Меню

Реки с золотом в дагестане

Реки с золотом в дагестане

История золотодобычи на Кавказе уходит своими корнями в глубокую древность. Достаточно вспомнить легенду о Золотом Руне и поход аргонавтов, рассказы Страбона и других античных и средневековых авторов.
В этой статье читатель познакомится с двумя публикациями, которые печатались более 100 лет назад. В этих работах рассказывается о фактах добычи золота на Кавказе.
Что рассказывала своим читателям газета в «Кавказ» 1850 г.

«Описание месторождений минералов, открытых в Закавказском крае с 1799 по 1848 год.
О золотоносных песках близ города Моздока в реке Терек.

Город Моздок находится в ставропольской губернии, на левой стороне реки Терека, на расстоянии от Ставрополя на 281 версту, в котором в 1820 году находился иезуит Римско-католической церкви, Патер Гандри, и добывал секретно золото на левом берегу реки Терек, что дознано было в 1827 уже году, служившим при начальнике бывшей Кавказской области, надворным советником Юпоша-Залуцким и доведено до сведения начальства в начале 1833 года. Вследствие чего командирован был для открытия этих золотоносных россыпей обер гитен фор валтер Фоллендорф, (прим. З. Маргиева. В «Табели о рангах» введенном в России Петром I эта должность соответствовала воинскому званию «лейтенант». Гражданскому (статскому) — секретарь в надворных судах, канцеляриях и в губерниях) который донес, что хотя было предписано ему узнать от самого Патера Гандри, где он добывал золото, но как Патер этот выслан заграницу еще в 1828 г., то он Фоллендорф и не мог узнать ничего, а потому начал делать разведки по левой стороне реки Терека, в 3-х верстах от города до впадения в оный реки Малки и в самой Малке, и на всем этом пространстве, как в речном песке, так и в береговых наносах, равно и по правую сторону этих рек находил очень мелкое золото, которого содержится во ста пудах песку до 1/8 золотника и не много более.
Свойство золотосодержащего пласта состоит в следующем: с поверхности ниже торфа, слой которого бывает толщиною от ½ до 1 ½ аршина, лежит слой наносного песку желтоватого, а иногда сероватого цвета, толщиною до ¾ аршина. За ним следует слой глины, синего, а иногда серого цвета толщиною до 1 аршина. Оба эти слоя не содержат в себе золото. Под этим слоем лежит песок, состоящий из галек, кварца, трапа, глинистого сланца и частью порфира, которые округлостью своей показывают отдаленность их месторождения. Верхняя часть этого пласта содержит в себе более золота, чем средняя и нижняя, но больше 1 ½ аршина углубляться в оный нельзя, по случаю притоков подземной воды. Г. Фоллендорф, как видно из вышеобъявленного, делал поиски золота по реке Тереку только на пространстве от города Моздока до реки Малки, и немного в этой реке. Других же рек впадающих с правой стороны в Терек не испытывал, равно не исследовал самого Терека от Владикавказа до Малки, по случаю приключившейся ему болезни.
О всем этом донесено Казенною Экспедициею Г. Глвноуправляющему Грузиею, Барону Розену, в Октябре месяце 1834 года, а им сообщено Г. Министру Финансов, с обещанием послать для точного исследования реки Терека горного инженера, как только представится к тому возможность. Но чтобы было это исполнено, из дел не видно».

Вторая работа: «Извлечение из доклада П. Д. Давидова о минеральных богатствах Закавказского края вообще, о меди и золоте в особенности, читанного в экстраординарном собрании Одесского отделения Императорского русского технического общества, от 12 октября 1884 г. (Сборник сведений о Кутаисской губернии Выпуск 1 1885 г.)

«Не утруждая читателя другими сказаниями о Колхиде, я полагаю, что будет вполне достаточно отметить лишь факты касательно русского владычества в Закавказье, т. е. с начала столетия и до наших дней.
Вот они в хронологическом порядке:
1. В 1801 году, генерал-майор Лазарев доносил генерал-лейтенанту Кноррингу, между прочим: «с золотых же рудников все золото попадает в пользу царя Грузинского».
2. В 1802 году, генерал-майор Мусин-Пушкин, в донесении тому же Кноррингу, просит его усилит команду казаков для охранения от нападения лезгин богатые золотые прииски казаков. (Я полагаю, что сказанное относится к местности в окрестностях селения Ахтала, по реке Акстаф, Казахском уезде).
3. В 1830 году, в «Тифлисских ведомостях» была напечатана статья «Мнения горного инженера о золотоносности россыпей Куринской долины (автор неизвестен), в которой указывается на богатства россыпей в долине реки Куры и настаивается о необходимости серьезных разведок.
Примечание. Высокоуважаемый исследователь Кавказа г. Фредерик Баэрн удостоверял меня, что золотоносность верховьев реки Куры несомненна.
4. В 1830 году, горный инженер Гурьев, производивший разведки от казны, удостоверяет, что в окрестностях Елисаветополя и на реке Кашгара оказывается золото («Горный Журнал», 1830 году)…
…6. В 1851 году, в «Тифлисских Ведомостях», в статье «О промышленности в Тушино-Пшаво-Хевсурском округе», помещены сведения, что в нагорной Кахетии находятся серебряные и золотые руды, разрабатываемые по приказанию Шамиля.
7. В 1852 году горный инженер Иваницкий, по поручению золотопромышленника Асташова, производил разведки на Малом Кавказе и нашел в долине реки Акстафы золотые россыпи, с содержанием золота до одного золотника во ста пудах песку.
8. В 1853 году, производил поиски золота князь Бебутов и по рекам: Абас-Туман, Поцховка, Уравелька, а также в Кубанской и Терской областях и нашел их золотоносными.
В 1866 году, француз родом, некто Поль Кастенг, работавший много лет на приисках в Калифорнии и затем силой обстоятельств очутившийся на Кавказе, затратил все свои средства (до 10.000 руб.) на поиски золота в долине реки Ингура). Труд г-на Кастенга увенчался полным успехом.
… Кастенг заверял меня, что месторождения эти богаче Калифорнийских…
…Мой вывод из вышесказанного я формулирую приблизительно так:
«Все реки Кавказа, долины которые хотя отчасти пролегают по основным палеозойским сланцам золотоносны, и золото в аллювиальных наносах речных долин обязано своим происхождением размывам исключительно систем оруденелых кварцевых жил и пластов, подчиненных основным палеозойским сланцам».
Сделаем небольшое отступление. На Кавказе исстари оружие горцев, грузин, и даже армян, сделанные конские уборы и домашняя утварь изобильно украшались и теперь украшаются серебром. Спросите, откуда его такое множество? Вам всюду дадут один ответ: «свое собственное, наше местное серебро!» Кто же его добывал и когда? «Мы сами, наши отцы и деды, прежде и теперь, всегда добывали!» И этот факт неопровержимый, тем более, что свинцово-серебряные руды в горах Кавказа разбросаны в громадном количестве.
Ведя в течение столетия войны, горские народы Кавказа свинца не покупали.
Существует в крае и один казенный свинцово-серебряный Алагирский завод.
Хребты большого и малого Кавказа, главнейший же Эльбрус, содержат в недрах своих все то золото, которое тысячи лет вымывалось и продолжает вымываться теперь, разнесено и разносится еще по долинам рек и ручьев, берущих свое начало на покатостях сказанных гор.
Кубань, Терек, Ингур, Рион, Кура, Иора, Алазань, Акстафа, бассейн Гокчайского озера, вот пространство золотосодержащей местности (не менее 150.000 квадратных верст), которому может позавидовать сама Калифорния.
Заговорив о Калифорнии, я припоминаю, что до 1849 года о ее богатствах ничего не было слышно. 19 января 1848 года подписан в Гваделупе Гидальго мирный трактат, по которому Калифорния перешла из рук не предприимчивых мексиканцев во владение Соединенных Штатов. Счастливы случай указал простому милиционеру, мормону Джеймсу Маршалю, на водяной лесопильне, построенной на притоке реки Сокраменто и принадлежавшей капитану Суттеру, на которую он поступил простым рабочим, признаки золота в ручье. Это было начало.
Прошло много лет и президент Линкольн сказал президенту федеральной палаты мистеру Кольфаксу, отправляющемуся для осмотра рудников фар-Беста:
— Прощайте, Кольфакс, скажите горнорабочим, что я специально занят заботами об улучшении их быта. Соединенные Штаты есть сокровищница всего земного шара!
Это были последние слова, сказанные публично Линкольном. Несколько минут спустя он уехал в театр, где был убит Бутом.
Перехожу к Кавказу. Аргонавты принесли первую весть о Золотом Руне, и с тех пор богатства Колхиды считались традиционными.
Еще Страбон писал о них. В Кафу генуэзцы ввозили золото из побережий Кавказа. Крымские ханы брали дань с кавказских горцев слитками золота. Цари грузинские и имеретинские сдавали разработку золотых приисков на откуп.
Выше было перечислено, что в течение нынешнего столетия (примечание Заура Маргиева. IX век) работы многих лиц и в разных местах констатировали присутствие золота, как факт несомненный.
Россия в Закавказье имеет свою Калифорнию. На это следует обратить особое внимание правительства…»

Продолжая рассказ о золотоносных приисках Кавказа, я вновь обращаюсь к прессе прошлых веков. На этих страницах читатель сам непосредственно узнает, как в Российской империи было поставлено дело по разведке золотоносных пород. И вновь обратимся к газете «Кавказ», авторитет которой и сегодня не утратил своего значения и продолжает открывать новые горизонты теперь уже для наших современников.
Газета «Кавказ» 1850 г. №№ 39, 41.
Слог сохранен

«Описание месторождений минералов, открытых в Закавказском крае с 1799 по 1848 год.

Предлагаемая статья составлена одни трудолюбивым чиновником, по официальным бумагам, и содержит в себе систематическое описание руд золотых, серебренных, свинцовых медных и железных, находящихся в Закавказье. Кроме того в ней говорится о сере, каменной соли, каменноугольных приисках, нефтяных колодцах и проч. Чтобы не наскучить своим читателям однообразием мы станем печатать это сочинение не в каждом № Кавказа, но разделив на статьи, от времени до времени. Хотя уже в нашей газете и было несколько статей о золоте – но все таки мы помещаем статью: О золотых приисках, зная из опыта, что золото не такая вещь, которою можно было бы наскучить людям.

О золотых приисках в Тифлисском уезде.

а) На горе Яглудж и в реках: Дебед, Храм и Алгет.

…Обращаюсь к пространству, лежащему от Тифлиса до красного моста, или реки Храма, где также делались поиски золота в 1820 году, бывшим горным начальником Карпинским, который осматривал это пространство и заметил признаки золота в горах, находящихся в 30 верстах от Тифлиса, между селениями Саганлуг и Дамурчасал, называемых Яглуджа, и в реках Дебед, Храм и Алгет, но по видимому решительного исследования не делал, в чем удостоверяет то, что он в 1828 году лично намеревался произвести точнейшие разведки в этих местах, но было ли это исполнено – из дел не видно. Вернее всего, что не было, потому что в 1832 году назначен был для разведки этих мест обер гитен фор валтер 8-го класса Фоллендорф, (прим. З. Маргиева. В «Табели о рангах» введенном в России Петром I эта должность соответствовала воинскому званию «лейтенант». Гражданскому (статскому) — секретарь в надворных судах, канцеляриях и в губерниях) и в инструкции данной ему сказано, что об оных нет в делах ни каких сведений. Г. Фоллендорфом также не было ничего сделано по случаю наступившей осенней ненастной погоды, и из дел не видно, чтобы впоследствии было предпринимаемо что либо к отысканию в этих местах золота.

О разведках, произведенных на золото в Имерети, Мингрелии и Гурии.

После равнины, простирающейся от Тифлиса до Елисаветполя (прим. З. Маргиева Елисаветполь (Гянжа), бывшая столица Ганжинского ханства. В период с 1804 по 1918 год назывался Елисаветполь. В 1935 году переименован в Кировабад (в честь С. М. Кирова), в 1989 году восстановлено название Гянджа. Гянджа – второй по величине город в Азербайджане) и Казахского золотого прииска – внимание начальства обращено было на Имеретию, Мингрелию и Гурию, в черте коих по сказаниям историков, полагается древняя Колхида. Туда послана была горная партия в 1805 году, для отыскания разного рода минералов, а в том числе и золотоносных россыпей. Партия эта, исследовав помянутую страну и отыскав разные минералы, золота нигде не могла открыть не смотря, что этот благородный металл, обращал на себя все ее внимание. После чего, страна эта оставалась в покое до 1821 года, в котором Г. Главноуправлявший Грузией, генерал от инфантерии Ермолов, обратил вновь внимание на древнюю Колхиду, поручив горному начальнику в Грузии, Карпинскому, обозреть Гурию и Мингрелию и точнее исследовать оные. Г. Карпинский, приступив к исполнению этого, имел в виду в особенности отыскать те намывные слои в горах, береговые и речные наносы, из которых, как повествует история сего края, жители Сванетской области извлекали в большом количестве самородное золото, чрез погружение рун в реки Рион и Цхенис-цкали. По этому Г. Карпинский испытывал с особенно тщательно намывные пласты, береговые наносы и речные пески, во многих местах Гурии, Имеретии и Мингрелии, но при точнейших исследованиях нигде не приметил и признаков золота. По окончании своих разведок Г. Карпинский получил сведение, что в 15 верстах от местечка Озургет, между деревней Оанез и крепостью Оскано, находится обширная возвышенная плоскость, называемая по татарски (чизил-даг) золотая гора. Каковое наименование горы побудило его осмотреть оную со всею подробностью, и оказалось, что она состоит из пластов глинистого сланца, с тонкими промойками железной охры, песчаного камня и желтой глины, с рассеянными крупинками железного колчедана.
В 1824 году командированы были в Имеретию, Мингрелию и Гурию, для окончательного осмотра оных, Гг. Воскобойников и Крыжановский, но и они не успели отыскать золото.
О всех разведках этих донесено было подробно Г. Министру Финансов в феврале месяце 1827 года, вследствие замечаний путешествовавшего по здешнему краю Г. Гамба. (прим. З. Маргиева. Французский консул в Тифлисе, известный путешественник и ученый кавалер (chevalier) Жак Франсуа Гамба (1763-1833 гг.) (о нем М. Ю. Лермонтов упоминает в своем романе «Герой нашего времени»). Записки Гамба в двух томах вышли в свет в Париже в 1826 году под названием «Путешествие в Южную Россию и преимущественно в Кавказские области») Его Сиятельство, рассмотрев оные отозвался, что осмотры описанных мест были не основательны, а вскоре после того дело это было рассмотрено в исполнение Высочайшей воли Государя Императора, в Горном Департаменте, который заключил: что причину неудачных покушений к учреждению в Грузии горного производства, едва ли не составляли неудобства и затруднения, коими от разных обстоятельств сопровождались всегда горные разведки. Вследствие чего Высочайше повелено приступить вновь к обследованию края. Рассуждение и заключение Департамента Горных и Соляных дел, напечатано подробно в XII книге горного журнала 1827 года.
После этого, Имеретия, Мингрелия и Гурия, подвергались неоднократно частным исследованиям. На последок решительному в 1843 году, которое делано горным чиновником Картероном, исследовавшем там все свинцовые месторождения, но и Г. Картерон не упоминает в описании своем, чтобы нашел он хоть малейшие признаки, где либо золота.

Читайте также:  Реки глазуновского района орловской области

Об испытании на золото руд и об открытых месторождениях золота в разных местах Закавказского края.

Об испытании на золото Нарского, Баганского и Загинского ущелий.
В 1826 году Горский окружной начальник доставил к управляющему Грузией, генерал-лейтенанту Вельяминову, разные породы, изъятые из ущелий Нарского, Ваганского и Загинского, содержащие по его мнению золото. Породы эти подвергнуты были горной экспедицией испытанию и оказались состоящими: а) взятая из Нарского ущелья, из наносной глины, произошедшей от разрушения горных пород флецевого образования, (прим. З. Маргиева. «Флец» – горн., нем. пласт, слой, сланец. Горизонтальный пласт полезной горной породы) в которой ничего металлического не найдено. б) из Ваганского, из затверделой глины, заключающей в себе частички одного колчедана; и в) Загинского, из сплошного полевого шпата, (прим. З. Маргиева. Шпаты – минералы, легко раскалывающиеся на пластины. Термин шведского происхождения. «Полевой» – ввиду частого нахождения обломков на шведских пашнях) имеющего в примеси кварцевые зерна. Эти породы в здешнем крае есть обыкновенные, и, имея отчасти пустоты, окрашенные окисью железа, произошедшим от разрушения колчедана, делаются сходными с Березовскими золотосодержащими рудами.

О золотых россыпях подозреваемых в Абаранской долине.
Абаранская долина находится в бывшей армянской области, нынешнем Эриванском уезде, через которую протекает река Абаранка, берущая начало свое в Алагезских горах. Командированный в 1828 году маркшейдер (прим. З. Маргиева. Специалист по разведке и геологической разработке залежей полезных ископаемых) Кун, для геогностического описания армянской области, написал: что долина эта показывается способной к содержанию золотоносных песков, потому, что она усеяна множеством крупных и остроконечных галек, пород первозданных и переходного образования, и что в реку Абаранку впадает множество речек, берущих начало тоже из Алагезских гор. Г. Кун, по неимению при себе ручных верстаков, не мог сделать удовлетворительного испытания этой новой долины на золото. Долина сия вследствие времени также не подвергалась никакому исследованию, хотя несколько раз после того посылались в ту сторону горные чиновники, в числе которых один только Воскобойников, командированный в 1832 году в армянскую область, для исследования кошенили, (прим. З. Маргиева. Насекомое, из самок которых добывают вещество, используемое для получения красного красителя – кармина) пытался искать золотоносные россыпи в Дарачичагской и побочных ей долинах, но ни где оных не открыл.

О золотоносных россыпях, подозреваемых в реках, впадающих в озеро Гокчу.
(Прим. З. Маргиева. Гокча – озеро в Закавказье (в древности Гёгаркуни, у армян – Севанга, Севан)
Озеро Гокча, или Гёг-чай, находится в нынешнем Эриванском уезде в 172 верстах от Тифлиса. Оно хранит воды свои на возвышении гор отделяющих Эриванский уезд от Елисаветпольского. Поверхность воды озера по измерению Г. Абиха, (прим. З. Маргиева Отто Вильгельм Герман фон Абих 1806-1886 – немецкий геолог, естествоиспытатель и путешественник. Один из основоположников геологического изучения Кавказа) выше морского уровня на 5873 английских фута, породы составляющие берега, в особенности северный, подробно объяснены в геологических описаниях маркшейдера Куна и берг-гешворена (прим. З. Маргиева. Устар. (нем. Berggeshworner). Горный надзиратель. Горный чин XII класса, а также должностное лицо, наблюдающее за ходом работ внутри рудника.) Гурьева, путешествовавших в 1828 году. Г. Кун в описании своем, между прочим, говорит, что ручьи и реки, втекающие с юго-восточной стороны в озеро Гокчу, суда по местному положению, могут содержать большое количество золотоносных россыпей. Озеро Гокча после того многократно было осмотрено и описано разными горными чиновниками, но ни в одном из этих описаний не встречается, чтобы кто либо делал попытку на отыскание в указанных Куном местах золота.

О золоте в реке Залибанчай.

Река Залибанчай, протекающая по Закатальскому ущелью, в самом близком расстоянии от крепости Закатал, на востоке от оной, была испытана в 1831 году гиттенфелвартером Клейменом, который нашел в оной, равно и в возвышенных берегах ее, состоящих из глинистого и песчаного наносов – присутствие золота в виде тончайших блесток. Пески в реке и береговых наносах состоят преимущественно из фаллада или аспидного сланца (прим. З. Маргиева. Черная легко колющаяся на тонкие слои разность глинистого сланца) и жильного кварца, заключающего в себе медный м железный колчеданы и свинцовый блеск т. е. пород из которых состоит южная часть Кавказских гор, составляющих границу Кахетии и Джаро-Белоканского округа, а равно и полевого шпата, на котором покоятся известковые пласты и глинистые и песчаные наносы.
Река Залибанчай и ее береговые наносы, как видно из донесений Г. Клейменова, были подвергнуты им только легкому испытанию, без определения количества золота заключающегося по принятому правилу во ста пудах. Об открытии этом донесено было в том же году Г. Главноуправляющему Грузией, но чтобы россыпи эти были впоследствии испытаны с точностью, того из дел не видно.

Об испытании на золото руд отысканных в ущельях Цохва и Пацора.

Ущелья Цохва и Пацора находятся в Тушетии. Князь Штаб-ротмистр Челокаев (прим. З. Маргиева. Князья Чолакашвили происходят от генуэзских итальянцев, которые около 1100 года по Р. Х. прибыли и покорили Кирими (Крым). Переселенцы эти вели обширную торговлю от моря Понтийского до моря Каспийского. Одному из их предводителей по¬нравилось местечко Гемри в Дагестане, куда он и переселился с множеством народа. Их теперь называют геноэлами (генуэзцами) и кобачи. Предводителя этих генуэзцев дагестанцы прозвали Чолага (буквально: «левша»). Но так как Чолага, имея множество баранты и рогатого скота, травил пастбища и стеснял местных жителей, то, но этой причине, туземцы восстали против него, ограбили его и изгнали. Чолага со всем своим семейством по Дербентской дороге прибыл в Грузию к царю Георгию в 1320 году. Царь Георгий принял его весьма благосклонно, так как и сам Чолага и его предки много услуг оказывали Грузии и царям ее. И по сей причине, царь утвердил его в княжеском достоинстве и подарил угодья в Кахетии.
С тех пор, как известно из истории Грузии М. Джанашвили, эти генуэзцы Чолакашвили играли выдающуюся роль в судьбах картвельского народа, но особенно, же владетелей Кахетии, где они исключительно бывали министрами, главнокомандующими, епископами и воспитателями царей.) открыл там золотоносные руды, именно при селениях Чаглаури и Жвелуртах, и довел о том до сведения Г. Главнокомандующего Грузией, в июле месяце 1883 года. Представил две пробы рудных земель, объясняя, что взятые из этих земель руды, были пробованы греком Ильёю Георговым, и оказались по удостоверению его, содержащими натуральное золото.
Казенная экспедиция, получив от Г. Главнокомандующего докладную записку Князя Челокаева, без проб земли, и усмотрев из имеющейся на оной резолюции, которой велено передать ее оберберггауптману 5-го класса Осипову, полагала, что пробы земли находятся у Г. Осипова, а потому просила его уведомления, какого достоинства те труды и где оные находятся. Но Г. Осипов за многими повторениями, не отвечал на это до 1838 года. В этом же году написал, что он никаких руд от Князя Челокаева не получал и сам Челокаев к нему появлялся, несмотря, что о высылке его было предписано от горного отделения, Тифлисской градской Полиции в том же 1833 году.
Прежде сего, именно в 1832 году, была представлена к Г. Главноуправляющему Грузией Сигнахским жителем, Рустамовым, имевшим в рудо искательной партии своей грека Георгова, руда под названием золотой, и золото выплавленное из оной. Золотоносная руда эта, по показанию Рустамова, отыскана им в Тушетии (но где именно не объяснено) по испытании которой оказалось, что она заключает в себе один только медный колчедан, без малейшего признака золота. Это обстоятельство заставило собрать сведение, каким образом выплавлено представленное золото из колчедана не содержащего оного, и открылось, что Рустамов купил у одного чиновника занимающегося золотарским делом, сплавленный из чистого золота королёк (прим. З. Маргиева. Частица, зерно, маленький слиток чистого золота, полученный в результате сплавления золотосодержащей руды) и представил оный под видом добытого из той руды.
Казенная Палата, принимая в соображение изъясненный неблагонамеренный поступок Рустамова, и находя заверение грека Георгова, как товарища Рустамова, не заслуживающим доверия в золотоносности отысканных Князем Челокаевым руд, а вместе с тем и то, что представленные Челокаевым руды не были испытаны и даже не отысканы, что Челокаев более пяти лет в Палату по этому делу не являлся, и что представленные им руды должны быть такого же свойства как и руды представленные Рустамовым, а потому дело это зачислила в августе месяце 1838 года решенным, и с того времени оно и не возобновлялось.
Весьма странно, как мнимую руду Рустамова могли счесть за одну с рудами представленными Князем Челокаевым, тогда как Челокаев указывает где оные открыл, а Рустамов показал, что представленная им руда отыскана в Тушетии, но где неизвестно. Легко могло случиться, что прииск Челокаева мог быть в другом месте, а потому кажется, что главную причину оставления дела сего без внимания, едва ли не составляет медленность Г. Осипова, в ответе на первое требование Казенной Палаты, и конечно если бы он отвечал своевременно, то можно было бы и вытребовать Челокаева и отыскать представленные им руды.

Об испытании на золото руд открытых близ Дербента.

В 1835 году доставлена была к Генерал-майору Вольховскому руда находящаяся в 4-х верстах от г. Дербента, по дороге на Каракайтагу, в которой по донесению майора Шнитникова заключается золото, как утвердил его в этом Ахтинский житель Ага-Али. Руда эта подвергнута была испытанию и оказалась охристым песчаником, не содержавшим нисколько золота.

О золотой руде, открытой в вольной Сванетии близ селения Ели.

Штаб Отдельного Кавказского Корпуса препроводил в Феврале месяце 1843 года в Тифлисскую Казенную Палату образчик золотой руды, найденной в вольной Сванетии, близ селения Ели, по правую сторону реки Ингур, где втекает в оную река Церит. Образчик по испытании в Тифлисской пробирной палатке оказался золотым самородком, содержащим в примеси кварцевые кристаллы. Один золотник этой пробы содержал 82 1/3 доли серебра. Столь богатое открытие возбудило намерение начальства послать для исследования этого месторождения горного инженера. Но прежде исследования сего собирались сведения, может ли он проникнуть в деревню Ели, которая находится еще в непокоренной Сванетии, и оказалось, что сделать это невозможно, почему и дело осталось без движения.
Рассматривая карту Кавказского края, оказывается, что река Ингур имеет начало свое в Сванетии и протекая через оную по крутым горам принимает в себя более 20 горных речек и потоков. Потом несет свои воды до плоскости Мингрелии, недалеко от места пребывания Князя Дадиани, местечке Зугдид, и вливает их в Черное море около укрепления Анаклии. Из чего является заключение, что река Ингур выходя из крутых гор Сванетии, со свойственной нагорным рекам быстротой, и протекая по равнинам Мингрелии, до впадения в море, на расстоянии почти 70 верст, должна по известным законам увлекать с собою золотые россыпи и осаждать их на ровном месте своего течения. А что это непременно происходит, в том убеждает то, что прииск этот находится близ этой реки. И прииск этот не новый, а вышел на поверхность вместе с другими, при поднятии Кавказского хребта, который частью размыт водами, а частью размывается».

Источник

Ученые сдержанно отнеслись к перспективам добычи золота в горах Дагестана

Добыча золота около дагестанского села Куруш осложнена тем, что месторождение находится высоко в горах, считает геолог Иса Газалиев. Если рудник будет построен, это даст возможность трудоустроить сотни местных жителей, сообщил «Кавказскому узлу» Союз золотопромышленников России. Как писал «Кавказский узел», 9 ноября стало известно о том, что залежи золотоносных руд обнаружены у села Куруш в Докузпаринском районе Дагестана недалеко от границы с Азербайджаном. Ученые оценили запасы золота здесь по меньшей мере в 100 тонн. О вероятном присутствии залежей золота на территории Курушмадинского рудного поля геологи говорили еще около 10 лет назад, но лишь сейчас установлено их точное место, сообщил 9 ноября «Черновик». Возможность выявления золота в горах Дагестана впервые была обоснована в 2011 году геологами ОАО «Севкавгеология», сообщил читатель «Кавказского узла», представившийся заслуженным геологом России, кандидатом геолого-минералогических наук М. Курбановым. Он подчеркнул, что сейчас известно лишь о перспективах выявления месторождения около села Куруш. «При благоприятных условиях после выполнения весьма широкого комплекса геологических, технологических, экономических исследований оно может быть выявлено. Но пока же говорить о месторождении очень рано. Подавно там нет и никакого рудника, то есть горнодобывающего предприятия», — написал читатель в комментарии к новости «Месторождение золота открыто на юге Дагестана». Ученый рассказал о трудностях добычи золота в горах Курушмардинское месторождение находится в горах на высоте около трех километров, а золото находится в структуре минерала, поэтому предполагаемые запасы золота здесь «очень трудноизвлекаемые», считает ученый секретарь Института геологии ДНЦ РАН Иса Газалиев. «Золото находится в рассеянном состоянии в структуре минерала пирит, что составит дополнительные трудности в извлечении золота», — пояснил корреспонденту «Кавказского узла» геолог. Способ добычи золота, по его словам, зависит от состояния, в котором металл находится в руде. «Если золото находится в составе кристаллической решетки, извлечь ее можно чисто химическими методами. Растворяя сам кристалл, вытаскивают, потом переводят его в другую форму – это химический способ», — пояснил ученый, уточнив, что не владеет информацией о там, каким способом и с помощью каких технологий планируется извлекать золото в Курушмардинском месторождении. Иса Газалиев также затруднился оценить, какое количество золота может быть извлечено из Курушмардинского месторождения, объяснив это тем, что Институт геологии не был привлечен к разработке и геологической разведке этого месторождения. Пока нет проекта разработки месторождения, также рано говорить о том, нанесут ли эти работы вред экологии, сказал ученый. «По проекту уже сразу видно, что они собираются делать», — пояснил Иса Газалиев. Институт геологии предложил альтернативу Курушмардинскому месторождению По словам Газалиева, проявления руды в Дагестане происходят «достаточно давно», и в составе каждого из них обнаруживается некоторое количество золота. В ходе собственных исследований сотрудники Института геологии нашли «присутствие достаточного количества» золота в предгорном районе республики, рассказал Иса Газалиев. «Золото находится в рассеянном состоянии, но его можно спокойно добывать», — считает представитель института. Для того чтобы подтвердить наличие золота и его количество в этом районе, нужны такие же геолого-разведывательные работы, как и на Курушмардинском рудном поле, а добывать золото в предгорье проще, чем в горах, пояснил Иса Газалиев. «Точка зрения нашего института — что это гораздо перспективнее и гораздо спокойнее», — сказал ученый. Золотодобытчики могут трудоустроить сотни жителей Дагестана При разработке нового месторождения могут быть созданы рабочие места для местных специалистов и рабочих, говорится в полученном сегодня ответе исполнительного директора Союза золотопромышленников России Марины Цепляевой на запрос «Кавказского узла». К работам могут быть привлечены как водители автомобилей, погрузочной техники, так и профильные специалисты – горные инженеры, технологи, специалисты электросетевого хозяйства, управленцы, сообщила Марина Цепляева. При этом количество людей, задействованных в работах, зависит от объема золотодобычи. «Могут быть привлечены как сотни человек (в варианте добычи до тонны золота в год), так и тысячи, если добыча в год будет превышать несколько тонн золота», — говорится в официальном ответе Союза золотопромышленников.

Читайте также:  Как режим реки миссури зависит от климата

Источник

Золотые горы без обмана

В конце 2017 года глава Минприроды Дмитрий Донской сообщил, что в Дагестане обнаружили запасы золота с возможным объемом около 100 тонн. Сколько именно драгоценного металла таится в недрах земли и будут ли его добывать, еще нужно уточнять — но местные специалисты уверены: земля Дагестана полна сокровищ.

«Это Кавказ» выяснил у специалистов, ждать ли Дагестану золотой лихорадки.

Золото под ногами

Золотоносную структуру обнаружили в отдаленном Докузпаринском районе Дагестана, вблизи азербайджанской границы. Здесь, в любимом российскими альпинистами за маршруты высокой сложности высокогорье, после нескольких лет исследований геологоразведка нашла проявления золота — именно так называют геологи участки с неутвержденными запасами, которые еще нельзя определить как месторождение.

Золото на Куруш-Мазинском рудном поле коренное, то есть возникло на месте. Золотоискателей-любителей ждало бы дикое разочарование, если бы они рванули сюда в поисках наживы. Самородков они бы не нашли: драгоценный металл связан с сульфидами — пиритом, галенитом. Намыть это золото практически невозможно. Нужна химическая обработка, обогащение породы.

— Из-за вещественного состава руд золото химически тяжело выщелачивать из общей массы, — объясняет Светлана Юрченко, заместитель директора OOO «Даггеомониторинг» — эта компания проводила поисково-оценочные работы на юге Дагестана по заказу Федерального агентства по недропользованию (Роснедра). — При этом комплекс технологических исследований, выполненный в московском Центральном научно-исследовательском геологоразведочном институте цветных и благородных металлов, в этом случае определил промышленный способ добычи с получением почти 87% золота из породы.

Но говорить о рентабельности добычи пока рано, предупреждает специалист. Предварительные экспертные расчеты показали, что срок окупаемости освоения ресурсов только на одном участке составит 6−10 лет.

— Оценены лишь прогнозные ресурсы, то есть не запасы, а общее возможное содержание золота на этой территории — от 89 до 119 тонн. Чтобы начать всерьез говорить о добыче, надо продолжить работы по разведке.

Разведку возобновят в следующем году, говорит Гайдар Агаларов, начальник геологической партии, работавшей на Куруш-Мазинском рудном поле. Заминку он объясняет структурной реорганизацией: геологоразведкой теперь будут заниматься не Роснедра, а Росгеология.

— Я недавно ездил в Ессентуки, в единственное подразделение этого ведомства на Северном Кавказе. Мы написали обоснование для продолжения разведочных работ. Планируется, что уже в 2019-м году разведка там продолжится.

Агаларов предполагает, что золота на Куруш-Мазинском рудном поле может быть в разы больше, чем оценено в качестве прогнозных ресурсов. И не только его.

— Там и серебро, и платина, и палладий содержатся — причем, возможно, в больших объемах, чем золото, — говорит геолог. — В отчете по результатам работ «Даггеомониторинга» об этом подробно не говорится, потому что изначально было получено техническое задание именно по золоту.

Путь к золоту лежит через медь

Что в Дагестане возможно добывать золото, геологи предполагали давно — еще когда геология здесь только начиналась, говорит Светлана Юрченко. Но до сих пор южная республика никаким рудным сырьем не славилась. Объем разработанных месторождений таких полезных ископаемых — 0%.

Собственно, и месторождений в республике одно-два. Крупнейшее — медноколчеданное «Кизил-Дере» в Ахтынском районе. Запасы меди здесь составляют больше миллиона тонн. В начале 2010-х «Русская медная компания», а вернее, ее дочерняя компания «РосИнвест», получила лицензию на их добычу, но ничего не произошло. После изучения проекта и попыток начать работу инвестор столкнулся с таким количеством проблем, что вынужден был отказаться от планов. Во-первых, сам проект оказался слишком дорогостоящим с учетом всей инфраструктуры, которую пришлось бы создавать практически с нуля. Его цена выросла до 1 млрд долларов. Во-вторых, жители населенных пунктов, опасавшиеся, что добыча меди создаст угрозу экологии, подали множество исков в суды, чтобы воспрепятствовать началу работ. Ну и, наконец, стоимость меди упала в три раза, она стала неликвидной и скопилась на складах добывающих ее предприятий страны в огромных объемах. Вкладывать огромную сумму в разработку месторождения оказалось просто невыгодно.

С тех пор медь вернулась на утраченные ценовые позиции. И со строительством горно-обогатительного комбината в Кизил-Дере связывают «золотые» надежды в «Даггеомониторинге». Месторождение меди находится недалеко от предполагаемого месторождения золота — в 20 километрах. Если начнут добывать медь — разработать и прилегающие территории будет значительно проще.

— Был бы горно-обогатительный комбинат на Кизил-Дере… Если это месторождение меди заработает, золоторудная промышленность в Дагестане тоже будет. А сегодня у нас нет перерабатывающих заводов, — отмечает Светлана Юрченко.

Золото есть и в самом Кизил-Дере, говорит ведущий инженер Института геологии Дагестанского научного центра РАН Сажудин Гусейханов. Само по себе это не новость, наряду с медью там несколько лет назад обнаружили 7−8 тонн попутного золота. Но Гусейханов говорит, что драгметалла в той земле больше, только не совсем там его искали.

— По золоту там, где я его предполагаю — в верхней части Кизил-Дере, разведка не проводилась: меди там не было, и этот участок сразу сбросили со счетов. Прогнозные ресурсы золота, по моим данным, порядка 50 тонн. И оно достаточно скученно расположено. То есть для добычи не нужен какой-то огромный карьер. Это маленькая площадь, такое месторождение легче разработать, — говорит ученый.

Добывать нельзя. Но можно

Другое мнение по поводу добычи цветных металлов выше 2000 метров над уровнем моря у директора Института геологии Дагестанского научного центра РАН Василия Черкашина.

— У меня есть сомнения, имеется ли там действительно столько золота, сколько прогнозируется. Условия формирования юрской толщи не предопределяют там такого количества этого металла. Хотя природа — такая штука, может и правда выкинуть фортель. Ну, допустим даже, там 100 тонн золота. Представьте себе горную систему: где строить обогатительную фабрику, где брать необходимую инфраструктуру, коммуникации? — задается вопросом он.

Ученый вспоминает попытку добывать медь в Кизил-Дере, где на 1 млн тонн добытой меди пришлось бы порядка 55 млн тонн «хвостов» — отвалов.

— Куда их девать, эти «хвостохранилища» — терриконы, остающиеся после добычи и переработки концентрата? В них есть элементы, которые разлагаются на солнце и превращаются в серную кислоту при попадании в них воды. А она будет попадать в реки Ахты-чай, Самур. Вы представляете, что будет твориться? Кроме того, нужно построить трассу к месторождению, обеспечить энергопоставку к месту добычи. То же самое надо будет делать и на месторождении золота в Докузпаринском районе, если не в более крупных масштабах.

В «Даггеомониторинге» на эти проблемы смотрят более оптимистично.

— Да, это большая высота, это бездорожье, — говорит Юрченко. — Но мы сами проделали дорогу туда, чтобы поднять буровые станки, выполнить работы. Плюс терриконы там вряд ли возникнут: золото залегает неглубоко, практически на поверхности. Огромные хранилища переработанного грунта, как мы предполагаем, не потребуются.

С ней согласен и начальник геологической партии Гайдар Агаларов: несмотря на то что работы проводились на Большом Кавказском хребте на высоте 2700−3000 метров, сложностей с добычей возникнуть не должно — просто необходимо создать инфраструктуру.

— Есть современные технологии. Лет 30 назад было бы сложно в наших условиях добывать золото. Например, раньше коэффициент извлечения составлял 45% при работе с сульфидными рудами. А сейчас — уже 85%. Можно построить мини-фабрику. Можно обогащать породу на 50%, потом вывозить в другой регион для дальнейшего обогащения, — перечисляет он.

Грамотное составление проекта позволит и снизить до минимума вред для окружающей среды, уверен геолог.

— Вообще, любое искусственное вмешательство человека вредно для экологии. Но добычу можно организовать по замкнутому циклу. Связи с окружающей средой у производства не будет. Главное — соблюдать технологию. В горах, как ни странно, фабрику построить намного проще, чем где бы то ни было. В нашем случае в радиусе десятков километров от месторождения местность без людей. Лишь ближайшее село Куруш — в 10−12 километрах.

Спуститься с гор

Необходимости забираться высоко в горы все же нет, настаивает Василий Черкашин и предлагает альтернативу: признаки наличия золота и других драгоценных металлов есть в доступной предгорной части Дагестана.

— Мы несколько лет работали по программе президиума РАН и определили, что вся предгорная часть — от Буйнакска до Рубасчая, это приблизительно 500 квадратных километров, — на глубине от первого десятка до сотни метров представляет собой так называемые чокрак-караганские титано-циркониевые россыпи, в которых наблюдается промышленное содержание драгметаллов: золота, платины и серебра, а также титана и циркония. Несмотря на отсутствие специального бурового оборудования, мы смогли добыть образцы. И там огромные объемы! — уверяет директор Института геологии ДНЦ РАН.

По его словам, технология добычи будет очень простой, инфраструктура — электричество, вода и дороги — уже есть, а ущерб для экологии может быть минимальным: из-за особенности структуры почвы после извлечения необходимых элементов объем грунта будет мало отличаться от первоначального.

— Я не хочу поставить под сомнение работу по месторождениям в Ахтынском и Докузпаринском районах. Пожалуйста, делайте там, что считаете нужным. Но и здесь, в предгорье, давайте попробуем. Мы же готовы показать результаты своих исследований. Добыча в предгорной части — очень рентабельна!

Дагестан — уникальная территория

Несмотря на расхождения во взглядах на потенциальную добычу золота в Дагестане, и директор Института геологии, и замдиректора Дагестангеомониторинга абсолютно единодушны в другом: у Дагестана огромный потенциал как у источника полезных ресурсов.

— Древний океан Тетис в свое время размывал Русскую платформу, и это все сносилось сюда, в предгорную часть Дагестана, — рассказывает Черкашин. — У нас здесь очень мощный осадочный чехол. И я не могу понять, почему мы это не разрабатываем. Ведь тут известняковый Дагестан — источник и нерудного сырья, стройматериалов. Насколько мне известно по различного рода совещаниям, дагестанская стройиндустрия использует только 10% собственного сырья. 90% закупается извне. Дагестан — богатейший регион. Но мы почему-то в поисках богатства лезем в горы. Я уже писал в Минприроды России, да куда я только не писал: проведите геологическую съемку. Южная, горная часть Дагестана вся покрыта такими съемками. Средняя — ноль.

Читайте также:  Что является истоком реки иртыш

— У нас по стройматериалам существенная ресурсная база, — соглашается Светлана Юрченко. — Минприроды выданы лицензии на добычу почти по всем видам стройматериалов природного происхождения. У нас и доломиты есть, и облицовочный камень, и строительный камень, и кирпичное производство. По нерудному сырью потенциал республики реализован хорошо — процентов на 60.

Геологические съемки на территории Дагестана начались в 1976 году с самых трудных районов — южных, рассказывает Юрченко. А к 1990 году деньги закончились — и до среднего Дагестана, где, по данным геологов, сконцентрирована самая большая и доступная минерально-сырьевая база, просто не дошли.

— Сегодня работу можно продолжить. На всей территории России эта съемка проводится, кроме Дагестана, потому что никто не пишет обоснования, а ему она нужна в первую очередь. В республике есть и нефть, газ, рудные минералы, нерудное сырье, пресные подземные воды, а скоро вода будет тоже на вес золота. Минерально-сырьевую базу Дагестана нужно сконцентрировать в единых руках, желательно государственных. Интересных наработок очень много. Пока есть люди, которые знают, о чем разговор, это нужно довести до ума.

— Повторю: Дагестан — уникальная территория, — уверен и Василий Черкашин. — Потенциал огромный: геотермальные ресурсы, углеводороды. Разумно подойти, правильно вложить деньги под хорошим контролем — и через 5−10 лет Дагестан будет процветать не хуже Татарстана. Это будет настолько эффективно — вы даже представить себе не можете! Главное, чтобы эти желания совпали с возможностями российского бюджета, а контроль осуществлялся так, чтобы ни одна копейка не ушла на сторону.

Источник

В Дагестане нашли запасы золота на 300 тонн

Запасы золота в месторождениях Дагестана, по последним данным, составляют более 300 тонн. После трёх лет геологической разведки специалисты открыли крупные золотые залежи в северо-западной части Куруш-Мазинского рудного поля. Теперь, чтобы узнать точные границы месторождения и спрогнозировать, сколько именно в нем находится золота, из федерального бюджета выделяется 150 млн рублей.

Департамент по недропользованию Северо-Кавказского федерального округа готов заплатить около 150 млн рублей за разведочные работы на золотой жиле возле селения Куруш в Докузпаринском районе. По предварительной оценке геологов, которые проводят в этом районе изыскания еще с 2007 г., это месторождение может содержать почти 60 тонн золота. А общее количество золотых залежей республики оценивается экспертами в 300 тонн. Деньги на разведку крупнейшего месторождения будут выделены на конкурсной основе в июне этого года, после завершения государственного тендера.

Перспективность Курушского рудного узла была установлена после полевых работ, которые длились с 2007 по 2010 г. Специалисты в комплексе оценивали ресурсный потенциал цветных и благородных металлов в горах Дагестана. Тогда и было открыто крупнообъёмное коренное оруденение золота в районе села Куруш. После анализа более 200 проб на содержание золота оно было обнаружено в 70% случаев. Для того чтобы приступить к разработке этого месторождения, надо провести геолого-промышленную оценку недр и выделить конкретный участок для лицензирования. Это произойдет, если при новых изысканиях получится найти участки с содержанием золота около 2 граммов в одной тонне руды. Но изучение подземных вод показало, что прирост ресурсов золота составляет порядка 59 тонн. Всего же в горах республики находится ещё несколько крупных золотых месторождений, общее количество благородного металла в них прогнозируется на уровне 300 тонн.

Согласно условиям нового тендера, победитель обязан выявить в северо-западной части Куруш-Мазинского рудного поля минерализованные зоны золото-сульфидных и золото-кварц-сульфидных руд. Затем геологическая компания должна будет обозначить границы залежей в углеродистых терригенных комплексах, оценить количество золота в них и дать рекомендации для дальнейших геолого-разведочных работ. Но, как показывает практика, в дагестанских аукционах такого плана принимает участие достаточно мало организаций — напряжённая обстановка отпугивает инвесторов.

Победители тендеров и аукционов часто жалуются на бюрократические затруднения при получении разрешения на отвод земли для геологических работ. До недавнего времени существовала проблема и с финансированием, но в последние несколько лет ситуация наладилась, и деньги на исследования стали поступать вовремя и в нужном количестве.

Пока в этом районе ещё несколько лет будут вести геологическую разведку и не начнётся промышленная добыча золота, любой человек может попытать счастья и поискать самородки. Чаще всего их можно найти в маленьких горных ручьях до 15 километров длиной. Вода смывает со склонов легкую горную породу, а золото, обладая высокой плотностью, отсеивается через гальку и песок. В маленьких ручьях можно найти так называемые гнезда — это целые залежи самородков вперемешку с золотым песком. Достоверно известно о том, что люди находили такие гнезда на 50–100 килограммов золота. Также самородки можно найти в верховьях достаточно крупных рек. Как показывает практика, чем дальше искать от речного истока, тем мельче самородки.

По прогнозам специалистов, добытое с этого месторождения золото не уйдёт по низкой цене в качестве сырья, а принесёт существенную пользу местному бюджету за счёт его полной переработки.

Дагестан издавна славится производством ювелирных изделий из золота и серебра, в поселениях Гоцатль и Кубачи живут целые поколения опытных мастеров. Их творения выставлены в многочисленных музеях всего мира. В СССР в Кубачи успешно работала артель ювелиров, на базе которой затем создали целый комбинат, в котором сконцентрировалось производство ювелирных изделий. Шедевры кубачинских мастеров востребованы и сегодня как на отечественном, так и на международном рынке.

На сегодняшний день в республике достаточно развит рынок производства и реализации изделий из драгметаллов. Всего в этой отрасли в Дагестане успешно работают порядка 40 предприятий. Кроме того, также насчитывается больше 300 мастеров-ювелиров, работающих в индивидуальном порядке.

Источник



Перспективы без оптимизма

Тимур Алиев, Роман Кияшко

За последнее время на Северном Кавказе обнаружено несколько участков, содержащих золотоносную руду. В СМИ прогремели сообщения о новых крупных месторождениях драгоценного металла, которые позже оказались не совсем соответствующими действительности. Как выяснили корреспонденты «РГ», золото есть. Но резонно ли его добывать?

Граммы в тоннах

Эксперты Росгеологии завершили первый этап исследования Какадурской золотоносной рудной зоны Афчандур-Ламардонского рудного поля. Находится этот объект в горах Северной Осетии, примерно в 40 километрах от столицы республики — Владикавказа.

Работами занимается подразделение государственного холдинга — «Северо-Кавказское ПГО», расположенное в Ессентуках. Перед геологами стояла цель — найти и локализовать объекты золоторудной минерализации, чтобы выяснить, сколько драгоценного металла содержит порода.

Как сообщили корреспонденту «РГ» в Росгеологии, пока эксперты не торопятся называть объект месторождением, так как оно может считаться таковым только после последующей — оценочной — стадии. Тем не менее уже обнаружены три интервала развития золоторудной минерализации мощностью 2,8-6,2 метра. Содержание золота в них составляет 0,8-3,76 грамма на тонну, меди — до 0,34 процента, цинка — до 3,78 процента и свинца — до 0,5 процента.

«Сейчас специалисты прослеживают направления рудного участка. Его изучением в Северной Осетии и поисками золото-кварц-сульфидных руд Росгеология занимается в рамках государственного контракта, заключенного между холдингом и департаментом по недропользованию в Северо-Кавказском федеральном округе в сентябре 2017 года. До конца 2019-го геологи намерены отыскать все объекты золоторудной минерализации в регионе и оценить прогнозные запасы драгоценного металла», — уточнили в ведомстве.

Кстати, Какадурская рудная зона — единственное потенциальное месторождение драгоценного металла на территории этой кавказской республики. О нем было известно еще советским ученым, заявил корреспонденту «РГ» советник генерального директора АО «Росгеология» Антон Сергеев:

— Все рудные зоны, в пределах которых в настоящее время ведутся поисковые работы для обнаружения золота, известны с 1970-х годов и довольно детально изучены геологами Северной Осетии на предмет месторождений полиметаллических и свинцово-цинковых руд.

При этом Сергеев не назвал примерные объемы драгоценного металла. Это станет ясно в третьем квартале 2019 года, когда начнется третий этап работ по госконтракту. Поэтому говорить о дальнейшей судьбе Какадурской рудной зоны пока преждевременно.

Нерадужные перспективы

Однако ранее примерные оценки запасов золота в Северной Осетии и соседней Кабардино-Балкарии называли в департаменте по недропользованию Северо-Кавказского федерального округа. Как заявил руководитель ведомства Станислав Вертий, в общей сложности можно говорить о прогнозных ресурсах в 150 тонн. Из них на Осетию приходится 20 тонн категории Р1 (предварительно оцененные), еще 30 тонн отнесены к категории Р2 (предполагаемые).

Месторождение золота, а также серебра на Северном Кавказе — Радужное — обнаружено и в Кабардино-Балкарии. Поисковые работы на западной стороне Джуаргенской площади в горах КБР начались в третьем квартале 2017 года. Специалисты ищут золотоносные руды в породах Передового хребта. По предварительным оценкам, речь идет о 100 тоннах драгметалла категории Р1 и Р2.

Сейчас добычей золота в основном занимаются частные компании, в сферу интересов которых, как правило, входят средние и крупные месторождения. Радужное относится к разряду малых, его разработка пока не заинтересовала инвесторов. Поэтому золото Кабардино-Балкарии ждет своего часа. Сейчас месторождение принято на государственный баланс территориальной комиссии по запасам, которая создана на базе управления по недропользованию Кабардино-Балкарской Республики.

Оптимизм сдержали

В конце 2017 года глава Минприроды России Дмитрий Донской сообщил, что в Дагестане обнаружены запасы золота с возможным объемом около 100 тонн. Речь идет о Куруш-Мазинском рудном поле в Докузпаринском районе.

В республике к информации отнеслись со сдержанным оптимизмом. Предварительные результаты геологоразведочных работ пока не подтверждают, что здесь есть смысл добывать золото в промышленных масштабах. Тем более что на данный момент нет и необходимых экономических выкладок. Еще один минус — реализация проекта может оказаться слишком дорогой, так как предполагаемое месторождение расположено в высокогорном районе, где нет никакой инфраструктуры.

Как считает бывший директор Института геологии Дагестанского научного центра РАН Василий Черкашин, нужно взвесить все за и против перед тем, как строить обогатительную фабрику в горах:

— Необходимо продумать, как подвести коммуникации. Кроме того, следует учитывать сейсмическую активность в Дагестане.

По словам Черкашина, лучше обратить внимание на менее дорогостоящие проекты разведки золота и других полезных ископаемых, которые могут находиться в предгорной части республики. По оценкам специалистов, полезные ископаемые в регионе есть, но проекты их разработки по разным причинам оказались приостановленными.

Одно из таких месторождений — Кизил-Дере в южном Дагестане. Здесь с 1960-х по 1980-е годы велась активная геологоразведка. По предварительным оценкам, оно способно дать более миллиона тонн меди и около 150 тысяч тонн цинка.

В середине 2000-х годов крупная российская горнодобывающая компания даже получила лицензию на добычу меди, но проект так и не был реализован. Это произошло по нескольким причинам. Одна из них — дороговизна. Так, в горах с нуля нужно было создать всю инфраструктуру. Другая причина — местные жители, опасаясь экологических проблем, активно противостояли реализации проекта, и его пришлось отложить на неопределенное время.

Кстати, опасения имели под собой основания. Как рассказал Василий Черкашин, в ходе разведочных работ образовались отвалы, из которых вредные соединения, соединившись с водой, стали попадать в близлежащие реки Ахты-чай и Самур.

Заведующий кафедрой биологии и биоразнообразия Института экологии и устойчивого развития Дагестанского госуниверситета Гайирбег Абдурахманов много лет занимается проблемой месторождения Кизил-Дере. Он подтвердил, что здесь имеются большие запасы меди, есть также золото и серебро.

— Реализация столь масштабного проекта в несколько раз увеличила бы поступления в местный и республиканский бюджеты, — считает ученый. — Инвестор планировал обустроить инфраструктуру близлежащих сел, построить дороги, детские учреждения. Но из-за амбиций некоторых местных чиновников и несогласия части жителей с ним так и не смогли договориться.

Абдурахманов не отрицает, что из штолен, где проводились разведочные работы, льется вода, смешанная с рудой. Смесь попадает в реку Самур, откуда питьевую воду получают десятки населенных пунктов. Но, как полагает ученый, в случае промышленной разработки месторождения все экологические проблемы были бы решены, так как закон предъявляет жесткие требования к экологии на подобных объектах.

Халил Халилов, главный экономист фонда «Реальная политика»:

— Текущая конъюнктура финансового рынка благоприятствует росту стоимости желтого драгметалла. Но в то же время срок окупаемости инвестиций в добычу золота в Дагестане составит от шести до 10 лет, и это если не возникнет проблем с местным населением и экологами. Крупные игроки на рынке если и начнут добычу драгметалла, будут настаивать на комплексной разработке лицензионных участков, то есть добыче всех видов руды, представляющих для них экономический интерес. К примеру, в Докузпаринском районе это может быть добыча золота, меди и других медно-колчеданных руд. В любом случае, пока не будут ясны уточненные запасы и лицензионные условия, крупные игроки не станут проявлять активность в горнорудной промышленности республики.

А как у соседей

Единственное месторождение, где ведется добыча золота и серебра на Северном Кавказе, находится в Карачаево-Черкесии на месторождении меди в Урупском районе. Однако это не прямое извлечение благородных металлов, а попутная добыча из медно-колчеданных руд. Сколько золота содержится в недрах КЧР, никто не знает. Большинство залежей относятся к забалансовым — то есть извлечение признано нецелесообразным. В одной тонне медной руды Урупского месторождения содержится 2,4 грамма золота и 37 граммов серебра. В среднем в год из недр добывается вместе с рудой 450 килограммов золота и 7,7 тонны серебра. Однако при обогащении извлекается только половина содержащихся в руде благородных металлов. Остальная часть выбрасывается в отвал.

Источник

Adblock
detector