Меню

Угрюм река вымысел или реальные события

А была ли Угрюм-река?

На первом канале состоялась премьера новой экранизации знаменитого романа Вячеслава Шишкова – «Угрюм-река». А была ли такая река на самом деле, или это река всего лишь воображение автора, попробуем разобраться в этом вопросе обратившись к первоисточнику, к самому роману.

В начале книги купец посылая сына на реку по делам торговым, объясняет рисуя путь к реке — Пётр Громов объяснял Прохору как добраться до Угрюм-реки – дорога от Медведево в Дылдино, 240 вёрст, отсюда свернёшь на Фролку – вёрст триста с гаком. Тут река Большой Поток предвидится. Отсюда перемахнёшь через волок на Угрюм-реку, в самую вершину. Там деревня Подволочная на Угрюм-реке. Дальше Пётр указал, что река большая – три тысячи вёрст. Она впала в самую огромную речищу, а та – прямо в окиян.

На реку Большой Поток путники прибыли ранней весной, в село Почуйское, там же встретили плавучую ярмарку – с ранней весны и до поздней осени плывет она на дальний север и наконец, останавливается в Якутске.

Вот нам и подсказка от автора. Якутск расположен на реке Лена, из чего мы делаем вывод, что река Большой Поток в романе – это река Лена. Если внимательно рассмотреть карту, то мы обнаружим на реке Лене – село Чечуйск Киренского района Иркутской области, название очень похоже на Почуйское, не правда ли?

Недалеко от села Чечуйска на северо-запад расположено село Подволошино, обращаемся к книге — тридцать вёрст отделяли село Почуйское от деревеньки Подволочная на Угрюм-реке. Не правда ли названия схожи? Подволошино и Подволочная. Современное село Подволошино расположено на реке Нижняя Тунгуска! Вот вам и настоящая Угрюм-река.

памятник писателю на Чуйском тракте

Если обратиться к биографии Вячеслава Шишкова, то он принимал участие в 1911 году в экспедиции по реке Нижняя Тунгуска, которая занималась промерами судоходства реки.

В самом конце августа путники наконец прибыли в Ербохомохлю – последний населенный пункт, от которого полторы тысячи вёрст до устья реки. Угрюм-река повернула от Ербохомохли на закат.

А была ли Угрюм-река?

Двигаясь по течению реки Нижняя Тунгуска на карте я попытался отыскать известное из книги поселение Ербохомохля, больше всего по названию подошло село Ербогачен Катангского района Иркутской области, единственное в своём произведении Шишков указывает, что от Ербохомохли Угрюм-река повернула на закат, т.е. на запад, а после Ербогачена река течет на север и поворачивает на запад километров через 150-200.

Конечный пункт героев романа был город Крайск, где Угрюм-река «впадает в самую огромную речищу», т.е. Нижняя Тунгуска впадает в реку Енисей, где и расположено село Туруханск Красноярского края, которое когда-то было городом.

фото с сайта kino-teatr.ru

Что касается поиска самого села, где проживали Громовы, то из романа нам известно, что торговое село Медведево стояло при реке. Из записной книжки Прохора нам известно, что первое путешествие Прохора Громова с Ибрагимом на Угрюм-реку состоялось в 1898 году. Посмотрев карты того времени я не нашел ни каких похожих сел и обратился к истории возникновения «Угрюм-реки».

фото с сайта kino-teatr.ru

Прототипом истории семьи Громовых были купцы Матонины, с предками которых писатель Вячеслав Шишков встречался в ежегодных экспедициях по Сибири, и которые проживали на территории современного посёлка Кекур Сухобузимского района Красноярского края, расположенный в 80 километрах от Красноярска.

Поселок как раз расположен рядом с трактом между Красноярском и Енисейском, где промышлял разбоем Данило Прохорыч Громов, я полагаю, что название села Медведево собирательный образ и не привязан к какому-то конкретному месту.

Источник

Сериал «Угрюм-река»: прототипы главных героев

9 марта 2021 года на Первом стартовал сериал «Угрюм-река» по одноименному роману Вячеслава Шишкова. История купеческой семьи Громовых кажется зрителям правдоподобной, а герои – не вымышленными персонажами. Кем были и чем занимались прототипы главных героев «Угрюм-реки» – в материале 24СМИ.

Прохор Громов

Автор романа Вячеслав Шишков поставил в название вымышленную реку. А прототипами главных героев «Угрюм-реки» стало несколько поколений купцов Матониных. К слову, купцы Громовы, также как Куприяновы и Груздевы, действительно жили в Сибири. Торговый дом «Громовы и сыновья» продавал пушнину, а вдова Ивана Громова с успехом приняла дела мужа и продолжила управление золотыми приисками.

На прототип Прохора Громова прочили купца-однофамильца Александра, который поставил водопроводные сооружения в Томске, а затем общественные бани. Однако деятельность Громова оказалась несоизмерима с масштабами бизнеса героя романа.

Сам Шишков был знаком с Николаем Ефимовичем Матониным, который рассказывал автору историю семьи. Собирательные образы писатель и перенес в роман под другой громкой фамилией.

Краеведы сибирских мест отыскали любопытные детали о том, что Шишкова из семи братьев Матониных заинтересовал только Аверьян Косьмич Матонин. Это его отцу Косьме дед Петр Григорьевич и рассказал о награбленном золоте.

А позже Аверьян подарил племяннице на свадьбе кулон, в котором жених узнал драгоценность матери. Затем эта история обросла легендами, и в разных интерпретациях кулон убиенной родительницы превращался в браслет, брошь или серьги. Между тем сходство с сюжетной линией романа очевидно.

После скандала Аверьян пожертвовал деньги на строительство церкви, а семью преследовали неудачи. Наследник Аверьяна Косьмича умер в 4-хлетнем возрасте. Больше детей у Матонина не было. Аверьян и его супруга Ольга Диомидовна занимались благотворительностью, желая вымолить детей. Позже он построил пятиклассное училище в Кекуре. Но об этом Шишков умолчал.

Читайте также:  Как найти скорость лодки против течения реки формула

В начале XX века семья Матониных разорилась. Ходят слухи, что портрет Аверьяна Косьмича в 20-е годы нашли школьники. Тогда изображение «кровопийцы» не представляло ценности, а потому портрет сожгли. А склеп Аверьяна Матонина разграбили еще в 1913 году, как только прошел слух, что вместе с промышленником закопали золотой кортик. Могилу разорили, а надгробную плиту позже использовали для строительства свинарника.

Петр Громов

Прототипом Петра Громова, которого в сериале исполнил Александр Балуев, стал Косьма Куприянович. Ему дед перед смертью признался, что когда-то нажил золото воровством и закопал клад в землю.

Косьма Куприянович Матонин был записан в 3-ю купеческую гильдию в 15 лет. Позже приобрел 2 золотых прииска в енисейской тайге. Купец смог разбогатеть и к концу жизни уже стал относиться к первой купеческой гильдии Красноярска, а его благосостояние превышало 50 тыс. рублей.

Купцы первой гильдии могли заниматься банковским делом и международной торговлей. Кстати, и четыре сына Косьмы, среди которых и Аверьян, также вошли в эту купеческую гильдию.

Марья Громова

Кто стал прототипом Марьи Громовой – неизвестно. Между тем, согласно сюжету, Марья Громова выглядит женщиной обиженной, которая терпит побои супруга. В действительности сюжетная линия героини могла оказаться и далека от действительности.

Женщины Сибири слыли дамами крепкими, которые в обиду себя не давали. Жены могли параллельно с мужьями вести предпринимательскую деятельность, а иногда и вовсе брать инициативу в свои руки, заправлять хозяйством, приисками и торговлей.

Анфиса Козырева

Самым загадочным для поклонников сериала стал образ Анфисы Козыревой. В 1911 году Вячеслав Шишков участвовал в экспедиции по реке Нижняя Тунгуска. В 1973-м состоялась краеведческая экспедиция, повторяющая путь Шишкова. Поездку организовали, чтобы собрать материал для Дома-музея В. Я. Шишкова, который планировали открыть к 100-летию автора романа.

В дневниках писателя значится деревенька Гаженка, утопающая в черемухе. Спустя 6 десятилетий старожилы вспомнили, что в этом месте жил Степан Карелин, у которого сестру звали Анфисья Васильевна. Девка, говорят, огонь была и красоты нереальной. Но за барышней тянулась дурная слава, и поговаривали, что она все с купцами водилась. Есть версия, что именно она и стала прообразом Анфисы.

Ибрагим

Нашелся прототип и у Ибрагима-оглы. По воспоминаниям современников, им оказался житель села Преображенка. Черкес Чебар-Аллимердан-оглы был сослан в Сибирь за родовую месть. У Чебара подозревали и азербайджанские корни, за что герой и получил приставку к имени «оглы». Кавказец стриг и брил местных жителей и отличался гостеприимством.

Позже деда Чебара дети побаивались за суровый взгляд из-под бровей. Он умер в 1942 году. Села сейчас нет на карте, а потомки, которых разбросало по свету, до сих пор хранят роман как память о предке.

Нина Куприянова

Прототипы главных героев «Угрюм-реки» не всегда были собирательными образами. Так, Нина Куприянова списана с внучки Михаила, родного брата Аверьяна Косьмича. Хотя по сюжету фильма есть отличие, и прогрессивную купеческую дочь с приданным Нину сделали супругой Прохора.

Вера Арсеньевна Баландина была выпускницей Бестужевских женских курсов. Ей посчастливилось слушать лекции в Сорбонне. В конце XIX столетия женщина получила степень магистра естественных наук.

Баландина известна благотворительной деятельностью. На собственные деньги Вера Арсеньевна организовала стипендию слушательницам Бестужевских курсов, открыла столовую для бедных, первые ясли в Енисейской губернии. А в 1911 году Баландина вложила в строительство Ачинско-Минусинской железной дороги 35 млн рублей.

Нина Куприянова по сюжету сериала – барышня прогрессивных взглядов. Однако к финалу дама превращается в расчетливую и жесткую предпринимательницу, что тоже в духе того времени.

Данила Громов

Прототипом Данилы Громова был Петр Матонин, который нажил стартовый капитал для внука грабежом и разбоем. Раньше считалось, что нечестные деньги должны пролежать в земле три поколения. И лишь к четвертому – золото «очистится», и им можно воспользоваться. Считается, что клад не успел «отмыться» и внук Косьма рано его откопал. Потому семью Матониных и преследовали беды.

Синильга

О шаманке Синильге Шишкову рассказали проводники экспедиции. Имя одного из них – Константина Алексеевича Фаркова – автор оставил в романе и менять не стал. По легенде Синильга – это девушка, за которой шли в тайгу и не возвращались. В переводе имя означает «снег».

Прототипы главных героев «Угрюм-реки» нередко были реальными людьми, которые дали повод для слухов и легенд. Есть также версия, что Синильга – это собирательный образ жен братьев Матониных, которые впервые переехали в Красноярский острог в конце XVII века.

Братья женились на дочерях аринского князька, чей народ обитал по среднему течению Енисея. По своей социальной организации и быту эта народность не отличалась от других кочующих племен, что, возможно, и дало повод для слухов и легенд.

Источник

Как реально выглядела Угрюм-река во время действия одноименного романа

original

Сюжетная линия романа «Угрюм-река» разворачивается в Сибири на рубеже XIX-XX веков. Описание сибирской реки, названием которой озаглавлено произведение В. Я. Шишкова, вызывает споры у читателей по поводу прообраза. Чтобы найти разрешение спорного вопроса, надо проанализировать, как могла реально выглядеть «Угрюм-река» во время действия одноименного романа.

  1. Небольшая предыстория
  2. Как реально выглядела Угрюм-река
  3. Альтернативный вариант прообраза
  4. Выводы
Читайте также:  Заготовка древесины с последующими посадками леса сплав леса по рекам

Небольшая предыстория

Русский писатель Вячеслав Яковлевич Шишков (1873-1945 годы) по образованию был инженером.

На протяжении 20 лет он был участником экспедиций по изучению гидрографии сибирских рек:

original

  • Иртыша;
  • Оби;
  • Бии;
  • Катуни;
  • Енисея;
  • Нижней Тунгуски;
  • Лены;
  • Ангары;
  • Чулыми.

Экспедиция по Нижней Тунгуске в 1911 году, знакомство с жизнью золотопромышленников и местного населения оказали значительное влияние на творчество Шишкова. В романе «Угрюм-река», увидевшем свет в 1932 году, писатель на примере трех поколений семейства купцов Громовых отобразил жизнь дореволюционной Сибири.

2325222

Центральный персонаж, Прохор Громов, начинает свой путь успешного золотопромышленника с изучения русла Угрюм-реки. По настоянию своего отца, Петра Громова, он добирается вдвоем с верным черкесом Ибрагимом до устья Угрюм-реки. Название реки вымышленное. Критики и читатели предполагают, что под этим названием скрыта одна из двух сибирских рек: приток Енисея или приток Лены.

Как реально выглядела Угрюм-река

Если считать, что Угрюм-река – это переименованная писателем Нижняя Тунгуска, легко узнать, какие особенности она имела и имеет в настоящее время. Нижняя Тунгуска – второй по полноводности после Ангары и самый длинный приток Енисея. Длина русла – около 3000 километров, средняя ширина – 300-400 метров.

Приток по характеру течения, рельефу, строению русла и берегов делится на 2 участка. Исток находится на Верхне-Тунгусской возвышенности Среднесибирского плоскогорья. В верхней части долины, протяженностью 580 километров, русло проложено в глинисто-песчаных отложениях. Глубина реки небольшая, течение плавное. Берега сглажены.

scale_1200

От села Преображенка характер реки кардинально меняется. Последующие 2400 километров приток Енисея несет свои воды в узкой долине, сжатой в скальных берегах. Скорость течения значительно возрастает, особенно у порогов, самые опасные из которых – Сакко, Вивинский, Учамский, Большой. Глубина реки в районе порогов достигает 60-100 метров.

С октября по май река покрыта льдом. Водосток питается от таяния снегов и летних дождей. Большая часть русла проходит по вечной мерзлоте, что исключает подпитку грунтовыми водами. Река малопригодна для судоходства. В устье реки, на правом берегу Енисея, расположено село Туруханск.

Альтернативный вариант прообраза

Витим – правый приток Лены протяженностью около 2000 километров, уступает по этому показателю только двум другим притокам: Алдану и Вилюю. Витим берет свое начало в Забайкалье, в Бурятии. Климат резко континентальный.

scale_1200 (2)

Питание, в основном, дождевое. Судоходен в нижнем течении, на расстоянии 500 километров от впадения в Лену. Ширина русла – от 160 до 400 метров (от верховья до устья). В устье Витим образует дельту, шириной до 1,5 километра.

Витим – река с многочисленными порогами, отнесенными к 3 категории сложности по сплаву. Русло реки проложено в скальных породах, межгорных долинах с обрывистыми берегами, поросшими лиственницей, кедровым стлаником. В бассейне реки с середины XIX века разрабатываются золотоносные пласты.

Выводы

При анализе текста романа и описания Нижней Тунгуски и Витима складывается однозначный вывод: Угрюм-река и Нижняя Тунгуска – это одна и та же река.

scale_1200 (2)

Для примера. В начале своего путешествия Прохор разочарован Угрюм-рекой и не понимает, почему ее так назвали.

На его слова последовал ответ: «Силы не набрала… Она еще взыграет. Вот ужо к Петровкам, когда все болота оттают в тайге». (Петровки – день святых апостолов Петра и Павла, отмечавшихся до 1918 года 29 июня). Эти слова подтверждают гидрологию притока Енисея: вечная мерзлота начинает оттаивать в начале июля.

Далее в романе описывается, что вскоре плавное течение сменилось порогами, преодолеть которые было непросто:

950271

«…лишь повернули прочь от солнца, послышался шум, как отдаленный шелест леса. Течение становилось все слабее и слабее, а шум порога возрастал, и, после нескольких изгибней реки, быстрая волна вдруг подхватила шитик… Саженях в ста от Прохора бежали две воды: шумно бурлящая, рябая и, дальше, – тихая, застеклелая, вся в солнечном пожаре. Грань этих вод – предел порога…».

Подтверждением описания Нижней Тунгуски также служат слова Петра Громова, объясняющего Прохору, как попасть на Угрюм-реку: «Тут река Большой Поток предвидится. Отсюда перемахнешь через волок на Угрюм-реку, в самую вершину… Это деревня Подволочная на Угрюм-реке. Там построишь плот либо купишь большую лодку, – шитик называется, – сухарей насушишь… А весной, по большой воде поплывешь вниз».

Как следует из объяснения Петра Громова, между Большим Потоком и Угрюм-рекой есть короткий путь, что соответствует географическим данным. В районе города Киренска русла Нижней Тунгуски и Лены находятся на расстоянии 15-20 километров.

3578

Писатель дал свои географические названия рекам или слегка видоизменил названия населенных пунктов. Большой Поток в романе – это река Лена, село Подволочная – Подволошино, город Крайск – Туруханск, село Чечуйское – Почуйское, село Ербогачен – Еброхомохля.

Что не соответствует в реальности сюжету романа – это наличие на Нижней Тунгуске в XIXXX веке золотых приисков. Основным золотоносным районом в то время были россыпные месторождения на Лене и ее притоках, в том числе на реке Витим. Художественный замысел писателя воссоздал эпоху золотой лихорадки в Западной Сибири, перенеся ее в Восточную Сибирь, чтобы не было аналогий с биографиями и местом жительства главных героев.

Читайте также:  Какая крупнейшая река германии

Река Витим имеет сходство с Нижней Тунгуской из-за порожистого, быстрого течения, необжитых берегов, суровых климатических условий. Однако в тексте романа «Угрюм-река» детально описана Нижняя Тунгуска.

Источник



Вымысел взял верх. Завершился сериал «Угрюм-река»

сергей ильченко Культура 08 Апреля 2021

Вот и закончился марафон, преподнесенный нам телевидением как самая громкая премьера года. Четыре недели по вечерам мы смотрели сериал «Угрюм-река», который опытный режиссер Юрий Мороз поставил по одноименному роману Вячеслава Шишкова.

Намеренно оставляем за скобками сравнение нынешней 16-серийной телеэпопеи с качественным телефильмом Ярополка Лапшина 1968 года, снятым на Свердловской киностудии. Тогда была другая эпоха: иная эстетика, иные законы создания телекино, иное качество всех компонентов зрелища, иные возможности. Все это вместе взятое сформировало вокруг той картины ореол экранной легенды. Оставим «Угрюм-реку-68» ее поклонникам и обратим взгляд на предъявленную нам премьеру.

Зрелище сибирских красот стало явной удачей визуального решения сериала, в котором тема силы и могучего характера бескрайних просторов Отечества стала едва ли не главной доминантой, порождающей чувство гордости за родную природу. Правда, многим известно, что Угрюм-река – это вымышленный образ двух грандиозных рек Восточной Сибири – Лены и ее притока Подкаменной Тунгуски. А в кадре мы неизменно видим красоты течения реки Чусовой, что находится от искомых рек за несколько тысяч километров – на Урале. Но на это любители книги Шишкова вполне могли бы и не обращать внимание, если бы их увлекали зрелище страстей, драма характеров, борьбы за удачу и неистребимой жажды обогащения. Все это наличествует в тексте книги Шишкова, сумевшего сотворить сибирский вариант «Тихого Дона».

Сценарист нынешней телеверсии Мария Сапрыкина сделала все от нее зависящее, чтобы оживить в картине всех персонажей романа. Даже тех, которых там нет вовсе. И многонаселенность порою казалась избыточной настолько, что зритель, пропустивший одну серию, уже не в силах «догнать» разворачивающийся на экране сюжет. Впрочем, Юрий Мороз как режиссер (думаю, не без рекомендаций продюсеров) так перемешал в монтаже все фабульные ниточки, что временами зрители окончательно запутываются: не то перед ними кровавая мелодрама с буйными мужиками и чувственными женщинами, не то авантюрная приключенческая лента о том, как золото губит людей.

В книге обе темы писатель свел воедино в судьбе Прохора Громова. Его характер удерживает всю конструкцию текста. Это роман о нем и про него. И здесь все решал выбор исполнителя главной роли. Им оказался актер Александр Горбатов, некогда блеснувший в «Ненастье» Сергея Урсуляка. Для новой роли ему не хватило ни мощи, ни цельности, ни даже физической фактуры. А ближе к финалу сериала он и вовсе превратился едва ли не в рефлексирующего мученика собственной совести. И от того не стыкуются мотивы поведения и отношений Прохора с окружающими его персонажами. И главные женщины в жизни Прохора – Анфиса (Юлия Пересильд) и Нина (София Эрнст) – выглядят порой как-то неестественно и надуманно. Иногда и вовсе кажется чрезмерным их присутствие в единицу экранного времени.

Конечно, любовные страсти есть и в книге. Но в сериале многое выглядит как малопристойные новеллы в стиле «таежного Мопассана», не исключая и похождений героя на невских берегах.

Но авторы сериала не бросили Прохора на произвол судьбы и воли обольстительниц. Они постоянно напоминают ему и нам о некой тунгуске Синильге, на чью могилу наведывается герой. Мистика сменяет эротику, которая то и дело изящно ретируется из сюжета, уступая арену алчности. И так идут сквозь сериал эти темы, сменяя друг друга, демонстрируя костры нещадных амбиций, в которых и сгорает душа Прохора Громова.

В сериале есть и достаточно обширный сюжетный пласт страданий разных женщин: от матери Прохора (Наталья Суркова) до похотливой Кэтти (Юлия Хлынина), будто случайно забредшей в сериал из купринских повестей о нравах «веселых домов». Это окончательно запутывает систему отношений персонажей: уже не понять, кто с кем и от чего страдает. Даже благоверную Прохора Громова низвергают с трона добродетели и вынуждают вступить в связь с инженером Протасовым (Юрий Чурсин).

Словом, случился на экране не роман-сага о том, как рушатся семейные устои и как злато губит людей, а продолжительный рассказ об авантюрах ума и сердца, чем-то напоминающий российский вариант новелл Джека Лондона про золотую лихорадку, смешанных в одном сериальном флаконе с амурными мелодраматическими экзерсисами. Причем со стороны обоих полов.

Возможно, зрители и не возражали бы против подобного разворота мотивов чтимой в народе книги, если бы авторы сериала все же тщательнее разрабатывали сюжет и прорисовали характеры тех, кто в кадре прописался постоянно, и тех, которые неизвестно зачем возникали на экране. А затем так же внезапно исчезали, уступая пространство иным персонажам.

Радикально изменен и финал истории о жестоком бедняге Прохоре Петровиче. Вымысел здесь взял верх окончательно и бесповоротно. Герой становится свидетелем. падения тунгусского метеорита. О чем зрителей оповещает заключительный титр сериала. Надо понимать, что возмездие в виде «небесной кары» настигло грешника. И, видимо, окружающих его грешников тоже.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 61 (6899) от 08.04.2021 под заголовком «Как я над вымыслом облился слезами».

Источник

Adblock
detector