Меню

Слияние рек непрядва с доном

Весна идёт.

Всем привет!

Ощущения от просмотра будут гораздо глубже касаться Вашего сердца, если Вы будете просматривать фото в ГАЛЕРЕЕ.

Сегодня мой рассказ будет посвящен первым весенним дням, проведённым мной, в компании друзей, на Куликово Поле. А точнее, — в его окрестностях. Маршрут имел свои предпосылки, но о них я не буду распространяться, так как придёт время и будет всё ясно и видно, как говорится — БЕЗ ЛИШНИХ СЛОВ И СРАЗУ К ДЕЛУ! Это было что-то вроде разведки, перед весенней вылазкой. Погода была в стиле: серое на сером, но нас это не пугало. За бортом была плюсовая температура, и на календаре были первые весенние дни — это было хорошим стимулом для положительного настроения, которое мы планировали довести до максимума, в полевых условиях.

Место прямо таки историческое, памятное, да и просто красивое. Но, как всегда, маршрут мной был составлен по труднодоступным окрестностям. Сюрпризом стало то, что снега в полях почти не было. И только в самых потайных уголках и лощинках зима готовила маленькие пакости. Провалиться по колено можно было на ровном месте. Да что это я, ныть что ли начал? У природы нет плохой погоды. В путь!

Многим может поход показаться неинтересным, но не могу не рассказать о таком месте. А там. может и понравится. Как говорится, аппетит приходит во время еды!

Высадка у нас состоялась в районе деревни Милославщино, Кимовского района.

Ранней весной такие места всегда радуют «весёлыми» пейзажами:

А это место напоминает Тулу:

Но перспектива радовала!

Уже не серое на сером, а черно-белое на сером)

Деревня располагается вдоль реки Дон, соответственно, виды и панорамы с моста, и у моста:

Мост, надо отметить, был большой, широкий, грязный и такой надежный, что даже фотографировать страшно.

Сразу за деревней открываются виды на рельеф, созданный рекой.

Дон — река с характером, даже в верхнем своём течении. Ну, и надо сказать, что грунт мягкий, поэтому река и создала такие вот пейзажи на поворотах. На радость нам, путешественникам и фотографам. Единственное, что меняется в нижнем течении реки, это высота холмов, цвет грунта и ширина реки! Но характер виден сразу. В Древней Греции называли Дон иначе. Танаис. Был такой город, стоящий на Дону, и основанный греками. В честь него обозвали они и реку. Хотя не так давно стала проскакивать версия о том, что Дон раньше назывался, у нас, Амазония. И жили тут, по течению реки, воинственные дамы. Но слухов ходит много, а факты говорят только о том, что были такие леди в устье Дона. Хотя, мне очень часто женщины нашего Края напоминают потомков тех самых воинственных дам. Тема эта щепетильная и трогать мы её не будем. Так вот с древне греческого Танаис переводится примерно как «Тихая река». Вообщем, история путанная и сложная. Дальше осложню ещё, но чуть позже.

А Дон петлял и петлял. Поднимаясь на симпатичные высотки, открывал он нам много интересных и красивых мест.

Много и следов было, лисьих, по большей части.

Маршрут был небольшой по протяженности, но сложный по ходьбе.

Панорамы с высоты:

Хочу отметить, что это пик паводка в этом году. Летом река на треть меньше, чем сейчас.

Домашние гуси. Чувствуют себя изумительно. Самые умные из домашних птиц. Не зря их использовали в Риме, как сторожей. При виде чужака они начинали громко гоготать. Птиц не надо гнать домой, как уток, и бегать, как за курами. Всё сами.

Заметили, как круто и сильно петляет Дон? Это его особенность. А по берегам начинает оживать природа. Пока это едва заметно.

Мы были всё ближе к нашей цели. Искали место, где река Непрядва впадала в реку Дон. Место историческое. В 1 км от него, по приданию, Дмитрий Донской переправлялся со своим войском для битвы с Игом.

Вообще, если вновь вернуться к истории, то достоверен интересный факт. Русь, в те времена, была государством лесным. А всё, что было в степи — считалось территорией Орды. Так что битва на Куликовом поле была битвой на враждебной земле. Но, как мы знаем из истории, Князь и тут нашёл кусочек родного леса, где и расположился засадный полк. Так что Родина помогла победить. Подводя итог, можно сказать так — фраза «Русское поле» не совсем верна. Хотя, многим из нас она очень по душе; мне, в частности.

Ещё около 20ти минут по полю, и мы у цели.

Место слияния. Слева — Дон, справа — Непрядва. Само место впадения прямо под ногами, а впереди остров, находящийся уже на Дону.

Позади нас красовался участок леса, который никогда не был изменён человеком. Можно сказать, первобытный ландшафт)

Для полноты картины я снял видео. Если кому интересно — смотрите.

Круговая панорама места слияния рек:

Вот такое вот интересное место добавляется в коллекцию посещённых мест.

Маршрут наш повел нас дальше. И мы пошли, ожидая увидеть много интересного на своём пути.

Понравилась лавочка наверху. Видимо, место для раздумий. Красота. В таком тихом и безмятежном месте должно быть легко думается, и мысли чистые на ум приходят. Лавочка располагается в сторону запада лицом. То бишь — на закат. Сидишь себе на холме, внизу слияние двух рек, и вид на километры полей, а чуть выше — солнце, медленно опускающееся за линию горизонта. И день прожит не зря.

Последние айсберги.

И, память.

Интересно, что найденная мною карта этих мест, датированная 1790м годом, отчетливо показывает, что реки с названием ДОН, тут нет. Вся эта водичка названа Непрядвой. А Доном она становится только на самой границе с Липецкой областью, после впадения в неё реки Сухая Табола, о которой я рассказывал прошлым летом. И тут многие псевдоисторики начали наводить смуту, мол не так прочитали карты и битва не тут была и тд и тп. Но, как оказалось, всегда было известно, что раньше была такая путаница с названиями. Просто историки, чтобы не запутать людей, которым история нужна только для общей информации, нарисовали схему и подписали реку названием ДОН, потому что именно так она сейчас и называется. Так что нет тут никакого заговора. Спустя годы, когда правильно определили исток Дона, на всём протяжении она Доном и стала. А в старых источниках, естественно, осталась Непрядвой. Но место было определено совершенно точно. Как говорила моя бабушка — «Хоть горшком обзови — всё равно в печку не поставишь».

А совсем недалеко оказалось ещё одно интересное местечко. Вернее, летом оно было бы обычным, но в паводок.

Пешеходный мост через Р. Непрядва.

Грех с такого моста не пофоткать округу. Тут я сделаю рекламную паузу и вставлю несколько фото:

Интересное ощущение, когда стоишь на этом мостике, а в него врезается льдина, на полном ходу!

Не так далеко от этого места была ещё одна «переправа».

Лодку бы к ней ещё. Не выдержала ледяного напора. По доскам видно было, что мост был новый. Ну, по крайней мере, не так давно организован.

Кусочки ещё не проснувшейся природы.

Ну, и просто так, для души.

Вода. Смотреть можно бесконечно.

Плотность разного рода переправ и бродов удивляла. Все эти чудеса нам встретились на протяжении 5 км. маршрута И я достоверно знаю, что выше по течению их ещё больше. Вообщем, река жива во всех смыслах.

Немного льда на нашем пути:

Ну, и в завершении похода.

Лисий след (совсем свежий).

С 80% ой вероятностью, след выдры. Попался на обратном пути, хотя, до этого мы его не видели. Значит, прошла недавно. Следы вели аккурат в воду.

Птичий дом. Миниатюрный.

И прощальная панорама реки, с мостом, который был первым на нашем пути.

Вот такое получилось путешествие в знакомые, и в тоже время такие новые места нашей области. Фотографии реки Дон были сделаны примерно на 50ом километре от истока. Так же отмечу, что уже начали прилетать дикие утки, и грачи-одиночки. Первый стабильный признак весны. Радуемся, ждём!

Источник

Куликовская битва была не там, где принято считать

задонщинаКогда и где впервые появилось упоминание о битве на Куликовом поле. Об этом нам говорят русские летописи, точнее их копии, дошедшие до нас в сильно искаженном виде. Вот что написано в «Задонщине» – самой ранней летописи, посвященной Куликовской битве.

«Быть стуку и грому великому на речке Непрядве, меж Доном и Днепром. Покроются трупами человеческими поле Куликово. Потечь кровью Непрядве-реке».

Любопытно, что до девятнадцатого века искать место сражения никто и не пытался. Открыл его в 1820 году некто помещик Нечаев, который, прочитав летописи, сопоставил названия рек и решил, что именно здесь бились русские воины с татарами. Естественно Куликово поле находилось именно на его поместье. Наука довольно быстро признала открытие Нечаева. Однако насколько основано предположение, что именно в этих краях сошлись в кровавой сече войска Дмитрия Ивановича и хана Мамая?

Куликово поле в Тульской области

Снова обратимся к первоисточникам. Среди названий, упоминаемых в летописях, особенно часто встречаются: Дон и Непрядва. Две эти реки сливаются южнее Москвы в Тульской области. Верховье Дона – устье Непрядвы и Раздольное поле. Этот географический треугольник настолько гипнотизирует историков, изучающих обстоятельства Куликовской битвы, что других ссылок на местность они просто не замечают.

Если мы сегодня посмотрим на Куликово поле под Тулой, то там почти ничего из этих названий мы не найдем. Конечно, там протекает река Дон и есть речка, которая названа Непрядвой. Вопрос о том, когда она названа – это вопрос интересный. Потому что на действительно старых картах семнадцатого века и в старых текстах нет никакого указания на то, что там протекала река Непрядва. В действительности эта река стала известна только со времен Нечаева.

Кроме того, большие проблемы возникают при попытке идентифицировать неоднократно упоминающийся в первоисточниках – Красный холм. Между тем он является вовсе не второстепенной деталью. Именно на этом холме располагался штаб ордынского войска. Именно отсюда Мамай вместе с тремя князьями руководил действиями своих ратников.

Рядом с Куликовым полем в Тульской области ученым удалось найти небольшую возвышенность. Однако, во-первых она явно не вышла размером, а во-вторых оказалась бы весьма не удачным местом для расположения военной ставки. Это будет просто не по-русски назвать эту небольшую возвышенность холмом. С которой, кстати, битву наблюдать было просто невозможно. Потому что если бы битва происходила на слиянии сегодняшнего Дона и сегодняшней Непрядвы то, находясь на красном холме там даже в бинокль ничего нельзя бы было разглядеть, не говоря уже о том, что биноклей в то время не было.

Куликово поле переносится в Москву

Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе; то есть если найденная возвышенность находится слишком далеко от предполагаемого места сражения, значит, само место нужно перенести поближе. Это изящное решение выглядит вполне логичным и снимает некоторые противоречия, но тут же порождает другие. Ведь это достаточно далеко от слияния Дона и Непрядвы. А между тем в летописях прямо сказано и, кроме того, нарисовано например, в лицевом своде, что битва происходила в точности на слиянии реки Непрядвы с Доном.

Чем дальше мы будем углубляться в географию и историю, тем больше несоответствия найдем. Сегодняшнее Куликово поле и его окрестности слишком мало напоминают те места, описанные в «Задонщине» и других дошедших до нас документах. Если учитывать еще и отсутствие серьезных вещественных доказательств, то возникает закономерный вопрос: так может быть, помещик Нечаев ошибся и выдал желаемое за действительное? Может, поторопились представители традиционной науки признать его открытие? Но если не здесь то где? Где искать следы великой битвы?

Казалось бы, в летописях есть одна географическая ссылка, которая не должна вызывать никаких сомнений. Это Дон. И вполне логично искать Куликово поле на берегах этой русской реки в местах, где в нее впадают небольшие притоки. Но оказывается, что и здесь не все так просто. Ведь во многих славянских языках “Дон” – это не имя собственное, а устаревший синоним слова – река. И это хорошо видно из названий крупнейших рек: Тихий Дон (тихая река), Днепр (река Пруссии), Днестр (река струящаяся) и т.д. Везде есть корень – дон.

Теперь круг поиска значительно расширился. С другой стороны понятно, что битва не должна была происходить на значительном удалении от Москвы. Согласно летописям воины Дмитрия Донского покинули Кремль 9 августа 1380 года и были в пути не более месяца. В конном и пешем строю при полном вооружении уйти далеко они просто бы не смогли.

В Архангелогородской летописи датированной 1002 годом рассказывается о том, как жители древней Москвы встречали икону Владимирской Божьей Матери.

«И принесши икону и святоши Киприян митрополит со множеством народу на поле Кулечкове»

Самовыражение «поле кулечково» естественно очень перекликается с “Куликово поле”. Это, в общем-то, одно и то же. И такое утверждение летописца не могло не обратить на себя внимание. Куликово поле означает – дальнее поле. Сейчас в Москве есть тоже такое название – это «Кулишки».

Круг возможного куликовского поляОчертим круг, обозначенных в центре Москвы названий, связанных с «куличками». Церковь Всех Святых на Кулишках. Славянская площадь. Солянка (бывшая Кулишки). Церковь Рождества Богородицы на Кулишках. Церковь Петра и Павла на Кулишках. Церковь Трех Святителей на Кулишках. Бывшие Кулишские ворота.

Получилось внушительное пространство, на котором вполне могло поместиться два огромных войска.

Итак, Раздольное поле мы обнаружили. Теперь посмотрим, сливаются ли вблизи непосредственно от него две реки: большая и малая. На роль Дона, как не трудно догадаться, вполне подходит Москва-река. Но, как быть с Непрядвой? На картах столицы ее нет. Между тем, она является одним из важнейших географических ориентиров в летописях, посвященных Куликовской битве. Может быть вновь стоит повнимательнее присмотреться к названиям?

Читайте также:  Пляж у реки в подмосковье

Непрядва – означает – непрядующую; то есть не выходящую из берегов; чем-то ограниченную. А рядом со столичными «Кулишками» в Москву-реку впадает небольшой приток имя, которому – Яуза. Яуза по сути своего названия – это примерно то же самое что Непрядва, но уже по-другому сказанное. Яуза – это “зауженная”; то есть река, на которую наложены узы.

Куликово поле Москвы

Куличково поле – слияние Москвы-реки и Яузы – новый географический треугольник. Что это? Простое совпадение или нечто большее?

Чтобы подтвердить или опровергнуть возникшие догадки обратимся к первоисточнику и рассмотрим хронологию событий.

Старая версия движения русских войск к куликову полю

Как уже говорилось ранее, Дмитрий Донской со своим войском отправился в поход 9 августа 1380 года. Маршрут его движения довольно подробно описан. Взглянем на карту. Согласно принятой версии Дмитрий Иванович отправляется из Кремля и двигает свои войска на Коломну, что в ста километрах от Москвы. Причем двоюродный брат великого князя Дмитрий Андреевич идет по так называемой Брашевской дороге, а сам Дмитрий почему-то сворачивает на южную Серпуховскую дорогу, которая проходит через село Котлы, и по которой великий князь никогда не сможет добраться до Коломны. Академическая наука трактует это недоразумение, как ошибку летописца.

Мы знаем, что на юге Москвы находится Коломенское; дальше он шел на Котлы. Недалеко от Коломенского есть Нижние котлы. В это время Мамай находится на Кузьмине гати на другой стороне реки. Это Кузьмеки, которые находятся действительно на другой стороне реки, которое указывается в летописи.

Путь русских войск на куликово поле

А если отправить войска князя не из Кремля в Коломну, а совершенно другим путем. Из села Коломенского в сегодняшний центр Москвы. В то место, где по нашим предположениям находилось Куликово поле. Тогда противоречий нет. Великий князь движется по Ордынской дороге; она же Коломенская где есть речка Котловка, и сейчас находится железнодорожная станция Нижние Котлы. А полки Владимира Андреевича идут по Буровской дороге.

Чтобы добраться до Кулишек, русским войскам необходимо было форсировать Москву-реку: либо в районе, где сегодня расположен Новодевичий монастырь либо чуть севернее. Вновь обратимся к летописи. Нет ли в ней каких-либо упоминаний по этому поводу. В манускрипте говорится, что переправа действительно была, а сразу после нее Дмитрий устроил нечто вроде военного смотра.

Час кровавой сечи неумолимо приближается. Русские и монголо-татары идут навстречу друг другу; навстречу судьбе, гибели или славе.

Путь Мамая к месту битвы

5 сентября 1380 года за три дня до начала сражения Мамай со своим войском оказывается на Кузьминой гати.

На карте Тульской версии Куликова поля такого названия мы не найдем. Однако говорить об очередной ошибке летописцев рано. Посмотрим сначала на карту Москвы. Необязательно быть историком, чтобы предположить: возможно. Кузмина гать – это известные всем столичные Кузьминки. Здесь Москва-река разливалась, образуя болота. Войска великого князя Дмитрия и Мамая стояли в непосредственной близости друг от друга. Но их разделяли непроходимые топи. Поэтому противники были вынуждены продолжать движение на север в поисках удобного места для сражения.

Последняя ночь перед битвой. В эти тревожные часы, как гласят летописи, русские получают добрый знак.

Сегодня немногие московские старожилы знают, что неподалеку от Даниловского монастыря течет маленькая речка Чура. Она обмелела, и увидеть ее можно лишь, пройдя через старое татарское кладбище. Любопытно, что в летописи упомянуто Михайлово, а рядом с Чурой в Москве целая сеть Михайловских проездов. Едва ли это обстоятельство является случайным совпадением. Скорее всего, раньше здесь находилось село с похожим названием.

Что же касается общепризнанного Куликова поля и его окрестностей, то никакой реки Чуры, протекающей через Михайлово, там нет. Еще один довод в пользу Московской версии.

8 сентября 1380 года – дата известная каждому школьнику. День Куликовской битвы. Русские и монголо-татары разделены широким полем и то ли рекой Непрядвой, то ли Яузой. Мамай и его ставка расположились на Красном холме. Как мы могли убедиться небольшая возвышенность, находящаяся в Тульской области, является, мягко говоря, не слишком удачным местом для координации боевых действий.

В сегодняшней топографии Москвы с ее высотными домами и прямыми проспектами трудно разглядеть холмы и впадины. Но еще шесть столетий назад самым высоким центром была нынешняя Таганская площадь. Сегодня у этой возвышенности нет названия. Но в древности ее вполне могли величать – Красной, то есть красивой; выделяющейся своими размерами. Как отголоски тех времен, дошедшие до наших дней, имеются географические ориентиры: Краснохолмская набережная, Краснохолмский мост. Неужели опять случайное совпадение? Или такое количество совпадений уже позволяет говорить о закономерности?

Недалеко от Кремля есть и другие высокие холмы. С одного из них руководить действиями своего войска мог Дмитрий Донской. Что касается поля под Тулой, то там места для ставки Дмитрия Донского вообще нет. Поэтому историки придерживаются мнения, что у него не было ставки. Неужели войско Донского воевало само по себе без единого управления, без единой ставки?

Где пряталась русская засада при Куликовской битве?

Битва началась с поединка двух богатырей: Пересвета и Челубея. А затем в дело вступили и остальные воины. Как утверждают летописцы, сеча продолжается целый день. К вечеру оба войска несут тяжелейшие потери. Измотанные, истекающие кровью ратники уже с трудом держат в руках мечи, но по-прежнему бьются не на жизнь, а насмерть. Казалось, удача начинается отворачиваться от русских – им приходится отступать. Еще не много и чужеземцы смогут переломить ход сражения в свою пользу. Но в этот решающий момент на Куликовом поле появляются воины из полка князя Дмитрия Андреевича, которые в течение нескольких часов прятались в засаде.

Есть ли на поле, которое сегодня считается Куликовым, подходящее место для засады? Там есть небольшая дубрава прямо на поле боя; узкая полоска деревьев. И в этой вот узкой полоске якобы спряталось достаточно крупная засада, чтобы разгромить войско Мамая. Надо быть совершенно слепым Мамаю и его военачальникам, чтобы не увидеть крупное вражеское соединение, которое прячется среди нескольких дубов прямо у него под носом.

В Москве сохранился памятник на Кулишках – церковь Святого Владимира в садах. Название говорит само за себя. Есть все основания полагать, что место для строительства подобного памятника было выбрано не случайно.

Воины Мамая потеснили русское войско и прошли вперед примерно к Славянской площади. И тут с холма, который спускается от церкви Святого Владимира, как раз им в тыл ударила засада Владимира Андреевича. Этот холм спускается к Кулишкам своим южным склоном. Южные склоны холмов всегда были сильно поросшие и впоследствии там разводили сады; отсюда и название Старославского переулка. В таком вот большом заросшем холме, причем достаточно далеко, так как они были на высоте, и могла скрываться русская засада.

Далее монголо-татары были разбиты и прижаты к Яузе и Москва-реке. Пытаясь, переправится на другой берег, многие из них утонули, а те, кто уцелел, просто бежали с поля боя. Таким образом, великое сражение завершилось победой русского войска.

Где захоронены герои Куликовской битвы?

Семь памятников куликовской битвы

Семь старинных церквей сегодня обступают московские Кулишки в районе слияния Яузы с Москвой-рекой. Церковь Всех Святых на Кулишках построенная в память о павших 8 сентября 1380 года. Церковь Космы и Дамиана основанная при Дмитрии Донском. Церковь Трех Святителей на Кулишках. Храм Петра и Павла. Храм Живоначальной Троицы. Церковь Рождества Богородицы на Кулишках. Кроме того, с Мамаевым побоищем непосредственно связана уже упомянутая церковь Святого Князя Владимира в садах и храм Рождества Богородицы в Кремле, заложенный Великой Княгиней Евдокией в честь победы мужа.

Мы перечисли только сохранившиеся духовные памятники, а сколько их еще кануло в лету? Разве может Тульская область похвастаться таким количеством храмов освященных пламенем великой Куликовской битвы? Победа, конечно, была безоговорочной, однако заплатить за нее пришлось высокую цену. Всего в Куликовской битве погибли двенадцать князей, четыреста восемьдесят три боярина и десятки тысяч простых воинов. И мы вновь возвращаемся к вопросу: где же захоронены останки погибших героев, если в Тульской области их не нашли?

Поскольку сражение произошло в день праздника Рождества Богородицы, то на месте погребения по идее должны были построить и храм Рождества Богородицы. Церковь именно с таким названием сегодня можно обнаружить в Москве на территории Симонова монастыря, основанного, кстати, в 1379 году как раз в преддверии Куликовской битвы. Более того, сохранились сведения, что именно здесь находятся могилы русских героев – Пересвета и Осляби. На их могилах было установлено чугунное надгробие. Но и этому надгробию не повезло. В 1928 году территория Симонова монастыря была поглощена заводом Динамо. Храм закрыли, а гробница была продана как лом за триста семнадцать рублей двадцать пять копеек.

Информацию, что могилы знаменитых воинов находятся в Москве, академическая наука не опровергает. Но дает этому факту свое объяснение. Мол, тела Пересвета и Осляби просто перевезли из Тульской области в Москву и уже здесь в столице похоронили. Возможно, также поступили и с погибшими воинами из числа знати, которых было около пятисот. Однако, во-первых непонятно каким образом обескровленные русские войска могли осуществить такую масштабную транспортировку. Во-вторых, восемь дней живые хоронили мертвых и лишь, затем отправились в Москву за триста километров от предполагаемого места битвы. Неужели останки погибших не предавали земле в течение нескольких недель?

Впрочем, вновь вернемся к Симонову монастырю. Если здесь действительно находятся могилы Пересвета и Осляби, то может есть смысл искать захоронения и других участников битвы?

Надгробие

В 1996 году для хозяйственных нужд на территории обители решили вырыть погреб. Однако работы были остановлены, едва начавшись, поскольку землекопы наткнулись на массовое захоронение человеческих скелетов. Страшных находок было так много, что их с трудом удалось поместить в огромном деревянном ящике. Кроме того, в земле были найдены несколько похожих друг на друга надгробных плит с одним и тем же необычным узором – вилообразным крестом.

В центре Москвы была сделана еще одна находка. В середине восемнадцатого века на Кулишках по распоряжению Екатерины Второй строится каменное здание сиротского приюта. Внушительное сооружение заняло площадь около шестнадцати гектар. Во время отечественной войны 1812 года французы устроили в нем госпиталь для своих солдат. А сегодня в здании расположилась военная академия Петра Великого. В стене подвала было обнаружено массовое захоронение человеческих скелетов.

Сейчас ученые могут лишь выдвигать версии и строить догадки, основанные на умозаключениях, поскольку дошедшие до нас документы и свидетельства были подвергнуты многочисленным правкам, многие источники утеряны, а многие и вовсе намеренно уничтожены.

Если глобальная историческая зачистка действительно проводилась, то возникает закономерный вопрос: может искаженными оказались сведения не только о месте Куликовской битвы? Возможно, стоит внимательно присмотреться и к другим деталям событий скрытых от нас в глубине веков?

One thought on “Куликовская битва была не там, где принято считать”

конечно это правда!бой был в Москве.Только воевал Дмитрий Донской не с татаро монголами!А с Тартарами(наши братья словяне которые жыли в тартарии.И война эта была не из за (ига)!А из за веры,тартары были язычниками,а Донской пытался навязать им хрестианскую веру.

Источник

Место, где Дон сливается с Непрядвой

Всем привет! Мы вместе с другом Димой продолжаем наше путешествие по Куликову полю. Прогулявшись по территории музейного комплекса, мы отправляемся в село Монастырщино, что находится неподалёку.

Там тоже есть на что посмотреть. В этом селе находится красивый храм, есть музей и интересные памятники.

Но нас больше всего интересовало слияние двух речек — Дона и Непрядвы. Вот именно туда мы первым делом и отправимся. А уже потом, если успеем до темноты, то погуляем по селу.

Приехав в Монастырщино и оставив машину на парковке, увидели указатель, что где-то впереди находится слияние двух рек. Значит, нам в ту сторону.

Спускаемся вниз, и видим перед собой выложенную плиткой дорогу. Аккуратно так выложили две колеи. Можно даже на машине туда проехать.

Но мы отправляемся пешком. Так интереснее. И заодно красивые виды увидим по дороге.

Место, где Дон сливается с Непрядвой

А вот и речка Непрядва. Она здесь такая узенькая. И течение ее в этом месте не быстрое.

А вода чистая-чистая. Каждый опавший листик на дне видно!

Место, где Дон сливается с Непрядвой

Продолжаю идти дальше по дорожке, выложенной плиткой. Пока я фотографировал и снимал видео, Дима уже ушёл вперёд. Что же, будем его догонять.

Место, где Дон сливается с Непрядвой

Прошёлся я немного по дороге и вышел к небольшому мостику, перекинутому через речку.

Дальше на машине уже и не получилось бы. Через речку можно только пешком, по этому мостику.

Место, где Дон сливается с Непрядвой

А за мостом течение реки становится каким то бурным. Пороги с перекатами появляются.

Аккуратно перехожу речку Непрядву по мостику. Сначала как-то даже немного страшно было. Перила только с одной стороны, а внизу под ногами вода журчит. Течение там бурное.

А потом привык. Уже смелее пошёл по мосту. И перешёл Непрядву.

Место, где Дон сливается с Непрядвой

Поднялся я наверх, там встретил Дмитрия. И вместе уже мы пошли к месту слиянию двух рек.

А вот и наш родной Дон батюшка. Здесь он узенький, конечно. Не такой даже как у нас в Лебедяни. Все-таки, это самые верховья реки. Да и исток от сюда не очень далеко находится.

Место, где Дон сливается с Непрядвой

Но пейзажи здесь очень красивые. Можно было стоять и любоваться вечно всей этой красотой.

На дворе стояла уже осень, и деревья надели жёлтый наряд.

Место, где Дон сливается с Непрядвой

А вот как раз и есть то самое место, где Непрядва впадает в Дон. После слияния Дон становится чуть шире. И несёт он свои воды через мой родной городок Лебедянь далеко-далеко. К самому Ростову и к Азовскому морю.

Место, где Дон сливается с Непрядвой

Сразу же за слиянием находится небольшой островок. Река его огибает с двух сторон, а дальше несёт свои воды уже единым руслом.

Место, где Дон сливается с Непрядвой

Ну а нам пора возвращаться назад. Скоро уже будет смеркаться. А нам ещё до машины нужно дойти.

А скоро, в одной из следующих статей, я вам расскажу про достопримечательности села Монастырщино.

Читайте также:  Как помочь реке иртыш

Думаю, вам будет интересно. Подписывайтесь на канал, чтобы ничего не пропустить!

Источник



Две Непрядвы. Глава 3

3. Две Непрядвы
До Куликовской битвы в исторической действительности существовали две реки, две Непрядвы: верхняя и нижняя, которые впадают в Дон с правого берега на расстоянии 70-ти километров одна от другой. Нижняя старая Непрядва – это нынешняя речка Перехвалка, а верхняя – современная Непрядва.
Булгарские летописи рассказывают свою версию: Дмитрий Донской переименовал Непрядву и назвал её «Очень Славной рекой», а старое название отдал реке Каенсу, дотоле называвшейся Берёзовой рекой (26). О переименовании Дмитрий Донской объявил сразу же после победы, и булгарские летописцы немедленно перевели и зафиксировали новое имя – Субар. С прославленными речками или с селениями всё логично, в истории человечества такое практикуется, а вот факт переименования верхней реки – весьма сомнительный. Отмечать блестящую победу новыми наименованиями – это правильно, но зачем трогать другую речку, не имеющую к битве никакого отношения? Тем более что сама, реальная Берёзовая река обозначена на картах в Берёзовке, в которой Юрий Нечаев-Мальцов поставил поминальный Дмитриевский храм. Кто-то здесь заблудился?
Практика подсказывает вполне реальную историю. Переносить старые названия на новые места – довольно частое явление в России. Вот только хорошо бы понять, когда и почему это произошло? К примеру, существуют в этом же регионе две реки Семенёк. Обе вливаются в Красивую Мечу с правого берега: нижняя – на расстоянии около 25 км от устья, а верхняя – в городе Ефремове. Сосны тоже две: Быстрая и Тихая. Воронежей целых три: Лесной, Польной и просто Воронеж. Мечи тоже две: одна из них Красивая, а другая, просто Меча – впадает в речку Проню южнее Рязани. В этом явлении «виноваты» переселенцы, которые приносили на новые места старые привычные названия рек, деревень и даже городов. Если учесть, что заселение Верхнего Подонья и Рязанского края в первом тысячелетии шло с берегов Днепра по Сейму с переходом на Быструю Сосну, то Меча Красивая появилась первой, как и нижняя Непрядва. Она и у татар называется вполне созвучно – Нимряд. Ещё один пример, в тот же период, по тому же маршруту на Рязанщину переехали другие двойники – Трубеж и Лыбедь.
Понятно, что обе Непрядвы появились в период заселения края, а в какой момент потерялась первая, нижняя? Если невозможно отыскать прямые русские документы, то можно попытаться понять причины. Для того, чтобы отыскать основные точки в документах, нужно разобрать комплекс косвенных свидетельств, карт разных эпох, проанализировать события.
Скажу сразу: если даже не было никакого переименования нижней Непрядвы, то её естественным образом потеряли в двух первых веках после битвы и почти забыли. А в период последней волны заселения края она вошла в противоречие с верхней Непрядвой, поэтому была растоптана в Перехвалку.
Старую Непрядву навсегда «потеряли», заменили Славной рекой в самый неудачный момент – накануне тотального разорения края. В 1382 году по этим местам прошёл Тохтамыш, а в 1395-м – Тамерлан, которые по свидетельствам летописцев разорили край на обе стороны от Дона. Митрополит Пимен отметил сильное запустение в 1389 году: там, где прежде стояли цветущие города, были одни развалины, а людей совсем не видно (подробное цитирование смотрите в главе «Донской водный путь и Столповая дорога»). Начиная с этого момента, набеги по древним сакмам проходили более двухсот лет. А куда подевалось местное население? Думаете, уничтожили всех поголовно? Так не бывает. Большинство сразу же покинуло смертельно опасное междуречье. Крепостные города лежали в руинах, защитников больше не было. Люди перешли в более спокойные места повыше Старого Данкова, под защиту других крепостей и унесли с собой древние милые названия. А какие имеются основания, чтобы так утверждать? Карты на стол!
Самую древнюю из них, показанную на рисунке «Куликово Поле», удалось реконструировать в наше время, а точнее, строго следуя по маршруту ростовской дружины, нанести на современную карту топонимы и гидронимы, взятые из Ростовской летописи, в которой подробно описана топография поля битвы:
«Ростовцы стояли крылом своим у большого оврага, идущего к реке Непрядве и селу Рождественскому, потом перешли ручей Верходубье и Липовой, впадающий в Смолку, где и бились с татарами, имея позади себя реку Непрядву и лес. В самой сече бились с татарами у Рыбного оврага, дошли до устья Утиного, впадающего в реку Смолку, дошли, наконец, и до Красного холма» (27).
Доложу вам: копать лопатой овраги, для подгонки под древнюю летопись, не пришлось – все они сохранились и даже подросли. Не мудрствуя лукаво, просто взял я современную карту устьевой зоны Перехвалки (Непрядвы) и очень быстро подобрал подходящую площадку с оврагами, точно по раскладу, и в полном порядке их поступления в ростовский протокол. Перехвальская орлиная лапа, нарисованная оврагами, показана на всех картах и сразу бросается в глаза. Знаменательно, такая же лапа орла служит известной символикой и в когтях хранит «Державу». Оппонентам советую проделать тоже самое на официальном поле. Если не получится, можете потренироваться – попробуйте подобрать любое другое место в России, на которое так чётко ляжет боевой маршрут. Уж потом не говорите, что это простой плод воображения Артынова, записанный в окрестностях моей деревни Скуратовки Заречной.
Артынов – бедный краевед, беспристрастно скопировавший летописный текст, эти места не посещал, не оставил нам записи о такой поездке, так что сжульничать не мог. Он не указал, где находится площадка битвы. Полагаю, вообще не знал о существовании Перехвалки. Бесспорно, текст писали сами ростовцы. У них было достаточно времени, чтобы изучить местность и зафиксировать всё в подробностях по горячим следам. Каждый занимался своим делом: кто-то восемь дней рыл могилу и хоронил, а кто-то писал. Достоверные сведения идеально ложатся на карту окрестностей села Перехваль, на современные овраги и речки – вот и получилась абсолютно точная реконструкция. Проще говоря, словесный портрет потерянной и забытой местности идеально совпал с её вновь обретённой фактурой. Как это сделано, подробно раскрыто далее, в главе «Куликово Поле».
Уважаемые оппоненты! Эти параметры значатся только в Ростовской летописи! Если Ростовская летопись такая фальшивая, а господин Артынов вам совсем не нравится, как копировальщик и человек, то откуда в вашем официальном обороте появился Красный холм и село Рождественское, само поле битвы, изрезанное оврагами, которые в срочном порядке после битвы, согласно вашей хитроумной уловке, засыпали (запахали плугами) яростные епифанские крестьяне? Русские Гераклы! Разумеется, они же растащили и попрятали 20000 трупаков по своим домам? А вот ленивым перехвальским крестьянам не удалось пашню нивелировать – овраги вдруг резко подросли, потому что очень не любят, когда рыхлят почву на их берегах. Мягкую почву любит размывать мокрая дама по имени «Эрозия», видно, вам совсем не знакомая. От неё пришлось ставить заградительные дамбы, сажать деревья и кустарники. Ещё бы лет сто – всё бы сожрала, и пахать стало бы нечего. На фотографиях это очень наглядно.
Дон – он, общий для всех версий и двух Непрядв, а Меча, единственная, но слишком далёкая от усадьбы Нечаевых, поэтому выброшенная на свалку истории. Как аргумент, у нечаевцев осталась только верхняя Непрядва. Впрочем, самые «мудрые» трактуют простой термин «устье» Непрядвы шиворот навыворот. Это они, в поисках истины, ушли даже с берегов Дона на Волово озеро, а самые шустрые удрали с берегов Дона и верхней Непрядвы аж в саму Москву, к чёрту на Кулишки.
Подлинники летописей о Куликовской битве физически не могли сохраниться, поистрепались от просмотров, повторив судьбу других популярных древних документов. Представьте, сколько студентов и учёных листало их за столетия? Остались копии или списки, переданные в другие монастыри, однако им приходится верить. Особенно, в данном конкретном случае, когда точные ориентиры из Ростовской летописи идеально совпадают с топографией перехвальского поля и сведениями из других источников.
На карте Данковского уезда 1790 года два противолежащих пальца лапы орла – два оврага с одинаковым названием Градский и Градской, держат Куликово поле. Они ограждали фланги русского фронта и были специально нанесены на карту, чтобы Славное Поле не потерялось в эпоху затаптывания истины. Эта карта стала последним документальным ответом патриотов – хранителей памяти, на инсинуацию у верхней Непрядвы, показанную на карте Епифанского уезда десятью годами ранее. Большего они сделать не смогли. Карта региона многократно перекраивалась, и Перехваль побывала в составе разных губерний, что привело к потере преданий и документов. Село входило в состав Ранненбургского уезда на период 1780 – 1805 годов вместе с Данковом, терявшим статус города (28). Под крышей Рязанской губернии на карту проскочили важные отметки: два Градских оврага и церковь Рождества Богородицы.
Теперь смотрим карту Епифанского уезда от 1780 года, которая, в известной степени, соответствует современной топографической карте района, и сравниваем её с картой-реконструкцией «Куликово Поле». И что же видим? Читаем, видим и сравниваем пакет близко однородных топонимов в обоих районах да к тому же, примерно соответствующих их географическим раскладам там и тут в пределах определённой зоны. Несмотря на то, что территория у верхней Непрядвы получилась гораздо обширней, не все летописные, овеянные славой названия туда переселились. Не хватило усердия и пунктуальности. Перенесли самые героические: Верходубье, удачно прикрывавшее правый фланг, Рыбный, который перерезал поле битвы пополам и воспрепятствовал полному окружению русской армии, и речку Смолку, за которой прятался Засадный полк. Там овраги Рыбий верх и Дубик впадают в Непрядву, а не в Смолку, вопреки указаниям Ростовской летописи. Смолка там впадает в Непрядву, а не в Дон (ошибка картографов). А вот самые поздние отметки – Градский овраг и овраг Градской вообще не переехали – о них епифанцы пока не знали, поэтому дублёров им не подобрали. Даже если бы и знали, то на момент 1780 года, с их точки зрения, они казались народным вымыслом, вроде Славной реки, затоптанной ещё в 16 веке. Проще всего было подыскать новый Большой овраг – у верхней Непрядвы овраги водятся в изобилии (эти почему-то не запахали?), а возле Перехвали он – единственный, который впадает в нижнюю Непрядву, поэтому служит точным указателем села Рождественского и места Ростовской дружины перед битвой. В Перехвали не заблудишься потому, что «было поле то тесным между Доном и Непрядвой». Не пытайтесь положить маршрут Ростовской дружины на ложное поле у другой Непрядвы – не получится. Он подходит только перехвальскому полю, что говорит о приоритете всего пакета названий. Здесь оно, историческое Поле Куликово!
Что произошло в реальной жизни? Понять не сложно. Беженцы перенесли массу названий с нижней Непрядвы вверх по Дону на другую – пакетом. А почему бы и нет, если здесь тоже течёт Непрядва? А другую их часть перетащили вверх по Мече в Воловский район, где появился Гусин Брод-на-Мече и ещё один Красный холм, давая повод трактовать «устье» вверх тормашками. Сама Великая Непрядва осталась бесхозной, её имя обрекли на забвение после переименования в Славную реку, а тут подвернулся случай положить привычные и святые названия на новое поле. Хотели, как лучше. Уверен, не обошлось здесь без прямого участия ветеранов Куликовской битвы, тех, которые были нетранспортабельны, долгое время оправлялись от ран в местных селениях, остались калеками. За короткий период самой битвы названия мелких речек запомнить нереально, а вот в период выздоровления, года за два до нашествия Тохтамыша – в самый раз. Было время почтить память погибших товарищей, выучить местные названия объектов, политых собственной кровью, ставших теперь историческими метками, а вскоре пришлось покинуть славный край, и появилась вынужденная возможность увековечить всё на новом месте. Исследователи официального поля утверждают, что заселение местности начиналось с 14 века. Здесь не могло обойтись без организатора, владевшего землями, который всё расставил по новым местам. Уж не там ли лежат корни рода дворян Нечаевых?
Сравните карты. Топография, разумеется, не совпадает, поэтому маршрут ростовцев не ложится на тульское поле. Однако в новом районе появились: Смолка, предположительно, вместо речки Оболешинки, балка Рыбий верх (овраг Рыбный, у Перехвалки), Большой овраг, серия из трёх оврагов и речек по имени «Дубик» (Верходубье), а самое интересное – на месте Монастырщино появилось село Рождественское у Большого оврага – лихо появилось, но ушло впопятную! Любопытно, что «переехала» сама Лебедянь (51) и разместилась в соответствующем старому географическому положению месте – южнее Непрядвы и этих Дубиков километров на восемь, возле поселения Первомайское, но на этот раз подальше от тревожного Дона. Жаль, что оно теперь значится всего лишь урочищем. Заметна естественная трансформация названий. Почему перехвальское Верходубье выражено во множественном числе? А вы на карту посмотрите – оно ветвится на несколько потоков. И сами покажите, где здесь Верхний, Нижний или Средний Дубик?
Ситуация с переселением прямо аналогичная со случаем в Бруслановском стане, где беженцы перетащили топонимы с Красивой Мечи в Измалковский район, а всю историю Каменного Коня – в Зеленковский стан. Недобросовестным тулякам – это в радость. Царские указы пишутся для важных объектов, а в таких случаях предписания не нужны. Народ называл объекты произвольно, очень часто давал им привычные имена, принесённые со старого места – так возникали двойники.
Неизменными остались Смолка с Непрядвой и, конечно, Дон, как главные ориентиры легендарного Куликова Поля. Подкреплённые теперь туманными, отчасти искажёнными, однако героическими преданиями, к моменту 1780 года все названия воспринимались как исконно местные – прошло четыре столетия! Появилась даже Зелёная Дубрава. А вот Красивая Меча, протекавшая в 50-ти км к западу от деревни Куликовки-Телятинки, на новом месте перестала служить ориентиром – её отбросили, и к нашему времени совсем перестали вспоминать. Степану Нечаеву оставалось всё подхватить и в 1820 году написать письмо тульскому губернатору. Мнимое поле у Телятинки, очутилось на собственных землях помещика, государственного деятеля и яростного патриота. (Подробнее о роли Нечаева смотрите в главе «Перед Полем Куликовым»).
Вернёмся назад, на рубеж 16-17 столетий, и посмотрим, что происходило у победной Славной реки? Возрождённая Лебедянь и село Перехваль появились в документах с 1613 года, а новый Данков с 1619-го. Разумеется, многие поселения возникли несколько раньше переписи, с момента организации Сторожевой службы. Служилые люди – бывшие княжеские дружинники, получили земельные наделы и образовали новые поселения. К примеру, сельцо Лебедянское Городище известно с 1605 года. Лет за двести история с переименованиями канула в Лету. К этому моменту место Куликова Поля помнили священнослужители, немногие жители, всегда остававшиеся в родных местах, служилые люди, вернувшиеся на земли предков. Все они хранили предания и речку называли, как повелел Дмитрий Донской. Мои фантазии? Отнюдь. Из татарских летописей имеем Субар – Славная река, плюс факт из местной топонимики. Современная деревня Плехотино, стоящая по-соседству, в другие времена носила разные наименования. Была она Старое Спешнево, а в самом начале – Славная! Как показано в списке поселений и на атласе 1821 года.
А как вам понравится Победная под Скопиным, в точке летописного Березуя, наречённая в честь славной победы? Об усечённом в исторических правах Березуе расскажу подробно в отдельной главе – знаковая точка того стоит.
Таким образом вместе с Градскими оврагами, для нас проскочила ещё одна подсказка в том же документе. Неизвестный рязанский автор, мой принципиальный предшественник, старался вовсю! Своё необычное говорящее имя деревня получила от имени реки, однако в наше время речка называется «Вислая». Если разобрать гидрологию Перехвалки с её притоком Вислая, то они больше подходят под старую Непрядву по длине и по водности.
Народная память умирает постепенно, ей трудно противиться официальной версии, легенды гаснут. Печатное слово, даже неверное, закрепляется твёрдо. В «Книге Большому Чертежу» от 1627 года значится одна Непрядва – новая верхняя, и река Перехвал (подробно историческая ситуация того периода раскрыта в главе «Междоусобица»). Никто не посягнул только на Победную – оказалась далековато от Перехвала, под ногами не мешалась.
Вслед за сторожами появились новые поселенцы Данковского уезда, которые метко поймали ситуацию, сложившуюся к 1571 году: если героическая Непрядва находится там, то здесь – непонятно, за что перехвалённая Славная река?! Наверняка, среди них были люди с верхней Непрядвы, вернувшиеся через 200 лет на землю предков (Ишутины, Оболешины), «разъяснившие» местным ситуацию с Куликовым полем, поэтому появилась «Перехвалка», имеющая в названии сильно язвительный оттенок иронии насчёт славы этой реки: «Спешнево в верховье речки Перехвалки…». А ещё в документах 1627 года числится «сельцо Перехваль (Хрущёво, Большое Селище) на реке Перехвали под Романцовским лесом» (29). Как видим, село за короткое время успело сменить несколько имён, а речка именуется то так, то этак. В документах встречается и самый прямой и жёсткий вариант – «Перехвал».
О Перехвали говорится:
«Село Перехваль на речки на Перехвалки. А в селе церковь древена клецки во имя Рождества Христово. А в церкви Божие милосердье оброзы и книги и ризы, и колокола и всякое строенье мирское. Да на церковной земли поп Мартин, пономарь Кондрашко Ондреев» (30).
Сорока лет хватило, чтобы ко времени первой переписи «разобраться» со Славной рекой. Самая ранняя дата основания села известна из владельческого документа Василия Соседова:
«А владеет он тем поместьем по выписи Осипа Секерина да Добрыни Русанова 122-го году (1613/14)» (31).
Село Перехваль с историческим Куликовым Полем в 1613-м году вошло во вновь образованный Лебедянский уезд и в 1628-м ещё значилось в нём (32). Его после всех неурядиц передали Данковскому уезду, а место славного Поля показательно вырезали ломаной линией из состава лебедянских земель. Перекройка границ уездов с расчленением территории Куликовской битвы, произошла в 1638-м году, во время очередной крупной реорганизации сторожевой службы (подробнее смотрите в главе «Сторожевая служба Лебедяно-Данковского края»). Нижняя Меча, на которой добивали войско Мамая, оказалась в Бруслановском стане Елецкого уезда. Вот вам и весь расклад.
Спросите, что это за Большое Селище, в чью честь? Однозначно, памятное место летописного села Рождественского. И Селище, и Городище – это имена, говорящие о том, что привязаны они к местам старых поселений, имевших до разрушения статус села или города. Имя Лебедяни воскресло в сельце Лебедянское Городище. А количество поселений на благодатных землях Данковского уезда в этот момент было весьма незначительным, по-сравнению с Лебедянским и Елецким, поэтому их число пополнили несколькими сёлами соседнего уезда, включая Перехваль. Видимо, русский народ неохотно заселял эти опасные места на развилке Ногайской дороги, приводившей кочевников с Дикого поля.
Сравните, что весомей: не успевшая созреть, растерзанная и предавшая государя Лебедянь, служившая разменной монетой в период Смуты, или крепкий древний Данков, давший отпор всем супостатам? Судьбу нижней Непрядвы – Славной реки вручили данковским помещикам, а у них во владении уже были свои собственные Непрядва и Смолка. Это сыграло роковую роль, потому что свой выбор они уже сделали. Юридически упустив Куликово Поле с Перехвалью, лебедянцы потеряли практический смысл за него бороться. Отстаивать наименования и историю рек соседних уездов стало делом абсурдным. Результат известен: верхняя Непрядва уничижительно восторжествовала над Славной рекой, окончательно превратив её в речку Перехвалку. Этот факт впоследствии сыграл главную роль в назначении поля битвы на землях данковского помещика С.Д. Нечаева. Память гасили долго и, когда маховик набрал обороты, Степан Дмитриевич решил эту проблему внутри уезда в 1820 году, написав письмо Тульскому губернатору.
Не могу не отметить. В 1822-м умер первый из рода Нечаевых – Дмитрий Степанович. Возможно, у отца и сына было разное мнение по месту дислокации поля Куликова. Возможно, после этого у сына развязались руки. А тогда, чего же так долго ждали? Это всего лишь догадка, которую невозможно подтвердить. Однако, в 1833-м Степан Нечаев, занимая пост обер-прокурора Священного Синода, в явном виде «продавил» вопрос перед царём. В 1836-м году Николай I своим указом назначил Куликово поле на ложном месте.
Русская Непрядва – это трансформированное от угорского «Нимряд», которое означает «невкусная, непитьевая вода» (33). Можно понять, как сначала вместо Нимряд стала более понятная «Нипряд», затем «Непряд», которая недопряжа, а потом следовало добавить «ва» – вода, река, и получилась легко произносимая русская Непрядва – река, которая совсем не прядётся. В устной речи на местном диалекте звучит ещё проще – «Нипрядва».
В русских летописях Непрядва значится в комплексе с другими объектами региона: с Доном, Мечой, селом Рождественским – этого было достаточно, излишне распространяться летописцы не стали. Один из основных ориентиров – село Рождественское – уничтожили, а другой – реку Непрядву – переименовали, а факт переименования не зафиксировали в русских документах и забыли. А почему? Сработал фактор неприятия – просто язык не повернулся! В народной памяти навечно закрепилось название речки, на которой одержана блистательная победа. Встаньте на место предков и попробуйте написать: «Победу в Куликовской битве одержали на реке Славная». Что, не получается? Со славным Сталинградом такая же ситуация! Сама история приготовила этот казус. Лет через двести в новых документах новые события стали фиксировать в привязке к речке Перехвалке. Такова обычная историческая практика. Посмотрите, часть людей у нас родилась в Ленинграде, а другая – уже в Санкт-Петербурге. Тем не менее, в русских летописях привязка достаточно точная и содержится в цитате:
«Уже Мамай-царь на Гусин брод пришёл, и одна только ночь между нами, ибо к утру, он дойдёт до Непрядвы» (34).
Гусин брод – в Лебедяни, а нижняя Непрядва (Перехвалка) в 15 км выше по Дону. В ту эпоху расстояния отмеряли днями пути или суточными интервалами. В документе речь идёт о второй части армии Мамая, ведомой Багуном от Кузьминой гати, которая прискакала на Гусин брод 7 сентября. Эти факты подробно раскрыты далее, в главе «Дорожная карта Куликова поля». В этот момент другая Непрядва не светилась.
Разорённые земли междуречья от Московского княжества перешли к Рязанскому по договору от 1483 года. Сразу же после Стояния на Угре в 1480 году и падения татаро-монгольского ига, русские князья взялись строить новую Русь и наводить порядок в окраинных землях юга. В договоре взаимосвязаны уезд «Романцов весь» и Меча. Со времени Куликовской битвы прошло всего сто лет, а верхняя Непрядва ещё не попала в документы. Уезд Романцов своим наименованием увязан с обширным Романцовским лесом, покрывавшим зону междуречья от устья до нижней Непрядвы. Историки до сей поры спорят: кому принадлежали эти земли? Нижняя Непрядва всё ставит на свои места: и Куликово поле, и русские земли. Нимряд (Непрядва), с точным указанием, где она находится, сохранилась в булгарских документах. Для татар ситуация была другая, подумайте сами. С лёгкостью отразили они и новое название – «Очень Славная река», переведя его на свой язык, как Субар. Разгромили войско Мамая, а Булгарское государство существовало ещё лет двести и хранило документы.
На государственном уровне Куликово поле вспомнили в эпоху Ивана Грозного. Приближался 200-летний юбилей, а великая победа служила знаменем в борьбе с татарами. Икону Донской Богоматери, подаренную казаками Дмитрию Донскому перед Куликовской битвой, его потомок – Иван Грозный, брал в поход на Казань в 1552 году. После победы на Волге русская экспансия пошла на юг – Подонье стали заселять, для контроля путей набегов на Русь ставить сторожи. В это время без труда нашли верхнюю Непрядву в соседнем регионе, которая попала в документы о сторожах в 1571-м и неоднократно приведена в источнике:
«Из Епифани: Сторожа вверх Сукромны и Непрядвы, а сторожам на ней стояти из Епифани трём человекам» (35).
К этому моменту прокралась в русскую историю глобальная ошибка. Но сильна ещё была церковная память и народная память о яркой победе, и имелись исторические первоисточники. Период времени до Раскола Церкви в середине 17 века был гибридным. В нём всё смешалось. Одновременно фигурировала верхняя Непрядва и Красный холм за Красивой Мечой, Гусин брод в Лебедяни, точка Березуя возле Скопина, Кузьмина Гать на Цне. Память о битве была увековечена установкой храмов и наименованием пунктов в местах её прохождения. Появились: Димитриевское, Сергиевское и Тютчево на Мече, Славная у речки Перехвалки. Были восстановлены: Дмитриевское с монастырём на Вёрде, Рождественский престол в церкви села Перехваль и другие. Русская Православная Церковь начала грандиозную работу по установке храмов-памятников, о которой подробно рассказано ниже, в главе «Древнейшие памятники Куликовской битвы». С противной стороны историки вынуждены были начать «исправление» фактов и навязывать свои варианты развития событий, что нашло отражение во вторичных документах (в публикациях) от середины 17 века, и продолжается бесконечно. Постепенно стали исчезать памятные наименования, а вместо них появились придуманные: Кузьмина Гать-на-Мече, Красный холм у верхней Непрядвы, Зелёная Дубрава, Рождественское. В 2005-м ошибочное место Куликова поля утвердили окончательно и бесповоротно. Какая была им разница, где праздновать, а уж поминать – тем более. Есть такое понятие: устоявшаяся общепринятая версия, чаще всего, базирующаяся на неистребимых и живучих мифах, которая всегда утверждается голосованием. Она победила. Истину всегда понимает меньшинство, она легко пробивает дорогу только при поддержке прозорливого правителя, что бывает весьма редко. Сразу же вспоминается судьба Галилея…
На карте Епифанского уезда 1780 года у новой речки Смолки обозначена деревня Смолка (Оболешино). Первое название деревни отражает старое имя реки – «Оболешинка», впадающей в Непрядву. К моменту издания карты поселение переименовали, а речку назначили Смолкой с самого момента переселения. В момент издания карты епифанцы проговорились. Что поделаешь? Правила требовали указать старое название. К тому же владельцы села носили фамилию Оболешиных. Весьма вероятно, по древнему названию реки.
Могу заявить, что древняя речка Смолка впадает в Дон в современной деревне Селище, а её название тоже потерялось. Место Смолки с абсолютной точностью и достоверностью выводится из Ростовской летописи. Эта речка называется Глинкой в межевых документах начала 17 века, и с 18 века на картах Данковского уезда. Своё новое имя речка получила потому, что со своими притоками стекает с глинистого холма, на котором стоит село Перехваль. И ещё, в самом центре села на высоком левом берегу реки существовал глиняный карьер. Речка несла жёлтую глину, как бы подчёркивая уничижительное отношение к местным преданиям, противоречащим фальшивому месту Куликова поля. В наименованиях «Перехвалка» и «Глинка» просматривается намеренная процедура уничтожения конфликтных прославленных гидронимов. Было вызывающе подчёркнуто, что здесь никакая не Славная река, а незаслуженная Перехвалка, не легендарная Смолка, а всего лишь – гадкая Глинка. Однако это и служит дополнительной уликой.
Хотите провести следственный эксперимент? Нет ничего проще. Возьмите две современные карты спорных регионов, вытрите на них «ростовские» названия оврагов и речек и Непрядву со Смолкой, и Перехвалку с Глинкой, распечатайте цитату из Ростовской летописи, выдайте эти материалы нескольким людям, ничего не знающим о Куликовом поле (не сомневайтесь, такие любители ребусов найдутся сразу), спросите испытуемых: на какую карту ложится текст? Уверен, результат будет стопроцентным!
Ключевой момент в определении места Куликовской битвы – это вскрытие тайны двух речек по имени Непрядва: нижней и верхней. Отсюда вытекает историческая ошибка с назначением Куликова поля у верхней Непрядвы. К нижней Непрядве вяжутся все указания из летописей и прочие документы, сходится топография и хронометраж.
Историки и исследователи, спуститесь вниз по Дону на 70 км к нижней Непрядве – Перехвалке и к Глинке – Смолке, к братской могиле на перехвальском поле, соберите остатки оружия на Лебедянских полях, сильно выбитых чёрными копателями – у вас сойдутся все вешки, и восторжествует истина. Но, тогда придётся переписать самую яркую часть Российской истории.

Читайте также:  Как речка вытекает из байкала

Источник

Adblock
detector