Меню

Улуюльский край синее озеро

Синь-озеро

Влад забился в эту глухомань, чтобы попытаться все забыть. Кому-то — ситуация из анекдота, а для него…Вернулся домой раньше времени из командировки, а там – любимая и лучший друг. В полном неглиже и дезабилье. И традиционное лживое: «Это не то, что ты подумал!» Теперь она звонит и рыдает в трубку: «Прости-прости!» Он встречает по вечерам: «Ну ты мог бы меня понять…» Да пошло оно всё! Влад выпросил у начальства недельку за свой счет, собрал рюкзак, кликнул на первый попавшийся сайт турбаз. Синь-озеро так Синь-озеро, ему было все равно. Лишь бы поглуше и подальше.

Припарковав машину на стоянке у ворот турбазы, он направился к зданию администрации – ресепшеном это назвать было трудно. По дороге он заметил про себя удивительно точное название озера: оно действительно было синее-синее с зелеными островками кувшинок. За стойкой администратора скучала худенькая светловолосая девушка с черной лентой в тяжелой косе. Она взглянула на Влада, и тот едва не ахнул вслух: глаза у худышки были пронзительно синего цвета с вкраплениями зелени. «Алина» — значилось на бейджике.

— А глаза у вас, Алина, прямо как ваше Синь-озеро, — не удержался Влад от комплимента.

— Ваш паспорт, пожалуйста, — не отозвалась на лестное замечание девушка.

«Может, закрутить интрижку всем назло, скинуть рога ветвистые, которыми они меня наградили? Не-е, неохота эту байду заново затевать…» — с этой мыслью Влад прихватил записку с номером домика, талоны на питание, ключ и направился по тропинке по указателю. Бревенчатый домик с низкими окнами, выходящими прямо на озеро, и верандочкой стоял уединенно, выглядел снаружи так себе, но внутри было все необходимое для комфорта. Влад расшвырял по полкам немногочисленные вещички.

— Красота! Ни видеть, ни слышать никого не буду – не желаю, — выдохнул он, валясь на кровать.

Обед был в лучших традициях пионерского лагеря, о котором рассказывали родители: первое, второе и компот. Правда, порции были огромными, котлеты солидно-внушительными, а пюре без комков и хорошо взбито. Голодным остаться было трудно. Остаток дня Влад бесцельно бродил по кромке воды, продираясь сквозь кустарник, сидел на берегу, тупо следя за хлопотливыми трясогузками, нарядными стрекозами, скандальными дикими утками. Слушал то громогласный лягушачий хор, то звенящую тишину. Не думать о белой обезьяне – так, кажется, было в какой-то книге. Стоило дать себе такой приказ, как эта «белая обезьяна» рисовалась в полный рост. Не думать о своих предателях, не вспоминать, не растравлять… Не получается – болит… А впереди еще долгая злая ночь. Ну да ладно! Там, в рюкзаке, есть бутылка огненной воды, да и бар какой-никакой здесь имеется. Зря вот на знакомстве с синеглазкой не настоял. Все ж развлечение.

Ночь как-то очень стремительно упала на озеро, где-то вдалеке на главной аллее зажглись фонари, а самым большим и ярким фонарем была полная луна. Вернувшись к себе, Влад обшарил рюкзак и от души выругался: бутылку он забыл. Черт! Телевизор теперь смотреть что ли? В бар тащиться не хотелось. Из полуоткрытого окна потянуло промозглым озерным холодом, колыхнулась занавеска. Раздался стук в стекло.

— Это еще что за на хрен? – пробурчал Влад. Гостей он не ждал. Никаких. Никого. Отодвинул занавеску и обомлел. На перилах веранды сидела синеглазка и манила его к себе. Исчезли строгая блузка, джинсы, черная лента. Белое платье обрисовало ее хрупкую фигурку, еще белее платья казалось ее лицо.

— Алина? Ты? – растерянно пробормотал Влад.

Девушка приложила тонкий палец к губам – тсс! – и еще раз поманила Влада за собой. Тот, судорожно сглотнув слюну, легко перемахнул через низкий подоконник и перила и, как завороженный, пошел вслед за ней по лесной тропинке. Эту поляну, заросшую пышным папоротником, он приметил еще днем, бродя по окрестностям. Девушка остановилась так резко, что Влад наткнулся на нее и ощутил, что платья на ней уже нет.

— И когда только успела, — только и мелькнула мысль. Потом мыслей уже не было. Была громадная, в полнеба, бесстыже подглядывающая луна, тревожный крик ночной птицы, огромные синие глаза, холод гладкой кожи. Времени тоже больше не было. Хотя… Вот в чаще тяжело заухал филин. И словно послушавшись его зова, девушка поднялась и скрылась в зарослях, на ходу хрипло бросив:

— Не ходи за мной!

(продолжение следует https://zen.yandex.ru/media/id/5da33f2de4fff000adc4e004/sinozero-prodoljenie-5f8ff0b86ca69c7802e071b4)

Друзья, если вас заинтриговало начало рассказа, то ставьте лайк и делитесь в соцсетях.

Источник

Легенда Синего озера

Легенда Синего озера

«…Когда-то очень давно, на берегу Синего озера, на возвышении, стояло богатое село Куль-авыл (Озеро у деревни). Кругом открытая местность, продуваемая со всех сторон ветрами. Народу было много, трудились от души. Жили в добротных, высоких избах. У богатых, зажиточных селян стояли даже двухэтажные дома. Люди занимались охотой, рыболовством, собирали то, что давала земля. Всего было в изобилии: рыбы, ягод, пушного зверя. Жизнь кипела и люди не знали горя. Пока не произошло то, что изменило все.

В одной богатой семье играли свадьбу. Собралось много народу: родственников, гостей. Столы ломились от яств. Свадьба была в самом разгаре, когда кто-то постучался в дверь. Дверь открылась, вошел в дом очень бедный старик в лохмотьях, грязный, обросший, с посохом в руке.

Его никогда не видели раньше в этих местах, поэтому хозяин крикнул: «Выйди вон из моего дома, здесь находятся приличные люди, а не такие оборванцы, как ты!» и вытолкал старика из избы. Старик упал, стряхивая пыль, долго поднимался. И тут он произнес страшные пророческие слова: «Пусть на этом месте, где стоит село, останется только курган, пустырь. Ваше село исчезнет с лица земли, а оставшиеся в живых будут голодными, бедными, как я. Потому что в озере не будет рыбы, в лесах не будет дичи».

Все стоящие оцепенели. Они завороженно смотрели на старца, который садился на белую лошадь. Лошадь направилась прямо к Синему озеру. Все видели, как она пошла по воде, не проваливаясь (а озеро было глубокое). Белая лошадь медленно, грациозно шла по воде с необычным всадником. Она отдалялась, сливаясь с туманной дымкой горизонта, пока не исчезла там, где располагался другой остров. Вдруг кто-то из стариков очнулся, крикнул с дрожью в голосе: «Я, кажется, узнал его. Это же был святой Кысыр Ильяс (святой Илья). Нас теперь ожидают горе и несчастье!»

Читайте также:  Календарь с озером байкала

Вскоре наступили мрачные дни: люди стали умирать, случился сильный пожар, уничтоживший почти все село. Уцелело только 7 домов. Но и эти дома были брошены оставшимися в живых людьми. Потерянные, голодные, оборванные, 7 человек побрели к тому острову, где скрылся святой старец на белой лошади. К великому удивлению, они нашли благодатную землю, синее озеро рядом и реку, протекавшую неподалеку. Люди поселились здесь. Построили дома. С каждым годом село росло. И решили назвать село в честь святого Кысыр Ильяса – Кысыр-авыл. А так как рядом находилось небольшое синее озеро, то вскоре переименовали в Кысыр-куль, озеро святого Кысыр Ильяса. По-татарски название села звучит «Кысыр-куль», а по-русски – Кускургуль. Это значит – глаза святого, видящие озеро. И оба названия сливаются, имеют необыкновенное звучание.

Так гласит легенда. А Кысыр Ильяс, святой старец, и поныне является людям в образе животных или незнакомого человека. И до сих пор существует поверье: если зайдет в дом незнакомый человек, вечером или рано утром, нужно обязательно посадить его за стол и накормить. Если он не зайдет в дом, то постучит в окно, разбудит вас. Значит, в этом доме все будет благополучно на долгие годы. Так говорят старожилы деревни, не раз видевшие Кысыр Ильяса, святого старца.

Гульнур ДАВЛЕТШИНА, с. Кускургуль

Источник

Синее озеро

В романе Георгия Маркова «Соль земли» повествуется о том, как в середине пятидесятых годов ученые-геологи и врачи изучали тайгу Сибирских земель. Они искали полезные ископаемые: железную руду, цветные металлы, уголь, нефть, г аз, а врачи исследовали озера и родники на их целебное действие.

Синее озеро Улуюльского края и привлекло внимание доктора Анастасии Федоровны. В сопровождении местных жителей – юной девушки –таежницы Ульяны и ее отца Лисицына, Анастасия Федоровна побывала в тайге. Она собственноручно и воочию, да на вкус и запах обследовала места, где располагалось нашумевшее среди народа целительное Синее озеро.

Георгий Марков. Роман «Соль земли», отрывок в сокращении.

« — Ульянушка, дочка, гости с дороги. Ты возьми ведерко, сбегай к садку, выбери стерлядочек покрупнее.

— Вы, Уля, чем же здесь занимаетесь? Готовите отцу обеды? – спросила Анастасия Федоровна.

Рассказывая, девушка проворно исполняла свое дело: повесила котел с рыбой на таган, подбросила дров в костер.

Лисицын, вытягивая как журавль, худощавые ноги, направился к реке. Там, склонившись над самой водой, росла смородина. Он вернулся с пучком смородиновых веток.

— Подбрось-ка, Уля, в чайник для запашка, — сказал он вполголоса.

Ульяна взяла смородинник, отделила одну веточку, с хрустом изломала ее на мелкие кусочки и бросила в чайник.

— Кушать пожалуйте! Рыба готова, чай поспел.

— Идеи, идем! – послышался голос Анастасии Федоровны.

— А что, Михаил Семенович, вы могли бы сводить меня на Синее озеро? – вдруг, меняя разговор, спросила Анастасия Федоровна.

— Я проведу вас к Синему озеру, — заметив колебания отца, предложила Ульяна.

— А что вас, извиняюсь, на Синее озеро потянуло?- скрывая под смешком тревогу, спросил Лисицын.

— Вон оно что! – с облегчением воскликнул Лисицын. – Нашу лечебницу от ревматизма захотели посмотреть? Доброе дело!

Тайга наливалась соками жизни. Гривы и косогоры покрывались травой. На черемуховых и рябиновых кустах зеленела нежная листва. По шершавым стволам сосен, пихт и кедров текли струйки пахучей смолы. Воздух был насыщен запахом молодой земли.

В этот лучистый день, радостно сиявший над омытой дождями тайгой, Анастасия Федоровна шла с Ульяной к Синему озеру.

Они без умолку разговаривали.

Тропа, по которой они шли, змейкой взбежала на крутой холм, поросший редкими лиственницами и густыми зарослями колючего шиповника. Когда они поднялись на гребень, перед ними открылась обширная долина.

— Как тут красиво! – воскликнула она, окидывая взором то долину, то холмы, то изогнувшееся синее, как небо, поблескивающее озеро.

Когда они поднялись наконец на вершину холма, Ульяна вывела Анастасию Федоровну к самому обрыву. Отсюда открывался вид на все Синее озеро.

Но Анастасия Федоровна уже слышала, она только не могла понять, откуда доносятся эти необычные звуки. Тонкий беспрерывный звон стлался над водой и лесом.

— Что это за оркестр, Уля? – тихо спросила она.

Ульяна посмотрела на нее, втайне испытывая наслаждение от недоумения Анастасии Федоровны, и загадочно сказала:

-А звенит наш оркестр без перерыва сотни лет. – Это звенят, Анастасия Федоровна, ручьи. Они падают в озеро прямо с яра, и каждый из них несет с собой свою песню.

По той же тропинке они спустились с холма в распадок. Дальше шли очень медленно. Анастасия Федоровна останавливалась возле каждого ручейка, осматривала его, набирала в горсть воду, пробовала ее на вкус, смешно причмокивая языком. Особенно надолго они задержались у родников, сочившихся из земли. Родники пузырились, выбрасывали воду клубочками. Заболоченная поляна была покрыта ржавчиной.

Анастасия Федоровна, сбросив туфли, залезла в грязь. Грязь была вязкой, но чем сильнее ноги ее утопали в болоте, тем явственнее она ощущала тепло. Здесь, у этих родников, и лечились улуюльские охотники и рыбаки от ревматизма.

В другом месте Анастасия Федоровна долго ковыряла дно ручейка палкой, а потом доставала из воды щепотку земли, обнюхивала ее и один раз даже лизнула.

— Мне кажется, что Синее озеро содержит радиоактивные грязи. Конечно, все это требуется еще изучить, но как бы это было замечательно! Мы открыли бы здесь курорт, свой курорт для лесозаготовителей, охотников, колхозников, учителей.

Анастасия Федоровна вообразила на этих холмах белые корпуса курорта. Она представила себе их так ярко, словно корпуса стояли уже на самом деле, краснея крышами, белея стенами и сияя стеклами широких окон.

Ульяна сердцем поняла, о чем думает Анастасия Федоровна.

— Когда я работала ,в Новоюксинске, я попыталась открыть там дом отдыха. Место нашлось, пожалуй, не хуже этого. Правда, не было озера. Облздравотдел откликнулся на нашу просьбу и послал специальную комиссию, Вот комиссия-то меня и провалила. Она изучила местность, и оказалось, что неподалеку есть малярийное болото. Вся работа была свернута. Другая бы на этом и успокоилась, а я. с тех пор ношусь по районам и селам и все присматриваюсь к местам нашего края. Какая же красота у нас! Иной раз такое место отыщешь, что и на Кавказе не встретится. Да вот оно, Синее озеро! Смотри-ка, как пылает все!

Читайте также:  Озеро в центре краснодара

— Это мечта ваше жизни? – спросила Ульяна.

— Да, Уля, это моя мечта.

— Счастливая вы! У вас есть мечта жизни».

« Хотите – верьте, хотите — нет. Бьют в том месте теплые ручьи и лежат пользительные грязи. За других говорить не хочу, а сам я годов пять тому назад, а может поболе, обезножил окончательно. И если б не эти грязи, сидел бы сиднем и по сей день» — рассказывал Лисицын.

« В тот же день женщины намеревались побывать у истоков Гремучего ручья. Ульяна уже давно твердила о нем. Она помнила, что именно в этом ручье отец вылечился от ревматизма.

— А вернее всего, — помолчав, продолжала девушка, — назван он так потому, что воды и грязи придают ему необыкновенную силу… Гремучий – дающий жизнь, здоровье. »

« Пройдя метров сто, они оказались на круглой полянке. Гремучий ручей растекался здесь в болотце, и в траве, покрывшейся ржавчиной».

« И вдруг в трех шагах от себя она увидела лежбище зверя. Сырая земля с точностю слепка отпечатала его могучие лопатки, ребра и маслаки ног. В том месте лежбища, где отпечаталась шея зверя, сохранились кровянистые пятна и клочки шерсти. По темному цвету крови и в особенности по сукровице на шерсти, Ульяна определила, что зверь ранен давно. Ей даже показалось, что рана у зверя была не пулевая. Слишком большим было поле, отмеченное кровью. «Либо на сушину напоролся, либо в драке пострадал»,- решила она.

Анастасия Федоровна стояла неподалеку от Ульяны, не видя следов лежбища и не подозревая, что могло заинтерисовать девушку.

— Сохатый сюда лечиться приходил, — уверенно сказала Ульяна.

— Он тебе что, записку оставил? – усмехнулась Анастасия Федоровна, с любопытством глядя на девушку.

Ульяна на шутку не ответила, подозвала к себе Анастасию Федоровну и так убедительно рассказала о страданиях зверя, что та только развела руками.

— Этот факт, Анастасия Федоровна, вы непременно запишите в дневник. Ну, сами посудите, — пылко говорила Ульяна, — если зверь по своему животному инстинкту приходит сюда, чтобы исцелиться, то разве можно не верить, что вода и грязи здесь целебные?»

« — А теперь я тебе, Максим, доложу. Слушай-ка,- сказала Анастасия Федоровна и, сев напротив мужа, рассказала о встрече с Мареем, о посещении Синего озера, о своих предположениях относительно целебных свойств родников.

— А люди, которые действительно излечили на Синем озере ревматизм, известны тебе? — спросил Максим.

— Известны! Вот, например, Михаил Семенович Лисицын, кивнула она на охотника, молча раскуривавшего трубку.

— Два года, Максим Матвеич, я сиднем сидел, думал: ну, конец, отходил свое! – заговорил Лисицын. – А потом Уля с Ариной посадили меня в лодку и увезли к Синему озеру. Через месяц в Мареевку своими ногами пришел. В прошлом году праздновали пятнадцатилетие нашего колхоза, так я в клубе всех молодых переплясал.

Лисицын засмеялся, проворно прошелся по крыльцу, притопывая ногами, повертывая ступни туда-сюда. – Носят! Носят, любезные. А все Синее озеро. Без него наш брат, рыбак да плотовщик, давно бы окочурился».

« Он дошел до Синего озера. У одного из родничков попил прозрачной, играющей мелкими колючими пузырьками воды и без задержки направился к Гремучему ключу.

У истоков Гремучего ключа Лисицын сделал большой привал. Он разулся, освежился холодной водой, потом развел костер и вскипятил в котелке чай. Он лег у костра, закинул руки под голову и сладко задремал.

Сон его был коротким, но до того целительным, что он проснулся как обновленный. Нудная ломота в ногах исчезла, нытье в пояснице как рукой сняло, голова была свежей и ясной».

« Богато нынче будет в тайге, — рассуждал Лисицын, по сотням примет, порой едва уловимых, угадывая, какой обильный урожай подымается на улуюльских просторах. «Добудем и зверя, и птицу, насыпем в закрома и орехов, насобираем бочки ягод».

Разве всего этого нет у нас, на Украине? Все есть и в наших лесах, и лесах Карпат и Закарпатья! И Синие озера есть, и горячие гремучие ключи есть, и курорты на них есть. Но это курорты, не каждый может теперь себе позволить такую роскошь, хотя и требует лечения.

Радиоактивный ил? Многие илы содержат в разных дозах радиоактивность, но большей частью фоновую. Именно это оказывает целебное действие. После Чернобыля у нас все озера с илом содержат радиоактивный фон. По этому поводу писал всем известный Борис Васильевич Болотов: « Сейчас не только не опасно, но и целесообразно купаться в водоемах. В Днепре не так много водорослей, и сильного лечебного эффект не будет, так как вода проточная. А вот в Киевском море, особенно вдоль берега, где много водорослей, создались благоприятные условия для купания. Что касается осадков, то, действительно, в них есть радиоактивность. Но эти радионуклиды в организм не попадают, т.к. альфа-частицы экранируют жидкости, а гамма-кванты полезны, лечебны». Так что лечимся грязями бесплатно в любом озерке, которое есть поблизости от нашего жилья.

Однако есть очень весомый недостаток многих наших рек, речушек и озерков. Прибрежное дно озер не илом богато, а черноземом. Ступнешь в такое озерцо и ноги в болоте погрузли так, что и не вытянешь.

Советская власть плановым распахиванием земель под посевы сильно изуродовала естественные природные ландшафты. Поля и огороды упираются в берега рек и озер, они не защищены растительностью. Особенно опасно это, когда огород или спаханное поле подходят к берегам под уклоном. Весенние талые воды смывают грунт прямо в озеро или реку. От этого исчезли многие мелкие ручейки и речушки. Об этой катастрофе писалось неоднократно в газете «Сельские вести», но никто ничего не предпринимает, никто ничего не спасает. Берег любой реки или озера по природе своей обрастает растительностью, которая оберегает его границы, которая очищает его воды.

«Ой, цветет калина в поле у ручья…»

Украина славилась «калиновыми гайями»

Читайте также:  Тип озера по стоку озера байкал

, но где вы теперь увидите вдоль рек кусты калины или смородины? А природа этих кустов расти возле воды. Собирая травы мне не раз приходилось видеть, как хозяйский огород спускается к самой воде, и лишь узкая тропка отделяет хозяйство от водоема. Да посади ты в конце своего огорода кусты ягодные, и тебе польза и реке благодать. Да и огород такой, тоже не защищенный, ежегодно вымывается весенними водами , мельчает и обедняется на плодородие.

Вот еще одна цель нашей жизни намечается, чтобы преждевременно не умирать – это высаживать вдоль озер кусты калины, рябины, бузины и смородины. Тащите их по весне со своих садов к озеру, чтобы в нем образовался целебный ил, а не болото.

Подборка цитат и комментарий Оксаны Студецкой

Источник

Зеленое и Синее озера

В Кучерлинское озеро впадает небольшой ручей Зеленый, который вытекает из Зеленого озера. Такое название этот водоем получил за цвет воды. Еще выше Зеленого находится Синее озеро, оно куда более живописно — с одной стороны в воду осыпаются скалы, создавая каменные конусы, с другой — зеленая трава.

Синее озеро на Алтае

Эти озера находятся уже в зоне альпийских лугов, дров практически нет, поэтому чаще всего туристические группы приходят сюда, когда соврешают радиальный выход налегке. За Синим озером есть еще одно довольно большое и очень красивое безымянное озеро, котороое располагается на широкой седловине перевала Рижский (н/к). Оно обозначено не на всех картах.

Из этого озера вытекает ручей, падающий красивым водопадом вниз на несколько десятков метров. Вдоль этого водопада, орографически по правой стороне, идет тропа, которая выводит небольшой стоянке. Обычно здесь останавливаются туристы, которые готовятся к преодолению перевала Рига-Турист (1Б*). Вид на перевал довольно впечатляющий, кажется, что это скальная стенка крутизной 70-80 градусов, но на самом деле это обман зрения.

Также отсюда можно вернуться снова на Кучерлинское озеро, если следовать вниз по долине. Здесь редко ходят туристы и идти придется, прислушиваясь к интуиции и здравому смыслу. Особых проблем на спуске нет, лишь непосредственно на спуске к озеру довольно крутой склон и густая лиственничная тайга.

Источник



ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Соль земли

НАСТРОЙКИ.

Необходима регистрация

Необходима регистрация

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 211

Георгий Мокеевич Марков

Весна запаздывала. Морозы держались стойко наперекор календарю. В марте по ночам ещё звонко лопался над озёрами и реками лёд. Метели бесновались без передышки по нескольку суток. В логах и на косогорах сугробы снега поднимались выше черёмуховых кустов. Казалось, что зиме не будет конца.

Но в середине апреля солнце прорвалось сквозь низкое свинцовое небо, и в Улуюлье наступила весна. Под снегом заколобродили неслышные ручьи, потом с яров и гор ринулись в таёжные речки потоки талых вод, лесистые заломы и каменистые перекаты огласились буйным шумом вешнего половодья. Неохватная ширь поднебесья покрылась живыми серыми пятнами: то двигались с просторов юга несметные стаи перелётных птиц. И хотя весна запаздывала, всё на улуюльской земле происходило так, как и год, и десять, и сто лет назад. Только люди не могли и не хотели повторять прожитого. Весна этого года не походила у них ни на какую другую, пережитую когда-либо раньше…

В окно громко постучали. Анастасия Фёдоровна встревоженно взглянула на Максима. Стук повторился. Звон стекла выразительно передал чьё-то нетерпение. Анастасия Фёдоровна быстро встала.

– Сиди, Настенька, я открою.

Максим поднялся из глубокого кресла и, направляясь к двери, посмотрел на часы, висевшие над письменным столом. Было два часа ночи.

Анастасия Фёдоровна проводила мужа взглядом. Шестой день Максим жил дома, и шестой день им не удавалось поговорить по-настоящему. С раннего утра до позднего вечера шли родственники, друзья, соседи…

На террасе послышался незнакомый голос, и вслед за Максимом в комнату вошёл человек в длинном глянцево-чёрном плаще. Плащ был мокрый, и струйки воды стекали на пол.

– Распишитесь за «молнию», Максим Матвеич, – проговорил почтальон, осторожно подавая телеграмму с красной наклейкой, обозначавшей, что доставить её надлежало в любое время дня и ночи.

Максим принял телеграмму и по-фронтовому на ладони расписался на отдельном продолговатом листочке.

– Благодарю вас, товарищ. – Он проводил почтальона и вернулся с нераспечатанной телеграммой.

Анастасия Фёдоровна стояла в такой позе, которая без слов говорила: «Ну скорей же! Не томи!»

Максим развернул телеграмму, прочитал вслух:

– «Областной комитет партии просит вас срочно прибыть Высокоярск по вопросу вашей дальнейшей работы. Выезд телеграфируйте. Секретарь обкома Ефремов».

– Да они что там? Столько лет человек воевал, не знал ни сна, ни отдыха, приехал к жене и детям, не успел ещё как следует выспаться – и опять куда-то! Нет, нет, это немыслимо! – Анастасия Фёдоровна взяла Максима за руку, прижала её к своему лицу и затихла.

Максим обнял жену, бережно усадил на диван, сел рядом.

За стеной свистел ветер. Упругие струйки дождя стучали в стекла высоких окон. Но как бы наперекор ненастью, стоявшему на дворе, где-то близко с задором горланили петухи.

– Ишь ведь как стараются! – сказала Анастасия Фёдоровна.

– Хороший, солнечный день чуют, Настенька, – вполголоса отозвался Максим.

И они опять замолчали, не решаясь говорить о том, что несла их жизни телеграмма, доставленная в глухой ночной час.

– Значит, едешь? – спросила наконец Анастасия Фёдоровна.

– С первым поездом.

– Утром… – Она опустила голову.

Максим встал, расправил плечи, пригладил густые волосы. Надо бы как-то по-хорошему утешить жену, но нужных слов не находилось. Максим подумал о себе с острым неудовольствием: «Вояка! Разучился говорить с самым близким человеком».

Он прошёлся по комнате широкими медленными шагами.

– Это что-то очень важное, Настенька. Ефремов – человек чуткий. Он не позвал бы без крайней надобности.

– Чуткий? По-настоящему чуткий должен был и о твоей семье подумать.

– С государственной вышки виднее.

– Не оправдывай. Ты отвык от нас. Тебе лихо сидеть на одном месте…

Максим сдержался, чтобы не ответить резко, и, помолчав, подчёркнуто спокойно сказал:

– На войне, Настенька, я от многого отвык… А ставить свой покой превыше всего я никогда не

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 211

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Источник

Adblock
detector