Меню

Сплав по реке илыч

“Я и Изпыред, я и Лёкиз, я и Болваны, медведь и Болваны. Я и медведь. Ой!” или Экскурсия на Маньпупунёр

Иван Иванов

Как-то так мы смеялись над манией нас — туристов везде фотографироваться.

Мысль сходить на Урал возникла у меня лет 10 назад, Когда знакомый показал мне фото с приполярного Урала, куда он ходил ещё студентом. И со временем это стало навязчивой идеей. Некий рубеж. Приглашали в прошлом году, но не получилось.

И когда знакомая из Сыктывкара предложила сходить на Маньпупунёр, я с радостью согласился.

Опыта коллективных походов у меня нет, хотя по рыбалкам и охоте походил по лесу прилично. В палатке не ночевал (всё больше у костра под ёлкой или в избах).

Прочитал про маршрут. Он мне показался не сложным (пешая часть маршрута -72 км за 4 дня). Подумал, что для меня — начинающего туриста это будет нормально.

Читаю легенды про Маньпупунёр, отчёты людей, ходивших туда разными маршрутами.

Мне прислали список что взять. Месяц собираю необходимое, стараюсь облегчить вес рюкзака. Покупаю лёгкие сапоги. На вид не крепкие, но знакомый говорит, что ходить в них удобно и тепло.

Нас будет 8 человек, 6 из Сыктывкара, я и ещё какая то девушка. Двоих из группы я знаю.

Мы по максимуму отказались от доп. услуг, как-то уложились в 14200 рублей с человека. И вместо возвращения в Троицко-Печорск те, кто захочет, едем на лосеферму в Якшу. У руководителя группы хорошие отношения с заведующей фермой. Будем жить у неё. Дальше по обстановке.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ, 27.07.2012

Пол ночи трамбую рюкзак. Нахожу в интернете инструкцию по укладке рюкзака. Несколько раз перекладываю. В итоге выкидываю штатив для фотоаппарата и бутылку водки. Всё равно рюкзак очень тяжёлый. До автостанции решаю ехать на такси.

5.30 автобус Нижний Одес — Сосногорск. Еле впихиваюсь в двери. Палкой цепляю всё что можно. Народ относится с пониманием. Та же процедура на выходе.

На вокзале Сосногорска забираю билет (оплатил заранее в на сайте rzd.ru). с какого-то поезда появляется семья немцев с кучей рюкзаков. Так понимаю – коллеги-туристы Женщина хорошо говорит по русски. Едут тоже в Троицко-Печорск. Дежурная по вокзалу помогает им с билетами, всё объясняет.

Поезд на Троицко-Печорск. 2 вагона. Я в общем. В плацкартном едут участники группы из Сыктывкара. Кое-как закидываю рюкзак на багажную полку. В тот же вагон садятся и немцы. Пытаются сесть по местам, указанным в билетах. Им помогает проводница.

Девушка с моего купе спрашивает, не на Маньпупунёр ли я. Оказывается, это 8-я участница нашей группы – Саша. Живёт, учится и работает в Орле, родом из Сыктывкара. Учёба и работа связаны с туризмом. Готовилась полгода. Поход первый.

10.00 идём знакомиться с группой в соседний вагон. Я угощаю всех солёным хариусом, пойманным 4 дня назад на Ленавоже (насколько я знаю, в Сыктывкаре нет хариуса). Знакомимся, кушаем. Обеда у нас больше не будет. Из 8 человек трое идут первый раз.

12.40 прибываем в Троицко-Печорск. Нас встречает Наталья с табличкой “Маньпупунёр”.

Сразу едем на 2 газелях в Усть –Илыч. 42 км. Последнее место, где есть сотовая связь.

На берегу нас ждут 2 лодки. 9 метровые, самодельные. Одеваемся потеплее (я одел всё что было), усаживаемся. Одеваем жилеты. Знакомимся с мотористами. Лодку, где я, ведёт Миша. Сам он с Еремеево, куда мы и плывём сегодня вверх по реке (80 км). На случай дождя Миша готовит плёнку. Хотя и пасмурно, с погодой нам везёт, нас не намочило.

По дороге 2 остановки, размяться, перекусить, послушать шутки дяди Вани (второго моториста).

Меряю навигатором скорость лодки (21 км/ч).

Часа через 4 прибываем в Еремеево. Размещаемся у Михаила. Знакомимся с семьёй. Вкусный ужин, жаркая баня, прогулка по деревне (наслаждаемся деревенскими запахами), слушаем байки дяди Вани, смотрим Мишины фотографии с Маньпупунёра. Мне кажется, дядя Ваня расстроился, что мы в основном из Коми. Это ограничивало полёт его фантазии.

Еремеево раньше славилось лисофермой, разводили чернобурок. Забивали несколько тысяч в год. Теперь это всё утухло. Есть почта, школа- сад (дети учатся до 4 класса, дальше едут в интернат в Приуральске), 2 магазина. Продукты завозят по реке. Разводят скот, имеют огороды. Люди приветливые. Пьяных я не видел. Деревня чистая. Администрация в Приуральске. Есть площадь. Памятная доска погибшим по время войны.

Устраиваемся на ночлег. Трое в гостевом домике, остальные в доме с хозяевами. Тепло и уютно. Ночью меня развлекает котёнок, который охотится на шнурок моего спальника.

Важные открытия этого дня для меня:

1. Это не Илыч впадает в Печору, а Печора в Илыч (по совокупности факторов), и то, что мы привыкли считать Печорой, на самом деле Илыч.

2. На Илыче совершенно нет песка (только мелкие камни)

3. На Илыче совершенно нет мусора (что обычно сопутствует людям на реке). Окурки я аккуратно собираю в пустую пачку от сигарет.

Подъём в 6.00 Нам сегодня предстоит подняться по Илычу до кордона Усть-Ляга (120 км). Ночью прошёл ливень, пасмурно, холодно. Думаю, сегодня точно намокнем.

Завтрак, отчаливаем. С погодой опять повезло. Дождик небольшой был всего минут 5. Миша по дороге рассказывает то, что мы видим по ходу. Практически угадывает уже вопросы, стоит только к нему обернуться. Берега Илыча становятся круче, появляются скалы. Для меня всё это ново. Попадается на встречу лодка с туристами. Они уж не сидят как мы, а лежат. Я предполагаю, что это стандартная поза возвращающихся.

Скала Изпыред. Поражает своим видом. Причаливаем к берегу чуть выше скалы. Берег крутой с осыпью камней, выглядит неподъёмным. Как-то неожиданно Миша предлагает подняться. Оказывается, есть тропка, цепляющаяся за деревья.” Легко” взбегаем по тропке. Я как-то сильно взмок. Одет то тепло. Выходим на скалу. Опять неожиданно открывается потрясающий вид на реку, лес. Сначала по одному, потом вместе фотографируемся. Смотрю вниз. Кружится голова. Страшно. И очень красиво. Смесь необычных эмоций. Успокоиться мешает суета вокруг, но как то справляюсь. Где то внизу дядя Ваня, две наших девушки и весь мир. Хочется не уходить отсюда. Но время. Спускаться тяжелее.

Проходим границу заповедника, причаливаем к кордону Изпыред. В лодку запрыгивает гостеприимный пёс Чанга (так я услышал), его любовь просто не знает границ.

Тут полноценный обед, кофе. Проверка разрешения. Читаю сам. Запрещены рыбалка, охота, сбор ягод грибов, мусор нужно уносить с собой и ещё что то. В общем, наше присутствие в заповеднике не должно оставить следов. Рассказы инспектора о тяготах и опасностях службы, опять шутки дяди Вани. Река в этом месте узкая, по весне заторы. Есть рация.

Меня шокирует – зарплата инспектора – около 5000 рублей. Без комментариев.

Первый раз вижу рубленые будки для собак. Инспектор объясняет, что другая и не выдержит атаки медведя. На вопросы о медведях отвечает: — гораздо страшнее двуногие звери.

Следующая остановка – скала Лёкиз (Плохой камень). Спускающиеся по реке всегда молились перед прохождением этого участка. Река в этом месте сужается, делает поворот, течение выносит прямо на скалу. Глубина реки у скалы около 20 метров. Тут раньше всего замерзает река, и по весне обычны заторы. Но как она красива!

На очень красивом месте расположен кордон Шежимдикост. Высокий берег, кедры. Тут быстренько перекусываем очень вкусным местным блюдом и плывём дальше. Моросит дождь. Я возмущаюсь, когда уже кончится экскурсия и начнётся поход. А то второй день сидя так, сидя этак, лёжа на том боку, на этом.

Кордон Усть –Ляга. Расположен чуть выше устьев рек Большая Ляга и Малая Ляга. Отсюда начинается пешая часть маршрута. Есть гостевой домик для туристов, баня, кухня.

Приятная новость – на маршруте у нас не будет обедов. Поэтому обеды оставляем. После распределения готовки пищи у меня остаётся только перекус и ужин третьего дня. Я избавляюсь от 500г геркулеса, банки молока 250 г., 500 г. тушёнки и кучи пакетов с супом. Плюс Миша рекомендует идти весь маршрут в сапогах, поэтому избавляюсь и от кроссовок (хотя потом пожалел об этом).

Прогуливаемся по кордону, пока готовится ужин, общаемся со старшим инспектором. Я обращаю внимание на связь. Спутниковая. Питание: ветрогенератор, солнечные батареи, аккумуляторы, плюс есть бензогенератор. Смотрим остов строящейся лодки из целого ствола с частью корня. Интересно. Спрашиваю у Миши, почему на Илыче нет казанок и других металлических лодок. Объясняет сложностью прохождения перекатов. Я думаю, просто традиция и грузоподъёмность.

Вкусный ужин, проясняющееся небо, рассказы Миши и дяди Вани о горах, людях и много-много смеха. Спать ложимся в гостевом домике. Тепло, даже жарко поначалу.

Фото Марины Колеговой

Итак, всё самое интересное начнётся завтра.

6.00 Утро встретило нас солнцем и прохладой. Роса. Идти по лесу в такую погоду одно удовольствие. Завтракаем.

Трамбуем рюкзаки. Помогаем друг другу закинуть на спину. Мой всё таки тяжёлый. Меня слегка шатает. Но палкой я выравниваюсь.

Переправляемся на лодках на косу между устьями Большой Ляги и Малой Ляги. Оттуда и начинается тропа.

8.00 Сегодня нам предстоит пройти 20 км до места ночёвки. Меня ставят замыкающим. Меня распирает от важности такого поручения. Но идти последним как выяснилось морально очень тяжело. Поначалу идём очень быстро. До 7 км /ч по навигатору. Тропа болотистая, но серьёзных болот нет. Идёт по древнему Сибиряковскому тракту. На тропе установлены вешки с указанием километров. Так что силы рассчитывать легко. Лес темнохвойный частый, идёшь как в коридоре.

4 км. Небольшой привал. Просим сбавить темп. Стало тепло, идти жарко. У меня уже подозреваю есть мозоли, судя по ощущениям в ногах. Миша напоминает, что собирать ягоды, грибы нельзя. Нельзя ничего рвать. Я говорю, что поедание ягод ртом, это не сбор. В целом эти запреты мы не нарушали. Скорость движения не позволяла.

8 км или около того. Оборудованная стоянка, решаем пить чай. Обнаруживаю у себя лопнувший мозоль, странно как-то между пальцами ног. У остальных тоже не всё гладко. Миша даёт пластырь. Клею.

Почти 13 км. Избушка, оборудованное место для стоянки. Пьём чай, кофе, перекусываем. Осматриваем домик.

Ручей Зарни –Ёль. Так вот ты откуда, знаменитая водка. Пьём чай снова. Мы уже далеко не так бодры как вначале.

Следующий маленький привал на повороте с Сибиряковского тракта на юг. 3 км и мы на высоком берегу Большой Ляги. Вдали показываются силуэты мансийских болванов. До их подножия остаётся 16 км. Средняя скорость движения на пройденном участке – 4 км/ч.

Переходим вброд реку. Нам повезло. Уровень воды небольшой, но многие черпают воду. Уровень воды здесь изменяется быстро. Миша рассказывал, что некоторым приходилось переходить по грудь в воде.

Оборудованная стоянка. 20км. Левый пологий берег Большой Ляги. Место для костра, палаток, навес, сарай с печкой, стол с навесом. Дрова заготовлены. Просто санаторий. Тут ночуем в палатках.

Плющимся до вечера. Каменистый пляж, солнце. Как обычно, праздничный ужин. Латаем мозоли, смазываем места укусов. Настроение кайфовое.

Ночью намечается заморозок. В эту ночь я понял минусы однослойных палаток в прохладное время. Конденсат. Миша отдаёт нам внешний тент от своей палатки. Теплее, но трудней дышать.

В целом ночь прошла мирно, все пережили. Под утро буянили кедровки, садились на палатки, громко кричали. Негостеприимно как-то.

Услышав треск костра, я выполз на свет. Костёр в лесу помимо тепла ещё и сильное средство психологической поддержки. Завтрак, сборы. Приятная новость. На плато ночуем в домике, поэтому палатки оставляем. 1,7 кг минус. Ещё я оставляю ужин завтрашнего дня: 800 г риса и 2 банки мяса цыплёнка по 350г. С таким рюкзаком я буду просто летать.

Тропа стала хуже. Корни деревьев и ветки пихты поперёк. Большинство переобулись в кроссовки. Я компенсировал это срезом сырых участков напрямую.

В пути одна остановка с чаем. Перекладывая рюкзак, обнаруживаю отсутствие фонаря (моя тяга к перекладыванию рюкзака стала поводом для шуток, все переживали, что я что-нибудь забуду). Забыл в палатке, вероятно , расстроен.

Дальше тропа вдоль ручья, который начинается где-то у подножия болванов. Корни, ямы. Идём небыстро. Лес меняется. Больше пихты. И становится светлее. Заметно, что тропа идёт на подъём.

Последняя остановка перед подъёмом на ручье.

Дальше только в гору. Постепенно тропа становится круче, но не суше. По мере подъёма меняется растительность. В какой-то момент, на рывке, зацепившись за сухую ёлку, я рву сапог. Катастрофа! Ну ладно.

Море черники. Кончился лес, только ягель и ягоды, карликовая берёза. Мы втроём поотстали. Наслаждаемся подъёмом. По мере подъёма открываются новые виды.

Я такое вижу в первый раз. Там вдали – горы Приполярного Урала. Смакую. Выходим на плато, ясно, ветер. Грунт – камни, наваленные как попало, сверху ковёр из ягеля и ягод. Причём такое ощущение, что они не связаны, камни шевелятся. Идти приходится осторожно.

И вот самый момент, который я запомнил – показывается верхушка одного идола. Что то нереальное. Достаю фотоаппарат побольше. На поясе мешается навигатор. Проходим дальше, пока не становятся видны все столбы. Зрелище потрясающее, они как будто не отсюда. Что-то неземное.

Догоняем остальных. Фотографируемся группой.

Топаем вперёд. Обнаруживаю, что потерял навигатор. Возвращаюсь искать. Не нахожу ни навигатор, ни того места где фотографировались, ни следов своих. И тут как то в ряд у меня выстроилась цепочка — фонарь, сапог, навигатор. Вспоминаю из легенд запрет на посещение этого места. Задаюсь вопросом – стоит ли усугублять, стоит ли идти дальше? С чистым ли сердцем я иду к древним мансийским святыням? Так, думаю, идти надо, буду по минимуму совершать движения и проявлять максимум уважения. Попробую как то договориться с идолами. Если что, пусть навигатор станет жертвой.

Догоняю остальных. Попадали возле большого камня за болванами. Миша колдунским образом добыл где то бутылочку настойки. Отмечаем достижение цели. Меня заинтересовала “ стена” и ряд фигур в западном направлении. Будет время – сходим.

Идём в домик. Он примерно в километре от болванов. Нас встречают 2 инспектора – Андрей и Артур. Инспектора теперь постоянно дежурят на плато по 10 дней. Домик двухэтажный, есть биотуалет, газовая плита, бензогенератор. Если принести бензин, то будет свет. У нас был.

Прогуливаемся за водой до ручья (метров 400). В небе вижу ещё один знак, похожий на лапу медведя. Капец! Да-да, говорю, мы будем хорошо себя вести.

Пьём чай, слушаем рассказы. Ждём заката. В этом году на плато был пожар. Чудом удалось потушить, да и дождь помог.

Идём фотографироваться к болванам. По дороге решаемся сбегать до “ стены”. Тем, кто пойдёт, Миша обещает бонус. Бонус и правда оказался шикарный — в стене трещина (её не видно издали), по ту сторону обрыв и открывается вид на другие горы, лес.

Захватывающе. По камням лазить легко, они шершавые, сапог хорошо цепляется. Но мне страшно, когда смотрю вниз. И когда этот страх преодолеваешь, возникает гордость за себя. Ну как то так. Это очень необычно и интересно. Это видно и по другим.

Солнце близиться к закату, счастливые торопимся к болванам. Усаживаемся с восточной стороны. Созерцаем. По мере продвижения солнца всё меняется. Мне кажется, что в силу структуры поверхности в этих фигурах можно увидеть всё что угодно в зависимости от погоды и освещения.

С людьми происходит что-то странное, все задумчивые, в себе. Порой не слышат, что им говоришь. И правда, хочется просто молча сидеть и смотреть. Разные мысли посещают. О вечности, о прошлом. Сюда приходили люди сотни лет, а они так и стоят, смотрят сверху на нашу суету. И ещё мне показалось, что они добрые, почему то. Погода тихая, прохладная.

Солнце, правда, село в тучку на горизонте, чего то мы не увидели. Слегка продрогшие, мы поспешили на праздничный ужин.

Хитом этого вечера стала дыня, которую в виде сюрприза (каждый должен был приготовить сюрприз) принесли на плато Артём и Анатолий. Мне она показалась около 3 кг. Я думаю, на Маньпупунёр дыню ещё не приносили. Было вкусно и весело.

Артур рассказывает грустную историю про хромого оленя, который живёт на плато. Они его часто видят. Олень жил с двумя самочками, но пришёл более крупный молодой олень, побил хромого и увёл олених. И теперь хромой один. Всё как у людей. Мы услышали ещё одну версию про происхождение болванов, придуманную дочкой Артура. И опять очень много смеялись.

Говорили про нарушителей . В основном они приходят не из Коми. Со стороны Сверловской области. Там на внедорожнике можно подъехать на 10 км. Инспектора их ловят, составляют протоколы. Стандартное объяснение – заблудились. Знакомлюсь с образцом протокола. Мне кажется, что в суде дела должны разваливаться. Артур говорит, что все протоколы в суде устояли. Я не верю.

Некоторые решили встать в 3 утра встречать рассвет. Я решил выспаться. Женщины наши устроились на втором этаже, мы на первом. Ноги гудели и болели уже лопнувшие мозоли.

В 3 часа ночи произошло странное. Я проснулся от топота. Мне показалось, что рассвет побежали встречать все. Я тоже, схватив фотоаппарат, выскочил на улицу. Холодно. Сходив за спальником и закутавшись в него, я уселся в беседке. Интересную картину я наблюдал. 2 человек идут в гору (она выше метров на 100 той, где болваны) напрямик, ещё 2 девушки идут примерно туда же по тропе. Потом первые резко останавливаются, бегут к тем, что на тропе, потом они все вместе идут назад, забегают в дом и ложатся спать. Всё это при минимуме слов и почти бегом. Рассвет остаюсь встречать я один. Позже выходит Миша. И вдвоём мы наблюдаем, как солнце сначала освещает верхушки дальних гор, склоны, горы отбрасывают тень друг на друга. Красиво и масштабно. После досыпать.

Мне приснилось, что я нашёл навигатор. Я проснулся позже всех, хотя и дежурный (моя напарница по готовке Оксана варила кашу на газу). Умывание на ручье. Завтрак. Идём на гору с “бубном”. Миша на ней сам ещё не был. До вершины 2,5 км, а на вид рядом. Без рюкзака бежать легко. Погода тёплая, ясно. Ветер. Тропа хорошо видна.

На подходе с “бубну” встречаем похоже того самого молодого оленя со своей “девушкой”. Удаляется он гордо и с достоинством. Как нам всё — таки везёт.

Залезаем на “бубен”. Наверху сильный ветер. Как-то даже сдувает.

Я не сильно там скачу. Спускаться трудно. Понимаю почему. Не видно, куда ставить ноги. А когда отклоняешься назад, чтоб увидеть, есть вероятность сместить центр тяжести и упасть. Как рассказывают бывалые, именно на спуске происходит большинство падений в горах. Подсказываем друг другу.

Внизу расщелина. Миша с ходу придумывает легенду, согласно которой пройти в эти ворота могут только достойнейшие. В габариты расщелины вписываются все.

Возвращаемся к домику. По дороге Миша показывает мне следы квадроцикла, который привозили на вертолёте. Понимаю, что следы ещё будут видны долго. Очень ранимая растительность.

Обед. С Мишей пытаемся починить сапог с помощью нагретого на огне ножа. Безуспешно. Ограничиваюсь пока лейкопластырем, любезно предоставленным Сашей. Ощущение, что у неё есть всё. Симпатичный получился сапог. У ребят ещё есть скотч, и где то у меня изолента для экспериментов с сапогом. Предлагают кроссовки, забытые кем- то из туристов, но я решаю до конца испить чашу ответственности за свои решения. Да и дырка до Большой Ляги, думаю, позволит дойти, а там посмотрим.

Прощаемся с гостеприимными хозяевами домика на плато, трогаемся в обратный путь.

Фото Марины Колеговой

Сожалеем что времени мало. Можно было бы на денёк задержаться.

Небольшая фотосессия у болванов.

Ритуал прощания с шаманом. Это первый раз, когда я дотронулся до идолов. Я попросил вернуть навигатор. Ну зачем он ему?

По пути решаем поискать навигатор. Выстраиваемся в цепь, идём.

фото Александры Журавель

И тут случается ещё одна странность. В какой-то момент времени я внезапно сворачиваю и иду поперёк строя, и, пройдя метров 30, упираюсь в навигатор. Просто упираюсь. Он в метре от меня. Я немного в шоке. Я не могу объяснить причин своего поведения. Со стороны говорят, это выглядело тоже необычно.

Нашёл! кричал я, упав на колени, радуясь не столько факту нахождения навигатора, сколько испытанному мной ощущению чуда.

фото Александры Журавель

И вот в таких смятённых чувствах я и брёл до Большой Ляги. Спустились в лес. Тут ветра нет, жарко. Я мочу голову и споласкиваюсь по пояс во всех ручьях и некоторых лужах. Самое неприятное в этот день – пот, заливающий глаза.

Так же, с одним чаепитием, добегаем до стоянки на Большой Ляге. Устраиваем купание в реке. Ощущения непередаваемые. Ночь предполагается тёплая. Ужин. Мне кажется, что все пребывают в каком-то смятении. Я тоже. Наверно слишком много эмоций для одного дня. Да и усталость накопилась.

Просыпаемся опять под крики кедровок. Ночью прошёл сильный ливень. Вещи, оставленные на просушку, намокли. Погода ясная, настроение бодрое. Рюкзаки чуть потяжелели от палаток и мокрых вещей. Сапог заматываю скотчем. Думаю, он не порвётся на тропе без камней. Сегодня нам предстоит пройти 20 км до кордона Усть-Ляга. Там нас ждёт ужин и баня. Дядя Ваня обещал всех попарить. Баня – моя конкретная цель, чем я буду себя подбадривать. Речку переходим в тапочках, чтоб не промочить сапоги. Мои тапочки, оказывается, не тонущие, так и норовят всплыть. Вода холодноватая. Переобуваемся.

Идём быстро. В 15.00 по плану баня. Утренняя прохлада быстро сменяется жарой и духотой. Для меня самое трудное опять пот в глаза. Ну и не замочить сапог. Миша идёт с нами в конце.- Никого нельзя оставить. Чувствуется, что все устали. Никто не ныл. Про нас потом скажут – умирали молча. Я придумал ветродуйную машину с мускульным приводом. Использовал в качестве веера сидушку из “пенки” и охлаждался во всех ручьях и лужах.

Чай пьём один раз, возле избушки. Повязка с сапога сползла. Наматываю по новой. Усиливаю изолентой. Несёмся дальше. По каким-то признакам Миша определяет, что будет дождь. Надо успеть до дождя.

Я пробую идти впереди. Одному идти намного легче. Можно подобрать оптимальный темп. И встречный поток воздуха облегчает дыхание. Быстрее идёшь, свежее воздух.

На стоянке 8 км пьём только воду.

Последние 4 км. Миша ставит меня замыкающим, просит никого не оставлять, помогать, сам убегает вперёд. Бредём.

Последние 2 км. Слышно где-то неподалёку гроза. Небо затянуло. Я почему-то спокоен. Мне кажется, что дождь пойдёт после того как мы придём. Не мы успеем до дождя, а дождь пойдёт после нас. Нам же везёт.

Ждём шест с цифрой один. Пересекаем болотце. Я уже не обращаю внимания на сапог, набираю воды.

1 км. Почти дома. Чуть погодя, луг, берег Большой Ляги и вот мы выходим на косу, с которой стартовали. Нас встречает родной уже дядя Ваня, берёт рюкзак у женщин. Я хлюпаю по воде. Вода приятно охлаждает натертую ногу. Переправляемся к кордону, поднимаемся в домик. И через пару минут начинается что –то невообразимое. Ливень, ветер, почти ураган, падают стойки для досок , лодку у дяди Вани переворачивает туда сюда, она черпает воды, нос выносит на берег.

Потом ветер меняется. Снова ливень. Я как раз спускаюсь за водой для бани, в момент мокну до нитки. Миша говорит – мы понравились духам горы идолов. Именно этим можно объяснить наше неимоверное везение с погодой.

И вот баня. Это была лучшая баня в моей жизни. Без сомнения. Кончилась духота и пот в глаза. Натёртые ноги сильно болят, но это уже мелочи. Между пареньями окунаемся в Илыч. Я наконец побрился. Чистые, свежие и счастливые садимся ужинать. Блюда и напитки в ассортименте. Ничего вкуснее я е ел и не пил, и не было у меня приятней компании.

Меняемся адресами. Беседуем с Мишей и на серьёзные темы. Не всё так просто в заповеднике.

Подъём в 4 утра, завтрак. Ночь была беспокойная. Регулировали температуру (немного перетопили) и количество комаров. Отплываем в 5.30. Сегодня нам предстоит спуститься по Илычу на 200 км. Падаем на дно лодки. Вспоминаю встретившихся туристов во второй день.

Комфортный сон на свежем воздухе и солнце до Еремеево. Вкусный обед и снова сон.

Просыпаюсь уже где-то перед Усть –Илычем. Меряю скорость чудо-навигатором (чем он там зарядился на плато за ночь, кто его знает). 26 км/ч. Небо затянуто. Спрашиваем у Миши – Успеем до дождя? Без сомнения, отвечает – Успеем. Мы везучие. Он оказался прав. Дождь застал нас уже в машине.

Усть – Илыч. На этом наше путешествие на Маньпупунёр можно считать законченным. Наша группа разделяется. Трое едут в Троицко –Печорск (завтра на поезд). Мы впятером, на Газели едем в Якшу, на лосеферму (ООООО, это отдельное громадное событие в моей жизни).

ЭПИЛОГ или как там его.

Я наверно, в первый раз увидел, как должна выглядеть природа, нетронутая человеком. Я увидел, как можно жить в согласии с природой.

Хотя не покидало ощущение, что человек то тут в принципе и не нужен, что мы тут чужие, гости. Я вообще про планету.

Я часто ловил себя на мысли, что чувствую себя героем фантастического рассказа Брэдбери “И грянул гром”. Там где путешественник во времени наступил на бабочку. Я старался лишний раз не наследить. То же я замечал и за остальными. Ну и пример подавал Миша, по сути, ничего не запрещая на словах.

Спасибо, конечно, всем кто встречался нам на пути и помогал. Спасибо тем, кто заботливо приготовил дрова на стоянках, расчищает тропу.

Мне кажется, это не только работа, это и любовь и гордость за тот край, в котором они живут.

Я думаю, самое ценное, что имеет Республика Коми – это нетронутые леса и реки, тундра, и люди, которые ещё помнят свои корни.

Всё остальное пройдёт и забудется.

Вообще, туризм — это круто! Это в 100, в 1000000 раз лучше, чем валяться тюленем на пляже в Сочи.

Есть ещё столько мест, где я не был. Надо спешить.

Источник

Заповедная река
Дневник похода, 1995 г

Подготовка к этому походу заняла уйму времени. Пришлось взять два дня отгулов, а в последнюю ночь даже глаз сомкнуть не удалось. Больше всего сил отняла расфасовка и упаковка продуктов.

Димону отпуск не дали, у Оли и Жанны тоже возникли сложности. Идем вдвоем с Чу. Андрюха собрал рекордный по тяжести рюкзак – 54 кг! Вес наших вещей вместе с байдаркой превысил 100 кг, так что мы едва уложились в новые нормы провоза багажа на руках.

Наш поезд номер 176 Москва-Воркута отправляется в 13:15. Жара. Только втиснулись в раскаленный вагон, нам стали докучать торгаши с рюмками, вазами и сервизами. Наши попутчики, супруги из Инты, охотно покупают это стекло.

Наконец, поезд тронулся, включили вентиляцию, стало посвежее. После бессонной ночи я завалился на верхнюю полку отсыпаться. В начале седьмого, когда поезд стоял в Ярославле, меня разбудили слова «сливочный пломбир». Очень вкусно.

Читайте также:  Квартал у реки 2021

Едем. Ничего не происходит. Ночь теплая. Небо постепенно затянуло облаками, иногда даже идет несильный дождик. Всю дорогу вдоль путей тянутся заросли иван-чая, правда, порядком отцветшего. На станциях продают молодую картошку, чернику, малину и крыжовник. Вечером в Ухте Чу узнал, что поезд из Троицко-Печорска проходит здесь в 19:10.

Я проснулся от звонка будильника около часа ночи. За окном – ливень.

Подъезжаем к Печоре, много людей выходит. Переехав р. Печору, поезд остановился на вокзале в 1:45. Выскочили под уже ослабевший дождь и укрылись в здании вокзала. С другой стороны вокзала, на остановке стоит автобус номер 1.Быстро в него погрузились (проезд – 1200 руб.).

Едем по спящим улицам – ни одно окно не светится. Тем не менее, многие возвращаются, видимо, с вечеринок, застигнутые врасплох непогодой – кто в майке, кто в рубашке с короткими рукавами.

Один из пассажиров, поинтересовавшись, куда мы направляемся, счел необходимым испортить нам настроение, сообщив, что рейсы «Зари» отменили. Правда, мы не очень-то и поверили – ведь мы перед отъездом специально звонили из Москвы, узнавали.

Со времени нашего прошлого похода в эти края (в 1992 г.) в городе понаставили автобусных остановок, совмещенных с торговыми киосками. Под такой просторной крышей мы и высадились у речного вокзала вместе еще с несколькими пассажирами. Чу отправился узнавать про катер, а я с вещами остался на остановке, с беспокойством ожидая его возвращения. Здесь уже чувствуется запах леса. Дождь стал ослабевать. Вернулся Андрюха – все нормально, «Заря» идет в 7:30, как нам и сказали по телефону в Москве.

Роль речного вокзала играет теперь другой дебаркадер – большой, двухэтажный, со своим дизелем (!) и каютами, сдаваемыми как гостиничные номера (1 койка – 16, номер – 32 тыс. руб. в сутки). Правда, с крохотным залом ожидания и без кассы.

Дождь утихает. Постепенно подтягивается народ. Оказывается, рейсы не только не отменили, но и сделали дополнительные, коммерческие. Первый катер отходит в 6 вниз по течению, до Щельеюра, на него собралась целая толпа. Дождь кончился, но зато похолодало. В зале ожидания, оказывается, ночует группа туристов, позже подошли еще две.

В «Зарю» загрузились спокойно, без давки. Вещи привязали на крышу. Билет до Подчерья стоит 96300 рублей – дороже, чем на поезд до Москвы!

Плывем. Людей становится все меньше. Две группы туристов вышли в Аранце, одни из них идут на катамаране на Кожим. Выше Усть-Вои нас накрыло мощным ливнем. С тоской представляем, как на крыше промокают наши рюкзаки. В 12:30 были еще только в Усть-Щугоре, а до Подчерья еще очень далеко. Народу осталось мало, ливень прекратился, иногда выглядывает солнце.

В 14:30 высадились в Подчерье вместе с командой на катамаране. Они хотят найти моторку, чтобы подняться вверх по течению, но это им не удается. Не долго думая, они отправляются в путь пешком.

Пока мы собирали байдарку, совсем распогодилось: облака разогнало, над нами – обширный просвет, жарко. Неожиданно прибыла еще одна «Заря», которая привезла всего трех туристов с байдаркой «Салют», мы их видели на дебаркадере. После этого здесь еще сетуют на нехватку горючего и нерентабельность водного транспорта!

В 16:05 вышли. Течение в Подчерье сильное, изо всех сил работаем веслами, но иногда приходится переходить на бечеву. Андрюха тащит байду наперегонки с местной моторкой, причем на многочисленных перекатах преимущество явно остается за Чу. Двое пассажиров лодки пытаются помочь мотору, отталкиваясь шестами, но мы их обгоняем. Вообще, народу здесь куча.

Миновали нашу прошлую стоянку и около 6 часов остановились на обширном галечниковом пляже левого берега. Здесь много сухих дров и красивых цветов. Ветер несет в нашу сторону дождевые тучи, но по пути разрывает их, образуя над нами просветы, и уводя тучи в стороны. Любуемся удивительной картиной быстро меняющихся облаков. На востоке образовалась радуга. Сегодня теплый, спокойный и очень красивый вечер – настоящий подарок начинающим нелегкий маршрут путешественникам.

Все сделали очень быстро – поставили палатку, приготовили ужин. День был длинный и трудный, мы устали и не выспались, поэтому в 9 часов уже стали укладываться спать. Эти строки я пишу уже в палатке, под мерный сап Чу. Завел будильник на 6 часов, завтра предстоит нелегкий переход.

В 4 часа утра нас разбудил свист и окрики на противоположном берегу – промокший рыбак просил спички. Пришлось вставать и везти ему коробок. Пустая байда легко скользит по поверхности воды, с которой поднимаются клочья тумана.

Несмотря на ясную ночь, тепло (+10°С). Сделали на завтрак геркулес с изюмом. Никак не приноровлюсь готовить на двоих – привык делать на три порции.

Вышли в 7 часов. Бечевник очень хороший, много плесов, где можно подниматься на веслах. Через 2,5 часа показались Нижние Ворота. Сняли неплохие виды на фото и видео. Вскоре на левом берегу показалось что-то похожее на электроподстанцию. Напротив нее – большая скала, у подножия которой мы увидели табличку с надписью «Памятник природы урочище Кузь-яма. Берегите его».

Сегодня Андрюха идет налегке, заходя в лес и собирая немногочисленные грибы, оказавшиеся на поверку червивыми. Иногда попадается немного красной смородины и совсем уж бедный черничник. Догнали поднимающихся вверх пешком туристов из Перми. Преодолев на веслах очень длинный плес, около полудня перекусили колбасой с хлебом. Бечевник стал хуже, вдоль берега растет много чулыма, затрудняющего движение. Русло дробится на рукава, трудно выбрать наиболее подходящий. В одном из таких мест Чу ухнул в воду.

В половине третьего впереди показалась деревня Орловка. Похоже, она совсем заброшена. К трем часам дошли до острова, на котором останавливались в прошлый раз. Начинает сказываться усталость (неплохо бы сделать второй перекус), но мы продолжаем путь. Самые неприятные места для подъема – в районе Орловки, выше движению мешают камни в русле. Я иду уже на автопилоте – хочется хоть немного улучшить наш результат по сравнению с прошлым походом. Во рту пересохло. Остановились собрать и поесть черники, стало немного легче.

Преодолев на веслах еще один плес, в 16:15 остановились на стоянку на «булыжной мостовой» правого берега. Я очень устал, но нашел в себе силы почистить грибы: из огромной кучи удалось отобрать лишь пару кружек без червяков. Андрюха тем временем нарубил дров и оборудовал кострище. Пока готовился суп, подошли и пермяки. С трудом преодолев по лесу скалу, обрывающуюся отвесно в воду, они остановились немного выше нас по течению.

Показалась большая разношерстная команда, сплавляющаяся вниз на куче самых разных судов: здесь были и надувные плоты, и обычные байдарки, а среди их пассажиров были как школьники, так и люди солидного возраста. Большинство оказалось из Вуктыла, был даже один москвич. Девчонки попросили у нас белого хлеба. Разговорились с руководителем, идущем на чешской надувной байдарке. Он рассказал, что в Вуктыле теперь есть фирма, организующая заброску на реки по трассе газопровода, где сейчас много транспорта (тянут еще одну нитку). Эта группа сплавляется от газопровода по Большому Емелю. Он показал нам подробную карту и посоветовал подниматься по Малому Емелю до газопровода и по последнему перейти на Илыч. Пожалуй, так и сделаем. Еще он рассказал, что теперь тут встречаются инспектора, штрафующие туристов за посещение национального парка, а также рыбоохрана. Правда, на своем пути они их не встретили – надеюсь, не встретим и мы.

Суп из грибов, свежего лука, сухой картошки и овощей получился очень вкусным, вышло по две миски, между которыми мы искупались – это тоже отлично восстанавливает силы. Второе готовить не стали, попили чаю с остатками печенья. Вскипятил чернику со смородиной – завтра сделаю питье на перекус.

Спать легли в половине десятого. Слышен разговор пермяков и стенания филина. Вечер совершенно ясный, хотя нас и догнала туча с небольшим дождиком.

Ночь выдалась опять теплой. Спать мешали крики лесных птиц и дурацкие сны про инспекторов национального парка. Я встал около 5 часов. Пасмурно. Вчера вечером не было ни комаров, ни мошки, а теперь они налетели. Закончил приготовление чернично-смородинового напитка. Когда начал готовить манку, поднялся и Чу. Пермяки еще спят – намаялись, наверное.

Вышли в 8:00. Сегодня Андрюхина очередь тащить байду. Тяжело, много камней. В 9:30 дошли до Крепостной Стены. Здесь тоже паршивый бечевник. Выше много скал, стало чуть полегче.

В начале двенадцатого наткнулись на заросли красной смородины на склоне правого берега и решили собрать для киселя. Тут нас догнали пешеходники из Перми.

Вскоре скалы кончились, слева впала речка, впереди открылась широкая долина. Бечевник сразу испортился – один чулым. Андрюха говорит, что недалеко до реки Летняя. В 12 часов перекусили салом с черным хлебом. Ягодный напиток получился очень приятным на вкус.

Идем левым берегом – по внутреннему радиусу излучины, что позволяет несколько сократить путь. Подниматься приходится по обширным зарослям чулыма. Обошли остановившихся на обед пермяков. Здесь наконец и мне удалось набрать грибов.

Часам к трем достигли избы Летней за островом, там кто-то есть. Затем навстречу проплыло штук пять байдарок, сплавляющихся от р. Камчатки. Здесь как раз был плес и мы поднимались на веслах – наверное, для них это было довольно неожиданно.

Дальше были опять скалы и спокойный плес – просто подарок! Сегодня нам не так уж мало удалось пройти на веслах, хотя течение гораздо сильнее вчерашнего.

Остановились без 20 минут пять напротив небольшой скалы, возле которой впадает ручеек. К этому времени небо было уже сплошь затянуто облаками. Мы сильно пострадали от мошки, тучами поднимающейся с листьев чулыма. Искусаны все открытые места.

Я занялся чисткой грибов (Чу этот изнурительный процесс лучше не доверять), которые оказались не такими червивыми, как вчера. Хватило на суп и небольшое второе: тушеные грибы с сыром. Умаялся с готовкой, наверное, не меньше, чем Андрюха на переходе, зато все получилось очень вкусным.

По противоположному берегу прошли пермяки и встали за поворотом. Похоже, они планируют свои переходы относительно нас, по принципу: догнать и перегнать. Видимо, это не всегда легко удается.

Дым от костра столбом поднимается вверх – это к хорошей погоде, тучи на горизонте – к плохой. Прогноз, как всегда, неясен.

Последнее, на что хватило сил сегодня – вымыть посуду и вскипятить смородину (займусь ею завтра). В палатку полезли в начале десятого, но еще долго воевали с мошкой, смотрели карту и старые заметки.

Я поднялся без четверти пять. Ночь снова была очень теплой. Нормально спать мешают опухшие от укусов части тела, особенно шея и лицо. Полчища мошки барабанят по пологу, так что кажется, будто идет дождь. Сегодня пасмурно и безветрено, не видно ни одного просвета. Дождь, вроде, пока идти не собирается. Из смородины сделал напиток, получилось аж 2 литра. Затем приготовил пшенку с изюмом.

Если верить моим записям по предыдущему подъему по Подчерью, сегодня нам предстоит трудный переход. Вышли в восемь. Через час справа впал Оселок, напротив его устья – большая стоянка. Бечевник был сносным еще в течение часа, до избы Пилякерка. Когда показался Тима-из, подниматься стало совсем худо. Долина реки расширилась, стало много проток и островов. Бреду на автопилоте по чулыму, достающему мне до груди, глубина – по колено. В этом году чулым поражен какой-то болезнью: обратная сторона его листьев покрыта оранжевыми точками, с которых сыплются споры, окрашивая одежду, бечеву и деку байдарки в рыжий цвет. На воде эти споры образуют целые ржавые полосы. Надеюсь, они не ядовиты.

Пасмурно, солнце не показывается. Зато поднялся ветер и унес всех мошек и комаров. Около часа дня перекусили традиционным салом с хлебом. Напиток из смородины не удался – пожалев сахара, я вбухал заменителя. Где-то очень далеко слышен шум работающих машин – наверное, тянут еще одну нитку газопровода.

Изнурительный подъем по глубокому чулыму чередуется с каменистыми перекатами, где байда просто застревает. Я где-то выронил накомарник и Андрюха великодушно отдал мне свой – все равно он им почти не пользуется. Несколько раз нам казалось, что мы прошли нашу старую стоянку, так что мы немного сбились в оценке пройденного пути.

В половине пятого увидели мощную тропу возле устья крупного левого притока и причалили. Здесь оказалась большая туристская стоянка. Отсюда во все стороны разбегаются тропы поменьше. Здесь стояла большая орава каких-то «чайников»: забыты обувь, носки, даже сгущенка. Наверняка это та сборная команда из Вуктыла. Вскоре нас догнали и, как всегда, перегнали пермские туристы. Интересно, за сколько дней они дотащат свой катамаран до перевала на Щугор? Нам-то до волока на Илыч остался один переход.

Из собранных Андрюхой по пути грибов сделал рагу с сыром, которое мы съели с рисом – объеденье! Оказалось, что у Чу порван гермомешок и часть вещей промокла, в том числе и рис. Пытаюсь его высушить в котле над костром.

Вечером, взглянув на карту, убедились, что план подъема перевыполнен, и мы стоим в устье Тиминки, оставив в часе хода позади крупный правый приток. Совсем недалеко осталось до избы Петка, напротив которой мы прежде лазили на Тима-из.

На горизонте, где заходит солнце, показался просвет. Устроившись поудобнее, лениво снимаем живописно раскрашенные облака. Спать легли только в десять.

Проснулся около 5. Хочется еще немного поспать, но не стал изменять традиции. Пасмурно, вчерашний просвет бесследно исчез. На завтрак приготовил кашу из подмокшего вчера риса – получилось не так уж плохо. Пригоршню красной смородины бросил в чай вместо лимона.

Вышли без 20 девять. За поворотом направо во всей красе показался Тима-из. Этим летом на нем не осталось ни одного, даже крохотного, снежника. Миновали скалу, напоминающую профиль индейца. В 10:20 были у нашей старой стоянки, откуда в ту пору поднимались на вершину. Чуть выше, на высоком правом берегу стоит изба Петка. Русло здесь разбивается на множество мелких проток, заросших чулымом. Сверху все это выглядит очень живописно, но отнимает уйму времени при проводке байдарки.

Миновали высокий обрыв справа, где очень много рыбацких тропинок и кострищ – наверное, рыбное место. В 12:15 дошли до солидного ручья, впадающего с левого берега, напротив скалы. Здесь немного передохнули и продолжили путь.

В половине второго достигли устья ручья Большой Коджыд-Ёль. Ручей мощный, но байду по нему не провести. Придется все тащить на себе по лесу.

Перекусили салом, колбасой и хлебом. Сушим байду, собираем рюкзаки. Самый нервный момент – кому что нести. Андрюха в сотый раз пытается убедить меня нести каркас байдарки в неудобном «карандаше», а не пристегнутым к рюкзаку по бокам. Никак не возьму в толк, ему-то какое до этого дело? Запихнув в рюкзак пластиковую бутыль с позавчерашним чаем, он хочет оставить на берегу «кораблик» для ловли хариуса, который он смастерил еще в Москве и нес всю дорогу.

Наконец, в 16:18 выходим с 50-килограмовыми рюкзаками. По левому берегу ручья идет заметная тропа. Сначала наш путь лежит по очень проходимому лесу, с красивыми лужайками, мшистыми кочками и невысокими деревьями. Часто попадаются крупные подберезовики, но нам не до них. Пересекли мощный левый приток. В 16:46 остановились передохнуть на большой поляне. Здесь туча мошки, старые деревянные козлы.

В 17:00 продолжили путь. Самое сложное – надеть рюкзаки и встать с ними на ноги. Пересекли еще один левый приток, поменьше, и потеряли тропу. Стали карабкаться вверх по склону, выбились из сил и в 17:25 снова устроили привал. Приходится непрерывно отмахиваться от гнуса. В 17:40 продолжили подъем и взобрались наверх. Обнаружив там сплошной бурелом, вернулись в пойму ручья. Неожиданно появилась тропа, но вскоре вновь исчезла.

Шесть часов вечера. Сил больше нет. Заметив на другом берегу ручья полянку, заросшую мхом, перебрались туда устраивать стоянку. Едва поставили палатку и развели костер, наползла гроза. Переждали основной заряд в палатке. Погрохотало на славу, прямо над нами. В 7 часов продолжили готовить ужин. Небо покрыто тучами, но дождь больше не возобновлялся.

Место это оказалось по-настоящему глухим, не слышно даже криков птиц, хотя от Подчерья мы ушли всего километра на два-три. Завтра было бы неплохо дойти до верховьев Илыча, но мне сдается, что это далеко не так просто, как мы думали. Спать улеглись только около 11.

Проснулся около 6 часов под шум дождя. Пока нехотя одевался, дождь совсем ослаб. С трудом разведя огонь из сырых еловых дров, приготовил манку и какао. Пасмурно и безветренно, в любой момент снова может пойти дождь. Лес немного оживился: появились синицы и еще какие-то птицы.

Судя по описанию маршрута 1959 г, весь путь по Большому Коджиб-Елю составляет 6 км, плюс 2 км волок в верховья Илыча. Выходит, что мы без особых проблем должны сегодня очутиться на Илыче. Однако с нашей стоянки кажется, что ручей еще очень долго не кончится.

Надо собираться. Вчера натер себе спину, болит. Укладка рюкзаков отнимает много времени. Постарался уложить к спине мягкие пакеты с мукой и крупами, чтобы не так мяло. Чу хочет переждать возможный дождь, провалявшись весь день в палатке. Эта идея не нашла одобрения в массах (т.е. у меня), хотя дождь начал уже накрапывать.

Вышли в 10:20. График движения (30 мин переход, 15 мин отдых) летит к черту, потому что идти очень тяжело. Сначала несколько раз пересекли наш путеводный ручей, потом пошли его заболоченной поймой, которую пересекает множество ручейков. При этом количество воды в Еле совсем не уменьшается, кажется, он так и тянется на многие километры.

Спине моей легче не стало, скорее, наоборот – появились ссадины. Сделали четыре куцые ходки с большими перерывами и около часу устроили перекус. Я развел небольшой костерок – отогнать гнус и подсушиться. Очень приятно отдыхать, когда есть источник тепла.

Через час продолжили путь. Стали попадаться моховые болота с красным мхом и незрелой морошкой. Иногда натыкаемся на какие-то тропы, но похоже, что это звериные. Идем теперь по правому берегу Коджиб-Еля. Наконец, воды в нем заметно убавилось – наверное, мы миновали левый приток, едва помеченный на карте. После четвертой ходки устроили еще один перекус, тоже с костром. Скоро надо будет подыскивать место для стоянки.

Сделав еще одну ходку, наткнулись на тропу в том месте, где ручей дробится на множество рукавов. Пройдя по ней вверх по склону, остановились на ночевку прямо на обрыве над руслом (без 20 шесть). Место очень неровное, но ничего, приспособились. На ужин сегодня приготовили и первое, и второе, чего еще не делали в этом походе. Наелись и высушились. К вечеру небо постепенно прояснилось.

Сбегав на пригорок, Андрюха сквозь лес рассмотрел обе вершины Тима-иза. Похоже, пока идем правильно. Мы уже поднялись по ручью на юго-запад, вот-вот надо будет сворачивать на юг. Илыч искать будем только завтра. Спать легли в десять, еще засветло. Дневник дописываю в палатке. Попросил Чу намазать мне спину бальзамом.

Ночь была относительно холодной, но уснуть мне мешало другое: искусанное лицо опухло и горит. Дело в том, что на ходу рюкзак оттягивает плечи назад, и я не достаю руками до головы, поэтому гнус делает, что хочет. Ночью мне чудились трели соловья, потом снилось, будто мы дошли до озера, из которого вытекают Коджиб-Ёль и Илыч. Жаль, что это сон.

Вчера рискнули не поставить полог, и, проснувшись без 20 шесть, я долго соображал, что за капли стекают по крыше палатки. К счастью, дождь начался недавно, поэтому капрон промок, но еще не начал протекать. Выскочив, накинул на палатку полиэтилен.

Костер разжечь удалось только с помощью огромного количества бересты, к счастью, имеющейся в изобилии благодаря множеству гнилых берез. Чу вылез только в семь. Позавтракав, залезли обратно в палатку – собираться под дождем нет душевных сил. Надеюсь, что он скоро кончится.

На этот раз уже Андрюхе пришлось вытаскивать меня из палатки, правда, не очень решительно. Собрались и вышли около одиннадцати. Очень скоро достигли правого притока, помеченного на нашей карте коротенькой черточкой. У него заметная пойма, но русло сухое. Отклонились вдоль него на юг, но потом пересекли его и пошли на юго-юго-запад, чтобы попасть в междуречье истоков Илыча.

Делаем переходы по 15 минут, отдыхаем по 5-10 минут. Чу засекает чистое ходовое время, чтобы можно было оценить пройденное расстояние. Стал заметным подъем. Карабкаемся на водораздел, представляющий собой заболоченный лес. Но вот лес становится суше и появляется отчетливый уклон вниз. Чу несется вперед. Наконец, выходим к широкой, открытой пойме, заросшей ивняком. Здесь течет ручеек шириной сантиметров 20 – один из истоков Илыча. Разводим костер, сушимся, перекусываем. Вот мы и вышли в верховья Илыча. Интересно будет вспомнить об этом где-нибудь в устье.

Около трех часов продрались через кусты на другой берег и пошли левым берегом ручья. Лес редкий, но трава высокая. Иногда возникает тропа, во мху – отпечатки парных копыт (лось или кабан?), но однажды попалась ветка, явно срезанная ножом.

Часам к 4 вышли к слиянию истоков Илыча. В речке уже достаточно воды, чтобы можно было вести байду, да и дно ровное, но русло зачастую полностью исчезает в ивовых кустах. Идем дальше. С удовлетворением отмечаем, что воды в реке становится все больше и больше. В половине шестого устраиваем стоянку, опять в неудобном месте.

Под палатку я настелил лапника. Проблема с дровами – есть только трухлявая береза. Все же удается приготовить вкусный обед и подсушить вещи. Вечером наблюдали красивый закат в долине Илыча, а с противоположной стороны – высокую радугу. Заморосил мелкий дождик, и около десяти мы отправились спать, в спешке допив чай.

В 7 меня разбудил Андрюха – будильник я проспал. Видимо, сказывается усталость, а может, просто мягко спать на лапнике. Костер из сырой березы горит только при постоянной подпитке берестой. Приготовил на завтрак макароны с сыром и кофе с молоком.

Досушивал вещи, мыл посуду, заклеивал сапог – вышли только в 12. На этот раз я не стал убирать камеру и штатив в рюкзак и снял, как мы одеваем рюкзаки. Метрах в ста от нашей стоянки обнаружили отличное место с примятой травой, кострищем и удобным подходом к воде. Видимо, тут ночевали рыбаки. Отсюда идет заметная тропа, даже с засечками на деревьях.

Сегодня погода не в пример вчерашней – сухо, даже палатка подсохла. Трава и ветки в лесу тоже сухие, мы уже не собираем с них воду рюкзаками. Первые две ходки дались относительно легко, даже мне, а вот потом мы углубились в сильно заболоченный лес с кочками. Вот где мы намучились! Скорость продвижения совсем снизилась. В полтретьего развели костер и перекусили, через час продолжили путь.

Наконец, добрели до левого притока и с трудом перешли его, продравшись через густой кустарник. Русло незаметно отошло куда-то в сторону, и перед нами открылось обширное моховое болото. Идти по нему все же лучше, чем по кочкам с травой.

В шестом часу присмотрели сухое место на берегу Илыча и рухнули на стоянку. Река здесь образует заводь, где удобно спускать байды. Не знаю, можно ли уже плыть, но идти больше невозможно – это точно. Мы не дошли до устья второго притока, ниже которого, по описанию, достаточно воды для сплава, но его долина виднеется впереди. Хорошо слышно, как над газопроводом курсируют вертолеты.

К вечеру прояснилось. На волок мы потратили гораздо больше времени и продуктов для автономного питания, чем рассчитывали, а Чу наотрез отказывается ловить рыбу. Надеюсь, он просто устал, а не выдумал чего-нибудь. Несмотря на это, я приготовил двойную порцию грибного супа из пакетиков и пюре. Андрюха взял с собой четыре (!) шоколадки, сегодня умяли одну с чаем.

Все вещи пропитались потом и дымом. Скорей бы выйти на большую воду, помыться и постираться, устроить дневку и отдохнуть! Андрюха выражает опасение, что нам придется еще долго продираться по реке через кусты среди болот. Что ж, может быть.

Чу отправился спать в 9:30, я – в 10. Слышно движение транспорта по газопроводу. А у нас птицы садятся на воду прямо за палаткой.

Всю ночь я пытался с помощью вещей сгладить неровности рельефа, на котором стоит наша палатка, поэтому плохо выспался. Сегодня впервые было довольно холодно, +4 °С. Зато, когда я проснулся по сигналу будильника в 6 часов, в палатку нам светило солнце. На завтрак приготовил рисовую кашу с изюмом. С чаем доедаю вчерашнюю порцию шоколада.

Ночью было слышно довольно оживленное движение по трассе газопровода. Хорошо бы нам его сегодня проскочить. Чу собирает байду, я готовлю сок «Zuko» в дорогу. Как-то удастся плыть по Илычу? Мы быстро поднялись по Подчерью, но застряли на волоке, придется нагонять. До цели нашего путешествия – каменного города Торре-Порре-Из – еще очень далеко, а уже треть времени истекло.

В 10 часов спустили байду на воду, сели в нее и – о чудо! – поплыли.

Узкое русло Илыча вьется среди кустов, но для байды проход достаточный, правда, весла цепляются за ветки. Мы еще никогда не плавали по таким узким речкам. Байдарка идет уверенно, вылезать почти не приходится. Дно устлано очень красивыми водорослями, похожими на ветви ели, иногда они цветут мелкими белыми цветами.

Через час дошли до газопровода. Труб не видно, видимо, они зарыты в грунт. Реку пересекает дорога, по ней едет КрАЗ. Пришлось обнести.

Воды в Илыче прибавляется на глазах, русло становится шире и глубже, кусты расступились. Теперь Илыч напоминает Лун-Вож на Сыне: тихие плесы с глубокими ямами. Часто вспугиваем уток и других птиц; однажды видели стайку рыб с зелеными спинами. Время от времени вылезаем на берег поискать грибов и ягод, но грибы попадаются далеко не везде, черники нет, а морошки мало и она незрелая. Правда, есть шикша, но мы ее не пользуем уважением. На берегах за узкой полоской леса простираются болота. На сухих пригорках встретилось несколько стоянок, на одной из них (в начале 3-го) перекусили бутербродами с сыром.

Ниже по течению берега стали более высокими и стоянки перестали попадаться. С одного из болот увидели большую гору (Кожим-Из?). Солнце светит в лицо, даже козырек не спасает от его лучей, отражающихся от поверхности воды. У меня разболелись глаза, а потом и голова. Поднялся северный ветер.

В половине пятого начали искать стоянку. Найти хорошее место здесь очень сложно. После многих попыток, в шестом часу выбрались на высокий сухой берег, заросший мхом. Правда, нет ровной площадки и подход к воде неудобный, но и на том спасибо.

К этому времени я совсем расклеился: к головной боли добавился озноб. Заставил себя почистить грибы и сварить суп, временами отлеживаясь в палатке. Поев горячего, я почувствовал себя лучше, но в 9-ом часу отправился спать.

Читайте также:  Какая река протекает в колумбии

Сегодня мы ушли (или еще нет?) с имеющегося у нас клочка карты. До следующего участка, на который у нас имеется карта – от 40 до 80 километров. Впереди нас ждет несколько дней полной неопределенности.

Надев на себя все теплые вещи, отлично выспался и пришел в норму. Всю ночь дул порывами северный ветер и нагнал сплошную облачность. Проснулся в полпятого от шума несильного дождя. Немного повалявшись, пошел готовить на завтрак гречку и какао. Чу не стал вчера собирать снасти и удить рыбу. Похоже, наш рацион питания скоро окажется под угрозой.

Вышли в половине девятого, облачившись в гидрухи. Сильный северный ветер гонит морось. Вскоре за стоянкой встретился камень, одиноко торчащий из воды посередине русла. Некоторое время продолжались вчерашние однообразные берега. Однако вскоре Илыч оживился: стали попадаться быстрые перекаты, высокие мшистые берега. Выбравшись около полудня на один такой бережок для разминки, обнаружили неплохой черничник и собрали ягод для долгожданных пирогов.

Ветер постепенно разорвал облака, стало проглядывать солнце. Сквозь лес вдали мелькнул Кожим-Из и еще какая-то горушка, более пологая. Илыч превратился в сплошной тихий плес безо всякого течения, но потом снова повеселел: дно стало каменистым, появились галечниковые отмели, острова, берега стали более разнообразными.

Около часа дня вылезли у крутого берега для перекуса. Отсюда виден Кожим-Из, над ним – удивительно красивые облака, создающие фантастическое зрелище, похожее на творение художника-абстракциониста. Стало по-настоящему жарко, пришлось вылезать из гидрух.

На высоком берегу, сразу за устьем чистого притока слева, увидели стоянку и высадились посмотреть. Андрюха собрал здесь целую кучу больших, крепких подосиновиков, а я заснял его на камеру. Ужин будет на славу!

Продолжили путь. Течение уверенное, идем неплохо. Много быстрых перекатов и зарослей чулыма. Решили сегодня остановиться на стоянку пораньше. Естественно, сразу же начались низкие травянистые берега, часто заваленные упавшими деревьями. Около четырех часов заприметили полянку на левом берегу с галечниковым пляжем. Здесь и остановились, примяв траву. Как и вчера, Андрюха сложил грамотный костер из продольных бревнышек, а я начистил целый котел грибов – еще и на завтрак останется.

У меня зреет идея: слазить на Кожим-Из. Чу, как всегда, против. Не знаю, может, схожу один.

Приготовил на обед грибной суп и перловку с грибами. Часть грибов из супа выловил для начинки пирогов; все равно осталось по две полные миски. Осилив суп, кашу решили оставить на завтра. Пока Андрюха подклеивал дно байдарки, я испек две лепешки с черникой и две – с грибами, затратив на это час с четвертью.

Сегодня был отличный день, столько всего видели! Вечер тоже очень красивый: ветер стих, солнце нехотя садится в лес над рекой, высоко в небе застыли крохотные перистые облачка. Завтрашний день обещает быть ясным. Пьем чай со свежими пирогами с черникой. Кайф! Спать легли в 10.

Ну и дуборная же была ночка! Утеплялись, чем могли, но в полпятого я не выдержал и вылез греться у костра. 4°С. На завтрак разогрел вчерашнюю перловку с грибами. Для перекуса приготовил кисель из черники. Часов в 6 разбудил и Чу. Пока я возился у костра, небо, которое всю ночь оставалось ясным, затянуло облаками. Неожиданно Андрюха заметил оленя, который собрался переходить реку прямо возле нашей палатки. Успели снять его на фото и видео, когда он уже плыл.

После завтрака пьем кофе с черничным пирогом. Вкуснотища! У меня в Москве не получаются такие удачные пироги, как здесь, на костре.

Вышли в половине десятого. Небо, как и предсказал Андрюха, стало проясняться. Начали встречаться невысокие скалы. Сегодня плесов побольше, чем вчера, но течение на них все-таки есть. Выходим иногда на берег, но ягод нет, попадаются лишь отдельные грибы.

Кожим-Из, как ни странно, начал удаляться. Это наводит на размышления о том, что мы незаметно проскочили и поворот на восток, и устье Кожим-Ю, хотя это почти невероятно – нужно было бы в день проходить километров по 80! Попадались мелкие притоки слева, но явно меньше тех, что обозначены на карте. Сегодня мы миновали три избы по правому берегу. Это тоже странно – неужели мы уже на территории заповедника? Даже Андрюха в затруднении – не к чему привязаться для ориентировки.

Без четверти два остановились перекусить на галечниковом пляже правого берега, напротив скал. Я фанатирую пирог с грибами и черничный кисель, Чу от неопределенности потерял аппетит.

Продолжили путь без 20 три. Встретилось еще несколько серых слоистых скал. В половине четвертого Илыч стал постепенно забирать к востоку, вдали мелькнул Кожим-Из. Вот те на! Столько плыли, а дошли лишь до поворота на восток. Ну, хоть какая-то определенность.

Много плесов. Ясно, что сегодня до устья Кожим-Ю не дойти. Постепенно берега снова стали низкими, с наклонными пляжами, наверху – густой лес. Видели еще две избы.

В пять начали искать стоянку. Опять проблема! Выбрав, наконец, ровную площадку среди деревьев, обнаружили рядом небольшой курган, окруженный рвом, и столб с какой-то надписью. Это нам не понравилось и мы поплыли дальше, гадая, что бы это могло быть такое. Мест нет. Только в начале седьмого высадились на каменистую, заросшую травой террасу левого берега. Сойдет.

Андрюха что-то совсем вымотался. Возможно, его выбила из колеи мысль о пройденном большом расстоянии, оказавшаяся неверной, но мне кажется, что больше всего его смущает идея подняться на Кожим-Из.

Пока Чу разводил костер и ставил палатку на настеленный мной лапник, я почистил грибы – получился опять почти целый котел отличных подосиновиков, подберезовиков и моховиков. Отварил их с остатками свежего лука и сушеным сельдереем, добавил к макаронам с сыром – превосходное блюдо! Еще остался отвар и грибы. К чаю на скорую руку испек сладкие лепешки с какао и изюмом.

В лесу заросли карликовой ели или пихты с роскошными мягкими иглами светло-зеленого цвета. Сами деревца можно перешагнуть, а нижние ветви стелятся по земле далеко в стороны. В корнях растущего на берегу кедра нашли старый капкан.

Легли спать около десяти, устав от тучи мошки. Слышно, как в реке плещется рыбешка. Сегодняшний день, хоть и солнечный, не доставил удовольствия, а принес одни переживания и сомнения.

Ночка была потеплее, +5 °С. Чу разбудил меня, сказав, что уже 7 часов.

Я, в свою очередь, тоже не дал ему дожидаться завтрака в спальнике. Вскоре, правда, выяснилось, что всего половина шестого. Позавтракали вкусной гречкой с грибной подливкой, попили чаю с кексом.

Небо затянуто облаками, ветра нет. Андрюха говорит, что еще может распогодиться.

Вышли в 8:06. Погода стала улучшаться. Вскоре за местом нашей стоянки открылся вид на Кожим-Из. Сквозь дымку виден здоровенный горный массив, справа от него – другие далекие горы. Наконец, вошли на участок, на который у нас есть 5-километровка, и Андрюха смог привязаться к местности. До этого момента миновали две избы. В основном, встречались плесы, разделенные более мощными, чем вчера, перекатами.

В 10:18 миновали самый мощный из встреченных пока на Илыче перекатов с нагромождением камней в русле, на которых прикорнул рыбак с удочкой, и сразу оказались в устье Кожим-Ю. Напротив, на высоком правом берегу, расположилась целая охотничья база с кучей построек. Здесь возникла проблема: Чу бросил весла – не пойду к Кожим-Изу, и все тут! Нельзя сказать, что я совсем не был к этому готов, поэтому сразу предложил ему подождать меня в избе. Но тут нас заметил рыбак и крикнул, чтобы мы подплыли.

Веселый бородатый мужичок (зовут Анатолий) оказался тоже родом из Москвы, он с сыном Васей спускается на резиновой лодке от газопровода. Это их стоянки с надетыми на колышки пачками из-под сигарет попадались нам выше. Они удят рыбу, собирают грибы, а здесь остановились на дневку.

Поднялись к охотничьей базе. Здесь две избы – старая и совсем новая, лабаз, баня, мощная бревенчатая (!) конура для собаки, несколько сараев, коптильня, ветхие лодки и куча всякой всячины. С интересом рассматриваем утварь, снасти, трофеи (рыбьи головы, орлиная лапа). Больше всего понравилось точило из огромного овального камня, который можно вращать за сделанную из корня ручку. Немало интересных сюжетов для видеосъемки.

Наши земляки, оказывается, любят останавливаться в избах. В одной из них они нашли дневник старика Неофита, который уже лет 15 охотится в этих местах. Проболтали до полудня, настроение у Андрюхи улучшилось, и он согласился подняться по Кожим-Ю.

Попрощавшись с туристами, направились в устье Кожим-Ю. Преодолев мощное течение, перешли на бечеву. Я с энтузиазмом взялся тащить байду и очень скоро, несмотря на полное отсутствие бечевника, мы вошли в устье левого притока – Кожим-Еля. Здесь перекусили, и Чу снова стал упираться. Мне с трудом удалось побороть его, но настроение у него совсем упало. Я уверен, что после восхождения на Кожим-Из он ни о чем не будет жалеть.

Выложили из рюкзаков все, кроме спальников, палатки, котлов, минимума еды (на 2 дня) и фото-видеоаппаратуры. Остальное свалили в гидромешок и спрятали в кустах вместе с байдой. В половине третьего вышли под тяжкие вздохи Чу. Решили пройти сегодня километров 10, устроить стоянку, а назавтра штурмовать Кожим-Из.

Идем лесом вдоль ручья. Приходится преодолевать бурелом и ямы. По лесу разбросано множество ложных проток и рукавов. Вместо того чтобы идти на восток-северо-восток, русло повернуло на север-северо-восток, что выводит из себя Андрюху. Остановились умыться и передохнуть. Чу снова затянул спор о целесообразности восхождения. Но и на этот раз мне удалось убедить его продолжать путь.

В половине пятого дошли до высокого правого берега, на котором стоит очень старая, совсем развалившаяся изба. Ручей здесь с шумом несется среди крупных валунов. Теперь его направление соответствует карте, правда, русло выглядит еще большим, чем в устье. Непонятно. Андрюху смущает, что не видно самого Кожим-Иза, а изредка показываются лишь далекие горки.

От избы вверх по ручью ведет хорошо набитая тропа. Кого заносит в эту глушь? Иногда попадаются галечниковые пляжи, по которым удобно идти. В лесу встречаются красная смородина, малина, черника. Погода портится, все заволокло облаками, что дает повод Чу снова завести разговор о возвращении.

В половине шестого остановились на стоянку на галечниковой отмели. Когда я стал готовить ужин, выяснилось, что основную часть продуктов я по ошибке положил в тот мешок, что остался вместе с байдаркой. Не знаю, какому богу молился Чу, но судьба и на этот раз оказалась на его стороне – с таким запасом еды Кожим-Из не осилить, это факт. Поделать ничего не могу. Трудно описать восторг Чу, когда я сказал ему об этом. Он сразу успокоился и даже повеселел: никуда не идем! Как я не люблю его за это!

Сварил гороховый суп. Завтра завтракать нечем. Ладно, попьем чаю и вернемся на охотничью базу, устроим там дневку, затопим баню, помоемся, постираемся, напечем лепешек (сегодня доели московский хлеб – он продержался рекордно долго).

В русле Кожим-Ёля я нашел лосиный рог. Возьму на память об этом приключении, хоть он и тяжелый.

Спать собрались в половине девятого, но радостный Чу еще долго рассказывал мне про своего пса Кузьку, пока я писал в дневник эти строки. Возможно, это самое глухое место, в котором мы когда-либо останавливались. Лес полон загадочных звуков. Наконец, в 10 уснули. Ночь обещает быть теплой, на термометре +18°С.

Всю ночь около нашей палатки кто-то мяукал или плакал, было жарко и сыро, выспались мы плохо. Встали в 6 по будильнику. На завтрак пришлось довольствоваться молоком с шоколадкой. В 7:21 напялили рюкзаки и вышли в обратный путь. Я прихватил с собой рог.

Дорога назад дается с трудом: жарко, пот льет ручьями. Хочется поскорее вернуться к байде, доплыть до избы и – в баню. Андрюха падает каждые 15 минут – хорошо еще, что рюкзак не такой тяжелый. Тем не менее, по пути собираем грибы себе на обед.

Обратный маршрут Чу проложил в своих лучших традициях – по бурелому, мы нигде не сократили путь по галечниковым отмелям. Зато на солнечном бережку наткнулись на небольшой кустик красной смородины, весь усыпанный ягодами. Собрали для киселя. Потом попался богатый черничник с крупными, спелыми ягодами – тоже остановка. Наконец, в половине 11 вернулись к оставленной байде и вещам. Покидали рюкзаки в байдарку и поспешили отсюда убраться.

Пока сплавлялись вниз по Кожим-Ю, видели большую хищную птицу. Андрюха сказал, что это орлан-белохвост. Потом наш курс пересекла плывущая белка или бурундук с пушистым хвостом. Едва достигнув берега, она исчезла в траве, но я успел заснять ее на видеокамеру. Наконец, возле самого устья Чу заметил на берегу заросли красной смородины. Причалили и обобрали.

На базе охотников были где-то без 20 двенадцать. Очень устали, даже затащить вещи наверх – облом. Зато ветер разметал облака, можно сушиться.

Я приготовил котел густого, доброго киселя, отварил грибы. Андрюха тем временем наколол дров и начал топить баню. Позавтракали только в два часа сладкой геркулесовой кашей с кисловатым киселем – здорово!

Наконец-то постирали пропитавшиеся дымом и потом вещи. Давно пора. Я истратил на это полкуска мыла. Отстирать штаны сил не хватило, прижал их камнем на перекате – пусть полощутся сами.

. Как приятно воспользоваться достижениями цивилизации – очагом с хитрыми подвесками для котлов, колуном для дров, избой с нарами, баней! Не надо возиться ни с палаткой, ни с кострищем. Мне впервые довелось париться в бане, которая топится по черному. Чу полдня грел ведро воды, извел кучу дров, а потом вылил ее в дырявый бочонок. Но в конце концов мы все-таки отмылись.

Сегодня много сюжетов для съемки, связанных с имеющимися на этой базе приспособлениями и утварью. Плюс ко всему мне удалось заснять крупную бабочку траурницу, очень пугливую.

Ближе к вечеру стали печь пироги с черникой, пиццу с сыром и колбасой, картофельную лепешку. Потом поужинали картофельным пюре с мясом и грибами. Пьем чай с черничным пирогом – как можно нам не позавидовать?

К вечеру стали появляться тучки с дождиками. Попрятали вещи в избу.

Вместо того, чтобы сегодня хорошенько отдохнуть, переделали кучу нужных дел: постирали и высушили вещи, помылись сами, запаслись пирогами и киселем для перекусов, я заклеил сапоги.

На ночлег устроились около 9 часов в новой избе, на нарах с лосиной шкурой. Эти строки я дописываю при свете керосиновой лампы – экзотика! Жуткое количество комаров.

Встали в шесть. Хорошо выспались, но не чувствуем себя отдохнувшими. Приготовил манку на завтрак. Щелкнул несколько кадров на фото. Подползли темные тучи.

Вышли в 8:05. От устья Кожим-Ю Илыч – большая река, похожая на Щугор. Встречаются большие острова, даже целые архипелаги. Преобладают длинные, глубокие, спокойные плесы.

Пошел дождь, и Андрюха облачился в гидруху. Плывем. Часа через два миновали по правому берегу избу с хозяйственными постройками, за ней приток. Через час слева впала Пырс-Ю, еще добавив воды в Илыч; здесь дно и берег зачастую песчаные.

Еще не было двенадцати, когда мы достигли Малой Вачжиги и забрались перекусить в избенку на правом берегу. Андрюха растопил металлическую печь, мы немного согрелись и подсохли. Съели пирог с сыром и колбасой, глотнули киселя и продолжили путь.

Дождь зарядил не на шутку. Через полчаса встретилась целая система построек, тоже справа, а вот дальше избы долго не попадались. Небо собралось было проясниться, облака поднялись выше, но потом нагнало новые и снова пошел дождь. Я хотел снять хребет Щука-Ёль-Из, окутанный облаками, но видеокамера отказала. Как потом выяснилось, она случайно включилась, и аккумулятор разрядился.

Гребем изо всех сил, чтобы согреться. Прошли уже немалое расстояние.

Видели стоянку москвичей – единственное подходящее место для ночевки, если не считать изб. Наконец, около половины четвертого увидели избушку и ринулись к ней. Быстро выгрузились, растопили печь, сушимся. За окном бушует дождь, а в избе – все нипочем! Правда, печка сильно дымит. Сварил суп, испек хлебные лепешки и кексы, а на ужин сделал рис со шкварками.

Сегодня был самый неинтересный переход – на редкость однообразные берега. Левый берег утыкан табличками «Печоро-Илычский заповедник».

Я встал, когда в маленькое оконце избушки пробился луч солнца. Вроде распогодилось. У нас завалялся никчемный яичный порошок, и я решил попробовать сделать на завтрак омлет на местной чугунной сковородке. Получилось! Пьем кофе со здоровенным куском шоколадного кекса.

Напротив нашей избушки – приток. Заметили, что с того берега к нам плывет какой-то зверек. Снял на видео; это оказалась белка, только очень темной окраски. Поставил в камеру Андрюхин аккумулятор, уже наполовину подсевший.

Отчалили в 8:10. Солнышко иногда проглядывает сквозь облака. Прохладно. Гребется в охотку. По-прежнему тянутся низкие берега, острова, плесы.

Когда снимали оставшийся позади хребет Щука-Ёль-Из, услышали звук моторки. Подплыли. В ней оказался инспектор заповедника с собакой. Оказывается, про нас он уже знает от москвичей на резиновой лодке. Попросил у меня паспорт, записал все данные. Он оказался очень даже нормальным мужиком, рассказал много полезного, например, что из поселка Приуральский летает АН-2 до Троицко-Печорска, а также можно на попутке добраться до Усть-Илыча, а дальше – рейсовым автобусом. Поведал об охотниках-промысловиках, чьими избами мы без спросу воспользовались, о режиме заповедника и о многом другом. Удивился, что мы не ловим рыбу. На невнятное бормотанье Чу о запретах, рыбоохране и пр., ответил: «Ну-у, на ушицу-то можно. «.

В отличие от других заповедников, в которых мы побывали немало, здесь на самом деле действует строгий режим. Печоро-Илычский биосферный заповедник – один из самых старых в нашей стране, здесь охраняется все: и животные, и сам лес. Для посещения необходимо специальное разрешение. Чтобы получить его, нужно заблаговременно (за пару месяцев) послать запрос по адресу: республика Коми, Троицко-Печорский район, поселок Якша, заповедник. Если повезет, пришлют разрешение, но в любом случае ответ будет дан.

Плывем дальше. В 11 часов дошли до кордона Укъюдин на правом берегу, где и живет этот мужичок. Несколько ниже слева впадает большая речка Укъю. Мне удалось мягко убедить Чу выйти на заповедный берег, там оказалась туча сыроежек и немного черники. Андрюха где-то набрал даже горсть малины.

В начале первого, под скалой чуть ниже устья Лунь-Ю, перекусили пирогом с сыром и колбасой.

Облаков становится все меньше, солнце выглядывает все чаще. Правда, ветер холодный. С лесом творится что-то неладное: за тонкой полоской берегового леса просвечивают голые стволы берез и пихт, а то и вовсе проплешины бурелома. Стали попадаться довольно высокие скалы. Темные, они покрыты соснами и кедрами – очень живописно. Ниже притока Ыджид-Сотчем-Ёль тянутся впечатляющие скальные гряды.

Встретили моторку, в ней двое – мужчина и женщина – удят рыбу. Очень приятные люди, угостили нас хариусом. Оказывается, на рыбалку местные жители получают специальное разрешение, ограничивающее количество улова.

Нам не терпится попробовать свежей ухи. Скорее ищем стоянку. Около 4 часов выгрузились прямо на «булыжную мостовую» правого берега.

После изб уже успели соскучиться по костру, по палатке. Приготовили уху – класс! Сыроежки я сварил, добавил муки – получилось оригинальное, но вкусное блюдо. Сидим с Андрюхой, печем пироги с черникой и с грибами.

Вечером совершенно прояснилось. Чайка ворует требуху, оставшуюся после чистки рыбы. Взошла луна. Пьем чай со свежими пирогами. Жизнь – не такая уж плохая вещь. Около половины десятого – на боковую.

Ночью было холодно, +4°С. Постепенно натянуло облака, но к утру опять прояснилось. Погода здесь успевает смениться иногда по четыре раза за сутки! Встали в шесть, по сигналу будильника. Светит солнце, тихо. Чудесное утро. Пока я готовил завтрак и латал штаны, поднялся ветер и нагнал облака. Я провозился с заплатой целый час, вышли только в 9:08.

На правом берегу – внушительные черные скалы конической формы, с острыми вершинами. Потом слева впал Шантым-Вож, русло почти сухое. В половине 11 показался кордон Ичед-Ляга. Причалили. Вышли хозяин с хозяйкой, двое детишек. Разговорились. Всего здесь два или три двора, но сейчас люди живут только в одном. Они держат коз и двух кошек. Рассказали, что весной здесь очень мощный паводок, река вздувается на несколько метров. В это время вверх по течению поднимаются катера, которые на баржах забрасывают в верховья срубы и доски для изб, кирпичи для печей и, видимо, основную часть продовольствия. Весной же ведется промысловый лов хариуса.

Как оказалось, еще в недавнем прошлом в заповеднике велась довольно интенсивная научная работа, здесь часто бывали различные экспедиции. Кстати, виденный нами курган со столбом, окруженный рвом – не что иное, как знак сейсмологической экспедиции, установившей под ним свое оборудование. В заповеднике две лосефермы – единственные в мире!

Последнее время в эти края стали часто наведываться иностранцы: американцы, немцы, шведы, японцы, однажды были даже негры из Эфиопии. Всех их встречали гостеприимные обитатели кордона Ичед-Ляга, угощали диковинными дарами природы: малосольной рыбой, козьим молоком, кедровыми орехами. Наибольшее впечатление на приезжих производил хариус свежего посола, который еще полчаса назад плавал в реке. Гости не могли его есть, а хозяева втихомолку посмеивались, поскольку сами считают это блюдо лакомством и кормят им детей, чтобы они росли крепкими и здоровыми.

В небе над заповедником уже давно обосновались военные, которые издавна повадились испытывать в воздухе какое-то оружие. Взорвут, потом вертолетами ищут обломки. Хозяйка считает, что лес гибнет из-за них.

Что касается цели нашего маршрута – каменного города Торре-Порре-Из, выяснилось, что подниматься туда надо было по просеке в 3,5 километрах выше кордона, а по самой Ичед-Ляге путь очень длинный и тяжелый, так как в реке мало воды, а русло сильно петляет. Хозяева оказались инспекторами заповедника, записали наши паспортные данные. Они не имеют права позволить нам вторгнуться на охраняемую территорию, но обещали спросить по рации для нас разрешение в поселке Якша, где находится управление заповедника.

Сеанс связи – только в 15:30. Остается только ждать. Нам показали толстый альбом с черно-белыми снимками Торре-Порре-Из, окрестных гор и скал на Илыче. Запомнилось фото, где весенний ледоход оставил мощные торосы на высоком берегу, недалеко от лавочки, на которой мы сидели.

Перекусили пирогом с сыроежками и сыром, запили «Zuko». Хозяева поделились с нами буханкой доброго домашнего хлеба и крупной картошкой. Мы, в свою очередь, отдали им рыболовные крючки-двойники.

Сидим, ждем разрешения. Андрюха задремал на лавочке. Поднялся холодный ветер. Я снял несколько сюжетов на видео. Наконец, получен ответ – отрицательный. Очень жаль. Зря проделан огромный путь, зря потрачено столько усилий, напрасно запасена куча цветной пленки, аккумуляторов для видеокамеры, все зря. Не знаю, занесет ли нас еще когда-нибудь в эти края, уж очень нудный сплав в верховьях Илыча, да и как в будущем будут давать разрешения на посещение заповедника – неизвестно.

Настроение подавленное, чувствуется какая-то душевная усталость. Отплыли от кордона и минут через 40 остановились на острове Владимира (ниже поворота Илыча на запад острова и поселки часто называют именами собственными). Андрюхе радоваться бы, но и он что-то приуныл и скис, даже странно. Теперь не знаем, плыть ли до Приуральского, или чесать до устья, а то и до самого Троицко-Печорска? Времени – вагон, продукты тоже есть, а вот азарт пропал.

Поели без удовольствия суп из свежей картошки и хариуса, потом гречку с сублимированным мясом. Даже пирог с малиной не прибавил духу, хоть и очень вкусный. Сегодня ничего не печем, не делаем сложных блюд.

Со вчерашнего вечера погода не изменилась – ветер, +14°С. Я проснулся без четверти шесть, пошел готовить завтрак. Настроение после вчерашнего упадническое. В принципе, идя в поход вдвоем с Чу, я знал, что лучше ни на что не рассчитывать, но все-таки в глубине души надеялся и – напрасно! Может, за столько лет хоть этот урок я усвою и запомню навсегда?

Не знаю, почему так долго провозились, но вышли только в 8:40. Светит солнце, загораем. Вереницей тянутся острова. Берега живописные, изредка поднимаются скалами. Тихие плесы сменяются участками быстрого течения, на которых приятно наблюдать, как байда стремительно проносится над покрытым водорослями каменистым дном.

Сегодня миновали три избушки: в 6, 14 и 24 километрах от Ичед-Ляги. По берегам стали попадаться покосы со стожками. Иногда выходим на берег в поисках грибов и ягод. Сначала Андрюха собрал два огромных подосиновика, потом мы наткнулись на почти созревший шиповник, затем (уж совсем неожиданно) – на неплохой урожай костяники. В 11 часов прошли устье Косъю справа. В 12:15 миновали кордон Шежим с одноименной речкой (слева). Здесь длинный участок быстрого течения, а потом громадный плес.

Скалы почти исчезли. Только к четырем часам пересекли какую-то гряду; Илыч здесь разлился широченным плесом, похожим на морской залив. По обоим берегам – красивые скалы, но это еще не Лек-Из.

Солнце сегодня светит сквозь дымку, ветер довольно сильный, но теплый.

Около 4 часов миновали заметную речку слева, напротив нее – покос и развалившаяся избушка (Саръюдин?).

Вскоре остановились на террасе правого берега. Сегодня у меня много работы – надо почистить целый котел грибов. Сделал из них суп со свежей картошкой, получилось аж по две с половиной порции. Потом мы пекли пироги с черникой, которые с каждым разом все увеличиваются в размерах и все сильнее протекают. Пили чай со свежим пирогом, готовили назавтра напиток из шиповника с костяникой (интересно, что получится?). Наблюдали красивые облака при заходе солнца. Взошла луна, на воде появилась лунная дорожка. Около 10 легли спать.

Я поднялся в шесть часов, одновременно со звонком будильника. Ночью прошел дождик, но было тепло, +14°С. Очень хорошо выспался. Дует ветер, уже который день, и пасмурно. Правда, дождевые тучи, как и вчера вечером, несет стороной.

Готовлю геркулес на завтрак. Напиток из костяники с шиповником получился горьковатым, но пить можно. Вчера оставил печься в золе несколько найденных на берегу кедровых шишек, сегодня попробовали – ничего, съедобно.

Вышли в 8:40. Облака немного разорвало, иногда проглядывает солнце. В 10 часов уже доплыли до скал Лёк-Из. По правому берегу тянется череда скал, среди которых выделяется одна – самая высокая, с двумя глубокими расселинами снизу доверху.

Напротив – обширный галечниковый пляж, откуда мы и засняли эту красоту, благо как раз выглянуло солнце. Затем подплыли к подножию и высадились у расселины. По кулуару можно вскарабкаться наверх по скользким, покрытым мхом камням. Эта идея, как водится, не вызвала энтузиазма у Чу, а мне в одиночку хватило смелости забраться лишь до половины. Снял несколько сюжетов на фото и видео.

Через час продолжили путь. Вскоре справа показался кордон Исперед и табличка с обозначением границы заповедника. Участковый инспектор попросил нас причалить, посмотрел документы, записал. Потом разговорились и проболтали минут сорок. Как и все встреченные нами здесь люди, он оказался очень хорошим человеком. Сам он не местный, с Волги, последнее время живет тут. Рассказал много историй о здешних зверях и птицах, о способах рыбной ловли (у него секретов нет), о браконьерах и т.д. Сразу чувствуется, что этот человек понимает и любит природу. От него мы узнали о целебных свойствах свежего хариуса: оказывается, в коже и голове рыбы содержится вещество, защищающее ее от бактерий и грибков, которое полезно и для человека. Если регулярно питаться малосольным хариусом (вместе с кожей, конечно), то можно избавиться от язвы желудка. На прощание он подарил нам здоровенного хариуса, засоленного вчера вечером.

Читайте также:  Какие реки текут в шотландии

Снова на плаву. Остановились на левом берегу перекусить пирогом с грибами и сыром. Почти напротив нас – очень хорошая изба, за которой впадает речка Исперед. Из-за леса показалась грозная туча, поднялся ветер. Из избушки нам машут рукой, приглашая зайти, но мы решаем плыть дальше (а зря!). Когда проходили под скалой Исперед-Кырта, налетел шквал такой силы, что вперемешку с громом и молнией по берегам поминутно слышен хруст ломающихся деревьев. Решили переждать ливень на берегу, хотя уже промокли до нитки.

Двое местных ребят из избушки не поленились в такую грозу съездить за нами на моторке, чтобы предложить переждать там непогоду вместе с американцами, которые приехали поработать в стройотряде на лисоферме в поселке Еремей. Мы опять отказались, хотя сразу же пожалели об этом. Дождь утих, мы развели костер прямо в лесу, немного согрелись и подсушились, а затем продолжили путь.

Скалы все еще встречаются. Много моторок, все идут вверх, и ни одна – вниз. Сначала мы хотели плыть до 5 часов, так как потеряли много времени, но впереди замаячила туча и мы поспешили высадиться на берег. Под начинающейся моросью торопливо поставили палатку и спрятали все вещи. Естественно, дождь скоро кончился.

На обед попробовали малосольного хариуса с отварным картофелем. У него очень нежное мясо, по вкусу напоминающее рыбу холодного копчения, но с непривычки его много не съешь.

Вечер традиционно завершается выпеканием пирогов, на этот раз с начинкой из черники, из шоколадки, а также кекса с какао. После суетливого ненастного дня наступил дивный спокойный вечер. Ветер стих, над зеркалом Илыча – замечательный закат, а напротив уже взошла полная луна. Хочется всё это запечатлеть на пленку, но невозможно уловить каждое мгновенье постоянно меняющейся картины, остается только любоваться.

10 часов. +9°С. Пора идти спать, но жаль расставаться с этим вечером.

Обидно, что оставшиеся в Москве друзья не видят всей этой красоты, не с кем поделиться впечатлениями (Андрюха, запитав пирог с черникой, мерно посапывает в палатке). Ну да ладно! Завтра будет новый день, не похожий на все другие, а может, ещё лучше.

Снова неплохо выспался. Проснулся в пять, позволил себе немного поваляться. По-прежнему +9 °С, но дует холодный ветер и пасмурно. С удовольствием вожусь у костра, готовя завтрак.

Сегодня мы должны дойти до поселка Приуральский. Там есть почта, телефон, магазин. Ещё не решили, лететь ли оттуда самолетом до Троицко-Печорска или плыть своим ходом до Усть-Илыча.

Вышли в 8:20. Шлепать веслами скучно: русло широченное, тянутся сплошные плесы и однообразные берега. Руки немеют от холодного встречного ветра. Миновали заброшенную деревню на высоком правом берегу – наверное, все-таки это Саръюдин, а не то, что мы видели позавчера.

В начале третьего на правом берегу показался огромный поселок Еремей. Подплыли. Здесь много моторок, на окраине строят новые дома. Я пошел искать магазин, но мне сказали, что он работает до 11, и направили в Приуральский, где много магазинов и хлеб бывает в 4 часа. Что ж, идем дальше. Между поселками остановились набрать ягод черемухи.

Приуральский расположился на левом берегу Илыча. Аэродрома что-то не видно. Доплыв к трем часам примерно до середины поселка, вышли на берег. Я отправился искать магазины и начальника аэропорта. Купил пряников, а вот хлеба не оказалось. Чтобы побыстрее купить продукты в коммерческом магазине, вызвался помочь разгрузить только что прибывшую из Ухты машину. Половину всего ассортимента составляет водка, а еще четверть – карамель. Я взял плавленые сырки, печенье, консервированную корюшку в томатном соусе и маргарин. Потом долго искал начальника аэропорта на другом конце поселка. Когда, наконец, я его нашел и докричался, оказалось, что самолетов в выходные не будет, а в понедельник – народу битком. Ну и ладно, сами доплывем.

Погода разгулялась, светит солнце. Я непредусмотрительно ушел в гидрухе, теперь изнываю от жары. На обратном пути пополнил несколько поскудневший запас пряников. Вернулся к Чу – он уже настроился на возвращение домой, но – увы!

В половине пятого поплыли дальше. Пошлось очень хорошо, появилось течение. Левый берег на большом протяжении испорчен следами лесосплава, в глубине леса слышен шум проезжающих по дороге машин. Постарались уйти от всего этого как можно дальше. В начале шестого остановились на выкошенной полянке правого берега, за кустами.

Приготовили роскошный обед, даже объелись. Чу не может ничего делать, лежит кверху пузом, лениво отмахиваясь от гнуса. Реку то и дело бороздят моторки. Взошла луна – опять полная!? Вечер снова отличный.

Редкий случай – Андрюха встал раньше меня, разжег костер. С утра было солнце, но его быстро заволокло облаками. Готовлю на завтрак гречку с луком, Чу мне помогает. Из черемухи сделал густой кисель (в этом походе у нас, пожалуй, самое разнообразное меню).

Вышли в 8:47. Погода хорошая: облачно, нежарко, ветер отгоняет мошку. Плывется тоже неплохо, течение, хоть и слабое, но есть. Миновали что-то похожее на лесничество на правом берегу. В половине первого перекусили пирогом с сыром, пряниками и печеньем. Кисель из черемухи не произвел особого впечатления.

Около часа дня поплыли дальше. Минут через 15 справа показалось устье реки Когель, перегороженное сетью, а напротив – поселок Антон, совсем небольшой по сравнению с Еремеем и Приуральским. Ниже встретилось два переката шириной во всё русло – вот неожиданно! На втором из них, расположенном на крутом левом повороте, стоячая волна даже захлестнула через нос байдарки. На берегу – скала из песчаника, похожая на голову черепахи.

Продолжаем путь. Любуемся красивыми облаками. Гребля по стоячей воде начинает надоедать. На навигационных знаках, которыми утыканы берега ниже Приуральского, иногда попадаются цифры: «53», «45», «25» – похоже, это километраж до Усть-Илыча. Место для стоянки найти совсем непросто: ни покосов, ни террас. В начале пятого примостились на правом берегу, прямо на заросшем травой песке.

Сегодня встретили несколько моторок, с которых ловят рыбу, непрерывно плавая кругами (а еще жалуются, что нет бензина!). Правда, особого улова мы у них не заметили.

К вечеру небо совсем затянуло облаками. Из найденного лично мной огромного боровика приготовил начинку (она почему-то получилась зеленого цвета), печем пироги на дорогу домой. Чу, держа сковородку над углями, машинально отодвигает ее от костра, стремясь уберечь руки от жара, в результате процесс выпекания затягивается. Провозились часов до 10, зато получилось целых шесть пирогов с грибами (точнее, с грибом). Уже в темноте заварил на завтра шиповник и – спать.

Проснулся в шесть, по сигналу будильника. Высоко в небе – прозрачные облака. На завтрак приготовил макаронную запеканку с сыром и яичным порошком, получилось вкусно. Надеюсь, сегодня нам предстоит последний переход до Усть-Илыча, это километров 20, а там – автобус до Троицко-Печорска.

Вышли в 8:40. Настроились быстро доплыть до устья. Погода этому пока благоприятствует, но с запада натягивает хмарь. Гребем хорошо, иногда даже есть течение. Около 10 часов миновали устье реки Полья слева, за ней – какие-то хозяйственные постройки и остатки лесозаготовок. Ниже на правом берегу увидели электростанцию и цистерны с горючим. Вдали показался поселок Усть-Илыч.

Вылезли здесь в половине двенадцатого, я пошел узнавать про автобус. Воскресенье, все закрыто, поселок будто вымер. Наконец, увидел у раскрытого окна какую-то девицу с сигаретой, она и рассказала, что автобусная остановка находится на другом берегу, на повороте, за паромной переправой. Автобус ходит в 9 и в 5 часов, кроме вторника и четверга.

Вернулся, поплыли дальше, вышли из устья в Печору и увидели на левом берегу, под белыми навигационными знаками, съезд к воде. Здесь мы высадились и начали разбирать байдарку. Кругом лес, вглубь которого уходит грунтовая дорога. Наползает дождевая туча.

Неожиданно появился УАЗик, битком набитый людьми. Высадив часть пассажиров, он собрался повернуть обратно. Я бросился узнавать, не подбросят ли нас до Троицко-Печорска. Посовещавшись друг с другом, мужики обещали за 20 тысяч довезти нас до города. Разбирать байдарку и упаковывать рюкзаки пришлось в рекордно сжатые сроки. В качестве задатка отдали неизрасходованную бутыль спирта, так что нас даже подождали и помогли закинуть вещи в машину. В этот раз я оставил кучу изношенных вещей – куртку, сапоги, брюки, – так что рюкзак получился совсем легкий, чего нельзя сказать о рюкзаке Чу.

Грунтовка шла сначала лесом, потом выскочила на асфальтированную магистраль. По дороге разговорились. Оказывается, второй день, как пошли грибы; все устремились в лес собирать их. Выяснилось, что единственный поезд из города отправляется в 1:45, мы на него уже не успеем. Вокзал на ночь закрывается, переночевать можно в гостинице «Кедр», к которой нас и подвезли (денег не взяли). До вокзала придется завтра добираться 10 км автобусом.

В покосившейся деревянной гостинице оказалось всё, что нам необходимо: свободные номера, вода, электроплита. Рядом, в универсаме, купили хлеб и рыбные консервы. Я принялся готовить обед. За этим занятием разговорился с коммерсантом из Тулы, который навязался к нам в гости со своей спутницей. За разговором и день прошел. Вечером я ещё испёк пирогов с курагой и с черникой, истратив остатки муки.

Вчера вечером и ночью лил дождь. Не так уж плохо, что мы в гостинице, а не в палатке. Встали в семь, позавтракали манной кашей с черникой. Вчерашний коммерсант, попытавшись в полночь ворваться, чтобы продолжить застолье, больше не появлялся.

Не без труда мне удалось отправить Чу на автостанцию узнавать расписание. Вернувшись, он навел суету, сказав, что автобус в 9:15. Опять спешка! Прошли полторы остановки до станции пешком. Естественно, оказалось, что автобус в 11:40. Купил с горя сгущенку – будем пить кофе в поезде.

Померзнув больше часа, сели в легковушку (10 тыс.). Оригинально: аэропорт находится чуть ли не в центре, а железнодорожный вокзал – за городом. Купили билеты до Москвы, правда, верхние полки в разных купе. После нас подвалила ещё куча народу, в кассу выстроилась очередь.

Наконец, подали поезд, но ещё долго не объявляли посадку. Я успел порядком замерзнуть.

Отправление в 13:45. В вагоне очень тесно. Мы сразу приготовили себе бульон, пюре с укропом и консервированным лещом, пообедали и попили какао – только тогда я согрелся. У нас полно всякой еды, даже покупать ничего не нужно, одни пироги с грибами чего стоят. Выложив все продукты в сумку, я совсем освободил рюкзак. Погода испортилась, идет дождь.

В шесть часов прибыли в Сосногорск, где наш вагон отцепили и загнали в тупик дожидаться поезда Ламбытнанги-Москва. Ветер стих, тепло. Попробовали местных пирогов с голубикой – они явно проигрывают нашим походным. Кипятка нет. Перекусив пирогами с напитком «Zuko», легли спать в 10 часов.

Ночью удалось неплохо выспаться, несмотря на сильные толчки, сметающие со стола посуду. В восемь позавтракали пирогами с грибами и с курагой, попили кофе со сгущенкой – сладкая жизнь продолжается.

Останавливались в Сольвычегодске и Котласе. Прозевал – надо было купить черники (5 тыс. за литр) в опустевший котел. Небо понемногу проясняется.

На следующей станции, заняв у Андрюхи 15 тысяч, закупил три литра брусники. Ягоды едва поместились в котелок, который пришлось перевязать веревкой.

Вожделенное вологодское мороженое на этот раз попробовать не удалось из-за не вовремя проявившейся скаредности Чу. Ну да ладно, еще 8 часов – и я дома.

Остается заметное количество еды: сахар, хлеб, сухое пюре, гречка, сушеная картошка и даже тушенка – дай бог доесть скоропортящиеся пироги с грибами. Чу строит планы на будущее, я отношусь к ним со скептицизмом, так как я вынес свой урок из этого похода. Ложимся спать, проснемся уже в Москве.

Проводник поднял всех на ноги за полтора часа до прибытия. Пришлось вставать и маяться до 4:15. Погода в Москве хорошая.

Высадились, ждем, когда откроется метро. Ехавшему с нами солдату нужно добраться до Саратова; Андрюха подсказал ему, когда отправляется поезд, где купить билет и т.д.

Провожаю Чу до станции Проспект Мира. Здесь я расстаюсь с тяжелой ношей – ненавистным карандашом. Очень хочется спать.

Дома меня еще не ждут. Бужу мамашу и кошек.

Источник

Река Илыч

Река Илыч, в первую очередь, известна как западная граница строго охраняемой зоны Печоро-Илычского заповедника . А ниже – его буферной зоны. Речь о том самом ООПТ, на территории которого находятся некоторые фрагменты Уральских Гор – останец Маньпупунер, обрыв с Медвежьей пещерой и т.д. «Старт» потока соседствует еще и с достопримечательностями национального парка «Югыд-Ва». Там чудо-останцов больше.

Общее описание

Река Илыч в длину 411 км. Ее бассейн – 16 000 кв. км. Максимальная ширина – 345 метров. Глубины до 3 м. Протекает водоем по Троице-Печорскому району республики Коми . Направление юго-западное. Потоку приходится огибать массив останцов и предгорья Поясового Камня. Средний расход воды – 177 кубометров в секунду. Питание дождевое, подземное, снеговое. Ледостав длится с начала ноября до конца апреля. Паводок начинается в мае. Сезонный диапазон изменений уреза воды не превышает 5 м. Притоков 33 (не считая ручьев). Крупнейшие: Когель, Палью и Кожимью.

Река Илыч образовалась (как и весь Урал) в позднем Палеозое. Сначала тут жили исчезнувшие охотники на мамонтов, а затем пришли предки коми. Позже манси. Первое русское описание реки Илыч намекает, что «Ылыдз» на языке коми-населения – «находящийся далеко». «Артерия» и правда проходит по границе с областью проживания манси. Далее река Илыч находится у нас – повторяет судьбу Печоры . «Гулящие люди» с Новгородской Земли. Пермь Великая. Вхождение в состав Московии. До 20 века тут еще стояли скиты старообрядцев, переселившихся из Великого Новгорода после Никоновской реформы. В 1844 г. реку нанесли на карту в современном произношении. Ее отличие от Печоры в том, что в хозяйственных целях не используется. Наоборот, с 1930 года стало практиковаться рекреационное использование реки Илыч. Так как на некоторых отрезках он стала границей ГЗ «Печеро-Илычский» (ниже о его достопримечательностях). Ну а в низовьях (почти до устья) река Илыч проходит по обширной буферной зоне резервата. Судоходным поток был издревле. Но лишь для мелких суденышек – сначала ушкуев и рыбацких лодок, а сегодня еще для байдарок и разного надувного транспорта.

Исток и устье реки Илыч

Река Илыч

Исток реки Илыч находится на болотах у самого подножия хребта Тимаиз. В глухой тайге, состоящей из кедра, пихты, сосны и ели. Во всем мире сей огромный массив принято называть «Девственными лесами Коми». На территории Европы таежные чащи в этом месте считают самыми густыми. Исток реки Илыч – ручей незначительной ширины. Территориально локация находится на стыке сразу 2 районов названной автономии – Троице-Печорского и округа Вуктыл. Берега здесь – крупные камни.

Устье реки Илыч – ее вход в Печору шириной 240 метров. Правобережье – село Усть-Илыч. Имеет совеем небольшой яр. Левый берег – займищный. Он плотно покрыт хвойным лесом у кромки. Административно это еще Троице-Печорский район республики.

Бассейн реки Илыч

На первых порах река Илыч двигается на юг. Берега низкие. Ширина колеблется от 5 до 25 метров. Русло крайне извилисто. С обеих сторон плотная стена хвойных боров. Далее течение реки Илыч постепенно поворачивает на запад. На этом этапе в нее вливается ряд значительных притоков, расширяющих ее до 200 метров (вместе окончательного западного поворота). Среднее течение реки Илыч (вокруг места «сгиба») считается у путешественников самым красивым. В данной рекреации он входит в глубокую долину с обрывистыми и довольно глубокими бортами. Там, где начинается Печорская низменность, располагается нижний бассейн реки Илыч. Предельно заболоченный. Присутствует много заливных лугов и старичных образований. Растительность остается той же. Это наиболее судоходный фрагмент водной «дороги». «Финиш» бассейна реки Илыч – точка, где русло превращается в более широкое. Участок описан в главе выше.

Достопримечательности реки Илыч

Национальный парк «Югыд-Ва»

Река Илыч

Здесь река Илыч – лишь ручей среди болот. Ближайшие природные красоты парка находятся в 23 километрах пешего хода. На север. Но заметны они с ближайших холмов. Речь о горах Народная и Манарага. Они пользуются наибольшой популярностью у трекеров, приезжающих в Коми. С запада к хвойным зарослям плотно прилегают смешанные леса.

Хребет Кожемиз и скала Амбар-Кырта

Река Илыч

За болотами, на территории Печоро-Илычского заповедника вас ждет первая разрешенная стоянка на реке Илыч. Гирла Кожемью. Данный водоток поднимет вас вдоль самых живописных урочищ хребта Кожемиз. Отдельные конусообразные пики станут идеальным фоном для фотосессии. Участок горной страны в народе называют Зубчатый Камень. В ясный день с самых значительных вершин открывается вид на громаду Тельпосиза (хотя он находится в 80 километрах к северу). Помните – заниматься промыслом и рубить лес тут нельзя. Также как и разводить открытые костры. Сейчас все строже…

Река Илыч

Чуть ниже – движение строго на юго-восток (тут тоже на реке Илыч охрана в виде государственных инспекторов). «Артерия» принимает в себя Пырею, Укю, Ичет-лягу и Ыджед-лягу (стекают с западного уральского макросклона). Какое-то время долина остается широкой, лесистой и болотистой. Но перед местом соединения с Ыджид-лягой вообще не убирайте фотоаппарат. Котловина вдруг резко суживается. Вы попадаете в царство известняковых скал. Неожиданно пройдете под Амбар-Кырта. Этот кусок палеозойского геологического субстрата запоминается тем, что издалека похожа на дом. А за ним следует «каменный фантом», смахивающий на мечеть (Татарская церковь). Ближе к большой излучине (тот самый окончательный поворот на запад) у высоченных отвесов возникнет свинцовый блеск. Тут когда-то действительно добывали этот металл. Есть даже брошенный поселок рудокопов. Река последний раз задевает землю «Печоро-Илычского».

Красоты близ кордона «Усть-Ляга»

Река Илыч

На данном фрагменте течение реки Илыч по левому берегу граничит с упомянутыми выше устьями Ичет-Ляги и Ыджид-Ляги (это – эстуарий водоема под именем Ляга). А расположенный между протоками кордон получил название «Урочище Усть-Ляга». Если есть разрешение, то по Ляге реально дойти пешком до интересных рекреаций – березово-ольховых рощ, выше которых лежат ручьи, по которым нетрудно дойти до Маньпупунера. Это – ряд останцов-«фигур», каждый из которых любопытно поименовала молва. Вся же «страна», созданная из Поясного камня эрозией, называется Торре-Пореиз. Она продолжается и южнее. Скалы напоминают то развалины старинного города, то крепость «родом» из средних веков. До ближайших достопримечательностей перемещаться всего несколько часов. До самого Маньпупунера – 3 дня. Специальная, устроенная тропа прямо от кордона имеет длину 72 километра. По пути встретится ручей, в котором растворено золото (можете убедиться, оставив там на ночь платок). Выше уж низкорослый и кустарниковый лес. И горная тундра. Как раз здесь ночуют облака. Красиво.

Проход на гору Шежимиз

Река Илыч

Илычский хребет Поясового Камня остался западнее. Далее сплав по реке Илыч приведет «водника» к восточному краю ООПТ – к гирле речушки Шежимью. Она, соответственно, уводит вдоль более высокого хребта – Шежимиза, входящего в горную «страну» под названием Большая Парма. Крупнейшая ее отметка – гора Шежимиз (857 метров). Переводится как «Камень на реке Шежимью». Тут также есть «болваны» (останцы-«образы»). Но не так много. Место уникально тем, что как раз здесь проходит рубеж сибирской (на востоке) и европейской (на западе) флоры. Это заметно невооруженным глазом. Манси называют хребет – «Перегородка-гора» (она была очередным участком границы между ними и коми). Из-за болванов места эти священные.

Село Усть-Илыч

Река Илыч

Нижний отрезок, уже за ООПТ и даже за буферной зоной, подарит вам более вольготные стоянки на реке Илыч. Украшение рекреации – Усть-Илыч – конец всего пути. Населенный пункт был основан в первой половине 18-го столетия. Начинался с 4 дворов – как деревня Усть-Илыцкая. Сегодня же в нем уже есть деревянный дворец культуры, школа, столовая, библиотека, пункт фельдшерской помощи, церковь-изба с фронтоном, расписанным соответствующим образом, мемориал ВОВ, 2 магазина, базарчик и пристань (на этом эпизоде по Илычу проходят мини-теплоходы). Все это – наследие еще советских (колхозных) времен. Дело в том, что когда-то 2 колхоза объединились в один – «Пионер». Русских и коми значительно разбавили репрессированные литовцы и эстонцы. Любопытно, что зимой местные передвигаются исключительно на самоходных санях… И здесь почему-то не выживают крысы. Это здорово.

Туризм и отдых на реке Илыч

Река Илыч находится в пределах умеренно континентального климата, мало отличающегося от того, который царит в Костромской или Ярославской областях. Поэтому даже зимой сюда влечет туристов. Особенно подледная рыбалка. Про остальной сезон и говорить нечего – ГЗ с трудом ограничивает поток любителей девственных лесов. Так как места или заповеданные, или заболоченные, то баз отдыха на водоеме просто нет.

Река Илыч

Горно-треккерский, а заодно и спелеологический поход с палатками по реке Илыч – распространен в верховьях. Надеемся, вы уже поняли почему. На всякий случай лучше все-таки взять пропуск в визит-центре запретника. Ведь постоянно будете его касаться.

Пляжный отдых на реке Илыч прекрасен лишь в самых низовья – где камни, наконец-то, сменяет песок. Паломнический отдых на реке Илыч часто связывают с храмами и церквями, в которых еще сохранился дух староверов. А ранее повсюду стояли их скиты.

Сплав по реке Илыч – занятие, которое в приоритете. Как в верхнем, так в центральном и даже в нижнем течениях водоема. Если не нарушать правила (не устраивать стоянок на территории обозначенного резервата), то сплав по реке Илыч доступен по всему руслу. Ближайшая к истокам автодорога – та, что заканчивается в Вуктыле (городок стоит на Печоре). В него можно попасть из Ухты. Часто из регионального центра летают и вертолеты. Отсюда сплавляются по Подчерью, а на 20-м километре от устья требуется волоком пройти несколько километров к «старту» «нашей» реки. Да вот беда – она здесь не судоходна даже для байдарочника. Поэтому какое-то время придется делать еще и обнос. Встать на воду можно выше огромного болота. На его кромках не стоим. Там топко. Неподготовленным лучше идти уже с Еремеево – без всяких фокусов. Туда добираются по грунтовке из Троицко-Печорска (в самой районной «столице» имеется даже аэродром).

Рыбалка и охота на реке Илыч

Река Илыч

Много какой «водной дичью» популярна у гостей река Илыч. Рыбалка на ее идиллических берегах на каждом мыске чревата встречей с такой ихтиофауной как:

  • щука (наибольшая популяция);
  • хариус (ограничен);
  • окунь;
  • ерш;
  • лещ;
  • подлещик;
  • густера;
  • сом;
  • налим;
  • ленок;
  • муксун.

На реке Илыч рыбалка уловиста везде. Но разрешенные резервации присутствуют только на болотах речного «старта» и уже в низовьях – за Иджыд-лягой (остальные фрагменты русла заповеданы). Как раз в последнем случае подходящих мысков полно. На отрезке смешанного (березово-пихтово-елово-соснового) леса глубина и ширина реки идеальны для лова с резиновой лодки. И еще одно. На реке Илыч рыбалка познакомит вас с рыбой, занесенной в Красную книгу России (хотя ее тут никто не видел лет сто, также как и тайменя). Но все равно напомним. Выпускать обратно нужно кету, арктического гольца, ручьевую миногу и сибирского осетра. И никаких сетей, конечно.

Вот какой азартный досуг способна предоставить гостю река Илыч. Рыбалка, кстати, может разнообразиться и охотой. Однако угодье для промысловиков всего одно – МР «Троицко-Печорский». Дислоцируется оно окрест райцентра, в честь которого и названо. Захватывает самые последние километры «нашей» водной дороги. Так что реку трудно назвать охотничьей. А все из-за размеров описанного ГЗ – он самый большой в Европе. К вашим услугам утка и гусь, тетерев, глухарь и куропатка. Из млекопитающих – медведь, лось, росомаха, лисица, волк, рысь (ограничена). За ними идут барсук, енотовидная собака, хорь, заяц, белка и косуля (ограничена). Местные «краснокнижники» – кабарга, манул, кожанок, европейская выдра, песец. Белка-летяга, летающие хищники и совы. Сюда же вошли обитатели болот и озер – все виды цапель, лебедей, журавлей и аистов.

Охрана реки Илыч

Охрана реки Илыч нужна не от предприятий или бытовых канализаций (таковых тут попросту не имеется) и даже не от хлама любителей пикников (удобных пляжей, по большей части, тут не обнаруживается). Охрана реки Илыч (пока что девственно чистой по составу воды на всех участках) подразумевает борьбу с браконьерами или заплутавшими промысловиками (охотниками, рыболовами и собирателями) не заметившими заповедных аншлагов. По словам сотрудников ООПТ, таких все больше.

Река Илыч

Представленное вашему вниманию описание реки Илыч показало водную «дорогу», по которой можно попасть к самым интересным скальным «фигурам» и «замкам» Поясового Камня, а также к скалам Амбар-Кырта и Татарская Крепость. А кое-где есть и охотугодья. И самое главное. На берегах Илыча абсолютно нет мусора. Нигде. Спасибо инспекторам!

Источник



Сплав по реке Илыч, Приполярный Урал

Активный отдых, туристическое агентство

Активный отдых, туристическое агентство

Информация о туре

ПУТЕШЕСТВЕ — сплав по реке Илыч, Северный Урал, Троицко-Печорский р-он, Республика Коми.

1. Сроки: с 06 по 13 сентября 2019 года
2. продолжительность: 8 дней
3. питание: сублиматы
4. вид туризма: водный
5. физподготовка: не важно
6. стоимость: 17 500 рублей
7. инструктор: Сергей Семяшкин (Сыктывкар)
В стоимость услуг входит: проезд поездом (туда и обратно), питание, страховка, з\п инструктора, заброски на маршруте, з\п организатора.
телефон: 29 -6- 55- 6, 89042096556

Программа путешествия:
1 день: проезд автобусом от Сыктывкара до п. Усть Илыч, заброска на моторных лодках (100 км)
2 день: заброска на моторных лодках (90 км.)
3 день: сплав на катамаранах по реке Илыч (30 км.)
4 день: сплав на катамаранах (25 км.)
5 день: сплав на катамаранах (30 км.)
6 день: сплав на катамаранах до п. Еремеево (25 км.)
7 день: сплав на моторной лодке от Еремеево до Усть Илыча (80 км.)
8 день: проезд автобусом от Усть Илыча до Сыктывкара

Перечень личного снаряжения

1. Штормовка (легкая ветрозащитная куртка без подклада).
2. флисовая куртка или легкий свитер.
3. термобельё или футболка с длинным рукавом.
4. футболка с коротким рукавом. нижнее белье
5. штаны 2 пары, парадно – выходные и ходовые.
6. носки 4 пары, простые – 3. 1 — теплые.
7. головной убор (бейсболка, бандана, панама и т. д.)
8. дождевик.
9. обувь 2 пары (ходовая — кроссовки и сапоги).
10. антикомарин (спрей и пластинки).
11. тапочки или сланцы в поезд.
12.аптечка таблетки от собственных хронических заболеваний. (лейкопластырь).
13. рюкзак, объем не менее 80 литров.
14. коврик.
15. спальный мешок.
16. тарелка, кружка, нож, ложка.
17. предметы личной гигиены (зубная щетка, зубная паста, мыло, туалетная бумага, зубочистки, полотенце).
18. часы наручные.

Источник

Adblock
detector