Меню

Угрюм река вымышленная или настоящая история

Где на самом деле находится Угрюм-река и что она из себя представляет в действительности

Новый российский сериал «Угрюм-река» наделал много шума. Лично мне он не особо понравился (точнее, вообще не понравился), однако я знаю, что многие задаются вопросом:

– А где же эта самая река вообще расположена?

Если прям одним словом – нигде. На планете нет ни одной реки с названием «Угрюм». Однако, реальный прототип у реки все-таки имеется. И сейчас я вам про него расскажу.

Как известно, сериал снят по роману Шишкова с одноименным названием. При этом, Шишков не относился к тем писателям, что сидели в своем кабинете и придумывали из головы всякое фэнтези.

Вячеслав Шишков – реальный путешественник, исследователь, инженер. Он родился в 1873 году под Тверью, а в 19 лет уехал в Сибирь, связав с ней всю свою оставшуюся жизнь (умер в 1945-м).

В 1911-м году (в возрасте 38 лет) Шишков участвовал в экспедиции по реке Нижняя Тунгуска. Это правый приток Енисея.

Давайте посмотрим на названия некоторых населенных пунктов, через которые проходило путешествие главного героя – Прохора Громова

Кажется, что это вымышленные названия. Однако, если мы изучим течение Нижней Тунгуски, то найдем вот такие вот вполне реальные поселки:

Прям хорошее совпадение, правда? Лично у меня нет сомнений, что Угрюм-река – это и есть Нижняя Тунгуска, по которой путешествовал сам автор романа.

Нижняя Тунгуска, она же — Угрюм-река.

Кстати, в таком случае получается, что город Крайск, который в романе расположен на месте впадения Угрюм-реки в большую реку – это нынешний поселок Туруханск, стоящий как раз у впадения Нижней Тунгуски в Енисей.

Что известно о Нижней Тунгуске

Енисей – самая полноводная река в России. Да и по мировым меркам она – пятая.

Каждую секунду Енисей выносит в океан 20 000 кубических метров воды. Из этих 20 тысяч, примерно 3,5 тысячи принадлежит Нижней Тунгуске, которая является вторым по полноводности притоком Енисея.

Это такая громадина, что в России найдется не так много рек, превосходящих ее в размерах. Если быть точным, то среди российских рек, Н.Тунгуска – 11-я.

Например, великая Волга имеет поток всего лишь в 2 раза больший (8 тысяч м3/сек). А, например, такая река как Кубань – в 9 раз меньше Нижней Тунгуски (всего 400 м3/сек).

Река достигает ширины 700-800 метров

Глубина и скорость

В это трудно поверить, но глубина этой реки достигает, местами, 100 метров!

Это глубже, чем Азовское море (его рекорд – 13,5 метров). В России во времена Шишкова не было ни одной постройки, которая не скрылась бы в Н.Тунгуске «с головой».

Скорость реки также поражает. В верхнем течении (ближе к истоку), река еще слабая и несет свои воды со скоростью всего 2 км/ч.

А вот в нижнем течении, на некоторых порогах скорость достигает 18 км/ч! Не каждый человек может бежать с такой скоростью.

Н. Тунгуска – самый протяженный приток Енисея. Ее длина всего чуть-чуть не дотягивает до 3000 километров.

Это длиннее знаменитой индийской реки Ганг (2500 км) и чуть короче Волги (3500 км). Среди всех рек мира Н. Тунгуска занимает 28-е место, значительно опережая такие реки, как:

  • Рио-Гранде (Южная Америка)

В общем, можно сказать точно – неблизким был путь Прохора Громова, если он решил пройти всю Угрюм-реку!

И по сей день берега реки крайне малолюдны. Дорог там практически нет, местность представляет из себя непроходимую тайгу.

Впрочем, на всем протяжении реки поселки все-таки попадаются. Единственный способ их сообщения с остальным миром – сама река, которая летом судоходна, а зимой используется как дорога (зимник).

Тот самый поселок Ербогачен из романа Шишкова

При чем здесь Тунгусский метеорит

Несколько раз видел комментарии, авторы которых связывали реку Н. Тунгуску с Тунгусским метеоритом. Мол, он упал как раз где-то на ее берегах.

На самом деле, немного не так. Помимо Нижней Тунгуски на Енисее есть другая река – Подкаменная Тунгуска. Она поменьше и протекает южнее. Так вот, Тунгусский метеорит упал примерно вот тут:

Ну, что ж. Вот такой получился рассказ об одной из величайших российских рек. Стоит отметить, что съемки сериала велись вовсе не на Н. Тунгуске и даже не в Восточной Сибири, а на Урале.

Источник

Сериал «Угрюм-река»: прототипы главных героев

9 марта 2021 года на Первом стартовал сериал «Угрюм-река» по одноименному роману Вячеслава Шишкова. История купеческой семьи Громовых кажется зрителям правдоподобной, а герои – не вымышленными персонажами. Кем были и чем занимались прототипы главных героев «Угрюм-реки» – в материале 24СМИ.

Прохор Громов

Автор романа Вячеслав Шишков поставил в название вымышленную реку. А прототипами главных героев «Угрюм-реки» стало несколько поколений купцов Матониных. К слову, купцы Громовы, также как Куприяновы и Груздевы, действительно жили в Сибири. Торговый дом «Громовы и сыновья» продавал пушнину, а вдова Ивана Громова с успехом приняла дела мужа и продолжила управление золотыми приисками.

На прототип Прохора Громова прочили купца-однофамильца Александра, который поставил водопроводные сооружения в Томске, а затем общественные бани. Однако деятельность Громова оказалась несоизмерима с масштабами бизнеса героя романа.

Сам Шишков был знаком с Николаем Ефимовичем Матониным, который рассказывал автору историю семьи. Собирательные образы писатель и перенес в роман под другой громкой фамилией.

Краеведы сибирских мест отыскали любопытные детали о том, что Шишкова из семи братьев Матониных заинтересовал только Аверьян Косьмич Матонин. Это его отцу Косьме дед Петр Григорьевич и рассказал о награбленном золоте.

А позже Аверьян подарил племяннице на свадьбе кулон, в котором жених узнал драгоценность матери. Затем эта история обросла легендами, и в разных интерпретациях кулон убиенной родительницы превращался в браслет, брошь или серьги. Между тем сходство с сюжетной линией романа очевидно.

После скандала Аверьян пожертвовал деньги на строительство церкви, а семью преследовали неудачи. Наследник Аверьяна Косьмича умер в 4-хлетнем возрасте. Больше детей у Матонина не было. Аверьян и его супруга Ольга Диомидовна занимались благотворительностью, желая вымолить детей. Позже он построил пятиклассное училище в Кекуре. Но об этом Шишков умолчал.

В начале XX века семья Матониных разорилась. Ходят слухи, что портрет Аверьяна Косьмича в 20-е годы нашли школьники. Тогда изображение «кровопийцы» не представляло ценности, а потому портрет сожгли. А склеп Аверьяна Матонина разграбили еще в 1913 году, как только прошел слух, что вместе с промышленником закопали золотой кортик. Могилу разорили, а надгробную плиту позже использовали для строительства свинарника.

Петр Громов

Прототипом Петра Громова, которого в сериале исполнил Александр Балуев, стал Косьма Куприянович. Ему дед перед смертью признался, что когда-то нажил золото воровством и закопал клад в землю.

Косьма Куприянович Матонин был записан в 3-ю купеческую гильдию в 15 лет. Позже приобрел 2 золотых прииска в енисейской тайге. Купец смог разбогатеть и к концу жизни уже стал относиться к первой купеческой гильдии Красноярска, а его благосостояние превышало 50 тыс. рублей.

Купцы первой гильдии могли заниматься банковским делом и международной торговлей. Кстати, и четыре сына Косьмы, среди которых и Аверьян, также вошли в эту купеческую гильдию.

Марья Громова

Кто стал прототипом Марьи Громовой – неизвестно. Между тем, согласно сюжету, Марья Громова выглядит женщиной обиженной, которая терпит побои супруга. В действительности сюжетная линия героини могла оказаться и далека от действительности.

Женщины Сибири слыли дамами крепкими, которые в обиду себя не давали. Жены могли параллельно с мужьями вести предпринимательскую деятельность, а иногда и вовсе брать инициативу в свои руки, заправлять хозяйством, приисками и торговлей.

Анфиса Козырева

Самым загадочным для поклонников сериала стал образ Анфисы Козыревой. В 1911 году Вячеслав Шишков участвовал в экспедиции по реке Нижняя Тунгуска. В 1973-м состоялась краеведческая экспедиция, повторяющая путь Шишкова. Поездку организовали, чтобы собрать материал для Дома-музея В. Я. Шишкова, который планировали открыть к 100-летию автора романа.

В дневниках писателя значится деревенька Гаженка, утопающая в черемухе. Спустя 6 десятилетий старожилы вспомнили, что в этом месте жил Степан Карелин, у которого сестру звали Анфисья Васильевна. Девка, говорят, огонь была и красоты нереальной. Но за барышней тянулась дурная слава, и поговаривали, что она все с купцами водилась. Есть версия, что именно она и стала прообразом Анфисы.

Ибрагим

Нашелся прототип и у Ибрагима-оглы. По воспоминаниям современников, им оказался житель села Преображенка. Черкес Чебар-Аллимердан-оглы был сослан в Сибирь за родовую месть. У Чебара подозревали и азербайджанские корни, за что герой и получил приставку к имени «оглы». Кавказец стриг и брил местных жителей и отличался гостеприимством.

Позже деда Чебара дети побаивались за суровый взгляд из-под бровей. Он умер в 1942 году. Села сейчас нет на карте, а потомки, которых разбросало по свету, до сих пор хранят роман как память о предке.

Нина Куприянова

Прототипы главных героев «Угрюм-реки» не всегда были собирательными образами. Так, Нина Куприянова списана с внучки Михаила, родного брата Аверьяна Косьмича. Хотя по сюжету фильма есть отличие, и прогрессивную купеческую дочь с приданным Нину сделали супругой Прохора.

Вера Арсеньевна Баландина была выпускницей Бестужевских женских курсов. Ей посчастливилось слушать лекции в Сорбонне. В конце XIX столетия женщина получила степень магистра естественных наук.

Баландина известна благотворительной деятельностью. На собственные деньги Вера Арсеньевна организовала стипендию слушательницам Бестужевских курсов, открыла столовую для бедных, первые ясли в Енисейской губернии. А в 1911 году Баландина вложила в строительство Ачинско-Минусинской железной дороги 35 млн рублей.

Нина Куприянова по сюжету сериала – барышня прогрессивных взглядов. Однако к финалу дама превращается в расчетливую и жесткую предпринимательницу, что тоже в духе того времени.

Данила Громов

Прототипом Данилы Громова был Петр Матонин, который нажил стартовый капитал для внука грабежом и разбоем. Раньше считалось, что нечестные деньги должны пролежать в земле три поколения. И лишь к четвертому – золото «очистится», и им можно воспользоваться. Считается, что клад не успел «отмыться» и внук Косьма рано его откопал. Потому семью Матониных и преследовали беды.

Читайте также:  Поиск селищ вдоль рек

Синильга

О шаманке Синильге Шишкову рассказали проводники экспедиции. Имя одного из них – Константина Алексеевича Фаркова – автор оставил в романе и менять не стал. По легенде Синильга – это девушка, за которой шли в тайгу и не возвращались. В переводе имя означает «снег».

Прототипы главных героев «Угрюм-реки» нередко были реальными людьми, которые дали повод для слухов и легенд. Есть также версия, что Синильга – это собирательный образ жен братьев Матониных, которые впервые переехали в Красноярский острог в конце XVII века.

Братья женились на дочерях аринского князька, чей народ обитал по среднему течению Енисея. По своей социальной организации и быту эта народность не отличалась от других кочующих племен, что, возможно, и дало повод для слухов и легенд.

Источник

«Угрюм-река»: сериал VS фильма 1968 года, а также прототипы и история создания романа

Сериал «Угрюм-река» завершается, а страсти по нему не утихают. Зрители продолжают сравнивать проект с версией 1968 года и искать несоответствия с первоисточником — романом Вячеслава Шишкова, увидевшим свет в 1928 году. Экранизировать знаменитые книги трудно — всегда есть риск нарваться на тех, кто скажет «не таким я себе представлял персонажей». И все-таки справедливости ради: большинство из возмущающихся а) не дали себе труд пересмотреть советский телефильм Ярополка Лапшина и доверяются своему старому впечатлению; б) еще большее количество недовольных не держали роман в руках.

Современная версия Юрия Мороза далека от совершенства, но вот чего у нее не отнимешь, так это почти постраничной тщательности в изложении книги, целых 16 серий — это вам не кот начхал. Возможно, в столь медленном повествовании потерялись нерв, надрыв и интрига, зритель к середине сериала подзабыл Анфису, а главная идея так и не оформилась, зато нам в подробностях показали кризис брака Прохора, его сексуальную ненасытность, желание овладевать всем и всеми — землями, приисками, аристократками, дикими тунгусками. Нам представили детально проработанный образ Нины, трансформацию ее отношения к мужу — от влюбленности, ревности до разочарования и поиска новых ощущений в объятиях другого мужчины — образованнного и сдержанного управляющего Протасова. Нина и Протасов предстали живыми, подробными персонажами. Софья Эрнст и Юрий Чурсин рассказали на Первом канале, что у создателей даже была мысль продолжить «Угрюм-реку» и дописать за Шишкова историю жизни этой пары после смерти Прохора в революционные годы. Вовремя остановились.

Александр Горбатов и Юрий Чурсин в сериале «Угрюм-река»

Четырехсерийный телефильм Лапшина рассказывал о событиях быстро, пропуская детали и множество второстепенных линий. Из всего массива романа режиссер вычленил ровно то, что работало на главную идею фильма — показать историю распада личности, которой было многое дано, но которая не смогла распорядиться дарами и усмирить свою гордыню. По сути Лапшин, посвятивший фильм Прохору, представил свою вариацию на тему «тварь ли я дрожащая или право имею». События в его кино подавались более спрессовано — от убийства Анфисы до финала жизненного пути Прохора всего-то отделяла одна серия. И магия образа Анфисы не терялась, и получалось, что к горькому итогу жизни Прохор пришел во многом из-за того, что предал любовь. Это было мощное высказывание, приближающее роман Шишкова к произведениям Достоевского. С другой стороны, такая стремительность в изложении событий обеднила линии остальных героев, уж Нины и Протасова — точно. Жена Прохора появляется в версии 1968 года в коротких эпизодах, и их связь с Протасовым совсем не выписана. Актеры, играющие эти роли — Валентина Иванова и Павел Махотин, совсем не запоминаются. Не почувствовал зритель в старом кино и атмосферы начала XX века, нарождающегося в России технического прогресса, слома эпох, перехода общества на иную стадию развития. При этом телефильм, подчиняясь официальной идеологии тех времен, уделил большое внимание положению рабочего класса и всяческим пропагандистским речам. Впрочем, всего этого и в самом романе хватает.

Александр Горбатов в роли Прохора в сериале «Угрюм-река»

Важное отличие прочтения Юрия Мороза (и, как мне кажется, самое слабое место сериала) заключается в том, что Прохор изначально в этом проекте не положительный герой. Произведение называется «Угрюм-река», вот и его главный персонаж угрюмый, нелюдимый, необаятельный тип. И ты не понимаешь, почему же его так полюбили неординарные женщины — Анфиса и Нина. Смотреть 16 серий на героя, который тебе неприятен, тяжело. То ли дело старый фильм. Помимо всего прочего, Прохор там необыкновенный красавец, «юноша пылкий со взором горящим». Актер Георгий Епифанцев после картины моментально стал суперзвездой (хотя первоначально на эту роль планировался Владимир Гусев, но сломал ногу перед съемками). Герой влюблял в себя живостью, стремительностью, невероятной тягой к знаниям и желанием изменить мир к лучшему. Прохор пытался побороть родовое проклятие, жить по справедливости, помогать людям.

Епифанцеву на момент съемок было 28 лет, играл он 18-летнего, выглядел на все 40, но харизма была просто потрясающая. В предыдущей статье я уже писала, что он походил на молодого Петра I. И этим Лапшин, конечно, ближе подошел к книге: Шишков в начале романа любуется своим героем, например, рассказывая о его пытливости и страсти к образованию и книгам, пишет, как Прохор в детстве пытался провести воду в баню «при посредстве архимедова винта» и построить железную дорогу от склада, чтоб дрова по ней в дом возить. Парень рос деятельным, страстным, но и наивности на первых порах было хоть отбавляй. Засыпая, он, например, воображал себя Дон Кихотом, а верного друга Ибрагима представлял Санчо Пансой, мечтал о том, как будет рассекать на собственном авто по Америке, а еще работать китобоем в океане. Яркая красочка, да? И падение героя с такой нравственной высоты казалось в сериале 1968 года настоящей катастрофой. Первая его экспедиция на Угрюм-реку и в книге, и в версии Лапшина носила воспитательную цель — это была школа мужества: отец Петр Данилович, отправивший сына в опасный поход, пытался сделать из Прохора «человека» и заодно разведать возможности освоения далеких краев для купеческих целей. С Анфисой Прохор до поездки даже намека на отношения не имел.

Юрий Мороз почему-то захотел заоострить конфликт отца и сына: в новой версии Петр Данилович отправляет Прохора в ссылку, по сути на верную гибель, потому что видит в нем соперника в борьбе за сердце Анфисы. Книгоманы не на шутку оскорбились, сочли такой сценарный поворот искусственным. Возможно, они и правы. В отличие от Лапшина Мороз будто снимает историю безумия — Прохор у него похож на темного и мрачного купца Рогожина из «Идиота». И в этой связи его Анфиса, конечно, может быть только Настасьей Филипповной, ее и изображала на экране Юлия Пересильд.

Александр Горбатов и Юлия Пересильд в сериале «Угрюм-река»

Два телефильма представляют диаметрально разные трактовки этого женского образа. В старом фильме породистая красавица Людмила Чурсина играла женщину чистую, искренне любящую и несчастную. Образ попал в зрительские сердца, но в романе Шишкова Анфиса была куда более разбитной особой — с ямочками на щечках, высокой грудью, белым телом. Орехи щелкала, наряжаться любила, в тунгусских мехах ходила, кинжалом, отравленным китайским ядом в «вертучей руке» играла, и мучила мужчин, и авансы раздавала всем подряд, была взбалмошной, жестокой — одним словом, ведьмой. А спала ли с Петром Даниловичем — Шишков все время мастерски уходит от прямых ответов.

Кто бы что ни говорил, но Чурсина с ее аристократической внешностью не была шишковской Анфисой, а вот Юлия Пересильд ближе к образу, придуманному писателем. Только вот кудри, делающие героиню похожей на миледи из «Трех мушкетеров»… Неужели по моде тех лет? Почему вообще в новой версии и купцы, и женщины — все так старательно завиты? Долетали ли новинки парикмахерского искусства до отдаленных сибирских уголков — сомневаюсь.

Софья Эрнст и Юлия Хлынина в сериале «Угрюм-река»

А вот летящие епанчи и длинные рубахи Прохора, нижнее белье героинь, невероятно роскошные меха, которые русские купцы за бесценок покупали у тунгусов — все это в новом сериале впечатляет. Как и интерьеры домов, сервировка столов. Картинка вкусная, ее хочется рассматривать. Для описания купеческого быта с его размахом этих нероновских пиров нуворишей все это важно.

Поклонников шишковского романа не на шутку возмутил еще один факт. В фильме Лапшина путешествующий по Угрюм-реке Прохор встречает жадного и жестокого купца, эксплуатирующего труд бурлаков. Персонаж носил армянское имя Оганес Агабабыч, и актер Валентин Донгузашвили недвусмысленно играл толстопузого чужеродца, пришедшего в эти русские (вообще-то тунгусские) земли зарабатывать деньги. У Юрия Мороза купец не имеет имени, и герой совсем не похож на восточного человека. Времена политкорректности? Возможно. Линия мусульманина Ибрагима в версии Мороза тоже развивается по весьма «политкорректным» лекалам, нам в ярких красках показывают, как несколько богатых и образованных христиан из-за трусости предают верного, преданного иноверца. А ведь он только принял православие и задумал жениться на кухрке Варваре… Кстати, Юрий Миронцев, играющий Ибрагима, очень хорош — такую фактуру и транслируемую внутреннюю энергию надо активнее использовать в кино.

А теперь немного истории. Вячеслав Шишков, придумавший роман, который мы обсуждаем четвертую неделю кряду, по образованию совсем не литератор. Окончил техническое училище, работал в Томском округе водных путей сообщения. В 1910-е годы много путешествовал по Сибири и Уралу, в составе исследовательских экспедиций изучал территории, прилегающие к Иртышу, Оби, Енисею, Лене, Ангаре. Знакомился с людьми, изучал быт, общался с шаманами. И напитывался атмосферой, нравами и обычаями этих суровых мест. Реки под названием Угрюм не существовало в природе, это название Шишков услышал в одной из сибирских песен и вынес в название романа, намекая на угрюмость людей, живущих в этом суровом крае и живущих не по совести. Литературоведы считают, что, описывая характер реки, автор скорее всего имел в виду Лену и Нижнюю Тунгуску. Кстати, в этих местах, а именно Туруханске располагались ссыльные лагеря. Одним из отбывавших наказание именно в эти годы был Иосиф Сталин.

Читайте также:  Какого хозяйственное использование реки человеком

Писатель Вячеслав Шишков

Прототипов для романа Шишкову преподнес на тарелочке его коллега по экспедициям — инженер Николай Матонин, происходивший из рода енисейских купцов. По сути в основу сюжета легло семейное предание. Предок Матонина грабил купцов на большой дороге. Перед смертью сообщил своему внуку Аверьяну место, где был зарыт клад с награбленным. Внук уже через неделю после похорон деда пожертвовал средства Минусинскому уездному правлению на строительство школы и церкви. Далее он оплатил расходы по открытию телеграфной станции в Красноярске. На его же деньги в Кекуре содержалась богадельня. 100 тысяч рублей он выделил на строительство гимназии в Енисейске.

А потом дочь его брата Михаила Косьмича Матонина Александра вышла замуж за купца Арсения Ивановича Емельянова. На свадьбе Аверьян Косьмич подарил племяннице-невесте кулон с бриллиантами. Присутствовавший при этом гость узнал кулон своей матери, убитой по дороге из Енисейска в Красноярск. На свадьбе случившееся представили как пьяную выходку, однако сразу после торжества Аверьян Косьмич поехал в Кекур и пожертвовал деньги на строительство придела Ильинской церкви. Происшествие настолько произвело впечатление на сибиряков, что пошла гулять в народе легенда, она обрастала разными подробностями, на свадьбе дарили то серьги, то браслеты, но суть оставалась та же — это были украшения убиенной матери.

Фото сибирского шамана и его дочерей, сделанное Вячеславом Шишковым

Несмотря на щедрую благотворительную деятельность, Матонины так и не смогли отмыться от фамильного греха, имена купцов даже не упоминаются в краеведческой литературе. Судьба семейства развивалась зигзагообразно. В период золотой лихорадки Матонины еще больше разбогатели, хотя проблемы с бунтами рабочих на приисках порядком потрепали им нервы. В своем романе Шишков подробно пишет о забастовках и вдохновляется тут не только историей Матониных, но и Ленским расстрелом — событиями 1912 года, когда в одном из золотопромышленных товариществ конфликт акционеров и рабочих вырос в бунт. Бастовали три тысячи рабочих, призванные на помощь правительственные войска открыли по ним огонь, пострадали болле 300 людей, 170 были убиты. Историки считают, что это кровавое событие приблизило революцию 1917-го.

А купец Аверян Матонин, отдаленно напоминающий Прохора, закончил жизнь так. 1 декабря 1883 года в селе Кекур губернатор открыл первое в Енисейской губернии сельское ремесленное училище имени Аверьяна Матонина. Но сам Аверьян не дожил каких-то дней до этого события. Он был похоронен в семейном склепе в селе Кекур, но в 1913 году склеп разграбили. Видимо, вандалы думали, что купца похоронили вместе с его богатством. В 1914 году Матонины обанкротились. В 1931 году плиту с могилы Аверьяна использовали для строительства свинарника… Родовое проклятье все-таки настигло купца.

Роман Шишкова мало совпадает с реальной историей — Прохор не Аверьян и не пытался искупить семейный грех. Но общая мораль в придуманном и жизненном сюжетах есть: проклятые деньги счастья не приносят, расплата тебя настигнет даже через годы. А вот какой она будет — в виде надругательства над твоей могилой или в виде наркоманской зависимости (а Прохор у Шишкова употреблет кокаин и морфий, что показано в совремнной версии «Угрюм-реки»), в виде безумия и самоубийства — это уже художественные ответвления. В любом случае «Угрюм-река», ставшая своеобразной энциклопедией русской народной жизни, вместившая приключенческий, мистический, детективный, мелодраматический жанры, напитанная почти библейскими философствованиями на тему предательства, гордыни, преступления и наказания, весьма современно звучит и сегодня. И за эту попытку поговорить на важные темы создателям нового сериала спасибо.

Источник



«Угрюм-река»: сериал VS фильма 1968 года, а также прототипы и история создания романа

Обозреватель «Вокруг ТВ», посмотрев проект Юрия Мороза, нашла, чем он выгодно отличается от экранизации Ярополка Лапшина и в чем, наоборот, уступает.

Сериал «Угрюм-река» завершается, а страсти по нему не утихают. Зрители продолжают сравнивать проект с версией 1968 года и искать несоответствия с первоисточником — романом Вячеслава Шишкова, увидевшим свет в 1928 году. Экранизировать знаменитые книги трудно — всегда есть риск нарваться на тех, кто скажет «не таким я себе представлял персонажей». И все-таки справедливости ради: большинство из возмущающихся а) не дали себе труд пересмотреть советский телефильм Ярополка Лапшина и доверяются своему старому впечатлению; б) еще большее количество недовольных не держали роман в руках.

Современная версия Юрия Мороза далека от совершенства, но вот чего у нее не отнимешь, так это почти постраничной тщательности в изложении книги, целых 16 серий — это вам не кот начхал. Возможно, в столь медленном повествовании потерялись нерв, надрыв и интрига, зритель к середине сериала подзабыл Анфису, а главная идея так и не оформилась, зато нам в подробностях показали кризис брака Прохора, его ненасытность, желание овладевать всем и всеми — землями, приисками, женщинами — купчихами, аристократками, дикими тунгусками. Нам представили детально проработанный образ Нины, трансформацию ее отношения к мужу — от влюбленности, ревности до разочарования и поиска новых ощущений в объятиях другого мужчины — образованнного и воспитанного управляющего Протасова. Нина и Протасов предстали живыми, подробными персонажами. Софья Эрнст и Юрий Чурсин рассказали на Первом канале, что у создателей даже была мысль продолжить «Угрюм-реку» и дописать за Шишкова историю жизни этой пары после смерти Прохора в революционные годы. Вовремя остановились. Да, в какой-то момент у зрителя появилось ощущение, что сериал перестал интересоваться судьбой главного героя — Прохора, и фокус сместился в сторону Нины. Да, кадр, когда Нина, предавшая Протасова, а заодно и идеи справедливости, равенства и братства, восседает в кабинете мужа в строгом платье и изучает финансовую отчетность, напоминает сцену из фильма Глеба Панфилова «Васса» с Инной Чуриковой. Но видимо, Юрию Морозу показалось важным так наглядно продемонстрировать звериный оскал капитализма.

Александр Горбатов и Юрий Чурсин в сериале «Угрюм-река»

Четырехсерийный телефильм Лапшина рассказывал о событиях быстро, пропуская детали и множество второстепенных линий. Из всего массива романа режиссер вычленил ровно то, что работало на главную идею фильма — историю распада личности, которой было многое дано, но которая не смогла распорядиться дарами и усмирить свою гордыню. По сути Лапшин, посвятивший фильм Прохору, представил свою вариацию на тему «тварь ли я дрожащая или право имею». События в его кино подавались более спрессовано — от убийства Анфисы до финала жизненного пути Прохора всего-то отделяла одна серия. И магия образа Анфисы не терялась, и получалось, что к горькому итогу жизни Прохор пришел во многом из-за того, что предал любовь. Это было мощное высказывание, приближающее роман Шишкова к произведениям Достоевского. С другой стороны, такая стремительность в изложении событий обеднила линии остальных героев, уж Нины и Протасова — точно. Жена Прохора появляется в версии 1968 года в коротких эпизодах, и их связь с Протасовым совсем не выписана. Актеры, играющие эти роли — Валентина Иванова и Павел Махотин, не запоминаются. Нет в фильме и любовной линии Ибрагима и Варвары, да и сами эти герои исчезают на середине повествования и больше не возвращаются. Не почувствовал зритель в старом кино и атмосферы начала XX века, нарождающегося в России технического прогресса, появления всех этих машин, заменяющих людской труд, слома эпох, перехода общества на иную стадию развития. При этом телефильм, подчиняясь официальной идеологии тех времен, уделил большое внимание положению рабочего класса и всяческим пропагандистским речам. Впрочем, всего этого и в самом романе хватает.

Александр Горбатов в роли Прохора в сериале «Угрюм-река»

Важное отличие прочтения Юрия Мороза (и, как мне кажется, самое уязвимое место его сериала) заключается в том, что Прохор изначально в этом проекте не положительный герой. Произведение называется «Угрюм-река», вот и его главный персонаж угрюмый, нелюдимый, необаятельный тип. И ты не понимаешь, почему же его так полюбили неординарные женщины — Анфиса и Нина. Смотреть 16 серий на героя, который тебе неприятен, тяжело. То ли дело старый фильм. Помимо всего прочего, Прохор там необыкновенный красавец, «юноша пылкий со взором горящим». Актер Георгий Епифанцев после картины моментально стал суперзвездой (хотя первоначально на эту роль планировался Владимир Гусев, но сломал ногу перед съемками). Герой влюблял в себя живостью, стремительностью, невероятной тягой к знаниям и желанием изменить мир к лучшему. Прохор пытался побороть родовое проклятие, жить по справедливости, помогать людям.

Епифанцеву на момент съемок было 28 лет, играл он 18-летнего, выглядел на все 40, но харизма была просто потрясающая. В предыдущей статье я уже писала, что он походил на молодого Петра I. И этим Лапшин, конечно, ближе подошел к книге: Шишков в начале романа любуется своим героем, например, рассказывая о его пытливости, пишет, как Прохор в детстве пытался провести воду в баню «при посредстве архимедова винта» и построить железную дорогу от склада, чтоб возить по ней в дом дрова. Парень рос деятельным, страстным, но и наивности на первых порах было хоть отбавляй. Засыпая, он, например, воображал себя Дон Кихотом, а верного друга Ибрагима представлял Санчо Пансой, мечтал о том, как будет рассекать на собственном авто по Америке, а еще работать китобоем в океане. Яркая красочка, да? И падение героя с такой нравственной высоты казалось в сериале 1968 года настоящей катастрофой.

Владимир Епифанцев (слева) в роли Прохора в телефильме Ярополка Лапшина

Читайте также:  Сумишевский василек над речкой туман минус

Первая экспедиция Прохора на Угрюм-реку и в книге, и в версии Лапшина носила воспитательную цель — это была школа мужества: отец Петр Данилович, отправивший сына в опасный поход, пытался сделать из него «человека» и заодно разведать возможности освоения далеких краев. С Анфисой Прохор до поездки даже намека на отношения не имел.

Юрий Мороз почему-то захотел заоострить конфликт отца и сына: в новой версии Петр Данилович отправляет Прохора в ссылку, по сути на верную гибель, потому что видит в нем соперника в борьбе за сердце Анфисы. Поклонники романа не на шутку оскорбились, сочли такой сценарный поворот искусственным. Возможно, они и правы: Громову-старшему по книге все-таки не чужды отцовские чувства.

В отличие от Лапшина Мороз будто снимает историю безумия — и отца, и сына, Прохор у него похож на темного и мрачного купца Рогожина из «Идиота». И в этой связи его Анфиса, конечно, может быть только Настасьей Филипповной, ее и изображала на экране Юлия Пересильд.

Александр Горбатов и Юлия Пересильд в сериале «Угрюм-река»

Два телефильма представляют диаметрально разные трактовки этого женского образа. В старом фильме породистая красавица Людмила Чурсина играла женщину чистую, искренне любящую и несчастную. Образ попал в зрительские сердца, но в романе Шишкова Анфиса была куда более разбитной особой — с ямочками на щечках, высокой грудью, белым телом. Щелкала орехи, любила наряжаться, ходила в тунгусских мехах; кинжалом, отравленным китайским ядом в «вертучей руке» играла; и мучила мужчин, и авансы раздавала всем подряд, была взбалмошной, жестокой — одним словом, ведьмой. А спала ли с Петром Даниловичем — Шишков все время мастерски уходит от прямых ответов.

Кто бы что ни говорил, но Чурсина с ее аристократической внешностью не была шишковской Анфисой, а вот Юлия Пересильд подошла ближе к образу, придуманному писателем. Только вот кудри, делающие героиню похожей на миледи из «Трех мушкетеров»… Неужели по моде тех лет? Почему вообще в новой версии и купцы, и женщины — все так старательно завиты? Долетали ли новинки парикмахерского искусства до отдаленных сибирских уголков — сомневаюсь.

Софья Эрнст и Юлия Хлынина в сериале «Угрюм-река»

А вот летящие епанчи и длинные рубахи Прохора, нижнее белье героинь, роскошные меха, которые русские купцы за бесценок покупали у тунгусов — все это в новом сериале впечатляет. Как и интерьеры домов, сервировка столов. Картинка вкусная, ее хочется рассматривать. Для описания размашистого купеческого быта, нероновских пиров нуворишей все это важно.

Поклонников шишковского романа возмутил еще один факт. В фильме Лапшина путешествующий по Угрюм-реке Прохор встречает жадного и жестокого купца, эксплуатирующего труд бурлаков. Персонаж носил армянское имя Оганес Агабабыч, и актер Валентин Донгузашвили недвусмысленно играл толстопузого чужеродца, пришедшего в эти русские (вообще-то тунгусские) земли зарабатывать деньги. У Юрия Мороза купец не имеет имени, и герой совсем не похож на восточного человека. Времена политкорректности? Возможно. Линия мусульманина Ибрагима в версии Мороза тоже развивается по весьма «политкорректным» лекалам, нам в ярких красках показывают, как несколько богатых, образованных и как бы набожных христиан из трусости предают преданного им всем сердцем иноверца. А ведь он только что принял православие и задумал жениться на Варваре… Кстати, Юрий Миронцев, играющий Ибрагима, очень хорош в сериале Юрия Мороза — такую фактуру и транслируемую внутреннюю энергию надо активнее использовать в кино.

Юрий Миронцев и Александр Горбатов в сериале «Угрюм-река»

И наконец финал. Здесь Лапшин с Морозом снова диаметрально разошлись. В версии 1968 года Прохор, мучимый видениями Анфисы, Ибрагима, отца, пристава, Синильги, сбрасывается вниз головой с утеса — и эта яркая метафора нравственного падения человека, который, взобравшись на самый верх, не удержался, не справился — изменил себе, предал любящих его людей. В новом сериале вконец обезумевший Прохор, брошенный всеми, находящийся в наркотическом угаре, скачет в развевающемся плаще с жутким капюшоном куда-то вдаль — макабрический образ, навеянный то ли толкиеновским Назгулом, то ли ридовским Всадником без головы, то ли булгаковским Фаготом. А может это библейский всадник Апокалипсиса? Прохор проклинает землю и солнце и почти сразу ему «прилетает» — он видит жуткую вспышку на небе, глаза его загораются сатанинским огнем, затем идут титры про то, что в 1908 году в Сибири упал Тунгусский метеорит, и до сих пор существуют разные версии природного катаклизма. Такое впечатление, что небесное тело упало на землю от… огорчения, из-за того, что Прохор, на которого природа возлагала особые надежды, не оправдал ожиданий и превратился в монстра. Странноватый финал. Или эти тревожные всполохи на небе и в глазах героя символизируют конец старого мира, приближающуюся революцию?! Мне кажется, тут создатели сериала сильно перемудрили. У Шишкова в романе все предельно ясно: гонимый призраком Ибрагима, постоянно слышащий голос Анфисы, Прохор сбрасывается с башни, которую сам и построил — метафора прозрачна: Всевышний карает тех, кто городит «вавилонские башни» из тщеславия, гордыни и честолюбия.

А теперь немного истории. Вячеслав Шишков, придумавший роман, который мы обсуждаем четвертую неделю кряду, по образованию совсем не литератор. Окончил техническое училище, работал в Томском округе водных путей сообщения. В 1910-е годы много путешествовал по Сибири и Уралу, в составе исследовательских экспедиций изучал территории, прилегающие к Иртышу, Оби, Енисею, Лене, Ангаре. Знакомился с людьми, их бытом, общался с шаманами. И напитывался атмосферой, нравами и традициями этих суровых мест. Так он узнал историю Синильги — реальной шаманки, названной в честь снега, девушки неописуемой красоты, умершей в раннем возрасте. Ее похоронили ее в выдолбленной из цельного ствола дерева колоде, подвешенной на деревьях, на берегу одной из рек Эвенкии. Тургусы говорили, что недополучившая любви при жизни, она преследовала мужчин после своей смерти, манила, соблазняла, искушла.

А вот Угрюм-реки не существовало в природе, это словосочетание Шишков услышал в одной из сибирских песен и вынес в название романа, намекая на угрюмость людей, живущих в этом суровом крае и живущих не по совести. Литературоведы считают, что, описывая характер реки, автор скорее всего имел в виду Лену и Нижнюю Тунгуску. Кстати, в этих местах, а именно Туруханске, располагались ссыльные лагеря. Одним из отбывавших наказание именно в эти годы был Иосиф Сталин.

Писатель Вячеслав Шишков

Прототипов для романа Шишкову преподнес на тарелочке его коллега по экспедициям — инженер Николай Матонин, происходивший из рода енисейских купцов. По сути в основу сюжета легло семейное предание. Предок Матонина грабил купцов на большой дороге. Перед смертью сообщил своему внуку — успешному купцу Аверьяну место, где был зарыт клад с награбленным. Внук уже через неделю после похорон деда пожертвовал средства Минусинскому уездному правлению на строительство школы и церкви. Далее он оплатил расходы по открытию телеграфной станции в Красноярске. На его же деньги в Кекуре содержалась богадельня. 100 тысяч рублей он выделил на строительство гимназии в Енисейске.

А потом дочь его брата Михаила Косьмича Матонина Александра вышла замуж за купца Арсения Ивановича Емельянова. На свадьбе Аверьян Косьмич подарил племяннице-невесте кулон с бриллиантами. Присутствовавший при этом гость узнал кулон своей матери, убитой по дороге из Енисейска в Красноярск, разразился скандал. На свадьбе случившееся представили как пьяную выходку, однако сразу после торжества Аверьян Косьмич поехал в Кекур и пожертвовал деньги на строительство придела Ильинской церкви. Происшествие настолько произвело впечатление на сибиряков, что пошла гулять в народе легенда, она обрастала разными подробностями, на свадьбе дарили то серьги, то браслеты, но суть оставалась та же — это были украшения убиенной матери.

Фото сибирского шамана и его дочерей, сделанное Вячеславом Шишковым

Несмотря на щедрую благотворительную деятельность, Матонины так и не смогли отмыться от фамильного греха, имена купцов даже не упоминаются в краеведческой литературе. Судьба семейства развивалась зигзагообразно. В период золотой лихорадки Матонины еще больше разбогатели, хотя проблемы с бунтами рабочих на приисках порядком потрепали им нервы. В своем романе Шишков подробно пишет о забастовках и вдохновляется тут не только историей Матониных, но и Ленским расстрелом — событиями 1912 года, когда в одном из золотопромышленных товариществ конфликт акционеров и рабочих вырос в бунт. Бастовали три тысячи рабочих, призванные на помощь правительственные войска открыли по ним огонь, пострадали более 300 человек, 170 были убиты. Историки считают, что это кровавое событие приблизило революцию 1917-го.

А купец, отдаленно напоминающий Прохора, закончил жизнь так. 1 декабря 1883 года в селе Кекур губернатор открыл первое в Енисейской губернии сельское ремесленное училище имени Аверьяна Матонина. Но сам Аверьян не дожил каких-то дней до этого события. Он был похоронен в семейном склепе в селе Кекур, но в 1913 году склеп разграбили. Видимо, вандалы думали, что купца похоронили вместе с его богатством. В 1914 году Матонины обанкротились. В 1931 году плиту с могилы Аверьяна использовали для строительства свинарника… Родовое проклятье все-таки настигло купца.

Роман Шишкова мало совпадает с реальной историей — Прохор не Аверьян, и он не пытался искупить семейный грех. Но общая мораль в придуманном и жизненном сюжетах есть: проклятые деньги счастья не приносят, расплата тебя настигнет даже через годы. А вот какой она будет — в виде надругательства над твоей могилой или в виде наркоманской зависимости (а Прохор у Шишкова употреблет кокаин и морфий, что показано в совремнной версии «Угрюм-реки»), в виде безумия и самоубийства — это уже художественные ответвления. В любом случае «Угрюм-река», ставшая своеобразной энциклопедией русской народной жизни, вместившая приключенческий, мистический, детективный, мелодраматический жанры, напитанная почти библейскими философствованиями на тему предательства, гордыни, преступления и наказания, весьма современно звучит и сегодня. И за эту попытку поговорить на важные темы создателям нового сериала спасибо.

Источник

Adblock
detector