Меню

Угрюм река события какого времени описываются

Где на самом деле находится Угрюм-река и что она из себя представляет в действительности

Новый российский сериал «Угрюм-река» наделал много шума. Лично мне он не особо понравился (точнее, вообще не понравился), однако я знаю, что многие задаются вопросом:

– А где же эта самая река вообще расположена?

Если прям одним словом – нигде. На планете нет ни одной реки с названием «Угрюм». Однако, реальный прототип у реки все-таки имеется. И сейчас я вам про него расскажу.

Как известно, сериал снят по роману Шишкова с одноименным названием. При этом, Шишков не относился к тем писателям, что сидели в своем кабинете и придумывали из головы всякое фэнтези.

Вячеслав Шишков – реальный путешественник, исследователь, инженер. Он родился в 1873 году под Тверью, а в 19 лет уехал в Сибирь, связав с ней всю свою оставшуюся жизнь (умер в 1945-м).

В 1911-м году (в возрасте 38 лет) Шишков участвовал в экспедиции по реке Нижняя Тунгуска. Это правый приток Енисея.

Давайте посмотрим на названия некоторых населенных пунктов, через которые проходило путешествие главного героя – Прохора Громова

Кажется, что это вымышленные названия. Однако, если мы изучим течение Нижней Тунгуски, то найдем вот такие вот вполне реальные поселки:

Прям хорошее совпадение, правда? Лично у меня нет сомнений, что Угрюм-река – это и есть Нижняя Тунгуска, по которой путешествовал сам автор романа.

Нижняя Тунгуска, она же — Угрюм-река.

Кстати, в таком случае получается, что город Крайск, который в романе расположен на месте впадения Угрюм-реки в большую реку – это нынешний поселок Туруханск, стоящий как раз у впадения Нижней Тунгуски в Енисей.

Что известно о Нижней Тунгуске

Енисей – самая полноводная река в России. Да и по мировым меркам она – пятая.

Каждую секунду Енисей выносит в океан 20 000 кубических метров воды. Из этих 20 тысяч, примерно 3,5 тысячи принадлежит Нижней Тунгуске, которая является вторым по полноводности притоком Енисея.

Это такая громадина, что в России найдется не так много рек, превосходящих ее в размерах. Если быть точным, то среди российских рек, Н.Тунгуска – 11-я.

Например, великая Волга имеет поток всего лишь в 2 раза больший (8 тысяч м3/сек). А, например, такая река как Кубань – в 9 раз меньше Нижней Тунгуски (всего 400 м3/сек).

Река достигает ширины 700-800 метров

Глубина и скорость

В это трудно поверить, но глубина этой реки достигает, местами, 100 метров!

Это глубже, чем Азовское море (его рекорд – 13,5 метров). В России во времена Шишкова не было ни одной постройки, которая не скрылась бы в Н.Тунгуске «с головой».

Скорость реки также поражает. В верхнем течении (ближе к истоку), река еще слабая и несет свои воды со скоростью всего 2 км/ч.

А вот в нижнем течении, на некоторых порогах скорость достигает 18 км/ч! Не каждый человек может бежать с такой скоростью.

Н. Тунгуска – самый протяженный приток Енисея. Ее длина всего чуть-чуть не дотягивает до 3000 километров.

Это длиннее знаменитой индийской реки Ганг (2500 км) и чуть короче Волги (3500 км). Среди всех рек мира Н. Тунгуска занимает 28-е место, значительно опережая такие реки, как:

  • Рио-Гранде (Южная Америка)

В общем, можно сказать точно – неблизким был путь Прохора Громова, если он решил пройти всю Угрюм-реку!

И по сей день берега реки крайне малолюдны. Дорог там практически нет, местность представляет из себя непроходимую тайгу.

Впрочем, на всем протяжении реки поселки все-таки попадаются. Единственный способ их сообщения с остальным миром – сама река, которая летом судоходна, а зимой используется как дорога (зимник).

Тот самый поселок Ербогачен из романа Шишкова

При чем здесь Тунгусский метеорит

Несколько раз видел комментарии, авторы которых связывали реку Н. Тунгуску с Тунгусским метеоритом. Мол, он упал как раз где-то на ее берегах.

На самом деле, немного не так. Помимо Нижней Тунгуски на Енисее есть другая река – Подкаменная Тунгуска. Она поменьше и протекает южнее. Так вот, Тунгусский метеорит упал примерно вот тут:

Ну, что ж. Вот такой получился рассказ об одной из величайших российских рек. Стоит отметить, что съемки сериала велись вовсе не на Н. Тунгуске и даже не в Восточной Сибири, а на Урале.

Источник

Вячеслав Шишков — Угрюм-река:
Краткое содержание

  • 1 Часть 1
  • 2 Часть 2
  • 3 Часть 3
  • 4 Часть 4
  • 5 Часть 5
  • 6 Часть 6
  • 7 Часть 7
  • 8 Часть 8

Часть 1

Сибирь, таежная заимка купцов Громовых, 1898 год. Глава рода – Данила Прохорыч Громов, торговец пушниной. Помощник – сын Петр (с женой, безответной Марьей Кирилловной). Есть 17-летний внук Прохор, высокий чернокудрый, статный парень, гимназист.

Умирая, Данила признается сыну, что в молодости был душегуб. Кровавое золото – под сосной у болота. Пусть пойдет на храм и помин его души. Петр бежит рыть клад. И посылает исключенного за драку сына на Угрюм-реку. Разведать, чем там можно поживиться. Телохранителем к нему берут преданного, как собака, черкеса Ибрагима, каторжника.

Хозяин всему, Петр Данилыч празднует именины жены. Среди гостей – 21-летняя красавица Анфиса Петровна Козырева, высокая, с большими милыми кроткими глазами, льняными волосами, бывшая горничная старого Данилы. Двух недель не побыла она замужем, как вахмистр Дегтярев вдруг скончался. Петр Данилыч без ума от Анфисы.

Село Почуйское, последняя остановка перед Угрюм-рекой. Местному попу ясно: едет Прошка тунгусов грабить. Слепец-прорицатель изрек о нем: «Начало хорошее, середка кипучая, а конец – оеей!»

Плавучая ярмарка. Купец Груздев учит Прошку, как дела вести. Прошка хвастается: буду миллионщиком! Груздев ему и невесту присоветовал: купеческую дочку Ниночку Куприянову из Крайска.

Деревня Подволочная, Угрюм-река. Прошка впервые влюбляется в бойкую хозяйскую дочку Таню. Местные парни бьют его – Ибрагим режет обидчиков. Оба спешно отплывают. Лодкой правит проводник Фарков. Он рассказывает о мертвой шаманке-красавице Синильге, рожденной от огненного змея. «Река бедовая, свирепая… уж Бог создал ее так. Она все равно, как человечья жизнь: поди пойми ее. Поэтому называется: Угрюм-река. Точь-в-точь как жизнь людская».

Петр Данилыч строит Анфисе новый дом. В церковь тоже отнес, как отец просил. Приказчик Громова Илья Сохатых набивается Анфисе в женихи. Сам ну «чисто овечья смерть»: рыжий, рябой, курносый, зато – городской.

Местный торгаш Аганес Агабабыч отваживает Прохора от Угрюм-реки. Мол, нет тут ничего, и народ плохой. Сам он поднялся на труде политических каторжников. Прошка хочет дело по-другому вести. Честно.

Плывут вдвоем: нет проводника идти на верную смерть. Прохор по-хозяйски смотрит на край. Надо проложить дороги, выправить «руками» своенравную реку. В сны к нему приходит Синильга.

Безлюдье, дичь. Для Ибрагима Петр Данилыч – шайтан, а не отец. Старый тунгус Сунгалов ободряет путников: «Река – что жизнь». Не кляни ее – и выведет. Лодка во льдах. Пробились – попали в речной порог, «ад», едва остались живы. Запасы еды на исходе. Прохор ведет дневник.

Село Медведево, дом Громовых. Марья Кирилловна молится за сына. Петру Данилычу и то не по себе. Анфисе приходит на ум «милый мальчик».

Угрюм-река. К шитику выходит тунгус. В проводники до Крайска он не хочет: зима, сдохнешь! Шитик вмерз. Ибрагим хочет убить Прохора, потом себя. К счастью, Ибрагим добыл лося, выходил лежащего в лихорадке Прохора. Но это лишь отсрочка.

Часть 2

Анфиса гадает о судьбе парня, его мать после молитв идет к шаману (тот обнадеживает: он «жив», а черкес «сдох»). К старцам Анании и Назарию идет Петр Данилыч.

В бурю, когда Ибрагим занес кинжал над Прошкой, к ним вышли якуты. Так и спаслись. Прибыли в Крайск. Первым делом – к 55-летнему купцу Якову Назарычу Куприянову, грузному, рыжему, в перстнях. У него сероглазая дочка-гимназистка. «Русская красавица». Та самая Ниночка. Куприянов помнит Данилу. Прохор – в него. А Петр – так себе делец, и бабник. Прохор хорохорится: «Про меня все услышат! Деньги – сила!» Он берет у Куприянова деньжат, торгует по деревням.

Масленица. Прохор дома. Бабка Клюка, поверенная Анфисы, советует ему: люб ты ей! женись! И «отца отвадишь». Но у Прохора мысли о другом: учиться. Он просит уроков у политического ссыльного Шапошникова. Прохор хочет быть хорошим. Но «орлом». И «без социализма».

Петр Данилыч искушает Анфису богатой жизнью. А она хочет остаться «чистой, верной» Прохору. На Пасху в храме она по обычаю целует Прохора.
У Громовых скандал. Прохор идет с ней «ругаться». «Любит», – признает парень. Анфиса уверяет, что не подпускала к себе ни Петра, ни Сохатых. «Я чиста». Ночью, под уханье филина, они тайком встречаются. Прохор – весь в ее власти. «Никому тебя не отдам!» Он возражает: «Отец меня убьет». «Ты сам убьешь себя… И меня убьешь…» Мрачный Петр Данилыч дает сыну неделю на сборы. Пора на Угрюм-реку. А через год – свадьба. С Ниной.

Часть 3

Осень. «Резиденция Громово». «Здравствуй, Угрюм-река! Я твой хозяин!» А для тыла нужна женщина в дом. Мать не поедет. С Анфисой – «невыгодно и страшно». Ниночка – вот кто ему нужен. Впрочем, в дневнике его вскоре появляется запись о тунгуске Джагде, Нине и – Анфисе. Ему бы троих…Тунгусы довольны ценами Прохора. На складе – горы пушнины. Прохор отсылает прибыль отцу, просит товаров.

Село Медведево. Шапошников под чарами Анфисы. И ангел, и черт в ней. Петр Данилыч и пристав хотят развестись, чтоб жениться на Анфисе. Петр от досады лупит бедную жену. Та готова уйти в монастырь. Ибрагим угрожает Анфисе кинжалом. Анфисе и самой тошно за Петра идти. Она отказывает ему.

Нина зовет Прохора ехать в Москву через всю Россию – он соглашается. На велосипедной прогулке Прохор жадно целует девушку. Она обижается. В пути Прохор обходит заводы, доменные печи, беседует с инженерами. А Нина любуется природой и смотрит, как живут рабочие. Люди тянутся к щедрому фабриканту с Угрюм-реки с женой-ангелом. Приходит молодой инженер Протасов, смуглый, приятный, черноглазый. Хочется ему в дело с нуля.

Инженер Протасов куда ближе Нине, но тянет ее и к Прохору. Прохор думает о Нине: может, тянет его к ней капитал Якова Назарыча? Ну уж нет. Нина, «ландыш», та, что нужна ему, «кедру».

На Нижегородской ярмарке у Прохора интрижка с «графиней Замойской». Нина прощает парня. Дело к свадьбе. Громовы рады. Куприянов дает за дочкой больше 200 тысяч и прииск. Прохору «маловато». Ведь столько дел предстоит!

Прохор с невестой и ее отцом едет домой. Петр Данилыч дарит невестке серьги… ее бабушки. Куприянов в ярости: выходит, это Данила убил его родителей. Свадьба на грани отмены. Положение спасает черкес. Клянется, что убийца он. Куприянов верит, грозит каторгой, потом остывает.

Анфиса угрожает Прохору разоблачением дел деда Данилы. Есть у нее шкатулка с бумагой, а в ней – список жертв деда. Надо ее прокурору отдать. Тогда репутация Громовых рухнет. Станет ясен и самооговор Ибрагима.

Шапошников просит Анфису выйти за него, обещает безбедную жизнь. А Анфиса в ответ просит вместе травиться. Петр Данилыч готов на все ради ее любви. Она требует все «движимое и недвижимое». Прохору она ставит ультиматум: или свадьба с ней, или – к прокурору. Прохор кидается в драку за шкатулку. Бесполезно. Анфиса едет к прокурору. Прохор нагоняет ее. Сулит все деньги Громовых, свадьбу с отцом. Ей этого не надо. Тогда он вынужден пообещать, что свадьбы с Ниной не будет. Анфиса поворачивает назад.

Читайте также:  Не река море ему имя

Прохор в отчаянии вопрошает отца: что делать? Тот отвечает, что Анфиса согласна выйти за него. И врет, что Анфиса беременна от него. Прохор сбит с толку. Вот стерва! Двоими крутит! «Я ее люблю и не люблю!»

Той же ночью, в ужасную грозу, Анфиса убита выстрелом в висок. У следователя трое подозреваемых: Прохор, Шапошников, Ибрагим. Пока шли следственные действия, дом Анфисы сгорел. В огне нашли два трупа – ее и неизвестного. Теперь чья пуля – не установить. И Шапошников пропал. Петр Данилыч в параличе. Внезапно умирает Марья Кирилловна. «Таков скрытый путь жизни человека». Илья Сохатых «стреляется» на пепелище Анфисиного дома. Без вреда для здоровья.

Груздев дает взятку следователю, чтоб снять подозрения с Громова. Одну улику он «сожрал». В итоге дело выглядит так: Прохор и Ибрагим – подозреваемые без улик. Зато под большим подозрением беглый Шапошников, «любовник Анфисы». Есть в деле версия Груздева: убил бродяга-грабитель, он и сгорел, когда вернулся за добром.

Зал городского суда. Прохор «топит» Ибрагима. Черкес орет ему: «Врешь, собака!» Прокурор Стращалов винит Прохора. Мол, сгорел какой-то подкупленный «дурак». В итоге Громов оправдан, Ибрагим – осужден. Все дело стоило Прохору 15 тысяч.

Часть 4

Прошло несколько лет. «Прохор Громов не тот, и Угрюм-река – не та». Его рабочий кабинет на холме, в башне «Гляди в оба». По виду она как Эйфелева. У него 5 предприятий. Рядом – ручной волк Люпус. Есть 2 любовницы, Стеша и Груня (раньше была Наденька, но он ее, изменницу, сплавил приставу). Вместо Нининой иконы на полке – филин. Его правая рука – Протасов. Есть еще мистер Кук, влюбленный в Нину. Ее свадьбе с Прохором 10 лет, есть дочка Верочка. Жена для него «монашка». Тратит свой капитал (10 тысяч) на благотворительность.

На предприятиях неспокойно: рабочие хотят прибавки и перемен в скотских условиях жизни. Громов отказывается идти на уступки. Не время. «Я – с башни», а они черви. Мораль – слюнтяйство. А за свои «грехи» он готов каяться. Но потом.

Прохора годами шантажирует компроматом пристав, фальшивомонетчик и налетчик из Медведево. Через него Прохор нашел поджигателя (бродягу) дома Козыревой. Прохор теряет терпение и добывает улики против шантажиста. У него на руках – протокол с фиксацией афер.

Часть 5

Прохор в Питере. Покупает турбину. Теперь у него золотой прииск, добытый за взятку. Забастовка неизбежна. Прохор телеграфирует: этих – уволить, набрать других.

Заголовок в газете: «Сибирский богач Прохор Громов убит!» На самом деле, затея с газетой исходит от Прохора. Вернувшись, он просит у Нины ее отцовское наследство. Но эта «дура» начинает строить домики рабочим. И больницу. Протасов знакомится с Шапошниковым. Братом беглого ссыльного. Оба – на одно лицо. Оба – чучельщики. Он уверяет, что его брат – сгорел.

Прохор требует у пристава бумагу из Анфисиной шкатулки, все, что есть против него. Иначе – суд. Тот отдает 3 бумаги. Первая – список убиенных. Вторая – заключение врача, что Петр Данилыч здоров и упечен сыном в психушку. Третья – письмо прокурора Стращалова (теперь уже ссыльного, его взяли за социализм) на имя министра с обвинением Прохора в убийстве. Громов сжигает все.

Часть 6

Пожар в вотчине Громова. Протасов ставит ультиматум: реформы за помощь. Прохор дает согласие. Опасность миновала – он берет свое слово обратно. Протасов увольняется. Инициативой Прохора идут слухи о его чуть ли не банкротстве. Взволнованные кредиторы, стремясь получить хоть что-то, берут с «каждого рубля по 25 копеек». Громов остается в выигрыше.

Рабочие бастуют. Нина умоляет Протасова вернуться. Протасов возвращается к аресту стачечного комитета. Люди идут к жалобой к прокурору. Громов провоцирует расстрел рабочих. Потом ужасается содеянному. И тайком бежит из дома. Все дела – на жену и Протасова. Инженер берется за «реформы». Прохор ищет ответов у старцев Анании и Назария. Его они «спасти» не могут. Его мучают воспоминания. О ней, Анфисе.

Часть 7

Громов возвращается домой. Сытые морды рабочих его раздражают. Он заказывает поджог новеньких бараков Нины для рабочих.

На торжестве в честь 10-летнего юбилея Прохор начинает «каяться». Но заводит речь не об Анфисе, а о тайге, которую перевернул верх дном он, «дьявол». А то ли еще будет! Лет через 10 – и миллиард, вершина башни! Его речь криком «убийца!» прерывает Петр Данилыч (Нина выхлопотала ему освобождение). Испуганный Прохор ныряет на кухню – и видит в дверях Шапошникова. Тот передает ему привет от Синильги и Анфисы.

Протасов пытается доказать Нине, что Прохор – убийца. Нине ясно, что женой прекраснодушного Протасова ей не быть. Она не хочет стать неимущей, не может пустить по миру Верочку. Да и себя.

Ибрагим сбежал с каторги. Прохор в ужасе. Он на пределе из-за противостояния с женой. Зовет ее «проституткой». Ум его мутится. Он думает: «Убил одну, убью другую». Ему страшно от таких мыслей. Он, умный, сходит с ума.

Шайка Ибрагима отлавливает Прохора. Организуют суд над ним. Здесь беглый ссыльный прокурор Стращалов. Затравленный Прохор признается: «Допустим, что убил Анфису я». Но он просит понять, что тогда вовсе не был плохим человеком. Впереди была вся жизнь, мечты о свершеньях. А Ибрагиму не в первый раз на каторгу. Разбойники привязывают Прохора к вершинам двух елок. Хотят их отпустить, но Ибрагим освобождает Громова. Прохор едет домой, вне себя от унижения.

Часть 8

Долгожданная новость: Ибрагим пойман и убит. А дела все хуже: для уплаты по векселям свободных денег нет. Смерть проститутке! Он то молится, то богохульствует. Нина беременна вторым ребенком. И затевает собственное предприятие.

Привести Прохора в чувство берется дьякон Ферапонт, бывший рабочий. Они вместе пьют. Прохору мерещится Ибрагим. Ферапонт лупит его. Разозленный Громов ранит дьякона. Соборовать его приходит старец Назарий. Протасов узнает, что Назарий – отец Анфисы. Он согрешил с одной раскольницей из скита. Дьякон умирает. Нина понимает, что невменяемость – в интересах Прохора. И Петр Данилыч «за» дурдом для сына. Там хорошо: «Я сидел – я знаю». Для Громова мир расколот: он – и они: Нина, Протасов, поп Александр, черкес, рабочие.

Ибрагим убил исправника. Голову его передают Прошке. Страх разлагает душу великого коммерсанта. Он пишет о себе: «»Кто я, выродок из выродков? Я никого не люблю, никому не верю». Любил Анфису – «и умертвил ее». Ибрагима предал. Жена, дочь для него пустое место. Чтобы обрести покой, нужно оказаться там, где он свернул «не туда». Где жива Анфиса. Остаться с нею. Но возврат к прошлому невозможен.

Нина пересматривает свои взгляды. Прохор был прав: она дура! Пустить по миру собственных детей! Больница пусть недостроенная стоит. Протасов тоже хорош – чуть не разорил. То ли дело преданный мистер Кук.

Все узнают, что Прохор пошел на башню. Внутренний голос нашептывает ему, чтоб сбросился вниз. «Властелин края» спорит с ним. Нина зовет Прохора. Он кидается с высоты на родной голос. «Жизнь человека пресеклась. «А Угрюм-река – жизнь, сделав крутой поворот, прочь от скалы с пошатнувшейся башней, текла к океану времен, в беспредельность».

Источник

«Угрюм-река»: сериал VS фильма 1968 года, а также прототипы и история создания романа

Обозреватель «Вокруг ТВ», посмотрев проект Юрия Мороза, нашла, чем он выгодно отличается от экранизации Ярополка Лапшина и в чем, наоборот, уступает.

Сериал «Угрюм-река» завершается, а страсти по нему не утихают. Зрители продолжают сравнивать проект с версией 1968 года и искать несоответствия с первоисточником — романом Вячеслава Шишкова, увидевшим свет в 1928 году. Экранизировать знаменитые книги трудно — всегда есть риск нарваться на тех, кто скажет «не таким я себе представлял персонажей». И все-таки справедливости ради: большинство из возмущающихся а) не дали себе труд пересмотреть советский телефильм Ярополка Лапшина и доверяются своему старому впечатлению; б) еще большее количество недовольных не держали роман в руках.

Современная версия Юрия Мороза далека от совершенства, но вот чего у нее не отнимешь, так это почти постраничной тщательности в изложении книги, целых 16 серий — это вам не кот начхал. Возможно, в столь медленном повествовании потерялись нерв, надрыв и интрига, зритель к середине сериала подзабыл Анфису, а главная идея так и не оформилась, зато нам в подробностях показали кризис брака Прохора, его ненасытность, желание овладевать всем и всеми — землями, приисками, женщинами — купчихами, аристократками, дикими тунгусками. Нам представили детально проработанный образ Нины, трансформацию ее отношения к мужу — от влюбленности, ревности до разочарования и поиска новых ощущений в объятиях другого мужчины — образованнного и воспитанного управляющего Протасова. Нина и Протасов предстали живыми, подробными персонажами. Софья Эрнст и Юрий Чурсин рассказали на Первом канале, что у создателей даже была мысль продолжить «Угрюм-реку» и дописать за Шишкова историю жизни этой пары после смерти Прохора в революционные годы. Вовремя остановились. Да, в какой-то момент у зрителя появилось ощущение, что сериал перестал интересоваться судьбой главного героя — Прохора, и фокус сместился в сторону Нины. Да, кадр, когда Нина, предавшая Протасова, а заодно и идеи справедливости, равенства и братства, восседает в кабинете мужа в строгом платье и изучает финансовую отчетность, напоминает сцену из фильма Глеба Панфилова «Васса» с Инной Чуриковой. Но видимо, Юрию Морозу показалось важным так наглядно продемонстрировать звериный оскал капитализма.

Александр Горбатов и Юрий Чурсин в сериале «Угрюм-река»

Четырехсерийный телефильм Лапшина рассказывал о событиях быстро, пропуская детали и множество второстепенных линий. Из всего массива романа режиссер вычленил ровно то, что работало на главную идею фильма — историю распада личности, которой было многое дано, но которая не смогла распорядиться дарами и усмирить свою гордыню. По сути Лапшин, посвятивший фильм Прохору, представил свою вариацию на тему «тварь ли я дрожащая или право имею». События в его кино подавались более спрессовано — от убийства Анфисы до финала жизненного пути Прохора всего-то отделяла одна серия. И магия образа Анфисы не терялась, и получалось, что к горькому итогу жизни Прохор пришел во многом из-за того, что предал любовь. Это было мощное высказывание, приближающее роман Шишкова к произведениям Достоевского. С другой стороны, такая стремительность в изложении событий обеднила линии остальных героев, уж Нины и Протасова — точно. Жена Прохора появляется в версии 1968 года в коротких эпизодах, и их связь с Протасовым совсем не выписана. Актеры, играющие эти роли — Валентина Иванова и Павел Махотин, не запоминаются. Нет в фильме и любовной линии Ибрагима и Варвары, да и сами эти герои исчезают на середине повествования и больше не возвращаются. Не почувствовал зритель в старом кино и атмосферы начала XX века, нарождающегося в России технического прогресса, появления всех этих машин, заменяющих людской труд, слома эпох, перехода общества на иную стадию развития. При этом телефильм, подчиняясь официальной идеологии тех времен, уделил большое внимание положению рабочего класса и всяческим пропагандистским речам. Впрочем, всего этого и в самом романе хватает.

Читайте также:  Рингтон издалека долго течет река волга

Александр Горбатов в роли Прохора в сериале «Угрюм-река»

Важное отличие прочтения Юрия Мороза (и, как мне кажется, самое уязвимое место его сериала) заключается в том, что Прохор изначально в этом проекте не положительный герой. Произведение называется «Угрюм-река», вот и его главный персонаж угрюмый, нелюдимый, необаятельный тип. И ты не понимаешь, почему же его так полюбили неординарные женщины — Анфиса и Нина. Смотреть 16 серий на героя, который тебе неприятен, тяжело. То ли дело старый фильм. Помимо всего прочего, Прохор там необыкновенный красавец, «юноша пылкий со взором горящим». Актер Георгий Епифанцев после картины моментально стал суперзвездой (хотя первоначально на эту роль планировался Владимир Гусев, но сломал ногу перед съемками). Герой влюблял в себя живостью, стремительностью, невероятной тягой к знаниям и желанием изменить мир к лучшему. Прохор пытался побороть родовое проклятие, жить по справедливости, помогать людям.

Епифанцеву на момент съемок было 28 лет, играл он 18-летнего, выглядел на все 40, но харизма была просто потрясающая. В предыдущей статье я уже писала, что он походил на молодого Петра I. И этим Лапшин, конечно, ближе подошел к книге: Шишков в начале романа любуется своим героем, например, рассказывая о его пытливости, пишет, как Прохор в детстве пытался провести воду в баню «при посредстве архимедова винта» и построить железную дорогу от склада, чтоб возить по ней в дом дрова. Парень рос деятельным, страстным, но и наивности на первых порах было хоть отбавляй. Засыпая, он, например, воображал себя Дон Кихотом, а верного друга Ибрагима представлял Санчо Пансой, мечтал о том, как будет рассекать на собственном авто по Америке, а еще работать китобоем в океане. Яркая красочка, да? И падение героя с такой нравственной высоты казалось в сериале 1968 года настоящей катастрофой.

Владимир Епифанцев (слева) в роли Прохора в телефильме Ярополка Лапшина

Первая экспедиция Прохора на Угрюм-реку и в книге, и в версии Лапшина носила воспитательную цель — это была школа мужества: отец Петр Данилович, отправивший сына в опасный поход, пытался сделать из него «человека» и заодно разведать возможности освоения далеких краев. С Анфисой Прохор до поездки даже намека на отношения не имел.

Юрий Мороз почему-то захотел заоострить конфликт отца и сына: в новой версии Петр Данилович отправляет Прохора в ссылку, по сути на верную гибель, потому что видит в нем соперника в борьбе за сердце Анфисы. Поклонники романа не на шутку оскорбились, сочли такой сценарный поворот искусственным. Возможно, они и правы: Громову-старшему по книге все-таки не чужды отцовские чувства.

В отличие от Лапшина Мороз будто снимает историю безумия — и отца, и сына, Прохор у него похож на темного и мрачного купца Рогожина из «Идиота». И в этой связи его Анфиса, конечно, может быть только Настасьей Филипповной, ее и изображала на экране Юлия Пересильд.

Александр Горбатов и Юлия Пересильд в сериале «Угрюм-река»

Два телефильма представляют диаметрально разные трактовки этого женского образа. В старом фильме породистая красавица Людмила Чурсина играла женщину чистую, искренне любящую и несчастную. Образ попал в зрительские сердца, но в романе Шишкова Анфиса была куда более разбитной особой — с ямочками на щечках, высокой грудью, белым телом. Щелкала орехи, любила наряжаться, ходила в тунгусских мехах; кинжалом, отравленным китайским ядом в «вертучей руке» играла; и мучила мужчин, и авансы раздавала всем подряд, была взбалмошной, жестокой — одним словом, ведьмой. А спала ли с Петром Даниловичем — Шишков все время мастерски уходит от прямых ответов.

Кто бы что ни говорил, но Чурсина с ее аристократической внешностью не была шишковской Анфисой, а вот Юлия Пересильд подошла ближе к образу, придуманному писателем. Только вот кудри, делающие героиню похожей на миледи из «Трех мушкетеров»… Неужели по моде тех лет? Почему вообще в новой версии и купцы, и женщины — все так старательно завиты? Долетали ли новинки парикмахерского искусства до отдаленных сибирских уголков — сомневаюсь.

Софья Эрнст и Юлия Хлынина в сериале «Угрюм-река»

А вот летящие епанчи и длинные рубахи Прохора, нижнее белье героинь, роскошные меха, которые русские купцы за бесценок покупали у тунгусов — все это в новом сериале впечатляет. Как и интерьеры домов, сервировка столов. Картинка вкусная, ее хочется рассматривать. Для описания размашистого купеческого быта, нероновских пиров нуворишей все это важно.

Поклонников шишковского романа возмутил еще один факт. В фильме Лапшина путешествующий по Угрюм-реке Прохор встречает жадного и жестокого купца, эксплуатирующего труд бурлаков. Персонаж носил армянское имя Оганес Агабабыч, и актер Валентин Донгузашвили недвусмысленно играл толстопузого чужеродца, пришедшего в эти русские (вообще-то тунгусские) земли зарабатывать деньги. У Юрия Мороза купец не имеет имени, и герой совсем не похож на восточного человека. Времена политкорректности? Возможно. Линия мусульманина Ибрагима в версии Мороза тоже развивается по весьма «политкорректным» лекалам, нам в ярких красках показывают, как несколько богатых, образованных и как бы набожных христиан из трусости предают преданного им всем сердцем иноверца. А ведь он только что принял православие и задумал жениться на Варваре… Кстати, Юрий Миронцев, играющий Ибрагима, очень хорош в сериале Юрия Мороза — такую фактуру и транслируемую внутреннюю энергию надо активнее использовать в кино.

Юрий Миронцев и Александр Горбатов в сериале «Угрюм-река»

И наконец финал. Здесь Лапшин с Морозом снова диаметрально разошлись. В версии 1968 года Прохор, мучимый видениями Анфисы, Ибрагима, отца, пристава, Синильги, сбрасывается вниз головой с утеса — и эта яркая метафора нравственного падения человека, который, взобравшись на самый верх, не удержался, не справился — изменил себе, предал любящих его людей. В новом сериале вконец обезумевший Прохор, брошенный всеми, находящийся в наркотическом угаре, скачет в развевающемся плаще с жутким капюшоном куда-то вдаль — макабрический образ, навеянный то ли толкиеновским Назгулом, то ли ридовским Всадником без головы, то ли булгаковским Фаготом. А может это библейский всадник Апокалипсиса? Прохор проклинает землю и солнце и почти сразу ему «прилетает» — он видит жуткую вспышку на небе, глаза его загораются сатанинским огнем, затем идут титры про то, что в 1908 году в Сибири упал Тунгусский метеорит, и до сих пор существуют разные версии природного катаклизма. Такое впечатление, что небесное тело упало на землю от… огорчения, из-за того, что Прохор, на которого природа возлагала особые надежды, не оправдал ожиданий и превратился в монстра. Странноватый финал. Или эти тревожные всполохи на небе и в глазах героя символизируют конец старого мира, приближающуюся революцию?! Мне кажется, тут создатели сериала сильно перемудрили. У Шишкова в романе все предельно ясно: гонимый призраком Ибрагима, постоянно слышащий голос Анфисы, Прохор сбрасывается с башни, которую сам и построил — метафора прозрачна: Всевышний карает тех, кто городит «вавилонские башни» из тщеславия, гордыни и честолюбия.

А теперь немного истории. Вячеслав Шишков, придумавший роман, который мы обсуждаем четвертую неделю кряду, по образованию совсем не литератор. Окончил техническое училище, работал в Томском округе водных путей сообщения. В 1910-е годы много путешествовал по Сибири и Уралу, в составе исследовательских экспедиций изучал территории, прилегающие к Иртышу, Оби, Енисею, Лене, Ангаре. Знакомился с людьми, их бытом, общался с шаманами. И напитывался атмосферой, нравами и традициями этих суровых мест. Так он узнал историю Синильги — реальной шаманки, названной в честь снега, девушки неописуемой красоты, умершей в раннем возрасте. Ее похоронили ее в выдолбленной из цельного ствола дерева колоде, подвешенной на деревьях, на берегу одной из рек Эвенкии. Тургусы говорили, что недополучившая любви при жизни, она преследовала мужчин после своей смерти, манила, соблазняла, искушла.

А вот Угрюм-реки не существовало в природе, это словосочетание Шишков услышал в одной из сибирских песен и вынес в название романа, намекая на угрюмость людей, живущих в этом суровом крае и живущих не по совести. Литературоведы считают, что, описывая характер реки, автор скорее всего имел в виду Лену и Нижнюю Тунгуску. Кстати, в этих местах, а именно Туруханске, располагались ссыльные лагеря. Одним из отбывавших наказание именно в эти годы был Иосиф Сталин.

Писатель Вячеслав Шишков

Прототипов для романа Шишкову преподнес на тарелочке его коллега по экспедициям — инженер Николай Матонин, происходивший из рода енисейских купцов. По сути в основу сюжета легло семейное предание. Предок Матонина грабил купцов на большой дороге. Перед смертью сообщил своему внуку — успешному купцу Аверьяну место, где был зарыт клад с награбленным. Внук уже через неделю после похорон деда пожертвовал средства Минусинскому уездному правлению на строительство школы и церкви. Далее он оплатил расходы по открытию телеграфной станции в Красноярске. На его же деньги в Кекуре содержалась богадельня. 100 тысяч рублей он выделил на строительство гимназии в Енисейске.

А потом дочь его брата Михаила Косьмича Матонина Александра вышла замуж за купца Арсения Ивановича Емельянова. На свадьбе Аверьян Косьмич подарил племяннице-невесте кулон с бриллиантами. Присутствовавший при этом гость узнал кулон своей матери, убитой по дороге из Енисейска в Красноярск, разразился скандал. На свадьбе случившееся представили как пьяную выходку, однако сразу после торжества Аверьян Косьмич поехал в Кекур и пожертвовал деньги на строительство придела Ильинской церкви. Происшествие настолько произвело впечатление на сибиряков, что пошла гулять в народе легенда, она обрастала разными подробностями, на свадьбе дарили то серьги, то браслеты, но суть оставалась та же — это были украшения убиенной матери.

Фото сибирского шамана и его дочерей, сделанное Вячеславом Шишковым

Несмотря на щедрую благотворительную деятельность, Матонины так и не смогли отмыться от фамильного греха, имена купцов даже не упоминаются в краеведческой литературе. Судьба семейства развивалась зигзагообразно. В период золотой лихорадки Матонины еще больше разбогатели, хотя проблемы с бунтами рабочих на приисках порядком потрепали им нервы. В своем романе Шишков подробно пишет о забастовках и вдохновляется тут не только историей Матониных, но и Ленским расстрелом — событиями 1912 года, когда в одном из золотопромышленных товариществ конфликт акционеров и рабочих вырос в бунт. Бастовали три тысячи рабочих, призванные на помощь правительственные войска открыли по ним огонь, пострадали более 300 человек, 170 были убиты. Историки считают, что это кровавое событие приблизило революцию 1917-го.

А купец, отдаленно напоминающий Прохора, закончил жизнь так. 1 декабря 1883 года в селе Кекур губернатор открыл первое в Енисейской губернии сельское ремесленное училище имени Аверьяна Матонина. Но сам Аверьян не дожил каких-то дней до этого события. Он был похоронен в семейном склепе в селе Кекур, но в 1913 году склеп разграбили. Видимо, вандалы думали, что купца похоронили вместе с его богатством. В 1914 году Матонины обанкротились. В 1931 году плиту с могилы Аверьяна использовали для строительства свинарника… Родовое проклятье все-таки настигло купца.

Роман Шишкова мало совпадает с реальной историей — Прохор не Аверьян, и он не пытался искупить семейный грех. Но общая мораль в придуманном и жизненном сюжетах есть: проклятые деньги счастья не приносят, расплата тебя настигнет даже через годы. А вот какой она будет — в виде надругательства над твоей могилой или в виде наркоманской зависимости (а Прохор у Шишкова употреблет кокаин и морфий, что показано в совремнной версии «Угрюм-реки»), в виде безумия и самоубийства — это уже художественные ответвления. В любом случае «Угрюм-река», ставшая своеобразной энциклопедией русской народной жизни, вместившая приключенческий, мистический, детективный, мелодраматический жанры, напитанная почти библейскими философствованиями на тему предательства, гордыни, преступления и наказания, весьма современно звучит и сегодня. И за эту попытку поговорить на важные темы создателям нового сериала спасибо.

Читайте также:  Какие реки впадают в воткинское водохранилище

Источник

Таежный роман: почему стоит прочесть «Угрюм-реку»

Роман-эпопея « Угрюм-река» — это хороший пример того, что среди «устаревшей» литературы можно найти настоящие жемчужины. Рассказываем, чем книга Вячеслава Шишкова выгодно отличается от других советских произведений 20-х — 30-х годов.

Захватывающий сюжет

Действие романа разворачивается на рубеже XIX — XX веков. Умирая, дед главного героя, Данило Громов, рассказал своему сыну Петру, где лежат деньги, добытые разбоем. Есть такое поверье, что украденные богатства должны «отлежаться», чтобы не принести с собой проклятий на семью вора. Петр вложил деньги в дело, но стать по-настоящему успешным купцом ему помешали пьянство и крутой нрав. Гораздо более талантливым предпринимателем оказался его сын Прохор Громов — главный герой саги. Шишков показывает нам историю взросления этого человека, его превращение из юноши с благими намерениями в алчного дельца, свихнувшегося на почве собственных страхов и преступлений.

Реальные истории и живые люди

Несмотря на то, что «Угрюм-река» — художественное произведение, в его основе лежат настоящие семейные легенды. Литературоведы полагают, что при работе над романом Вячеслав Шишков ориентировался на историю купцов Мамотиных. Во всяком случае, между судьбой рода и биографиями персонажей есть интересные совпадения. Как и Прохор Громов, глава семейства Аверьян был талантливым предпринимателем. Как и предки романного героя, первые Мамотины вышли из крестьян и поначалу промышляли разбоем. Как и в «Угрюм-реке», в истории купеческого рода есть шокирующий сюжет о свадебном подарке: украшении, снятом с убитой женщины и опознанным ее сыном в день помолвки младшей родственницы.

При этом Аверьян Мамотин, прототип Прохора, активно занимался благотворительностью. На его деньги были построены школы, училища и церкви. Вера Баландина, с которой была списана Нина, также была меценатом: она организовала строительство Ачинско-Минусинской железной дороги и активно занималась наукой.

Неоднозначные герои

Итак, главный герой Вячеслава Шишкова — предприниматель, угнетающий рабочих. Казалось бы, перед нами типичное советское произведение конца 20-х — начала 30-х годов. Но странность «Угрюм-реки» в том, что идеологический привкус здесь отсутствует. Один из немногих положительных героев — инженер Протасов — совершенно не похож на большевика. Напротив, он осторожен и мягок. За эти качества один из революционеров, конторщик Караев, назвал его меньшевиком. Удивительным кажется и отец Александр, священник, поддерживающий Нину и радеющий за счастье рабочих. С другой стороны, Нина, которой читатели сочувствовали на протяжении всего повествования, разочаровывается в своих убеждениях и постепенно скатывается в пропасть. В своем романе Шишков выводит не статичных манекенов, а героев, способных и к развитию, и к падению.

Неповторимый колорит

« Уж ты, матушка Угрюм-река, Государыня, мать свирепая».

(Из старинной песни)

Критики нередко сопоставляли «Угрюм-реку» с « Тихим Доном», подчеркивая, что по объему они равны. Роман о сибиряках-Громовых больше бытописательный. Однако в чем произведения действительно похожи, так это в любви их авторов к пейзажам. Шолохов с восторгом рассказывал о степях и окрестностях Дона. Шишков, почти двадцать лет посвятивший сибирским экспедициям, воспел Нижнюю Тунгуску, дав ей более благозвучное и грозное имя из старинной песни — Угрюм-река.

Нетипичный читательский выбор

«Урюм-река» не вошла ни в школьный, ни в университетский канон. Сам автор, утверждавший, что он родился ради этого романа, предсказывал его незавидную судьбу.

«Похвал за „Угрюм-реку“ мне никаких не будет: я лично не знаком с И. В. Сталиным, не услужаю М. Горькому, вообще — веду себя так, что не имея высоких общественно-говорильно-ораторских заслуг, не сумел, видимо, заслужить к себе благорасположения „критиков“».

Вяч. Шишков, из письма П.С. Богословскому

Первый раз от забвения роман спасла экранизация Ярополка Лапшина, вышедшая в 1968 году. Кинокритик Наталья Кириллова хвалила этот фильм за «броскую чистую графику» и яркие актерские работы. Второй раз о книге вспомнили благодаря сериалу Юрия Мороза. Однако, как ни крути, все сюжетные линии кинематограф передать не может. А значит, даже заядлых кинолюбителей в романе ждут новые открытия.

Источник



Угрюм-река (книга)

Содержание

История создания

В. Шишков в 1892 году окончил Вышне-Волочское техническое училище по специальности гидрограф и гидростроитель. В 1894 году Шишков поступил на работу в Томский округ Путей сообщения. В округе Путей сообщения работал Николай Ефимович Матонин — потомок енисейского купеческого рода. Матонин рассказывал Шишкову истории из жизни золотопромышленников Енисейской тайги.

В 1928 году выходит первая часть романа «Угрюм-река». Полное издание «Угрюм-реки» вышло в 1933 году.

Сюжет

Действия разворачиваются в конце 19-го — начале 20-го века вокруг семьи Громовых. Дед главного героя романа Данила Громов занимался разбоем и на этом разбогател. Умирая, он передал деньги своему сыну, открыв их происхождение. Сын, Пётр Громов, вложил деньги в предпринимательство и воспитал в своём сыне Прохоре (главном герое романа) достойного наследника. Прохор Громов оказался человеком целеустремлённым, с сильным характером, что привело его к вершине богатства и власти в сибирском крае. Однако зло, содеянное Данилой, казалось, преследует всю семью во всех поколениях. Несчастья в семье Громовых случаются одно за другим. Прохор, первоначально человек честный и нравственный, вязнет в болоте зла. Не в состоянии выдержать эмоциональных потрясений и напряженного труда, Прохор в итоге сходит с ума и кончает жизнь самоубийством, бросившись с башни.

Угрюм-река

Угрюм-река — вымышленное название. Могло быть заимствовано автором из сибирской песни.

В 1911 году Шишков участвовал в экспедиции по реке Нижняя Тунгуска. В романе под названием Угрюм-река описана Нижняя Тунгуска. Шишков немного изменил названия населённых пунктов на Нижней Тунгуске: Подволочная — Подволошино, Почуйское — Чечуйск, Ербохомохля — Ербогачён.

Река Большой Поток — Лена, или Енисей. По крайней мере, все прототипы героев романа жили по Енисею. Северный город Крайск — Енисейск.

Прототипы главных героев и сюжетных линий

Главный герой романа Прохор Громов. На реке Лена золотопромышленник Громов владел приисками, но прототипами семейства Громовых стали Косьма Куприянович, Аверьян Косьмич и Николай Ефимович Матонины. Прототипом Нины Куприяновой стала Вера Арсентьевна Баландина — внучка Михаила Косьмича Матонина.

Братья Матонины Лаврентий и Аверьян приехали в Красноярский острог из Тобольска в конце XVII века. Матонины прибыли вместе с Ильёй Суриковым — предком В. И. Сурикова. Братья поставили избы на реке Бузим, и женились на дочерях местного аринского князька. Эти дочери аринского князя могли стать прототипом Синильги. Так было основано село Матона, которое позднее стали называть Кекур (Нахвальская волость, в настоящее время Кекур, Сухобузимский район Красноярского края).

У Леонтия родились сыновья Яков (в 1690 году) и Анисим (в 1688 году). У Аверьяна Матонина родились Григорий (1693 год — 1773 год) и Осип (в 1705 году).

Братья Матонины участвовали в Красноярской шатости, и уехали (или сбежали) из Красноярска на реку Бузим.

Пётр Григорьевич Матонин крестьянствовал в Кекуре. Грабил купцов, проезжающих по дороге Енисейск — Красноярск. Дорога проходила через село Кекур. Пётр Григорьевич перед смертью сообщил своему внуку Косьме (Кузьме) место, где был зарыт клад с награбленным. По поверьям клад должен был отлежаться, чтобы очиститься от проклятий. Таким же образом формировались капиталы купцов Кандинских, Непомнющих и др [1] .

Косьма Куприянович Матонин родился в 1809 году. 20 января 1824 года (в возрасте 15 лет) Косьма Куприянович Матонин записывается в третью купеческую гильдию Красноярска. Семья выехала из села Кекур. Косьма Куприянович владел домами в Красноярске и Минусинске. Дети: Михаил (1824 год — 1897 год), Аверьян (родился 1829 или 1832 году умер в 1883 году), Ефим (1835 год), Тимофей (1845 год).

Косьма приобрёл два золотых прииска в енисейской тайге и один прииск на паях с Фёдотом Баландиным и Демьяном Васильевичем Матониным. Прииск получил название Косьмодемьянский.

В 1869 году в первую купеческую гильдию Красноярска записались Косьма Куприянович, и его дети: Михаил, Аверьян, Ефим и Тимофей. Всего в 1869 году в Енисейской губернии было 30 купцов первой гильдии, из них 11 носили фамилию Матонины.

После смерти Косьмы главой семейства стал Аверьян. Михаил уехал в Новосёлово Минусинского уезда. После смерти жены Михаил Косьмич переехал в Енисейск. Ефим Косьмич поселился в селе Стрелка в устье Ангары — вблизи от золотых приисков.

Аверьяну было известно о происхождении семейных капиталов, и уже через неделю после похорон отца Аверьян Косьмич пожертвовал средства Минусинскому уездному правлению на строительство школы и церкви. В 1863 году в Красноярске начинает работать телеграфная станция. Все расходы по открытию станции оплатил Аверьян Космич. На деньги Аверьяна Матонина в селе Кекур был построен придел Ильинской церкви, позолочены купола и оклады икон, куплены колокола. На деньги Матонина содержалась богадельня в Кекуре. Аверьян Матонин выделил 100 тысяч рублей на строительство гимназии в Енисейске. Информация о благотворительной деятельности золотопромышленника не вошла в роман.

В 1870 году дочь Михаила Косьмича Александра вышла замуж за купца Арсения Ивановича Емельянова (их дочерью была В. А. Баландина). На свадьбе Аверьян Косьмич подарил невесте кулон с бриллиантами. На свадьбе присутствовал сын Фёдота Баландина, который узнал кулон своей матери, убитой по дороге из Енисейска в Красноярск. Гостям сказали, что Баландин пьян. После свадьбы Аверьян Косьмич поехал в Кекур, и пожертвовал деньги на строительство придела Ильинской церкви. Вероятно, из-за этого случая имена Матониных практически не упоминаются в краеведческой литературе.

Это происшествие стало народной легендой. Легенда существует в различных вариантах, но во всех вариантах остаётся узнавание кулона (браслета, броши, серёжек и т. д.) убиенной матери.

В 1871 году на прииске братьев Матониных на реке Удере приказчик потребовал от рабочих выйти на работу в праздничный Петров день. В ответ на это требование 40 из 150 работников прииска ушли в тайгу вместе с оборудованием для промывки золота. Шишков за 20 лет путешествий по Сибири встречался с родственниками Матониных, посещал принадлежащие им прииски, разговаривал с рабочими, которые в 1871 году ушли с прииска. В романе Шишков описал забастовку, более похожую на Ленские события 1912 года.

В 1879 году Аверьян Косьмич и его братья записаны в Минусинском купечестве. Аверьян Космич был женат на Ольге Диомидовне. Их сын Иван умер в 4-летнем возрасте. Других детей не было.

1 декабря 1883 года в селе Кекур губернатор Енисейской губернии И. К. Педашенко открыл первое в Енисейской губернии сельское ремесленное училище имени А. К. Матонина. Официально училище было двухлетним, но реально в училище давалось пятилетнее образование. В 1944 году училище было преобразовано в начальную школу.

Аверьян Косьмич умер перед открытием ремесленного училища. Похоронен в семейном склепе в селе Кекур.

В 1914 году Матонины обанкротились. В 1913 году склеп Аверьяна Косьмича в Кекуре разграбили. В 1931 году могильную плиту Аверьяна Косьмича использовали для строительства свинарника.

Источник

Adblock
detector