Меню

Сбросы в реку урал

Ириклинское водохранилище уменьшило сброс воды в 2 раза, уровень Урала в Орске тут же начал падать

Ириклинское водохранилище в 2 раза уменьшило сброс воды, до 15 кубометров в секунду. До этого, в течение 10 дней, он составлял 30 кубометров в секунду.


Река Урал в Орске, 18.04.2021

Уровень реки Урал тоже начал снижаться. Самое большое падение воды, по данным на 19 апреля, наблюдается в Орске – -19 см за сутки. Сейчас уровень реки составляет 284 см (неблагоприятные явления наблюдаются при уровне более 360 см). Ранее вода активно прибывала, поднимаясь за сутки на несколько десятков сантиметров.

В Оренбурге река спала за прошедшие сутки на 6 см (уровень 457, НЯ при 760 см), а в районе Донского – на 14см (уровень 424 см). Повышение уровня воды зафиксировано только в районе Илека – +5 см за сутки (уровень 489 см, НЯ при 850 см).


Река Урал в Орске, 18.04.2021

Спадает вода и на большинстве других рек региона. Например, Большой Кумак в районе Новоорска, который до этого превысил отметку «неблагоприятные явления» почти на 1,5 метра, «потерял» за сутки 9 см. Суундук в районе Маского упал на 83 см, а Орь в районе Ащебутака на 30 см.

Источник

Маловодье на Урале: причины и способы спасения трансграничной реки

Река Урал у горы Дюяташ. Оренбургское Предуралье. Фото: Чибилёв А.А.

Урал – река в Восточной Европе, протекает по территории Башкортостана, России и Казахстана, впадает в Каспийское море. Является третьей по протяжённости рекой Европы, уступает по этому показателю только Волге и Дунаю. Длина – 2428 км. Площадь бассейна – 231 000 км². На протяжении длительного времени учёные из России и Казахстана озадачены причинами обмеления Урала. Ведётся большая работа с привлечением представителей органов власти, общественых организаций, научного сообщества и СМИ по разработке возможных способов спасения трансграничной реки.

Александр Александрович Чибилёв, как эксперт в данной области и один из представителей Российско-Казахстанской комиссии по сохранению экосистемы трансграничной реки Урал ответил на вопросы журналистов Информационно-аналитического Центра МГУ им. М.В. Ломоносова и портала ATPress.kz.

По словам учёного, главная причина обмеления Урала – природно-климатическая. Однако не следует исключать и хозяйственную деятельность человека, которая не ориентирована на маловодность реки. Он объясняет, что казахстанская сторона видит причину обмеления Урала в нахождении на территории Оренбургской области Ириклинского водохранилища. При этом сам учёный с этой точкой зрения не согласен. По его словам, водохранилище, построенное в 1955 году, накапливало водозапасы из Урала в течение 9 лет, не перекрывая общий водосток реки. В 2019 году Ириклинское водохранилище не добрало до нормального уровня около 3 метров, поэтому спуск воды в низовья Урала происходил в ограниченных параметрах – 15 кубов в секунду. В 2020 году из-за обилия выпавшего снега на Ирикле ждут сброса воды с верхнего плеса – из Челябинской области и Башкирии, поэтому российская сторона решила увеличить сброс воды из водохранилища в Урал до 30 кубических метров в секунду и более.

irikla._hrushchevskiy_zaton_1996.jpg

Ирикла. Хрущёвский затон. Фото: Чибилёв А.А.

Академик Чибилёв рассказывает, что в 70-е годы прошлого столетия к Уралу было пристальное внимание – он давал 33% от общего объема вылова рыбы осетровых пород по Советскому Союзу и 40% объема мировой добычи черной икры. Работал Межреспубликанский Комитет, который регулировал состояние водного бассейна реки, в его составе были первые руководители 6 областей, где протекал Урал. Ежегодно в Актюбинске, Гурьеве (современное название города Атырау), Оренбурге или Магнитогорске собирались комиссии по лесным, водным ресурсам, которые обсуждали проблемы реки и регулировали взаимоотношения между собой. Чибилёв подчеркивает, что Комитету удалось остановить строительство как минимум 5 новых водохранилищ на реке и сохранить естественную среду в среднем и нижнем течении Урала. Сейчас такого Комитета нет – есть общественные движения по спасению Урала, экологическая экспедиция, создана Межгосударственная Комиссия по изучению трансграничной реки Урал.

Возможные способы спасения трансграничной реки Урал Александр Александрович видит исключительно в рациональном природопользовании. « Нужно приспособить нашу хозяйственную деятельность и к природным условиям, и к их изменениям. А для этого нужны Знания или простая человеческая мудрость, которых у нас нет. Что касается Знаний, то их я попытался изложить в «12 заповедях сохранения экосистемы реки Урал». Но это только попытка… У нас катастрофически не хватает знаний», — говорит академик Чибилёв.

poyma-urala-v-uste-reki-irtek-tashlinskiy-rayon.jpg

Пойма Урала в устье реки Иртек. Ташлинский район. Фото: Чибилёв А.А.

Итак:

  1. Бассейн Урала – единая экосистема, единый живой организм – от истоков всех его притоков до устья и приуральского взморья. Он должен изучаться и управляться как единое целое профессионально, с учётом исторического опыта. Необходимо поднять статус реки как природного символа регионов России и Казахстана и особо охраняемой территории.
  2. Главнейшей особенностью реки Урал является неравномерность стока как в течение года, так и многолетнем режиме. В экстремальные годы жители бассейна обречены на маловодье и необходимо соизмерять свои потребности в воде с имеющимися ресурсами.
  3. Долины и поймы рек – главное богатство бассейна в среднем и, особенно, в нижнем течении реки – в полупустыне и пустыне – это единственное место благоприятное для жизни человека. Все природопользователи (особенно нефтяники и газовики) аграрии, строители должны учитывать, что пойма рек наиболее уязвимая и наиболее экологически ответственная зона бассейна.
  4. Дно, русло, берега – самые уязвимые элементы речной экосистемы. Любое их разрушение, особенно дноуглубительными работами, ведет к гибели реки, как природного тела. Нельзя превращать реку в канаву по пропуску стока.
  5. Любое водохранилище на реке – это своеобразный тромб животворной водоносной системы. Необходимо воздержаться от строительства новых гидроузлов, а существующие максимально подчинить поддержанию оптимального водного режима, особенно в летнюю и зимнюю межени. Существующие водохранилища нуждаются в постоянном мониторинге, представляют собой отложенную экологическую угрозу, которую придётся предотвращать в обозримом будущем.
  6. Весеннее половодье на Урале и его притоках является единственным универсальным фактором очистки русла от илистых наносов, удаления древесных завалов, сохранения пойменных озёр, лесов и лугов – самых продуктивных угодий степной и пустынной зон Прикаспия.
  7. Высокое половодье – уникальная и высокозначимая особенность реки, оно проходит в известных и прогнозируемых масштабах. Все катастрофические для населения и хозяйства последствия паводков являются результатом неразумной деятельности человека. С паводками следует не бороться, а грамотно планировать размещение инфраструктуры с учётом рельефа и условий пропуска стока.
  8. На протяжении сотен лет главным богатством реки были его рыбные ресурсы, в первую очередь осетровые – как универсальный индикатор экологического состояния системы «река-море». В конце ХХ века Урал потерял свое мировое значение осетровой реки. Но значение этого индикатора остается, и любая новая «Схема комплексного использования водных ресурсов бассейна» останется ущербной, если не будет учитывать цель восстановления Урало-Каспийского стада осетровых.
  9. Если мы хотим возродить реку Урал, то не следует добиваться восстановления и развития современного судоходства, как элемента транспортной инфраструктуры. Лучший и достойный для реки путь – развитие всех видов водного туризма с жёстким ограничением маломерных моторных плавсредств. Быстроходные суда морского класса, заходящие в низовья Урала, сводят к нулю все наши действия по сохранению экосистемы бассейна, потому что главный итог её функционирования – это состояние устья и дельты.
  10. Пример сохранения экосистемы бассейна Урала обязаны подать областные центры и большие города. Далее – все населённые пункты должны повернуться к реке лицом. Река в пределах всех сёл и городов в идеале – это образец высокой культуры природопользования, элемент ландшафтного планирования с устойчивыми признаками речной цивилизации.
  11. Бассейн Урала – это не только трансграничная экосистема в центре Евразии, но и местонахождение уникального историко-культурного наследия народов, государственных и административных образований недавнего исторического прошлого. Необходимо возродить государственную и ведомственную службу охраны водных и биологических ресурсов реки Урал, как это было в XIX и начале XX веков – каждая станица имела смотрителя войсковых вод с большими полномочиями. Всё это наследие должно быть заботливо сохранено как часть нашей общей истории, общего культурного пространства, как жизнедеятельная среда для современного населения России и Казахстана.
  12. Природную экосистему речного бассейна невозможно улучшить. Никакие миллиарды рублей, предусмотренные разработанными водохозяйственными органами «Схемами…» не спасут реку Урал от дальнейшей деградации. Спасать экосистему бассейна следует с создания заповедных зон, особо ценных участков реки: истоков Урала, Илека, Сакмары, Урало-Губерлинского ущелья (Орских Ворот), Уральской Урёмы от устья Илека до устья Рубежки, дельты Урала и др.
Читайте также:  Ансамбль кристи желтая река

Источник

Токсичное наследие: река, на которой стоит Екатеринбург, заболела надолго

Свердловская природоохранная прокуратура проверяет, насколько страшны последствия сброса мазута в реку Исеть. Жителей Екатеринбурга нефтяными пятнами на воде не удивишь: ее видели и бирюзовой, и розовой, и с пеной. Виновников загрязнения Исети, в которую, помимо прочего, впадает радиоактивная Теча, находят редко. Подробнее о том, почему Уралу с загрязнением рек сложнее остальных, читайте в материале «Известий».

Купания в нефти

«Кто хочет покупаться в масляной Исети? Мазута здесь не было, не знаю сколько лет. Вот где весь наш бизнес мазутный», — говорит житель Каменского городского округа, заснявший с моста, как нефтяная пленка покрыла поверхность реки. Ролик был опубликован во вторник, 12 ноября, в группе «Подслушано Каменск-Уральский».

Нефтяные пятна заметили на территории около деревни Черноскутова и села Новоисетское. Какую площадь акватории затянуло мазутной пленкой, неизвестно. Информацию о сливе химикатов в Исеть проверяет свердловская межрайонная природоохранная прокуратура.

С прокурорами на место выехали сотрудники Росприроднадзора по Уральскому федеральному округу для сбора проб. Только после проведения анализов можно будет судить, имеет ли место экологическая катастрофа.

«Из Екатеринбурга наверняка приплыло», — не дожидаясь результатов проверки, предположили участники группы «Подслушано Каменск-Уральский». Если судить по новостным сводкам из столицы Свердловской области, то разлив мазута — будничное явление для Исети.

Все цвета радуги и даже больше

Синяя, зеленая, бирюзовая, розовая — таких цветов вода попадала в Исеть в черте Екатеринбурга. И это не считая воды с пеной и масляными пятнами. Соответствующие фото от очевидцев появляются по меньшей мере четыре раза в год.

Шесть лет назад следователи проверяли факт массовой гибели рыбы в этой акватории, но расследование закончилось ничем. Спустя полтора года в водопроводе обнаружили наркотическое вещество — трихлорэтилен, вода с его примесью поступала более 50 тыс. жителей. Проверка, организованная администрацией Екатеринбурга, конкретики не дала.

Читайте также:  Значение реки амазонка в природе

Заподозрили Свердловскую железную дорогу и «Водоканал» — и те и другие вину отрицали. А ученые разводили руками.

«Разобраться в ситуации им так и не удалось. По одной из версий, наркотическое вещество могло попасть в систему водоснабжения с железной дороги, которая проходит недалеко от Верх-Исетского пруда, откуда вода попадала на фильтровальную станцию «Сортировочная», а затем в дома потребителей. Однако эта версия не подтвердилась», — объяснял замглавы регионального управления Роспотребнадзора Илья Власов.

Подавляющее большинство случаев не попадает под проверку, пишет екатеринбургский портал 66.ru: цветастые загрязненные воды так быстро уходят вниз по течению, что представители надзорных органов не успевают взять образцы. По просьбе местных журналистов расследование провел диггер, но круг подозреваемых сузить не удалось — в зоне стоков расположено множество объектов, начиная от исправительной колонии и заканчивая типографией.

Моя хата с краю

Но все-таки на сливе отходов ловили, например, владельцев автомоек и застройщиков. Последнее громкое дело связано с екатеринбургским аэропортом Кольцово. В июне Росприроднадзор оштрафовал его на 150 тыс. рублей за нарушения требований охраны водных объектов. Их выявили после анализа проб воды из реки Исеть, который показал наличие в реке нефтепродуктов.

Однако Октябрьской районный суд Екатеринбурга возразил природоохранному ведомству, посчитав, что обстоятельства недостаточно расписаны. По данным суда, инспекторы взяли пробы за пределами территории воздушной гавани, где могли оказаться третьи лица. Эту же позицию поддержал Свердловской областной суд, рассматривая апелляцию Росприроднадзора.

Ведомство также уличало в сбросах больше десятка предприятий. В их числе Каменск-Уральский металлургический завод, его привлекали к ответственности дважды — в 2013 и 2017 годах. В стоках, которые ведут в том числе в реку Исеть, обнаружили значительное превышение содержания нефтепродуктов и азота. В 2013 году, по данным свердловской прокуратуры, концепция нефтепродуктов была превышена местами вплоть до 38 раз, четыре года спустя — в 1,7 раза.

Чем дальше в лес

«Отравленная рыба, вздутая вся, плывет кверху пузом. Вся Исеть в ней. Дохлая рыба тянется шлейфом по реке», — рассказывали в августе рыбаки города Арамиль, расположенного ниже по течению.

Зараженная вода может попадать в водопроводы городов Курганской области еще ниже — Шадринск, Далматово и Катайск. В Далматовском и Катайском районах и так самый высокий уровень заражения радиацией из-за близости реки Теча, которая впадает в Исеть. Теча была признана объектом радиационной опасности после аварии на химкомбинате «Маяк» в 1950-х. Впрочем, предприятие начало сливать в нее радиоактивные отходы за несколько лет до катастрофы.

В 2016 году чиновники обратили внимание, что местные жители (а в окрестностях Течи их порядка 100 тыс.) снова стали пользоваться водой из нее, позабыв запреты. Правительство Курганской области законодательно запретило пить воду, использовать ее для хозяйства, а также рыбачить, купаться и отдыхать на реке, почти 250 км берегов которой считаются зараженными.

Грязь вдогонку

Сколько нужно времени на то, чтобы уральские реки вернулись в нормальное состояние после стольких лет безответственного обращения, подсчитать сложно, сходятся во мнении опрошенные эксперты. Нефтяное пятно проходит по течению за пару суток, но загрязнения остаются на дне, проникают в рыбу и растения.

«Даже если мы прекращаем сброс, наблюдается вторичное загрязнение — с донных отложений токсичные вещества начинают выходить в воду», — сказал «Известиям» главный научный сотрудник, заведующий лабораторией моделирования поверхностных вод Института водных проблем РАН Михаил Болгов.

Минприроды называло реку Исеть самым загрязненным водным объектом в Уральском федеральном округе и одной из шести самых грязных рек России. Свердловские чиновники признавали, что, например, в Каменск-Уральском инфраструктура не способна привести воду в нормативное состояние.

Источник



Кислота на разлив

Сразу три больших водоема Среднего Урала минувшим летом оказались в зоне экологического бедствия, причем все так или иначе связаны с питьевым водоснабжением крупных городов. Размещенные в Интернете экологами и местными жителями пейзажи больше напоминали кадры из фантастических фильмов о катастрофах, чем картины красот уральских озер. Насколько опасна сложившаяся ситуация, что предпринимают для устранения последствий власти и можно ли вообще компенсировать или хотя бы сгладить нанесенный природе ущерб?

Спустили до донышка

В начале сентября в редакцию «РГ» обратился читатель с просьбой разобраться, что случилось с одним из красивейших и богатых рыбой водоемов близ Ревды — Новомариинским водохранилищем. Из пруда объемом более 50 миллионов кубометров… исчезла вода, остался только неширокий поток в русле реки. Новомариинское — одно из самых молодых водохранилищ региона: плотина была построена в 1960-х, чтобы обеспечивать питьевой водой города Ревда, Первоуральск и частично Екатеринбург.

Приехав в село Мариинск, мы убедились: пруд пересох. На обнажившемся дне валялись пустые ракушки, засохшие водоросли среди окаменевшего ила.

— Даже если вода вернется, о рыбалке можно забыть лет на пять, а то и больше. Обычных людей штрафуют только за то, что они с удочкой вышли в запретный период порыбачить, а тут все биобогатство слили. И кто ответит? — возмущаются местные жители.

Читайте также:  Незабываемое путешествие по реке

В восьмидесятые годы прошлого века Новомариинскому водохранилищу вместе с окружающими лесами присвоили статус памятника природы регионального значения. Живописный водоем с чистой водой государство взяло под особую защиту. Ведь его воды богаты плотвой, окунем, щукой, пелядью и сигом, судаком. Только в сентябре прошлого года в пруд выпустили 10 тысяч мальков толстолобика.

— До того как начали «играть» уровнем воды, здесь водилась очень крупная щука. Попадались экземпляры свыше 15 килограммов. Но щука оказалась первой жертвой: она идет на нерест сразу после схода льда и икру оставляет на мелководье. Начинается сброс воды — все потомство погибает, — рассказывает председатель местного общества рыболовов Анатолий Гайдуков.

Выяснить, кто виноват, оказалось несложно: стихийное бедствие — на самом деле процесс запланированный. Нынешний владелец плотины, екатеринбургский «Водоканал», в августе начал ремонт гидросооружения и спустил более двух третей объема. Уровень воды упал на 8,5 метра, обнажив большую часть дна.

— Перед тем как начать работы, мы получили разрешение 12 органов, начиная от Нижне-Обского территориального управления Росрыболовства до Ростехнадзора и местных властей. Во время последнего обследования плотины были обнаружены серьезные дефекты, которые необходимо было срочно устранить, чтобы не допустить прорыва. Стихийное ЧП привело бы к еще большим бедам, — объяснил корреспонденту «РГ» технический директор ЕМУП «Водоканал» Сергей Никифоров.

Нынешним летом работы проводились у самого порога плотины, к затворам необходимо было подвозить на большегрузах бетон. Поэтому воду и спустили по максимуму: укреплять низ плотины возможно только «на сухую», пояснил руководитель цеха гидротехнических сооружений Сергей Дмитриев.

На реконструкцию плотины предприятие направило 140 миллионов рублей собственных средств, все работы планируют завершить к концу следующего года и только тогда водохранилище будет заполнено до краев. Впрочем, уже к весне 2021-го уровень воды планируют поднять как минимум на треть. Представители предприятия утверждают, что готовы выполнить все природоохранные обязательства и вернуть жизнь в озеро.

— Нам уже подсчитали нанесенный природе ущерб. Он оценивается не в денежном эквиваленте, а в биоресурсах. Мы обязаны после завершения работ запустить миллионы мальков разных видов рыб. Какие конкретно, определимся позже, в том числе исходя из наших экономических возможностей, — сообщил Сергей Никифоров.

Специалисты Нижне-Обского территориального управления Федерального агентства по рыболовству рекомендовали для зарыбления ценные виды — сазана, тайменя, хариуса.

Лунные пейзажи

Более плачевная ситуация на водоемах близ поселка Левиха под Нижним Тагилом. Здесь речь не только о гибели рыбы, а об отравлении всего живого на воде и суше. Кислотные реки, вытекающие из заброшенного рудника, переполняют технические отстойники. Едкая жижа, сжигая на своем пути даже деревья, добирается до водохранилищ Нижнего Тагила. По оценкам экспертов, ежемесячный ущерб природе от разлива кислотных вод доходит до 19 миллионов рублей.

Экологическое бедствие развивается не первый год, но нынешним летом опубликованные в Cети снимки оранжевой земли, по которой текут зеленые реки, вызвали такой общественный резонанс, что власти вынуждены были публично рассказать о принимаемых мерах.

Воду из затопленных медных шахт не один десяток лет нейтрализуют при помощи простой химической реакции: в стоки вливают известковое молоко и в ходе реакции кислоты и щелочи все нежелательные элементы выпадают в осадок в виде нерастворимых солей. Только в нынешнем году на закупку и использование 6,5 тонны извести предприятию «Уралмонацит», на чьем балансе находится станция нейтрализации, из областного бюджета было выделено 27 миллионов рублей.

Однако, как утверждают специалисты, кардинально это проблему не решит: для ликвидации последствий экологической катастрофы необходимы новые технологии. К решению проблемы правительство области подключило ученых Института горного дела УрО РАН. Они выиграли тендер на оценку состояния окружающей среды и выработку рекомендаций по минимизации загрязнения. Стоимость исследования — 4,1 миллиона рублей, результаты ученые должны представить к декабрю следующего года.

Эксклюзивными разработками готовы поделиться и специалисты Уральского горного университета. Как считает доктор технических наук профессор УГГУ Борис Зобнин, необходимо внедрить электроимпульсионную технологию переработки, которая позволит не только очистить воду, но и извлечь из осадка на дне отстойников соли тяжелых металлов.

Отцвело ненадолго

Зеленой пленкой покрылся в нынешнем знойном июле Черноисточинский пруд, являющийся для Нижнего Тагила источником питьевой воды. От жары зацвели сине-зеленые водоросли, которые убивают жизнь в воде. История для промышленного центра, к сожалению, банальная — летом водоем цветет уже три года подряд. Экологическое бедствие остановить не удается. По мнению экологов, губительные водоросли расплодились из-за загрязнения пруда сточными водами. И справиться с этим можно только путем глобальной очистки берегов и дна.

Такие мероприятия запланированы: уже ведутся работы по реконструкции плотины, следующий этап — чистка дна водоема. На днях департамент госзакупок Свердловской области объявил аукцион на проведение этих работ. Начальная цена контракта — 443,4 миллиона рублей. Подрядчика определят 12 ноября.

По первоначальным оценкам, в рамках нацпроекта «Экология» на весь комплекс работ будет потрачено более полумиллиарда рублей. И к 2025 году водоем должен стать чистым как слеза.

Источник

Adblock
detector