Меню

Субъективные эмоции дом за озером

Дом у озера (реж. Алехандро Агрести)

Название: Дом у озера
Оригинальное название: The Lake House
Год выпуска: 2006
Жанр: Драма, мелодрама, фэнтези
Выпущено: Warner Bros.
Режиссер: Алехандро Агрести
В ролях: Киану Ривз, Сандра Баллок, Шохре Агдашлу, Майк Бакарелла, Кристофер Пламмер, Дилан Уолш

«Пропасть между Мирами»

Сегодняшнее разделение на авторское, арт-хаус, другое кино и так называемую голливудчину очень сомнительно, ибо и в так называемом другом кино бывают картины абсолютно поверхностные и не несущие в себе образно-смыслового посыла. А в так называемых голливудских продуктах есть очень глубокие картины. Разделение на высокое и низкое само по себе очень противоречиво — можно даже привести мистическую метафору: корни Древа Жизни в каббалистическом учении растут в небо, а ствол Древа вниз, хотя мы видим Древо всегда растущим корнями в землю – есть вещи недоступные взгляду и не поддающиеся точному разделению. Точно так же и в кинематографе: другое кино не гарантия произведения искусства; Голливуд не знак заброковки и отсутствия подлинности художественного. По секрету алхимиков божественное-совершенное в соединении противоположностей, но это отдельная тема. Чем действительно страдают все голливудские картины, так это пожалуй вездесущими хэппи-эндами; в остальном вопрос конкретно взятой картины…
Исходным материалом для постановки «Дома у озера» послужил азиатский фильм «El Mare» — «У Моря». В данном конкретном случае голливудская адаптация лишь улучшила и грамотно развернула картину. Скомканная, как выброшенная бумага, режиссура «El Mare» преобразилась в красиво прописанную каллиграфию работников Голливуда.
Совершенно непонятно почему девушка из азиатского источника озвучивает мультфильмы? Можно конечно предположить, что это тонкий философский набросок на тему «бытия без бытия». Какое это имеет отношение к корням самой истории? Как мы увидим дальше, профессия врача для этого сюжета имеет колоссальный смысл; озвучка же мультфильмов в хихикающей истерии совершенно неадекватна для атмосферы картины. Влюбляются герои друг в друга там очень по-восточному: настолько, что в это с трудом верится. Так же, как совершенно непонятны их прогулки на аттракционы с вливанием в себя пива и с пробежками по убогим аллеям. Если в американской постановке Мир любимой Алексом красоты становится Миром Кейт и совершенно логична его любовь к архитектуре, то в образчике «кино без границ» это просто несвязанные друг с другом сцены. Точно также как и история взаимоотношений Алекса с отцом придает большую глубину смыслу и передает дополнительный смысл, то в первоисточнике это минут пять экранного времени, совершенно сбивчивого и никак не влияющего на саму историю.
Остается загадкой и кидание лапшой в стену в азиатском первоисточнике – может, конечно, это какой-то народный способ веселиться, но больше смахивает на кулинарное ток-шоу. А глубокая маниакальная любовь главной героини к своему парню, уехавшему в США, с ее постоянными страданиями по барам, по квартирам, в магазине комиксов и конец с возвращением поганца из штатов ставит под сомнение возможность возникновения отношений между людьми разделенными таинственной дырой во времени.
Очень пошло смотрится конец первоисточника с возвращением крови обратно в голову, а разбитого стакана в новенькую посуду. Многие сцены в этом фильме напоминают теле-шоу, взращенные на глубокой почве экзистенциального одиночества смотрятся как пришитые на задницу пальцы, чтобы так сказать и сзади было, как и спереди тоже… Непрекращающийся саунд, брождение по пляжу, ловля перчаток и плеера – во всем этом идея фильма лишь чахнет. Он неотточен и не имеет столь стройной и красивой композиции, которую придали ему ненавистные американцы со своей голливудчиной. В азиатской версии дом у моря похож на бункер, что очень аккуратно, исправив на стекло, перестроили американцы, тем самым придав этому жилищу особенное философское значение. Хотя в первоисточнике есть очень красивые вариации: это бесконечные пейзажи у моря – море просто завораживает своей атмосферой. Впрочем, море на то и море, что его можно снять на палароид и будет красиво. Азиатская работа каждым эпизодом опровергает особенность картины и сводит все к шаблонным приемам: движение в обратную сторону, соединение половинками экрана героев и т.д. – все эти приемчики напоминают нам в очередной раз о популярных ток-шоу…. Проработанность же характеров, мотиваций, да и игра актеров – тоже оставляют желать лучшего; и если в американской версии все же задумываешься о чем этот фильм, то восточная лишь многократным повторением слова «одиночество» врезается в память. И если у американцев можно сказать, что речь идет о двух Мирах: мужчины и женщины – то в первоисточнике вообще непонятно о чем речь, кроме как о чудесах и волшебной сказке, о которых герой и говорит в последней сцене.

В фильме исходно задана некая мистика: время, разделяющее героев на два года. Кейт живет в Мире уже случившегося, а Алекс в Мире, который только становится. Подобная мистика не имеет отношения к мистике как таковой, как к жанру, например. Эта мистичность не ради необъяснимого, а скорее ради метафоры и способа адекватно рассказать о том, почему мужчина и женщина по своей природе в принципе живут в разных Мирах. Конечный эпизод этого фильма можно не брать во внимание – он скорее всего был навязан голливудскими продюсерами, или же сделан из каких-либо других соображений. Его стоило бы заменить на действительно соответствующий организму картины.
Для того чтобы вскрыть фильм изнутри стоит перво-наперво найти главный визуальный образ-символ и посмотреть что заложено в него создателями картины и что отражено в нем, как неком символе. Символ-образ в своем изначальном значении.
Помимо этого стоит задаться вопросом: зачем нужно разделение между героями на пространство и время протяженностью в два года? Каков смысл этого?
Главный символ-образ картины: стеклянный дом у озера. В символизме дом обозначает и олицетворяет самого человека: его личность, душу. В психоанализе, например, исследование образа дома пациента – это исследование психического содержания пациента. Жилище олицетворяет разные слои психики: фасад дома – это внешний вид рассказывающий об индивидуальности, выставленной напоказ. Фасад – это маска, которую носит человек. В картине дом сделан из стекла: он прозрачен – это полная открытость, чистое чувство, личность готовая раскрыться и быть обнаженной перед другими. Прозрачный фасад символизирует прозрачность души, ее открытость, способность человека не прятаться, не отстраняться, ничего не скрывать в самом себе. Дом в картине скорее мечта об открытом душевном состоянии – душа как открытое бытие, как полный света и пространства Мир.
В контексте картины озеро, на котором стоит дом, является почвой, куда сваями-корнями уходит дом. Это чувства, эмоции, движение жизни, время. Время, но связанное с чувствами и ощущениями — вода живая материя и вода всегда олицетворяет женское начало и потому связана с чувствами, отраженными в бытие. Люди – это отдельные Миры – такие же Миры, как сам дом у озера. То, что этот дом – образ мироздания подчеркивается даже древом, растущем в центре него. Как известно, пространство мироздания всегда символизируется древом, растущим в центре этого Мира. Но насколько этот прозрачный, открытый Мир способен стать пристанищем для людей, для которых он построен? Неслучайно отец Алекса говорит что жена перестала для него существовать, когда ушла из этого дома. Он построил Мир прекрасный. Прозрачный, хрупкий – как и его любовь. А уход из этого дома его жены означал для него отказ от Мира сотворенного им. Все герои этой картины – отдельные вселенные. Отец Алекса – это вселенная разочарованная, прячущая свою боль за фасадом неприступности и равнодушия. Насколько готов каждый человек вглядеться в другого как в цельное мироздание и увидеть что в самой его глубине? И здесь вполне уместно упоминание из первоисточника «El Mare», где отец героя пишет в своих мемуарах об этом доме, как об экзистенциальном пространстве – но в первоисточнике столь важная тема картины упоминается вскользь, набегу; хотя безусловно является ключевой – а в американской версии получает полное раскрытие. Если человек – это отдельный Мир, то естественно он обречен на одиночество в мироздании, ибо он сам отдельное мироздание, которое так сложно, что в соединении с другими неизбежно приводит к одиночеству и непониманию.

Итак, дом у озера – это образ души, переполненной чувствами и мечтами о состоянии духа, когда человек живет искренне – самой душой. Живет и чувствует Мир. Некое прекрасное состояние духа, которое почти недостижимо, ибо хрупко как стекло и скорее мечта, в которой сложно и невозможно жить, ибо в таком состоянии человек слишком открыт всему, а так может быть только в грезах о прекрасном. «Дом у озера» — казалось бы простая картина о том, как мы сами убегаем от своего полного света и стоящего на берегу под лучами солнца стеклянного дома. О том, что мы никак не можем встретиться со своей наполненной сиянием хрупкой мечтой. Как блуждая в тоннелях пространства и времени сами убегаем прочь оттуда, где ждут нас мгновения любви, света и откровенности. Безусловно красоты интеллектуального кино – это пик на который взбираешься, измеряешь его высоты, соотнося со своими знаниями. Но есть еще и фильмы в которых живет некое «сердце» — затаенная возможно знакомая каждому боль. Боль о том, что возможно когда-то увидел этот «дом», но свет слепил и разум говорил «поверни, не останавливайся, не стоит идти туда, где невозможно скрыть себя от себя же самого же» — человек уходит, а позади всегда остается, играя светом, тот дом из стекла – мечта, которая могла обжечь. Но о самом фильме.
Время, разделяющее героев на два года – это метафора о том, что мужчина и женщина живут как бы в двух разных Мирах. Метафора не нова и справедлива. В этой картине сюжетообразующие образы очень гармонично складываются и в образно-смысловую структуру: например, собака, живущая с обоими героями – это страж между мирами, ведь, по сути, герой живет в Мире мертвых, так как прошлое – это то, что лишь осталось в мраморе нашей памяти, как и уходящие от нас люди. Тем паче, что в том Мире, где живет герой умрет его отец, да и ему самому суждено стать жертвой аварии…. Таким образом, получается, что собака – это не только способ найти причину для взаимодействия героев, но и адекватный символ. Тем более в титрах мы видим буквы, написанные героями в письмах, превращающимися в дым и растворяющимися в пространстве еще начальных титров – этим четко подчеркивается идея фильма о неком растворении в пространстве всего происходящего с нами. О неком растворении в пространстве, памяти, жизни самого человека и всего материального, что с ним происходит. Дым – это еще и иная форма материального, которое может просачиваться в другие Миры. Это и мечта – тот стеклянный дом, что связывает мужчину и женщину. Некое совершенное существование в мечте, в грезе. Интересно, что в центре этого дома растет дерево и тут есть еще один смысловой ключ: намек на некое райское существование, которое уже невозможно. Впрочем мечты человека и являются тоской по утерянному.

Героиня работает в больнице и это не только сюжетообразующая деталь. Она – воплощение жизни – ведь женщина это Мир дарующий жизнь, Мир поддержания жизни, заботы и жизнеутверждающих качеств. Этим и характеризуется профессия Кейт.
Алекс же строитель-архитектор. Вновь некая архетипика теперь уже мужского начала: строить, создавать – проявление активного начала, проникающего в саму плоть пространства, проникновение в женщину. И если мужской архетипичный Мир – это создание и проникновение, то женский – это принятие и поддержание. Так их профессии точно соответствуют мужскому и женскому началам.
Когда мы видим Алекса на строительной площадке, то его девушка говорит о доме у озера как о кошмаре на сваях – именно здесь закладывается идея непонимания и непринятия людьми Миров друг друга. Она добавляет: «Зачем же тебе эта стеклянная халупа? Там же не спрячешься» — эта деталь важна. Человек хочет прятаться от самого себя, скрывать себя за толстым фасадом маски, но чтобы обрести любовь, мечту, рай – нужно найти ту самую щель в этом Мире, через которую может проникать прошлое и будущее…. Маленький почтовый ящик возле дома и есть эта дыра между Мирами. Примечательно, конечно, что в «El Mare» этот почтовый ящик выглядит так, будто сохранился еще со времен переписки Людовика XIV с его куртизанкой, но на этом изыски первоисточника заканчиваются.
Кейт пишет Алексу о следах, оставленных собакой – с этого момента начинается тема следа: в лабиринте между Мирами мы все случайно связаны друг с другом и оставляем след в памяти и иногда не замечаем, что кто-то случайный и есть тот сверкающий на солнце парадайс-мечта Мир для нас. Мы вспоминаем об этом слишком поздно, когда в памяти остается только след: случайный незнакомец, попадающий под машину оказывается на самом деле тем человеком, который стал любовью всей жизни. Случайно забытая книга, догоняющий поезд незнакомец – жизнь словно состоит из этих случайностей, но каждый миг не случаен – просто его истинность раскрывается после, когда уже поздно и душа затянулась пеленой забытого. Незнакомец, поцеловавший Кейт на мгновение окажется тем же Алексом. Случайное фото в посмертных мемуарах отца Алекса раскроет его истинные чувства к сыну, которые были скрыты из страха «прозрачных стен дома». Стеклянный дом, построенный им и казавшийся всем не очень важным делом, был главным в его жизни. И все эти скрытые в наших домах и лабиринтах времени случайности – как упущенный смысл мгновения. Страницы, которые листал отец Кейт и к которым теперь после его смерти прикасается мать только теперь чувствует ту важность, которая осознается лишь потом. Случайное письмо, как бы попавшее невзначай. Дверь кружащаяся словно сквозь время и пространство. Незаметные черты каждого мига жизни становятся понятными лишь когда потом во времени все останется позади.
Алекс доставляет письмо Кейт по адресу, которого еще нет. Мир мужчины пленяет то что женщина скрывается от него. Дом, в котором она еще не живет – Мир который можно сотворить, постигнуть, искать. Мужчина переполнен любовью к тому, что призрачно: женщина растворенная в туманном будущем, неуловимая и недоступная, таинственность, невозможность ее увидеть – вот что так притягивает мужчину. Снег, о котором предупредит Алекса Кейт, словно заколдованный выпадающий в то мгновение когда его не ждешь – как символ невозможности любви там где ее не может быть, потому что само время противится этому – так же невероятен снег, выпавший поздней весной. Даже реакции героев мужчины и женщины подчеркивают их разделенные Миры.
Женщина принимает невероятное без удивления, словно невероятность вообще ее стихия. Мужчина же грезит невероятностью, будучи рациональным и поэтому Алекс пребывает в полной растерянности перед загадкой Мира Кейт. Сама же она называет Алекса фокусником; да и ее мать говорит, что разделение во времени это такой пустяк…
Мир будущего загадочен для Алекса, как и сама женщина – натура иррациональная. Ведь известный факт, что мужчина ищет в женщине загадку и поэтому незнание будущего очень интересная метафора на тайну женского Мира.
И вот Алекс решает раскрыть Кейт свой Мир – он показывает ей каждое любимое здание в городе. Эта прогулка порознь соединяет их через случайно увиденное вокруг – два разных мироздания соединяются в моменте познания красоты. Именно так и зарождаются чувства Кейт и Алекса – через случайно увиденное, но ставшее любимым; через осознание неповторимости каждого мгновения. Прогулка с отцом, которая была случайна для Алекса в детстве становится связующим звеном между влюбленными – так из случайности складывается сама судьба.
Кейт тоскует по дому у озера, говоря что ей не хватает тех деревьев. И снова столкновение мужского и женского Миров – она чувствует, тоскует, а он действует – приносит дерево к ее дому. Идея фильма практически выражается в словах самого Алекса, когда он говорит брату о доме: «Ты здесь словно в аквариуме: все видишь, но не можешь потрогать. Никакой связи между тобой и тем, что ты видишь,» — в этих словах имеется ввиду невозможность проникнуть в глубину внутренней вселенной другого – можно лишь наблюдать, как за фасадом прекрасной постройки.
Алекс в прошлом видит Кейт на станции – все то же самое: возможность видеть, но невозможность изменить что-либо. Алекс оставляет себе ее книгу «Доводы рассудка» — и вот действительно довод рассудка: снова в жизни Кейт встречается мужчина, с которым все уже позади, — Морган. Женщина объясняет свой Мир: «Ты пригласил на мой день рождения пол города, захотел помолвки когда я не хотела – все слишком быстро». Впрочем сама Кейт хочет той же невозможности, которой грезит Алекс. Любовь словно рождается из преодоления героями границ своей реальности. Но при этом Кейт рассказывает о том, что она всех держит на расстоянии, но когда оно становится непреодолимо – оно превращается в мечту, в желание, в любовь. Именно держать на расстоянии, чтобы сохранить свой внутренний Мир в покое – склонность всех людей. Но именно эти расстояния становятся причиной неведенья, упущенной мечты, потери дороги к дому у озера. «Доводы рассудка» — любимая книга Кейт – рассказывает об ожидании между двумя любящими людьми и времени в котором где-то и затерялась их любовь. Это рассказ о Мирах, которые навеки остались параллельными.
Любовь отца Алекса из-за которой он и построил сей дом дает продолжение любви между другими людьми, но и эти истинные чувства реализуются лишь спустя, как слишком поздно узнает Алекс о любви своего отца к этому дому и себе. Свет, о котором ему рассказывает отец в их последнюю встречу – его откровение. Свет мгновения – важность ухватить тающий миг и запечатлеть в свете, который не повторяется. «Если хочешь творить на века – помни о свете» — в этих словах отец раскрывает свое понимание важности каждого мига жизни, каждого случайного следа, как неповторимого света, который падает и освещает Мир единожды. Книга которую оставляет Кейт Алексу тоже откровение о том, что было рассказано слишком поздно: не пойманный свет, не остановленный миг. Только спустя … узнается истинный рисунок происходящего. Запечатленное мгновение на фотографии отца и сына, прикасающегося к почтовому ящику, словно уже в тот момент, когда он прикасался и рождались строки будущего…
Кейт решает встретиться с Алексом, но он не приходит в то время, о котором они договорились. Отношения разорваны из-за незнания причины их разрыва…. Кейт рассказывает, идя по коридору в больнице, о том, как видела гибель незнакомца – в это мгновение коридор входит как бы в изображение самого Алекса – это символ того, что ее Мир становится внутренним Миром героя. И именно после гибели того незнакомца она встречает Алекса – а ведь тогда она пыталась спасти жизнь именно ему. Так причудливо одно мгновение становится судьбой последующих лет. Невероятный, неподвластный уму человека узор судьбы складывается из случайных мгновений, из легких следов мироздания других людей, их света, осветившего одно мгновение. Алекс рассказывает, что Кейт была для него реальнее всех реальных женщин – в Мире мужчины недоступная женщина намного более реально воспринимается чем та, которая готова всегда принять его. И вот Кейт, спустя уже годы, случайно в рисунке Алекса узнает его истинную судьбу…. Опять-таки «спустя». Она узнает, что он не пришел к ней тогда потому, что погиб в тот день на этом пути. Чуждые Миры проникли друг в друга и сплелись в единую судьбу. Но фильм кончается хэппи-эндом – это самый ужасный недостаток, ведь мечта должна оставаться мечтой и тогда бы фильм обрел дополнительную глубину трагического. Трагедия отдельно существующего человека как мироздания. Если бы Алекс сделал шаг и невозможность поймать мечту осталась бы навеки невозможной в этой картине, то пожалуй трагедия человеческого сиюминутно ускользающего света осталась бы запечатленной в фильме намного более сильным ощущением. Пожалуй тогда нам бы стоило задуматься о каждом случайном миге, случайном Мире, который мы встречаем.
Человек – как отдельный Мир, который по своей природе не может раскрыться другому. Последний эпизод стоило бы заменить. Мы видим в отражении стекла дома у озера как осенняя листва мечется на ветру, кружится. И камера отъезжает на некоторое расстояние: тут мы видим в отражении бегущих по листве Алекса и Кейт к этому дому. Когда же кадр захватывает кусок неотраженной реальности, то остаются лишь кружащиеся сухие листья и пустота до самого горизонта.
С таким концом фильм получил бы условность всего происходящего и был бы действительно глубоким философским размышлением. Хэппи-энд же сводит все к успокоению восприятия зрителя и отбрасыванию рудиментарной способности думать. Восприятие зрителя необходимо тормошить, создавая двоякость. Голливуд же, как и «другое кино» или «кино без границ» — слишком часто грешат однобокостью.

Читайте также:  Озеро приобретает розовый цвет

Образность: 1\5
Реализация сверхзадачи, идеи: 2\5

Художественный посыл
Социальный: —
Экуменистический: —
Гуманистический: +
Психоаналитический: —
Философский: +
Новаторский: —

Оригинальность: 3\5

Использование киновыразительных средств
Операторская работа: +
Монтаж: —
Работа художника: +
Музыка: +
Цветовое решение: —
Актерская игра: +

Источник

Домик у озера
Анна Лу, 2018

Люди любят ваши тайны, они обожают раскрывать их. А если вы известная личность, до вас доберутся журналисты, перемоют все ваши косточки и неплохо на этом заработают. София в погоне за деньгами и интересной информацией для статьей, в попытке добиться повышения оказывается в обычном доме у озера, даже не подозревая, какие тайны скрывают жители этого места.

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Домик у озера предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

«Поверить не могу, что я здесь! — подумала девушка, разглядывая интерьер зала. — Мне так повезло!», — она сжала кулаки, впившись ногтями в ладони, с трудом сдерживая радость.

Зал был выполнен в классическом стиле. По периметру стояли столы, накрытые белыми скатертями, на которых расположились цветы в вазах, различные закуски: канапе, мясное и сырное ассорти — и бокалы с напитками, в основном, с вином и шампанским. Возле них стояли нарядные люди, мирно ведущие беседы. Зал был достаточно большим: на потолке висели красивые хрустальные люстры, паркет, со вставками из различных пород дерева, даже поблёскивал от чистоты, а величественные окна были завешаны жемчужными шторами. Софи впервые была в подобном месте. Она ещё раз оглядела себя: голубое платье без рукавов, с принтом из перекрещивающихся тканей, как у кимоно, подобранный пояском, с лёгкой мягкой юбкой, спадающей до колена, стоило немалых денег, которые ей хотелось бы окупить. Девушка невольно стала накручивать тёмно-коричневый локон на палец, покусывая нижнюю губу.

Повернувшись к своему коллеге, шатенка предложила разделиться, дабы собрать больше информации.

— Софи, да не волнуйся ты так! Всё будет хорошо, как обычно, — сказал блондин, глядя в серовато-голубые туманные глаза подруги детства.

— Но, Гордя, результат сильно повлияет на мой карьерный рост! К тому же, мне не хочется подводить Ярослава.

На этот вечер София попала случайно. Её коллега приболел и сердечно попросил сходить вместо него на праздник, проход куда был добыт с таким трудом. Девушка сразу согласилась. Ей было любопытно, да и это сулило неплохие деньги, и, того глядишь, даже повышение.

— Мне кажется, если ты кого-то подведёшь, это станет такой сенсацией, что про ошибку скоро забудут. Ты дама у нас непростая, со всеми язык общий находишь, — подмигнул Гордий, положив руки на плечи в знак поддержки.

Девушка вдохнула поглубже и кивнула, а блондин, с улыбкой, ловко сделал фотографию подруги, и, показав на прощанье палец вверх, ушёл заниматься своей работой.

«Так, — подумала шатенка, проверяя сумочку. — Блокнот, ручка, диктофон на всякий случай — всё на месте. Надеюсь, я сумею запомнить достаточно много информации».

В душе у девушки бушевали эмоции, радость и страх перемешались, отчего ноги были словно деревянные, но она натянула свою обычную, кроткую, но доверительную улыбку и пошла работать. Она подобралась к угловому столу, откуда был виден весь зал, и стала искать взглядом нужные лица. Девушка, как обычно, заранее разузнала, кто будет присутствовать на этом празднике, изучила их досье, проверила, у кого уже брали интервью, а у кого нет, или же оно уже устарело. Правда, возникала проблема: на празднество можно было взять с собой до одного человека, поэтому девушке пришлось изучить и окружение приглашённых, всех, о которых она смогла узнать, но слепые пятна всё же присутствовали. Всё это заняло немало ночей и сил, но, пожалуй, Софи всегда была такой: определённой, чёткой, всегда всё доводила до конца, заранее планировала и постоянно составляла какие-то списки.

Девушка нашла нужных людей, но, на всякий случай, незаметно сверилась с фотографиями. Спрятав блокнот в сумку и незаметно включив диктофон, она направилась к первой»жертве».

«Так, она журналистов не любит. Стоит быть осторожнее» — размышляла София, стараясь казаться простой непринуждённой гостьей, гуляющей по залу.

— Добрый вечер! — шатенка подошла к столу, у которого стояла девушка лет двадцати — одна из главных людей, у которых София обязательно должны была узнать информацию. — Как поживаете? — София взяла стакан вина и посмотрела в глаза собеседнице.

Ей не нужно было разглядывать внешность девушки — она изучила её досконально. Типичная модельная внешность — худощавость, яркие с золотым отливом волосы и толстый слой макияжа. Собственно говоря, она и работала моделью. Её отличала некоторая меланхоличность и усталый взгляд, напоминавший глаза женщин бальзаковского возраста, застрявших в бытовой петле времени. София со временем научилась различать типы людей и то, как правильно с ними общаться. Эта девушка мало того, что была явно расстроена, но и по характеру предпочитала общаться с людьми, которым можно рассказать всё, тем, кому можно беспрекословном доверять. Поэтому с ней стоило разговаривать понимающим голосом и улыбаться сочувственно.

— Всё просто прекрасно, — Рада, так звали девушку, натянула свою фальшивую улыбку и произнесла заученную фразу на автомате. — Я раньше вас не видела. Кто вы?

— Меня пригласила подруга — Вера Гавриловна. Вы же её знаете? — улыбнулась Софи, назвав вымышленное имя, на самом деле не зная, кто отдал свой билет коллеге девушки.

Здесь никто не знал всех имён. Разве что некоторые, и то только по фамилиям. И это было вполне очевидно, ведь запомнить весь светский мир нереально.

— Ах, всё понятно! Да-да, я её прекрасно знаю! И как же вас зовут? — улыбнулась худощавая девушка.

— София, — сказала шатенка, а после некоторой паузы добавила: — Родионовна.

После небольшого знакомства девушки разговорились. Софи нарочно задавала типичные вопросы, чтобы Рада смогла довериться ей, а затем начала медленно переходить к более интересным вопросам, которые заготовила заранее.

— А вы, правда, помолвлены с Домиником Графимовым? — наконец, журналистка задала самый главный для неё вопрос с неподдельным любопытством, однако скрыв профессиональный интерес.

По городу гуляли слухи об этом.

— Ах, ну, да, — блондинка слегка отвела взгляд, как будто ей было за это стыдно. — Это пока не афишировалось, но нас обвенчали родители. Они собираются огласить это через неделю, но подготовка к свадьбе уже идёт.

— Ого! Что ж, тогда я осмелюсь вас поздравить! — улыбнулась Софи и сжала ладони девушки в своих, слегка подавшись вперёд.

Они ещё немного поговорили, и София отправилась к другим, узнавать остальные интересующие её вопросы, периодически записывая какую-то интересную информацию в блокнот, спрятавшись в каком-нибудь незаметном тёмном месте.

Заиграла пока незнакомая многим группа, неожиданно появившаяся на сцене. Играли, в основном, медленную спокойную музыку, чтобы пары могли потанцевать вместе. Если Софию кто-нибудь увлекал в толпу кружащихся людей, она всё равно не забывала про работу и расспрашивала людей о разных вещах, даже если этого человека не было в её списке личностей, с которыми она была просто обязана поговорить.

Чуть позже ожидался ужин. А пока София прогуливалась по залу, стараясь ещё раз вспомнить всё то, что ей сказали. Это помогала ей запоминать информацию лучше.

— Вы журналистка, да? — неожиданно раздался чей-то голос за спиной девушки.

Она повернула голову и заметила ухмыляющегося мужчину. Софи была достаточно высокой девушкой, ещё и на небольшом каблучке, поэтому блондин был ниже её на полголовы.

— С чего вы взяли? — девушка искренне удивилась.

— Неужто заметил, как она строчит в блокноте? Как знала, что лучше этого не делать.

— Я насквозь таких людей вижу! — мужчина попытался пошутить, но у него ничего не вышло, Софи оставалась беспристрастна.

Он кашлянул и продолжил.

— Я видел вас с блокнотом.

Это невозможно для других людей, находящихся здесь.

— Ой, — девушка улыбнулась, поднеся согнутый палец к уголку губ. Все-таки не стоило. — А вы, если не ошибаюсь, виновник торжества?

— Верно, — блондин улыбнулся.

Девушка сразу узнала его: смазливый зеленоглазый блондин, рост сто шестьдесят пять, стройный, тридцать один год. Ему перешло главное здание фирмы отца, как старшему сыну, и он неплохо справился со своей работой. Ненавидит журналистов; взять у него интервью — это нечто невообразимое для любой газеты, для любого, даже самого квалифицированного, журналиста. Сегодня у него именины, и этот вечер посвящён ему. Всю информацию Софи с трудом смогла собрать по газетам, фотографиям и интернету. Говорить о нём почему-то боялись.

— Я Генрих Графимов, но, думаю, вы это и так знаете. Можно, просто Генрих или Генрих Афросимович, если вам так удобнее. А вы?

— София Гордеенко. Называйте меня просто София, — улыбнулась шатенка, уже предвкушая бой с новым знакомым для добычи информации.

— Итак, София, как же вы сюда проникли? — они с Генрихом медленно пошли дальше.

— Волей случая, — кратко ответила девушка, растянув губы в улыбке.

— И многое смогли узнать? — поинтересовался мужчина.

— Достаточно, — уклончиво ответила шатенка.

Они продолжали разговор вплоть до ужина. Когда все сели за столы, его быстро поздравили и приступили к горячему, потом к десерту. После кто-то остался, а кто-то вновь начал разгуливать по залу или танцевать. Генрих снова пригласил Софи на прогулку, и они продолжили разговор. Она уже была немного зла из-за того, что у неё не получалось вытянуть информацию, но внешне это не проявляла.

— У меня никогда не брали интервью, но это довольно интересная вещь, верно? — спросил задумчиво Генрих.

— О да, это очень хорошее дело! — с надеждой кивнула Софи.

— Вы бы хотели взять у меня интервью?

— Безусловно! — девушка просияла.

— Совсем скоро я уезжаю в свой дом около озера Нарочь. Там я буду и отдыхать, и работать. Согласитесь ли вы поехать со мной? Вы отдохнёте и сможете задавать мне немного вопросов каждый день, — предложил Генрих.

У Софии перехватило дыхание. Ведь это такая возможность! Но, одновременно, она волновалась. Одна в доме с непонятным, скрытным мужчиной. Девушка давно поняла, что привлекла внимание блондина. Софи нельзя было назвать красавицей или девушкой с обложки, но всё же она была симпатична, и, к тому же, всех цепляла своей общительностью, умом и умением выслушать. Но, с другой стороны, там ведь наверняка будет хотя бы повар и домоуборщица.

Читайте также:  Австралия достопримечательности озеро хиллер

— Ну, я даже не знаю… — протянула девушка, нахмурив лоб и накрыв губы пальцем.

— О, не беспокойтесь, слуги хорошо будут за вами следить и выполнять обязанности по дому, — сказал Генрих, улыбнувшись.

— Мне стоит подумать, — сказала девушка, теребя локон волос.

Оставшийся вечер они провели в разговорах, отчего девушка практически не успела опросить всех из её списка. Расстроившись из-за этого, Софи подтолкнула себя на принятие решения. К концу праздника она согласилась на поездку, чем очень обрадовала Графимова. Девушка просто не смогла отказаться от такого предложения, несмотря на осознание всей нелепости случившегося и глупости её выбора. Но это сулило ей карьерный рост, и совсем недавно, как раз, возникла большая нужда в деньгах.

Источник

Нарисуйте дом своих эмоций

«Если хочешь быть счастливым – будь им!» Но как реализовать это на практике?

Дензигер ЛюсиЛюси Дензигер бывший главный редактор журнала Self (Condé Nast USA), сейчас — главный редактор журнала о растительной диете The Beet

Бирндорф КэтринКэтрин Бирндорф доцент кафедры психиатрии и акушерства и гинекологии в New York Presbyterian Hospital, основательница центра ментального здоровья для беременных и молодых матерей

  • Дом эмоций вернет вас в детство
  • Десятая комната не всегда комната, но в ней можно спрятаться
  • Рисунок завершен. Можете вздохнуть с облегчением. И даже прогуляться
  • Дом нужно обставить

Первый шаг к познанию собственного внутреннего устройства можно сделать, нарисовав дом, в котором обитают ваши эмоции. Можно его представить себе мысленно или изобразить на бумаге. Мы всегда активно пользовались блокнотами и маркерами, так что советуем вам все же вооружиться ими для реализации этого проекта (обещаем, что будет интересно). Со временем, возможно, придется изменить стены: личность растет и меняется, а с ней и дом.

Самым удобным может оказаться вид сверху, позволяющий обозревать все комнаты сразу. У нас получился трехэтажный дом с девятью комнатами. Внизу — подвал, на самом верху — чердак, а на первом этаже расположены семейная гостиная, парадная гостиная, кухня и кабинет, то есть все общие помещения. На втором этаже находятся супружеская спальня и детская спальня — это более интимные комнаты. Ни я, ни Кэтрин не живем в многоэтажных частных коттеджах с таким количеством комнат. Мы живем в квартирах в центре Нью-Йорка, а они, вы знаете, невелики! Созданный дом вполне может быть непохож на ваше реальное жилище. Однако, поверьте, для эмоциональной жизни человеку нужно гораздо больше простора, чем для физического существования — по одной комнате на каждую сферу чувств.

Теперь составьте список комнат, имеющихся в вашем доме. Запишите основные сведения и детали, касающиеся каждой сферы своей жизни. Можно дополнить список помещений или что-то убрать в зависимости от того, на каком этапе существования вы сейчас находитесь. Так, если вы знаете, что не хотите иметь детей, детская комната может превратиться в гостевую спальню или стать местом для рукоделия, художественной мастерской или писательским кабинетом. После того, как вы определитесь с количеством комнат, уместно подумать об их размере. А это напрямую связано с тем, сколько времени и эмоциональной энергии вы затрачиваете на эту область чувств и насколько она важна для общего ощущения счастья.

Мне, например, нужна большая ванная, потому что меня всегда волновали вопросы веса, физической формы, здоровья. Они были для меня настолько важны, что отрывали меня от других мыслей. Даже когда я «находилась не в ванной», переживания на эту тему настигали меня в другой комнате. Я приходила на вечеринку и думала: «Не выгляжу ли я толстой?» — вместо того, чтобы радоваться: «О, да здесь есть такой-то и такой-то человек, с которым я так хотела пообщаться!»

Для многих женщин ванная становится самой обширной комнатой в доме: здесь мы с ужасом смотрим на стрелку весов, разглядываем мешки под глазами, здесь поселяются многие источники самокритики. Чрезмерное внимание к этим вопросам вредно, но и забывать совсем об этой комнате нельзя: нам нужно научиться любить себя и заботиться о себе в этой сфере (к примеру, покупать средства по уходу за собой, принимать ароматные ванны, не забывать пользоваться зубной нитью). Ванная смыкается со спальней, ведь ощущение, что ты выглядишь толстой, снижает твое половое влечение быстрее, чем ты произносишь фразу «Не сегодня, дорогой!».

Ванная связана с кухней, где вы организуете себе диету или с детской, если вы, родив пару детей, недовольны висящим после этого животом. Возможны, вы подумаете, что в моем эмоциональном доме маленькая кухня, в связи с тем, я редко готовлю (домохозяйка из меня никудышная!) Но у большинства женщин кухни достаточно большие вне зависимости от их способностей к кулинарии. Потому что эмоциональная кухня — это не только приготовление еды, само потребление пищи и мытье тарелок, но еще и все, что связано с домашним хозяйством, распределение обязанностей и поддержание порядка во всем доме. Нам всем приходится прибегать к разделению труда: обычно мы обсуждаем здесь, кто заберет сына с футбольной секции, кто поведет дочь к врачу, и многие другие мелкие детали, с которыми вы сталкиваете каждый день. Поэтому кухня оказывается многоцелевой комнатой, местом не только для уборки и готовки, но и для обсуждения всех хозяйственных вопросов за большим столом. Это действительно ключевое помещение.

Подумайте, с какими крупными проблемами вы сталкиваетесь в каждой из комнат, и с какими мелкими тоже. Если в каком-то помещении вас все время что-то раздражает, то его нужно расширить, потому что здесь вы проведете больше времени, наводя порядок. Комната может также быть просторнее, если она приносит много радости. Например, если в детской только появился новорожденный. Или другой пример: если вы сильно увлечены мыслями о продвижении по карьерной лестнице, увеличьте кабинет.

Дом эмоций вернет вас в детство

Рисуя дом, вы можете придать некоторым его уголкам особый облик (например, придать детской черты своей комнаты, в которой вы жили в детстве), или полностью все выдумать, создав образ по мотивам комедийного телешоу «Семейка Брэди» — большой дом для счастливой семьи, где все друг друга любят и все время валяют дурака, в хорошем смысле этого слова. Может фантазия подарит вам наполненный детьми дом, как в фильме «Оптом дешевле». Или в вашем доме будет много животных, или все уставлено предметами искусства, или везде звучит музыка.

У дома моих эмоций всегда есть ностальгические черты. И по сей день моя семейная гостиная очень велика, потому что у меня сохранились очень близкие отношения с братом и его семьей. В детстве мы много играли вместе (кидались друг друга скрученными носками, когда не было еще видеоигр, помогающих «безболезненно» убить партнера по забавам), наверное, поэтому мы и до сих пор соперничаем, но у же в триатлоне или горных лыжах, а также хвастаемся друг перед другом достижениями своих детей. В этих братско-сестринских отношениях есть и удовольствие, и болезненные моменты, но приятного, конечно, больше. Никто не может меня так «ужалить», как брат, и в то же время ему первому я звоню по любым семейным вопросам. С тех пор, как наши родители развелись, мы всегда держались вместе, в горе и радости, и так будет всегда. Так что получается, что мой подвал и семейная гостиная очень связаны между собой. Кэтрин объясняет, что воспоминания, которые мы проносим с собой через всю жизнь, являются важной, даже абсолютно необходимой частью общего ощущения счастья, потому что из этого опыта вырастают наши взрослые связи и модели поведения. Подвал оказывается самым большим помещением, на нем стоит весь дом. То, что сохранилось в памяти (и радость, и боль) ложится в основу той планировки, которую обретет эмоциональный дом в будущем.

Десятая комната не всегда комната, но в ней можно спрятаться

В детстве очень важным местом для меня было мое личное пространство — маленькая спаленка шириной около двух с половиной метров, которая, впрочем, редко использовалась. Она находилась в дальнем углу квартиры в доме, построенном еще до войны. Я в ней иногда пряталась. Каждому человеку нужен такой уголок. Я иногда проникала в эту комнату, которая находилась возле бельевой, рядом с черным ходом. Мои родители называли ее «собачья конура», потому что туда же убегала наша дворняга, чтобы спокойно поспать, свернувшись клубочком. Там я гладила пса, читала, писала вдали от суеты.

Не в каждом доме найдется такая комнатка и не каждый имеет возможность сбежать от суеты посреди дня, но важна сама идея создания такого маленького святилища. Здесь можно всмотреться в события дня и обдумать их, поразмышлять о жизни, о своей личности. Это можно делать и на ходу, во время прогулки, плавания или в любом месте, где вы оказываетесь наедине со своими мыслями. Некоторые женщины обращаются вовнутрь себя, когда разбирают и складывают белье, другие — принимая душ или просто лежа в кровати с книгой.

Очень важно бывать там ежедневно, заходить хотя бы на двадцать минут. Необходимо выделить такое место в своем эмоциональному доме, особенно при нашей беспокойной и суетной жизни, когда мы все сидим друг у друга на головах. Я это представляю себе как некую «мышиную нору», в которой можно почти полностью спрятаться, так что никто не достанет и не побеспокоит вас там.

Дети прекрасно умеют находить такие закутки, они вообще лучше умеют отгораживать и обустраивать свой маленький мирок, убегая от шума, требовательных учителей и родителей. Поэтому чулан Гарри Поттера под лестницей так импонирует детям любых возрастов. Пусть закуток мал, но он свой собственный, и в нем можно спрятаться от Дурслей и их окриков. У каждого из нас есть свои «Дурсли», и всем нам нужен уголок под лестницей или мышиная нора, даже если это место существует лишь в нашем сознании.

Рисунок завершен. Можете вздохнуть с облегчением. И даже прогуляться

Нарисовав дом и научившись перемещаться из одной комнаты в другую, вы сможете взглянуть на себя со стороны и лучше контролировать свои эмоции, связанные с каждой из комнат. После этого можно будет покинуть дом и посмотреть на этот огромный мир, и на свою роль в нем: при этом от новых мыслей и чувств вас не будет отвлекать постоянное беспокойство о том, что в некоторых комнатах неубрано. Слишком многие женщины оказываются пленницами саморазрушительных привычек, крадущих у них счастье и не дающих в полной мере участвовать в собственной судьбе. Изменив порядок внутри своего эмоционального жилища, они смогут, наконец, выйти в мир и увидеть новые горизонты — обрести счастье, уверенность в себе, цель в жизни.

Дом нужно обставить

У вас уже есть поэтажный план, пришло время разместить в каждой комнате самые важные предметы мебели: в спальне — кровать, в семейной гостиной — телевизор, в столовой — большой стол, в кухне — холодильник. Цель здесь в том, чтобы понаблюдать, как вы проводите время в каждой из комнат. Некоторым дамам просто жизненно важно иметь шикарную кровать и прекрасное постельное белье, а кому-то довольно и матрасика на полу, только бы был красивый вид из окна спальни или солнце проникало в нее каждое утро. А кому-то достаточно для уюта удобного кресла для чтения (или хорошего, легкого секса в любое время, когда захочется, на том самом скромном матрасике на полу).

Конечно, я мечтаю о том, чтобы вся моя семья каждый вечер собиралась в семейной гостиной и играла в слова. Однако такого, увы, не происходит. Пришлось смириться с другой ежевечерней картиной: мой муж Джеймс сидит, уткнувшись в ноутбук, и пишет в свой блог о фотоискусстве, сын тоже весь погружен в свой компьютер и ищет аккорды для обучения игры на гитаре, а дочь «чатится», то есть также пребывает в виртуальном пространстве. Наверное, это вовсе не идеальный семейный портрет в стиле Нормана Роквелла, но хотя бы мы все собираемся здесь, и пребывание вместе вселяет в каждого из нас спокойствие, удовлетворенность, расслабленность. Я пришла к выводу, что иногда достаточно просто дышать одним воздухом.

Итак, все. Мы закончили составление набросков. Дом ваших эмоций готов. Далее надо решить, какие комнаты более или менее благополучны, и где надо будет устроить уборку.

Куда прежде всего вам бы хотелось направить свою эмоциональную энергию для наведения порядка? В это-то помещение мы и отправимся первым делом.

Источник

«В отпуск с Хижинковой». Рассказываем и показываем, что да как в популярном загородном клубе «Три Медведя»

Несмотря на причуды погоды, сезон долгожданного тепла и отпусков приближается. Многие из них наверняка пройдут в Беларуси: чья-то мечта о каникулах в Европе не совпадет с коронавирусными ограничениями, а у кого-то после сложного года не осталось сил, средств и желания планировать перелеты. Для тех, кто остается в Беларуси, но мечтает о комфорте и качественном сервисе, мы запускаем наш новый проект, в котором Ольга Хижинкова будет исследовать мир отечественных мест загородного отдыха.

Кстати, если вы хотите, чтобы Ольга приехала к вам (не в гости, а протестировать место отдыха и написать о нем честный обзор), пишите в редакцию по адресу lina@tutby.com
Мы обязательно ознакомимся с вашей заявкой, так как уверены: в Беларуси гораздо больше классных мест, чем кажется на первый взгляд.

— Театр начинается с вешалки, а любое путешествие, разумеется, — с дороги. Люблю предвкушение предстоящего пути, когда сумки упакованы и уложены в багажник, машина заправлена, подстаканник заряжен горячим кофе, в бумажном кульке притаился и ждет своего часа румяный миндальный круассан, а из колонок мелодично льется что-нибудь из любимого. Соблюдение всех перечисленных правил делает пейзаж живописнее, превращая водителя в неторопливого созерцателя, уравновешенного и максимально собранного на дороге. Многократно проверено.

Предстоящий маршрут в направлении Браславских озер и вовсе можно назвать одним из самых зрелищных. Поэтому 200 километров пролетели незаметно. Cамыми неприятными из них стали заключительные 13 километров, преодолевать которые пришлось по раскисшей после дождей гравийной дороге не самого лучшего качества. Объездных путей нет. Вернее, есть, но там дела обстоят еще хуже. Поэтому к моменту въезда на территорию загородного клуба «Три Медведя» мое средство передвижения больше походило на самоходную машину.

Впрочем, об этом можно забыть, если учесть, что в ближайшие сутки моим домом станет двухэтажный бревенчатый коттедж, с которого начиналась история «Трех Медведей».

Именно он стал первой постройкой на территории современного загородного клуба и первое время выполнял функцию дачи исключительно для своего хозяина, искавшего покоя и уединения.

Но впоследствии этот домик и, конечно, красота, которая царила вокруг него, вдохновили владельца на создание места, двери которого сегодня открыты для всех желающих.

При заселении цепенею на пороге, как только в поле зрения попадают чучела несчастных диких зверей, «украшающие» собой стены огромной светлой гостиной. Мои замечания о том, что это неэтично и попросту несовременно, администратор встречает с понимаем. Признается, что знали о моем щепетильном отношении к животным, но все остальные домики и номера уже были забронированы: на «майские» в комплексе 100%-ная загрузка.

Если абстрагироваться от того, что гостиная больше походит на трофейную комнату, помещение первого этажа просторное и светлое. Благодаря выгодному расположению дома через панорамное окно открывается прекрасный вид на внутренний дворик и озеро Богинское.

На первом этаже находится большая кухня со всем необходимым инвентарем и посудой. Спальни и санитарные узлы — на обоих этажах. Также есть просторная терраса с большим обеденным столом. Такой коттедж вмещает компанию из 15 человек (по количеству спальных мест). Его аренда обойдется в 660 рублей в сутки. Несомненный плюс: во всех коттеджах можно проживать с домашними питомцами.

Читайте также:  Где находиться хрустальное озеро

Кстати, не исключаю, что кому-то придется по душе подобное дизайнерское решение в охотничьем стиле. На мой же взгляд, подобные места должны формировать чувство вкуса у своих посетителей, а не пропагандировать жестокость. Какую миссию несет подобное убранство в гостиничном комплексе семейного типа, так и осталось для меня загадкой.

Администратор предлагает сместить фокус внимания в сторону банных процедур.
Вот так из дилетанта в скором времени я вполне смогу претендовать на статус эксперта в этой области.

Наш банный комплекс находится в отдалении от жилых домиков в живописном месте — на берегу реки Дрисвята.

Комплекс включает в себя сауну и подогреваемую купель с теплой водой на открытом воздухе. Приятной неожиданностью стал расслабляющий массаж, который может заказать любой желающий по предварительному согласованию. Стоимость 1 часа бани 100 белорусских рублей, баня + купель = 150 рублей в час. Массаж обойдется в сумму от 35 до 60 рублей за сеанс.

Сегодня свободная программа: сначала разогреваю мышцы в сауне, потом иду на улицу, погружаюсь в купель с теплой водой. Прохладные капли дождя, падая с неба на распаренные щеки, приятно освежают лицо. Есть на белорусском языке емкое слово «краявiды», и оно точно соответствует картинке, которая открывается взгляду c этого ракурса: вдоль реки контрастно разбросаны давно покинутые дома и цветущие деревья. Где-то за рекой кукует первая для меня в этом году кукушка. А если закрыть глаза, можно услышать, как звуки ударяющихся о разные поверхности капель сливаются в одну умиротворяющую мелодию. Только сейчас остро ощутила, что отдаление от оживленной трассы — это не только минус для моей машины, но и существенный плюс для меня в виде абсолютной тишины.

В этой идиллии отмечу лишь один недостаток: купель отделена от живописного пейзажа металлическим забором, в который упирается взгляд. Думаю, устранение этой искусственной преграды значительно улучшило бы общее восприятие и непременно усилило бы эффект слияния с природой. Администрация заверила, что это замечание они взяли на карандаш, поэтому, вполне возможно, по приезде вы уже сможете любоваться местными красотами без преград.

А тем временем, пока я релаксирую, официант приносит прямо в баню горячую фирменную пиццу, приготовленную в специальной печи на дровах, а также натуральные прохладительные напитки собственного производства на основе березового сока. К слову, ресторан обслуживает все объекты без исключения, расположенные на территории гостиничного комплекса.

Впереди знакомство с рестораном, уютные огни и звуки музыки которого манят в вечернем сумраке, суля праздным отдыхающим простые земные удовольствия. Общее впечатление со входа омрачает сиротливая клетка с кроликами, диссонирующая своей простотой на фоне общих экстерьеров. Продуваемую клетку в ближайшее время обещают заменить на комфортабельный домик, в котором зайки будут чувствовать себя не менее уютно, чем отдыхающие в своих красивых коттеджах. Надеюсь, что новое жилье кроме таблички «Кроликов не кормить!» будет оснащено еще одной с надписью: «Руками не трогать!». Да, я не приемлю эксплуатации животных с целью развлечений. Впрочем… ни в каких целях я ее не поддерживаю.

Уже на входе в ресторан понятно, что сюда вложено немало усилий: приятный интерьер, живая музыка, ненавязчивое и качественное обслуживание. Любимая часть досуга начинается со внимательного изучения меню, которое радует своим разнообразием. Здесь учтены интересы и взрослых, и детей, и вегетарианцев, и сладкоежек, отличная винная карта.

Из предложенного обновленного летнего меню выбираю хумус с вялеными томатами, к которому подают итальянский хлеб фокачча, салат с клубникой, горгонзолой, авокадо и кедровыми орешками, палтус с кукурузным пюре и оригинальным облепиховым соусом. Всё очень вкусно!

Десерт и вовсе был приготовлен на глазах у изумленной публики шеф-поваром. Клубника в шоколаде со сливками поставила красивую точку в этом гастрономическом марафоне. Говорят: выход повара к гостям — это не специальный ивент к нашему приезду, другие гости тоже смогут познакомиться с кулинарным маэстро и посмотреть, как он превращает шоколад и клубнику в гастрономическое произведение искусства.

По возвращении в домик приятным сюрпризом стал зажженный камин, мерцающие свечи и бутылка игристого. К слову, это не просто красивый жест в адрес каких-то там особенных гостей, а доступная для всех опция, которая особенно востребована в романтических ужинах для двоих.

Утро начинаю с прогулки по территории. Ее площадь относительно небольшая, но кроме жилых домиков здесь сконцентрировано огромное количество всевозможных зон активности и отдыха: детский комплекс, где за ребенком присмотрит аниматор, площадка воркаут, тренажеры на открытом воздухе, площадка для тенниса/баскетбола, волейбола, детский городок, парковые шахматы, крытый шатер для проведения мероприятий. Имеется и кинотеатр на 8 посадочных мест.

Также можно взять в аренду велосипеды или самокаты, летом будут доступны катамараны и лодки. Желающих позагорать ждут шезлонги. Приверженцы здорового образа жизни могут обратиться за помощью к фитнес-инструктору, который проведет занятие по пилатесу или йоге, разумеется, по предварительному согласованию. Диапазон активного досуга впечатляет, тем более что спектр не ограничивается всем перечисленным — полный список можно найти на сайте. Отметим: если вы активный и энергичный человек, это несомненный плюс, если вы ищете в отпуске покоя, тишины и уединения — не уверены, что вам понадобится этот фейерверк развлечений и впечатлений.

Мы также ознакомились со всеми видами проживания и побывали на экскурсии во всех домиках. Хочется отметить ценовую многовекторность как главный плюс комплекса. Здесь можно найти варианты проживания на любой кошелек: от 40 рублей за двухместный номер в сутки до 660 рублей в сутки за коттедж на 15 человек.

При этом для проживающих в комплексе «Хрустальный» (от 180 до 215 рублей в сутки) в стоимость включены завтраки, которые здесь проходят по системе «шведский стол».

Комплекс «Хрустальный» Интерьер номера в комплексе

Семейные домики, рассчитанные максимум на 7 человек (стоимость от 300 до 335 рублей в сутки), имеют зону для барбекю.

Очень уютные семейные домики-шале

При этом всем отдыхающим независимо от типа проживания доступен равный перечень услуг и одинаковый уровень сервиса.

Здесь и правда чувствуется рука хозяина: и в стремлении угодить, учитывая интересы максимального количества отдыхающих, и в желании получить обратную связь, и в идеальной чистоте, и в непрекращающемся строительстве, призванном усовершенствовать инфраструктуру комплекса.

Сложно сказать, насколько комфортно будет здесь летом при максимальной загрузке, однако повторюсь: думаю, что интровертам будет непросто уединиться в окружении 150 отдыхающих. «Три Медведя» — это, скорее, место для семей с детьми и дружеских компаний, а также, несомненно, отличная площадка для проведения торжеств и культурных мероприятий.

Перед тем как отправиться домой, обедаю вкуснейшим стейком из цветной капусты, после чего выдвигаюсь в сторону Минска. В каких-то 500 метрах от усадьбы в лесу встречаю лосенка с мамой-лосихой: администрация всё удивлялась тому, что мы с фотографом ни разу не встретили в этих заповедных краях диких животных. И вот под конец путешествия прекрасная встреча случилась. Совершенно беспечные и наивные, они с любопытством рассматривают нас на расстоянии не более 15−20 метров. В этот момент становится ясно, что это, пожалуй, одно из ярчайших впечатлений от поездки, и очень хочется, чтобы этим живым «достопримечательностям» никто не причинил зла.

Обзор отражает субъективный взгляд автора и может не совпадать с позицией редакции.

Источник



Дом за озером. Глава 32. Окончание.

Глава 32. Окончание.

Что же сталось с нашими героями дальше, расскажу тебе, мой дорогой Читатель.

Вера и Саша конечно же поженились и остались жить в Слободе. Вера не оставила любимую математику и физику, а Сашу Борис Иванович с превеликим удовольствием принял в школу военруком, когда здоровье позволило ему преподавать.

Благодаря появлению в Слободе Александра Рязанцева уже через год в школе появился действующий тир, потом открылась секция по самообороне — при содействии Олега Романова, стрелковый клуб и историко-патриотический кружок.

Через два примерно года после описываемых в рассказе событий у Рязанцевых родился первенец, а потом еще две дочки. Дом за озером стал любимым местом отдыха семьи Рязанцевых и их друзей.

Старенький дом Вериной бабушки в Слободе вскоре сменил вновь построенный, просторный, светлый и гостеприимный.

Барт дожил до двадцати двух лет, беззаветно любя и оберегая своих хозяев, и рассветным августовским утром ушёл на радугу во сне, лёжа на старом крылечке дома за озером.

В утешение хозяевам остался его сын, его зовут Брат, который жив-здоров и теперь. Он является достойным памяти своего отца, а также и многодетным папашей – его щенков в Слободе и окрестностях ждут, занимая очередь.

Вере уже чуть за пятьдесят, она так же руководит театральной студией в Слободе, и учит детишек математике. Вера исполнила свою задумку – разыскала след своего отца, Михаила Николаевича, к сожалению, не застав в живых его мать, свою бабушку, которая пережила своего сына совсем недолго. Но дань их памяти успокоила Веру, она верит, что уж они-то, в отличие от матери, любили её.

Летом в гости к Рязанцевым приезжает Антон, с женой и дочкой, обязательно привозит Вере подарок от Фёдора Никаноровича, как всегда изысканный и оригинальный, в его понимании, конечно. А вот Антонина Ивановна так и не нашла в себе силы принять своё прошлое, и свою дочь.

После своей свадьбы, на которую приезжал по приглашению только Антон, Вера и Саша сами наведались в Москву, решить вопросы с Сашиной квартирой. И даже были приглашены Фёдором Никаноровичем на семейный ужин. Вериному отчиму Саша очень понравился, хотя, если знать его характер, то станет понятно, что этот человек отлично умеет скрывать настоящие свои эмоции и дружелюбен со всеми абсолютно. Потому, понять, что же у него на душе на самом деле – невозможно.

Антонина же Ивановна была мила и вежлива с дочерью и зятем, но от предложения Фёдора Никаноровича как-нибудь съездить в Слободу и посетить могилку Полины Петровны, вздрогнула и побледнела. Вера всей душой ощущала напряжение матери, ей было понятно, что та ждет-не дождётся, когда неудобная дочка, да еще и с таким же неудобным зятем уберутся обратно в свою глушь, и перестанут бередить спокойное её существование.

Тогда же, от Фёдора Никаноровича Вера узнала, что Валерий, кого так настойчиво семья прочила ей в «выгодные партии» встретил девушку, и наперекор матери и отцу уехал с нею в Орловскую область, теперь работает там «в каком-то колхозе» — так сказала Антонина Ивановна. И посетовала, что дети не хотят слушать советы своих родителей, и тем самым губят свою жизнь.

А Вера подумала, что она очень рада за Валерия, и почему-то была совершенно уверена, что он счастлив, любит и любим, вдалеке от Клары Эдуардовны…

— Вер, я теперь понял, о чем ты тогда говорила, — сказал жене Саша после визита в дом её матери и отчима, — Вы с мамой такие разные… Ты уверена, что тебя не подменили в роддоме?

Вера рассмеялась, поцеловала мужа и не стала говорить ему, что обе они – и сама Вера, и Антонина Ивановна – в присутствии друг друга чувствуют себя, будто сидят на раскаленной сковороде, потому – версия про подмену вполне себе может быть, хотя конечно и маловероятна…

Но Саша и сам всё прекрасно понял и больше не огорчал любимую никаким вопросами — ему было всё равно, какая у его Веры «родословная». И уж в этот раз он выполнил своё давнее обещание – пригласил Веру в Большой театр! А потом с увлечением водил Веру по всем своим самым любимым местам в столице.

Военный доктор, Герман Шагил, вместе с женой Анной, перебрался ближе к детям – теперь они живут в Ленинградской области, нянчат внуков и увлекаются «скандинавской ходьбой».

Олег Романов женился на своей Настюше, а вот уезжать в город из Слободы они не захотели. У них двое сыновей-погодков, и они дружат семьями с Рязанцевыми. В их семье живет Бартова дочка – Дара, любимица всей семьи.

Тарас Саценко, после того случая, возле дома бывшей жены, когда второй раз в своей жизни он встретился с Александром Рязанцевым, пробыл в Слободе еще около двух недель, а после уехал, собрав вещи.

Соседка Веры, всезнающая Наталья Ивановна говорила, что уехал он точно в Мурманск, а может и в Архангельск, или даже в Калининград, и устроился служить на флот. После она же рассказывала, что его посадили в тюрьму, но это оказалось сплетнями, что сама же Наталья Ивановна потом и опровергла. ( ¯\_(ツ)_/¯ — примечание автора)

Достоверно известно лишь то, что к отцу в отпуск Тарас приезжал лишь раз, через год после отъезда. Его приезд ознаменовался ярким событием, в красках описанным той же Натальей Ивановной.

Так как по приезду в отпуск из дома Тарас не выходил, Зинаида Алексеева, мать Кристины, отчаявшись встретить Тараса на улице и поговорить, пришла к нему сама.

Нарядно одев свою дочь и собрав её вещи, Зинаида привела Кристину во двор дома Саценко и потребовала у Тараса немедленно жениться на дочери, потому что именно он виноват в её случившемся безумстве, и теперь он просто обязан нести за неё ответственность. Сама же Кристина стояла, улыбаясь всем, и никого не узнавала, пребывая где-то далеко, в сумерках своего помутившегося разума.

После сказанного Зинаида ушла домой, оставив во дворе Саценко и дочку, и сумку с её вещами. Тарасу ничего не оставалось, кроме как самому отвести Кристину обратно. Наталья Ивановна говорила, что вопрос был улажен выплатой больших денег семье Алексеевых, и обещанием Тараса впредь помогать, но то доподлинно неизвестно.

А вот то, что после этого безобразного скандала Леонида Саценко увезли на скорой с сердечным приступом – чистая правда. Крепкий мужчина выкарабкался в тот раз, но Тарас больше никогда не приезжал домой на побывку, помня пощечины сестры Людмилы, на которые та не поскупилась после отъезда скорой, увозившей отца.

Потому, где сейчас Тарас Саценко, и что с ним произошло, автору сего рассказа неведомо. Остаётся надеяться, что жизнь научила его хоть чему то, и что он сделал выводы из прошлых своих ошибок.

Конечно, теперь Слобода уже не та… В трудные времена много жителей постаралось выбраться в город или райцентр, где была хоть какая-то работа и возможность выжить. Но прекрасные места, издавна облюбованные местными жителями за красоту и суровую прелесть, не остались пустовать.

Вырос новый посёлок, некоторые дома в самой Слободе тоже были выкуплены усталыми жителями города, чтобы отдыхать на природе и поправлять здоровье.

Комбинат, еле пережив времена кризисов, всё же жив, работает и даже развивается, что даёт надежду на то, что сама Слобода и окрестные посёлки не пополнят список исчезнувших деревень…

Неизменным остается и одно замечательное, красивое и очень любимое автором сего рассказа явление. Частенько, выбрав подходящее время, можно прийти на берег огромного озера, заросшего по берегам высокой травой, к мосткам, сменившим старые развалившиеся от времени, и увидеть вдалеке слабый, но отчетливо видимый свет фонаря, тонкой золотой нитью пронизывающий тёмную гладь озера…

Желтоватый тёплый свет даже в холодное время почему-то так согревает душу, даёт надежду и ощущение, что есть где-то неведомая сила, которая любит нас, неразумных своих детей. И присмотрит, и направит, и защитит… только нужно самим не опускаться и не опускать руки.

Дорогие мои Читатели! Я от всего сердца благодарю вас, за ваши замечательные комментарии, за искренние ваши эмоции, и за высокую оценку моего повествования. Спасибо, что вы со мной!

Источник

Adblock
detector