Меню

Столкновение у реки кушка

Как русские войска утопили британские амбиции в Кушке

Миф об английских «джентльменах», которые, даже будучи одни, берут сахар щипчиками, оказывается на поверку камуфляжем английской наглости и высокомерия, которые, впрочем, сразу исчезают перед лицом выдержки и силы атакуемой стороны.

Более века назад, 30 марта 1885 г., Англия чужими руками попыталась организовать против России военную провокацию, которая по своей сути очень похожа на «отравление Скрипаля». Мы имеем в виду военный инцидент на реке Кушка и последующую за ней британскую истерию.

Во второй половине XIX в. геополитическое противостояние Российской и Британской империй за контроль над Средней Азией заметно усилилось. С 1845 г. Россия перешла к планомерному наступлению на степь. Пограничные линии стали передвигаться вперёд. На западном фланге — Оренбургская линия. Впереди неё стала строиться ещё одна — по рекам Иргиз и Тургай — крепости Оренбургская (Тургай), Уральская (Иргиз), Карабутак. В 1847 г. на берегу Аральского моря возникло Раимское укрепление (Аральск). А на востоке таким же образом стала перемещаться Сибирская линия.

Казаки и солдаты выдвигались южнее, в Семиречье. Возводили крепости Аягуз, Копал, Верный (ныне Алма-Ата). Сюда переселились два казачьих полка и 500 крестьянских семей, появились станицы Алматинская, Надеждинская, Лепсинская и др. Было учреждено Семиреченское казачье войско. Это позволяло замирять и контролировать окрестных киргиз-кайсаков (нынешних казахов).

Продвижение русских на юг очень не нравилось англичанам и подконтрольным им среднеазиатским властителям. К середине XIX в. англичане, освоив Индию, появились в Афганистане. Здешний регион они считали исключительно своей сферой влияния. Стремительное завоевание Россией новых позиций в Средней Азии убедительно доказывало Лондону, что это же может произойти в Афганистане и Индии[1]. Там многие смотрели на Россию как на потенциального освободителя. В своём письме Императору Александру III индийский магараджа Дулин Сингх обращался с просьбой освободить «как государей, так и народ индийский» от английских угнетателей[2].

Александр III напротив этих слов на полях написал: » Это желательно» [3] , указав министру иностранных дел Н. К. Гирсу составить строго секретный ответ [4] . Содержание ответа Самодержца индийскому князю неизвестно, но очевидно, что возможный поход в Индию мог быть адекватным ответом России на английскую агрессию. Видный русский дипломат И. А. Зиновьев подчёркивал:

Не следует забывать, что одной из причин, побудивших нас к движению на Восток от Каспийского моря (в Туркмению), послужила признанная нами необходимость произвести впечатление на Англию и помешать направленным против нас замыслам её в Средней Азии«.

Особо тяжёлой и упорной была война России с текинцами. Русское правительство обратилось к ним со следующими условиями для добрососедских отношений: 1) не грабить русских караванов и дать им свободный ход через свои земли; 2) предоставить свободу путешествия, торга, жительства и права собственности для русских подданных; 3) не брать с них лишних пошлин; 4) не держать русских рабами; 5) прекратить разбои и грабежи у границ Империи; 6) завести с Россией правильные дипломатические сношения и 7) обращаться с ней, как подобает с великой мировой державой[5].

На все эти предложения текинцы ответили отказом и, наоборот, усилили свою агрессивность в отношении России, заложив в древнем городе Мерв крепость, которая, говоря словами генерала от кавалерии А. В. Комарова, представляла собой » гнездо разбоя и разрушения, тормозившее развитие чуть ли не всей Средней Азии«. В результате крайне упорной борьбы первый поход генерал-лейтенанта И. Д. Лазарева был вообще неудачным, генералу М. Д. Скобелеву в ходе Ахал-Текинской операции удалось разгромить текинцев и взять Геок-Тепе и Асхабад (Ашхабад). Побеждённым Скобелев сказал:

Войска могущественного Белого Царя пришли сюда не разорять жителей. а, напротив, усмирить и водворить в них полное спокойствие с пожеланием добра и богатства. Велик Белый Царь, несокрушимо его вечное могущество, неисчерпаемо его царское милосердие, а впрочем, как сами знаете».

Шах поздравил Россию с победой, отметил её положительное влияние на воцарение спокойствия в Персии и указал на необходимость такой же расправы и с разбойниками в Мерве. Даже в Индии имя Скобелева стало быстро популярным и соединялось с легендарным «Нана-саибом». 21 января туркмены, салоры и сарыки, базирующиеся в районе рек Теджена и Мургаба, прислали послов (Ишан-Караул-Беги) и грамоту о желании вступить в наше подданство. Они объявили, что отказали Мерве в огнестрельном оружии против русских, и добавили:

Так как вы будете воевать и с Афганистаном, и вам придётся проходить через наши земли, то мы желаем принять подданство Белого Царя, чтобы наше имущество, жёны и дети были под его высоким покровительством«.

Однако мервские туркмены продолжали оставаться независимыми, имея хорошо укреплённую крепость. Английские агенты советовали Мерву торопиться с принятием персидского подданства, дабы не подвергнуться участи Ахалтеке.

Для России занятие Мерва, земли которого простирались до Амударьи, позволяло наладить сообщение между Закаспием и Туркестаном. В 1883 г. в Мерв была отправлена миссия штабс-ротмистра — аварца Максуда Алиханова-Аварского — и майора туркмена — Махтумкули Нурбердыханова — с целью склонить жителей Мерва к принятию российского подданства. Будучи мусульманами и ведя переговоры с мервцами очень тактично, парламентеры добились поставленной цели: в феврале 1884 г. к начальнику Закаспийской области А. В. Комарову в Асхабад прибыла депутация мервцев, которая поднесла прошение о принятии их в российское подданство.

Александр III согласился, но с оговоркой, что берём его пока без вассалов (сарыки и солоры) до выяснения их рубежа с Афганистаном. Дело в том, что после поглощения Мерва перед Россией встал вопрос о межевании новой границы с Афганистаном, который находился под протекторатом Британской империи. Для установления новой границы английская и российская стороны прислали миссии с вооружённым сопровождением (российскую миссию возглавлял А. В. Комаров).

К этому моменту оставались никем не занятыми земли сарыков-пендинцев, северные предгорья «Гератского» хребта, земли солоров с пустынями. Александр III решил ввести туда войска только после определения международной комиссией их границ с Афганистаном. Комиссию решено было составить из английского генерала сэра Питера Лемсдена и генерала А. С. Зеленого.

В 1872-1873 гг. между Россией и Англией было подписано соглашение, которое определяло как территориальные пределы Афганистана, так и общие начала взаимного политического положения обеих стран в Средней Азии[6]. Согласно договору, обе державы договорились о создании » буферного пояса в Средней Азии«, причём Лондон брал на себя обязательство удерживать афганского эмира от каких бы то ни было наступательных действий против России [7] . Однако англичане игнорировали эти договорённости: в декабре 1883 г. с их согласия афганцы захватили ханство Шугнан и Рошан, граничащие с вассальной Петербургу Бухарой и Ферганской областью Российской империи[8].

Но самая главная дерзость англичан и подконтрольных им афганцев заключалась в том, что, не дожидаясь решения разграничительной комиссии, войска афганского эмира ввели летом 1884 года в Пенде отряд в 200 солдат и двинули свои посты с гребня Гератских гор вниз по системе Теджена и Мургаба на земли солор и сарыков. Английские газеты с Times во главе открыто толковали, что Афганистану не столько нужна технически определённая граничная черта с Россией, сколько обладание некоторыми стратегическими пунктами по Теджену и Мургабу, вроде Пенде и Зюльфагара, что цель разграничения — лучше оградить эмира на случай нападения со стороны России[9]. Таким образом, афганцы заняли не только неопределённые территории, но и территории, которые должны были точно отойти России.

Император Александр III был глубоко возмущён действиями англичан, назвав их » величайшими нахалами» [10] . Он повелел: «Н и в чём им не уступать, наметить самим желательную для нас границу, занять её войсками и подготовить всё на случай разрыва нашего с Афганистаном и Англией».

Англичанам Государь приказал написать:

Афганцы не имеют никакого права не только на Зюльфагаре Акрабад и Сараязы, но и на Пенде. Предпринимаемое нами наступление к пунктам этим вызвано захватом их афганцами. Занятых нами пунктов мы ни в каком случае не очистим, и если последуют со стороны Афганистана попытки враждебных действий, хотя бы против наших сторожевых постов, мы будем их отражать силою«.

Русское командование начало спешно разрабатывать план на случай войны в Средней Азии с Англией и Афганистаном. Сформированный Мургабский отряд под командованием генерала А. В. Комарова двинулся из Ашхабада, имея своей задачей занять всё пространство до р. Кушки, оттеснив к ней афганские посты и разъезды по долине Мургаба. Он и исполнил это в период со 2 февраля до 5 марта.

Английский полковник Риджвей, бывший при передовом афганском отряде, прислал командующему русским авангардом Алиханову письмо, в котором предостерегал от движения вперёд и стращал столкновением с афганцами. Алиханов в ответ на это пошёл с тремя сотнями к Аймак-джару, чтобы побудить афганские разъезды отойти к р. Кушке. Афганцы и их английские советники быстро ретировались, оставив Алиханову письменную угрозу » остановить его силой сабли, ружья и пушки«, если он пойдёт дальше. Алиханов эти угрозы игнорировал и продолжал движение вперёд к Кушке, тесня и гоня афганские разъезды.

Часть афганцев окопалась на одном берегу реки, имея за собой на другом берегу главные силы армии эмира, в рядах которой находился глава английской делегации на переговорах о разграничении, генерал Лемсден. Комаров начал переговоры через англичан, требуя, чтобы афганцы ушли за Кушку и из-за Мургаба — в свой лагерь и там спокойно дожидались решения разграничительной комиссии по Пенде. В ответ афганцы выкрикивали различные угрозы, требуя от русских отойти от Кушки. Англичане во всём их поддерживали.

17 марта 1885 г. генерал Комаров послал афганскому генералу ультиматум: » Требую, чтобы сегодня, 17 марта, до вечера все афганцы ушли с левого берега Кушки, а за Мургабом отошли бы на линию р. Кушки. Переговоров и объяснений более по этому вопросу не будет. Вы обладаете умом и проницательностью и, вероятно, не допустите, чтобы я своё требование привёл в исполнение сам«.

В ответ афганский генерал Наиб-Салар отказался удовлетворить требования Комарова, сославшись на инструкции эмира, продиктованные англичанами. Тогда Комаров в письме афганскому генералу заявил, что англичане — плохие советчики и что они хотят довести дело до боя. Тем не менее на военном совете афганские генералы склонились в пользу сражения. Численность русского отряда равнялась 1660 штыкам и саблям при четырёх орудиях. Силы афганцев под командованием Наиб-Салар-Тимур-шаха превосходили нас втрое: 4700 человек при восьми орудиях. Кроме того, афганское командование ожидало прихода отряда 1000 сарыков.

В результате яростного боя афганцы были наголову разбиты и бежали на другой берег Кушки. Русские преследовали их и на том берегу, но Комаров остановил преследование, чтобы подчеркнуть, что он достиг того, чего желал, и вернул все войска за Кушку. Участник того боя М. Горный впоследствии записал в своих воспоминаниях:

Мост был покрыт трупами беглецов. Солдатики наши старались даже на них и не глядеть. Молча, с серьёзными лицами, сохраняя равнение, шли они, обхватив почерневшими от пороха руками свои берданы, в своих серых шинельках. » Раз, два, три, четыре. раз, два, три, четыре. » — считало большинство из них, перешагивая через трупы афганцев, пеших и конных, потоптанных, истерзанных конскими копытами, снарядами артиллерии и сапогами пехотинцев«[11].

В 8 часов утра 18 (30) марта всё было кончено. Английские офицеры сначала наблюдали бой с того берега Кушки, потом отъехали в пендинский аул Эрден, где были их квартиры и багаж. Опасаясь диких выходок разбитых афганцев, они хотели искать защиты у русских и прислали два письма. Но посланный конвой их не застал, они бежали с афганской конницей.

Читайте также:  Как называется река давшая название зверьку хребту ветру этот зверек

Потери русских составили девять человек убитыми, 45 человек ранеными и контуженными. Потери афганцев — свыше 1000 человек убитыми и ранеными. На следующий день генерал Комаров доносил Императору Александру III:

Полная победа ещё раз покрыла громкой славой войска Государя Императора в Средней Азии. Нахальство афганцев вынудило меня для поддержания чести и достоинства России атаковать 18 марта сильно укреплённые позиции на обоих берегах р. Кушки. Афганский отряд регулярных войск, силою в четыре тысячи человек при восьми орудиях разбит и рассеян, потерял более 500 человек убитыми, всю артиллерию, два знамени, весь лагерь, обоз, запасы. Английские офицеры, руководившие действиями афганцев, просили нашего покровительства; к сожалению, посланный мною конвой не догнал их. Они были, вероятно, увлечены бежавшей афганской конницей«[12].

Ответ Государя был следующим: » Государь Император шлёт своё Царское спасибо Вашему Превосходительству (и всем чинам) храброго (Мургабского) отряда за блестящее дело 18-го марта, повелел представить наиболее отличившихся офицеров к наградам, а нижним чинам жалует 50 знаков отличия военного ордена«.

Между тем генерал Комаров послал побеждённым следующее письмо: » Высокостепенному, славному и благородному Наиб-Салару-Тимур-шаху. После добрых пожеланий считаю необходимым уведомить Вас, что люди, попавшие в плен, из состава вверенных Вам войск, освобождены и отправились домой, снабжённые продовольствием и деньгами на путевые расходы. 17 человек раненых лечатся в госпитале и по мере выздоровления будут точно так же возвращены Вам. Все убитые похоронены мусульманами и по мусульманскому обряду. Вы можете быть спокойным, я добился только того, чего желал, и даже не переношу своего лагеря через Кушку. Остаюсь с афганскими войсками и подданными в добрых и дружественных отношениях, без всякой враждебной цели«. Афганцы отреагировали на этот ответ следующим образом:

Так может поступать только великий народ!»

Российская и Британская империи оказались на грани войны. Эмир, понимая, что в случае масштабного противостояния двух держав хуже всего придётся Афганистану, на чьей территории это противостояние и развернётся, предпринимал усилия по сглаживанию конфликта, пытаясь выдать его за незначительный пограничный инцидент. Тем не менее британская «партия войны» утверждала, что любое продвижение России на афганскую территорию рано или поздно поставит под удар не только целостность Афганистана, но и британское владычество в Индии.

Британские власти потребовали от России немедленно вернуть селение Пенде и его окрестности Афганистану, на что получили категорический отказ. Россия мотивировала своё право на владение занятой территорией тем, что её населяют туркмены, в этническом отношении близкие не афганцам, а тюркскому населению Русского Туркестана.

Британцы начали подготовку к вероятным боевым действиям. Корабли Королевского флота были приведены в состояние повышенной боевой готовности, чтобы в случае начала войны немедленно атаковать российские суда. Британскому флоту в Тихом океане было приказано в случае начала боевых действий занять Порт Гамильтон в Корее и использовать его в качестве основной военной базы против российских войск на Дальнем Востоке.

Наконец, был рассмотрен и вариант нападения на Закавказье со стороны Османской Турции. В конечном итоге русским и британским дипломатам удалось договориться. Без участия афганской стороны была определена государственная граница между Российской империей и Афганистаном, которая пролегла по реке Кушка. При этом селение Пенде, получившее позже название Кушка, стало самым южным населённым пунктом Российской империи.

Твёрдая выдержка Александра III, а также убедительная демонстрация готовности России мобилизовать свои вооружённые силы заставили Британию отступить.

[1] Барковец О., Крылов-Толстикович А. Неизвестный император Александр III. Очерк о жизни, любви и смерти . — М.: Рипол Класиик, 2003. — 272 с. С. 136.

[2] ГА РФ. Ф. 568. Оп. 1. Д. 82. Л. 2.

[3] ГА РФ. Ф. 568. Оп. 1. Д. 82. Л. 2.

[4] ГА РФ. Ф. 568. Оп. 1. Д. 80. Л. 1 [копия].

[5] Шеманский А.Д. Бой на Кушке и его 25-летний юбилей 18/III 1885 г. — 18/III 1910 г. — СПб., В. Березовский, 1910.

[6] Сборник договоров России с другими государствами. 1856-1917 [Е. А. Адамов ред.]. — М.: Гос. изд. полит лит., 1952. — 463 с. С. 111-123.

[7] Депеша графа Гренвилля, министра иностранных дел Англии от 24 января 1873 г. // Афганское разграничение. Переговоры между Россией и Великобританией: 1872-1885. Издание министерства иностранных дел. [Сб. дип. док.]. — СПб.: Тип. А. С. Суворина, 1886. — 381 с. — № 3. С. 23.

[8] Записка переданная Императорским министерство иностранных дел великобританскому послу 19 декабря 1883 г. // Афганское разграничение. — № 1. С. 29.

[9] Шеманский А.Д. Бой на Кушке и его 25-летний юбилей 18/III 1885 г. — 18/III 1910 г. — СПб., В. Березовский, 1910.

[10] Помета Императора Александра III на записке министра иностранных дел Н. К. Гирса // ГА РФ. Ф. 667. Оп. 1. Д. 473. Л. 6.

[11] Горный М. Поход на афганцев и бой на Кушке (1885 г.) — М.: Е.И. Коновалова, 1901.

[12] Шеманский А.Д. Бой на Кушке и его 25-летний юбилей 18/III 1885 г. — 18/III 1910 г. — СПб., В. Березовский, 1910.

Источник

Кушка: граница империи

Кушка: граница империи

2(14) марта 1884 года, после одиночного незначительного сопротивления, оказанного противниками русской ориентации, в Мерв — центр одноименного оазиса в Туркмении — вошли русские войска во главе с ген. Комаровым. Немедленно последовало освобождение рабов. Их оказалось около 700 человек — текинцев, персов, подданных Бухары, которые получили возможность вернуться на родину. Набеги за рабами на Хорасан прекратились. Вскоре здесь появилась поговорка: «Белый Царь послан Аллахом, чтобы защитить от туркмен».

Вслед за Мервом последовало признание русского подданства другими туркменскими племенами. Теперь «мервозность» британского МИДа только усилилась. Вернее, по меткому замечанию бельгийского военного обозревателя, ее заменил кошмар видений русских угроз Герату. В Англии вышла масса публикаций, запугивавших общественное мнение страны близостью русской угрозы британской Индии. «Мерв был завоеван, — гласила одна из таких брошюр, — но Александр III потерял то, что он не сможет никогда вернуть — доверие английского народа.» В парламенте открыто заявляли о том, что раз Герат отстоит от Мерва на 240 миль, а от Кветты — на 514, то судьба Герата теперь полностью находится в руках России. Крепостные укрепления города к этому времени полностью устарели и не могли выдержать современной осады (в 1884—1887 их начали приводить в порядок под руководством англичан). По их мнению, жители региона просто ненавидели афганских солдат, которые вели себя в городе нахально и высокомерно.

«Как бы гарнизон храбро ни сражался под защитою тех высоких верков, которыми город гордится, — отмечал один из британских специалистов по региону, — нет сомнения, что симпатии населения, если история прошлого что-нибудь значит — будут на стороне того, кто сумеет освободить его от ига афганцев, а потому позволительно утверждать, что при известных обстоятельствах племена на северо-западной границе Афганистана станут на сторону русских». В Туркмении с 1880 г. продолжалось активное железнодорожное строительство. Оно также не прошло мимо внимания Лондона. 217 верст, уже протянувшихся от побережья Каспия до Кизил-Арвата, были, по мнению британской прессы, явным свидетельством подготовки русского похода на Индию.
Вскоре эти страхи получили зримое, как казалось, подтверждение. Так как граница туркменских племен с Афганистаном не была точно определена, а Кабул считал часть туркменских племен своими данниками, то возникла проблема, тем более серьезная, что спорными оказались территории, лежавшие на пути в Герат, самом удобном направлении для движения к Хайберскому перевалу, в Британскую Индию. Прежде всего речь шла об оазисе Пенде, населенном туркменами-сарыками. Позиция Британии была простой и последовательной — Лондон полностью поддерживал притязания эмира, считая их абсолютно естественными и исторически обоснованными. Следует отметить, что ранее британцы не были категоричными в утверждении принадлежности окраин Афганистана.

«В странах, которые никогда не были научным образом описаны, — гласил доклад по данному вопросу генерал-губернатору Индии от 20 мая 1870 г., — и границы которых более или менее подвержены подвижкам, может быть трудно описать границы с абсолютной точностью.» Правда, и тогда последнее утверждение не имело отношения к Вахану и Бадахшану, который англичане с абсолютной точностью считали историческими землями Афганистана. Возникшую еще в начале 70-х гг. проблему трудно было разрешить. «В Средней Азии, — докладывал князю Горчакову 29 ноября (11 декабря) 1872 г. ген. Кауфман, — другого средства нет к разузнанию какого-нибудь географического или политического обстоятельства, как личное расследование или наблюдение на месте. К этому средству я до сих пор не прибегал; командирование в те страны русского чиновника, хотя бы под предлогом научных исследований, могло наделать тревогу в Афганистане и возбудило бы подозрение и опасение в ост-индском Правительстве».

Генерал-губернатор считал оптимальным решением признание независимости Бадахшана и от Бухары, и от Афганистана и создание таким образом нейтрального пояса между сферами влияния Англии и России. Британские власти подобный подход не устраивал с самого начала. Причина была проста — после перехода Бухары в сферу русского влияния в Лондоне опасались, что Индии можно будет угрожать через наиболее высокогорный массив региона, практически и в настоящее время недоступный для сколько-нибудь значительных войсковых масс. Россия, со своей стороны, категорически отказывалась признавать право на эти территории за Кабулом, и в результате несколько лет прошло в вялой и бесплодной переписке между Лондоном и Петербургом, в ходе которой, кстати, вопрос о северо-западных границах Афганистана почти не затрагивался. Лишь только в 1874 г. британские власти начали опасаться того, что разгром среднеазиатских ханств вызовет миграцию туркмен в Герат, что может поставить эмира в сложное положение. Тогда в Лондоне боялись, что неконтролируемые кочевники вызовут пограничный конфликт.

15(27) марта 1884 г. в Берлине было продлено на трехлетие австро-русско-германское соглашение 1881 г. Это имело важнейшее значение для России в ближайшем будущем. В районе оазиса Пенде афганцы в июне 1884 г. арестовали русского путешественника. Последовал резкий протест русских властей, и арестованный был освобожден. Инцидент был улажен, но не демаркированная граница вызывала опасения. Начались русско-британские переговоры о проведении русско-афганской границы на пространстве длиной в 400−450 км. По требованию Англии решение этого вопроса было поручено уполномоченным на местах. При этом в Петербурге считали, что образованная комиссия по границе должна провести картографическую съемку местности и описать район разграничения, наметив проекты его раздела, которые должны были окончательно решиться соглашением между Россией и Великобританией. Лондон предполагал, что вопрос о границе будет окончательно решен именно на месте. Под видом английского отдела разграничительной комиссии был прислан целый отряд — 1019 чел. с обозом из 1276 верблюдов и 774 лошадей. Топографов в нем было только 28.

Читайте также:  Как описать картину переход через реку граник

Британцы заверяли эмира в своей поддержке и призывали его действовать энергичнее, уверяя, что в какой бы спорный пограничный пункт он не отправил своих солдат, русские не посмеют их тронуть. Афганскому командиру было приказано эмиром не предпринимать ничего без совета английских офицеров. Самого британского отряда на спорном участке границы не было, но туда были посланы военные советники. Их присутствие скоро дало о себе знать. В начале января 1885 г. афганцы, пользуясь немногочисленностью наших постов, активизировались на границе. Необходимость что-либо предпринять заставила ген.-л. А.В. Комарова сформировать сводный отряд из 4 рот и 4 горных орудий. 22 января (1 февраля) он вышел из Ашхабада и 4(16) февраля прибыл в Мерв, где к нему присоединились 2 казачьи сотни и 3-й Туркестанский линейный батальон. В Туркмении в это время шло активное железнодорожное строительство, но Мерв был соединен с Ашхабадом только 30 июня (12 июля) 1886 г.

Мелкие столкновения на границе начались уже в феврале 1885 г. В марте 1885 г. афганцы, подстрекаемые английскими представителями, начали стягивать свои отряды к реке Кушка. Вслед за этим последовали провокации на переговорах о разграничении на Кушке. Ген. Комаров распорядился избегать столкновений. На русском, левом берегу находилось всего три русских поста по нескольку человек в каждом. Афганцы немедленно приняли сдержанность за слабость. Они построили несколько редутов, подходили к русским постам и начинали оскорблять часовых. Отсутствие силовой реакции явно раззадоривало. Столкновение было явно неизбежным, и солдатам было роздано по 120 патронов и на 2 дня сухарей. 14(27) марта посты были усилены, проведена подготовка к переправе через реку. Афганцы ответили гораздо более внушительной демонстрацией силы. Их всадники кричали, что они — не туркмены и покажут, что они не трусы. Очевидно, в доказательство этого афганские часовые появились на русском берегу реки.

17(29) марта Комаров отправил командиру афганцев письмо, в котором предлагал в течение дня вывести посты с левого берега Кушки и с правого берега Мургаба до впадения в него Кушки. В ответ афганцы начали усиливать эти посты и активно окапываться. Английская миссия, которая должна была играть роль посредников, от активных действий воздержалась, афганцы, в свою очередь, кивали на англичан, без санкции которых они якобы не могли действовать. Вечером Комаров собрал офицеров и заявил: «Государь Император приказал стать прочно на Кушке у Таш-Кепри. Афганцы, занимая этот берег Кушки своими постами, все более и более продвигаются вперед, охватывая наш отряд с обеих сторон, что терпимо быть не может. Переговоры, которыми я желал прийти к мирному исходу дела, не дали желаемых результатов, почему я решил завтра с рассвета атаковать позиции афганцев.»

18(30) марта афганский отряд силой 2600 всадников и 1900 пехотинцев начал переходить в пределы спорной территории. Предложение вернуться было проигнорировано, и 18(30) марта ген. А.В. Комаров разбил и отбросил афганцев. Их потери были велики. В тылу у афганцев была река с отвесными берегами и единственный мост длиной в 20 и шириной в 5 метров. Кушка, приток реки Мургаб, большую часть года не широка (6,5−7 метров) и повсюду проходима вброд, летом она полностью пересыхала. Но весной — с середины февраля по начало апреля — она наполнялась водой с гор и становилась опасным и бурным потоком. Афганская пехота была вооружена пистонными ружьями, в сырое время они давали большое количество осечек, что сказалось в ходе боя.

Весьма успешно и эффективно показала себя винтовка системы Бердана. Огневой бой был исключительно энергичным. Был сделан 122.021 выстрел, примерно по 85−95 на винтовку. Оборонявшиеся были подавлены огнем и отступили на мост, при входе на котором под огнем началась паника и давка. Вместе с русской пехотой храбро сражалась туркменская конная милиция. После первой неудачи она успешно контратаковала и преследовала противника.

Афганцы храбро сражались — в плен попало всего 17 раненых и 8 здоровых солдат — но все же вынуждены были бежать, бросив свою артиллерию — 4 полевых и 2 горных английских и 2 горных афганских орудия. Энергичного преследования бежавших все же не было — несколько дней перед боем стояла сырая погода, шли дожди, днем пошел снег, земля под копытами коней превратилась в грязь. Мост через Кушку и левый берег реки был завален трупами афганских солдат. Дорога отступавших в Герат также представляла страшное зрелище. Выпавший снег и начавшиеся морозы довершили разгром афганского отряда — до крепости добралось около 1 тыс. чел. Отряд Комарова потерял убитыми 1 офицера и 10 рядовых и ранеными 3 офицера и 29 рядовых.

На следующий день после боя генерал отправил Военному министру телеграмму: «Нахальство афганцев вынудило меня, для поддержания чести и достоинства России, атаковать 18 марта сильно укрепленные позиции их на обоих берегах реки Кушка. Полная победа еще раз покрыла славою войска Государя Императора в Средней Азии. Афганский отряд регулярных войск силою в 4000 человек при 8 орудиях, разбит и рассеян, потеряв до 500 человек убитыми, всю артиллерию, два знамени, весь лагерь, обоз и запасы. Английские офицеры, руководившие действиями афганцев, но не принимавшие участия в бою, просили нашего покровительства; к сожалению, посланный мною конвой не догнал их; они были увезены в Баля-Мургав бежавшею афганскою кавалериею. Афганцы сражались храбро, энергично и упорно, оставшиеся в крытых траншеях даже по окончании боя не сдавались; все начальники их ранены или убиты». Руководство со стороны англичан действиями афганцев было доказано показаниями пленных и документами.

Местные туркмены — племена сарыков и текинцев — торжествовали. Они ненавидели афганцев и радовались их поражению. Несколько дней хоронили убитых. Разгром был полный. Такой сокрушительный успех 1,5-тысячного русского отряда при 4 орудиях произвел большое впечатление не только на Кабул. Не меньшее впечатление произвел и последовавший дружеский жест Комарова. 20 марта (1 апреля) он обратился к губернатору Герата с письмом, извещая его о том, что всем раненым афганцам оказывается нужная помощь, а все убитые были похоронены мусульманами с соблюдением мусульманского обряда погребения. «Вы можете быть спокойным, — добавил генерал, — я добился того, чего желал, и даже не переношу своего лагеря через Кушку. Остаюсь с афганскими войсками и подданными в добрых дружественных отношениях, без всякой враждебной цели.» Столкновение, само по себе почти ничтожное, демонстрировало центральной Азии, на чьей стороне сила. К Комарову начали обращаться делегации разных племен с просьбами о покровительстве. Конфликт пришел неожиданно — работа англо-русской комиссии по делимитации должна была привести к решению спорных вопросов. Тем сильнее была реакция на новости.

«Известие об этом событии произвело сильнейшее впечатление в Англии. — Сообщал своим читателям «Вестник Европы». — Нанесенный афганцам удар был принят англичанами на свой счет и не без основания. Дело в том, что одновременно с столкновением на Кушке происходили торжественные празднества по поводу свидания эмира Абдурахмана с индийским вице-королем Дёфферином (имеется в виду Фредерик Дафферин — А.О.), причем официально выражалась решимость Англии защищать Афганистан от всяких внешних нападений.» Эмир Афганистана 9−31 марта действительно гостил в летней резиденции вице-короля Индии — Равал-Пинди. Он прибыл туда по приглашению вице-короля, который попытался получить разрешение на пропуск британских войск через территорию Афганистана. Здесь эмира и застала новость о бое на Кушке.

По словам Абдурахман-хана, он сделал это для того, «чтобы показать русским, что я друг англичан…» На встрече с Дафферином, где и был решен вопрос об оказании материальной помощи Афганистану, его эмиру был вручен почетный меч. Картинно взяв его в руки, Абдурахман заявил: «Этим мечом я надеюсь смести любого врага британского правительства» Это обещание было тем более важно, потому что после боя на Кушке авторитет Англии в Афганистане был серьезным образом поколеблен. Возмущению Лондона не было границ. Выступивший в палате общин Гладстон обвинил Россию в агрессии против Афганистана и получил почти единодушную поддержку в запросе правительства на экстраординарные расходы — 1 млн. фунтов. 27 апреля парламент вотировал на военные расходы уже 11 млн. фунтов. Русско-английские отношения вступили в глубокий кризис, в британской прессе начались традиционные стенания об угрозе Герату, куда якобы готов вот-вот вторгнуться отряд Комарова.

Весьма характерно, что в 1884 г. в Англии была издана работа ген. Чарльза Мак-Грегора «Оборона Индии», в которой говорилось о необходимости жесткого противостояния планам русской агрессии в Индии. Мак-Грегор считал захват Герата первым шагом русского завоевания этой важнейшей британской колонии и призывал к системному противостоянию России по всему периметру ее границ, и, в первую очередь, на Босфоре. Передовой позицией британской обороны Индии признавался Афганистан, а ключом к нему — Герат. Генерал утверждал: «…занятие Герата русскими представляет крайнюю опасность для британской власти в Индии.» Мак-Грегор призывал к союзу с Германией, Турцией и Персией и нанесению удара по владениям России в Закавказье и на Кавказе. «Я торжественно свидетельствую свое убеждение в том, — обращался он к читателям, — что никогда не может произойти настоящего решения русско-индийского вопроса, доколе Россия не будет выбита из Кавказа и Туркестана.» Публикация вызвала раздражение официальных властей, но после Кушки высказанные в ней мысли многим показались откровением.

Лондон отдал приказ об усилении англо-индийской армии, увеличив численность британского контингента на 11 тыс. чел., подняв ее, таким образом, до 70 тыс. с 414 орудиями, а туземного контингента — на 12 тыс. чел., подняв его до 128.636 чел. Общая численность англо-индийской армии к этому времени составила 220 400 чел., 33% из которых были англичанами. Практически вся артиллерия после восстания сипаев была сосредоточена только в европейских частях. 1/3 офицером туземных частей были британцами, индийцы командовали ротами и полуэскадронами. Вся англо-индийская армия делилась на три группировки: Бенгальскую, Бомбейскую и Мадрасскую армии. Свои армии содержали и местные князья, но, как правило, это были феодальные ополчения, плохо обученные и вооруженные, которые годились только для поддержания порядка на своих территориях. Весной 1885 г., то есть в разгар кризиса, было принято решение о формировании действующей армии в составе двух армейских корпусов (25 тыс. британцев и 31 тыс. туземцев) и резервной дивизии (6 тыс. британцев и 13,5 тыс. туземцев) для обеспечения тыла.

Читайте также:  Название реки план описания реки по окружающему миру

Источник

Этот день в истории: 1885 год — бой на Кушке

30 марта 1885 года русские войска генерала Комарова разбили афганцев у реки Кушка, закрепив Мервский оазис (Туркмения) за Россией. Это был единственный военный конфликт в годы правления императора Александра III.

Противостояние российских и британских интересов в Средней Азии, известное под названием «Большая игра» (Grand Game) длилось почти весь XIX век. Одной из первых ее жертв стал русский полномочный министр Александр Грибоедов, убитый в Тегеране в 1829 году.

Бой за Кушку стал одним из критических моментов этого противоборства двух империй и едва не привел к полномасштабному вооруженному конфликту.

Началось все с того, что в конце 1883 года начальник Закаспийской области (нынешний Туркменистан) генерал Комаров присоединил к российским землям город Мерв (ныне — Мары на юге Туркмении).

Поскольку этот город до этого считался афганским владением, а сам Афганистан находился под протекторатом Британии, англичане потребовали от афганского эмира оказать вооруженное сопротивление «агрессии». В Лондоне опасались, что дальнейшее продвижение русских приведет их к вторжению в Индию.

Афганистан послал в Пандждех войска, от чего Комаров пришёл в ярость. Он заявил, что оазис принадлежит России и приказал афганским отрядам немедленно удалиться. Афганский командующий, подстрекаемый британским уполномоченным в Афганистане генералом Лэмсденом, отказался это делать.

30 марта 1885 года, Комаров приказал своим частям перейти в наступление, но первыми огня не открывать. В результате первыми открыли огонь афганцы, ранив лошадь одного из казаков. После чего российским войскам был отдан приказ открыть огонь по афганской коннице, которая не выдержала убийственного огня и в беспорядке бежала.

Несмотря на стойкое сопротивление афганской пехоты, к утру противник был оттеснён за мост Пул-и-Хишти, понеся урон примерно в 600 человек. Потери войск Комарова составляли только 40 человек погибших и раненых.

Этот международный инцидент поставил Россию на грань войны с Великобританией. Этого не произошло в значительной степени благодаря позиции афганского эмира Абдур-Рахмана. Он всячески пытался замять произошедшее, и представить все как мелкое пограничное недоразумение.

В итоге, война была предотвращена усилиями дипломатов, которые получили от представителей русского царя уверения в намерениях уважать территориальную целостность Афганистана в будущем.

Для урегулирования инцидента была учреждена русско-английская пограничная комиссия, которая и определила современную северную границу Афганистана. В результате Россия сохраняла отвоёванную Комаровым территорию, на которой был впоследствии основан город Кушка. Он стал самым южным населённым пунктом как Российской империи, так и СССР.

Источник



«Фиксация южной границы»: как победа российских войск на Кушке остановила британскую экспансию в Средней Азии

135 лет назад на территории современного Туркменистана произошёл бой между российским корпусом и превосходящими его по численности войсками афганского эмира. Под влиянием Британии афганцы попытались вторгнуться на земли в Средней Азии, незадолго до этого перешедшие под власть Российской империи, однако были остановлены. Исход столкновения на реке Кушке вызвал серьёзное волнение в Лондоне. Британские политики заговорили о том, что Россия якобы планирует масштабное вторжение в Индию, и чуть ли не призвали готовиться к войне с Санкт-Петербургом. Однако за несколько месяцев кризис был преодолён дипломатическим путём. Как Российская империя зафиксировала свои южные границы и пресекла возможную британскую экспансию в Средней Азии — в материале RT.

30 марта 1885 года у реки Кушки, протекающей по территории современных Туркмении и Афганистана, произошёл бой между российским корпусом и афганскими подразделениями, действовавшими при поддержке британских военных советников. Победу в бою одержал отряд русской армии. События на Кушке, по словам историков, фактически зафиксировали южную границу Российской империи и не позволили Британии установить контроль над туркменскими землями.

Большая игра

Во второй половине XVIII века Британия, занимавшаяся ранее в Южной Азии коммерцией, перешла к прямым колониальным захватам. Вывозимые из Индии и других стран региона ценности подняли благосостояние английской элиты и позволили профинансировать реализацию промышленной революции в стране.

Захватив полуостров Индостан, британцы стали расширять своё влияние на другие регионы. Это привело к столкновению интересов Британской и Российской империй на Кавказе и в Центральной Азии.

«Лондон ревностно реагировал на продвижение в Азию держав, имевших армии и флоты европейского образца. Индию стали пытаться окружить поясом безопасности, состоящим из полузависимых государств. Процесс соперничества англичан с Россией за азиатские территории получил в исторической литературе название «большая игра», — рассказал в беседе с RT кандидат исторических наук, доцент МГУ имени Ломоносова Олег Айрапетов.

Не сумев в начале XIX века вытеснить русских с Кавказа, британцы сконцентрировали своё внимание на Центральной Азии.

«Россия продвигалась на юг в первую очередь не по экономическим мотивам, а стремясь обезопасить свои территории от совершающих набеги групп, защитить торговые пути. Санкт-Петербург был заинтересован в установлении в Средней Азии мира», — отметил действительный член Академии военных наук полковник запаса Андрей Кошкин.

По словам специалиста, Российская империя, в частности, добивалась мира в регионе, ведя переговоры с афганскими властями. Этот процесс не нравился британцам, которых не устраивал ни сильный Афганистан, ни его союзные отношения с Санкт-Петербургом, что в итоге вылилось в серию англо-афганских конфликтов. В результате войны 1878—1880 годов Афганистан стал британским протекторатом.

Мервский узел

Ещё в начале 1840-х годов аванпосты воевавшей в Афганистане британской армии продвинулись далеко вглубь Центральной Азии. Это обеспокоило российские власти, которые активизировали военно-дипломатическую деятельность в регионе.

«Россия провела ряд переговоров и совершила серию военных походов в Среднюю Азию. Часто представители местного населения, страдавшего от нападений воинственных кочевников, сами просили царя взять их под свою защиту», — рассказал Андрей Кошкин.

По его словам, в 1868 году вассальную зависимость от России признал Бухарский эмират, в 1873 году Хивинское ханство стало протекторатом Санкт-Петербурга, а в 1876 году к России было присоединено Кокандское ханство.

В 1883 году начальником Закаспийской области России был назначен генерал Александр Комаров. Его обеспокоил тот факт, что в районе города Мерв действовали несколько банд, терроризировавших обширные территории в Средней Азии. Комаров отправил в Мерв дипломатическую миссию, предложившую горожанам принять российское подданство. Жители Мерва предложение приняли и в 1884 году направили к Комарову делегацию с соответствующим прошением на имя императора.

«После присоединения Мерва возникла необходимость в демаркации границы с Афганистаном, находящимся под протекторатом Великобритании. А учитывая то, что в Средней Азии границы веками проводили на глаз, это было чревато политическими сложностями. Мало кому ранее известный в мире Мерв стал участком пересечения силы. Власти Афганистана под влиянием британцев настаивали на том, чтобы им передали отошедшие ранее России берега реки Кушки. Британцы поощряли афганцев к жёстким действиям», — отметил Олег Айрапетов.

По словам Андрея Кошкина, представители Англии были заинтересованы в обострении конфронтации, поэтому передали афганцам артиллерийские орудия и направили в район Кушки военных советников.

«Жившие вокруг Мерва туркмены очень бы удивились, если бы услышали, как британские политики называли Мерв «ключом к Индии»», — добавил Айрапетов.

Бой с политическим контекстом

В начале 1885 года Комаров отправил для защиты границы четыре роты закаспийских стрелков, 3-й Туркестанский линейный батальон, Кавказский казачий полк, Временную мервскую милицию и 21-ю горную батарею, состоявшую из четырёх орудий. Российские подразделения разбили лагерь на левом берегу Кушки, возле проходящего через реку моста.

В свою очередь, афганские войска начали окружать российские позиции полевыми укреплениями. Комаров потребовал от афганцев отвести свои силы с берегов Кушки, но его требования были проигнорированы.

«Представители Британии и Афганистана принимали дипломатические усилия российской стороны за проявление слабости. Тем более что против примерно 1,8 тыс. российских военных на берегах Кушки стояли порядка 4 тыс. эмирских войск», — рассказал Андрей Кошкин.

Утром 30 марта 1885 года российский корпус выдвинулся в сторону афганских позиций, не открывая при этом огня. Однако эмирские войска обстреляли русских, положив тем самым начало бою.

Российские военные остановили атаку афганской кавалерии и обратили её в бегство. Туркменская милиция преследовала противника и захватила мост через Кушку.

Военнослужащие российского корпуса перешли к штурму укреплённого афганского лагеря. Штыковая атака пехоты выбила афганцев из траншей. Под контроль российских войск перешла господствующая над местностью высота. Эмирский отряд был частично уничтожен, частично взят в кольцо, а частично рассеян по округе. Российские солдаты захватили у противника артиллерийскую батарею, включая переданные англичанами орудия.

Эмирские войска потеряли убитыми около 500 человек, российские — всего девять. Несколько десятков русских солдат получили ранения. Корпус Комарова захватил в бою два знамени, восемь орудий, обоз и значительное количество пленных. Разведка показала, что афганцы в спешном порядке увели свои войска с берегов Кушки.

«Иногда события на Кушке называют сражением, но это не так. Соответствующего масштаба боевых действий там не было. Речь шла о пограничном столкновении, масштабы которого были сильно преувеличены из-за политического контекста», — заявил Айрапетов.

Тем не менее, по его словам, события на Кушке вызвали сильный политический шум в Англии. «Мерв и Кушку называли ключом к Герату, Герат — ключом к Афганистану, а Афганистан — ключом к Дели. Британские политики уже видели, как российские солдаты спускаются с гор и вступают в Индию», — отметил эксперт.

«На самом деле, конечно, Россия не планировала никуда вторгаться и вообще не собиралась всерьёз воевать. Находящийся на границе корпус был немногочисленным, у него отсутствовал тыл — в Туркмении не было производств, необходимых для поставок оружия, боеприпасов и провианта. А для подвоза их из центра России не проложили ещё железные дороги. Однако в Лондоне всё равно кричали о необходимости защитить «бедный Афганистан», забыв о том, как всего несколькими годами ранее Британия сама отправляла против него свои войска», — продолжил Айрапетов.

По его мнению, в конфликте 1885 года российские власти руководствовались принципом «войти не войдём, но попугаем». Тем не менее к концу года кризис был в целом преодолён — Лондону так и не удалось найти в континентальной Европе потенциальных союзников для борьбы с Россией.

«В 1885 году на Кушке произошла фиксация южной границы Российской империи, и британцы вынуждены были с этим смириться. Англичанам дали твёрдо понять, что дальше им своё влияние в данной части Средней Азии продвинуть не удастся. Российские военные при этом продемонстрировали незаурядное мужество и мастерство. Официальный Санкт-Петербург в то же самое время признал приобретения Лондона на юге Азии и его интересы в Афганистане. Однако, несмотря на разрешение кризиса дипломатическим путём, отношения между Россией и Британией оставались натянутыми вплоть до преддверия Первой мировой войны, когда они объединились в Антанту против Германии», — подытожил Андрей Кошкин.

Источник

Adblock
detector