там полное безлюдье… нигде не было видно людей, только пустыня, великое зверей множество: козы, лоси, волки, лисицы, выдры, медведи, бобры, орлы, гуси, лебеди, журавли и прочее…».
С уходом оседлого населения землёй стали владеть казаки, и татарские отряды, совершавшие набеги, столкнутся с серьезными противниками — с людьми, похожими на пчелиный рой, больно жалящий, многочисленный и стремительный.
По договорной грамоте великого князя Московского Ивана III с Рязанским князем от 9 июня 1488 года, территорию контролировали оба княжества, так как это было направление возможных татарских ударов. По Дону время от времени проходили купеческие большие караваны, и казаки сопровождали их. Так в 1499 году Меча становится базой, с которой отправляются русские посольства в Крым и Турцию. Посол Александр Голохвастов, направлявшийся к турецкому султану Баязету, грузился у Каменного Коня. Его сопровождали солидная охрана и большое количество купцов.
И рассказывают другую легенду о белом Коне-Камне. Что это — окаменевший бес, осмелившийся творить беззакония в день Ильи Пророка. А было это, наверное, так. Уже много лет здесь не жили люди, а белки в лесу, покрытом молодыми выросшими заново деревьями, людей не боялись. Ехали татары шагом, время от времени драли глотки, пугая первобытную лесную тишину. Вдруг с дерева прыгнул кто-то бесшумный, и последнее, что увидел татарский баскак, — казацкое лицо, полное ненависти. «Отгуляли, вражье племя!» – сказал кто-то, и умчались, как пчелиный рой. Стремительный, разозлённый и беспощадный!
Конь-Камень — памятник мужеству безвестных жителей с рек Таболы и Мечи. Просто белый камень, окружённый вросшими в землю обломками.
…»Володимирцы», «москвитины», рязанцы. Во всех русских городах такие прозвища давались тем людям, которые осели в чужом городе. «Таболины», «таболы» – выходцы с реки Таболы. Кто они были, эти люди или человек, давшие название селу Таболово? Ушедшие от набегов переселенцы, носившие название реки своей родины как фамилию? В грамоте Ивана III, жалующего земли свои суздальские сыну Юрию, в 1501 году упоминаются «Таболины деревни», и «Ивашка Козлов, Таболин сын» — тоже владелец села?
Территория, на которой возник Ефремов, относится к Куликову полю. Мало сохранилось документов о награждении князем отличившихся в битве. Но так хочется верить, что безвестный воевода, или казацкий атаман, приведший своих воинов на битву и отличившийся, получил из рук князя земельную грамоту и дал своей земле имя реки на которой родился, — Табол.
А «Дикое поле» будет оживать ещё два века. Против татарских набегов будут создавать засечную полосу, которая прикроет оказавшиеся за ней между верховьями Оки и Дона крепости Белёв, Одоев, Дидилов, Кашира, Коломна, Зарайск, прикроет тульско-рязанские окраины. И правительство Ивана Грозного продвинется в глубь «Дикого поля». Но задолго перед этим вольные «охочие» и служивые люди будут промышлять в лесках пристепья бортничеством.
Река Табола, на берегах которой растут бортные деревья. Река, пахнущая мёдом. Село Таболово — памятник мужеству русских воинов, дошедший к нам сквозь тени времён. Название села — отзвук неизвестных человеческих судеб.

Источник

Сплав по рекам Рязанской области:

Сухая Табола — небольшая речушка, длиной около 39 км, протекающая по Скопинскому и Милославскому районам Рязанской области, и Кимовскому району — Тульской. Берет свое начало в районе села Затворное Скопинского района. Течет по открытой местности. На реке много несколь запруд. Сухая Табола сливается с Мокрой Таболой примерно в 1,5 км от Дона, и далее впадает в Дон.

Дон (др.-греч. Τάναις — Танаис) — река в Европейской части России. По площади водосбора в Европе уступает только Волге, Днепру и Дунаю. Длина реки — 1870 км. Исток Дона расположен в северной части Среднерусской возвышенности, на высоте около 180 м над уровнем моря.

Считается, что Дон берет начало в черте города Новомосковск Тульской области, на шестикилометровом участке является границей между Рязанской (Милославский район) и Липецкой областями. Так что смело можно сказать, что Дон протекает и по Рязанской области.

В рамках изучения и покорения Дона, было осуществлено два сплава по реке с выходом по Сухой Таболе: первый 27-29 октября 2012г, второй — 4-6 июля 2014г.

Сплав по рекам Рязанской области:

Сухая Табола — Дон

(27-29 октября 2012 г.)

Данный фотоальбом повествует о событиях конца октября 2012 г., когда турклубом «Раскрывая горизонты» был осуществлен грандиозный сплав на резиновой лодке по рекам Сухая Табола, Дон от местечка Липяги Милославского р-на Рязанской области до населенного пункта Гаи того же района через Тульскую и Липецкую области.

Сухая Табола — Дон

(04-06 июля 2014г.)

Очередной сплав по рекам Сухая Табола и Дон.

Сплав Сухая Табола — Дон

Дон-2014

Сплав по р. Сухая Табола — Дон

Часть I. Сухая Табола — Дон (27 — 29 октября 2012 г.)

(Ряз.обл., Милославский р-он, п. Липяги — п. Гаи, Милославского р-на)

Неделю назад турклуб «Раскрывая горизонты» открывал для себя реку Ермишь северо-восточной части Рязанской области. В этот раз было решено использовать по максимуму последние благоприятные деньки, чтобы поставить жирную и запоминающуюся точку в «Летней кампании 2012», выбравшись в прямо противоположную часть карты. Наш выбор пал на юго-запад, реку Сухая Табола, по которой планировали осуществить давнюю мечту выбраться за пределы области и отвесить поклон Дону-батюшке.

И вот, 27 октября 2012 г.

На арендованной машине мы добрались до поселка Липяги. С самого утра незаладилось: то в машине возникла проблема, от чего пришлось немного задержаться со стартом; затем кратчайшая дорога от Скопина до Чернавы через н.п. Князево-Павловское-Богородицкое оказалась ужасной (надо было ехать через н.п. Павелец-Горлово). В итоге лишь в 14 ч мы достигли пункта назначения: п. Липяги, откуда от моста через Сухую Таболу и предстоял наш старт.

Надежды отплыть от моста не оправдались: из-за завалов на реке пришлось перетаскивать лодку и снаряжение, и грузиться сотней метров дальше. Но радость сплава оказалась также недолгой: несколько завалов на очередные сто-двести метров сплава серьезно замедлили наше передвижение — пришлось разгружать лодку, выбираться на берег, перетаскивать на сотню метров и снова загружаться. В итоге всех наших приключений мы, наконец-то, покинули населенный пункт и.

Читайте также:  Риу негру амазонка свадьба рек

. уперлись в дамбу.

Юра как настоящий рыболов предложил остановиться в этом месте на рыбалку, на что я риторически заметил, что мы здесь по другому поводу.

За дамбой река пошла узкая, словно ручей, но достаточно глубокая, чтобы пройти на лодке. Здесь уже ощущалось небольшое течение, которое вселяло надежду на наверстывание потерянного на обносах времени.

Немного дальше в ручей втекал левый приток реки и с этого места скорость течения заметно усилилась, правда нам пришлось изрядно поковыряться в густых зарослях ряски, где и потеряли все наверстанное время.

В очередном месте еще одна запруда с узким руслом, в котором бурлила и водопадом обрушивалась вода, преградила путь. На этот раз мы поняли, что Сухая Табола не такая и простая, как казалась на карте. Стновилось все яснее, что пройти запланированный на день маршрут не получится и пора бы подыскивать удобное место для ночлега, что оказалось также делом не простым. Дело в том, что сухая Табола — равнинная река, протекающая через степной район юго-западной части рязанщины. Для туриста это значит одно — отсутствие дров для костра и естественного укрытия от ветра и дождя. И это реальная проблема! Она усугублялась тем, что берега реки заболочены и не везде можно выйти и найти сухое, и вообще, — подходящее, — место.

Наконец-то удача улыбнулась нам, когдая за очередным поворотом на берегу появилось одиноко стоящее сухое дерево. В «стране без дров» это был убедительный знак свыше: именно здесь будет наш лагерь!

Выйдя на берег мы зашлепали по болоту. Удивительно, но на высоком берегу в траве стояла вода, возможно из-за дождей. Милославский район — сплошной чернозем: земля здесь черная, жирная. Возможно, что вода не успевала впитываться в почву. Нам пришлось поставить палатку на самой вершине бугра, на самом ветру. Хорошо, что ветер к вечеру стих.

. У костра и позже в палатке мы обсуждали наши планы. Было решено закругляться как можно раньше, так как планировали выйти с утра пораньше. Со всей очевидностью становилось ясно, что с такими темпами не успеваем вовремя добраться до финиша: за прошедший день мы прошли всего-то 4 км — меньше 0,1 из предстоявшего пятидесятикилометрового сплава.

Едва рассвело, мы тронулись в путь.

Стоит отметить, что течение на реке достаточно сильное, но многочисленные засоры и завалы замедляют движение. Начиная от места сегодняшнего старта мы уже не разгружали лодку, чтобы перебраться через засоры, а либо протискивались сквозь них, разгребая, либо, выходя на мелководье, просто протаскивали лодку через бревно.

Только когда добрались до очередной дамбы перед населенным пунктом Львовка, пришлось выгружаться и обноситься.

За дамбой река пошла чистая и нам больше не пришлось ни обноситься, ни выгружаться. Только у Львовки было решено выбраться на берег набрать воды в деревне, а заодно осмотреться с высокого холма, но кроме развалин ничего не обнаружили. Возможно деревня где-то и есть вдали от берега, но разыскивать ее не было времени.
Мы пошли дальше.

Когда впереди появились очертания Шаталовки мы приободрились: здесь можно было набрать воды.

Здесь река стала достаточно широкой. Лишь подойдя ближе к населенным пунктам Бутыровка — Колычовка, поняли причину — водохранилище. Нам предстоял путь в 1,2 километра против огромных волн с черепашьей скоростью, против ветра, который постоянно сносил к правому берегу. С одним передыхом, шли на изнеможение. Но после того, как достигли дамбы, испытали чувство гордости и удовлетворения от проделанной работы, и прекрасные дали были нам наградой.

На дамбе пришлось обноситься. Спустились на воду и в ближайшем благоприятном месте остановились на привал. Мы не перекусывали слишком долго — с самого утра. Хорошо, что в нашем распоряжении имеется газовая горелка: нет надобности в дровах, долгой готовке пищи на костре. Двадцать минут — и мы снова в лодке.

Дальше нас ждало самое интересное — сплав под дождем вдоль высоких берегов Сухой Таболы.

Дождь быстро усилися до проливного. В сгущающихся серых от дождя сумерках мимо нас проплывали населенные пункты, церкви разрушенно-восстанавливаемые со святыми источниками. Но пока было светло, надо было идти, ибо стремились до ночи наверстать максимум потерянного времени. Частые броды с бетонными столбами поперек реки и мостки замедляли движение. И чем глубже становились сумерки, тем трепетнее вслушивались в шумящую и гремящую неизвестность впереди.

Проливной дождь мешал фотографированию, пришлось технику убрать. В лодке набралось порядочно воды, штаны, не защищенные дождевиком, мокли. Пришлось достать мусорные пакеты и натянуть их на колени.

Здессь, за водохранилищем, течение реки усилилось, настолько, что порой лодку швыряло от берега к берегу и норовило развернуть корму. Река по-прежнему петляла с резкими поворотами на 90 градусов. Но нам это только доставляло удовольствие: еще ни на одной реке области мы не испытывали подобного течения, кроме, разве что, на Тырнице. Визуально заметно как впереди падает уровень реки и на этой стремнине мы ощущали себя словно на горной реке. Но стремительное течение в сумерках не давало второго шанса, и мы с опаской приближались к очередному порогу, цепляясь за прибрежные кусты, боясь порвать резиновую лодку.

На одном из таких резких поворотов нас бросило под нависшие над рекой ветки противоположного берега. Неуспели спохватиться, чтобы выправить судно, как нас тут же затянуло под тяжелые ветви. Холодная октябрьская вода хлынула в лодку. По пояс в воде мы боролись с ветвями, пытаясь приподнять и пролезть под ними. Ситуация отягчалась наличием на корме двух пакетов с вещами, за которые могли зацепиться ветки и вырвать их из лодки. Не сразу, все же удалось вырваться на свободу, к всеобщему облечгению.

В ближайшем подходящем месте выбрались на берег, но наполненную водой лодку утягивало течение. Юра приподнял нос, чтобы слить воду, но вместе с потоком воды с кормы уплыл пакет с палаткой, спальником и пенками. Я успел схватить пакет с рюкзаками и проводить взглядом уплывающий пакет с вещами. Нам так и не удалось его найти.

Несмотря на все злоключения, наше настроение оставалось в норме. Отчаиваться в любом смысле было бы глупо, т.к. выбраться из этой передряги могли только собственными усилиями. По пояс мокрые, с хлюпающей жижей в сапогах, мы могли выжить только пока двигались: стоило остановиться, как начинали мерзнуть.

На очередном непроходимом завале было решено подкрепиться и согреться горячим чаем. Природа была благосклонна к нам, умерив силу дождя до моросящего. Мне удалось развести костер в сырых зарослях на берегу. Я давно слышал, что сухие ветки и деревья даже под дождем остаются внутри сухими и достаточно счистить кору, чтобы добраться до сухой древесины. Настрогав щепок я разжег костер, правда Юра помог мне, плеснув немного средства для розжига. Стоит костру разгореться, как можно подкладывать мокрые ветки, которые быстро сохнут, или класть рядом, чтобы подсыхали.

Вскипятили на газовой горелке чай, согрелись, и снова в путь в кромешной темноте, хоть глаз коли. Налобные фонари слабо освещали берега, но в проливной дождь становились бесполезны: блики на каплях слепили глаза.

Когда достигли населенного пункта Устье, приободрились: где-то в полукилометре должен был быть Дон. Но в темноте незаметили, как окзались на нем, причем отмотали против течения с полкилометра. И только странные островки на середине реки заставили свериться с GPS-навигатором и понять где мы все-таки находимся.

И вот он — Дон! Дон-батюшка. Как мы стремились к нему, как мечтали выбраться за пределы области, пройтись по великой реке.

Однако, увиденное несколько разочаровало. Быть может, в другое время все было бы иначе, и виды цветущей зелени и яркий солнечный сухой день навевал бы нотки восхищения, но сейчас, промокшим под проливным дождем, обдуваемым ветром, толком не евшим, с затекшими от сидения в лодке членами, борющимся со сном, слипающимися глазами, от напряжения в которых уже стало мерещиться в кромешной темноте, нам даже негде было выйти на высоких берегах, чтобы размять ноги. Пара кратких мгновений отдыха в лодке у берега, во время которых проваливались в минутное забытье, помогли справиться со сном. Дальше идти стало легче.

Незаметно стало светать, в лодке перекусили. В кромешной тьме, едва заметные силуэты неизвестных деревень проплывали мимо нас. Навигатор подсказывал их наименования.

После 26 часов сплава с короткими привалами на перекус и разминание ног, часов в 10 прямо по курсу проявились очертания поселка Гаи. Наша радость на скорое переодевание в сухую одежду не оправдались — она вся отсырела в мокрых рюкзаках. Страшно промокла фотокамера, так что было не до фотосессии.

Теперь нам предстояло найти дорогу и выйти навстречу автомобилю, который заберет нас. Однако, дороги с подходящим покрытием неоказалось: один сплошной грунт, расплывшийся после суток дождя. Причем мы не сразу нашли подходящую дорогу на Екатериновку, к которой точно подходила асфальтированная дорога. Теперь нам предстоял пеший трансфер в 9 км с рюкзаками и лодкой.

Первым делом пришлось избавиться от лишнего груза: батона ржаного хлеба и пары килограммов картофеля, который мы снова не съели. Лодку загрузили на весла и понесли словно на носилаках (к сожалению, у нас пока нет пригодного для транспортировки лодки чехла). Примерно через три километра усталость дала о себе знать. К этому времени уже шесть часов в нас не поступала пища, причем последний перекус состоял из пары бутербродов. Вскоре изнеможение дало о себе знать. Я попросил о привале, но Юра неумолимо гнал, так как машина вот вот должна была приехать, а мы прошли только половину пути. Но как бы я ни старался, идти уже не мог. Когда неделю назад на Ермишинском водохранилище я почувствовал предел своих возможностей, то теперь понял, что то был не предел, а предел был достигнут только сейчас!

Мне требовался отдых, но Юра не давал шанса. В какой-то момент на коротком привале я почувствовал как меня заваливает на бок. Все, это был финиш! Если бы я пошел с рюкзаком дальше, то у меня просто отказало бы сердце или потерял сознание. Я помнил, что у Юры где-то в рюкзаке оставалась заветная палка колбасы, которая могла бы спасти положение и придать сил. Но тот боялся потерять время, а потому требовал идти дальше.

Это было нашей глубочайшей ошибкой за все время: ни в коем случае нельзя было так наплевательски относиться к собственному организму, лишая полноценного питания в таких экстремальных условиях. У меня просто не осталось энергии, чтобы двигаться. То время, что мы экономили на привалах и перекусах, мы теряли на слабом передвижении!

Читайте также:  Почему амазонка считается самой полноводной рекой

Известно, что во время больших физических нагрузок, человеческий организм хорошо справляется с чувствов голода, но при этом энергетические ресурсы тратятся, и если не восполнять их, то со временем усталость даст о себе знать, причем внезапно и в самый неподходящий момент. Нашей ошибкой было полагаться на полноценное питание у костра, в то время как оба в душе понимали, что весь наш сплав — полная авантюра. Ни при каких обстоятельствах мы бы не смогли пройти этот путь за двое суток. Нам нужно было запасаться пищей, не требующей приготовления, причем держать ее как можно ближе. Теперь-то мы знаем об этом, но тогда я оставил рюкзак и тронулся в путь к машине, которая уже ожидала нас в поселке.

Едва держась на ногах, расползающихся в стороны в раскисшей жиже, налипающей на сапогах, отчего их тяжесть становилась ощутимой, я брел не в силах глядеть куда-либо, кроме собственных ног. Вы видели, как ходит луноход? Едва перебирая ногами, шел, опираясь на весла. С черепашьей скоростью я выбирался, сам не зная почему послушав Юру, который в это время челночным способом по-частям перетаскивал вещи. Невероятным чудом все-таки удалось добраться до машины, которая увезла нас прочь.

Часть II. Дон (04-06 июля 2014 г.)

(Ряз.обл., Скопинский р-он, с. Троице-Орловка — п. Чернава, Милославского р-на)

В прошлое посещение Дона ранняя октябрьская ночь застала нас еще до входа в реку и мы едва ли смогли сделать правильное впечатление о ней с помощью тусклых фонариков, едва ли освещавших гладь сквозь блестки неунимающегося дождя. Лишь высокие берега реки, темными силуэтами высящиеся по сторонам, определяли ее русло. Потому-то так важно было для нас снова оказаться на Дону, теперь уже в светлое время суток.

На этот раз вечером в пятницу, после работы, на арендованной машине мы отправились в местечко Троице-Орловка и в половине 10-го вечера были на месте.

Конечно, не обошлось и без неприятностей в незнакомой местности: вместо того, чтобы двинуться по правому берегу речушки Дегтярка, мы двинулись по ее левому берегу и уперлись в непреодолимый глубокий ручей. В сгущавшихся сумерках и опустившемся тумане, возвращались назад в поисках возможности переправы. Карта и навигатор подсказывали, что где-то должен быть переход через ручей. Ориентируясь на звук журчащей воды, удалось найти сужение ручья. Уже в ночи мы перепрыгивали через ручей. Не смотря на то, что при этих маневрах потеряли не мало времени, зато набрали земляники для чая.

Далее путь привел в Алмазово, в лугах за которым и заночевали.

В половине 5-го утра мы уже выдвинулись, проспав что-то около 3-х часов. За плечами по рюкзаку, по очереди несем баул с лодкой. Через два с половиной часа и тяжелого перехода, мы свернули к Сухой Таболе около Огарево, не дойдя, как планировали, пары километров до Хованщины. Сухая Табола нас не мало удивила: пару лет назад осенние дождя наполнили реку, засушливое лето 2014 года высушило реку едва ли не до дна.

Река оказалась настолько мелководной, что чаще приходилось волочить лодку по острому, как бритва, каменистому дну, или преодолевать густые заросли камыша и кувшинок. Лишь после выхода в Дон нашим мучениям пришел конец.

Дно Дона оказалось наудивление заросшим водорослями: интересно, как здесь умудряются рыбачить, не обрывая лески?

А вот берега Дона очень высокие и обрывистые, что невозможно лодке пристать к берегу и выйти. Единственные выходы — все заполнены отдыхающими. Весь день мы плыли, не найдя подходящего места. И только однажды, к восьми часам вечера, нам повезло найти небольшую, всего лишь в полтора метра шириной площадку, то тут же решили пристать, отдохнуть и приготовить обед и ужин.

Мы специально планировали сплав на самые длинные дни в году, чтобы пройти некогда пройденный путь до темна. И все-таки не успели: ночь и усталость застали нас около полуночи у местечка Екатерининское. 15-ти часовой сплав закончился и начался пеший переход до Чернавы. К этому времени за спиной остались 8 пройденных километров, еще 38 водного пути. Торопясь успеть на первый автобус от Чернавы, требовалось идти всю ночь еще 18 км.

Однако, мы заблудились в местечке Прямоглядово и потеряли что-то около часа и трех километров пути: вместо изучения спутниковых карт, мы снова понадеялись на точность карт, однако указанного пути через ручей Панику найти не удалось.

Всю ночь шли до Чернавы, измученные, голодные, засыпая прямо на ходу. Зато успели добежать, с рюкзаками, лодкой наперевес до отходящего от остановки автобуса. Стоило запрыгнуть и расположиться в креслах, как сон победил нас.

Источник

Знакомимся! Река Сухая Табола.

Есть маршруты, на которые один не отправишься. Они либо сложны, либо неизвестны. А если едешь с другом, да ещё и таким же, как ты — готовым идти до конца. То русские дороги готовы занести в такие далекие дали, что навигатор скажет «Плохие условия приема», а сотовая связь будет предметом невероятной роскоши, за которым придётся лазить по деревьям и столбам! Так что, как только подвернулась возможность выехать не одному, а в паре — именно в такую даль и захотелось поехать!

В лес как то не хотелось. Нужен был простор. Скоро осень, и хотелось пройтись по полям, посмотреть на речку какую нибудь. Ну, и из дальнего ящика был извлечен план по освоению реки Сухая Табола. Маршрут не предвещал трудностей, за исключением того, что река петляла в полях и ожидалась трава по пояс. Но, что поделать. Какие наши годы.

Из Тулы до Кимовска мы доехали достаточно быстро. А потом. а потом приехал ПАЗик. И маршрут этого ПАЗика пролегал через все деревни, что были в той части Кимовского района. Как всегда, наша деревня была последней в списке. И расстояние в 70 км мы преодолевали 2,5 часа. Это была экскурсия по юго-востоку Кимовского района, всего за 110 рублей, но за то в ПАЗике.

Таким вот темпом мы и добрались до Д. Устье, опять же, Кимовского района. Первой нашей целью было увидеть место слияния реки С. Табола и Дона. К нему и пошли. Наша река проходила по краю деревни, поэтому, первое фото не заставило себя долго ждать.

Как нам показалось, трава была низкой на противоположном берегу, что давало надежду на то, что мы хоть какую то часть пути не будем испытывать дополнительные трудности, к сильнейшей жаре вдобавок.

Всего 1 км и вот он. Дон.

Мда, подзарос. Бывает и такое. Собака успешно спугнула какую то крупную птицу, сидящую в камышах, прямо под нами. Но ничего, это ведь только начало.

Проходим вдоль дона 100 метров, и вот, слева Сухая Табола.

Чтобы не было всё так просто, в месте слияния рек росла целая куча чудо кустов. Через которые, естественно, ничего не было видно. Так что, вот что получилось из слияния рек.

Это самое живописное, что получилось выжать из кадра) Да и ладно, мы не требовательны.

Сразу поясню, что мы пошли по реке от места её впадения, вверх по течению. А то запутаю Вас. Река уже впала, а мы всё идём куда то.

Перед самой деревней был мост, по которому можно было перебраться на другой берег, туда мы и отправились. Да что там мост. Реку можно перейти пешком, почти во всех местах, за исключением омутов. Усложнялось только тем, что если с одной стороны берег был пологий, то, с другой обязательно был овраг, метра три в высоту.

Как видите, глубина даже не по колено. Но, дно идеальное, каменное. Нет никаких болот и топей, ила и грязи. И это уже просто супер!!

А вот пример омута, рядом с мостом.

Во всех местах, где песок выходил на поверхность, были гнезда. В некоторые можно залезть полностью небольшому человеку. Что за гнезда — пока не ясно.

Едва перейдя реку — сразу же нас встречает жёлтая трясогузка.

А вот яркий пример крутого берега реки с одной стороны, и пологого — с другой.

Это уже метров 10. Для фото — просто сказка.

А ещё, мы заметили, что насколько видели глаза — нигде не было травы по пояс. Была сухая травка, типа газонной, или чуть выше. На вид и ощупь она была как будто высушена. Это здорово поднимало настроение, так как с самого начала лезть по зарослям очень сильно портит настроение)

Посреди поля что-то ищет цапля.

Так как мы были как на ладони, она заметила нас метров за 200 и покинула.

На заднем плане красовались брошенные коровники.

Растительность зелёного цвета была только в низинах, у самой реки. Вот Вам пример контраста цветов.

А вот расселина, где нет воды, и всё высушено, для сравнения.

Первый брод не заставил себя долго ждать. Вот тут уже зашли в воду, чтобы освежиться.

Немного походив и набрав воды в кеды и штаны, чтобы было по свежее, продолжаем пешую прогулку вдоль речки. Кстати, вода довольно холодная, что говорит о множестве родников и ключей на пути. Это нас радовало, поскольку мы планировали много времени провести на жаре, а запасы воды были не на пределе мечтаний.

И пошли под нашими ногами таять километры.

А, да. Увидели напротив одной из деревень кусочек местности, похожей на заросли и болота. Едва туда спустились и вот.

Редкая удача. Знакомимся.

Сам не понимаю, как мой фотик такой кадр освоил, но. просто сказка) Вид занесён в Красную книгу. На фото кадр, который приближает бабочек к выведению из книги, путем увеличения количества особей)

И тут же на реке обнаружился омут.

А вот омут сверху.

И вновь виды и километры синхронно менялись на нашем пути.

А вот и та самая цапля. Хотя, потом их стало попадаться гораздо больше.

Местность становилась всё более разнообразной, небольшие овраги стали большими, и успешно чередовались с низменностями, показывая нам всё разнообразие Тульской природы.

Едва не прошли мимо родника. Но чутьё не подвело — вернулись обратно.

Спасибо доброму человеку, который расширил его и немного обустроил. Такого плана родники делаются прямо в земле. Слева на фото можете увидеть выкопанную землю. Это значит, что здесь был совсем маленький ручеек, но кто-то прокопал яму и сделал микроплотину, чтобы вода была как в ванне.

Шли мы дальше, и места стали попадаться больше похожие на южные области, где протекает Дон. Вот Вам пример. Фото, сделанное стоя на месте, но в разные стороны.

Похоже на Тульскую.

А тут же, по правую руку — ну прям Ростовская.

Читайте также:  Уровень реки в таборах

Собственно, поэтому и была выбрана река, в качестве объекта исследования.

Без неё уже никуда просто.

А вот тут нас ждала первая засада.

Овраг высокий — обходить долго. Можно пройти по низу и подняться по каменистой почве. Хорошо, что пошёл первый. Под сухой почвой, на глубине 5-7 см. оказался текущий с огромной скоростью родник. Один шаг, и по колено под водой. Земля как тонкий лёд обламывалась под ногами. 4 шага я сделал, пока не вылез оттуда. Так что Вам на будущее — правильно расчитывайте свои действия в таких местах. В идеале, надо было взять палку и надавить на землю. Она бы обвалилась и всё было бы понятно. Но, я с таким не сталкивался никогда. Чтож, урок хороший, слава богу не зимой. А вот панорама долины этого подземного ручья.

Раньше был бурный поток, с перекатами. А теперь.

Холмы становились просто огромными, с отложениями известняка, местами каменистые, но почти без травы. Этот маршрут, как будто дал мне отдых, после последнего похода по Куликову полю, где трава была пояс.

А ПАНОРАМЫ ТО КАКИЕ С ЭТИХ ХОЛМОВ!

Как только закончились деревни, которых, кстати, было 2, сразу стали попадаться на глаза норы.

Какие то из них были совсем маленькими, а в какие то можно было залезть целиком) А вот мы подошли к отложениям, которые входили в список наших целей.

И спустившись вниз, делаем сногсшибательную фотографию панорамы берега реки.

Эти высотки уходят вверх более чем на 40 метров. С них и были сделаны фото панорам. Из-за мягкой породы и активного течения река за тысячи лет сделала себе вот такие коридоры. Видимо, раньше она была всё же гораздо шире и половодней.

Поднявшись обратно на высоту мы замечаем нашу вторую точку, в которой хотели отметиться — село под названием Хованщина.

Особый интерес представляла в селе церковь.

Но до села ещё надо дойти. Далее, около 4 км пришлось идти по полевой дороге, чтобы не потерять время, пробираясь по низине. Как нибудь я ещё вернусь сюда и изучу эту низину.

А вот и Хованщина.

Удивила и поразила чистота в селе. По крайней мере, там, где мы были, мусора почти не было. А в самом центре, в низине, была река наша. Посмотрите как там оформлено всё.

Мостики, низкая травка, ни грамма мусора — просто песня.

Что ж, а теперь церковь.

Церковь Архангела Михаила.

Построена между 1850 и 1855 годами. Архитектурный стиль — эклектика. Состояние — не функционирует.

Без лишних слов — внешний вид.

Внутрь зайти тоже представляется возможным, но, сначала — внизу увидели святой источник.

А теперь — заходим в церковь.

А потом я обратил внимание на орнамент. И мы как то задумались.

Я, конечно, никогда особо не обращал внимания на всякие рисунки, но эти мне показались странными. Смотреть лучше в галерее фото, но и тут можно разглядеть.

Позади всех святых видны черти какие-то.

А это вообще ни в какие рамки не лезет. Сцена казни. Внизу — тело, в руках — голова.

Кто-то это может пояснить?

Вообщем, ещё несколько фото и уходим отсюда. И без того не очень то к церкви был, а тут только усугубил)

Как всегда 1 фотка, но кривая. Вот специально править не буду.

У окна. Дубы произрастают.

Вид из окна на село — просто сказка.

Напоследок — панорама со стороны святого источника.

Сам святой источник, из-за количества людей не фотографировал. Скажу одно — мне было приятно, что мы набрали воды, но не приятно подходить к источнику. Неприятно из-за людей. Из трубы лилась вода на бетонный пол и стекала в бетонную ванну и дальше, в реку. И я увидел, что возле трубы самой, откуда воду набирают, сидят бабы босиком, и им вода под ноги льётся. Ладно бы там белоснежки сидели, там были бабуны реальные, с грибком на ногах одна. А в полуметре от их ласт набираешь воду. Да ёпрст, уйди в бетонную ванну — и сиди там вся. Что стоять у родника то? Вообщем, как только встретили людей — сразу разочаровались.

Не останавливаясь на отдых двинулись далее. С другой стороны деревни открылся более печальный вид брошенных домов и уходящего былого величия.

Но такое встречается повсеместно, поэтому, какого-то супер удивления уже не вызывает. Вот, если бы тут всё было засеяно и застроено — мы бы удивились. А вот мост ещё один, в деревне, через Сухую Таболу.

Ещё около 5ти километров мы шли по полевой дороге, то пересекаясь с рекой, то отдаляясь от неё. Это время мы тратили на разговоры, поэтому, вот Вам несколько фото реки, уже более близкой к своему истоку. Надо сказать так же, что всего навсего 39 км протяженность всей реки. И в этот день мы увидели последние 22 из них.

Здесь река уже вела себя спокойней, и местами была сильно заболочена. А причиной всему этому стала построенная в советское время плотина, которая выше по течению, в районе д. Молоденки создала огромный пруд, больше 3 км в длину и с рукавом под 2 км длиной. Там то и задерживалась вода. Оттуда же она и выкачивались местными фермерами.

На пути нашем стали попадаться стада коров — сначала даже не поверили! Неужели у нас кто-то занимается этим опять. ДА!

По дороге полевой туда-сюда шныряли КамАЗы и с/х техника.

А в перепаханных полях тусовались трясогузки, вперемешку с цаплями)

И вот, наконец — пруд.

Это вид с плотины. А справа стояли насосы, выкачивающие жизнь из пруда. Рыбы тут давно не осталось. За последние 10 лет её выбили сетями и всякими подобными средствами, от которых, при упоминании, нервы поднимаются. Не будем о плохом.

Это и было нашей последней точкой в путешествии. Только вот автобусов в то время оттуда уже нет.

А вот тут наступает время для обещанной мной ночевки в поле. Теперь я был не один и в полной мере оценить, что и как в августе ночью. Почему в полной мере? Да потому что у нас не было ни палаток, ни машины, ни дров — всё делать самим.

Вот и отправились мы искать место для ночевки.

Около получаса — и мы вроде нашли что-то похожее на место для лагеря.

Беда одна. За всё лето тут пожгли всё, что горело. Поэтому мой друг Владимир отправился на поиски сухих ив. Хуже этого дерева на костер — не придумаешь. Ива плохо разгорается, а когда разойдётся — прогорает в момент. Вообщем, собрав достаточное количество дров — мы взялись за костер. Были и свои трудности, но о них не буду. Уточню только об одной.

Никогда не кладите бутылку с холодной родниковой водой в рюкзак, там, где лежат спички и одежда. Конденсат. Всё промокло. Но нас это не напрягло. Костер мы не разжигали до самого заката.

Где-то после 21:00 наступила полная тьма. До этого времени над нами всё время кружили цапли, но было уже темно их фотографировать, к тому же — налету. Только вот этот друг согласился позировать, и то недолго.

Вот так горит костер из ивы. Нет медленных язычков пламени и жара — есть ощущение, что горит какая то смесь, с выделением струек газа.

К тому же, ночью мы отвлеклись всего на пару минут и костер потух. Причём углей не осталось и пришлось разжигать всё заново.

Ночь выдалась терпимой, лежали мы на земле, в лёгких куртках, и ни грамма не мерзли. Конечно же общались, много общались. И какую бы тему не начинали, от природы, до работы — всё заканчивалось Украиной. блин.

4 утра. Дров хватило как раз до рассвета, как по часам меряли)

Ни спали ни минуты. Поэтому, на первом же автобусе решили покинуть пруд и ехать домой из д. Молоденки.

Туман стоял что надо. Казалось, чем больше светает — тем больше холодает. Хотя, росы почти не было.

Опять же, вид с плотины, когда мы шли в деревню.

А это уже панорама местности у Молоденок. Предрассветное время, и максимальное приближение — так что за качество не отвечаю. Фото получались как будто сделаны акварелью. Видимо, из-за тумана и недостатка света.

Обратите внимание на дальние горизонты. Там Рязанская область. И туманы. Прям картина. В галерее видно ещё 4 поля дальше.

А вот цапля и рыбак.

А меня так не подпускала. Оказалось, она спала. Потом резко дернулась и полетела. Но кадр получился супер. Если честно, мне утренние фото понравились даже больше вечерних. В них какой то шарм предрассветный заложен, и слегка размытое изображение как нельзя лучше обрисовало картину.

Уже через пол часа мы стояли на остановке автобуса и покорно ждали возвращения домой. А впереди было ещё 3 часа пути до дома.

Напоследок, идя к остановке, в рассветных сумерках, нам попалась в объектив всего на один кадр ласточка-патриот, выкрашенная в цвета государственного флага!

Вот такой получился маршрут по одной отдаленной реке нашей области. Обязательно вернёмся сюда ещё, и пройдём к самому истоку, в соседнюю область!

Кстати, вся дорога нам обошлась в 700 рублей на человека, как по мне — это дорого.

Источник



Сухая Табола

Реки

Сухая Табола — река в России, протекает в Тульской и Рязанской областях. Левый приток реки Мокрая Табола.

Река Сухая Табола берёт начало близ села Затворное Скопинского района Рязанской области. Течёт по открытой местности в юго-восточном направлении, пересекает границу Тульской области. На реке образовано несколько прудов. Сухая Табола сливается с Мокрой Таболой у деревни Крюково Кимовского района. Устье реки находится в 1,5 км по левому берегу реки Мокрая Табола. Длина реки составляет 39 км, площадь водосборного бассейна 323 км². На высоком коренном берегу реки Таболы находится Пустое Красное городище, где археологами найдено древнерусское поселение первой половины XII века.

Притоки (км от устья)

  • 8,2 км: река Дриска (лв)
  • 13 км: река Дегтярка (пр)

По данным государственного водного реестра России относится к Донскому бассейновому округу, водохозяйственный участок реки — Дон от истока до города Задонск, без рек Красивая Меча и Сосна, речной подбассейн реки — бассейны притоков Дона до впадения Хопра. Речной бассейн реки — Дон (российская часть бассейна).

По данным геоинформационной системы водохозяйственного районирования территории РФ, подготовленной Федеральным агентством водных ресурсов:

  • Код водного объекта в государственном водном реестре — 05010100312107000000359
  • Код по гидрологической изученности (ГИ) — 107000035
  • Код бассейна — 05.01.01.003
  • Номер тома по ГИ — 07
  • Выпуск по ГИ — 0

Источник

Adblock
detector