Меню

Скандал лебединое озеро в перми

Скандал в Перми: китайский цирк опозорил «Лебединое озеро»

Скандал в Перми: китайский цирк опозорил «Лебединое озеро»Скриншот видео

В пермском цирке 4 ноября прошло балетно-акрабатическое шоу «Лебединое озеро». Труппа из Китая показала пермякам свою интерпретацию балета Чайковского. Читательница « Pro Город» назвала эту постановку «провалом года».

В редакцию « Pro Город» обратилась Лилиана Карата. Она посетила постановку Китайского акробатического балета Шанхая и театра Talarium Et Lux и осталась крайне недовольной.

«Вчера присутствовала на постановке Мирового шоу из Китая. Как и прочая публика, как и предыдущие жертвы из Тюмени, была в шоке. Толстый принц, колченогая прима в пачке не по росту. Костюмы разваливались прямо на балеринах, которые танцевали не в такт. Происходившее напоминало кошмарный сон. Прекрасная музыка и сама сказка были исковерканы и унижены тем, что происходило на сцене. В Тюмени люди вызвали прокуратуру прямо в филармонию после концерта и требовали вернуть деньги. Факт мошенничества на лицо — заявленная реклама обещала фантастическое шоу, а люди получили театр абсурда, причем не профессиональный. По горячим следам написала претензию в цирк. Посмотрим, что ответят знатоки концертной деятельности», — сообщила Лилиана.

А вы были на этом представлении? Отвечайте в комментариях.

Директор пермского цирка Мария Сумишевская рассказала, что Пермский край сейчас проводит обмен опытом с Китаем. Постановка «Лебединое озеро» прошла в рамках этого проекта.

«Мы просматривали только рекламные ролики представления, в которых было замечательное представление. Мы не знали, что на самом деле покажут совсем иное шоу. Подобная ситуация была с «Ласковым маем», когда вместо оригинальной группы под их именем выступало множество других коллективов. Во время представления китайской труппы все, кому шоу пришлось не по вкусу, выходили в фае, где им возвращали деньги за билеты», — прокомментировала Мария Сумишевская.

Лилиана Карата пришла на шоу с ребенком и не знала, как объяснить ему такую постановку сказки. Девушка обратилась в цирк с требованием вернуть деньги. На что девушке ответили, что сейчас деньги можно вернуть лишь через «Кассы.ру», что Лилиана и сделала.

«Не знаю, вернут ли нам деньги. Мы потратили на два билета 5400 рублей. С такими же требованием обратилось еще около десяи человек», — говорит Лилиана.

Стоимость билетов на балетно-акрабатическое шоу варьировалась от 700 до 3500 рублей.

Источник

Юбилейный гала в Перми. Позор Большого.

Пермскому театру оперы и балета 150 лет! Один из старейших музыкальных театров с труппой международного уровня и богатым репертуаром. Пермская школа балета подарила нам много имен, а театр знают и любят во многих странах мира. От души поздравляю!

И желаю, чтоб осуществится проект по строительству нового театра! Такая замечательная труппа, показывают большие балеты — Лебединое, Баядерку, а развернуться негде, сцена маловата!

5.12 театр транслировал свой юбилейный гала-концерт, который посмотрели более 12 тыс. человек.

Концерт замечательный, теплый. Мне очень понравилось исполнение 2й части Симфонии №1 Чайковского («Зимние грезы»). Может, у профессиональных музыкантов и возникли бы вопросы, но я слушала с большим удовольствием! Зарина Абаева пела каватину Нормы (Casta Diva), пел Гарри Агаджанян, на которого я раньше слушала в Екатеринбурге. Исполнялись отрывки из многих известных опер «Жизнь за царя», «Турандот», «Любовь святая» , «Дон Паскуале», «Дон Жуан» и еще несколько. Конечно, невозможно уместить в один вечер все, чем может гордиться этот театр, но то, что показали было на уровне. Меня особенно впечатлил хор и оркестр.

Балета было маловато. Оксана Кардаш и Иван Михалев исполнили «Таис» Ролана Пети, Ксения Ткаченко и Александр Таранов танцевали «Ноктюрн» Алексея Мирошниченко на муз. Л. Десятникова.

Фото: АНДРЕЙ ЧУНТОМОВ https://www.permopera.ru/media/mediatec/95945/

Фото: АНДРЕЙ ЧУНТОМОВ https://www.permopera.ru/media/mediatec/95945/

Подлинным украшением, изюминкой вечера и моим главным впечатлением от концерта осталось выступление гостей из Мариинского театра. Золотоволосая царица Екатерина Кондаурова и ее достойный партнер Роман Беляков исполнили чувственный дуэт из балета » Парк» (хор. А. Прельжокажа).
Это был, наверное, первый раз, когда я смотрела это произведение буквально не дыша, не отводя глаз. Завораживающе.. слов нет!

Фото: АНДРЕЙ ЧУНТОМОВ https://www.permopera.ru/media/mediatec/95945/

Фото: АНДРЕЙ ЧУНТОМОВ https://www.permopera.ru/media/mediatec/95945/

И напоследок ложка дегтя. Я не люблю писать отрицательные отзывы. Я знаю, насколько балет тяжелое искусство, насколько тяжело сделать красиво даже, казалось бы, самые элементарные вещи, я знаю, каково это. И потому очень уважаю труд всех танцовщиков — кордебалета и солистов, в любом театре. И в каждом выступлении стараюсь найти плюсы. Я даже подождала несколько дней после концерта, пока улягутся эмоции)) Но мое мнение не изменилось: то, что я увидела, когда на сцену вышли «солисты» Большого — это, друзья мои, переходит все границы.

Читайте также:  Васюткино озеро про что там кратко

Во-первых, я не понимаю, почему из Мариинки приехала сама Кондаурова, а из БТ кто поплоше? Вот такое чувство, что отмахнулись и прислали самых слабых. Не знаю, чья была идея отправить в Пермь Егора Геращенко и Ольгу Марченкову, но ТАКОГО исполнения па-де-де из «Лебединого» я еще не видела ни разу, тем более в Большом.

Танцовщики, которые изначально друг другу не очень походят. Оба неустойчивые и без координации. Стремятся делать эффектные вещи, при этом качаются даже на простых шагах. Так много грубых ошибок, помарок и абсолютно не музыкально. Поддержки Егор делать по-прежнему не умеет, а партнерша опускается сверху на всю стопу. Ольга достает задней ногой до верхней руки в прыжке, но на одних раздирах в данном случае не выехать. Словом, па-де-де не готово — технически только наполовину, а до стилизации и эстетики вообще не дошли. Такое чувство, что у ребят нет педагогов, либо они необучаемы. ( Хотя, недавно транслировали репетицию Нины Семизоровой с Марченковой, как раз «Лебединое», педагог все время что-то говорила, а реакции ноль. Но я тогда не придала значения, мало ли — это же репетиция, они по-разному проходят.)

Я все ждала, что дальше будет лучше, но сольные вариации тоже не пошли. У Егора высокий и легкий прыжок, но после каждого он норовил клюнуть носом сцену. Вращения нечистые. Ольга не справилась с половиной элементов в вариации, а когда она пошла на фуэте, мне за нее стало страшно. И, конечно, она их не докрутила. Вообще, когда оба в дуэте такие бедовые — их же просто травмоопасно выпускать. Они же не подстрахуют друг друга и могут запросто покалечиться.

В общем, кое-как дотанцевали. Лица у обоих хмурые, хотя, вариация Зигфрида обычно с улыбкой танцуется, да и Одиллия должна быть более яркой и соблазнительной. У Ольги же лицо было просто перекошено все время. На поклонах она как-то странно выворачивала руки, голова в пол, она вообще все делала вычурно, а у Егора талант быть прозрачным на сцене.

Ребята станцевали настолько никчемно, что я даже не злюсь, мне их просто жаль. В Большом они оба получили повышение в этом сезоне, совершенно незаслуженно. Егору дают партии, в которых он просто никакой, например, Хозе или Печорина, да еще в «Княжне Мери». Выходить в одной партии с ее лучшим исполнителем Русланом Скворцовым — это просто убийственно. Ладно, это уже другая тема. Но вот это динамичное продвижение некоторых слабых артистов в БТ вызывает и возмущение и недоумение.

В общем за Большой было стыдно, а если еще учесть, что за день до этого была трансляция пермского «Лебединого», и балетная труппа показала очень достойный уровень. Такой воспитанный кордебалет, солисты, которые очень хорошо отрепетировали свои партии.

После москвичей картина теней из » Баядерки» с пермскими артистами показалась раем. Вышли старательные Полина Булдакова и Георгий Еналдиев, и я смогла выдохнуть — можно просто наслаждаться танцем, не вздрагивая каждую секунду.

Очень жаль, что театр удалил запись трансляции со своего канала. Со мной поделились ссылкой на видео (большое спасибо!), я ее вставила выше, сюда не встраивается. Выступление москвичей с 01:17, но я советую посмотреть Кондаурову перед ними.

Еще раз поздравляю этот прославленный театр и от всей души желаю процветания!

Источник

В Перми танцуют новую постановку «Лебединого озера»

Предыдущая пермская версия «Лебединого озера», выпущенная 10 лет назад, принадлежит легендарной балерине Наталье Макаровой и больше нигде в России не идет. Отказываться от эксклюзива театр не собирается и планирует сохранять в репертуаре оба варианта: в то время, пока декорации одного будут плыть в какой-нибудь Дублин, пермякам все равно достанется своя доза «Лебединого озера». В этом городе, который гордится родством не только с Дягилевым, но и с Чайковским (оперный театр носит его имя), балет балетов стал частью бытовой жизни: он практически не исчезает из афиши с 1931 г., пережив 12 постановок.

Алексей Мирошниченко, ранее в интересе к редактированию чужих балетов не замеченный, взявшись за «Лебединое озеро», решил не ограничиваться воспроизведением «казенки», хотя выучил ее наизусть за годы учебы в Вагановской академии и работы в Мариинском театре. Петербургское профессиональное воспитание сказалось в том, что за основу была выбрана версия Мариинского театра, соединяющая знаменитые «лебединые» сцены Льва Иванова и бальную характерную сюиту и па-де-де Мариуса Петипа с редактурой советского классика Константина Сергеева, приделавшего спектаклю счастливый финал.

Читайте также:  Озеро муммельзее в черном лесу

Впрочем, с большей или меньшей оглядкой именно на нее и ориентировались все предшественники Мирошниченко, ставившие «Лебединое озеро» в Перми. Но сам автор нового прочтения соединяет вкус к современным формам с настоящей страстью к классическому балету, знатоком которого является. И, прикоснувшись к «Лебединому озеру», хореограф попробовал исправить те вывихи, что не помешали ему превратиться в эмблему жанра, но не позволили балетному первенцу Чайковского стать шедевром.

В противовес Петипа

Характерную сюиту Петипа, состоящую из испанского, венгерского, неаполитанского и польских танцев «на каблуках», Мирошниченко разбавил пуантовым русским собственного сочинения, сохранив в балете вставной номер, написанный Чайковским по просьбе московской балерины Полины Карпаковой, первой исполнительницы партии Одетты-Одиллии.

Мирошниченко начал с того, что попытался переосмыслить сюжет «Лебединого озера». Он помнит о том, что его истоки ищут и в афанасьевских сборниках русских сказок, и в немецких легендах, а композитор упоминал во время работы о рыцарских романах. Сценография москвички Альоны Пикаловой воспроизводит готические своды замков и роскошные «живые» шпалеры, а костюмы петербурженки Татьяны Ногиновой словно иллюстрируют «Жизнь и развлечения в Средние века» Виолле-ле-Дюка с их бархатом, парчой, камзолами, роскошными шлейфами. И все же это попытка не воспроизвести Средневековье, а увидеть ту эпоху глазами Петипа и его современников. Пассеизм, погоня за ушедшим золотым веком русского балета, эпохой безмятежного международного царения отечественной академической школы составляют доминирующий сюжет этого «Лебединого озера» с его гигантскими пачками-колоколами, которые с трудом умещаются на уютной пермской сцене, отказом от хотя бы двойных пируэтов, без которых уже немыслимы современные Одиллии, и оригинальным вальсом с табуреточками из первой картины, чьи круги и полукружья Мирошниченко удачно стилизовал под стиль Петипа. При этом любовь хореографа распространяется и на эпоху балетного Серебряного века, из которой в его постановку пожаловали не только обильное украшение пачек и «наушников» перьями, но и плакучие корпуса его лебедей, изломанные линии рук, изобильный трепет па-де-бурре. А финальная картина с ее хороводами лебедей отсылает к версиям классиков драмбалета – советского Владимира Бурмейстера и английского Фредерика Эштона.

Но, как человек, знающий о существовании фрейдизма и психологизма, Мирошниченко уже не может отдаться сюжету «Лебединого озера» с той же наивностью, как удавалось представителям его излюбленных эпох. Из балета Григоровича в его версию перепрыгнул Злой гений, оставшийся при этом и рыцарем, графом Ротбартом. На музыку увертюры Мирошниченко поставил пролог, в котором спящего Зигфрида преследует кошмар и, когда буря разбивает окно его комнаты, он сталкивается лицом к лицу с черным человеком. Злой гений охотится за чистой душой принца, встречей с Одеттой, устраивая ей испытание. Передав партию классическому премьеру (Герман Стариков и Марат Фадеев), хореограф ставит для Зигфрида и Ротбарта полифонические дуэты, где один вторит движениям другого, возвращаясь к введенной Григоровичем теме двойничества героев.

Это лишает фигуру Одетты-Одиллии безусловного лидерства в балете, что было невозможно в хореографической системе Петипа. Более того, в одном из составов Мирошниченко даже разделяет партию женских двойников между двумя балеринами. Это позволило ему презентовать юную Дарью Тихонову в роли королевы лебедей. Ее появление с обескураживающей искренностью и вернуло премьеру к тому, что академический балет сохраняется в современной жизни в первую очередь ради таких дебютов. Вряд ли сегодня можно заставить взрослых людей всерьез сопереживать истории средневекового принца и обманувшейся в своих надеждах девы-лебедя. Но изредка появляются балерины, делающие зримым бессмертный смысл этих немудреных историй. Пермский балет сейчас переживает очередной ренессанс, когда из исключительно вышколенного кордебалета один за другим выходят яркие артисты – и нынешнюю премьеру выпустили четырьмя составами главных героев. Но и на этом фоне работающая второй сезон Тихонова выделяется не только красотой линий, академизмом выучки и таким редким явлением, как чувство стиля. Она обладает собственным пластическим голосом, интонации которого уводят в кущи романтического балета, где царили Спесивцева и Бессмертнова. Появление такой балерины каждый раз позволяет мечтать о ренессансе старинного балета, предвестником которого стало новое «Лебединое озеро».

Читайте также:  А озеро в пестрецах

Источник



Легки на почине

В «Озорных песнях» кавалеры сохраняют серьезность, даже возя своих дам по полу

Фото: Антон Завьялов / Пермский театр оперы и балета

Пермский театр оперы и балета показал последнюю премьеру ковидного года: свой первый спектакль на новом посту — «Озорные песни» на музыку Франсиса Пуленка — поставил руководитель балетной труппы Антон Пимонов. Из Перми — Татьяна Кузнецова.

Надо отметить, что Антона Пимонова в Перми знали и до его назначения: петербургский солист, впервые выступивший в качестве балетмейстера на сцене родной Мариинки в 2012-м, сочинил немало балетов для разных трупп. В 2017-м за один из них («Скрипичный концерт №2») он получил «Золотую маску» и тогда же завершил карьеру танцовщика, став заместителем балетного худрука в Екатеринбурге. Работал Пимонов и в Перми — ставил для хореографического училища. Возглавить балетную труппу пермского театра его убедил старший коллега — тоже петербуржец Алексей Мирошниченко, решивший взять тайм-аут после одиннадцати многотрудных лет на этом посту. Труппу он оставил в отличном состоянии, репертуар театра — большим и разнообразным, и 40-летний Пимонов этим летом рискнул впервые стать главным.

В разгар пандемии он сочинил камерный и внешне непритязательный балет. 22-минутные «Озорные песни» на музыку Пуленка предназначены для шести солистов и помещены в раму из репертуарных балетов Баланчина: романтичная «Серенада» Чайковского открывала программу, искрометные «Рубины» на музыку Стравинского ее завершали. На премьере за пульт охотно встал (не Минкуса же какого-нибудь отмахивать) главный дирижер театра Артем Абашев, проявив редкий дар балетного маэстро — мало кто из дирижеров чувствует и понимает движение человеческого тела, а не только движение музыкальных потоков. Артем Абашев вышел на сцену и в качестве пианиста — Пуленка он исполнил самолично; песни, доверенные баритону Константину Сучкову, были дополнены инструментальными произведениями композитора.

Нельзя сказать, что Антон Пимонов умерил свой творческий порыв из-за карантина: бессюжетные одноактовки — его любимая форма. Работы Пимонова отличаются неброским нежным юмором, любовью к быстрым темпам и редкой музыкальностью, что сближает их с камерными балетами Алексея Ратманского. Эти качества доминировали и в «Озорных песнях». Три парня в черных брюках и желтых майках и три девушки в синих платьицах (оригинальность костюмов Антона Пимонова обычно не заботит — лишь бы были удобны для танца) резво хороводятся, сплетаясь в кружки и группки, отстукивая ножками почти народные «молоточки», стреляя во все стороны маленькими батманами и трамплиня резкими жете. Разбиваются по гендерному признаку: мальчишки хорохорятся в револьтадах, стремительных двойных турах и пируэтах, девочки кокетничают мелкой пуантной техникой. Разбившись на дуэты, вступают «в отношения» — вполне невинные и довольно забавные. Девушки, как правило, либо товарищи по играм и наравне с партнерами откалывают технические коленца, либо пребывают в пассивности, расслабляясь в объятиях кавалеров «бревнышками» и «рыбками»,— дескать, делай со мной что хочешь. В прелестном предфинальном синхронном тройном адажио хореограф рискнул оставить женщин и вовсе лежащими на полу. Партнеры изысканно вежливо таскают их за одну ногу, бережно переворачивают, пытаются приподнять, но томные дамы, лениво раскинувшись, отказываются участвовать в общем танце.

Шутливая легкость «Озорных песен» обманчива: для этой, вполне классической, хореографии необходима ревизия привычных балетных навыков. Острота движений, резкая смена ракурсов, быстрота поддержек и резвость мелкой техники требуют иного типа координации и незаурядных физических сил. Скажем, замечательная прима Полина Булдакова без видимых усилий танцует «Баядерки» и «Лебединые озера», однако здесь к финалу явно «садится на ноги», теряя живость и отточенность движений. Не слишком поворотливая Лариса Москаленко сбоит в дуэтах и отстает от коллег в ансамблях, и лишь привычная к быстрым темпам Ляйсан Гизатуллина легко справляется с заданиями автора. А вот мужчины (Кирилл Макурин, Александр Таранов и Тарас Товстюк) фирменный почерк Пимонова освоили не только технически — танцуют с радостным удовольствием, понимая и разделяя юмор хореографа. Вскоре количество быстроногих шутников в Перми обязано возрасти: в мае Антон Пимонов собирается поставить «Вечеринку на Луне» на музыку Концерта для фортепиано №6 Александра Черепнина. Если, конечно, ковид не отменит опять все вечеринки.

Источник

Adblock
detector