Меню

Вечер тихий над речкой спускался

Текст книги «Река играет»

Автор книги: Владимир Короленко

Жанр: Литература 19 века, Классика

Текущая страница: 3 (всего у книги 4 страниц)

Я поднялся и посмотрел кругом.

Река скрылась в темной синеве вечера. Луна еще не подымалась, звезды тихо, задумчиво мигали над Ветлугой. Берега стояли во мгле, неясные, таинственные, как будто прислушиваясь к немолчному шороху все прибывающей реки. Поверхность ее была темна, не видно было даже «цвету», только кой-где мерцали, растягивались и тотчас исчезали на бегущих струях дрожащие отражения звезд, да порой игривая волна вскакивала на берег и бежала к нам, сверкая в темноте пеной, точно животное, которое резвится, пробегая мимо человека…

Артель все еще бушевала на другом берегу, но песня, видимо, угасала, как наш костер, в который никто не подбрасывал больше хворосту. Голосов становилось все меньше и меньше: очевидно, не одна уж удалая головушка полегла на вырубке и в кустарнике. Порой какой-нибудь дикий голосина выносился удалее и громче, но ему не удавалось уже воспламенить остальных, и песня гасла.

Я тоже улегся рядом со спящими ветлугаями, любуясь звездным небом, начинавшим загораться золотыми отблесками подымавшейся за холмами луны. А с горы, тихо поскрипывая, спускался опять запоздалый воз, подходили пешеходы и, постояв на берегу или безнадежно выкрикнув раза два лодку, безропотно присоединялись к нашему табору, задержанному военною хитростью перевозчика Тюлина.

Огни в деревушке на холме давно погасли один за другим. Столб с надписью то выделялся, окрашенный огнем костра, то утопал в темноте.

На той стороне, за рекой, запевал соловей.

– Перевоз, перевоз, перрево-ó-оз!

– Эй, перевоз-чик, живей – э-эй!

Громкие крики, раздавшиеся шумно, внезапно, резко и звонко, точно труба на заре, разбудили меня и весь наш табор, приютившийся у огонька. Крики наполняли, казалось, землю и небо, отдаваясь в мирно спавших лощинах и заводях Ветлуги. Ночные странники просыпались и протирали глаза; песочинец, которого вчера так сконфузил его собственный скромный оклик заснувшей реки, теперь глядел с каким-то испугом и спрашивал:

– Что такое? С нами крестная сила, что такое?

Начинало светать, река туманилась, наш костер потух. В сумерках по берегу виднелись странные группы каких-то людей. Одни стояли вокруг нас, другие у самой воды кричали перевозчика. Невдалеке стояла телега, запряженная круглою сытою лошадью, спокойно ждавшею перевоза.

Я тотчас же узнал уреневцев… Тут были и третьеводнишние скитницы в темных одеждах, и длинный субъект с мрачным лицом, и рябой нищий, и лохматый «юрод», и еще какие-то личности в том же роде.

Теперь они стояли вокруг нашего, лежавшего вповалку, табора, глядя на нас с бесцеремонным любопытством и явным пренебрежением. Мои спутники как-то сконфуженно пожимались и, в свою очередь, глядели на новоприбывших не без робости. Мне почему-то вдруг вспомнились английские пуритане и индепенденты времен Кромвеля. Вероятно, эти святые так же надменно смотрели на простодушных грешников своей страны, а те отвечали им такими же сконфуженными и безответными взглядами.

– Эй, вы, ветлугаи-водохлёбы! Где перевозчик?

– Перевоз, перевоз, перре-во-óз.

Можно было подумать, что целая армия вторглась в мирные владения беспечного перевозчика. Голоса уреневцев гремели и раскатывались над рекой, которая теперь, казалось, быстро и сконфуженно убегала от погрома, вся опять желтовато-белая от «цвету». Эхо долго и далеко перекатывало эти крики.

«Ну-ка, – думалось мне, – устоит ли и теперь тюлинский стоицизм?»

К моему удивлению, взглянув на реку, я увидел в утренней мгле лодочку Тюлина уже на средине. Очевидно, философ-перевозчик тоже находился под обаянием грозных уреневских богатырей и теперь греб изо всех сил. Когда он пристал к берегу, то на лице его виднелась сугубая угнетенность и похмельная скорбь; это не помешало ему, однако, быстро побежать на гору за длинными шестами.

Наш табор тоже зашевелился. Хозяева ночевавших возов вели за чёлки лошадей и торопливо запрягали, боясь, очевидно, что уреневцы не станут дожидаться и они опять останутся на жертву тюлинского самовластия.

Через полчаса нагруженный паром отвалил от берега.

У потухшего костра мы остались вдвоем с Ефимом, который разгребал пальцами золу, чтобы закурить угольком носогрейку.

– А вы что же не переправились заодно?

– Ну их, не люблю, – ответил он, раскуривая. – Мне не к спеху, – пойду себе по росе… А вот вам так, пожалуй, пора собираться: слышите, пароход сверху бежит.

Через минуту и я мог уже различить гулкие удары пароходных колес, а через четверть часа над мысом появился белый флаг, и «Николай» плавно выбежал на плёсо, мигая бледнеющими на рассвете огнями и ведя запаленную сбоку большую баржу.

Солдат услужливо подал меня в тюлинской лодочке на борт парохода и тотчас же сам вынырнул в ней из-за кормы, направляясь к тому берегу, где грузный паром высаживал уреневцев.

Солнце давно золотило верхушки приветлужских лесов, а я, бессонный, сидел на верхней палубе и любовался все новыми и новыми уголками, которые с каждым поворотом щедро открывала красавица река, еще окутанная кое-где синеватою мглой.

И я думал: отчего же это так тяжело было мне там, на озере, среди книжных народных разговоров, среди «умственных» мужиков и начетчиков, и так легко, так свободно на этой тихой реке, с этим стихийным, безалаберным, распущенным и вечно страждущим от похмельного недуга перевозчиком Тюлиным? Откуда это чувство тяготы и разочарования, с одной стороны, и облегчения – с другой? Отчего на меня, тоже книжного человека, от тех веет таким холодом и отчужденностью, а этот кажется таким близким и так хорошо знакомым, как будто в самом деле

Все это уж было когда-то,
Но только не помню когда…

Милый Тюлин, милая, веселая, шаловливая, взыгравшая Ветлуга! Где же это и когда я видел вас раньше?

Читайте также:  Набережная реки уфы 21 снять квартиру

Источник

Вечер Ленивый Над Сонной Рекою

Вечер ленивый Mpg

Между тиной зеленой Очень грустная песня

Кенгуру Девичье тело плывёт

Белая берёза Cover

5 СБОРНИК ПЕСНИ У КОСТРА VLAD IVANOV

КЕНГУРУ Вечер ленивый

За тихой рекою песня до слез

Кенгуру Девичье тело плывет

Георг Отс Вечерняя песня Город над вольной Невой Поёт Георг Отс 1990

Олег Погудин Вечер спустился над тихой Невой

За тихой рекой группа Калина Folk

Владимир Короленко На затмении

Деревня Мей Лев Русская Поэзия читает Павел Беседин

Подмосковные вечера Piano Cover Ноты

Вечер тихой песнею

Виктор Астафьев Затеси Цикл из 4 х передач 1986

Василий Теркин часть 3

А А Блок содержательный анализ Лекция 92

Урок 32 Старинная Французская Песня на ПИАНИНО Как играть Аппликатура Пиано Форте Обучение игре

Вечерняя песня Слушай Ленинград

Слёзы звёзд часть 2 глава 1 Луис Ривера Аудиокнига

01:19:01 103.99 MB 122

Установочный курс на Московской бирже Часть 1

02:38:28 208.55 MB 696

Зависимое расстройство личности

Гай Юлий Орловский Любовные чары 5 Юджин повелитель времени Озвучка СР Максим

11:13:06 885.85 MB 73.2K

Александр Соболев Ольга Андреева Летнее солнцестояние

05:07:57 405.28 MB 13.8K

Онлайн лекция Русский театр и его представители XX века Федор Шаляпин часть 2

Литература 11 Урок 7 Поэтическая мифология Сергея Есенина

Совместное чтение Арбузик и Бебешка 1

18 Тринадцатый фестиваль новых поэтов 2 июня 2018 часть 1

04:46:43 377.34 MB 477

04:46:37 377.21 MB 220

04:39:52 368.32 MB 19.1K

04:16:27 337.51 MB 17.4K

Здесь Вы можете скачать Вечер Ленивый Над Сонной Рекою. Также рекомендуем скачать бесплатно mp3 песню Вечер ленивый Mpg размером 4.10 MB. Слушайте онлайн и скачивайте mp3 в высоком качестве.

Слушают

Вечер Ленивый Над Сонной Рекою

Yoqut Kitob Siri Uzbek Tilida Hd

Tery Sath Hojaye Gy Khtm Tujhe Kitna Chahne Lgy Hm Status Song

Joé Dwet Filé Meme Chose

Marilyn Monroe Diamonds Are A Girls Best Friend From Gentlemen Prefer

Lp Live Full Concert 2020

Video Bokep Jepang Tante Sangek Paksa Keponakan Ngentot Terbaru 2018

اغنيه فى او مفيش دى حاجه بقت متخصنيش

Мантра На Рост Волос

Kurasini Sda Choir Kandokando Ya Bahari Marafiki Tutakutana

Шавкат Орзиматов Сайрам Сув Shavkat Orzimatov Sayram Suv Mualliflik

Dua Lipa We Re Good

Marcelo Rueda Llorar Por Ti Nunca

Акунин Алмазная Колесница

15 Yosh Qizlar Seksi

Kurasini Sda Choir Kandokando

Миний Гэрийн Аз Жаргал

Kau Pergi Tanpa Pesan

Nicole Tyler Icu Album

Bokep Jepang Pemerkosaan

Do Numri Part 10

Bokep Indo Kakak Vs Adik

Eyes Makup 2021

The Great Escape

Nicole Elocintylericu Album

Harry Styles Watermelon Sugar

Bokep Janda Muda Keenakan Di Entot Tukang Service Bokep

سكس محارم ينيك اخت الممحونة

Video Bokep Jepang Terbaru 2018 Istri Hot Selingkuh Sama Tukang

Скачивают

Об 907 Три Отметки 92 95 Пытаемся Взять Отметку Порог 5

If I Was In Fnaf 4 Gacha Life

Skyrim Se Mods Kato S Ivarstead

Топ Моменты 2 Faceit С Versuta

Реальная Презентация Ps5 Exclusive Deleted Scene

When He Died Lemon Demon 8 Bit Cover

Joyo British Sound Marshall Tone Emulation Od Pedal Settings Test Review Ts9

Пубг Pubglite Тайскийпабг Pubg Когда Же Уже Топ D

The Beatles I Saw Her Standing There Live Rooftop Concert Lost Performance Hd Vidoe

Aa Asghar A S Main Teri Bangali Bagh Party Lahor Matami Dasta Darbar Shah Chan Charag 2019

Yvn Etl House Party Part 1

Jason Kylie Especially For You Karaoke

Allegro Assai Bach Violin Sonata No 3 In C Major Bwv 1005 Langsam Unterrichtshilfe

Алиска И Снег Новый Вокзал

Vie De Malgache 1 Nirina

Asmr Soap Cutting Satisfying Video Dry Soap Режу Сухое И Мягкое Мыло No Talking

Financial Document Scanning With Mysher Document Scanner

Айылдык Аксакалдын Арабасы

Dawn Of War Ua Mod Eldar Units

Out Of This World Uk Ny Drill Type Beat 2021

Источник

Река играет (Короленко В. Г., 1891)

Я поднялся и посмотрел кругом.

Река скрылась в темной синеве вечера. Луна еще не подымалась, звезды тихо, задумчиво мигали над Ветлугой. Берега стояли во мгле, неясные, таинственные, как будто прислушиваясь к немолчному шороху все прибывающей реки. Поверхность ее была темна, не видно было даже «цвету», только кой-где мерцали, растягивались и тотчас исчезали на бегущих струях дрожащие отражения звезд, да порой игривая волна вскакивала на берег и бежала к нам, сверкая в темноте пеной, точно животное, которое резвится, пробегая мимо человека…

Артель все еще бушевала на другом берегу, но песня, видимо, угасала, как наш костер, в который никто не подбрасывал больше хворосту. Голосов становилось все меньше и меньше: очевидно, не одна уж удалая головушка полегла на вырубке и в кустарнике. Порой какой-нибудь дикий голосина выносился удалее и громче, но ему не удавалось уже воспламенить остальных, и песня гасла.

Читайте также:  Отражается осень в реке

Я тоже улегся рядом со спящими ветлугаями, любуясь звездным небом, начинавшим загораться золотыми отблесками подымавшейся за холмами луны. А с горы, тихо поскрипывая, спускался опять запоздалый воз, подходили пешеходы и, постояв на берегу или безнадежно выкрикнув раза два лодку, безропотно присоединялись к нашему табору, задержанному военною хитростью перевозчика Тюлина.

Огни в деревушке на холме давно погасли один за другим. Столб с надписью то выделялся, окрашенный огнем костра, то утопал в темноте.

На той стороне, за рекой, запевал соловей.

— Перевоз, перевоз, перрево-ó-оз!

— Эй, перевоз-чик, живей — э-эй!

Громкие крики, раздавшиеся шумно, внезапно, резко и звонко, точно труба на заре, разбудили меня и весь наш табор, приютившийся у огонька. Крики наполняли, казалось, землю и небо, отдаваясь в мирно спавших лощинах и заводях Ветлуги. Ночные странники просыпались и протирали глаза; песочинец, которого вчера так сконфузил его собственный скромный оклик заснувшей реки, теперь глядел с каким-то испугом и спрашивал:

— Что такое? С нами крестная сила, что такое?

Начинало светать, река туманилась, наш костер потух. В сумерках по берегу виднелись странные группы каких-то людей. Одни стояли вокруг нас, другие у самой воды кричали перевозчика. Невдалеке стояла телега, запряженная круглою сытою лошадью, спокойно ждавшею перевоза.

Я тотчас же узнал уреневцев… Тут были и третьеводнишние скитницы в темных одеждах, и длинный субъект с мрачным лицом, и рябой нищий, и лохматый «юрод», и еще какие-то личности в том же роде.

Теперь они стояли вокруг нашего, лежавшего вповалку, табора, глядя на нас с бесцеремонным любопытством и явным пренебрежением. Мои спутники как-то сконфуженно пожимались и, в свою очередь, глядели на новоприбывших не без робости. Мне почему-то вдруг вспомнились английские пуритане и индепенденты времен Кромвеля. Вероятно, эти святые так же надменно смотрели на простодушных грешников своей страны, а те отвечали им такими же сконфуженными и безответными взглядами.

— Эй, вы, ветлугаи-водохлёбы! Где перевозчик?

— Перевоз, перевоз, перре-во-óз.

Можно было подумать, что целая армия вторглась в мирные владения беспечного перевозчика. Голоса уреневцев гремели и раскатывались над рекой, которая теперь, казалось, быстро и сконфуженно убегала от погрома, вся опять желтовато-белая от «цвету». Эхо долго и далеко перекатывало эти крики.

«Ну-ка, — думалось мне, — устоит ли и теперь тюлинский стоицизм?»

К моему удивлению, взглянув на реку, я увидел в утренней мгле лодочку Тюлина уже на средине. Очевидно, философ-перевозчик тоже находился под обаянием грозных уреневских богатырей и теперь греб изо всех сил. Когда он пристал к берегу, то на лице его виднелась сугубая угнетенность и похмельная скорбь; это не помешало ему, однако, быстро побежать на гору за длинными шестами.

Наш табор тоже зашевелился. Хозяева ночевавших возов вели за чёлки лошадей и торопливо запрягали, боясь, очевидно, что уреневцы не станут дожидаться и они опять останутся на жертву тюлинского самовластия.

Через полчаса нагруженный паром отвалил от берега.

У потухшего костра мы остались вдвоем с Ефимом, который разгребал пальцами золу, чтобы закурить угольком носогрейку.

— А вы что же не переправились заодно?

— Ну их, не люблю, — ответил он, раскуривая. — Мне не к спеху, — пойду себе по росе… А вот вам так, пожалуй, пора собираться: слышите, пароход сверху бежит.

Через минуту и я мог уже различить гулкие удары пароходных колес, а через четверть часа над мысом появился белый флаг, и «Николай» плавно выбежал на плёсо, мигая бледнеющими на рассвете огнями и ведя запаленную сбоку большую баржу.

Солдат услужливо подал меня в тюлинской лодочке на борт парохода и тотчас же сам вынырнул в ней из-за кормы, направляясь к тому берегу, где грузный паром высаживал уреневцев.

Солнце давно золотило верхушки приветлужских лесов, а я, бессонный, сидел на верхней палубе и любовался все новыми и новыми уголками, которые с каждым поворотом щедро открывала красавица река, еще окутанная кое-где синеватою мглой.

И я думал: отчего же это так тяжело было мне там, на озере, среди книжных народных разговоров, среди «умственных» мужиков и начетчиков, и так легко, так свободно на этой тихой реке, с этим стихийным, безалаберным, распущенным и вечно страждущим от похмельного недуга перевозчиком Тюлиным? Откуда это чувство тяготы и разочарования, с одной стороны, и облегчения — с другой? Отчего на меня, тоже книжного человека, от тех веет таким холодом и отчужденностью, а этот кажется таким близким и так хорошо знакомым, как будто в самом деле

Все это уж было когда-то,

Но только не помню когда…

Милый Тюлин, милая, веселая, шаловливая, взыгравшая Ветлуга! Где же это и когда я видел вас раньше?

Источник

Вечер на Волге

Последний солнца луч мигнул и скрылся
И синий сумрак взвился над рекой,
Ветер в волнах тихонечко резвился,
Потом затих и наступил покой.
Взошла луна, на небе засияла
И Волга стала цвета — темный ром,
На складках волн седого покрывала
Луна дорожку стелет серебром.
И в красоте величественно — мудрой,
Среди реки, не сбавив водный ход,
Мимо сторон лесистых и безлюдных
Плывет по Волге белый пароход.
И вьется серый дым из труб кумачных,
Как уличный трамвайчик, весь в огнях,
И не видать на пароходе мачты,
Ни белых парусов на глади яхт.
Багряная заря уже пропала,
Звезд россыпь ярко светит в вышине,
На камешках тепла уже не стало,
На берегу спокойно в тишине.
Не слышно плача иволги певучей,
Лишь только ухнет филин в темноте,
Река поднимет грудь свою могучую
В своей неповторимой красоте!

Читайте также:  Барьерная функция реки волги

Волжские зори

Меня всегда ты красотой чаруешь.
Величием! Широка речная гладь.
Вот солнце село. Ты опять горюешь.
И дождиком слезами залилась.

Как хороша, когда простором дышишь
И томно поднимаешь свою грудь.
В тоске твоей я чудо-песню слышу
И чувствую торжественную грусть.

Луч солнца промелькнул и сразу скрылся
И золотом окрасилась река.
А ветерок шальной тихонько взвился
И улетел под вечер в облака.

А небо на закате просто чудо!
Горят багрянцем полосы вдали.
Малины цвет разлился, он повсюду.
И облака плывут как корабли.

Прекрасные божественные зори!
Что не возможно взгляд свой отвести.
Раскинулись вдруг золотом, как море
На волжском неизведанном пути.

А Волга спит и волны утихают.
Они с луной тихонько говорят.
Вот ночь пришла. Под утро она тает.
И гаснет в небе дивная заря.

Вечер на Волге

Разлилась Волга

Разлилась Волга-речка ширОко,
Бьются волны,крушат берега.
Чайка кружит над ней одиноко.
И не тронуты ветром стога.
Пахнет берег полынью-травою,
Этот запах запал в сердце мне.
Солнце село за дальней горою.
Дикий цвет во лесах по весне.
Ароматом чудесным дурманит,
Бередит душу мне и пьянит.
Будто цветом к себе тихо манит.
Сумрак сизый спустился, стоит.
Я приду, опущу ноги в воду.
Сердцем чувствую чудо-весну.
И далекий гудок парохода
Зазывает меня в синеву.
Не уйти мне отсюда так быстро.
В речке месяц шалит молодой.
Звезд прекрасные чудные искры
Ярко светят в ночи надо мной.

Источник



Вечер тихий над речкой спускался

ШТАНЫ

Вечер тихо над речкой спускался,
Соловей заливался, звеня.
Ты сказала, склонивши головку:
— Покатал бы на лодке меня.

И пока мы на лодке катались,
Время так незаметно текло:
Не гребли мы, а лишь целовались
И посеяли где-то весло.

И пока ты меня целовала
Без отрыва четыреста раз,
А весло между тем уплывало
И уплыло далече от нас.

Но я в этой беде не терялся,
Сразу вспомнил я о парусах –
Снял штаны и как парус приладил,
Сам остался в одних лишь очках.

Но внезапно сменилась погода,
Ветер дунул с другой стороны.
И унес он штаны мои в воду,
Мировые в полоску штаны.

Берег медленно так приближался,
Ты ушла, не сказав и двух слов,
А я, бедненький, в лодке остался –
Без тебя, без весла, без штанов.

И в порыве безумного гнева
Я очки на себе изломал,
И, оставшись в костюме Адама,
Я по городу гордо шагал.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь: Книга, 1996. Перепечатано: В нашу гавань заходили корабли. Вып. 2. М.: Стрекоза, 2000.

Есть еще более абсурдизированный американизированный вариант — «Миссисипи» (Миссисипи, моя Миссисипи. ).

ВАРИАНТЫ (2)

1. Тихий вечер плывет над рекою

Тихий вечер плывет над рекою,
Соловей заливался, звеня.
Ты сказала, склонивши головку:
«Покатал бы на лодке меня!»

И пока мы с тобою катались,
Время медленно как-то текло…
Не гребли мы, а все целовались
И посеяли где-то весло…

И пока ты меня целовала
Непрерывно четыреста раз,
А весло, между тем уплывало
И уплыло далеко от нас!

Но я время напрасно не тратил:
Сразу вспомнил я про паруса,
Снял штаны и как парус приладил,
Сам остался в одних лишь очках!

Но тут быстро сменилась погода,
Ветер дунул с другой стороны,
И унес он штаны мои в воду,
Мировые — в полоску – штаны!

Берег медленно к нам приближался,
Ты ушла, не сказав и двух слов!
Я же, бедный, на лодке остался
Без тебя, без весла, без штанов!

И в припадке безумного гнева
Я очки на себе поломал,
И в костюме Адама и Евы
Через город домой побежал!

В нашу гавань заходили корабли. Вып. 4. М.: Стрекоза, 2001.

2. Штаны в полоску

Вечер тихо над речкой спускался,
Соловей заливался, звеня.
Ты сказала, склонивши головку:
— Покатал бы на лодке меня…

И пока мы на лодке катались,
Время так незаметно текло,
Не гребли мы, а лишь целовались,
И куда-то исчезло весло.

И пока ты меня целовала
Без отрыва четыреста раз,
А весло между тем уплывало
И уплыло далече от нас.

Но я в этой беде не терялся,
Ведь я тонкий знаток в парусах –
Снял штаны и как парус приладил,
Оставаясь в одних лишь очках.

Но внезапно сменилась погода,
Ветер дунул с другой стороны
И унес он штаны мои в воду,
Мировые в полоску штаны.

Берег медленно так приближался,
Ты ушла, не сказав и двух слов,
А я, бедненький, в лодке остался –
Без тебя, без весла, без штанов.

И в порыве безумного гнева
Я очки на себе изломал,
И, оставшись в костюме Адама,
Я по городу гордо шагал.

Сиреневый туман: Песенник / Сост. А. Денисенко. Новосибирск: Мангазея, 2001. С. 249-250.

Источник

Adblock
detector