Меню

Танк в белом озере

Армения и Азербайджан не поделили Черное озеро: заговорили о новой войне

В армяно-азербайджанских отношениях опять обострение. Утром 12 мая группа азербайджанских военных под предлогом уточнения границ вошла на территорию Сюникской области Армении и захватила озеро Севлич (по-азербайджанки — Карагёль, а по-русски — Черное озеро). Премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил, что Баку предпринял заранее спланированную провокацию. В ситуации уже разбираются не только армянские, но и российские военные, которые обязаны защищать границы республики.

Между Арменией и Азербайджаном в районе Севлича границы нет. При этом Google и Яндекс считают, что водоем поделен между двумя государствами на неравные части. Маленький кусочек должен находиться под властью Баку, а все остальное — под контролем Еревана. До ноября 2020 года вопрос о принадлежности озера вообще не поднимался, потому что азербайджанский кусок находится в Лачинском районе, который до второй карабахской войны был частью Нагорного Карабаха.

Армянские СМИ сообщают, что армия республики готова применить силу к азербайджанцам, если те добровольно не покинут территорию. Родственники армянских солдат, оказавшихся в плену Азербайджана по итогам 44-дневной войны, просят российских силовиков вмешаться и пленить азербайджанских «гостей».

По словам Пашиняна, ситуация находится под контролем и пока никто ни в кого не стреляет. При этом глава правительства задался вопросом, каким образом представители соседнего государства смогли беспрепятственно захватить водоем. В Генпрокуратуре Армении уже возбудили в связи с этим уголовное дело.

Азербайджанские СМИ при этом практически не освещают конфликт на границе. Если не считать перепечаток с армянских порталов, то информации вовсе нет. Глава клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде считает, что азербайджанские СМИ не освещают события на границе, потому что в стране это изначально воспринимают намного спокойнее, чем соседи. «Идет процесс демаркации границы, причем в этом участвует Россия. Поэтому все решения будут приниматься коллективно. Все вопросы, которые препятствуют нормализации отношений между Арменией и Азербайджаном, должны быть решены. А в Армении остро реагируют на процесс установки границы, потому что долгое время она была условной. Людям не объясняли, что это азербайджанская территория и однажды ее придется оставить», — заявил «МК» Велизаде.

Однако в Армении волновались еще и из-за продвижения азербайджанских войск в глубь Гегаркуникской области республики. Шли сообщения о том, что войска противника продвигаются по направлению к Варденису. Правда, глава региона Гнел Саносян поспешил успокоить сограждан. По его словам, зимой стороны договорились о том, как пройдет граница между двумя государствами. Однако из-за снега в горах азербайджанцы не смогли оперативно занять свои позиции. Теперь снег стаял, и они получили свое. При этом Саносян подчеркнул, что изначально были опасения, что из-за сложного рельефа соседи могут что-то перепутать и забрать лишнее, но этого не случилось.

«Разница в освещении приграничного конфликта заключается в том, что в Армении существует свобода СМИ, а в Азербайджане ее нет. Соответственно, армянские журналисты могут говорить обо всем, а их азербайджанские коллеги находятся под прямой цензурой, — заявил «МК» глава Института Кавказа Александр Искандарян. — В целом данный конфликт является одним из этапов установления границы. Причем подобные эксцессы происходят не только на границе с Арменией, но и с Нагорным Карабахом. После карабахской войны нынешний эксцесс в Сюникской области является, наверное, самым крупным. Но я не думаю, что он или подобные ему эпизоды приведут к полномасштабным боевым действиям».

Напомним, Сюникская область является одной из самых протестных в Армении после поражения в войне за Карабах. На волне протестов против правления Никола Пашиняна там появилась партия «Возрождающаяся Армения», которая вошла в предвыборный блок со вторым президентом Армении Робертом Кочаряном. Вместе они попробуют избраться в парламент в июне 2021 года. В оппозиции утверждают, что Пашинян уже сдал большую часть Нагорного Карабаха, а следующим его шагом станет сдача Азербайджану Сюникской области Армении. Таким образом, инцидент вокруг озера Севлич как бы подтверждают их мрачные предсказания, с чем, конечно, Пашинян в корне не согласен.

Источник

История о том, как советские водолазы-энтузиасты со дна озера редкий танк поднимали, а их там даже два оказалось

Ну что же, отгремели несколько запоздалые парады с участием военной техники, и сегодня, пока читатели ещё сохраняют свой патриотический запал, хочу поведать удивительную историю о том, как группа воронежских энтузиастов летом 1984 года во время собственного неоплачиваемого отпуска подняла со дна донского озера-старицы две весьма редких » тридцатьчетверки «.

Почему редких? Потому что это оказались Т-34-76 , в то время, как большинство танков, которые вы видите сейчас на мемориалах и в музеях, это более поздние Т-34-85 , которые встали на вооружение только в 1944 году.

Один из поднятых со дна озера танков я впервые увидел лично в 2012 году.

Послевоенная судьба второго танка, увы, менее завидная. Частично он пошёл на запчасти для восстановления первого, башня попала во двор воронежского краеведческого музея, а вот корпус в начале 2000-ых был разрезан и сдан в металлолом.

Источник фото: https://gudea.livejournal.com

Ещё один интересный факт. Оба этих танка погибли в боях за другой донской плацдарм — Сторожевской. О нём я недавно подробно писал, но он, судя по всему, поддерживается только силами поисковых отрядов . Такого размаха, как на Щученском, там нет.

Щученский плацдарм, Воронежская область

Но давайте уже вернемся к истории о том, как эти танки снова увидели свет.

В Воронеже, при успешном в то время НПО «Электроника» работал комсомольско-молодежный клуб «Риф», который занимался поисками и подъемом боевой техники времен ВОВ из водоёмов. И им пришло письмо, где сообщалось о том, что в озере у села Селявное лежит танк . Ребята отправились на место и действительно — магнитометр, а затем и разведка металлическими щупами подтвердили, что на глубине порядка 5 метров, под трехметровой толщей ила, имеется огромная масса металла .

И для того, чтобы очистить эту находку и пробить тоннель, по которому можно будет вытянуть её на сушу, нужно будет переместить не менее 230 кубометров грунта . Техника для размыва отложений и оборудование для подводных работ в клубе были. Стали искать свободное время. У четверых этот вопрос решался просто — у старшеклассников и студентов каникулы. Остальным же пришлось подгонять свои отпуска под сроки экспедиции.

И вот началась тяжелейшая работа. К вечеру уже даже не разговаривали, просто валились с ног от усталости.

«Грязевая» смена с 8 утра до 9 вечера. Фото В. Лыков (

С погодой не везло — постоянно шёл дождь и было довольно прохладно. Но изо дня в день к озеру приходили местные жители. Особенно было много тех, кто воевал. Мокли под дождем и молчали. А ребята мерно крутили ручку помпы, подающую воздух водолазу.

Для облегчения задачи решили сначала сдернуть башню танка тягачом и вытащить ее отдельно. Но соскочив, башня снова глубоко зарылась в ил, и еще неделя ушла на то, чтобы размыть для неё траншею к берегу и вытащить. Вот примерно такая картина открылась взору рифовцев.

Внутри башни танка. Это тоже Т-34-76, который вытащили из реки Дон в 2016 году. Источник фото: ria.ru

Внутри обнаружили ракетницу, бинокль, автоматные диски с патронами, гаечные ключи, радиостанцию, противогаз, консервы и личные вещи танкистов. Останков экипажа не было. А в корпусе, рассыпанные как дрова, лежали снаряды.

Фото В. Лыков (

Когда корпус «тридцатьчетверки» был готов к подъему, произошло нечто невероятное. Слегка осыпался край раскопа перед передним бронелистом и аквалангист, при погружении, вдруг увидел совсем рядом корму еще одного танка, видневшуюся в осыпи. Конечно, решили поднимать и его.

Вот пошаговая схема всей операции для понимания процесса:

История о том, как советские водолазы-энтузиасты со дна озера редкий танк поднимали, а их там даже два оказалось

Первого сентября 1984 года тягачи вытащили оба танка на берег. Анализ их повреждений позволил говорить о том, что они подорвались на минах, установленных мадьярами на льду озера-старицы, и затонули.

Т-34 без башни. Фото В. Лыков (

При тщательном осмотре боевого отделения была найдена сумка с различными документами. После их просушки, рифовцы занялись второй частью работы. Нужно было узнать судьбу экипажей, а так же провести реставрацию. Но про это, пожалуй, в следующий раз.

Источник

Танк в белом озере

Главная страница » Военная техника » Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Огнемётный танк ОТ-34 затонул в Чёрном озере, Московская область в начале 1943 года. Экипаж танка спасся. Танк был поднят в феврале-марте 1999 года, восстановлен и сейчас находится в музее «Уралвагонзавода» в Нижнем Тагиле.

ОТ-34 — советский средний огнемётный танк Великой Отечественной войны.

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Тактико-технические характеристики OТ-34

Боевая масса- 32 тонны

Ширина – 3000 мм

Дорожный просвет — 400

Удельное давление на грунт, кг/см 2 0.83

Скорость максимальная — 55 км/ч

Запас хода – 250 км

Подъем — 35 град

Высота стенки — 0.73 м

Ширина рва — 2.5 м

Глубина брода — 1.3 м

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Огнемет ATO-42 1 20

Пушка 85 ЗИС-С-53 1 55

Пулемет 7,62 ДТ, спаренный 1 1827

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Ещё во время войны с Финляндией стала очевидна слабость бронирования и стрелкового вооружения легких танков ОТ-26 и ОТ-130, в массовых количествах применявшихся для прорыва укреплений и штурма населенных пунктов. Модернизация этих машин, проведенная в 1940-1941 гг. путем монтажа дополнительных бронеэкранов на башню и корпус, дала лишь частичный эффект. Однако, с появлением средних танков Т-34 возникла идея устанавливать огнемет на них.

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Первые работы в этом направлении начались в 1941 г., но воплотить в металле эту модификацию удалось лишь в 1942 г. К этому времени основное производство Т-34 развернулось на Урале, а общее проектирование проводило КБ Уралвагонзавода под общим руководством П.П.Васильева. Ранее он участвовал в разработке мест механика-водителя и стрелка-радиста для Т-34, поэтому с особенностями компоновки боевого отделения этого танка Васильев был хорошо знаком.

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Чтобы не повторять ошибок, ранее совершенных на легких огнеметных танках (на которых огнемет устанавливался в башне вместо пушки) было решено смонтировать огнеметную установку АТО-41 в лобовом листе корпуса на месте курсового пулемета. Это значительно ограничивало сектор обстрела, но позволяло сохранить 76-мм пушку Ф-34 или Ф-32 со спаренным пулеметом ДТ. Чтобы дополнительно обезопасить экипаж танка амбразура огнемета защищалась толстой бронемаской обтекаемой формы. Кроме того, из-за установки бака с огнесмесью в корпусе, радиостанцию пришлось переместить в башню на место коробок с пулеметными патронами. Антенну, в свою очередь, разместили снаружи на задней стенке башни. Внешне огнеметная “тридцатьчетверка” почти не отличалась от линейного танка.

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Позже на танке начали монтировать установку АТО-42, которая хотя и сохранила пневматический механизм, но при этом дальность стрельбы достигала 100-130 метров при использовании специальной огнесмеси, а при использовании стандартной (60% мазута и 40% керосина) она составляла 70 метров. Скорострельность по сравнению со старыми огнеметами КС-25 и АТО-41 значительно повысилась – огнеметание могло вестись как одиночными выстрелами, так и автоматическими очередями, причем скорость доходила до 30 выстрелов в минуту. Ёмкость бака также увеличили до 200 литров. Серийный выпуск огнеметных танков под обозначением Т-О-34 (или ТО-34) начался в конце 1942 г. и до начал 1944 г. было собрано 1170 машин всех вариантов. В современной литературе это обозначение трансформировали в ОТ-34.

Читайте также:  Озеро постылое в москве

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

В 1944 г. появилось ещё две модификации. Во время боёв за крупные населенные пункты экипажам ТО-34 пришлось весьма туго из-за ограниченных углов обстрела огнемета. Это привело к появлению модернизированной версии огнеметного танка Т-34-100, имеющего мало общего с “тридцатьчетверкой” оснащенной 100-мм пушкой. На этой машине, разработки КБ завода №100, огнемет устанавливался не в лобовом листе, а в башне, рядом с пушкой. Был построен, по крайней мере, один образец огнеметного Т-34-100, но до серийного выпуска дело довести не смогли.

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Весной 1944 г. это предприятие было сильно загружено выпуском тяжелых танков ИС-2, а на конвейере обычный Т-34-76 был замене на более совершенный Т-34-85. Именно на его основе и стали выпускать новую модификацию огнеметного танка, получившую обозначение Т-034-85. По компоновке она была полностью аналогична ТО-34, но оснащалась гораздо более мощной 85-мм пушкой С-53. В серии танк обозначался как ТО-34-85, а всего успели собрать 331 машину этой модификации.

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

В боевом отношении огнеметные “тридцатьчетверки” показали себя ничуть не хуже тяжелых КВ-8. Особо надо отметить, что вплоть до освобождения территории СССР в боях принимали активное участие легкие танки ОТ-130 и ОТ-133.

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Из огнеметных танков обычно формировались отдельные батальоны, придававшиеся танковым корпусам на время проведения специальных операций. После 1943 года структура такого батальона была смешанной, включающей в себя роту обычных танков Т-34 и две огнеметные роты танков ОТ-34. Кроме того, с 1944 года, полки огнеметных танков трехротного состава (20 машин в полку) входили в состав 1, 2, 4, 10 и 2-й гвардейской штурмовой инженерно-саперных бригад.

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

ОТ-34-76 Огнеметный танк ОТ-34, производства Уральского Танкового завода в Нижнем Тагиле. В январе 1943 года в окрестностях Москвы на марше две ОТ-34 провалились под лед на Черном озере в районе Косино. Одну машину удалось поднять сразу. Поднять вторую пытались и сразу, и в 50-х, но удалось только в 1999 г. Машину передали заводу. При ремонте ее слегка модернизировали поставив поздние крылья и заменив траки.

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Место командира ОТ-34-76

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Место заряжающего ОТ-34-76

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Танк ОТ-34-76 место механика водителя

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Танк ОТ-34-76 огнемет АТО-42

Подъём танка ОТ-34 из Чёрного озера в 1999 году

Раскопки огнеметного танка ОТ-34/76

Источник

Горящий танк и Белое озеро

Семейная легенда утверждает, что поэт Сергей Орлов как-то раз потрепал меня по голове. Может, и потрепал. Меня в детстве посылали к бабушке в Белозерск. У деда в Белозерске собирались временами фронтовики. Вот и Сергей Орлов, в начале войны вступивший в истребительный батальон народного ополчения Белозерска, заходил в конце войны и после войны к деду, назначенному командиром партизанского отряда под Вытегрой. Немцы до Вытегры не дошли 60 км, но у деда уже были в лесах заготовлены землянки для его отряда.

У деда в Белозерске сразу после войны собирались белозеры-фронтовики и бывали небольшие застолья. К деду приходил и Сергей Орлов, и сразу после войны, и уже потом, когда бывал в Белозерске наездами из Ленинграда. Моя мама, которой в момент окончания войны было 14 лет, видела его нередко. К деду заходил и его брат, мой двоюродный дед. Он был, как и Орлов, старший лейтенант запаса, комиссованный после тяжелых ранений и отправленный долечиваться в Белозерск. Будто бы даже раз заглянул другой белозер, поэт и фронтовик Сергей Викулов. Люди общались.

Моя мама рассказывала, что хорошо запомнила этого стесняющегося молодого человека. Стеснялся Сергей Орлов своей внешности. У него было очень сильно обожжено лицо. Он бороду отпустил, чтобы скрыть уродливые шрамы, рубцы и стяжки кожи, искажающие черты лица. Мама говорила, что фотографии Сергея Орлова в поэтических сборниках сильно подретушированы – в реальности лицо выглядело более некрасивым.

Пишут еще про очень сильно обожженные руки. Про это мама не говорила. А вот сильно обожженное лицо она запомнила хорошо. Его из госпиталя долечиваться отправили домой. Летом 1944 года он уже был в Белозерске. А раны на лице все не заживали. Весной 45-го в Вологде ему сделали пластическую операцию, но повязки на лице пришлось менять еще несколько месяцев.

Сергей Орлов был из семьи сельских учителей и жил в Вологодской области в деревне Мегра. В пятом классе написал стихи для школьной стенгазеты. Немного позже его стихотворение «Тыква» получил первую премию на Всесоюзном конкурсе школьников

В жару растенья никнут,

Бегут от солнца в тень.

Одна лишь чушка-тыква

На солнце целый день.

Лежит рядочком с брюквой,

И кажется, вот-вот

От счастья громко хрюкнет

И хвостиком махнет.

Да, светлое было начало поэтического пути. Да вот война… В народном ополчении Сергей Орлов был недолго. Его направили учиться в танковое училище в Челябинск, с марта 1943-го он воевал, был командиром танкового взвода.

В феврале 1944 года его танк наскочил на мину. Остановившийся танк немцы тут же подбили из пушки, и он загорелся. Сергей Орлов чудом умудрился выбраться из горящего танка, он бежал и горел. Потом упал и полз.

Пистолет из рук не выпуская,

Выскочил из люка, задыхаясь,

На пути двоих убил гранатой

И приполз, а на лице нет кожи,

И врачи сказали в медсанбате:

«Этот парень вряд ли выжить

С губ слетело хриплое

Значит, полз и принимал все

Для того, чтоб умереть

На груди сложив спокойно

Смерть пришла, назвал ее

Жить решил назло всему –

Это он писал про себя. Он подслушал, что про него говорили врач и санитарка, что вряд ли он выживет с такими ожогами. «Зря полз». Но он выжил. Его товарищ, поэт Сергей Викулов писал, что Сергея Орлова не узнала даже родная мать, когда он появился в Белозерске. Медленно, очень медленно стал он поправляться и приходить в себя.

У Сергея Орлова много стихов, написанных в 1944–1945 годах, когда он жил в Белозерске и залечивал свои раны. Очень многое было пережито и передумано. Нашлось время для осмысления истории Белозерска. При залечивании ожогов времени стало много.

История Белозерска богатая! Ведь одно время Белозерск был очень важным городом на Руси, почти как Рязань или Смоленск. А утратил город Белозерск свою значимость после Куликовской битвы. Дмитрий Донской поставил белозерский полк в самом центре своего войска на Куликовом поле. Возглавлял дружину белозерский князь Федор Романович. Татары ударили прямо по центру. Белозерские ратники татарскую конницу не пропустили. Но погибли, погибли все. Погиб князь Федор Романович, погиб его сын. Так в Белозерск мужчины не вернулись. Захирел Белозерск.

В июне 1945 года Орлов написал поэтический триптих «Белозерье» – о судьбах женщин Белозерска, не дождавшихся возвращения своих мужчин с Куликова поля.

На городском валу заплачу

И ветром слезы осушу,

Мне вдовий жребий

Но на судьбу не заропщу.

Он спит на поле Куликовом,

Мой князь, мой муж, и Русь его

Качает на груди пуховой,

А мне, как чайке, убиваться

Над озером, тоску тая.

Не сможет по Шексне

Его узорная ладья.

Было очень созвучно. Многие белозеры не вернулись с войны домой. О преображении в смерти еще одно стихотворение 1945-го:

Его зарыли в шар земной,

А был он лишь солдат.

Всего, друзья, солдат простой,

Без званий и наград.

Ему, как мавзолей, земля –

На миллион веков,

Руками всех друзей

Положен парень в шар земной,

Как будто в мавзолей.

В июле 1945 года Орлов написал совсем другое стихотворение о смерти – очень светлое и даже лукавое, как после смерти…

Но по истеченью многих лет

Стану я песком, пахучей

И меня тогда на белый свет

Извлечет гончар, веселый,

И, из глины вылепив кувшин,

На огне меня до звона выжжет

И продаст на рынке за алтын.

И девчонка в жаркий пьяный

(Встретиться с какой

Ключевой водой меня наполнив,

Поцелует, жадная, взасос.

Этот текст поймешь особенно остро, узнав о том, что девушка, на которую Сергей Орлов заглядывался до войны, от него отвернулась из-за ставшего уродливым лица. Но произведение вышло с верой в долгую жизнь.

А город Белозерск живет. Хранит память. В городе есть городской музей. Есть курган Синего Уса, того самого, который, согласно «Повести временных лет», сел княжить в Белом Озере в то время, как Рюрик сел княжить в Новгороде, а Трувор – в Изборске. Много загадок.

Начать хотя бы с того, что по «Повести временных лет» Синий Ус сел княжить в Белом Озере в 862 году. Вопрос – куда? Старый город Белоозеро располагался у истока из Белого озера реки Шексны (Крохинское городище). Но, согласно археологическим данным, Крохинское городище – X–XI века. И куда же сел княжить Синий Ус? Непонятно. Есть версии, ждущие исследователей.

Моя бабушка рассказывала, что, когда она была маленькая, после штормов на берега Белого озера всегда выбрасывало черепки древней посуды. Может быть, с Крохинского городища, может быть, с северного берега озера (Киснема), где тоже были древние поселения. Может быть, Синий Ус начал княжить на севере озера?

А моя мама вспоминала, что, когда ей было 6–7 лет, будто бы ее отец (мой дед) как-то раз брал ее в подземный ход, ведущий от церкви внутри земляного вала к кладбищу. Нет его сейчас, этого хода, хоть в Средние века был. Может быть, это и легенда.

Живет Белозерск, помнит свою историю, стоят земляные валы. С валов потрясающие виды на Белое озеро, и вообще, куда ни глянь – просторы, дали и церкви. Есть в Белозерске и музей поэта Сергея Орлова. В городе помнят поэта. Он жил в Белозерске до войны, после войны, написал стихи о Белозерье и севере, часто приезжал, когда жил в Ленинграде и Москве. Тогда могла состояться и моя с ним встреча. Ведь мог он мимоходом потрепать по голове внука своего товарища.

Читайте также:  Институты изучающие озеро байкал

Источник



Танк в белом озере

Писали как-то про него

Добавлено спустя 10 минут 24 секунды:

…Основные достопримечательности Косино заключаются именно в озерах. Их три — Черное, Белое и Святое. Как утверждают местные краеведы и экологи, озера эти уникальны и обладают способностью самоочищения, вода в них имеет целебные свойства. Все три озера являются заказником и занесены в реестр ЮНЕСКО. Но не только этим знамениты озера. В одном из озер затонула часовня. Отсюда и название озера — Святое. В озере частенько находят интересные вещицы, которые хранятся в Люберецком краеведческом музее. Во время войны в Святое озеро упала фугаска.

А в озере Черном в 1942 году утонул танк Т-34/76.

Различные горючие жидкости в боевых действиях человек начал использовать еще в глубокой древности. Пожалуй, самым знаменитой из них, после спирта, коньяка и водки, является «греческий огонь». Официально считается, что его изобрел в 673 году древний химик-инженер Каллиник, который служил византийскому императору Константину IV. Установка с «греческим огнeм» представляла собой медную трубу-сифон, через который под давлением извергалась горючая смесь нефти и масла. Предположительно, максимальная дальнобойность такого оружия составляла всего 25 метров. Активно оно использовалось в морских сражениях, так как смесь продолжала гореть даже в воде.

Свое «второе» рождение огнеметы получили в начале 20 века во время Первой мировой войны. Огнеметчики наносили не только урон живой силе противника, но и оказывали на него психологическое воздействие. Вражеские солдаты предпочитали бежать, чем быть заживо сожженными. К началу Второй мировой войны огнеметы стояли на вооружении большинства развитых стран. Более того, были разработаны более мощные фугасные огнеметы — дальность выстрела у них существенно превышала дальность других подобных систем. Достигнуть эффекта удалось за счет того, что требуемое давление создавалось путем взрыва пороховой шашки.

Огнеметное вооружение РККА периода Второй мировой войны считалось одним из самых лучших. В частности к началу 1941 года советскими инженерами был разработан танковый огнемет АТО-41, где вместо пороховой шашки использовался холостой выстрел от 45-миллиметровой пушки. Предназначался он для установки на танки Т-34 и КВ, при этом обычное артиллерийское вооружение с них не снималось. АТО-41 имел запас огненной смеси равный 100 литрам и мог произвести 10 односекундных выстрелов на расстояние до 100 метров.

Уже в 1942 году конструкторы модернизировали танковый огнемет, который получил название АТО-42. Запас огнеметной смеси был увеличен за счет использования запасных баков с моторным топливом. На танке Т-34 он был доведен до 200 литров, на КВ — до 570 литров. В результате модернизированный огнемет на Т-34 мог произвести до 20 выстрелов, а на танке КВ — 57 выстрелов. Кроме того, удалось увеличить и дальность огнеметания — с 100 до 120 метров. При этом оно могло вестись как одиночными выстрелами, так и очередями.

ОТ-34
ОТ-34 (ТО-34) — огнемётный танк на базе Т-34. В отличие от линейного танка, был вооружён автоматическим пороховым поршневым огнемётом АТО-41 на месте курсового пулемёта, а его экипаж был сокращён до трёх человек, за счёт стрелка-радиста. ОТ-34 был разработан в 1941 году, а его серийное производство началось в 1942 году и продолжалось до 1944 года, когда он был сменён на сборочных линиях танком ОТ-34-85, созданным на базе Т-34-85. Всего было выпущено 1170 шт. ОТ-34.

Вплоть до 1999 года считалось, что в России не сохранилось ни одной подобной машины. Однако именно в том году произошло своеобразное чудо, и ОТ-34 снова появился на свет. Дело в том, что силами участников поискового отряда «Элиганс» производилась геофизическая разведка в районе Косино и в толще донных отложений озера Черного — приборы поисковиков зафиксировали большой кусок железа — предположительно танк, о котором им поведала жительница района. От земной поверхности машину отделяли 1,5-метровый слой воды и еще 4,5 метра ила. Чтобы вытащить танк пришлось прибегнуть к помощи промышленных водолазов и военных тягачей. Спасательная операция началась в феврале 1999 года. В течение трех дней ныряльщики прямо в воде очищали танк от напластований ила и грязи. Оказалось, что он лежит кверху днищем и весь опутан стальными тросами. Все это создавало дополнительные трудности, пришлось расширить границы ямы и подбираться снизу к крюкам, за которые можно было его подцепить тросами. Как только это удалось сделать, за дело принялись команды двух танковых тягачей. Метр за метром, танк потихоньку вытаскивали из озера. Когда машину удалось вытащить на берег и очистить от грязи выяснилось, что поисковикам «улыбнулась удача» — со дна Черного озера они подняли уникальный танк ОТ-34-76, выпущенный в 1942 году на «Уралвагонзаводе».

27 декабря 1942 года во время маневров в районе Косино, при попытке переправиться по льду Черного озера, провалился под лед последний из танков, следовавших в колонне. Это был огнеметный танк ОТ-34. Танковая колонна из трех машин двигалась через озеро, и под двумя провалился лед. Одну машину удалось вытащить сразу, другая же на долгие 56 лет осталась на дне озера. Во время преодоления подобных преград в танке должен находиться только механик-водитель. Люк его отделения при движении должен быть открыт, механик-водитель успел покинуть машину. Говорили, что танкисты некоторое время пытались извлечь машину. Видимо от тех попыток и остались блоки с тросом. Назвала старушка и имена танкистов. На котелках, извлеченных из поднятого танка, были нацарапаны те же фамилии. Командование решило отправить танкистов на передовую. Судя по всему, экипаж затонувшего танка оказался в штрафбате. А потом – в кровавой мясорубке, в самом безнадежном бою. Двое из экипажа: Михаил Акимов и Василий Федчун – погибли сразу. Командир танка, лейтенант Георгий Векша – в 1944 году.

Долгое время реконструированный танк ОТ-34-76 являлся единственным уцелевшим огнеметным танком на базе Т-34 времен Великой отечественный войны. Но, осенью 2006 года поисковикам недалеко от деревни Баталово Новосокльнического района Псковской области удалось поднять еще один такой огнеметный танк, правда, уже 1943 года выпуска. Эта бронемашина участвовала в освобождении от немецких войск Новосокольнического района, была подбита и затонула в болоте. Сейчас этот танк также восстанавливается и вскоре будет помещен в одном из военно-исторических музеев страны.

Первый же реконструированный ОТ-34 стал настоящей визитной карточкой Нижнего Тагила и всей Свердловской области. Ему доверяют «открывать» не только тагильские парады победы, но и все крупнейшие международные выставки, которые ежегодно проходят на полигоне Нижнетагильского института испытания металлов, включая «Russian ExpoArms».

Рассказывает Михаил Авсиевич, участник операции по подъему танка (Журнал «Октопус» № 1 (07) 2000 г.):

«…История затонувшего танка такова. Много лет назад, будучи студентом, я работал в Люберецком ОСВОДе. Поселок Косино входил в состав Люберецкого района, а Косинские озера являлись объектом деятельности нашей небольшой группы по ведению подводно-технических работ. Уже тогда до нас доходили слухи и о часовне, и о танке, который лежит на дне одного из озер. Но в каком озере и где точно, никто сказать не мог. Зимой 1986 г. мы предприняли попытку поиска затонувшей часовни, но безрезультатно. Да и что мы могли сделать, имея из оборудования старый компрессор и шесть легендарных аквалангов АВМ-1-М. Правда, были еще фонари и телефонная станция, но самодельные. Ни о каких мониторах и грунтососах и мечтать не приходилось. Разумеется, что с нашим хозяйством о подъеме танка со дна практически болота никто и не заикался. Прошло несколько лет. В то время я сотрудничал с секцией подводного плавания ГПЗ-1. Тогда это был мощный клуб, второй после известного “Дельфина”, специализирующийся на подводно-поисковых работах. На их счету было немало поднятой техники. Как-то зашел разговор о Косинском танке в клубе ГПЗ, но опять же не было возможности точно определить местонахождение танка, да и оборудование было не лучше, чем в Люберецком ОСВОДе. Много воды утекло с той поры. С 1994 г. я работаю водолазным специалистом в фирме “Атолл” — специализированном водолазном предприятии, в ходе деятельности которого нам приходилось строить мосты, ремонтировать водозаборы и подводные трубопроводы, но вспоминать о легендах Косинского озера и в голову никому не приходило. Хотя озеро находится в двух шагах от нашей базы.

В начале февраля 1999 г. в нашу фирму обратилась поисковая группа “Элиганс” с просьбой оказать помощь в проведении водолазных работ при подъеме танка (предположительно Т-34) из Черного озера в Косино. Хотя то, что предмет, который удалось специальными приборами обнаружить на 6-ти метровой глубине под 4-х метровым слоем торфа, это действительно танк, поисковики утверждать не могли. Оказалось, что уже в течение года ребята из поисковой группы с помощью геофизиков из фирмы “АКА” проводили разведку на Черном озере и обнаружили большой кусок металла. Предмет, по данным приборов, находился на 6-ти метровой глубине, над ним всего 1,5 метра воды, а остальное — торф. Руководитель “Элиганс” довольно смело предположил, что это именно тот ставший легендой танк — модификация Т-34/76. Подлинных машин этой модификации практически не осталось, и находка обещала быть уникальной. Хотя не исключалось, что предмет мог оказаться и вагонеткой, оставшейся в озере после торфоразработок. Целый день на озере пилили майну (Майна – широкая трещина во льду, полынья, прорубь, прим. С.И), с помощью щупов зондировали объект, покоящийся в недрах болота. Мы решили, что работы будут проводиться в любом случае, несмотря ни на что. На следующий день переговорили со своими водолазами. Все проголосовали “за”. И после недолгого совещания приступили к подготовке работ. В течение двух недель готовили и комплектовали оборудование. Упаковали несколько комплектов современного, соответствующего всем международным стандартам, шлангового снаряжения, приготовили компрессоры, монитор, инструмент. Заранее предполагая, в каких условиях придется работать, прихватили проверенную старушку-“трехболтовку”. И, как потом выяснилось, не зря. Кроме подготовки снаряжения пришлось пройти краткий курс по бронетанковой технике времен войны. Современные танки были нам знакомы, а вот с “тридцатьчетверками” еще не сталкивались. Надо сказать, что танк решили поднимать путем прямого вытаскивания, то есть тащить волоком прямо через грунт с помощью двух тягачей. В задачу водолазов входило размыть грунт до танка и завести трос. Чтобы знать, как стропить трос нам пришлось облазить макет танка Т-34/76, стоящий в музее на Поклонный горе. Наконец подготовка была закончена. 18 февраля наш “Атолл” выехал к Черному озеру.

Читайте также:  Мутная вода в озере зимой

Первый и последующие дни весь личный состав “Атолла” занимался подготовкой к спускам, протягивали линию электропередачи, устанавливали гидромонитор, компрессор, подготавливали майну. В общем, по всем правилам оборудовали водолазный пост. Во время подготовки майны на воде стали появляться масляные пятна, отчетливо ощущался запах солярки. Было принято решение, что начальный этап работы — разработку грунта — придется проводить в вентилируемом снаряжении. Сильный запах сероводорода указывал на то, что нужна хорошая герметичность скафандра.

Хотелось бы немного остановиться на специфике предстоящей работы. Водолазу предстояло работать в крайне невыгодных условиях. Чтобы добраться до танка ему предстояло преодолеть полтора метра воды, а затем 4,5 метра вязкой торфяной жижи. Стоять на таком грунте в тяжелом водолазном снаряжении невозможно — водолаз проваливается с головой, теряет возможность двигаться, работать с грунторазмывочным стволом и грунтотсосом. Поэтому мы решили использовать не стандартный водолазный трап, а соединили между собой три металлические пластины. Получившуюся конструкцию почти шестиметровой длины полностью вдавили в грунт. Как потом выяснилось, нам крупно повезло, трап ушел на всю длину и не зацепился за посторонний трос, который петлями был накручен в грунте. Верхний край этого импровизированного трапа зацепили за площадку. Нижний край, по нашим расчетам, должен был находиться где-то рядом с танком. В дальнейшем это вроде бы нехитрое приспособление во многом облегчило работу водолазам.

20.02.99 г. Первый день погружений. Первым под воду ушел я. Надо оценить обстановку и проверить работу всех агрегатов. Облачаюсь, не спеша, во все водолазные доспехи, ступаю на трап. Опустившись в воду по пояс, даю команду “воздух”. Проверка связи. Вроде, все нормально. Получаю легкий шлепок по шлему от обеспечивающего, означающий, что все в порядке. Неторопливо начинаю опускаться на грунт, но не тут- то было. Иллюминатор еще не скрылся под водой, а ноги уже погрузились в торфяную жижу. Что делать? Вокруг куча репортеров, а моя голова торчит над водой. Конфуз! Пришлось присесть “кормой” прямо в грязь. Оценив ситуацию, поднимаюсь за грунторазмывочным стволом. Приняв ствол, сажусь на него верхом. К стволу привязана перекладина, играющая роль “беседки”. Ствол руками держать не надо, что очень удобно. По моей команде начинают увеличивать давление. Рукав ствола напрягается. Я чувствую, что из-под ног начинает уходить грунт. Опускаюсь на одну балясину, другую, третью. Понемногу двигаюсь вперед, точнее вниз. Продвинулся уже метра на полтора. “Осматриваюсь” с помощью рук. Справа и слева стена грунта, сзади — пустота. Потихоньку мне заводят грунтотсос, чуть правее от меня. Периодически его приходится чистить, решетка забивается всяким хламом. Еще на один метр опускаюсь вниз. Слева за трапом находится какой-то металлический предмет. Это кусок рельса, стоящий вертикально, и трап не дает этому предмету упасть. Справа от трапа нащупываю петлю троса. Еще одна петля торчит из грунта слева. Вот еще петля, еще. Да его тут целая бухта! Грунт продолжает уходить из-под ног. Я медленно, но верно продолжаю спуск. Трап кончается. Отрываюсь от последней балясины, и ноги по колено вязнут в торфе. Где-то рядом должен быть искомый объект. Ноги, однако, становятся не на твердое основание, а упираются в новое сплетение троса. Соображаю, что ранее отмытая бухта у меня уже почти над головой слева. Если оползет грунт — не беда, можно отмыться. Но вылезти из кучи троса, хоть и гнилого, весьма проблематично. Трос и обнаруженные предметы нужно поднимать. Сообщаю наверх о подъеме и начинаю лезть вверх по трапу. Поддуваю воздух в рубаху и перебираю балясины. После полного мрака и бархатной черноты солнечный свет резко и даже больно бьет по глазам. Выхожу на лед, и меня тут же заваливают кучей вопросов.

После меня под воду пошел Гена, а я сижу на телефоне. Пока мы переодевались, промытый тоннель уже заилился. Водолаз потихоньку отмывает жижу. Вот добрался до троса, вот осматривается руками. Слышу перебои в подаче воздуха (под вечер ударил мороз и в шланге стали намерзать пробки). Надо поднимать Гену наверх. Первый день спусков завершен. На поверхность поднят кусок рельса. В голове мелькает мысль: “А вдруг там нет никакого танка?”

На следующий день после подготовки оборудования опять залезаю в скафандр. Надо закрепить вчерашний результат. Опускаюсь по трапу и чувствую, что размытый вчера тоннель затянуло грязью, по консистенции напоминавшую сметану. Рубаха наполняется воздухом как-то вся сразу, а не сверху вниз — среда очень плотная. Запросил больше воздуха и с помощью грунтососа продолжаю очищать нашу нору. Вскоре достигаю конца трапа и мою дальше вниз. Немного, еще немного. Танк где-то здесь. Вдруг нога упирается в твердое основание. Я на броне! Прошу, чтобы сверху подали щуп. С его помощью определяю положение предмета. Слева край, справа щуп упирается во что-то твердое. Правда, до конца определить положение предмета мешает трос. Понимаю, что необходимо переходить к работе по очистке объекта от этого хлама. Сверху передали сообщение о неполадках в электросети. Выхожу на поверхность, на всякий случай отсидев 10 минут на трехметровой отметке. Весь остаток дня провозились с оборудованием. Спусков больше не было. На следующий день все утро пришлось посвятить технике. Мороз упорно мешал работать. Только к обеду оттаяли выбросной рукав грунтососа. После всех приготовлений к спуску стал готовиться наш самый молодой водолаз — Андрей Демченко. Работу начали с подъема на поверхность всякого мусора. Металлический предмет, находящийся за трапом, оказался блоком, с помощью которого танк пытались поднять. Вместе с блоком подняли кучу тросов. Торф оказался отличным консервантом, на блоке сохранилась даже краска. Позже подняли еще три блока. Уверенность в том, что мы достанем танк возрастала. После подъема всех предметов, мещающих работе, водолаз приступил к дальнейшей разработке грунта. Было необходимо обрушить края и увеличить размер ямы. Закончив эту работу и очистив котлован от грязи, после часовой работы из глубины пришло радостное сообщение: “Нашел гусеницу!” После обследования гусеницы стало ясно, что на дне действительно танк. Мы отмыли его нос, но лежал танк кверху брюхом, и чтобы добраться до крюков, нужно подбираться к ним снизу. Крюки у Т-34 находятся недалеко от люка механика-водителя. 23 февраля спусков не было. Ребята из МЧС ныряли к танку в автономке. Вылезли минут через пять. Легочники забились грязью, и маски стали напрямую травить воздух. Еще раз убедились в надежности нашей медноголовой старухи. Наступил последний день работы. Первым нырнул Демченко. Водолаз два часа отмывал нос и крюки на танке, за которые нужно было крепить трос. Следующим под воду решил идти я. Когда я уже был одетым, снова приехали спасатели. И вот спуск. В скафандр подали воздух. Быстро опускаюсь по трапу и становлюсь на броню справа. Нащупываю нос танка и прыгаю в углубление. Нахожу и ощупываю крюки, настроение чуть ухудшается. Обрывок троса попал в “собачку”. Если она не откроется, придется повозиться. Однако, “собачка” легко поддается, и трос соскальзывает с крюка. Теперь самое сложное — надо накинуть два огона буксирного троса на крюки. Выхожу за первой петлей и снова опускаюсь с ней на грунт. Теперь, чтобы набросить петлю, надо согнуть трос и завести под нос танка. Легко сказать! Трос — сороковка — на суше-то не очень легко гнется, а тут в темноте, да еще под ногами вместо опоры жижа. Мало того, так еще проклятый огон встал вертикально. Даю команду, чтобы трос крутили по часовой стрелке. Представляю, как матерятся мужики наверху, однако огон повернулся. Двигаю его вперед-назад и одновременно командую “вира-майна”. И – о, чудо — петля встала на место! Слышу, как щелкнула “собачка” троса на крюке. Потихоньку мне опускают второй конец с огоном. Крюк прямо передо мной, чуть ниже. Сильно изогнуть трос не получается, пытаюсь расширить петлю, чтобы насадить огон на крюк. После нескольких минут пыхтения это удается. Тяну трос на себя и слышу знакомый щелчок. “Собачка” захлопнулась — второй конец троса заведен. Еще раз осматриваю крюки и, вытащив ноги из грязи, выползаю из своей норы на брюхо танка. Встаю в полный рост, нахожу трап и соображаю, что для водолазов работа закончена. Мы свое дело сделали. Это маленькая, но победа. Начинаю подъем.

После завершения водолазных работ операция по извлечению танка из болота продолжалась еще около недели. В течение нескольких дней два танковых тягача (БРЭМА) метр за метром тащили боевую машину к берегу. Через три дня танк показался на поверхности, кверху гусеницами. Еще два дня ушло на то, чтобы его перевернуть. Танк оказался действительно тридцатьчетверкой. К тому же, редчайшей модификацией с огнеметом. Приступили к очистке танка от ила и извлечением боеприпасов. Для этого на помощь поисковикам прибыли минеры МЧС. Очистив танк от грязи и снарядов, выяснили, что в танке больше никого нет. Именно никого, потому что до самого последнего момента никто не был уверен, успел ли экипаж покинуть танк, когда тот провалился в ил. Было много предположений на этот счет и очевидцев, но никто толком ничего сказать не мог. Ближе всего к истине оказалась история, которую поведала одна местная бабулька.

Танковая колонна из трех машин двигалась через озеро, и под двумя провалился лед. Одну машину удалось вытащить сразу, другая же на долгие 56 лет осталась на дне озера. Во время преодоления подобных преград в танке должен находиться только механик-водитель. Люк его отделения при движении должен быть открыт. Видимо, механик-водитель успел покинуть машину. Говорили, что танкисты некоторое время пытались извлечь машину. Видимо от тех попыток и остались поднятые нами блоки с тросом. Назвала старушка и имена танкистов. На котелках, извлеченных из поднятого танка, были нацарапаны те же фамилии. Все члены экипажа погибли во время войны. До победы не дожил никто. »
Алексей Днепровский

Источник

Adblock
detector