Меню

Татары отъехали около самой реки встретились

Татары отъехали около самой реки встретились

В полночь выключим сервер.
Надо сохраниться.
Сервер не будет доступен до 02:00 воскресенья.

Прочтите отрывок из летописи.

«…Был совет всех князей в городе Киеве, и решили на совете так: «Лучше нам встретить их на чужой земле, чем на своей». На этом совете были Мстислав Романович Киевский, Мстислав Козельский и Черниговский и Мстислав Мстиславич Галицкий — они были старейшими князьями Русской земли. Великого же князя Юрия Суздальского на том совете не было. А младшие князья были Даниил Романович, Михаил Всеволодич, Всеволод Мстиславич Киевский и иных князей много. Оттуда они шли восемь дней до реки Калки. Встретили их татарские сторожевые отряды. Когда сразились сторожевые страды, был убит Иван Дмитриевич и еще двое с ним. Татары отъехали; около самой реки Калки встретились татары с русскими и половецкими полками. Мстислав Мстиславич повелел сначала перейти реку Калку Даниилу с полком и другим полкам с ними, а сам после них переехал; сам он ехал в сторожевом отряде. Когда он увидел татарские полки, то приехал сказать: «Вооружайтесь!» Мстислав Романович и Другой Мстислав сидели и ничего не знали: Мстислав им не сказал о происходящем из-за зависти, потому что между ними была большая вражда… Сошлись полки вместе. Даниил выехал вперед, и Семен Олюевич и Василько Гаврилович ударили в полки татарские, и Василько был ранен. А сам Даниил, будучи ранен в грудь, по молодости и храбрости не почувствовал ран на теле своем. Ему было восемнадцать лет, и он был силен За грехи наши побеждены были русские полки…»

Используя отрывок, выберите в приведённом списке три верных суждения. Запишите в ответ цифры, под которыми они указаны.

1) участие в битве русских дружин объясняется просьбой половецких князей поддержать их в борьбе с агрессией монголо-татар

2) причиной поражения русских воинов стал переход на сторону противника половецкого войска

3) битва на реке Калке состоялась в 1223 г.

4) после битвы монголо-татарское войско двинулось на Рязань и после кратковременной осады взяло её штурмом

5) описанная в летописи битва закончилась победой монголо-татарского войска

6) описанные в летописи события относятся к последнему десятилетию существования Древнерусского государства как единого целого

1) участие в битве русских дружин объясняется просьбой половецких князей поддержать их в борьбе с агрессией монголо-татар — ДА, верно, русские дружины выступили на помощь половцам, чтобы помочь в борьбе с монголами.

2) причиной поражения русских воинов стал переход на сторону противника половецкого войска — НЕТ, неверно, причиной поражения русских воинов стало отсутствие единства среди русских князей.

3) битва на реке Калке состоялась в 1223 г. — ДА, верно, речь идет о сражении на реке Калка 31 мая 1223 г.

4) после битвы монголо-татарское войско двинулось на Рязань и после кратковременной осады взяло её штурмом — НЕТ, неверно.

5) описанная в летописи битва закончилась победой монголо-татарского войска — ДА, верно, русско — половецкое войско потерпело поражение.

6) описанные в летописи события относятся к последнему десятилетию существования Древнерусского государства как единого целого — НЕТ, неверно.

Источник

Подготовка текста, перевод и комментарии О. П. Лихачевой 35 страница

Приѣхавъше же сказаша Мьстиславу Юрьиги же все сказа. И рекшимъ молодымъ княземь: «Мьстиславе и другий Мьситславе, не стоита! Поидемь противу имъ». Переидоша же вси князи Мьстиславъ и другий Мьстиславъ Черниговьскый рѣку Днъпръ, инии князи предоша и поидоша в поле половецкое. Переидоша же Днѣпръ во день во вторникъ, и усрѣтоша татареве полкы рускыя. Стрѣлци же рускыи побѣдиша и, и гнаша в поле далеце секуще, и взяша скоты ихъ, а со стады утекоша, яко всимъ воемъ наполнитися скота.

Вернувшись же, Юрий все рассказал Мстиславу. Молодые князья сказали: «Мстислав и другой Мстислав, не стойте! Пойдем против них!» Все князья, Мстислав, и другой Мстислав, Черниговский, перешли через реку Днепр, к ним перешли и другие князья, и все они пошли в половецкую степь. Они перешли Днепр во вторник, и встретили татары русские полки. Русские стрелки победили их, и гнали далеко в степь, избивая, и захватили их скот, и со стадами ушли, так что все воины обогатились скотом.

Оттуду же идоша 8 дни до рѣкы Калкы.[128] Стрѣтоша и сторожьеве татарьскыи. Сторожемъ же бившимъся с ними, и убьенъ бысть Иванъ Дмитрѣевичь,[129] иная два с нимъ.

Оттуда они шли восемь дней до реки Калки. Встретили их татарские сторожевые отряды. Сразились сторожевые отряды, и был убит Иван Дмитриевич и еще двое с ним.

Татаром же отъѣхавшимъ, на прочьне рѣцѣ Калъкѣ устрѣтоша и тотарове половецкыя полкы рускыя. Мьстиславъ же Мьстиславличь повелѣ впередъ переити рѣку Калку Данилови с полкы, инѣмь полкомъ с нимъ, а самъ по немь переиде, еха же самъ во сторожѣ. Видившу же ему полкы татарьскыя, приѣхавъ рече: «Воружитеся!» Мьстиславу же и другому Мьстиславу, сѣдящема во стану не вѣдущема, Мьстиславъ же не повѣда има зависти ради, бѣ бо котора велика межю има.

Татары отъехали; около самой реки Калки встретились татары с русскими и половецкими полками. Мстислав Мстиславич повелел сначала перейти реку Калку Даниилу с полком и другим полкам с ними, а сам после них переехал; сам он ехал в сторожевом отряде. Когда он увидел татарские полки, то приехал сказать: «Вооружайтесь!» Мстислав Романович и другой Мстислав сидели в стане и ничего не знали: Мстислав им не сказал о происходящем из-за зависти, потому что между ними была большая вражда.

Съразившимся полкомъ на мѣсто. Данилъ же выѣха напередъ, и Семьюнъ Олюевичь и Василко Гавриловичь поткоша в полкы тотарьскыя, Василкови же сбодену бывшю. А самому Данилу бодену бывшю в перси, младъства ради и буести не чюяше ранъ бывшихъ на телеси его. Бѣ бо возрастомъ 18 лѣтъ, бѣ бо силенъ.

Сошлись полки вместе. Даниил выехал вперед, и Семен Олюевич и Василько Гаврилович ударили в полки татарские, и Васильке был ранен. А сам Даниил, будучи ранен в грудь, по молодости и храбрости не почувствовал ран на теле своем. Ему было восемнадцать лет, и он был силен.

Данилови же крѣпко борющися, избивающи тотары. Видивъ то Мьстиславъ Нѣмый,[130] мнѣвъ, яко Данилъ сбоденъ бысть, потче и сам в нѣ, бѣ бо мужь и тъ крѣпокъ, понеже ужика сый Роману от племени Володимеря, прирокомъ Маномаха. Бѣ бо велику любовь имѣя ко отцю его, емуже поручивше по смерти свою волость, да я князю Данилови.

Даниил крепко боролся, избивая татар. Увидел это Мстислав Немой и, подумав, что Даниил ранен, сам бросился на них, ибо был он муж сильный; он был родственником Роману от рода Владимира Мономаха. Он очень любил отца Даниила, а тот поручил ему свою волость после своей смерти, чтобы отдать ее князю Даниилу.

Татаром же бѣгающимъ, Данилови же избивающи ихъ своимъ полкомъ, и Олгови Курьскому крѣпко бившимся, инѣмъ полкомъ сразившимся с ними. Грѣхъ ради нашихъ, рускимъ полкомъ побѣженымъ бывшимъ.

Когда татары обратились в бегство, Даниил избивал их со своим полком, и Олег Курский крепко бился с ними, но новые полки сразились с ними. За грехи наши побеждены были русские полки.

Данилъ видивъ, яко крѣпцѣйши брань належить в ратных, стрѣльцѣмъ ихъ стрѣляющимъ крѣпцѣ, обрати конь свой на бѣгъ, устрѣмления ради противныхъ. Бѣжащю же ему и вжада воды, пивъ почюти рану на телеси своемь, во брани не позна ея, крѣпости ради мужьства возраста своего. Бѣ бо дерзъ и храборъ, от главы и до ногу его не бѣ на немь порока.

Даниил, увидев, что разгорается сражение и татарские лучники усиленно стреляют, повернул своего коня под напором противника. Пока бежал он, сильно захотел пить, а напившись, почувствовал рану на теле своем, которую не заметил во время боя из-за мужества и силы возраста своего. Ибо был он отважен и храбр, от головы до ног не было у него изъянов.

Бысть побѣда на вси князи рускыя. Такоже не бывало никогдаже. Татаром же побѣдившимъ русьскыя князя за прегрешение крестьяньское, пришедшимъ и дошедшимъ до Новагорода Святополчьского.[131] Не вѣдающим же руси льсти ихъ, исходяху противу имъ со кресты, они же избиша ихъ всих.

Побеждены были все русские князья. Такого же никогда не бывало. Татары, победив русских людей из-за прегрешений христиан, пришли и дошли до Новгорода Святополкова. Русские же, не ведая о их лживости, вышли навстречу им с крестами, и были все перебиты.

Ожидая Богъ покаяния крестьянскаго, и обрати и воспять на землю восточную, и воеваша землю Таногустьску[132] и на ины страны. Тогда же и Чаногизъ[133] кано ихъ таногуты убьенъ бысть. Ихже прельстивше и послѣди же льстию погубиша. Иные же страны ратми, наипаче лестью погубиша.

Ожидая покаяния христиан, Бог повернул татар назад на восточную землю, и они завоевали землю Тангутскую и иные страны. Тогда же их Чингисхан был убит тангутами. Татары же обманули тангутов и впоследствии погубили обманом. И другие страны они погубили — ратью, а больше всего обманом.

Въ лѣто 6733. Олександръ все вражду имѣяше ко своима братома Романовичема Данилови и Василкови. Слышавъ, яко Мьстиславъ не имѣеть любви к зятю своему князю Данилови, радости исполнивъся, понужаше Мьстиславаа на рать. Мьстиславу же пришедшю на рать, приде на Лысую Гору.[134] Данилови жи поѣхавшю в Ляхы и возведшю князя Льстка и поиде противу ему. Мьстиславу же помочь пославшю Олександрови. Срѣтившимъ же имъ, рать вогнаша и в град Белзъ и за мало города не взяша. Наутрея поидоша противу имъ. Мьстиславу же не стерпѣвшю, и возвратися в Галичь.

В год 6733 (1225). Александр все время питал вражду к своим братьям Романовичам, Даниилу и Васильку. Услышав, что Мстислав не любит зятя своего, князя Даниила, обрадовался он и стал подстрекать Мстислава к войне. Мстислав отправился воевать и пришел на Лысую Гору. Даниил же приехал в Ляшскую землю, призвал на помощь князя Лестька и пошел навстречу Мстиславу. Когда Александр послал помощь Мстиславу, Даниил перехватил их, и войско его загнало их в Белз, и едва не взяли города. На другой день утром пошел Даниил против Мстислава. Мстислав не выдержал и вернулся в Галич.

Данилу же князю воевавшю с ляхы землю Галичькую и около Любачева, и плѣни всю землю Бельзеськую и Червеньскую, даже и до оставшихъ. Василку же князю многы плены приемшю, стада коньска и кобылья, и бысть зависть ляхомъ. И бывшим посломъ от обоихъ, и пущенъ бысть Дѣмьянъ и Андрѣй.[135]

Князь Даниил с ляхами разорил землю Галицкую около Любачева и пленили всех в землях Белзской и Червенской, даже тех, кто оставался дома. А Василько князь захватил много добычи, стада коней и кобыл, так что ляхи позавидовали ему. А когда пришли послы от Даниила и Василька, отпущены были Демьян и Андрей.

И бысть по сихъ, привед Мьстиславъ Котяня и половци многы, и Володимера Киевьского,[136] творяся на ляхы ида, свѣтомъ Александровымъ. Свѣтъ же Александровъ всегда не престаяше о братѣ своемь, рекый, яко: «Зять твой убити тя хочеть». Исправлению же бывъшю около вежи его, самому же Александру не смѣявшю ѣхати, посла Яна своего. Мьстиславу бо рекшю: «Твоя бѣ рѣчь, Яню, яко Данилъ второе всаживаеть ляхы на мя». Познавшимъ же всѣмъ княземь Александрову клевету, а Яневу лжю, и рекшим же всимъ княземь: «Приими всю власть его за соромъ свой». Онъ же за братолюбие не прия власти его, и вси похвалиша ему.

После этого Мстислав привел Котяна и многих половцев и Владимира Киевского, притворяясь, что идет против ляхов по совету Александра. Александр же всегда замышлял на брата своего, говоря Мстиславу так: «Зять твой убить тебя хочет». Когда разбирательство состоялось возле его шатра, сам Александр не посмел приехать и послал Яня своего. Мстислав сказал: «Твоих рук это дело, Янь, что Даниил второй раз напускает на меня ляхов». И все князья поняли, что Александр клевещет, а Янь лжет, и сказали все князья Даниилу: «Возьми всю волость его за свой позор». А он, любя брата своего, не взял волости его, и все его за это похвалили.

Читайте также:  Сорваться с высоты в реку

Мьстислав же прия зятя своего любовью и почестивъ его великими дарми, и да ему конь свой борзый актазъ,[137] акого же в та лѣта не бысть, и дочерь свою Анну даривъ великими дарми. И с братьею видѣвся ве Перемили, и утвердиша миръ.

Мстислав принял зятя своего с любовью, почтил его великими дарами, подарил ему своего борзого коня актаза, такого, каких не было в то время; и дочь свою Анну одарил богатыми дарами. Он свиделся с братьями в Перемиле, где они утвердили мир.

В лѣто 6734. Льстивому Жирославу рекшю къ бояромъ галичьскимъ, яко: «Идеть Мьстиславъ в поле и хощеть вы предати тестеви своему Котяню[138] на избитье». Мьстиславу же праву сущюу о немь, и не свѣдущю ничтоже о нихъ. Они же емше вѣры, отъидоша в землю Перемышлескую, в горы Кавокаськия, рекше, во Угорьскыя,[139] на рѣку Днестръ.[140] Послаша послы своя рекуще, яко: «Жирославъ повѣдал ны есть». Мьстиславу же пославшу отца своего Тимофѣя,[141] яко: «Всуе оклеветал мя есть к вамъ Жирославъ». Тимофею же кленшюся имъ о сем, яко не свѣдущу Мьстиславу ничтоже о семь, и приведе бояре вси к нему.

В год 6734 (1226). Обманщик Жирослав сказал галицким боярам: «Мстислав идет в степь и хочет предать вас тестю своему Котяну на убиение». В то время, как Мстислав был в этом неповинен и ничего не знал об этом, бояре поверили Жирославу и ушли в землю Перемышльскую, в горы Кавокасские, иначе сказать, Угорские, на реку Днестр. Послали своих послов сказать: «Жирослав нам так сказал». Мстислав послал своего духовного отца Тимофея сказать им: «Оклеветал меня Жирослав перед вами напрасно». Тимофей поклялся им, что Мстислав ничего об этом не знал, и привел всех бояр к нему.

Князю же обличившю Жирослава изгна и от себе, якоже изгна Богъ Каина от лица своего, рекы: «Проклятъ ты! Буди стоня и трясыся на земли, якоже раздвиже земля уста своя прияти кровь брата твоего».[142] Якоже и Жирославъ разъдвиже уста своя на господина своего, да не будеть ему пристанъка во всихъ земляхъ в рускихъ и во угорьскыхъ, и ни в ких же странахъ, да ходить шатаяся во странахъ, желание брашна да будеть ему, вина же и олу, по скуду да будеть ему, к да будеть дворъ его пустъ и в селѣ его не будеть живущаго.

Князь обличил Жирослава и прогнал его от себя, как Бог изгнал Каина от лица своего, сказав: «Проклят ты! Стони и трясись на земле, ибо земля разверзла уста свои, чтобы принять кровь брата твоего». Так и Жирослав оклеветал господина своего, и пусть не будет ему пристанища во всех землях русских и угорских и ни в каких странах, пусть ходит, блуждая по странам, пусть жаждет пищи, пусть будет ему скудость в вине и елее, пусть будет двор его пуст, пусть не будет в селе его ни единого жителя!

Оттуду выгнанъ иде ко Изяславу.[143] Бѣ бо лукавый льстѣць нареченъ, и всихъ стропотливее, и ложь пламянъ, всеименитый отцемь добрымъ. Убожьство возбраняше злобу его, лъжею питашеся языкъ его, но мудростию возложаше вѣру на лжюу, красяшеся лестью паче вѣнца, лжеименѣць, зане прелщаше не токмо чюжихъ, но и своихъ возлюбленых, имения ради ложь.[144] Того бо дѣля жадаше быти у Изяслава. Мы же на преднее возвратихомся.

Оттуда изгнанный, он пошел к Изяславу. Он слыл лукавым обманщиком, самым лживым из всех, пламенем лжи, известен был всем из-за знатности отца своего. Бедность препятствовала козням его, ложью питался его язык, но он хитростью придавал достоверность обману и радовался лжи больше, чем венцу; лицемер, он обманывал не только чужих, но и своих друзей, лживый ради добычи. Из-за этого он так хотел быть у Изяслава. Мы же на прежнее возвратимся.

Мьстислав же, по совѣтѣ льстивыхъ бояръ галичькихъ, вда дщерь свою меншую за королевича Андрѣя[145] и дасть ему Перемышль. Андрѣй же, послушавъ лестиваго Семьюнка Чермьнаго,[146] и бѣжа во Угры и нача воздвизати рать. Бывши же зимѣ, прииде ко Перемышьлю. Юрьеви тогда тысящюу держащю, переда Перемышль и бѣжа самъ ко Мьстиславу. Королеви же ставшю во Звенигородѣ, и посла вои свои к Галичю, самъ бо не смѣ ѣхати к Галичю: повѣдахуть бо ему волъхвы угорьскыя, яко узрѣвшу Галичь, не быти ему живу. Он же тоя ради вины не смѣя ити в Галичь, яко вѣряшеть волъхвомъ. Дн ѣ стру же наводнившюся, не могоша переити.

Мстислав, по совету лукавых бояр галицких, отдал свою младшую дочь за королевича Андрея и дал ему Перемышль. Андрей же, послушав лукавого Семьюнка Чермного, бежал в Угорскую землю и начал собирать войско. Когда наступила зима, пришел он к Перемышлю; тысяцким тогда был Юрий, он сдал Перемышль, а сам бежал к Мстиславу. Король остановился в Звенигороде и послал своих воинов к Галичу, а сам не посмел поехать к Галичу: предсказали ему волхвы угорские, что если он увидит Галич, не быть ему в живых. Из-за этого он не смел идти к Галичу, потому что верил волхвам. Днестр наводнился, и нельзя было его перейти.

Мьстиславъ же выѣха противу с полкы. Онѣм же позоровавшимъ на ся, и ехаша угре во станы своя. Бѣ бо с королемь Пакославъ с ляхы. Оттуду же поиде король ко Теребовлю и взя Теребовль, и поиде к Тихомлю и взя Тихомль, оттуду же приде ко Кремянцю,[147] и бися подъ Кремянцем, и много угоръ избиша и раниша.

Мстислав выехал против них с полками. Посмотрели они друг на друга, и угры уехали в свои станы. С королем был Пакослав с ляхами. Оттуда пошел король к Теребовлю, и взял Теребовль, и пошел к Тихомлю, и взял Тихомль, оттуда пошел к Кремянцу, и бился под Кремянцем, и много угров было убито и ранено.

Тогда же Мьстиславъ Судислава посла к зятю своему князю Данилу, рекый: «Не отступай от мене». Оному же рекшю: «Имамъ правду во сердци своемь».

Тогда же Мстислав послал Судислава к своему зятю, князю Даниилу, говоря: «Не отступай от меня!» Тот же сказал: «Имею правду в сердце своем!»

Оттуду же приде король ко Звенигороду. Выѣха же Мьстиславъ из Галича. Угре же выѣхаша противу ему со становъ королевыхъ. Мьстиславъ же бися с ними, и побѣди я, и гнаша по нихъ до становъ королевыхъ, секуще и. Тогда же Мартиниша убиша, воеводу королева. Король же смятеся умомъ и поиде и-земли борзо.

Оттуда пришел король к Звенигороду. Выехал и Мстислав из Галича. Угры же выехали против него из королевских станов. Мстислав бился с ними, и победил их, и преследовал их до королевских станов, избивая их. Мартиниша тогда же убили, воеводу королевского. Король пришел в смятение и ушел без промедления из этой земли.

Данилови же пришедшу ко Мьстиславу с братомъ Василкомъ ко Городъку и Глѣбъ с нима. И молвящимъ имъ: «Поиди, княже, на короля: по Лохти[148] ходить». Судиславъ же браняшеть ему. Бѣ бо имѣяшеть лесть во сердци своемь, не хотяше бо пагубы королеви, имѣяше бо в немь надежу велику.

Даниил пришел к Мстиславу с братом Васильком в Городок, и Глеб вместе с ними. И сказали они: «Пойди, князь, на короля: по Лохти ходит». Судислав же мешал ему. У него был обман на сердце, он не хотел гибели короля, возлагая на него великие надежды.

Бѣаше бо король изнемоглъся. Льстькови же в то время идущу в помощь. Данилови же бранящю ему не помогати королеви, оному наипаче хотящю. Данил же и Василко посласта люди своя къ Бугу,[149] не даста ему прити. Оттуду же возвратився, иде во свою землю, изнемоглъ бо ся бѣ, ходивъ на войну.

Король был обессилен. Лестько в это время шел ему на помощь. Хотя Даниил мешал ему помогать королю, Лестько еще сильнее стремился ему помочь. Даниил и Васильке послали своих людей к Бугу и не дали ему прийти. Он же, вернувшись оттуда, пошел в свою землю: обессилел он, ходив на войну.

А король угорьскый иде во Угры. Тогда же угони Изяславъ со лестивымъ Жирославомъ, идоста с нимъ Угры.

И король угорский ушел в Угорскую землю. Тогда его догнали Изяслав и лживый Жирослав и пошли с ним в Угорскую землю.

Потом же Судиславу льстящю подо Мьстиславомъ, рече ему: «Княже, дай дщерь свою обрученую за королевича, и дай ему Галичь. Не можешь бо держати самъ, а бояре не хотять тебе». Оному же не хотящю дати королевичю, наипаче хотящю дати Данилови. Глѣбови же Зеремѣевичю и Судиславу претяща ему не дати Данилови, рѣста бо ему: «Аже даси королевичю, когда восхощеши, можеши ли взяти под нимь. Даси ли Данилови, в вѣкы не твой будеть Галичь». Галичаномъ бо хотящимъ Данила, оттуду же послаша въ рѣчих. Мьстиславъ дасть Галичь королевичю Андрѣеви, а самъ взя Понизье.[150] Оттуду иде к Торьцкому.[151]

Потом Судислав, обманывая Мстислава, сказал ему: «Князь, отдай свою обрученную дочь за королевича и дай ему Галич. Ты сам не можешь в нем княжить, бояре тебя не хотят». Мстислав не хотел отдавать Галич королевичу, он больше всего хотел отдать его Даниилу. Но Глеб Зеремеевич и Судислав не позволяли ему отдать Галич Даниилу, говоря ему: «Если отдашь королевичу, то, когда захочешь, сможешь взять у него. Если отдашь Даниилу, не будет вовек твоим Галич». Галичане хотели Даниила, и оттуда послали для переговоров. Мстислав отдал Галич королевичу Андрею, а себе взял Понизье. Оттуда он пошел к Торческу.

Мьстиславу же Немому, давшу отчину свою князю Данилови, и сына своего поручивъ Ивана,[152] Ивану же умершю, и прия Луческъ Ярославъ, а Черторыескъ[153] пиняне.[154]

Мстислав Немой отдал отчину свою князю Даниилу и сына своего Ивана поручил ему, а Иван умер, и взял Луцк Ярослав Ингваревич, а Черторыйск — пиняне.

Въ лѣто 6735. Начнемь же сказати бе-щисленыя рати, и великыя труды и частыя войны, и многия крамолы, и частая востания, и многия мятежи. Измлада бо не бы има покоя.

В год 6735 (1227). Начнем рассказывать о бесчисленных ратях, и о великих деяниях, и о частых войнах, и о многих крамолах, и о частых восстаниях, и о многих мятежах; смолоду не было покоя Даниилу и Васильку.

Сѣдящу же Ярославу в Лучьскѣ, еха Данилъ въ Жидичинъ[155] кланятися и молитися святому Николѣ. И зва и Ярославъ къ Лучьску. И рѣша ему бояре его: «Приими Луческъ, зде ими князя ихъ». Оному же отвѣщавшу, яко: «Приходить зде молитву створити святому Николѣ, и не могу того створити». Иде въ Володимерь, оттуду же собравша рать, посласта на нь Андрѣя, Вячеслава, Гаврила, Ивана.[156] Оному же въехавшу, ятъ бысть с женою своею, ятъ же бысть Олексию Орѣшькомъ:[157] бѣ бо борзъ конь подъ нимъ, угонивый и я его до города. И затворишася лучане. Наутрѣя же приде Данилъ и Василко, и предашася лучане. Братъ же да Василкови Луческъ и Пересопницю, Берестий же ему бѣ преже далъ.

Дата добавления: 2018-11-24 ; просмотров: 299 ; Мы поможем в написании вашей работы!

Источник

От Калки до Синих вод. гл. 1. Калка

В 1223 году поблизости от границ Руси появилось монгольское войско. Позже летописец напишет: «Пришла неслыханная рать. Их же никто хорошо не знает, кто они и откуда пришли». Что, в принципе, вызывает сомнения. Дипломатические и торговые отношения Руси с Востоком давали возможность русским князьям держать руку на пульсе времени. На Руси прекрасно знали о походах Чингисхана на земли Китая и об опустошении Средней Азии. Когда же монголы пришли на землю половецкую, то летописец отметил: «половцы не могли противиться им». Тысячи половецких беженцев укрылись в южнорусских городах. От них даже простые русские люди узнали о новом враге, который разгромил Дербентского Ширваншаха, аланские племена и самих половцев. Страх в глазах ненавистных степняков говорил русским людям, что враг явился сильный и жестокий. Возможно, в начале это порадовало русичей и даже летописец воспринял появление монгол как наказание половцам от Бога за их зло, которое они творили Русской земле. Визит половецкого хана Котяна в Галич поставил всё на свои места. Хан был тестем галицкого князя Мстислава и по праву родственника обратился к зятю за помощью, заявив русским князьям следующее: «Нашу землю отняли сегодня, а вашу завтра возьмут, обороните нас, если не поможете нам, мы ныне иссечены будем, а вы завтра иссечены будете». Стало ясно, что в данной ситуации лучше выступить единым фронтом, а не вспоминать обиды. Мстислав Галицкий, дав понять другим князьям, что лучше с половцами быть против монгол, чем, если половцы в союзе с ними придут на Русь, созвал общий княжеский совет в Киеве. Летописец записал в летописи: «Был совет всех князей в городе Киеве, и решили на совете так: «Лучше нам встретить их на чужой земле, чем на своей». На этом совете были Мстислав Романович Киевский, Мстислав Козельский и Черниговский и Мстислав Мстиславович Галицкий – они были старейшими князьями Русской земли. Великого же князя Юрия Суздальского на том совете не было. А младшие князья были Даниил Романович, Михаил Всеволодович, Всеволод Мстиславич Киевский и иных князей много». Вся Южная Русь решила выступить в союзе с половцами против новых врагов с Востока. Половецкий хан Басты, для укрепления союза, даже принял крещение.
Войско, по тем временам, было огромным и внушало полную уверенность в победе. Тут были и тяжёлая пехота, имевшая возможность перегородить поле щитами, и лёгкая половецкая конница, для расстройства рядов противника, а в случае победы и для его преследования, и тяжёлая русская конница для прорыва рядов монгольского войска. Всё это подкрепляло решение князей идти в поле. В апреле Русь пришла в движение и к Маю у Олешья возле Днепра собралась вся русская рать. «И когда переходили Днепр вброд, от множества людей не видно было воды. Галичане и волынцы пришли каждый со своим князем. А куряне, трубчане и путивльцы, каждый со своим князем. Пришли на конях. Изгнанники галицкие прошли по Днестру вышли в море – у них была тысяча лодок, — вошли в Днепр, поднялись до порогов и стали у реки Хортицы на броде у быстрины». Тогда же появились первые разъезды монгол, которые пытались осмотреть русское войско. Даниил Романович пытался поймать их, но напрасно. Противник ускользал так же, как и появлялся молниеносно. При переходе на левый берег Днепра князем Мстиславом Галицким были вновь замечены «сторожи татарские». На этот раз погоня была удачной. «Русские стрелки победили их, и гнали далеко в степь, избивая, и захватили их скот, и со стадами ушли, так что все воины обогатились скотом». Был также захвачен в плен монгольский военачальник Семеябек. Ободрённые первым успехом, русские князья перешли Днепр и начали углубляться в Степь. Среди русских воинов пошёл слух, что монголы «простые люди, хуже половцев». Лишь опытные воины и князья, как Юрий Домамирыч сказали: «Это ратники и хорошие воины». Но это предостережение никого не остановило. Преследование продолжалось восемь дней. За это время русское войско, углубившись в степь, растянулось так, что дружины потеряли связь друг с другом. 31 мая 1223 года за речкой Калкой наступила развязка. Предоставим слово летописцу: «около самой реки Калки встретились татары с русскими и половецкими полками. Мстислав Мстиславич повелел сначала перейти реку Калку Даниилу с полком и другими полками с ними, а сам после них переехал; сам он ехал в сторожевом отряде. Когда он увидел татарские полки, то приехал сказать: «Вооружайтесь!» Мстислав Романович и другой Мстислав сидели в стане и ничего не знали: Мстислав им не сказал о происходящем из-за зависти, потому что между ними была большая вражда. Сошлись полки вместе. Даниил выехал вперёд, и Семён Олюевич и Василько Гаврилович ударили в полки татарские, и Василько был ранен. А сам Даниил, будучи ранен в грудь, но молодости и храбрости не почувствовал ран на теле своём. Ему было восемнадцать лет, и он был силён. Даниил крепко боролся, избивая татар. Увидел это Мстислав Немой и, подумав, что Даниил ранен, сам бросился на них, ибо был он муж сильный.… Когда татары обратились в бегство, Даниил избивал их со своим полком, и Олег Курский крепко бился с ними, но новые полки сразились с ними. За грехи наши побеждены были русские полки». Кроме этого летописец сообщил что «половцы обратились в бегство, ничего не достигнув, и во время бегства потоптали станы русских князей. А князья не успели вооружиться против них, и пришли в смятение русские полки, и было сражение гибельным».
Исходя из сообщений летописцев, вырисовывается картина боя. Мстислав Галицкий наталкивается на передовые монгольские отряды, и, думая, что это и есть всё войско монголо-татар, решает разгромить его сам, присвоив всю славу себе. Бой начинают мелкие галицкие князья. Вскоре становится ясным, что противника намного больше, чем казалось в начале. Но и у русских прибавляются силы за счёт подоспевших половцев и курских дружин. Татары начинают пятиться назад. Казалось бы, вот она победа. Но тут вновь появляются новые монгольские отряды. Половцы, поняв что их пытаются окружить, начинают отход и натыкаются на спешащие на помощь русские дружины. Начинается смятение. Русские дружинники теряют строй, и, восприняв попытку половцев вырваться из клешней монгольского войска как бегство, поддаются панике и начинают отступление. Вскоре отступление переходит в бегство. Организованно смогли отступить только Мстислав Галицкий и Даниил Романович. Они первыми смогли достичь Днепра и уйти на ладьях. Остальные подверглись массовому избиению. Лишь Мстислав Киевский сумел сохранить боеспособность войска. Он стоял со своим полком на холме, обнесённым деревянными укреплениями. Но тут также предоставим слово летописцу: «Разбили они стан на горе над рекой Калкой, так как место было каменистое, и устроили они ограду из кольев. И сражались из-за этой ограды с татарами три дня. А татары наступали на русских князей, и преследовали их, избивая, до Днепра. А около ограды остались два воеводы, Чегирхан и Тешухан.… Были с татарами и бродники, а воеводой у них Плоскиня. Этот окаянный воевода целовал крест великому князю Мстиславу, и двум другим князьям, что татары не убьют их, а возьмут за них выкуп, но солгал окаянный: передал их, связав, татарам. Татары взяли укрепления и людей перебили, все полегли они здесь костьми».
Все князья были разбиты за несколько часов, а киевское войско успешно отбивалось три дня. Лишь предательство бродников дало возможность монголам подавить этот очаг сопротивления. Нет, результат заранее был определён в пользу монгол. Но сколько дней продолжалась бы осада? Сколько воинов бы потеряли они при штурме укреплений? Да и хватило бы им терпения в долгой осаде? Но случилось так, как случилось. Битва при Калке закончилась полным поражением русских и половцев. Монголы решили отпраздновать свою победу. Все пленные князья были положены под доски и задавлены победителями, усевшимися сверху пировать.
Лишь десятая часть русского войска вернулась на родину. Как писал летописец: «Кому выпал жребий остаться в живых, те убежали, а прочие перебиты были». Не вернулись Александр Глебович Дубровицкий, Андрей Иванович Туровский, Василий Мстиславович Козельский, Изяслав Ингваревич Дорогобужский, Мстислав Романович Старый Киевский, Мстислав Святославич Черниговский, Святослав Ингваревич Шумский, Святослав Ярославич Яновицкий, Юрий Ярополкович Несвижский, Ярослав Юрьевич Неговорский. Сколько погибло бояр и простых воинов неизвестно. Единственно летопись сообщила, что киевлян погибло десять тысяч. Правда есть ещё «Хроника Ливонии», где Генрих Латвийский пишет: «И пал великий король Мстислав из Киева с сорока тысячами воинов, что были при нём. Другой же король, Мстислав Галицкий, спасся бегством. Из остальных королей пало в этой битве около пятидесяти. И гнались за ними татары шесть дней и перебили у них более ста тысяч человек». Запад есть Запад. Дай им волю, они бы и миллион погибших приписали. Уж они часто желаемое за действительное выдавали и выдают. Но как бы там не было, но потери были огромными. Факт остаётся фактом.
Тут же встаёт бестактный вопрос: кто виноват в поражении? Предлагается три версии: 1. Мстислав Галицкий, своей поспешностью; 2. Мстислав Киевский, своей медлительностью и нежеланием помочь другим князьям; 3. Половцы, своим бегством расстроившие ряды русского войска.
Начнём с половцев. Как писалось выше, половцы поняли тактику монгол и попытались предотвратить окружение, куда русские дружины, напротив, стремились. Так что в том, что половцы смяли ряды многих дружин, виноваты и те и другие. Вернее сказать несогласованность действий привела к таким результатам. Теперь о киевском князе. Он видел бегство других русских князей и не помог им, а спрятался за укрытием. А чем бы он помог? Показыванием как быстрее бежать? Благодаря своей обороне, он отвлёк часть войска монгол от преследования, а то и десятая часть русского войска не смогла бы вернуться. Можно сказать, дал пример в будущее как бороться в степи, используя переносные укрепления. Придёт время, и будут гуляй-города, об которые обломают зубы многие татарские ханы. А начиналось тут, у Калки. Остаётся Мстислав Галицкий. Он ринулся в бой, не предупредив других князей. А у него было на это время? Нет. Возможно он и рассчитывал на подход других князей и их вливание в бой. В принципе всё так и происходило. Только происходило всё это как то не согласовано. «Несогласованность» всплывает второй раз. Можно сказать, что это и было главной причиной поражения. Но тут всплывает вопрос о численности войск. Каково же было их соотношение?
Начнём с монгольского войска. В Западный поход Чингисхан отправил 30 тысяч войска. Где-то в Иране тумен Тохугана-нойона отстал. В Причерноморье прорвалось два тумена во главе с Субудэем и Джэбе. Можно сказать, что они привели 20 тысяч воинов. Но были бои в Грузии, Алании и в половецких степях, а значит, были и потери. Потери, конечно же, были не маленькими. Но мы знаем о способности монгол восполнять свои потери за счёт покорённых народов. Поэтому, наверняка, в ряды монгол влились отряды тех же алан и черкес. Условно историки считают число воинов Субэдея и Джэбе равным 20-30 тысячам человек. Это близко к истине.
Теперь о численности русско-половецкого войска. По оценкам историков оно состояла из 8—100 тысяч человек. Что очень сомнительно.
Возьмём за основу десять тысяч киевлян. Как мы знаем, киевляне погибли все, и если погибших десять тысяч, значит, и было их столько же. Битву при Калке называют битвой трёх Мстиславов: Киевского, Черниговского и Галицкого. Можно сказать: рати их были примерно равны. Итого получается 30 тысяч человек. Половцы не могли выставить рать больше русской, да и равную тоже. Можно предположить, что их было 20-25 тысяч. Результат исчислений показывает 50-55 тысяч русско-половецкого войска против 20-30 тысяч монголо-татарского, что говорит почти о двойном превосходстве союзников над Чингисхановым воинством. Достаточно ли это было для победы при их несогласованности? Если бы их было, как предполагают историки, 80-100 тысяч, то их несогласованность мало бы помогла монголам. Постоянные вливания русских дружин в единую массу так бы и не дали монголам их окружить. Тогда им пришлось бы снова бежать и, может быть, окончательно. Что касается 50 тысяч, то тут всё становится на свои места. Передовой отряд Даниила Романовича в тысячу человек нападает и опрокидывает передовую тысячу монгол. Те отступают и втягивают все десять тысяч галицкого войска, выбивая командный состав. Подходят 20 тысяч половцев и вместе с галичанами увлекаются погоней за несколькими тысячами противника. В это время десять тысяч монголо-татар с одной стороны и десять тысяч с другой обхватывают фланги. Половцы замечают это и отступают. Могли 30 тысяч воинов Субэдея и Джэбе окружить 30 тысяч русских и половцев? Могли. Но и двадцать тысяч оставшихся русских ратников могли прорвать окружение. Всё было пятьдесят на пятьдесят, до тех пор, пока не началась паника. И шанс на победу, который у русских и половцев был, сошёл на нет.
То, что произошло дальше ужасно. Монголы вторглись на Русь, и дошли до города Святополч южнее Киева. Сопротивляться им было некому. «Христиане, не зная коварство татар, выходили им навстречу с крестами, и все были избиты. Говорили, что одних киевлян погибло тогда тридцать тысяч. И был плач и вопль во всех городах и сёлах». В это время к Чернигову приблизилось владимирское войско во главе с Васильком Константиновичем Ростовским. Монголы поняли, что осады Киева и ещё одной битвы они не осилят и, выйдя с киевских земель, ушли на Волгу. Из 30 тысяч, посланных на Запад Чингисханом, вернулось всего 4 тысячи.
Русь успокоилась. Неведомый враг как явился, так и удалился. Урок поражения так никто и не усвоил. Посчитали, что поражение на Калке не первое и не последнее. Половцы тоже вначале пришли с победами и в 1055, и в 1068, и 1093 гг. И ничего. Давали отпор, и было «время Мономахово». Да и недавнее поражение Игоря Святославича у Каялы, а потом массовое нашествие половцев разве привели к гибели Руси? Напротив, дали отпор, отбив у половцев охоту к грабежу. Так и монголы: сегодня победили они, а завтра мы. Мало ли было этих кочевников?! А Русь стоит. А стоило бы призадуматься. Враг был другой. Это можно было понять уже по тому, что половцы, с которыми Русь не могла справиться 150 лет, в течение года были сокрушены и развеяны монгольскими воинами. Что те, кто приходили, были всего лишь одним кошем войска Чингисхана. Но что было, если бы пришло всё войско? Что могла противопоставить ему Русь? Один, правда, урок был усвоен. Больше русские князья против татар не выходили в Степь, а вот города начали укрепляться. Нужно было только время, но его не было.

Читайте также:  Енисей это река или город

© Copyright: Руслан Гасымов, 2017
Свидетельство о публикации №217100500580 Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении Другие произведения автора Руслан Гасымов «Что, в принципе, вызывает сомнения. Дипломатические и торговые отношения Руси с Востоком давали возможность русским князьям держать руку на пульсе времени. На Руси прекрасно знали о походах Чингисхана на земли Китая и об опустошении Средней Азии.»
Ваши сомнения вызывают сомнения у меня. Дипломатических отношений Руси с «Востоком» не было. Торговые были, но подробной информации они не давали, поэтому русские князья были плохо осведомлены о том, что собой представляла монгольская угроза. Примечательно, что после катастрофы на Калке южно-русские князья возвращаются к привычным усобицам: в 1225 г. в Галицко-Волынской Руси началась распря между князьями Александром Белзским и Мстиславом Галицким, поддержанными половцами (хан Котян), с одной стороны, и князем Даниилом, поддержанным поляками, с другой (Пакослав, сандомирский воевода). Галицкое боярство пригласило венгров, а черниговские и северские князья решили оттяпать Киев у Владимира — ставленника Даниила. Даниил после первых успехов был разбит и убег в Венгрию, откуда впоследствии пытался вернуть себе Галич, потом бил ятвягов и немецких рыцарей под Дрогичином, потом забрал-таки себе Перемышль из своего бывшего княжества (только в 1240 г. он отбил все княжество и въехал в Галич). Галицко-Волынскую Русь принялись также терзать союзники Чернигова — половцы. В этой неразберихе около 1236 г. Новгородский князь Ярослав — папа Александра Невского — опустошил черниговскую землю и захватил Киев, но прослышав о появлении в 1238 г. монголов перед Рязанью, бросил всё и убег на север. Свято место пусто не было. Князь Михаил Черниговский тоже бросил всё и тут же занял киевский стол. Узнав о подходе Батыя, и он убег в Венгрию, а Даниил объявил себя Киевским князем, оставив в Киеве воеводу на растерзание монголам. О какой осведомленности русских князей по поводу монгольской угрозы может идти речь?
«Тут были и тяжёлая пехота»
Сомнительно. Да, роль пехоты в русских полках в это время становится более значительной, но основной, ударной частью княжеского войска были конные дружины, младшая и старшая. Численность дружин была небольшой (в 11 в. у Святополка она составляла 800 чел.). Крестьяне и горожане, входившие в русское войско на добровольных началах, назывались вои. Их численность — несколько тысяч человек, вооруженных кто чем: топорами, чеканами, шестоперами, ножами, деревянными палицами, копьями, вилами, рогатинами и даже ухватами. Щиты, шлемы и кольчужные доспехи были в основном у дружинников и богатых горожан. Только в новгородском войске пехота («пешцы») действительно играла в то время важную роль, хотя решающий удар все равно наносили кавалеристы. Да и что могла сделать «тяжелая» пехота во время преследования конных татарских отрядов перед битвой на Калке?
«Все князья были разбиты за несколько часов, а киевское войско успешно отбивалось три дня.»
Никакого успешного сопротивления не было. Часть татаро-монголов блокировала лагерь киевлян и держала их в осаде, а остальные монгольские войска были брошены на преследование беглецов. Просидев три дня в осаде, киевляне исчерпали запасы воды и еды и сдались, выговорив жизнь. Жизнь им татары не сохранили (возможно, в отместку за вероломное убийство русскими татарских послов).
«Но мы знаем о способности монгол восполнять свои потери за счёт покорённых народов»
Даже если черкесы и аланы вошли в состав отряда Субэдэя и Джебе (что выглядит сомнительно), их было немного и им надо было приноровиться к монгольской тактике ведения боя. Возможно они выдвигались в качестве передовых полков и играли роль «наживки». Жестокое поражение монгольского отряда в Волжской Булгарии может свидетельствовать о его относительной малочисленности — менее 20 тыс. чел., на мой взгляд (если учесть, что от булгар унесли ноги всего около 5 тыс. чел.).
О численности русских и половцев. Историк Соловьев пишет, что в ту эпоху Южная Русь могла выставить до 50 тыс. чел., но никак не подкрепляет свое мнение. Известно, что при осаде Киева Батыем в 1240 г. численность киевского войска составляла менее 8 тыс. чел. Предположим, что на Калке воевало около 10 тыс. киевлян (на самом деле, полагаю раза в два меньше — надо же было хоть кого-то оставить нести службу в княжестве). Численность других частей союзного войска предположить невозможно — это будет пустое гадание на кофейной гуще.

Читайте также:  Карта реки нара московской области

Источник



Битва на Калке, 1223 г. (По Галицко-Волынской летописи) // Памятники литературы Древней Руси, XIII век / Пер. О.П. Лихачевой. М., 1981

В год 6732 (1224). Пришло неслыханное войско, безбожные моавитяне, называемые татарами; пришли они на землю Половецкую. Половцы пытались сопротивляться, но даже самый сильный из них Юрий Кончакович не мог им противостоять и бежал, и многие были перебиты — до реки Днепра. Татары же повернули назад и пошли в свои вежи. И вот, когда половцы прибежали в Рус­скую землю, то сказали они русским князьям: «Если вы нам не поможете, то сегодня мы были побиты, а вы завтра побиты будете».

Был совет всех князей в городе Киеве, и решили на совете так: «Лучше нам встретить их на чужой земле, чем на своей». На этом совете были Мстислав Романович Киевский, Мстислав Козельский и Черниговский и Мстислав Мстиславич Галицкий — они были старейшими князьями Русской земли. Великого же князя Юрия Суздальского на том совете не было. А младшие князья были Даниил Романович, Михаил Всеволодич, Всеволод Мстиславич Киевский и иных князей много. Тогда же крестился великий князь половецкий Басты. Ва­силька там не было, он по молодости остался во Владимире. Оттуда пришли они в апреле месяце и подошли к реке Днепру, к острову Варяжскому. И съехалось тут с ними все кочевье половецкое, и черниговцы приехали, киевляне и смоляне и иных земель жители…

Дошла до стана весть, что пришли татары посмотреть на русские ладьи; ус­лышав об этом, Даниил Романович погнался, вскочив на коня, посмотреть на невиданную рать; и бывшие с ним конники и многие другие князья поскакали смотреть на нее. Татары ушли. Юрий сказал: «Это стрелки». А другие говори­ли: «Это простые люди, хуже половцев». Юрий Домамирич сказал: «Это ратни­ки и хорошие воины».

Вернувшись же, Юрий все рассказал Мстиславу. Молодые князья сказали: «Мстислав и другой Мстислав, не стоите! Пойдем против них!» Все князья, Мстислав и другой Мстислав, Черниговский, перешли через реку Днепр, к ним перешли и другие князья, и все они пошли в половецкую степь. Они перешли Днепр во вторник, и встретили татары русские полки. Русские стрелки побе­дили их, и гнали далеко в степь, избивая, и захватили их скот, и со стадами ушли, так что все воины обогатились скотом.

Оттуда они шли восемь дней до реки Калки. Встретили их татарские сто­рожевые отряды. Когда сразились сторожевые отряды, был убит Иван Дмитрие­вич и еще двое с ним. Татары отъехали; около самой реки Калки встретились татары с русскими и половецкими полками. Мстислав Мстиславич повелел сначала перейти реку Калку Даниилу с полком и другим полкам с ними, а сам после них переехал; сам он ехал в сторожевом отряде. Когда он увидел татарские полки, то приехал сказать: «Вооружайтесь!». Мстислав Романович и другой Мстислав сидели и ничего не знали: Мстислав им не сказал о происходящем из-за зависти, потому что между ними была большая вражда.

Сошлись полки вместе. Даниил выехал вперед, и Семен Олюевич и Василько Гаврилович ударили в полки татарские, и Василько был ранен. А сам Дани­ил будучи ранен в грудь, по молодости и храбрости не почувствовал ран на теле своем. Ему было восемнадцать лет, и он был силен… Когда татары обратились в бегство, Даниил избивал их со своим полком, и Олег Курский крепко бился с ними, но новые полки сразились с нами. За гре­хи наши побеждены были русские полки. Даниил, увидев, что разгорается сражение и татарские лучники усиленно стреляют, повернул своего коня под напором противника…

Побеждены были все русские князья. Такого же никогда не бывало. Татары, победив русских людей из-за прегрешений христиан, пришли и дошли до Нов­города Святополкова. Русские же, не ведая об их лживости, вышли навстречу им с крестами и были все перебиты.

Ожидая покаяния христиан, бог повернул татар назад на восточную землю, и они завоевали землю Тангутскую и иные страны. Тогда же их Чингисхан был убит тангутами. Татары же обманули тангутов и впоследствии погубили обма­ном. И другие страны они погубили — ратью, а больше всего обманом.

Л.Н.Гумилев. От Руси к России. М., 2004

Важно то, что монголы отнюдь не стремились к войне с Русью. Прибывшие к русским князьям монгольские послы привезли предложение о разрыве русско-половецкого союза и заключении мира. Верные своим союзническим обязательствам, русские князья отвергли монгольские мирные предложения. Но, к несчастью, князья совершили ошибку, имевшую роковые последствия. Все монгольские послы были убиты, а поскольку по Ясе обман доверившегося являлся непрощаемым преступлением, то войны и мщения было не избежать.

Однако ничего этого русские князья не знали и фактически вынудили монголов принять бой. На реке Калке произошло сражение: 80-тысячная русско-половецкая армия обрушилась на 20-тысячный отряд монголов. Эту битву русская армия проиграла из-за полной неспособности к самой минимальной организации.

Задание 6. Проанализируйте нашествие монголов на Русь в 1237-1241 гг. Каково было соотношение сил русских и монгольских войск? Составьте график походов. Каковы были последствия нашествия монголов на Русь?

Источник

Adblock
detector